Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика


- О главных российских налогах - автор налоговой реформы.
- 50 лет европейской интеграции.
- Украинский уголь.
- Дело Microsoft: предложения компании.
- Обор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

"Приоритет номер один для правительства России - налоговая реформа," - заявил в одном из первых интервью после официального представления его кандидатуры на пост премьер-министра России Михаил Касьянов. О концепции реформирования некоторых российских налогов мы говорим с первым заместителем министра финансов России Сергеем Шаталовым.

Сосуществование в России налога на добавленную стоимость и налога с продаж, чего практически нигде в мире нет, - не планирует ли правительство пересмотреть? И если да, какие возможны варианты?

Сергей Шаталов:

Вы правы: сочетание налога с продаж и НДС - экзотика. Такого не должно быть в нормальной, разумной налоговой системе. Во всем мире известен только один пример подобной ситуации - в Канаде, когда, наряду с федеральным НДС, на уровне провинций существует налог с продаж.

Налог с продаж был введен в России по настоятельному требованию губернаторов, которые хотели иметь дополнительные источники поступлений, и гарантировали, что они смогут его хорошо администрировать, контролировать, и позаботятся о том, чтобы везде были установлены контрольно-кассовые машины. И плюс, говорили они, - дополнительная "социальная справедливость": тот, кто много покупает, будучи богатым человеком, естественно, будет платить и большее количество дополнительных налогов. А это позволит направить средства на поддержку социально незащищенных слоев населения.

Под этими лозунгами налог "прошел". Оказалось, что поступления от него не столь велики, как планировалось. Но отменить его в ближайшей перспективе - что, на мой взгляд, со всех точек зрения, разумно - вряд ли удастся.

Тем не менее, этот вопрос с повестки дня не снимается. И я думаю, что через два - три года нужно будет подумать о том, чтобы конструировать налоговую систему на более правильных и справедливых принципах. И в этом случае, конечно, нужно будет выбирать: или НДС или налог с продаж. Я полагаю, что выбор будет сделан в пользу НДС. Можно предположить, что через два - три года будет поставлен вопрос о поэтапном снижении ставки налога с продаж и введении дополнительного перечня товаров, которые не облагаются этим налогом, с тем, чтобы постепенно свести его на нет.

Сергей Сенинский:

Единый налог на вмененный доход, новый для России налог, который задумывался как единый налог для предприятий малого бизнеса. Сколь сложившаяся практика отличается от тех планов?

Сергей Шаталов:

Действительно, налог на вмененный доход задумывался как налог для малых предприятий и малого бизнеса. Предусматривалось, что он будет вводиться, прежде всего, в тех сферах деятельности, где наиболее велика доля наличных расчетов, где трудно осуществлять налоговый контроль, где очень большие возможности для ухода от налогообложения, и в том случае, когда налоговые органы не имеют возможности нормально контролировать этот налог. Проще брать какую-то фиксированную сумму, чтобы не было потом проблем ни у налогоплательщика, ни у налоговых служб.

Сама идея, в том виде, в каком я ее сформулировал, по мере превращения в закон претерпела довольно большие изменения. И оказалось, что этот налог вводиться уже не только для малого бизнеса, но и для среднего и даже крупного. Например, под него могут быть подведены все строительные организации, в том числе и очень большие, и транспортные организации. И это, на мой взгляд, существенно извратило тот подход, который вполне имел право на существование.

Опыт введения этого налога, начиная с 1997 года, показал, что региональные и местные власти, получив такие полномочия, распорядились ими очень по-разному. Некоторые из них установили столь высокие ставки налога, что сразу же наткнулись на демонстрации возмущения со стороны налогоплательщиков, и очень долго происходила "притирка".

В других регионах, в качестве примера я недавно слышал о Ярославле, - там этот налог работает очень даже неплохо просто потому, что изначально власти подошли разумно к установлению этих ставок.

Речь идет не о том, чтобы не превысить предельную ставку. Дело в том, что если рентабельность бизнеса мала, и прибыль, получаемая в результате, совсем маленькая, то установление предельной ставки, пусть и щадящей, на федеральном уровне, взятой как некий средний параметр, который нельзя переступать ни при каких обстоятельствах, может привести к очень неприятным последствиям. Если ваши затраты составляют, например, 90% от той выручки, которую вы получите в дальнейшем, то изъятие 10% прибыли или дохода, автоматически будет означать очень серьезную налоговую нагрузку.

Сергей Сенинский:

Налог на прибыль предприятий и организаций и подоходный налог для граждан. В чем суть предлагаемой концепции реформирования этих двух налогов?

Сергей Шаталов:

Подоходный налог и налог на прибыль организаций являются самыми сложными налогами для реформирования и теми налогами, в отношении которых российское правительство собирается пойти на самые коренные изменения.

Начну с налога на прибыль. Мы предполагаем поменять не только название этого налога, сделав его ближе к объекту налогообложения. Предполагается назвать его "налогом на доходы организаций". По существу, конечно, сохраняются те же правила определения налоговой базы, как прибыли, которая и должна облагаться налогом.

Важно другое. Существуют многочисленные ограничения и нормативы. Например, нельзя полностью вычесть проценты, которые выплачиваются по заемным средствам. Нельзя вычитать, большей частью, затраты на рекламу. Нет возможности полностью списать на себестоимость затраты по страхованию. Есть ограничения на затраты по обучению персонала и т.д.

Все эти исключения, конечно, должны быть убраны, поскольку такие затраты - естественный и необходимый элемент бизнеса. И это должно учитываться при принятии решения. Полюс к этому, нужно унифицировать налоговые ставки. Сегодня, если речь идет о страховом бизнесе, банковской или посреднической деятельности, то применяются повышенные ставки налога.

Еще более интересные преобразования правительство, видимо, внесет по подоходному налогу - в самые ближайшие дни. Можно с большой вероятностью ожидать, что будет предложена одна-единственная ставка подоходного налога на уровне 13%. Стоит отметить, что при этом не произойдет повышения минимальной ставки для низкооплачиваемых граждан - по той причине, что существующую, 12%-ую ставку не просто заменят на 13%-ую, а одновременно будет отменен еще 1% отчислений из заработной платы, который идет в Пенсионный фонд. То есть ставка налогообложения останется той же самой.

При этом предполагается, что будут увеличены необлагаемые минимумы. Будет разрешено гражданам вычитать затраты на медицинские цели и обучение, причем не только самого налогоплательщика, но и членов его семьи. Предполагается еще ряд вот таких "социальных" новаций. И такие меры, я думаю, что их следует расценивать как временные, способны привлечь капитал в Россию. И будут способствовать тому, что увеличится готовность населения платить налоги. Потому что платить налог в таком размере психологически гораздо более просто, чем платить налоги по ставке 30, 40 или 50 процентов.

В то же самое время предполагается, что часть бюджетных потерь будет компенсироваться за счет увеличения акцизов на моторное топливо и довольно серьезных увеличений налога на владельцев легковых автомобилей. И более обеспеченные граждане по этим налогам, также как и по налогам на потребление, будут уплачивать значительно большие суммы.

Сергей Сенинский:

Спасибо, напомню, на вопросы нашей программы отвечал первый заместитель министра финансов России Сергей Шаталов.

В Западной Европе 9 мая вот уже 15 лет отмечается как День Европы. Решение об этом было принято в 1985 году главами правительств стран, входящих - тогда еще - в Европейское Сообщество.

Именно в этот день, 9 мая 1950 года, тогдашний министр иностранных дел Франции Робер Шуман выступил с историческим заявлением. Оно получило название "Декларации Шумана" и считается началом послевоенной европейской интеграции, результатом которой стало появление Европейского Союза. Это произошло ровно 50 лет назад...

Автором самой концепции европейской интеграции, изложенной 9 мая 1950 года в декларации Робера Шумана, был другой человек - Жан Моне, который с 1947 года возглавлял французское Национальное агентство по планировании и был убежден в необходимости политического и экономического сотрудничества на новом уровне Франции и Германии для предотвращения в будущем конфликтов между двумя странами. Эта идея и была отражена в Декларации Шумана. Вот некоторые фрагменты выступления Робера Шумана 9 мая 1950 года. Его полный текст, в канун 50-летия, был помещен на Интернет-сайте Европейского Союза.

Робер Шуман:

Объединенная Европа не появится вдруг или по какому-то единому плану. Ее создадут лишь конкретные результаты. Единение народов Европы требует ликвидации давнего противостояния Франции и Германии. Любые меры должны прежде всего касаться именно этих двух стран.

В качестве первого и неотложного шага правительство Франции предлагает передать все производство угля и стали во Франции и в Германии под контроль единой организации, которая открыта для участия в ней и других стран Европы.

Объединение производства угля и стали создаст общую основу для экономического развития и изменит судьбу тех регионов, которые являлись базой индустрии войны и неизменно становились ее жертвами. Объединение производства сделает любые войны между Францией и Германией не просто немыслимыми, но и практически невозможными. Производственная структура, открытая и для других стран, создаст реальную основу для их экономического единения. Объединение базовых производств под общим руководством станут для Франции, Германии и других стран первым конкретным шагом к европейскому единству, подразумевающему сохранение мира.

Сергей Сенинский:

Примерно так можно перевести некоторые фрагменты выступления министра иностранных дел Франции Робера Шумана 9 мая 1950 года. Спустя год шесть европейских стран - Франция, Западная Германия, Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург подписали договор об образовании Европейского Сообщества Угля и Стали, который вступил в силу в июле 1952 года. Его первым президентом стал Жан Моне.

Спустя еще 5 лет, в марте 1957 года, те же шесть стран подписали в Риме договор об образовании Европейского экономического сообщества. В 1973 году к ним присоединились Великобритания, Ирландия и Дания. В 1981 - Греция. В 1986 - Испания и Португалия. В 1992 году уже 12 стран подписали договор о создании Европейского Союза. В 1995 году в него были приняты Австрия, Финляндия и Швеция.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 12 мая. С обзором вас познакомит Мария Клайн.

Мария Клайн:

Представьте себе будущее, в котором почты вдруг окажутся ненужными, пишет "Экономист". Люди общаются с помощью телефона, электронной почты или цифрового видео. Компании больше полагаются на специалистов по доставке, а пенсии перечисляются на индивидуальные электронные карточки. Частично такое будущее уже наступило. И это - самая худшая новость для европейских почтовых монополий.

Лишь в Нидерландах и Швеции рынки почтовых услуг приватизированы, причем результаты превзошли все ожидания. Большинство же стран считают почту чуть ли не национальным достоянием и готовы защищать ее неприкосновенность почти любой ценой.

Две современных тенденции наглядно показывают, почему почтовая система Европы должна быть модернизирована. Во-первых, распространение электронной коммерции, которая уже в ближайшем будущем создаст динамичные рынки доставки любых товаров: от одежды до бакалеи. Во-вторых, глобализация рынка коммуникаций, на котором почтовые монополии не выдерживают никакой конкуренции. Европе необходимо открыть рынки почтовых услуг, для чего не обойтись без ликвидации почтовых монополий, заключает "Экономист".

Польшу часто называли "восточноевропейским тигром", но сегодня стране может угрожать финансовый кризис, пишет "Экономист". 12 апреля был отменен "валютный коридор" для злотого, после чего его курс к доллару упал почти на 10%. Отчасти это объясняется падением курса евро, отчасти - растущим внешнеторговым дефицитом. Объем польского экспорта сократился за минувший год на 13% - и вследствие кризиса в России, и ввиду падения спроса в Западной Европе, на долю которой приходится 2/3 польского экспорта. Еще один фактор - значительный приток в Польшу краткосрочного капитала из-за рубежа. Чтобы помочь экспорту, нужно ускорить приватизацию и реструктуризацию государственных предприятий, особенно в угольной и сталелитейной промышленности. А чтобы сбалансировать внутренний спрос, нужна жесткая финансовая политика. Но и то, и другое маловероятно, так как грядут очередные выборы. "В Чехии и Венгрии кризисы 90-ых годов завершали периоды бурного роста, - говорит аналитик одного из голландских банков в Варшаве. - Нам, полякам, еще предстоит усвоить этот урок".

Купить три зубных щетки по цене двух, чемодан с гарантией на весь срок или велосипед за полцены?.. В Америке такие покупки - в порядке вещей. Но не в Европе! Только попробуйте предложить 40% скидку на костюм в Бельгии или вместе с покупаемой энциклопедией - бесплатный словарик - во Франции или Австрии, пишет "Экономист". В Германии сезонные распродажи разрешены только в указанные сроки. Неограниченная гарантия вообще запрещена законом. Пекарю запретили давать бесплатно пакеты даже тому, кто покупает больше 10 батонов хлеба. А одной автомастерской - бесплатно мыть машины постоянных клиентов. Многие торговые ограничения в Германии определяются законами еще 30-ых годов. Европейская комиссия уже 6 лет занимается разбирательством между компанией Polygram и правительством Германии, которое запретило компании звукозаписи поощрять оптовых покупателей бесплатными дисками.

Но теперь вся эта практика - под давлением не только растущей конкуренции, но и Интернета, пишет "Экономист". В следующем году, например, вступит в силу решение Европейской комиссии, разрешающее Интернет-магазинам торговать по правилам своей страны, а не страны покупателя.

Сергей Сенинский:

Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 12 мая.

В начавшейся минувшей неделе забастовке украинских шахтеров, по данным Независимого профсоюза горняков, принимают участие около 40 тысяч человек. Основные требования - ликвидация задолженности по заработной плате и увеличение бюджетных субсидий отрасли. Тему продолжает наш корреспондент в Киеве Сергей Киселев:

Сергей Киселев:

В угольной промышленности Украины за последние годы сложилась столь же странная, сколь и мрачная цикличность.

На весну в Донбассе чаще всего приходятся самые крупные аварии, уносящие жизни десятков людей: например, в апреле 1988 года донецкой шахте имени Скочинского погибли 63 человека; в мае 1999 года на донецкой шахте имени Засядько - 39 человек; 11 марта 2000 года на луганской шахте имени Баракова погибли 80 человек.

Затем в угольных регионах начинаются массовые акции протеста, которые завершаются обычно в конце лета безрезультатными походами угольщиков на Киев: так, в 1996 году в столицу пешком отправились львовские шахтеры, в 1997 - днепропетровские, в 1998 - донецкие, в 1999 - луганские.

Поздней осенью шахтерские лидеры объявляют всеобщие бессрочные забастовки (это происходило ежегодно с 1995 по 1999 включительно), которые - по причине давнего раскола стачечного движения и разногласий многочисленных их вожаков - не становятся ни всеобщими, ни бессрочными.

Зимой же шахтеры мрачно работают и требуют от местного начальства денег за не добытый уголь.

В нынешнем году забастовки начались уже в мае. Стачка, которая началась по инициативе Независимого профсоюза горняков, названа всеукраинской, хотя пока, как сказал в интервью Радио "Свобода" председатель этого профсоюза Михаил Волынец, в ней принимают участие лишь 19 шахт из 203, то есть, приблизительно 40 тысяч шахтеров из 600 тысяч человек, работающих в отрасли.

Михаил Волынец:

Забастовка вызвана тем, что в последнее время значительно ухудшилась ситуация в угольной промышленности, большими темпами стала расти задолженность по зарплате, не гасится существующая задолженность, ранее возникшая задолженность по заработной плате.

Сергей Киселев:

Всего 11 лет назад, в 1989, когда только создавались нынешние профсоюзы украинских шахтеров, требования к властям звучали иначе. Говорит заместитель начальника департамента угольной промышленности министерства топлива и энергетики Украины Анатолий Татаринов:

Анатолий Татаринов:

1989 год я помню... те требования профсоюзов, которые тогда были. Тогда они требовали, чтобы мыло было не хозяйственное, а душистое. И чтобы полотенце не вафельное было, а пушистое. Чтобы путевка была не просто в Крым, а за границу; и, обязательно, чтобы машину дали... Вот такие требования в 1989 году еще были. А вот сегодня вы требования возьмете - дайте выжить, дайте заработную плату!..

Сергей Киселев:

Анатолий Татаринов, заместитель начальника департамента угольной промышленности министерства топлива и энергетики Украины.

Явлением самым загадочным по-прежнему остается то, как умудряются выживать и как-то кормить свои семьи сотни тысяч украинских шахтеров. По данным председателя Независимого профсоюза горняков Украины Михаила Волынца, которые почти полностью совпадают и с официальными данными, на сегодня

Михаил Волынец:

... долг составляет 2,3 миллиарда гривен при месячном фонде 220-230 миллионов в месяц. То есть это составляет уже 10 месяцев...

Сергей Киселев:

Уточним: 2,3 миллиарда гривен в пересчете - примерно 426 миллионов долларов. Сумма, равная почти половине нынешних валютных резервов Национального банка Украины.

Михаил Пиевский, работающий в Украине независимый американский журналист, который специализируется на угольной тематике.

Михаил Пиевский:

Я часто бываю в Донбассе, и еще чаще мне приходится беседовать с людьми, чья работа непосредственно связана с угольной отраслью Украины. И у меня сложилось впечатление, что обе стороны - как шахтеры, так и правительство - не совсем откровенны друг с другом, когда они пытаются решить проблемы этой отрасли.

Дело все в том, что правительству необходимо честно и открыто сказать шахтерам, что в той ситуации, в которой сейчас находится Украина, денег не будет. Их нет, их не было, их не будет. А шахтеры должны понять, что они живут в другой стране - в рыночной, а не в советской Украине, и они должны решать свою судьбу сами, то есть, пытаться, как это ни парадоксально выглядит, пытаться найти новое место в жизни.

Очень часто задается риторический вопрос - такой, на очень высоком эмоциональном подъеме: а что же будет с безработными шахтерами? А с безработными шахтерами будет то же самое, что с безработными учеными или безработными государственными чиновниками после того, как в Украине пройдет административная реформа.

Сергей Киселев:

Одно из главных требований всех шахтерских забастовок, которое поддерживают как независимые шахтерские профсоюзы, так и зависимые угольные чиновники, - увеличение государственных дотаций угледобыче. И по словам Анатолия Татаринова, заместителя начальника департамента угольной промышленности министерства топлива и энергетики Украины, украинская угольная промышленность не сможет выжить без неких "разумных" дотаций. А председатель Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец предупреждает, что

Михаил Волынец:

... забастовка может приобрести затяжной характер, если правительство не вступит в переговоры с профсоюзом, и не будут приняты кардинальные меры к улучшению ситуации. Я что имею в виду - увеличение бюджетного финансирования в самое ближайшее время...

Сергей Киселев:

Впрочем, существует и другой взгляд на проблему. Например, по результатам недавнего исследования шахты "Стахановская" в Донецкой области, проведенного британской консультационной компанией Mining Consulting, был сделан вывод о том, что даже если из 7 с половиной тысяч работников этой шахты будут уволены 3 тысячи 200 человек, то есть более 40%, это никак не отразится на объемах угледобычи.

Михаил Пиевский:

Профсоюзы шахтеров очень часто говорят о том, что вот они дают тепло и электроэнергию стране, и они, таким образом, являются как бы "священной коровой", которая нуждается в постоянных дотациях. Но очень часто забывается, что каждая гривна, которая идет к шахтерам, отнимается у пенсионеров.

Таким образом, вывод напрашивается сам: говорить с шахтерами только на языке экономики, цифр - сколько будут "стоить" закрытые шахты и что выгодно на сегодняшний день. Выгодно закрывать, а шахтеры должны понимать, что они являются частью Украины, а не каким-то отдельным шахтерским украинским народом.

Сергей Киселев:

Эксперты приводят такие аргументы. Еще до недавнего времени бюджетные дотации угольной отрасли росли из года в год, а объемы добычи угля, соответственно, из года в год сокращались: за последние 10 лет - почти втрое. По данным Всемирного банка, себестоимость украинского угля в среднем составляет 50 долларов за одну тонну, в то время как среднемировой показатель - 35 долларов. Кроме того, угольная промышленность, например, соседней Польши, производит в 2 раза больше угля, чем все украинские шахты, вместе взятые. При этом шахтеров в Польше в 2 раза меньше, чем в Украине.

Кроме того, процесс изменения форм собственности в угольной промышленности Украине еще практически не начался. Председатель Независимого профсоюза горняков Михаил Волынец:

Михаил Волынец:

Я, по крайней мере, не знаю ни одной частной шахты... Холдинги - они государственные, это ж смена вывески, и это ничего не изменило абсолютно. Контрольным пакетом акций владеет государство...

Сергей Киселев:

Со времени обретения Украиной независимости в 1991 году на шахтах страны погибли более 3300 шахтеров. По мрачной статистике прошлых лет, поднятый на-гора 1 миллион тонн угля обходился в одну потерянную человеческую жизнь. Сегодня, по словам Михаила Волынца, каждый миллион тонн обходится более чем в 6 шахтерских жизней. Только за четыре месяца нынешнего года на украинских шахтах погибли более 160 человек! Специалисты объясняют столь высокий уровень смертности тем, что едва ли не все угледобывающие предприятия Украины нуждаются в полной модернизации. Денег на это у государства нет, а частный бизнес предпочитает инвестировать в менее затратные объекты промышленности.

Вернемся вновь к нынешней всеукраинской шахтерской забастовке. Председатель Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец:

Михаил Волынец:

Я считаю, что если вот не удастся путем забастовок с полной остановкой работы достигнуть результата... из-за того, что она еще не носит достаточно массовый характер, ...то мы формы протеста разнообразим. Уже сейчас записываются добровольцы для похода на Киев. И это не будет "стадо" людей. Осознанно должны сформироваться в коллектив и тогда будет поход...

Сергей Киселев:

Результаты прежних походов на Киев известны. Более того, такие акции протеста уже не пугают украинские власти, как это было в 1993 году, когда шахтерские стачки на Донбассе привели к досрочным парламентским и президентским выборам.

Сегодня сценарий незатейлив: на бастующие шахты привозят зарплату за месяц-полтора, и забастовка как-то сама по себе угасает. Во всяком случае, даже ветераны шахтерского стачечного движения не припомнят случая, чтобы такая схема не срабатывала...

Сергей Сенинский:

Сергей Киселев, наш корреспондент в Киеве.

Корпорация Microsoft, крупнейший в мире производитель программного обеспечения для персональных компьютеров в начале апреля была признана окружным судом в Вашингтоне виновной в нарушении антимонопольного законодательства. В конце апреля свои предложения по дальнейшей судьбе корпорации представили суду министерство юстиции США и прокуроры 17 штатов. Суть предложений - разделить Microsoft на две компании.

На минувшей неделе свои предложения относительно собственной судьбы представила в суд сама Microsoft. О них, а также о шансах компании, говорят американские эксперты, с которыми беседовал наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов. Уоррен Граймз, профессор юридического факультета Юго-Западного университета, Лос-Анджелес:

Уоррен Граймз:

Предложения Microsoft весьма существенно отличаются от предложений Министерства юстиции, которое требует разделить корпорацию на две части. Microsoft хочет отделаться мелкими уступками. Например, обещает, что с операционной системой Windows смогут работать Интернет-браузеры других компаний.

Другое предложение Microsoft - приоткрыть часть технической информации об операционной системе Windоws для компаний-конкурентов. Это позволит им использовать свои программы на платформе Windоws. Например, сейчас Micrоsoft Word доминирует среди программ используемых в США. Но есть и другие, не менее интересные программы - например, WordPerfect , которую выпускает компания Corel. Если Corel получит доступ к информации об операционной системе Windows, то это даст ей возможность успешнее конкурировать с Micrоsoft. Эти предложения Micrоsoft имеют смысл.

Но по замыслу руководителей корпорации, предлагаемые уступки будут действовать только 4 года. Получается, что через 4 года Micrоsoft снова сможет делать, что хочет.

Роб Эндерли, аналитик консультационной компании Giga Information Group, Бостон:

Предложения Microsoft - это слишком мало и слишком поздно. Корпорация дает понять, что больше не будет прибегать к нечестной конкуренции с другими компаниями. Мicrosoft соглашается убрать свой Интернет-браузер с экрана монитора. Обычно мы видим иконку этого браузера сразу после включения компьютера.

Эта перемена означает, что теперь, если компьютерные компании захотят использовать другие браузеры, они смогут это сделать и - соответственно - вывести на экран иконку другого браузера.

Мicrosoft соглашается также приоткрыть свою операционную систему для программ, произведенных другими компаниями. Так что, например, программа Мicrosoft Office больше не будет иметь однозначного преимущества перед другими.

Однако эти и другие примеры показывают, что в целом нынешние предложения Мicrosoft менее радикальны, чем даже те, с которыми она выступала еще до начала суда. То есть Мicrosoft, как и до суда, не намерена идти ни на какие серьезные уступки. Неудивительно, что Министерство юстиции США заняло весьма жесткую позицию, предложив разделить Мicrosoft на две разных компании.

Эд Блэк, президент Ассоциации предприятий компьютерной и телекоммуникационной промышленности, Вашингтон:

Мicrosoft предложила очень слабый план. Ее руководители по-прежнему отказываются признавать свою вину, о чем уже сказано в решении суда. Они не признают, что корпорация злоупотребляла своим монопольным положением на рынке и нарушала антимонопольное законодательство.

В числе их предложений, например, обещание не оказывать в будущем давление на производителей компьютеров, таких как Compaq или Dell, чтобы вынудить их отказаться от сделок с другими изготовителями программного обеспечения и покупать только продукцию Мicrosoft. Можно перечислять и другие предложения.

Но интересно, что все это в основном - почти то же самое, что корпорация Microsoft предлагала еще до начала суда. И уже тогда министерство юстиции отвергло эти предложения, как явно недостаточные. Нынешние предложения Microsoft даже слабее прежних. Странное упрямство.

В решении суда были приведены около 400 примеров нарушений антимонопольного законодательства, допущенных корпорацией. А Microsoft в своих предложениях касается только 5 или 6 из них. Так что меры, предлагаемые Microsoft, просто неадекватны.

Представьте себе, что водитель превысил скорость и задел прохожего. А потом виновный предлагает в качестве наказания - мол, запретите мне ездить по этой улице. Получается, что он по-прежнему намерен гонять по другим улицам.

Уоррен Граймз, Лос-Анджелес:

Предложения Micrоsoft и министерства юстиции настолько различны, что в такой ситуации трудно договориться. Но, тем не менее, соглашение все еще возможно.

Через неделю правительство должно ответить на предложения Micrоsoft. После этого начнутся слушания в суде. А Micrоsoft уже запрашивает дополнительное время для изучения предложения правительства о разделе компании.

Теперь по поводу апелляции. Мне кажется, Micrоsoft имеет неплохие шансы добиться более благоприятного для себя решения апелляционного суда. Это вовсе не значит, что она выиграет весь процесс. Возможно, корпорация будет наказана за нарушение антимонопольного законодательства, но наказана не так жестко, как предлагает сегодня министерство юстиции. То есть корпорацию не разделят на две. Но окончательное решение, скорее всего, будет не за апелляционной инстанцией, а за Верховным Судом Соединенных Штатов.

Роб Эндерли, Бостон:

Худшее, на мой взгляд, может ожидать нас перед самым разделом компании. Мicrosoft в результате длительного процесса будет так ослаблена, что это не может не отразиться и на всей американской экономике, учитывая место, которое компания в ней занимает. Чтобы этого не случилось, надо попробовать избежать раздела корпорации. Сторонам следовало бы договориться.

Надо постараться предотвратить такие ситуации в будущем. Проблема с Мicrosoft возникла еще и потому, что во времена подобных антимонопольных процессов в прошлом (например, против корпорации IBM в 80-ые годы) не было принято такого решения, которое помогло бы и в будущем. И сегодня, если решение судьи будет касаться только Мicrosoft, то через несколько лет нам придется услышать о процессе, скажем, над AmericaOnline-TimeWarner или другим гигантом.

Каждый раз, когда некая корпорация будет достигать огромных размеров, суду придется делить ее на отдельные части. А это занимает годы и неизбежно отразится как на самой корпорации, так и на всей индустрии. Чтобы этого избежать, должен быть создан прецедент, создан, например, наблюдательный орган с широкими полномочиями, который бы позволил быстро разрешать подобные дела.

Эд Блэк, Вашингтон:

Я не думаю, что у Microsoft хорошие шансы. От силы - 25-30%. У корпорации есть надежда, что они могут добиться некоторого успеха в апелляционном суде или в Верховном Суде Соединенных Штатов. То есть не выиграют все дело, а сумеют хотя бы избежать раздела корпорации.

Руководители Мicrosoft часто говорят о хороших шансах корпорации. Это блеф. Они повторяют это, чтобы повлиять на публику, чтобы не допустить большого падения стоимости акций компании. А еще у них есть надежда, что, если республиканцы победят на предстоящих в США осенью президентских выборах, то новое руководство министерства юстиции может занять более снисходительную позицию по отношению к корпорации. Поэтому сейчас Мicrosoft и просит у судьи дополнительное время на рассмотрение предложения министерства юстиции и вообще прибегает к тактике проволочек.

Сергей Сенинский:

Если бы вам довелось быть советником в суде, какое решение вы лично предложили бы правосудию? Вопрос - Уоррену Граймзу, профессору юридического факультета Юго-Западного университета, Лос-Анджелес:

Уоррен Граймз:

Это очень трудный вопрос. Лично я предложил бы разделение корпорации. Но возможны и более мягкие меры. Нечто среднее между нынешними позициями Micrоsoft и министерства юстиции. И я думаю, что судья Джексон так, в конечном счете, и поступит. Например, потребует, чтобы корпорация не просто сообщила некоторую информацию об операционных системах, а чтобы она раскрыла коды этих систем, сделала их полностью открытыми.

Роб Эндерли, консультационная компания Giga Information Group, Бостон:

Не так давно руководители Microsoft на пресс-конференции подвергли судью Джексона такой резкой критике, что можно было подумать, будто речь идет о каком-то неполноценном человеке. Так нельзя обходиться и любым прохожим на улице, не говоря уже о судье, который ведет ваше дело.

Крупные корпорации зачастую действуют как государство в государстве, и люди не очень представляют, что происходит за границами этого государства. То же самое раньше происходило с корпорацией IBM, и в результате она утратила свое лидерство в отрасли. В больших корпорациях руководители часто принимают решение на основании того, что говорят им подчиненные. А те нередко говорят лишь то, что приятно слышать начальству.

В нынешней ситуации корпорация Мicrosoft должна была бы предложить вариант, приемлемый для суда. Мicrosoft этого не сделала. И не исключено, что избранная тактика может привести в итоге даже к закату корпорации.

Сергей Сенинский:

Спасибо все нашим собеседникам. Это - Уоррен Граймз, профессор юридического факультета Юго-Западного университета, Лос-Анджелес; Эд Блэк, президент Ассоциации предприятий компьютерной и телекоммуникационной промышленности, Вашингтон; и Роб Эндерли, аналитик консультационной компании Giga Information Group, Бостон. С ними беседовал наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов.

XS
SM
MD
LG