Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика


- Налоговая реформа в России. Действие первое. Что одобрила Государственная Дума?
- Украина: приватизация региональных компаний электроэнергетики.
- Расширение Европейского Союза на восток.
- Рекордный штраф для американских табачных корпораций.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

В минувшую среду Государственная Дума России одобрила пакет законопроектов, предполагающих, по сути, налоговую реформу в стране. Теперь налоговым планам правительства предстоит получить одобрение Совета Федерации. Оговорим сразу: прогнозы о том, поддержит ли их верхняя палата российского парламента или нет, учитывая судьбу законопроектов о реформировании самого Совета Федерации, выходят за рамки нашей программы. Мы остановимся лишь на экономическом содержании: что именно из правительственных планов реформирования налоговой системы было поддержано депутатами Государственной Думы, и когда изменения могут вступить в силу?

Наш собеседник в Москве - один из ведущих разработчиков налоговой реформы, ныне - первый заместитель министра финансов России Сергей Шаталов. И первый вопрос - о двух налогах, касающихся всех граждан: подоходном налоге и налоге на добавленную стоимость:

Сергей Шаталов:

Предусматриваются достаточно серьезные изменения в налогообложении физических лиц. Принята новая версия подоходного налога. Он даже сменил свое название. И теперь это уже "налог на доходы физических лиц". И он будет применяться, если все законопроект пройдет благополучно в Совете Федерации, начиная с 1 января 2001 года.

Изменения большие.... Единая ставка - 13 процентов. Новые вычеты, социально ориентированные вычеты. Теперь каждый гражданин будет иметь возможность вычитать до 25 тысяч рублей в год на медицинские цели или на образование. Причем речь идет не только непосредственно о налогоплательщике, но и о членах его семьи тоже.

В налоге на добавленную стоимость, может быть, самое "интересное" для физических лиц, это то, что индивидуальные предприниматели, у которых годовые обороты будут превышать 4 миллиона рублей, должны будут стать плательщиками этого налога.

Сергей Сенинский:

Единая ставка налога на доходы физических лиц - 13%, - она вводится на какой-то определенный срок или пока - бессрочно?

Сергей Шаталов:

Ставка 13% вводится бессрочно. Я думаю, что она будет действовать в течение долгого времени. По крайней мере, пока правительство не делало никаких предложений, чтобы эта ставка действовала в течение какого-то определенного срока.

Добавлю еще, что кроме 13%-ой ставки, для некоторых схем и для некоторых видов доходов предусмотрена повышенная 35%-ая ставка. Эта ставка будет применяться в тех случаях, когда гражданин получает "необычные" доходы. В виде, например, "необычных" банковских процентов или "необычных" страховых выплат.

Сергей Сенинский:

Вы говорите о "необычных" банковских процентах, с которых предстоит платить налог по повышенной ставке. А где грань между "необычными" доходами и "обычными"?

Сергей Шаталов:

Гражданин не будет платить налоги с доходов, с тех процентов, получаемых по банковским депозитам, которые не превышают 3/4 ставки рефинансирования Центрального банка. И только в том случае, если эти проценты становятся очень большими, то с разницы между полученной суммой и той суммой, которая исчислена исходя из 3/4 ставки рефинансирования, придется заплатить налог по ставке 35%.

Сергей Сенинский:

Теперь - о налогах для юридических лиц. И, прежде всего, - отменяются ли полностью существующие налоги с оборота?

Сергей Шаталов:

Налоги с оборота. Это, пожалуй, самая серьезная проблема в существующей сегодня в России налоговой системе. И эти налоги являются абсолютным злом.

Поэтому, как одну из важнейших задач, правительство рассматривало отмену оборотных налогов, начиная уже с 2001 года. Полностью эту задачу реализовать не удалось. Отменены налоги, в совокупности, на 3% от объема реализации товаров и услуг. Еще 1% временно остается. Временно - это означает примерно на два года. Хотя правительство, конечно же, будет настаивать, чтобы уже в следующем году вернуться к этому решению. И продемонстрировав, что мы достаточно хорошо "финансируем" дорожное строительство, попробовать отменить и этот оставшийся процент.

Существующие 4% налога с оборота складываются из двух налогов: 1,5% - это налог на жилищно-коммунальное хозяйство на местном уровне. Этот налог отменяется. А вместо этого увеличивается на 5% ставка налога на прибыль. Вся дополнительная сумма этого налога должна пойти в местные бюджеты. Из 2,5%, которые идут в дорожные фонды, отменяются 1,5%. 1%, как я уже говорил, остается.

Сергей Сенинский:

А что именно меняется в налоге на прибыль предприятий? Планировалась, помнится, и единая его ставка, и отмена существующих ограничений и нормативов, по которым, например, многие естественные для бизнеса затраты нельзя переносить на себестоимость...

Сергей Шаталов:

Налог на прибыль нам не удалось реформировать в этом году, хотя здесь предполагались очень большие изменения. Мы к этому вопросу обязательно вернемся в сентябре. И правительство рассчитывает, что уже осенью удастся принять основные решения и по этому налогу. Так что в 2001 год мы, надеюсь, вступим и с "модернизированным" налогом на прибыль.

Сергей Сенинский:

Повышение ставки налога на прибыль на 5% вместо 1,5%-ного налога с оборота - для финансирования жилищно-коммунального хозяйства - поясните, пожалуйста:

Сергей Шаталов:

Дело в том, что 1,5% - это очень серьезные средства. Порядка 80 - 90 миллиардов рублей, по прогнозам на следующий год. Это те средства, которые сегодня поступают в местные бюджеты. Отменяя оборотный налог в 1,5%, мы компенсируем эти выпадающие доходы местных бюджетов теми самыми 5% налога на прибыль.

Сергей Сенинский:

Г-н Шаталов, отдельная тема - введение так называемого "единого социального налога". Какие действующие налоги он призван собой заменить, и каков, согласно одобренному Государственной Думой законопроекту, механизм его взимания?

Сергей Шаталов:

Социальный налог должен прийти на смену существующим сегодня взносам в четыре государственных социальных внебюджетных фонда. Сегодня эти взносы уплачиваются всеми работодателями по ставке 38,5%. "Администрируются" взносы в каждый фонд непосредственно каждым из этих фондов.

Основная идея состояла в том, чтобы заменить многочисленных контролеров и сборщиков одним контролером и сборщиком - налоговыми органами. Они и будут "администрировать" этот налог с 1 января 2001 года.

Новшеством является то, что абсолютно для всех налогоплательщиков снижается совокупная ставка этого налога. Теперь она будет составлять 35,6%. Это, вроде бы, незначительно, но важно другое! Появляется регрессивная шкала налогообложения, в соответствии с которой получается, что если предприятие выплачивает достойную заработную плату своим работникам, достойную - по российским меркам, разумеется, то оно получает право применять регрессивную шкалу. То есть, чем больше доходы работников, тем меньше делаются отчисления в государственные внебюджетные фонды.

Уже со следующего года предприятия смогут, вместо существующих сегодня 38,5%, уплачивать с больших доходов только 5%. А еще через два года, эта ставка может быть понижена до 2%.

Сергей Сенинский:

Депутаты Государственной Думы одобрили также предложенные правительством изменения в порядке уплаты налога на добавленную стоимость в отношении российских товаров, продаваемых в странах СНГ. В чем их суть?

Сергей Шаталов:

Когда в 1992 году в России и в других государствах СНГ был введен налог на добавленную стоимость, внутри СНГ были предусмотрены особенности в торговле между этими государствами. Международные правила предполагают применение так называемого принципа "страны назначения", в соответствии с которым товар, перемещаясь из одного государства в другое, "очищается" от налога на добавленную стоимость в стране происхождения, а в стране назначения этот налог восстанавливается по той ставке, которая существует в этом государстве. А внутри СНГ применялись те же правила, как если бы товар продавался внутри России.

Такие правила создают очень серьезные препятствия для экспорта. А международная схема как раз очень хорошо поддерживает экспортеров.

Введение новых правил уже давно назревало. Об этом говорили и наши партнеры по СНГ. Более того, в течение последних двух лет практически все они уже перешли на принцип "страны назначения". И единственная, Россия, сохраняла приверженность старым правилам, ориентируясь, в основном, на то, что такой переход будет иметь существенные негативные последствия для бюджета из-за положительного торгового сальдо России.

Теперь найдено компромиссное решение. Россия будет применять международные правила, которые не будут распространяться только на одну группу товаров: энергоносители. Речь идет о нефти, газовом конденсате и природном газе.

Сергей Сенинский:

Представители российского правительства часто повторяют в последние дни, что осуществление предложенной налоговой реформы позволит сократить, как говорят, "налоговое бремя" в стране на 2% ВВП. Что имеется в виду? Что именно, как предполагается, может сократиться на величину, равную 2% объема внутреннего валового продукта России?

Сергей Шаталов:

Сегодня в России в виде налогов собирается примерно 35% - 36% от ВВП. Я говорю примерно, потому что эта цифра меняется, а в последнее время увеличивается. Налоги собираются все лучше и лучше. Номинальная налоговая нагрузка находится сегодня на уровне примерно 37% ВВП, что, в общем-то, достаточно много. Одна из основных задач, которую ставит перед собой правительство, состоит в серьезном снижении налоговой нагрузки. Через 4 - 5 лет она должна выйти примерно на уровень 32%. Уже в следующем году налоговая нагрузка может быть снижена даже не на 2%, а из-за того, что не все решения правительства "прошли", даже на 2,5% объема ВВП.

Сергей Сенинский:

Номинальное и относительное сокращение налоговых поступлений.... Поясните, пожалуйста:

Сергей Шаталов:

Если рассматривать объем налогов как долю произведенного внутреннего продукта, то в этом случае доля понизится. Если же рассматривать общую массу собираемых налогов, то мы рассчитываем, что эта сумма не понизится. В этом году предполагается достаточно серьезный экономический рост, и у нас есть основания так предполагать, в этом году мы выходим, по-видимому, на рост в 4% - 4,5% ВВП.

Сергей Сенинский:

Спасибо, напомню, на вопросы нашей программы отвечал в Москве один из ведущих разработчиков налоговой реформы в России, ныне - первый заместитель министра финансов Сергей Шаталов.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 21 июля. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:

Встрече лидеров ведущих стран мира, открывшейся на японском острове Окинава, в этом году - не занимать символики, пишет "Экономист". Во-первых, это - 25-ый подобный саммит. Во-вторых, первый в новом тысячелетии. Наконец, нынешняя встреча - восьмая и последняя для президента Клинтона. Цели, которые провозглашались в канун встречи, были под стать символике: ознаменовать начало новой эры - всеобщего благополучия, торжества разума и стабильности во всем мире.

Реальность, как обычно, впечатляет куда меньше. Например, шансы, что может быть объявлено о новом этапе переговоров по проблемам мировой торговли, близки к нулю. Важное место, как ожидается, займет дискуссия о распространении новейших технологий телекоммуникаций для ускорения экономического развития, в том числе - беднейших стран. В мире насчитывается примерно 332 миллиона пользователей Интернета, но менее одного процента из них живут в Африке. При 600-миллионом населении пользователей Интернета на континенте - чуть более 2 с половиной миллионов, и большинство их них проживает в Южной Африке.

Главы ведущих государств вновь подтвердят в Окинаве намерение обеспечить к 2015 году начальное образование во всем мире. Особый разговор пойдет об учебе девочек. Они составляют 60-70% из 100 миллионов детей во всем мире, которые сегодня не ходят в школы. Будет продолжена и дискуссия о мерах по сокращению распространения в мире массовых заболеваний, в первую очередь - СПИДа.

Однако реальность всегда добавит ложку дегтя. Всего год назад, на таком саммите в Кёльне, с большой помпой был представлен план сокращения бремени внешних долгов беднейших стран. Прошел год, но реально это коснулось лишь 9 стран, на общую сумму не более 15 миллиардов долларов. С одной стороны, многие беднейшие страны, долги которых могли быть сокращены, погрязли в коррупции или воюют. С другой, некоторые богатые страны, в частности - США, не выполняют взятых обязательств по этой программе.

Есть подозрения, что распространение информационных технологий - не совсем верная тема для очередной встречи лидеров ведущих стран. Чтобы реально помочь беднейшим странам, этим лидерам стоило бы сосредоточиться на проблемах открытия внутренних рынков своих стран. Но, увы, либерализация торговли стоит политического капитала, заключает "Экономист".

Это - как повторный брак, когда надежды берут верх над опытом, так начинает "Экономист" статью о проблемах корпоративных слияний. Согласно некоторым исследованиям, более половины таких слияний приводят к снижению стоимости акций, а еще треть - к отсутствию сколько-нибудь заметных перемен.

Многие корпоративные слияния происходят для защиты одного или обоих участников. Скажем, аэрокосмическая корпорация McDonnell Douglas присоединилась к Boeing, когда главный покупатель - Пентагон - сократил свои траты наполовину. Компания Chrysler объединилась с немецкой Daimler-Benz, когда стало ясно, что даже положения третьего по величине участника крупнейшего в мире автомобильного рынка недостаточно, чтобы позволить себе оставаться в одиночестве.

Или же угроза может исходить от конкурента: так, Bayerische Vereinsbank задумался о слиянии с соседним Hypobank, так как его менеджеры испугались поглощения со стороны Deutsche Bank. A когда компании объединяются, чтобы избежать некой угрозы, они зачастую просто переносят свои внутренние проблемы на новое объединение.

И наоборот, удаются объединения тех корпораций, менеджеры которых имеют четкую стратегию действий и жестко ее реализуют. Таким, например, стало объединение Turner Broadcasting и корпорации Time Warner, глава которой еще в конце 80-ых разработал стратегию развития медиа-конгломерата. Из других примеров этого ряда - появление автомобильной корпорации DaimlerChrysler или слияние американского Citibank и компании Travelers Group - в крупнейшую финансовую корпорацию мира - Citigroup.

Особое значение при слияниях имеет фактор личных амбиций руководителей корпораций. Понятно, что у единой компании не может быть двух начальников. Поэтому кто-то один должен согласиться, что его роль будет чуть меньше.

Тот факт, что многие корпоративные слияния не удаются, вовсе не значит, сам по себе, что их следует избегать. Однако он означает, что слияние вовсе не является простым решением проблем компании. И потому, прежде, чем оформлять этот брак, менеджерам стоило бы познакомиться с опытом тех, кто уже через это прошел, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 21 июля.

Нынешний июль для энергетического комплекса Украины оказался весьма насыщенным событиями. Президент Леонид Кучма подписывает законопроект, запрещающий любые бартерные расчеты за электроэнергию. Спустя несколько дней вице-премьер Юлия Тимошенко заявляет, что энергетический кризис в стране преодолен, что промышленная частота в сетях вновь достигла необходимых 50 герц и что по всей стране прекращаются веерные отключения электроэнергии. Через несколько дней меняется руководство министерства топлива и энергетики. Затем директора так называемого Совета энергетического рынка Украины приняли решение о финансировании за счет средств внутреннего рынка достройки двух энергоблоков на Ровенской и Хмельницкой атомных электростанциях - тех самых, которые призваны компенсировать вывод из эксплуатации последнего блока Чернобыльской станции.

Тему продолжает наш корреспондент в Киеве Сергей Киселев.

Сергей Киселев:

Последним в этой череде событий стало подписание президентом Украины указа о полной приватизации семи областных энергоснабжающих компаний, которые сокращенно именуются "облэнерго". Согласно этому указу, отменяется запрет на продажу тех государственных акций данных компаний, которые ранее не подлежали приватизации. Доля таких акций в общем акционерном капитале компаний - "Житомироблэнерго", "Ровноблэнерго", "Киевоблэнерго", "Севастопольгорэнерго", "Николаевоблэнерго", "Херсоноблэнерго" и "Кировоградоблэнерго" - составляет от 26% до 50%.

Как сообщил заместитель главы администрации президента Украины Павел Гайдуцкий, в этих "облэнерго" исключается часть акций, которые закреплены в государственной собственности.

Говорит заместитель председателя Фонда государственного имущества Украины Леонид Кальченко:

Леонид Кальченко:

Политика правительства Украины заключается в том, чтобы при приватизации стратегически важных предприятий, в частности, объектов электроэнергетики, продавать стратегическим инвесторам, то есть тем юридическим лицам, которые зарекомендовали себя как серьезные структуры. И для того, чтобы найти эффективного собственника для таких энергокомпаний, естественно, необходимо продавать большие пакеты акций, больше контрольных, то есть больше пятидесяти процентов. Как раз цель этого указа в том чтобы закрепленные 25 процентов, так сказать, вывести из собственности государства и разрешить к приватизации. У нас проводился тендер, и выбрали советника для продажи семи энергокомпаний, и пакеты акций там предлагались от 50 до 20 процентов.

Сергей Киселев:

Какие компании - украинские, российские или западные - имеют больше шансов стать стратегическими инвесторами для украинских "облэнерго"?

Леонид Кальченко:

Не исключено, у нас и по законодательству покупателями могут быть и зарубежные, и отечественные компании. Главное, чтобы это был стратегический инвестор, который серьезно подойдет к работе с компанией.

Сергей Киселев:

Тем не менее, сегодня трудно прогнозировать, как будут дальше развиваться события в связи с полной приватизацией еще семи областных энергоснабжающих компаний. Дело в том, что в 1998-м году 7 из 27 существующих в Украине "облэнерго" уже были приватизированы - Фонд государственного имущества Украины также реализовал тогда государственные пакеты акций этих семи "облэнерго". И с тех пор в некоторых из них не прекращаются скандалы, противоречия между зарубежными инвесторами, перепродажа пакетов акций, выяснение отношений в арбитражных судах и так далее.

Теперь, ожегшись на молоке, власти Украины дуют на воду. Особенно, учитывая тот факт, что в украинском законодательстве (в отличие от законодательства некоторых других стран) нет такого понятия как "золотая акция", когда государство, по сути, сохраняет за собой право вето даже в тех случаях, когда размер пакета государственных акций в том или ином акционером обществе - минимален.

Заместитель председателя Фонда государственного имущества Украины Леонид Кальченко продолжает:

Леонид Кальченко:

Действительно, это так, поэтому мы и подбираем инвестора, который, скажем так, имел бы имя, и это имя не позволяло бы, авторитет мировой имени этого инвестора не позволял бы, вести себя на рынке так, как не ведут себя серьезные инвесторы. То есть, контроль будет обеспечиваться уже самим инвестором.

Сергей Киселев:

В зависимости от того, как нынешней осенью и предстоящей зимой будут работать 14 приватизированных областных энергоснабжающих компаний, государственные пакеты акций которых "разблокированы", зависит судьба остальных 13-ти, неприватизированных "облэнерго". О перспективе их приватизации Леонид Кальченко пока говорит уклончиво:

Леонид Кальченко:

Я думаю, что Украина на этом не остановится, но глубину этой перспективы я вам сказать сейчас затрудняюсь.

Сергей Сенинский:

Сергей Киселев, наш корреспондент в Киеве.

Когда в Европейский Союз могут быть приняты первый кандидаты из числа стран Центральной и Восточной Европы? Премьер-министр Польши Ежи Бузек заявил на минувшей неделе: его правительство надеется, что это произойдет в 2003 году, а в самой Польше в конце 2001 или в 2002 году пройдет референдум по поводу будущего членства Польши в Европейском Союзе. Тем временем министры финансов западноевропейских стран решили организовать постоянный мониторинг текущего экономического развития восточноевропейских стран - кандидатов в ЕС.

Ведущимся с ними переговорам и возможным срокам вступления этих стран в ЕС посвящена специальная статья в последнем на сегодня номере журнала "Европа", одного из официальных ежемесячных изданий Европейского Союза. С некоторыми ее положениями мы решили вас познакомить.

Мария Салычева:

Процесс расширения Европейского Союза на восток, за счет бывших коммунистических стран, набирает скорость и прокладывает путь к объединению всего континента к концу нынешнего десятилетия. После появления единой валюты - евро - расширение ЕС стало ведущей проблемой Европейского Союза. В переговорах с первой пятеркой стран-кандидатов - Польшей, Венгрией, Чехией, Эстонией, Словенией и Кипром - настает черед наиболее болезненных вопросов - субсидии сельскому хозяйству и свободное передвижение работающих в пределах Союза. Обсуждение именно этих проблем замедляет темп переговоров и рождает подозрения, что энтузиазм Евросоюза по поводу собственного расширения идет на убыль.

Ярослав Шимов:

То, что переговоры становятся все жестче, обусловлено, прежде всего, слишком очевидным различием позиций сторон. Брюссель, например, не хочет говорить о возможности полного участия стран-кандидатов в Единой европейской программе субсидирования сельского хозяйства, так как этого не выдержит бюджет Европейского Союза. На сельское хозяйство приходится сегодня более половины всех ежегодных расходов ЕС, оцениваемых в 90 миллиардов долларов. Страны-кандидаты - напротив, стремятся к полному участию в программе субсидирования.

Обе стороны также резко расходятся в вопросах свободы перемещения работающих. Евросоюз, опасаясь наплыва с востока дешевой рабочей силы, отстаивает идею длительного переходного периода, предшествующего полной отмене ограничений. Страны-кандидаты, в свою очередь, настаивают на том, чтобы их граждане получили право работать где угодно на территории Евросоюза - сразу после присоединения к нему.

Мария Салычева:

Такое различие позиций осложняет отношения между Европейским Союзом и странами-кандидатами, правительства которых вовсе не порадовало и заявление главы Европейской Комиссии Романо Проди о том, что Брюссель должен придерживаться жесткой линии на переговорах. Премьер-министр Польши Ежи Бузек заявил в ответ, что отсрочка с принятием в Европейский Союз может привести к разочарованию в странах-кандидатах. Уровень поддержки членства Польши в Европейском Союзе уже снизился в стране с 80 до 50 процентов. Венгрия обвинила Евросоюз в использовании тактики проволочек.

Ярослав Шимов:

Речь идет о степени соответствии норм, действующих в странах-кандидатах, нормам, действующим в Европейском Союзе. Европейский свод этих правил насчитывает более 30 тысяч страниц и охватывает практически все сферы - от стандартов экологии и антимонопольной политики до сельского хозяйства и финансового союза. Предыдущему расширению Европейского Союза, когда в него вошли Австрия, Швеция и Финляндия, (уровень развития каждой из которых выше среднего для ЕС уровня) предшествовали три года трудных переговоров. Для принятия в 1985 году в Европейский Союз Испании и Португалии (уровень обеих стран был ниже среднеевропейского) потребовалось семь лет непрерывных переговоров. И потому процесс принятия в ЕС еще более бедных стран Восточной Европы - с самого начала представлялся гораздо более сложным.

Мария Салычева:

Переговоры осложняются и разностью темпов экономических реформ в странах-кандидатах. Польша и Чехия отстают здесь от Венгрии, Эстонии и Словении. Особенно буксует Чехия. В последнем докладе Европейской Комиссии реформы правительства Чешской Республики признаны "неудовлетворительными". Либерализация индустрии телекоммуникаций отложена на три года, большая часть служб коммунального хозяйства остается в собственности государства, антимонопольное законодательство - лишь в стадии разработки.

Одновременно другие страны, как из первой группы кандидатов, так и второй, стремительно меняются, ускоряя процесс приватизации и дерегуляции, переориентируя свою торговлю на Запад, особенно на Европейский Союз - на его долю уже приходится более половины всего экспорта и импорта этих стран. Все больше приходит в регион американских, европейских и азиатских инвесторов. Только в Польше объем прямых иностранных инвестиций в прошлом году превысил 8 миллиардов долларов. Среди фаворитов для инвесторов также - Венгрия и Эстония, тогда как Чехия, еще недавно - лидер, теряет былую привлекательность для зарубежных инвесторов.

Ярослав Шимов:

Однако, несмотря на очевидный прогресс большинства стран- кандидатов, начальные планы приема в ЕС первых из них в 2002-2003 годах становятся все более призрачными. Теперь уже 2005 год называют более реальным сроком. Одновременно Европейский Союз сталкивается с новой проблемой: что делать, если меньшие страны будут готовы к вступлению в ЕС раньше, чем Польша, самый крупная из них и стратегически важный кандидат? Темпы экономического роста в Польше замедляются, тогда как Словения и Венгрия становятся фаворитами. Однако, если представить, что они будут приняты раньше, то это вызовет самую негативную реакцию в Польше и подорвет саму стратегию расширения Европейского Союза. Так принимать ли Польшу в ЕС, независимо от степени ее готовности, или отложить, дав возможность вступить первыми другим странам?

А пока - кое-где уже заключают пари на то, что расширение ЕС произойдет не ранее 2006 года, когда Европейский Союз будет отмечать свое 50-летие.

Сергей Сенинский:

Напомню, мы познакомили вас с содержанием одной из публикаций последнего номера ежемесячного журнала "Европа", одного из официальных изданий Европейского Союза.

В конце прошлой недели суд присяжных в американском городе Майами, штат Флорида, вынес вердикт по делу корпорации Philip Morris и еще 4 крупнейших американских табачных компаний. Они признаны виновными в серьезных нарушениях и должны, если этому решению предстоит стать окончательным, выплатить за нанесенный здоровью людей ущерб рекордный за всю историю штраф - 145 миллиардов долларов! Для сравнения: примерно столько же составляет на сегодня весь внешний долг России. Наш корреспондент Владимир Морозов сообщает из Нью-Йорка:

Владимир Морозов:

В последние годы судебные дела против табачных корпораций стали в США привычным делом. Но недавнее решение присяжных заседателей во Флориде удивил даже многоопытного судью. Открыв вердикт, он долго рассматривал его и потом заметил, что в нем... довольно много нулей!

Действительно, 145 миллиардов долларов - это рекордная сумма штрафа за всю историю американского суда. Выражаясь спортивными терминами, табачные компании теперь идут с большим отрывом от прежнего рекордсмена - владельцев танкера Exxon-Valdez, на которых был наложен штраф в 5 миллиардов долларов. Тогда, в марте 1989 года, разлив нефти после аварии танкера у берегов Аляски привел к невиданной ранее экологической катастрофе.

Говорит Ричард Дэйнард, юрист, профессор расположенного в Бостоне Северо-Восточного университета, президент Центра по контролю за табачной промышленностью:

Ричард Дэйнард:

Судебные заседатели заявили, что продукция табачная продукция может вызвать 20 различных болезней. Кроме того, констатировали они, табачные компании, вступили в преступный сговор с целью дезинформировать публику. Начиная с 50-ых годов, они постоянно скрывали результаты исследований о степени вреда табачных изделий для здоровья. В ходе этого судебного процесса выяснилось, что сигареты могли выпускаться и менее опасными для здоровья, однако табачная индустрия на это не пошла, опасаясь снижения своих доходов.

Учитывая все эти отягчающие вину обстоятельства, суд присяжных решил, что компании должны выплатить именно штраф, что значительно больше, чем просто компенсация за нанесенный ущерб.

Владимир Морозов:

Уникальность нынешнего судебного процесса во Флориде заключается еще и в том, что это первый групповой иск к табачным компаниям, который дошел до суда. До этого табачные компании проиграли несколько дел, возбужденных отдельными людьми, серьезно заболевшими в результате курения. Скажем, в феврале 1999 суд присяжных в штате Калифорния обязал табачные компании выплатить 26,5 миллионов долларов, месяцем позже в штате Орегон - 33 миллиона. Но сегодня эти суммы можно считать обычными деловыми издержками по сравнению с гигантским штрафом в 145 миллиардов долларов!

Выступавшие на суде руководители и юристы табачных компаний выразили уверенность в том, что эта сумма будет значительно уменьшена. Их поддержали и некоторые аналитики с Уолл-стрит. Так, эксперт по табачной промышленности инвестиционного банка Credit Suisse First Boston Бонни Херцог заявила, что сумма штрафа просто абсурдна и призвала клиентов банка по-прежнему покупать акции табачных компаний. Абсурдным называет как сумму штрафа, так и сам судебный процесс и Дэвид Аделман, аналитик инвестиционного банка Morgan Stanley Deen Witter:

Дэвид Аделман:

Я думаю, что этот состав присяжных заседателей согласился бы с любым предложением стороны обвинения. Это пример одностороннего подхода к делу. Случается, что суд не следует законам. Что и произошло в данном процессе. На этот случай и существует апелляционная инстанция. Я в высшей степени уверен, что дело будет пересмотрено в пользу табачных компаний.

Обратите внимание: рынок очень вяло отреагировал на немыслимый вердикт. Цены акций табачных компаний снизились очень незначительно, потому что рынок уверен: в конце концов, сумма штрафа будет гораздо меньше.

Сегодня почти все другие штаты уже отказались от возбуждения дел против табачной индустрии по групповым искам. Суд во Флориде, на мой взгляд, вызовет в других штатах чувство стыда. Там подумают: мы не хотим, чтобы в нашем штате произошло нечто подобное.

Владимир Морозов:

С таким мнением категорически не согласен юрист Ричард Дэйнер:

Ричард Дэйнард:

Аналитики табачной промышленности с Уолл-Стрит заняты не только анализом деятельности этой индустрии, но и заинтересованы в продажах как можно большего количества акций табачных компаний. Это - конфликт интересов. И вот в любой ситуации они убеждают клиентов: покупайте акции и ни о чем не беспокойтесь.

Суд во Флориде был организован в высшей степени профессионально. Дело продолжалось два года. Были заслушаны 157 свидетелей. Многие обвинительные пункты вердикта были сформулированы на основании документов, полученных от самих табачных компаний. Такой вердикт трудно оспорить.

Да, аналитики с Уолл-стрит - весьма квалифицированные специалисты, но они - не юристы. Поэтому они могут уверять клиентов, что закон на стороне табачных компаний и что вердикт присяжных заседателей будет пересмотрен в Апелляционном суде.

Владимир Морозов:

Но еще раньше размер штрафа может уменьшить и сам судья города Майами, которому в ближайшие два месяца предстоит принять соответствующее решение. Дело в том, что законы штата Флорида не позволяют налагать на компанию такой штраф, который может привести к ее банкротству. Но почему, зная это, присяжные заседатели остановились на невиданной доселе сумме - 145 миллиардов долларов? Профессор Дэйнард:

Ричард Дэйнард:

Тут не все ясно. Пока никто не знает, какой именно штраф может вызвать банкротство табачных корпораций. Сторона обвинения представила двух экспертов, которые заявили на суде, что ответчики смогут легко выплатить 150 миллиардов долларов. И вердикт был вынесен с учетом мнения этих экспертов.

А табачные компании не позаботились о том, чтобы противопоставить этим специалистам своих экспертов и свои расчеты. Я предполагаю, что компании просто не были готовы к вердикту, который признавал их виновными в таком большом количестве нарушений.

Владимир Морозов:

Понятно, что в своих выступлениях в суде представители табачной индустрии просили уменьшить сумму штрафа. Они напомнили, что в последние годы корпорации расходуют миллионы долларов, чтобы, например, отвадить молодежь от курения. Что в 1988 году они подписали соглашение с властями 40 штатов США, предусматривающее выплату компенсации аж в 246 миллиардов долларов курильщикам, подавших судебные иски! Правда, эти средства будут взяты из карманов самих курильщиков, которым приходится больше платить за пачку сигарет. И самое главное - компенсацию в 246 миллиардов можно выплачивать 25 лет. А штраф в 145 миллиардов надо платить единовременно!

Эта сумма должна пойти примерно 700 тысячам жителей штата Флорида, страдающим серьезными заболеваниями, полученными в результате курения. Если человек уже умер от этих заболеваний, деньги получит его семья.

Как могут развиваться события дальше? Ричард Дэйнард:

Ричард Дэйнард:

Прежде всего, предстоит определить, какие конкретно жители Флориды получат деньги от табачных компаний. На это уйдет несколько лет. Но табачным компаниям от этого не легче. В случае поражения в Апелляционной инстанции они обязаны внести сумму штрафа на специальный счет, контролируемый судом. И я предполагаю, что компании, вероятно, выплатят большую часть этой суммы. Кроме того, им предстоит выплатить не только компенсацию, но и огромные штрафы многим пострадавшим, которые недавно возбудили индивидуальные иски или собираются их возбудить. Первый успешный групповой иск против табачной индустрии во Флориде подтолкнул и еще подтолкнет на подобные иски другие штаты. Вердикт присяжных заседателей в Майами звучит как смертный приговор табачной индустрии. Я думаю, что, в конце концов, компании не смогут выплатить все средства за ущерб, который нанесла их продукция.

Владимир Морозов:

А могут ли табачные компании, в случае поражения в апелляционной инстанции, обратиться в Верховный суд Соединенных Штатов?

Ричард Дэйнард:

В Верховный Суд можно обратиться с любым вопросом. Например, если вы считаете, что вас несправедливо оштрафовали за нарушение правил дорожного движения. Я не шучу, это действительно так.

Правда, нет гарантии, что Верховный Суд станет рассматривать вашу жалобу. То же самое и в случае табачных компаний. Я не думаю, что Верховный Суд станет рассматривать их апелляцию, потому что в деле не затронуты какие-либо существенные конституционные вопросы.

Владимир Морозов:

Опрос общественного мнения, проведенный на днях институтом Гэллапа, показал, что только 37 процентов американцев одобряют вердикт присяжных во Флориде по делу табачных компаний, а 59 процентов винят самих курильщиков в их болезнях и считают размер штрафа чрезмерным. Остается дождаться, что скажет по этому поводу судья в Майами, а затем Апелляционный суд?

Сергей Сенинский:

Владимир Морозов, наш корреспондент в Нью-Йорке.

XS
SM
MD
LG