Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика


- Кредитные рейтинги России.
- Новая фабрика компании Kraft Jacobs Suchard и российский рынок кофе.
- В Польше отменен валютный коридор для злотого.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

На минувшей неделе два крупнейших международных рейтинговых агентства - американские Moody's и Standard & Poor's - сделали заявления в связи ситуацией в России. Standard & Poor's ожидает, что реструктуризация значительной части российских долгов может быть завершена уже к июне, а это, как полагают эксперты агентства, открывает путь к пересмотру нынешних рейтингов России, в которых фигурирует слово "дефолт".

Агентство Moody's, в свою очередь, объявило об изменении прогноза в отношении своего рейтинга России - со "стабильного" на "позитивный". Аргументы агентств - из первых рук. Джонатан Шиффер, руководитель отдела банковских и страновых рисков агентства Moody's. "Улучшение" прогноза - ведет ли автоматически к повышению самого рейтинга?

Джонатан Шиффер:

Прежде всего, после изменения прогноза рейтинг может быть пересмотрен в течение примерно двух лет. Если за это время агентство решает повысить рейтинг, то сама процедура пересмотра действующего рейтинга может занять от одного до трех месяцев.

Вообще, наше агентство стремится не менять своих прогнозов, если на то нет достаточно веских оснований и вероятности 50:50, что через некоторое время мы поставим на рассмотрение вопрос об изменении рейтинга.

В отношении России мы изменили прогноз в лучшую сторону, потому что в стране стабилизируется политическая ситуация, значительно возросла экономическая активность. Позитивные перемены произошли не только из-за повышения мировых цен на нефть, но и благодаря замещению на внутреннем рынке ранее импортируемых товаров - российскими аналогами. Это стимулировало российскую промышленность, способствовало росту экономики и увеличения объемов собираемых правительством налогов. Что, в свою очередь, позволило сократить бюджетный дефицит.

Оценив эти факторы, наше агентство и решило изменить прогноз относительно России со "стабильного" на "позитивный". Будет ли и когда сделан следующий шаг - то есть, может ли быть повышен рейтинг, зависит от того, будут ли в России проводиться глубокие структурные реформы. Экономисты и в России, и за рубежом говорят о многом, что следует сделать. Приведу лишь несколько примеров. Первое - это налоговая реформа. Второе - земельная реформа. Третье - изменения в трудовом законодательстве, которые позволили бы упростить процесс найма и увольнения работников и сделали бы более гибким и мобильным рынок труда. Четвертое - изменение законодательства о банкротстве, что упростило бы процесс закрытия предприятий. Пятое - создание системы мер социальной защиты для тех, кто лишился работы и нуждается в помощи.

Сергей Сенинский:

Хелена Хессел, начальник отдела стран Центральной и Восточной Европы агентства Standard & Poor's:

Хелена Хессел:

Еще 15 февраля этого года, сразу после того, как

Лондонский клуб частных банков-кредиторов согласился списать часть российских долгов, наше агентство повысило рейтинг России. То есть нельзя сказать, что на это решение повлияло избрание Владимира Путина президентом. Мы повысили рейтинг задолго до выборов. Конечно, мы предполагали, что изберут именно его. Но наиболее важным фактором, способным повлиять на изменение рейтинга нашего агентства, остаются результаты переговоров между кредиторами и Россией.

Сергей Сенинский:

Каковы текущие рейтинги, например, российских долговых обязательств? И что они означают? Джонатан Шиффер, агентство Moody's:

Джонатан Шиффер:

Российские еврооблигации, по классификации нашего агентства, имеют рейтинг "B 3". Это означает 50-процентую вероятность дефолта по этим обязательствам. Рейтинг банковских депозитов - "САА-1". Это означает очень высокую вероятность дефолта.

Если рейтинг, скажем, российских еврооблигаций, будет повышен на одну ступень, до уровня уже "B 2", то такой рейтинг будет означать 25-процентную вероятность дефолта. Тот же рейтинг, что и у России сегодня, присвоен нашим агентством долговым обязательствам, например, Румынии и Индонезии. Рейтинг на одну ступень выше - "B-2" - имеют такие страны как Болгария, Бразилия, Венесуэла, Парагвай, Никарагуа, Гондурас, Иран или Молдова. Хотя сейчас мы пересматриваем рейтинг Молдовы и, возможно, он будет снижен.

Хелена Хессел, агентство Standard & Poor's:

Российские еврооблигации, по классификации нашего агентства, имеют сейчас рейтинг "CCC+" и - позитивный прогноз. Сам по себе, это один из самых низких рейтингов, присвоенных нашим агентством странам мира. Такой же, как у России, рейтинг имеет только Индонезия.

Правда, еще недавно такой же рейтинг был и у Пакистана, но теперь он - на одну ступень выше - "B-". Таким же может стать и рейтинг России, если он будет повышен. Среди других стран, имеющих такой рейтинг, - Острова Кука, Румыния или Суринам.

Сергей Сенинский:

Цена российской нефти упала до уровня 19 долларов за баррель. Именно из этой цены, как среднегодовой, рассчитывался российский бюджет 2000 года. Сколь значим, на ваш взгляд, этот фактор для ваших прогнозов относительно российской экономики?

Хелена Хессел:

Влияние на саму экономику может быть очень существенным. Именно из-за резкого роста мировых цен на нефть прошлый год и оказался для российской экономики столь удачным. В нынешнем и в следующем году на это рассчитывать уже не приходится.

Кроме повышения цен на нефть, российской экономике помогла, конечно, и девальвация рубля, последовавшая за кризисом в августе 1998 года. Но главное все же в том, что пока в России не будут проведены глубокие структурные реформы, в стране не может быть стабильного экономического роста.

Джонатан Шиффер, агентство Moody's:

Конечно, цены на нефть - важный фактор для России, но, я думаю, его несколько переоценивают. На нефть приходится до 20 процентов доходов российского бюджета. Немало, но это не 50 и не 75 процентов! Российский бюджет 2000 года составлялся из расчета, что среднегодовая цена российской нефти будет 18-19 долларов за баррель. Никто не закладывал в бюджет цены в 25, 26 или 30 долларов.

Кроме того, повышение мировых цен на нефть принесло российскому правительству гораздо меньше, чем оно должно было получить. Российские нефтяные компании заработали за счет повышения цен около 5 миллиардов долларов. А федеральное правительство получило из этой суммы в виде налогов менее одного миллиарда! Это еще одно доказательство необходимости налоговой реформы и улучшения сбора налогов.

Сергей Сенинский:

Напомню, на наши вопросы отвечали начальник отдела стран Центральной и Восточной Европы агентства Standard & Poor's Хелена Хессел и руководитель отдела банковских и страновых рисков агентства Moody's Джонатан Шиффер, к которым обратился наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов.

На минувшей неделе администрация Ленинградской области подписала с компанией Kraft Jacobs Suchard, входящей в структуру американской корпорации Philip Morris, договор об аренде земельного участка для строительства фабрики по расфасовке кофе - в поселке Горелово Ломоносовского района, что примерно в 50 километрах к западу от Санкт-Петербурга. По планам, новая фабрика уже на первом этапе будет производить 5 тысяч тонн кофе в год, что, по оценкам компании, покроет примерно 20% всего российского рынка кофе. Тему продолжает наш корреспондент в Санкт-Петербурге Виктор Резунков:

Виктор Резунков:

Новая фабрика, по планам, должна открыться уже в сентябре этого года. Здесь начнут фасовать кофе Jacobs и Maxwell, который будет поставляться с заводов корпорации Kraft Jacobs в Германии и Великобритании, для последующей продажи в России и других республиках СНГ.

Пачка привезенного кофе, но расфасованного в России, насколько может быть на местном рынке дешевле такой же пачки, импортируемой сегодня в готовом виде? Екатерина Кулиненко, сотрудник петербургской компании "Спайн Гранат", осуществляющей информационное обеспечение деятельности в России корпорации Kraft Jacobs:

Екатерина Кулиненко:

На сегодня, как можно предположить, цена кофе, расфасованного на фабрике в Горелово, по отношению к аналогичному продукту, привезенному, например, из Германии или Англии, может быть на 20% ниже - из-за упаковки. Но это будет только в том случае, если фабрика найдет подходящего российского партнера по производству упаковок.

Виктор Резунков:

Почему столь значимым фактором становится то, где именно делается упаковка для привозимого кофе? Рассказывает директор по маркетингу московской компании "Кофе-Информ" Мария Малышкина:

Мария Малышкина:

Что касается открытия предприятия по расфасовке кофе на территории России, то это, во-первых, существенно снизит себестоимость производства растворимого кофе. Здесь надо подчеркнуть, что именно - в стеклянных упаковках. Так как при импорте аналогичного продукта, будут очень высокими таможенные пошлины в связи с тем, что они рассчитываются, исходя из веса груза. И совершенно очевидно, что кофе в стеклянных банках весит гораздо больше, чем кофе в другой упаковке. И потому сильно повышается себестоимость. А любители кофе вынуждены "переплачивать" за более качественный кофе в стеклянных банках. Соответственно, перенос производства на территорию России снимает эту проблему в принципе.

Виктор Резунков:

Но новой фабрике, строящейся в Ленинградской области, могут ли производиться в будущем и другие продукты фирмы Kraft Jacobs? Скажем, известные сорта шоколада... Екатерина Кулиненко:

Екатерина Кулиненко:

Об этом пока еще трудно говорить. В любом случае, в России официально продаются следующие брэнды: кофе "Maxwell House", "Jacobs", чипсы "Estrella" и шоколад "Toblerone". Все это продается уже сейчас.

Если говорить о том, что может быть произведено на строящейся фабрике, то строится она по модульному дизайну, который позволит в ближайшее время, при наличии спроса, установить производственные линии по переработке кофе. И, таким образом, перенести в Россию не только упаковку, но и производство кофе. И, в принципе, такой дизайн позволит также наладить производство и других брэндов компании, на которые будет спрос на российском рынке.

Виктор Резунков:

На рынке кофе в России, значительно сократившемся после кризиса в августе 1998 года, в прошлом году вновь наметился рост. Причем, по некоторым оценкам, за счет увеличения спроса на кофе в зернах и молотый. Мария Малышкина, директор по маркетингу московской компании "Кофе-Информ":

Мария Малышкина:

На наш взгляд, безусловно, налицо тенденция к тому, что натуральный, а именно, зерновой молотый кофе становится более популярным, чем ранее. Но только в городах-мегаполисах. В частности, в Москве и Санкт-Петербурге.

И, видимо, это положительная тенденция в целом. Во-первых, это говорит о повышении благосостояния населения, а во-вторых, о большей разборчивости покупателя при выборе продуктов, в данном случае кофе.

Эта тенденция подтверждается и тем, что за последний год появился целый ряд российских компаний, которые занимаются поставкой или зеленого или жареного кофе в зернах из-за границы. И на своем собственном оборудовании в России они либо только фасуют его, либо также жарят и производят помол.

Виктор Резунков:

Один-два важнейших фактора, определяющих сегодня в России динамику цен на кофе, какие, на ваш взгляд?

Мария Малышкина:

По большому счету, есть один основной фактор. Это очень жесткая конкурентная борьба среди производителей. Все же, более популярен тот продукт, который дешевле и доступнее. Поэтому именно здесь ведется основная конкурентная борьба. И снижение цен на кофе в достаточно большой степени обусловлено именно этим.

Но есть еще и второй очень серьезный фактор - подделки. К сожалению, наличие подделок как таковых, их качество, внешнее, по крайней мере, весьма высокое, и объемы их производства, заставляют производителей кофе тоже снижать цены, ведя таким образом борьбу с подделками. И на данный момент это самый эффективный способ борьбы с подделками. Просто - снижение цены настоящего продукта по отношению к подделкам.

Виктор Резунков:

Мария Малышкина, директор по маркетингу московской компании "Кофе-Информ".

По данным Международной организации по кофе, Россия в 2000 году может увеличить закупки кофе примерно на 4-5% по сравнению с объемами прошлого года. А сколь в целом велик российский рынок кофе, и каково соотношение на нем кофе в зернах и различных сортов растворимого кофе? Екатерина Кулиненко, компания "Спайн Гранат":

Екатерина Кулиненко:

По оценкам компании Kraft Foods, рынок кофе в России составляет примерно 25 тысяч тонн в год. Это касается потребления как растворимого кофе, так и обжаренного в зернах.

Невозможно установить процентное соотношение, но Россия, равно как и Англия, известна своей любовью к растворимому кофе. И большая часть из этих 25 тысяч тонн в год приходится на растворимый кофе. В связи с этим и строится фабрика по упаковке именно растворимого кофе, по крайней мере, на начальных этапах.

Такая же ситуация с кофе сложилась и в Англии. Это практически невозможно объяснить, и компания даже не пытается. И когда нас спрашивают, почему, мы отвечаем: по необъяснимым причинам, Англия и Россия одинаковы в своей любви к растворимому кофе.

Для Kraft Foods - это новая фабрика, которая строится в поселке Горелово. Ее проектная мощность, на первое время, 5 тысяч тонн в год. Таким образом, Kraft Foods планирует "ответить" на 20% российского спроса на кофе.

Виктор Резунков:

Екатерина Кулиненко, сотрудник петербургской компании "Спайн Гранат", осуществляющей информационное обеспечение деятельности в России корпорации Kraft Jacobs.

Сергей Сенинский:

Виктор Резунков, наш корреспондент в Санкт-Петербурге.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 14 апреля. С обзором вас познакомит Мария Салычева:

Мария Салычева:

Прогноз развития мировой экономики, представленный на минувшей неделе Международным валютным фондом, превосходит все ожидания, пишет "Экономист". Экономический рост в США продолжится, причем более высокими темпами, чем предполагалось ранее. Явные признаки оживления - в Европе. А экономика стран Восточной Азии оказывается в гораздо лучшем положении, чем кто-либо мог представить всего полгода назад. Финансовый кризис, разразившийся здесь два года назад, уже представляется многим лишь эпизодом в истории "азиатского экономического чуда".

Однако, чем больше хороших новостей, тем скорее правительства забывают о необходимости предусматривать и худшие варианты развития событий. На долю Соединенных Штатов приходится четверть объема всей мировой экономики, а растущий спрос в США стимулирует экономическую активность во многих других странах. Но правильно ли эксперты оценивают то, что сегодня называют "новой экономикой", особенно применительно к США и его фондовому рынку? От ответа на этот вопрос, по сути, и зависит, насколько верным окажется более чем оптимистический прогноз Международного валютного фонда на 2000 год, заключает "Экономист".

Новая экономика? - Только не в Европе! Забудьте пока об Интернет - революции, обратитесь к фактам, пишет "Экономист". Рост производительности труда в странах "зоны евро" составил в прошлом году всего 0,6% - самый низкий показатель за последние 25 лет. За период с 1973 по 1995 годы рост производительности, например, в Германии или Франции составлял более полутора процентов в год, тогда как в США эти темпы были в четыре раза ниже. В 1995 году они сравнялись, а потом Европа значительно отстала. Одной из причин называют снижение темпов технического прогресса. Но более значимым представляется минимальный прогресс в либерализации рынков труда. Пока лишь некоторые европейские страны - Нидерланды, Франция, Испания - решились совместить реформы рынка труда с ограничениями роста заработной платы. Это привело к тому, что компании стали больше нанимать молодых и менее квалифицированных работников, расширять частичную занятость, чего раньше не могли себе позволить. Но, если иметь в виду демографические особенности, численность трудоспособного населения в Европе будет сокращаться быстрее, чем в США, где проблема не так остра, благодаря притоку иммигрантов. И пока европейские правительства не реформируют рынки труда в своих странах, нехватка рабочих мест будет по-прежнему тормозить экономический рост, заключает "Экономист".

Министры финансов европейских стран приветствовали недавно предложение Гордона Брауна, министра финансов Великобритании, об обмене информацией о банковских счетах. Спустя три дня Организация экономического сотрудничества и развития выпустила доклад, поддержанный всеми ее участниками, в котором банкам предлагается открыть доступ налоговым органам других стран к информации о тех счетах, которые попали под подозрение. Но, тем не менее, слухи о скорой кончине понятия "банковской тайны" сильно преувеличены, пишет "Экономист". Оба предложения - не более чем предложения. Против, кстати, выступили Люксембург, в банках которого хранят сбережения многие европейцы, и Австрия, с ее долгой историей анонимных счетов.

Организация экономического сотрудничества и развития предлагает банкам всегда выяснять, кто именно являются владельцами открываемых счетов, а также помогать налоговым органам других стран. Это, впрочем, не предусматривает автоматического обмена информацией.

Министерство финансов Великобритании полагает, что банковской тайне не должно быть места в современном мире, и что необходимую информацию банкам будет собрать нетрудно. Однако полученная таким образом информация, полагают некоторые эксперты, может оказаться не совсем той, которая требуется налоговому инспектору. А пока идет спор, банкиры думают о том, что их богатые клиенты, не дожидаясь решения, какой же информацией банкам следует делиться, найдут для хранения своих денег другие места, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Спасибо, Мария Салычева познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 14 апреля.

В Польше на минувшей неделе объявлено об отмене "валютного коридора" для злотого, составлявшем плюс-минус 15% в течение одного дня торгов, а также об отмене привязки курса злотого к корзине твердых валют, включавшей евро и доллар США. Наш корреспондент в Варшаве Ежи Редлих рассказывает:

Ежи Редлих:

Главная цель освобождения курса, как заявила президент польского Национального банка, способствовать снижению инфляции, чтобы к 2003 году свести ее темпы до 4% процентов в год. Сейчас она примерно в два раза выше. Президент банка добавила, что теперь банк сможет сосредоточиться именно на проблеме инфляции вместо того, чтобы следить за валютным курсом.

Первая реакция рынка на решение - полное замешательство. Вначале курс злотого резко вырос, затем упал, опять вырос, потом стабилизировался на среднем уровне. И это все в течение одного дня.

"Отпустить" курс злотого Центральный банк предложил еще в середине прошлого года. Но правительство долгое время считало, что экономическое положение Польши не позволяет реализовать такую меру.

Полное освобождение курса означает, что злотый теперь зависит от оценок рынка. Если инвесторы сочтут, что Польша стала страной высокого риска, и захотят немедленно изъять с польского рынка большие суммы денег, то у злотого уже не будет того лимита, у которого его курс мог бы остановиться. Тот же касается движения и в обратную сторону. Этот второй вариант даже более вероятен в настоящее время.

В Польше продолжается приватизация крупнейших компаний и банков. Приток иностранной валюты может укрепить злотый независимо от состояния польской экономики. Пока курс злотого ограничивался рамками валютного коридора, риск иностранных инвесторов, в том числе и спекулятивного капитала, был сравнительно невелик. Но после освобождения курса польской валюты, риск возрастает, поэтому приток спекулятивного краткосрочного капитала может сократиться. Хотя, с другой стороны, его привлекает сравнительно высокая в Польше процентная ставка.

Сергей Сенинский:

В продолжение этой темы... Отмена "валютного коридора" в Польше и, например, в России или Чехии. В чем разница?

И еще. Во всех трех этих странах сегодня валюты больше, чем было раньше. Только источники разные. В России - от резко подорожавшей нефти. В Польше и Чехии - от крупнейших приватизационных проектов, когда продаются государственные пакеты акций банков и наиболее привлекательных компаний. Значит ли это, само по себе, что колебания, скажем, курса российского рубля более вероятны, чем колебания курсов чешской кроны или польского злотого? Мнение Берндта Клетта, аналитика "Deutsche Bank", Франкфурт-на-Майне:

Берндт Клетт:

Принципиальное отличие отмены валютного коридора в случае Польши от двух других стран заключается в том, что этот шаг был заранее запланирован и не явился неожиданностью. В России и в Чехии национальные валюты в разное время "обвалились", что, соответственно, привело и к краху валютного коридора.

В Польше же эта мера был запланирована еще в начале прошлого года, и ее реализация откладывалась только из-за неблагоприятной конъюнктуры. И теперь, когда была достигнута договоренность между министерством финансов и Центральным банком, а парламент, без особой огласки, поддержал решение правительства, валютный коридор и был отменен.

Стабильность валюты, например, в Польше в первую очередь зависит от экономического баланса. Основные валютные поступления идут в страну не только за счет приватизационных проектов, но и за счет портфельных инвестиций. Финансовый рынок Польши привлекает иностранных вкладчиков высокими процентными ставками. Однако, это нельзя рассматривать как стабильный валютный доход, достигнутый, например, за счет экспорта товаров и услуг.

Эти валютные поступления зависят, в значительной степени, от доверия иностранных инвесторов польскому государству, экономической политике правительства в целом, прежде всего - министра финансов Лешека Бальцеровича. Пока этот кредит доверия не исчерпан, иностранные инвесторы будут продолжать покупать польские ценные бумаги. То же - относится и к доходам Польши от приватизации.

Но если вдруг это доверие пошатнется, - например, если платежный баланс Польши выйдет из под контроля государства, - иностранный капитал очень быстро покинет страну.

И поэтому, на мой взгляд, тезис о том, что российский рубль, в принципе, подвержен большему риску, чем польский злотый или чешская крона, весьма относителен. Я не верю в то, что цена на нефть на мировом рынке сильно понизится, а если это и произойдет, то не в такой степени, как предсказывают некоторые аналитики. Я не стал бы рассматривать нынешний приток иностранных инвестиций в экономику Польши и Чехии как более твердую гарантию стабильности национальной валюты, чем, например, изменение цен на нефть на мировом рынке для российского рубля.

XS
SM
MD
LG