Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика


- Цены на нефть и цены на товары в России.
- Европейский Союз намерен отказаться от банковской тайны.
- Российские банкиры - о российских банках.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Мировые цены на нефть и цены на товары в России. На минувшей неделе страны ОПЕК, на долю которых приходится 40% добываемой во всем мире сырой нефти, приняли решение об очередном повышении квот на добычу сырья - на 708 тысяч баррелей в день, то есть примерно на 3%. В отличие от ситуации после предыдущего повышения объемов ежедневной добычи (кстати, вдвое большего) - в конце марта этого года - цены на нефть на крупнейших мировых биржах на этот раз почти не изменились.

Говорит Эд Портер, научный сотрудник Американского института нефти, Вашингтон:

Эд Портер:

Принятое в марте решение и было рассчитано на кратковременный эффект. Страны ОПЕК ненамного увеличили добычу нефти, чтобы избежать кризиса в течение одного квартала. Решение о дальнейшем увеличении добычи нефти было отложено до июня. Правда, в марте страны ОПЕК пообещали, что, если в течение 20 дней цена одного барреля нефти остается выше 28 долларов, то объемы добычи автоматически будут увеличены. Но - этого не произошло...

Решение ОПЕК на этой неделе поможет, по крайней мере, сдержать дальнейший рост цен. На какое-то время. И на очередном совещании в сентябре представителям ОПЕК, видимо, снова придется принимать решение об увеличении производства.

Билл О'Греди, аналитик инвестиционной компании A.G.Edwards, город Сент-Луис, штат Миссури:

Мировые цены на нефть в ближайшее время несколько снизятся. Мне представляется, что страны ОПЕК хотели бы удержать их в пределах 25-ти долларов за один баррель. К концу лета мы, вероятно, и подойдем к этому уровню: 25-27 долларов за баррель.

Однако зимой цены могут снова повыситься, потому что сегодня резервные запасы, например, топочного мазута сегодня во многих странах недостаточны. И если их не удастся пополнить, то это может вновь привести к повышению цен на сырую нефть - в конце года.

Сергей Сенинский:

Цена нефти типа Brent на нефтяной бирже в Лондоне является одной из базовых для определения текущих цен других сортов нефти. В частности, нефти Urals, которая составляет большую часть российского нефтяного экспорта. Сергей Прудник, сотрудник аналитического управления инвестиционной компании "Тройка-Диалог", Москва:

Сергей Прудник:

Стандартная ситуация такова, что один баррель нефти типа Brent стоит примерно на один доллар дороже, чем баррель нефти типа Urals. Это связано, прежде всего, с тем, что нефть типа Urals, которая идет из России, представляет собой смесь нефти из разных месторождений, она смешивается в трубопроводах. А так как эта нефть разного качества, то в целом получается качество нефти ниже, чем, например, на каких-нибудь "чистых" европейских месторождениях.

По поводу колебаний спрэда, между ценами Brent и Urals... Традиционно - от полдоллара до полутора долларов. При этом наблюдается странная закономерность. При падении цены нефти, как, например, в 1997 или в 1998 году, этот спрэд увеличивается, а при росте цены нефти спрэд сужается. Соответственно, чем дороже стоит Brent, тем меньший спрэд будет между ними.

Сергей Сенинский:

Поступления в виде экспортных пошлин на нефть - какую часть доходов российской казны составляют? Мы говорили об этом еще в конце марта.

Сергей Прудник:

В 2000 году бюджет планирует получить от экспортных пошлин, которые устанавливаются на экспорт нефти, порядка двух миллиардов долларов. Если сравнить эту величину с запланированным на 2000 год бюджетом - в долларах, - то получится примерно 7% от общих доходов бюджета.

Если сравнивать с 1999 годом, - тогда доходы бюджета были ниже, так как средние цены на нефть были ниже и экспортные пошлины - основной источник дохода бюджета от экспорта нефти - были также ниже. По нашим оценкам, федеральный бюджет в 1999 году получил от экспорта нефти порядка 500 миллионов долларов, что составило примерно 2% от доходов бюджета, если считать в долларах.

Сергей Сенинский:

Экспорт нефти и экспорт газа - что приносит российской казне больше доходов?

Сергей Прудник:

Если сравнивать нефть и газ, скажем, в текущем году, то от газа, конечно, ожидается гораздо меньше доходов. Дело в том, что Газпром платит налоги внутри страны, а экспортные пошлины по газу устанавливаются на достаточно низком уровне.

Если сравнивать - в 2000 году федеральный бюджет планирует получить около 2 миллиардов долларов от экспорта нефти, и примерно 500 миллионов долларов от экспорта газа. То есть от экспорта газа - в 4 раза меньше, чем от экспорта нефти.

Сергей Сенинский:

В течение нескольких месяцев перед предыдущим, мартовским решением стран ОПЕК, мировой спрос на нефть превышал объем предложения примерно на 2 миллиона баррелей в день. И главная причина роста цен тогда была более или менее понятна. Сегодня, по экспертным оценкам, ситуация почти обратная. Предложение выше спроса примерно на те же 2 миллиона баррелей в день. Почему же тогда цены на нефть держатся так высоко? Эд Портер, Американский институт нефти:

Эд Портер:

Объем спроса, о котором вы говорите, - это просто объем потребления нефти. Но кроме этого, добываемая нефть идет и на пополнение запасов в хранилищах. И тот факт, что сегодня объем поставок больше объема потребления, вовсе не означает, что нефти в мире - избыток. Эту "разницу" большинство стран мира покупают для пополнения резервных хранилищ, чтобы создать запасы на предстоящую зиму. Получилось так, что к марту этого года запасы в хранилищах сократились до критических объемов. И даже сегодня эти запасы еще не доведены до нормального уровня.

Билл О'Греди, инвестиционная компания A.G.Edvards:

Одна из главных причин, на мой взгляд, резкий рост цен на бензин в Соединенных Штатах, а США - крупнейший в мире потребитель сырой нефти.

Вспомним: во всем мире ежедневно добывается примерно 76 миллионов баррелей нефти, из которых 40% приходится на долю стран ОПЕК. А объем потребления нефти только в Соединенных Штатах составляет примерно 20 миллионов баррелей в день. Это более четверти общемировой добычи.

Обычно в оптовой продаже один баррель бензина в США летом стоит приблизительно на 6 долларов больше, чем один баррель сырой нефти. Но сегодня эта разница составляет уже 13 долларов, то есть вдвое больше, чем обычно. И также как, порой, повышение цен на хлеб "тянет" за собой повышение цен на зерно и или муку, так и нынешний рост цен на бензин в США "потянул" за собой рост цен на нефть.

Тому в США способствовали несколько факторов. Недавно федеральное правительство, ужесточив требования в части охраны окружающей среды, обязало нефтеперерабатывающие компании резко увеличить объемы производства более чистых сортов автомобильного бензина. Их производство обходится дороже, и нефтеперерабатывающим заводам нужно время, чтобы успеть перестроиться.

Тем временем, недалеко от Детройта и в районе Сент-Луиса произошли крупные аварии на двух магистральных трубопроводах. Это значительно затруднило поставки нефти внутри страны. Кроме того, произошло сезонное повышение спроса на бензин: летом американцы всегда ездят гораздо больше. Все эти факторы сошлись в последние месяцы, что и привело к росту цен на бензин. Я бы, пожалуй, объяснил повышение цены одного барреля сырой нефти на мировом рынке доллара на четыре только резким ростом цен на бензин в Соединенных Штатах.

Сергей Сенинский:

Многие страны ОПЕК не очень охотно идут на увеличение объемов добычи. Но ведь и мало добывать им тоже не очень выгодно...

Билл О'Греди:

Страны ОПЕК не хотят сокращать объемы добычи, они не хотят, чтобы нефть стоила 30 долларов за один баррель и больше. Они вполне резонно опасаются, что это заставит страны-потребители более активно искать альтернативные источники энергии, и в результате снизится спрос на нефть.

С другой стороны, страны ОПЕК опасаются и излишне увеличивать объемы добычи, так как в этом случае резервные нефтехранилища во многих странах быстро заполнятся, и спрос на нефть, а, соответственно, и цена на нее, - упадут. Страны ОПЕК боятся повторения ситуации 1997 года, когда они произвели слишком много нефти и цены на нее обрушились. Так что страны ОПЕК увеличивают добычу, но незначительно.

Сергей Сенинский:

Билл О'Греди, инвестиционная компания A.G.Edvards, город Сент-Луис, штат Миссури.

Вновь в Россию. Высокие цены на нефть в мире по-прежнему обеспечивают приток в страну дополнительной валютной выручки от продажи сырья. Однако - в условиях малого платежеспособного спроса на импорт и слабых финансовых рынков - крупнейшим покупателем этой валюты остается Центральный банк, который печатает для этого новые рубли. Но это - путь к повышению темпов инфляции? Олег Ларичев, менеджер управляющей компании "Тройка-Диалог", Москва:

Олег Ларичев:

В первую очередь, это очень приятная проблема - что делать с теми долларами, которые сейчас получают российские предприятия за экспортируемые ими товары?. Но, действительно, рост рублевой денежной массы вызывает рост цен. Скажем так: при прочих равных условиях, прирост на 10% денежной массы, вызывает и 10%-ый рост цен. Но при прочих равных - при каких? При том, если объем ВВП остается неизменным, и если скорость обращения денег также остается неизменной.

В России сейчас это не совсем так. Прирост денежной массы сопровождается ростом объема ВВП. И, возможно, меняется скорость обращения денег, хотя определенных данных, подтверждающих это, нет.

Тем не менее, темпы роста денежной массы достаточно высоки. И поэтому такая проблема действительно существует.

Сергей Сенинский:

Тот же вопрос - Екатерине Малофеевой, аналитическое управление инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал", Москва:

Екатерина Малофеева:

Действительно, в последние месяцы основным покупателем на валютном рынке был Центральный банк, используя для этого вновь выпускаемые в обращение рубли. С того момента, когда началось значительное повышение темпов роста золотовалютных резервов, экономисты начали говорить о том, что рубли, которые Центральный банк при этом выпускал в обращение, вызовут значительный рост инфляции. Однако этого не происходило, и инфляция начала ускоряться только в последние недели.

Во-первых, рост предложения денег в экономике происходил на фоне общего экономического оживления в стране. Возрастающая экономическая активность требовала дополнительного притока денег для обслуживания экономического оборота в разных секторах экономики. Во-вторых, Центральный банк привлекал значительное количество депозитов у коммерческих банков на различных условиях и по различным ставкам. И это также забирало с рынка дополнительную рублевую ликвидность. И, в-третьих, немного легче стало "жить" министерству финансов, и остатки на счетах министерства финансов в Центральном банке также выросли.

Сергей Сенинский:

Вы заметили, что темпы инфляции сохранялись на низком уровне лишь до последнего времени....

Екатерина Малофеева:

Действительно, темпы инфляции в последние недели начали повышаться. И я думаю, что это как раз результат того, что экономика, расчеты между предприятиями, возрождение экономической активности, уже просто не могут привлекать на себя дополнительную рублевую ликвидность. А Центральный банк, тем не менее, продолжает наращивать резервы. Рано или поздно, повышение инфляции вслед за ростом денежного предложения ожидалось, и в последние недели мы это увидели.

В четверг Госкомстат сообщил, что в июне инфляция составит 2,5% или 2,7%. Тогда как в мае инфляция была 1,8%. В апреле - еще меньше: 0,9%. То есть, да, "инфляционная" статистика свидетельствует о том, что рост денежного предложения в последние несколько недель начинает сказываться на инфляционной ситуации в стране.

Сергей Сенинский:

Екатерина Малофеева, аналитическое управление инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал", Москва.

Можно ли ожидать появления на российском финансовом рынке в ближайшее время неких новых инструментов, которые были бы в состоянии связать значительную часть этой избыточной рублевой массы? Олег Ларичев:

Олег Ларичев:

В некоторой степени, это - новые выпуски долговых ценных бумаг Министерства финансов. Хотя их объем, конечно же, невелик.

Это и депозиты в Центральном банке коммерческих банков, на которых тоже "связывается" избыточная ликвидность. Это и предполагаемый выпуск облигаций Банка России, если он произойдет.

Существует и другой путь стерилизации этой денежной массы. Это - возврат долгов правительства Центральному банку. То есть министерство финансов должно Центральному банку достаточно крупные суммы - сотни миллиардов рублей В частности, в виде тех же реструктурированных ГКО. И благодаря тому, что сейчас наблюдаются очень высокие показатели профицита бюджета, то часть этих денег может быть использовано для возврата долгов Центральному банку, и, таким образом, уменьшения денежной массы.

Сергей Сенинский:

Олег Ларичев, менеджер управляющей компании "Тройка-Диалог", Москва.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 23 июня. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:

"Великолепно! Смело!" - воскликнул президент Чехии Вацлав Гавел, когда правительство страны решилось ввести принудительную администрацию в IPB - третьем по величине банке страны, чтобы разрешить крупнейший банковский кризис, пишет "Экономист". 16 июня в главном офисе этого чешского банка, почти половина акций которого принадлежит японской инвестиционной компании Nomura Securities, появились вооруженные полицейские в масках, а уже 19 июня банку-банкроту нашли покупателя. Им стал другой чешский банк - CSOB, который на 84% принадлежит бельгийскому банку KBC. Это слияние создает крупнейший в Чехии и один из крупнейших в регионе банк - из тех, которые работают с частными вкладчиками: его клиентами станут 3 миллиона человек.

Чешские банки - давняя головная боль правительства Чехии. Например, только в 1995 году на поддержание их на плаву потратили сумму равную 8% всего объема ВВП страны. Покупая в 1998 году 46% акций IPB, японская компания Nomura Securities заявляла, что сделает его ведущим банком Центральной Европы. Увы... Его потери оказались больше, чем вся выручка Nomura Securities от продажи принадлежащих IPB активов целого ряда чешских пивоваренных заводов.

Сомнения в устойчивости IPB появились не вчера, но его крах свершился столь внезапно, что клиенты банка в течение всего одной недели изъяли из него 450 миллионов долларов.

Но все же есть надежда, что этот банковский кризис станет в Чехии последним, заключает "Экономист". Большинство чешских банков, ранее контролируемых государственными институтами, сегодня выглядит гораздо более конкурентоспособными. Последний из крупных государственных банков страны - Коммерческий - планируется продать до конца этого года.

Компания Napster, распространяющая музыкальные записи через Интернет, всего за 10 месяцев своего существования приобрела 10 миллионов клиентов по всему миру, пишет "Экономист". Компании звукозаписи твердят о нарушении авторских прав и о том, что такие "новаторы" должны быть закрыты. Трудность, однако, в том, что даже если компания Napster, по решению многочисленных судов, и прекратит свое существование, то его место тут же займут другие - причем, технически все более совершенные. История с Napster наглядно доказала, что распространение качественных музыкальных записей через Интернет - технически уже осуществимо. А компании звукозаписи, вместо того, чтобы использовать это себе на благо, тратят время на бесчисленные судебные процессы. Ведь, как показывают исследования рынка, многие из тех, кто прослушал запись у Napster, потом идут в магазин и покупают легальный диск. Так почему бы Napster не сделать мощным рекламным инструментом?! Крупнейшие компании звукозаписи слишком медленно реагируют на внедрение в их бизнес Интернета. Эта медлительность и есть ответ на вопрос, почему миллионы людей используют Napster, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 23 июня.

На завершившемся на минувшей неделе в португальском городе Фейра саммите Европейского Союза было достигнуто предварительное соглашение о том, что в ближайшем будущем страны ЕС станут обмениваться информацией о банковских счетах, открытых в этих странах нерезидентами. То есть вкладчиками, не являющихся гражданами этой страны или не живущих в ней. Речь идет о налогообложении доходов, получаемых в виде процентов по вкладам, открываемых, скажем, гражданами ЕС в соседних странах, по отношению к которым эти граждане и являются нерезидентами. Другими словами, речь идет о возможном отказе в будущем от института банковской тайны, на котором в значительной степени основаны денежные потоки, направляемые в такие страны Европейского Союза как Люксембург и Австрия, а из не входящих в ЕС стран - Швейцарии.

Эксперты были практически единодушны в оценке довольно неожиданного компромисса, достигнутого на саммите ЕС в Португалии: еще полгода назад это казалось немыслимым!

Из редакционной статьи в британской газете Financial Times на следующий день:

Ярослав Шимов:

На очередном саммите лидеры стран Европейского Союза сделали шаг вперед в решении проблемы, которая преследовала ЕС в течение многих лет: как сделать доходы граждан Евросоюза на зарубежных счетах доступными для отечественных налоговых инспекций? Они согласились, что обмен между странами информацией о накоплениях нерезидентов в банках каждой из них будет эффективнее, чем просто взимание налога с процентов по счетам, а также - в меньшей степени угрожать оттоком капиталов.

Но сколь работоспособной окажется предлагаемая система, задается вопросом Financial Times? Ведь решение Европейского Союза не только ставит под сомнение существование института "банковской тайны" в так называемых "налоговых оазисах", тесно связанных, кстати, с некоторыми из стран-членов ЕС. Это решение предполагает также, что с ним согласятся и такие ключевые финансовые партнеры Евросоюза, как Швейцария.

Проблема зарубежных накоплений восходит к 1988 году. Тогда страны Европейского Союза отменили все барьеры на пути свободного перемещения капиталов из одной страны в другие. Правительства традиционно уделяют больше внимания налогам с тех, кто живет на территории этой страны, но не с тех, кто является по отношению к ней нерезидентами. И потому уже тогда, 12 лет назад, возникли опасения, что любая из стран Евросоюза может стать "налоговым оазисом" для граждан из соседних стран.

Однако попытки ввести во всех странах ЕС налогообложение процентов по вкладам нерезидентов наталкивались на стойкое сопротивление Великобритании. Лондон, не без основания, заявлял, что такой налог - слишком грубый инструмент, чтобы быть эффективным средством в борьбе с уклонением от уплаты налогов. И, кроме того, он может подорвать весь рынок еврооблигаций, сосредоточенный в Лондоне. Теперь с предложением Великобритании об обмене в будущем информацией о счетах нерезидентов согласилась даже Австрия, хотя до последнего момента отвергала его.

Европейской Комиссии предстоит до конца года выпустить соответствующую директиву. Но затем в течение еще двух лет необходимо будет получить согласие ключевых финансовых партнеров Европейского Союза, которые не являются его членами. И здесь важную роль могут сыграть инициированные Вашингтоном усилия Организации Экономического сотрудничества и развития, направленные на достижение большей "прозрачности" деятельности финансовых центров.

Однако, чтобы сподвигнуть, например, Швейцарию на обмен информацией о банковских счетах нерезидентов, Великобритании предстоит пройти свою часть пути. Лондон должен явить пример для всего Европейского Союза в открытии банковской тайны на контролируемых им территориях в Европе или в регионе Карибского моря.

Сергей Сенинский:

Это были фрагменты редакционной статьи британской газеты Financial Times.

В тот же день, 21 июня, одна из ведущих деловых газет Швейцарии - Neue Zurcher Zeitung - писала:

Елена Коломийченко:

Премьер министр Португалии назвал соглашение успехом, повышающим авторитет Европейского Союза. В долгосрочной перспективе ЕС не может иметь общий рынок и общую валюту, но не иметь при этом хотя бы минимально гармонизированную налоговую систему, пишет швейцарская Neue Zurcher Zeitung.

Для реализации принципа, что любой гражданин любого из государств-членов ЕС должен платить налоги со всех своих доходов, в том числе - получаемых в виде процентов с капитала, постепенно во всем Союзе должна быть отменена банковская тайна. На смену ей должен прийти обмен информацией между финансовыми инспекциями стран - членов ЕС.

В течение переходного периода отдельные государства могут вместо того, чтобы делиться банковской информацией, взимать налог сами. А чтобы конкурентоспособность европейских финансовых рынков не пострадала, Европейский Союз начнет переговоры с США и другими важнейшими финансовыми партнерами о внедрении новой системы и на их территории. Когда результаты этих переговоров станут известны, то в конце 2002 года члены ЕС должны будут окончательно и единогласно решить, претворять ли им новые меры в жизнь?

Правительство Австрии до последнего момента выступало против отказа от банковской тайны. Но когда и Люксембург присоединился к компромиссу, с оговоркой, что прежде, чем новые правила вступят в силу, к ним должны присоединиться третьи страны, Австрия, и без того изолированная из-за участия в ее правительстве ультраправой Партии Свободы, осталась в одиночестве.

В итоге к компромиссу присоединилась и Австрия, хотя и заявила, что по соображениям конституционного права она не может сейчас согласиться с отменой банковской тайны в отношении нерезидентов. Кроме того, Люксембург и Австрия четко дали понять, что их окончательное согласие будет, в первую очередь, зависеть от результатов переговоров ЕС со Швейцарией.

Фактически, однако, проблему попросту перекинули, как горячую картофелину, таким партнерам Евросоюза как Швейцария. Между тем, на саммите в Фейре была фактически похоронена так называемая "модель сосуществования", предоставлявшая членам ЕС возможность выбора: или самим брать налоги с процентов по открытым у них вкладам, или передавать информацию об этих счетах соседним странам.

Это решение - крупная победа Великобритании. Лондон всегда отвергал взимание налога на месте, и потому долгое время - вплоть до Хельсинского саммита ЕС в декабре прошлого года - оставался в изоляции. Но когда министр финансов Германии Айхель решился на демонтаж института банковской тайны в Германии, процесс пошел.

Как ни парадоксально, но именно британцы, столь часто говорящие о необходимости соблюдать традиции и национальную самобытность, успешно торпедировали "модель сосуществования". Оказалось, что экономические интересы - важнее.

Если система обмена информацией между финансовыми инспекциями разных стран заработает, то Великобритания достигнет важнейшей цели: ликвидация банковской тайны подорвет конкурирующие с лондонским "Сити" финансовые центры. Ну, а если процесс затянется на годы, тогда, с точки зрения британцев, лучше всего жить, сохраняя "статус кво". Тем более, что не Великобритания, как известно, требовала более эффективной борьбы с уклонением от уплаты налогов.

Итоги саммита Евросоюза в Фейре поставили Швейцарию в неловкое положение. Организация экономического сотрудничества и развития и без того оказывает на нее давление с целью ограничения сферы распространения банковской тайны на территории Швейцарии, а теперь это давление еще более усилится. Как долго Швейцария продержится - вот в чем вопрос.

Тесные экономические связи между Швейцарией и Европейским Союзом предоставляют Брюсселю множество способов, как перекрыть Берну кислород. Во всяком случае, ЕС наверняка увяжет дальнейшие торговые соглашения со Швейцарией с ее согласием по вопросам налогообложения процентов по банковским вкладам. И потому министру финансов Швейцарии необходимо быстро разработать стратегию, как ответить на возрастающее давление со стороны Европейского Союза, и, по возможности, не нанести ущерба Швейцарии, как крупнейшему финансовому центру.

Сергей Сенинский:

Так писала 21 июня одна из ведущих деловых газет Швейцарии - Neue Zurcher Zeitung.

В тот же день министерство финансов Швейцарии заявило, что оно, в принципе, не против того, чтобы совершенствовать систему налогообложения процентов по инвестициям, но категорически отвергло идею о возможном отказе от института банковской тайны ради предоставления информации налоговым органам.

XS
SM
MD
LG