Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика


- О долгах России Парижскому клубу.
- Выпуск зарубежных автомобилей в России (выставка в Нижнем Новгороде).
- Цены на хлеб на Украине.
- Отставка основателя Hyundai.
- Дело корпорации Microsoft. В ожидании решения судьи.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Долг России Парижскому клубу, объединяющему 18 стран - ведущих мировых кредиторов, оценивается примерно в 42 миллиарда долларов. Через полтора месяца - во время саммита так называемой "большой восьмерки" на Окинаве - можно ожидать некоего политического решения по этим долгам. Долгам правительств западных стран.

На минувшей неделе заместитель министра финансов России Сергей Колотухин в интервью газете "Ведомости" подтвердил позицию правительства на предстоящих переговорах: добиваться списания половины всего российского долга Парижскому клубу, в том числе чистого списания примерно третьей части плюс реструктуризация на многие годы остальной части под минимальные проценты. То есть предлагается та же схема, с которой в феврале этого года согласились коммерческие кредиторы и России, и бывшего СССР, банки - члены Лондонского клуба.

Предсказать возможный результат переговоров вряд ли кто-либо возьмется. Но чтобы получить хотя бы представление о возможной аргументации кредиторов мы обратились к западным экспертам. Некоторые из них уже участвовали в наших программах.

Юрген Конрад, сотрудник исследовательского института Deutsche Bank:

Юрген Конрад:

Прежде всего, не следует забывать, что без согласования с Международным валютным фондом не может быть решен практически ни один серьезный вопрос, если говорить о взаимоотношениях той или иной страны с международными финансовыми организациями. И до сих пор не были реструктурированы внешние долги ни одной страны мира, которая бы прежде не нашла общего языка с МВФ. И если Международный валютный фонд совместно с правительством той или иной страны разрабатывает определенную программу, то для кредиторов это - своеобразная гарантия того, что страна сможет избежать в будущем повторения нежелательного сценария. Поэтому разделять страны "большой семерки", Парижский клуб или Международный валютный фонд, на мой взгляд, невозможно.

Сергей Сенинский:

В конце 80-ых - начале 90-ых годов некоторым странам, например, Центральной Европы или Латинской Америки долги списывали. Штефан Комес, сотрудник Центра европейских исследований, Бонн:

Штефан Комес:

Если вспомнить, то ни у Чехословакии, ни у Венгрии тогда не было больших внешних долгов. Речь следует вести о Румынии и Польше, которые действительно имели крупные долговые обязательства.

Что же касается списания долгов, то даже развивающиеся страны - в большинстве своем - всеми силами стремятся избежать этого. Представьте себе, что, если, скажем, Мексике, которая более чем заинтересована в дальнейших инвестициях со стороны крупных компаний Северной Америки или Западной Европы, вдруг списываются внешние долги, то ни один банк в мире не даст этой стране ни единого цента!!! И это все понимают.

Турции многократно предлагалось списание долгов, но она каждый раз отказывалась. Венгрия оказалась в весьма затруднительном положении несколько лет назад, но также заявила о готовности продолжать четко выполнять все свои долговые обязательства.

Если же говорить об условиях, на которых списываются долги тем или иным странам, то они, скорее, имеют политическую подоплеку, а не экономическую. Так, например, было с Польшей на рубеже 90-ых годов. Какую-то часть внешних долгов Польши списали, кроме того, страна получила определенные суммы от международных организаций для выкупа собственных долговых обязательств по более низкой цене. Понятно, что Польшу загодя готовили к тому, чтобы она оказалась в состоянии присоединиться в будущем к Европейскому Союзу.

Чарльз Блитцер, инвестиционная компания Donaldson, Lufkin & Jenrette, Лондон:

У этих стран был значительно больше долгов по сравнению с объемом их экономики. Выплачивать долги им было трудно еще и потому, что правительства энергично проводили жесткие экономические реформы. Ни то, ни другое к России не относится.

В этом случае, на мой взгляд, речь идет не столько о неспособности платить долги, сколько о нежелании это делать. В России проблемы с возвращением внешних долгов возникла во многом из-за оттока капиталов из страны.

И кредиторы согласились списать часть долга на условиях, предложенных Москвой, потому что другого они могли бы и не добиться. Практически, Россия поставила вопрос так: или берите, что предлагаем, или можете не получить ничего:

Если сравнивать Россию с другими развивающимися странами, то по уровню доходов населения Россия отстает от большинства, например, латиноамериканских стран. Да, в России при этом гораздо выше общий уровень образования. Но фактически Россия попросила кредиторов, чтобы к ней отнеслись как к стране третьего мира. Что и произошло:

Хелена Хессел, сотрудник международного рейтингового агентства Standard & Poor's:

Единственная страна, которой Лондонский клуб списал значительную часть долга - это Польша. Ей простили почти 50%. Инициатива в этом исходила от Парижского клуба, и его примеру последовал Лондонский клуб.

Польша - самая большая страна Восточной Европы. И решение простить значительную часть польских долгов - это, конечно, политическое решение. Оно было принято, чтобы помочь новому правительству страны.

Если говорить о других примерах: Большинство стран Латинской Америки за последние 20 лет получали от Лондонского клуба более льготные условия погашения долгов, отсрочку их выплаты, сокращение процентных платежей. Но этим странам долги не списывали! Лондонский клуб простил долги очень немногим странам мира.

Сергей Сенинский:

Соглашение, достигнутое в феврале Россией с Лондонским клубом кредиторов, в какой степени, если вообще, предопределяет возможное соглашение с Парижским клубом? Джонатан Шиффер, сотрудник международного рейтингового агентства Moody's:

Джонатан Шиффер:

Трудно сказать, по крайней мере, по двум причинам. Первая: прежде чем начинать переговоры с Парижским клубом, России надо достичь соглашения с Международным валютным фондом. МВФ ведет переговоры с российским правительством, но никто пока не знает, каков будет их исход. Я лично думаю, что, не знаю, как скоро, но соглашение будет достигнуто. Однако, пока его нет.

Вторая проблема - согласятся ли на списание российского долга Парижскому клубу такие крупные кредиторы России как Германия и Франция. Мне довелось обсуждать этот вопрос с официальными представителями правительства Германии, так вот они - против списания долга России. Германия считает, что Россия - достаточно богатая страна и поэтому должна возвращать свои долги. Немцы допускают, что, может быть, России трудно платить их сейчас, и выплату можно отложить или временно приостановить, но, в конце концов, Россия должна вернуть всё. И это - официальная позиция Германии на сегодня.

Так что, я совсем не уверен, что соглашение с Парижским клубом может быть достигнуто вскоре после договоренности с Лондонским клубом.

Сергей Сенинский:

Встреча руководителей стран так называемой "большой восьмерки" на японском острове Окинава будет проходить с 21 по 23 июля.

Начало серийного производства на российских заводах зарубежных легковых автомобилей сдерживается не только проблемами ценовой стратегии или долевого участия в совместных проектах, но и отсутствием базы для выпуска в России комплектующих, качество которых соответствовало бы жестким стандартам зарубежных автомобильных компаний. Тему, которую мы начали на прошлой неделе, продолжает наш корреспондент в Нижнем Новгороде Олег Родин, побывавший на только что открывшейся здесь международной выставке "Автофорум 2000":

Олег Родин:

Спрос на российском автомобильном рынке сегодня на 75% удовлетворяется за счет российских автомобилей, заявил в одном из недавних интервью заместитель министра экономики России Сергей Митин. А в целом доля легковых автомобилей стоимостью до 6 тысяч долларов составляет 70% от общего числа продаваемых в стране автомобилей. Однако, как полагают в министерстве экономики, уже к 2003 году российский рынок существенно изменится. Доля продаваемых на нем автомобилей дешевле 6 тысяч долларов сократится с 70 до 25 процентов, а автомобилей стоимостью от 10 до 15 тысяч долларов, наоборот, увеличится: с нынешних 8% до 25%.

Впрочем, это только прогнозы, предполагающие либо ускоренный рост платежеспособности массового российского покупателя, либо повсеместное распространение продажи автомобилей в рассрочку, либо, скажем, (при условии и первого, и второго) начало массового производства в стране зарубежных автомобилей, но продаваемых по российским ценам. А может быть, оптимистические прогнозы министерства экономики подразумевают и первое, и второе, и третье, и что-то еще, покупателю пока неведомое:

Неведомо также, когда могут появиться первые собранные в России автомобили в рамках крупнейших из давно объявленных совместных проектов: "ГАЗ- Fiat", "АвтоВАЗ - General Motors" и "Renault в Москве". Начать выпуск нижегородских "фиатов" вновь обещают к концу года. Первые экземпляры, может быть, и появятся. Но серийный выпуск, учитывая - в том числе - недавние безуспешные поиски итальянцами потенциальных российских поставщиков комплектующих, - дело неизвестно какого будущего.

Проект "АвтоВАЗ - General Motors", в рамках которого может быть налажен выпуск автомобилей Opel Astra и новой модели "Нива", - так и не вышел из стадии подготовки соглашения. Один из сотрудников представительства General Motors в Москве заявил на днях агентству Рейтер, что соглашение может быть подписано до конца года, но и это - под вопросом. Говорит Дмитрий Горянец, председатель Совета молодых специалистов АвтоВАЗа, участник выставки, открывшейся в Нижнем Новгороде:

Дмитрий Горянец:

Сейчас ведутся переговоры. И окончательная стадия переговоров - подписание контракта. До конца года - вполне возможно.

Олег Родин:

Наконец, проект "Renault в Москве". По словам Вадима Артамонова, коммерческого директора компании "Арлан" - официального дилера Renault, этот проект также предусматривает пока сборку только из привозных комплектующих:

Вадим Артамонов:

Эти машины производятся в Москве на территории АЗЛК, но к "Москвичу" это не имеет никакого отношения.

Производство уже идет. Сейчас идет подготовка покрасочной линии в России. То есть, пока сейчас поставляются машины-комплекты, а в скором времени здесь будет производиться и покраска. И идет проработка поставки комплектующих российского производства.

Используются очень жесткие стандарты, то есть - полная аналогия зарубежной системе. Жесткая конкуренция между поставщиками. И если поставщик будет нарушать стандарты, представленные заводом, то естественно будет подбираться другой поставщик.

Олег Родин:

Вадим Артамонов, коммерческий директор компании "Арлан", официального дилера французской корпорации Renault.

Российский рынок комплектующих для автомобилей. О его особенностях говорит Александр Сухарев, заместитель начальника службы маркетинга завода автодеталей "Цитрон", город Михайловск Ставропольского края:

Александр Сухарев:

Следует отметить отсутствие крупных капиталовложений в производство комплектующих деталей. К сожалению, производители отечественных комплектующих либо остались, как это было испокон веков, ВАЗовские, то есть поставщики ВАЗа, и соответственно работали с итальянцами. То есть, у них был хороший начальный капитал и западные технологии. И такие предприятия продолжают работать. И являются основными поставщиками таких заводов как ВАЗ, ГАЗ, АЗЛК и так далее.

А другие предприятия, которые выросли на новых финансовых вложениях, то есть на частных, они, в основном, организованы на бывших предприятиях "оборонки". Вот, кстати, наш завод "Цитрон" раньше выпускал электронику для "оборонки".

И нашлись деловые люди, которые скупили эти предприятия и начали их перепрофилировать. Следует отметить, что, конечно, они не застали начальный период развития: когда строились ВАЗ, КАМАЗ. Это был бум. Тогда в эти отрасли вкладывали огромные средства. То есть они идут как бы "вторичным" путем. Технологию они забирают, скажем так, из больших кооперативов. То есть очень редко бывает так, что у предприятия есть средства, чтобы закупить новую западную технологию, с ее оборудованием и всем остальным.

А так - государство не уделяет большого внимания нам. И поэтому мы от этого страдаем с вами. Потому что конечный потребитель получает второсортную продукцию. Но при этом - дешевую. Основной проблемой, я считаю, остается покупательная способность населения. Если население перестанет покупать у нас низкокачественную продукцию, то мы просто прекратим ее выпускать.

Олег Родин:

Александр Сухарев, заместитель начальника службы маркетинга завода автодеталей "Цитрон", город Михайловск Ставропольского края.

В одном из недавних номеров популярного журнала "За рулем" приводились данные очередного опроса читателей. На вопрос, чем, по вашему мнению, будут определяться ближайшие перспективы российской автомобильной промышленности, 59% ответили - "созданием новых совместных предприятий", 30% - "развитием отечественных заводов", и еще 7% - ответили: "И тем, и другим".

Сергей Сенинский:

Олег Родин, наш корреспондент в Нижнем Новгороде.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 2 июня. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:

Южная Корея, как могло показаться, на минувшей неделе вновь оказалась на грани финансового кризиса, пишет "Экономист". В центре событий оказалась корпорация Hyundai. Кредиторы гигантского промышленного конгломерата, долги которого достигли 46 миллиардов долларов, требовали разделения корпорации на части. В конце мая двум подразделениям Hyundai банки отказали в новых кредитах, а кредиторы потребовали отставки основателя корпорации. И добились ее.

В основе большинства проблем финансов Южной Кореи - существование так называемых инвестиционно - трастовых компаний. При перекрестном владении акциями в рамках единого конгломерата проблемы одного его звена могут стать началом краха всей конструкции. Когда доверие инвесторов к инвестиционно-трастовым компаниям иссякает, конгломераты лишаются одного из главных источников средств. Уход основателя Hyundai впечатляет, но компания Hyundai Investment Trust являет собой дремлющий вулкан, который в любой момент может вновь проснуться, заключает "Экономист".

На протяжении десятилетий компания De Beers поддерживала рекламный слоган: "Алмаз - это навсегда". Теперь алмазы становятся для компании проблемой, пишет "Экономист". По крайней мере, три вооруженных конфликта в Африке финансируются за счет нелегальной продажи алмазов. Этот источник Организация Объединенных Наций намерена перекрыть.

Конечно, свободный рынок алмазов и разрушение монополии De Beers - прекрасная идея, но на ее реализацию уйдут годы. Решение вопроса - в сертификации всех необработанных алмазов, хотя De Beers долго утверждала, что это невозможно. Что алмазы труднее контролировать, чем даже наркотики. Много алмазов сомнительного происхождения объявилось, например, в Антверпене, но правительства Бельгии и Европейского Союза предпочли этого не заметить. Таможенные службы всех стран должны гарантировать, что сертификацию прошли все поступающие из-за рубежа алмазы, а правительства, в частности, европейских стран, должны перестать закрывать глаза на то, какие именно алмазы ввозятся в их страны, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 2 июня.

На Украине только с начала этого года цены на хлеб повысились в полтора раза. И эксперты прогнозируют новое повышение. Рассказывает наш корреспондент в Киеве Сергей Киселев:

Сергей Киселев:

С начала года сообщения о повышении цен на хлеб в Украине появлялись столь часто, что к ним, похоже, начали привыкать. 12 января в Одессе и во Львове хлеб подорожал на 10-15%, а в Харькове - на 20-40%. 20 января в Донецке цены на хлеб были повышены на 20 процентов, 27 января - на 15 процентов - они поднялись в Луцке. В начале февраля - еще на 20% - в Одессе; в начале марта - вновь в Харькове - на 33%. В середине марта и в апреле еще дважды повышались цен в Одессе - на 17% и на 4%.

Таким образом, с начала года цены на хлеб в Одессе выросли на 65-70%. Практически во всех остальных регионах Украины хлеб в течение зимы и весны подорожал приблизительно на столько же.

Последней, как водится, пала столица: 10 мая, то есть, на следующий день после чествования ветеранов Отечественной войны, цены на хлеб выросли в Киеве почти в два раза. Если прежде буханка черного украинского хлеба - в пересчете - стоила 14 с половиной центов, то с 10 мая она поднялась до 25 центов. Белый батон вместо 11 центов стал стоить 18. При этом минимальная пенсия (с учетом соответствующих коэффициентов) составляет в Украине - в пересчете - около 7 долларов в месяц.

С повышением цен на хлеб немедленно снизилось и его потребление. Главный инженер Киевского хлебокомбината № 1 Эдуард Зачек:

Эдуард Зачек:

Сейчас сбыт немножко упал. После того, как изменились цены:

Сергей Киселев:

Заведующая отделом маркетинга Киевского хлебокомбината № 12 Людмила Вдовиченко:

Людмила Вдовиченко:

В принципе заказы уменьшились. Потому что раньше много брали, то есть по количеству хлеба до подорожания некоторые магазины норму выбирали в три раза больше, чем в данный момент.

Сергей Киселев:

О причинах роста цен на хлеб более чем в полтора раза с начала года - мнение Николая Вернитского, руководителя отдела Украинской аграрной биржи:

Николай Вернитский:

В принципе подорожание обусловлено несколькими причинами. Основная - это неурожай прошлого года. Вторая причина подорожания хлеба - это то, что в течение нескольких лет при росте курса доллара и, соответственно, при росте стоимости входящих ресурсов хлеб не дорожал. И третья причина - это, очевидно, как бы рост объемов экспорта. Но, в принципе, в прошлом году он не очень был большим. Но вот в предыдущем году вывезли достаточно большие объемы, и это тоже как бы сказалось на снижении внутреннего предложения.

Сергей Киселев:

Николай Вернитский, руководитель отдела Украинской аграрной биржи.

Урожай зерновых в Украине в 1999 году составил 24 с половиной миллиона тонн, или на 8% меньше, чем в 1998 году.

Буквально на днях министр аграрной политики Украины Иван Кириленко заявил, что зерно урожая 2000 года будет в основном фуражным, а если говорить о его количестве, то, по мнению экспертов, нынешний урожай будет меньшим, чем прошлогодний, и, следовательно, очередного подорожания хлеба можно ожидать уже осенью.

Говоря о настоящем и будущем повышении цен на хлеб, руководитель отдела украинской аграрной биржи Николай Вернитский напомнил о прежних и о нынешних закупочных ценах одной тонны зерна.

Николай Вернитский:

Давайте посчитаем, на сколько выросла цена на хлеб. В 1998 году зерно покупалось по 270 гривен, а сейчас оно - почти по 900 гривен. То есть - в три с лишним раза. А цены на хлеб выросли всего в два раза.

Сергей Киселев:

Борьбу за хлеб для населения украинские регионы ведут по-разному. Некоторые стараются закупать у коммерческих структур более дешевое привозное зерно. А, скажем, в Одессе местные власти организовали адресную дотацию 25 тысячам пенсионеров на покупку хлеба, выдав им специальные электронные карточки на сумму, равную примерно 22 долларам. Ими можно рассчитаться в 80 магазинах города, где установлены специальные считывающие устройства для хлебных чип карт.

Для решения проблемы, так сказать, во всеукраинском масштабе премьер-министр Украины Виктор Ющенко в середине января поручил соответствующим структурам в течение 3 дней выяснить причины кризиса в снабжении населения хлебопродуктами. Судя по всему, поиски заняли куда больше времени. Во всяком случае, лишь в начале минувшей недели председатель Службы безопасности Украины Леонид Деркач подвел предварительные итоги. Он заявил на пресс-конференции, что расхитители хлебных запасов могут занимать очередь к следователям и писать явки с повинной. И добавил, цитирую: "Если они не придут, то мы их привезем", - конец цитаты.

Подействовала ли угрозы, пока неизвестно. Но на днях в популярной столичной газете "Киевские Ведомости" на первой странице появился коллаж, где председатель Службы безопасности Украины Леонид Деркач был изображен на фоне известной картины Федора Наседкина "Продотряд": чекист в буденовке закрывает собою лежащие на подводе мешки с хлебом, отнятом у зажиточных крестьян. Коллаж был без комментариев.

Говорит руководитель отдела Украинской аграрной биржи Николай Вернитский:

Николай Вернитский:

На самом деле, надо уже давно отказаться от мысли единого государственного рынка. Существует рынок частных компаний. Если тебе выгодно продать на экспорт, - продавай. Никто не должен тебя ограничивать в чем-то. Если кому-то выгоднее продавать на экспорт, так они и будут продавать на экспорт!

Регулировать цены на хлеб нужно за счет "интервенционного" фонда, которого в Украине не существует. Вы в момент, когда цена на зерно высокая, - продаете зерно, когда цена низкая - вы зерно скупаете. Это - рыночный механизм, который существует во всех нормальных странах.

Существует объем зерна - такой бампер, и таким образом либо сбиваете, либо повышаете цену. В Украине нет этого объема, нет этого фонда, и нет этой политики вообще. Здесь госрезерв используется, только когда уже вообще невмоготу. Это когда идет отгрузка на государственном уровне или, как было в позапрошлом году, когда были очень большие объемы зерна. Они все поставлялись в госрезерв, госрезерв потом их продавал коммерческим структурам и коммерческие структуры реализовывали, как правило, на экспорт.

То есть, понимаете, госрезерв просто выполняет роль государственного агента. Он не регулирует цены. Он просто принимает зерно, которое принадлежит государству, и потом его реализует : или хранит.

Сергей Киселев:

Николай Вернитский, руководитель отдела Украинской аграрной биржи.

В середине марта Президент Украины Леонид Кучма заявил: "хлебной проблемы" в Украине "не должно быть", учитывая количество зерна, собранного в прошлом году. Украинский лидер также отметил, что - цитирую - "запасы государственного резерва не дают оснований говорить о том, что эта проблема может обостряться", - конец цитаты.

Сергей Сенинский:

Сергей Киселев, наш корреспондент в Киеве.

В Южной Корее на минувшей неделе заявил об уходе в отставку 84-летний Чун Ю Юн, основатель и почетный председатель крупнейшей в стране корпорации Hyundai. Начав свое дело в конце 40-х годов с магазина, продающего рис, он создал в итоге гигантский промышленный конгломерат, более 50 подразделений которого выпускали и автомобили, и океанские корабли, и компьютеры.

Уход из большого бизнеса патриарха южнокорейской промышленности, эксперты связывают с действиями правительства по реформированию гигантских промышленных конгломератов - их в Корее называют чеболями. Реструктуризация чеболей являлась ключевым условием предоставления этой стране кредитов Международного валютного фонда осенью 1997-го года, в разгар азиатского финансового кризиса. Большинство южнокорейских конгломератов с тех пор - под грузом долгов - были вынуждены расстаться с большей частью своих многочисленных филиалов. Теперь пришел черед и крупнейшего среди них. Отставку главы Hyundai эксперты называют поворотным пунктом в развитии южнокорейского бизнеса.

Мы вернемся сегодня - ненадолго - к материалам о Южной Корее, прозвучавшим в нашей программе в октябре 1997 года.

Марк Клиффорд, Business Week:

В 1989, году один из руководителей автомобильной корпорации Hyundai Motor Company заявил: "В один прекрасный день мы станем больше, чем ваша General Motors, а экономика нашей страны настолько вырастет, что станет соперничать с американской экономикой".

Тогда эти слова не вызывали никакого удивления, потому что 46- миллионный народ, создавший в кратчайший период мощную промышленность, достиг небывалого экономического процветания.

Отсталая сельскохозяйственная страна, пережившая разрушительную войну и постоянно находившаяся на грани новой, сумела на глазах одного поколения своих граждан превратиться в передовую промышленную державу.

Но сегодня мы увидели, что у медали есть и обратная сторона. Южнокорейские финансово-промышленные конгломераты, которые в Кореe называют "чеболи", разрослись до невероятных размеров. Гигантомания, которой они заболели, толкала ко всё новым и новым банковским займам в счёт будущих доходов, рост которых был просчитан далеко вперёд. Но малейший сбой, неожиданное снижение доходов из-за кризисной ситуации у торговых партнёров - Таиланда или Индонезии - и сама Южная Корея оказывается в тисках кризиса.

При этом удивительно то, что экономический рост продолжается и составляет 6% в год. Это, конечно, уже не 8,2%, но по международным стандартам, рост все еще очень высокий. Однако для удовлетворения аппетитов громоздких чеболей шестипроцентный рост недостаточен. Чтобы покрыть долги, необходим, как минимум, двойной доход от продаж.

Мир вступил в период глобальной дефляции, когда снижаются цены на мировых рынках, в том числе цены на южнокорейскую продукцию. И вот результат: при ежегодном росте южнокорейского экспорта на 20%, доходы от экспорта растут всего на 8%. При таком соотношении чеболи, в их прежнем виде, не могут существовать.

Тревожно, что в этой ситуации правительство не доверяет рыночным механизмам, а уповает на собственное вмешательство. Например, когда корпорация Kia Motors оказалась на грани банкротства, правительство назначило другого управляющего и распорядилось, чтобы главный кредитор корпорации - Корейский банк развития - простил должнику его долги и удовлетворился обыкновенными акциями компаниями.

Михаил Бернштам, сотрудник Гуверовского центра Стэнфордского университета, США:

Япония и Южная Корея - это одинаковые примеры. Они с самого начала, после Второй мировой войны, создали финансово-промышленные группы. В Японии это называется "кейрецу", а в Южной Корее "чеболи".

Это финансово-промышленные группы, где предприятия и банки являются как бы холдингами, помогая друг другу. То есть являются огромными, колоссальными организациями. Это - очень неэффективная структура. Потому что, помогая друг другу, они не удаляют более слабые части этих конгломератов. Они их вытаскивают, они их спасают. Это система взаимной страховки. Такой, своего рода, "бригадный метод", жить и умирать вместе. Возникло много неэффективных банков, которые вынуждены были давать большие кредиты, связанным с ними предприятиям.

И возникла ситуация, при которой невозвратные долги предприятий составили очень большую сумму - от 15% до 25% всего портфеля займов. То есть четверть или около четверти того, что банк имеет на своих книгах, как свой актив, на самом деле не существует. То есть предприятие этих долгов не платит.

И если у банка мало своего собственного капитала, и этот собственный капитал, а не капитал вкладчиков, меньше, чем количество этих невозвращенных займов, то тогда, в принципе, банк банкрот. Он еще на бумаге не банкрот, а в реальности уже банкрот. То есть, толкни и - упадет.

Марк Клиффорд, Business Week:

Большинство южнокорейских компаний слишком инертны. Даже теперь, когда страна вступила в кризис, они продолжают по инерции расширять свою деятельность в смежных областях и берут для этого всё новые миллиардные займы вместо того, чтобы сконцентрироваться на своей главной продукции. В расчёте на будущие доходы и желая стать крупнее своих конкурентов, они не хотят замечать текущих потерь.

Так, автомобильная корпорация Hyundai изо всех сил стремится стать одной из крупнейших в мире. Она теперь планирует израсходовать 5,6 миллиардов долларов на строительство собственных сталелитейных заводов, хотя подобные попытки уже довели троих конкурентов Hyundai до банкротства. Одна из таких компаний - Kia, которая бросилась в сталелитейное дело еще до того, как укрепила свои позиции в выпуске автомобилей. Таких примеров много. Группа "Хаитаи", крупнейший производитель печенья и конфет, решила заняться электроникой и тяжёлой промышленностью.

Компания "Ссанг Банг Воол" решила, что шить нижнее белье мало, к этому нужно открыть гигантский лыжный курорт, наподобие австрийских, в юго-западной части Южной Кореи.

Но лучшим примеров является история производителя компьютерных деталей "Таэил Мидиа". В конце 80-х компания была одним из символов экономического чуда страны. Но стремление компании стать больше вместо того, чтобы стремиться выпускать всё более и более совершенные "хард диски", довело её до разорения.

Чтобы остановить дальнейший коллапс корпораций, Южная Корея должна прежде всего изменить всю систему кредитования. Банки только сейчас начали думать о создании кредитных комиссий, призванных разрешать или не разрешать давать займы. Раньше банки легко предоставляли займы хорошо известным компаниям под репутацию или просто связь с президентским дворцом. А, правительство использовало кредитование в качестве инструмента политического контроля над чеболями и для давления на спонсоров с тем, чтобы избирательные фонды постоянно пополнялись. Поэтому не банки, а правительство решало, какая компания может получить кредит.

Сергей Сенинский:

Напомню, это были фрагменты наших программ, прозвучавших в октябре 1997 года.

В заключение выпуска - о последних событиях в деле корпорации Microsoft, обвиненной судом в нарушении антимонопольного законодательства. На минувшей неделе все ожидали окончательного решения судьи Томаса Джексона. Наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов рассказывает:

Владимир Морозов:

В минувший четверг судья Томас Джексон, вопреки всеобщим ожиданиям, не вынес окончательного решения по делу корпорации Microsoft, а затребовал от сторон дополнительных предложений. Министерство юстиции должно предоставить ее в понедельник, 5 июня, а сама компания - в среду. Что означает эта неожиданная отсрочка? Говорит Джасон Малер, адвокат, вице-президент расположенной в Вашингтоне Ассоциации предприятий компьютерной промышленности:

Джасон Малер:

Я думаю, судье действительно понадобилась дополнительная информация, чтобы вынести окончательное решение. Так что ничего особенного в этой небольшой отсрочке нет.

Вероятнее всего, судья, как и ожидается, примет решение о разделении корпорации Micrоsoft на две части. Этого решения можно ожидать в самое ближайшее время.

После этого Micrоsoft получит возможность обратиться с апелляцией. Затем министерство юстиции потребует, чтобы дело было передано не в Апелляционный суд, а прямо в Верховный Суд Соединенных Штатов.

Владимир Морозов:

Но ведь еще до Верховного Суда дело должно пройти еще апелляционную инстанцию. Кстати, несколько лет назад именно в Апелляционном суде корпорации Micrоsoft добилась отмены обвинений в нарушении антимонопольного законодательства.

Джасон Малер:

В антитрестовском законодательстве США есть отдельное положение, согласно которому каждая из вовлеченных в дело сторон может потребовать передачи дела прямо в Верховный Суд. Конечно, Micrоsoft будет протестовать. На что ее оппоненты возразят, что судебное дело, столь значимое для экономики всей страны, должно решаться как можно скорее.

Владимир Морозов:

Джасон Малер, вице-президент расположенной в Вашингтоне Ассоциации предприятий компьютерной промышленности.

Вспомним некоторые подробности этого дела. Министерство юстиции США обвинило корпорацию Microsoft в нарушении антимонопольного законодательства. Судья Томас Джексон, ведущий дело, согласился с большей частью предъявленных обвинений и 3 апреля вынес решение: да, Microsoft злоупотребила своим монопольным положением на рынке для подавления конкурентов, что нанесло ущерб потребителям.

Для исправления положения министерство юстиции предложило разделить Microsoft на две части: одна будет производить операционные системы, а другая - прикладные программы и Интернет-приложения. Во время слушаний по делу, состоявшихся 24 мая, судья Джексон предположил, что компания может быть разделена и три части. Джексон отверг просьбу Microsoft о предоставлении компании дополнительного времени для изучения дела и в тот же день заявил об окончании слушаний. Кроме того, судья подверг критике и план министерства правительства, потребовав его доработки.

Такой документ был представлен в суд в пятницу, 26 мая. А в среду, 31 мая, Microsoft представила в суд свой ответ. В нем компания в очередной раз подвергла резкой критике предложение о своем разделе и заявила, что план министерства юстиции настолько расплывчат и двойственен, что его просто невозможно понять! И уж тем более - претворить в жизнь. Компания выразила также недовольство тем, что судья провел слушания по делу всего за один день 24 мая, и не предоставил Microsoft дополнительного времени на подготовку более глубокого обсуждения проблемы. В качестве программы-минимум Microsoft запросила один год для того, чтобы разработать подробный план собственного разделения. По плану министерства юстиции, на это отводится только 4 месяца.

Но в целом, напоминают эксперты, любое разделение корпорации может начаться только после решения Верховного Суда Соединенных Штатов.

Сергей Сенинский:

Владимир Морозов, наш корреспондент в Нью-Йорке.

XS
SM
MD
LG