Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика


- Рост экономики и прирост денег в России.
- Германия согласилась на отсрочку выплаты части российского долга после того, как Россия признала долги по кредитной линии "Гермес".
- Deutsche Telecom и американская VoiceStream. Евросоюз пригрозил выходом из ВТО, если Конгресс блокирует сделку.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Экономический рост в России и темпы увеличения денежной массы в стране: насколько они соответствуют друг другу? Об этом сегодня - наш разговор с экспертами.

Темпы экономического роста в России в первом полугодии, то есть прироста объема валового внутреннего продукта, составили: по одним официальным данным - 7% по сравнению с показателем первых шести месяцев прошлого года, по другим, таким же официальным - 7,3%. Для сравнения: это - почти втрое выше темпов экономического роста в Западной Европе и примерно в полтора раза выше, чем в Соединенных Штатах, хотя, понятно, точки отсчета весьма разнятся. И всего на 1% ниже, чем, скажем, в Китае, который сегодня по-прежнему лидирует по темпам экономического роста среди крупнейших стран мира.

По идее, экономический рост в стране должен сопровождаться и соответствующим ростом денежной массы, чтобы этот самый рост обслуживать. Вместе с тем, правительство России, в лице министра финансов, заявляет о планах сокращения денежной массы в обращении. Так насколько нарушено соответствие? ..На вопросы нашей программы отвечают в Москве вице-президент аналитического управления инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Екатерина Малофеева и Олег Ларичев, менеджер управляющей компании "Тройка-Диалог". Екатерина Малофеева:

Екатерина Малофеева:

Вы сказали, что за первое полугодие рост ВВП составил 7%... Так вот, согласно статистике Центрального банка, за первые пять месяцев этого года, то есть это меньше, чем за полугодие, рост денежной массы составил 18%. Сравните 18% и - 7% роста ВВП. То есть, конечно, экономический рост сопровождается ростом предложения денег, но, к сожалению, темпы роста предложения денег даже опережают темпы роста экономики. И "повышающаяся" экономическая активность не способна вобрать в себя все растущее предложение денег.

Статистика зарегистрировала значительное снижение уровня неплатежей, и в целом - повышение уровня "монетизации" экономики. Но все равно, темпы роста предложения денег значительно опережают темпы экономического роста, что создает инфляционную угрозу. И именно поэтому Центральный банк и правительство говорят о том, что необходимо принимать меры по сдерживанию роста предложения денег в экономике.

Олег Ларичев, компания "Тройка-Диалог":

Цифра в 7,3% роста ВВП за первое полугодие 2000 года, в общем-то, не вызывает недоверия. Многие эксперты сходятся на том, что этому можно верить. Потому что во многих отраслях промышленности наблюдается рост.

Но это - рост реального производства товаров. Если же посмотреть на номинальный рост ВВП, то он даже больше, чем 7,3%. Рост именно рублевой оценки производимого ВВП. Почему я говорю о рублевой оценке произведенного ВВП? Именно то, сколько стоит производимый ВВП в рублях, имеет отношение к тому, сколько требуется денег для обслуживания этого ВВП. Другими словами, что обусловливает спрос на деньги.

Если рост в первом полугодии составил 7%, то рост именно рублевого ВВП составил, очень приблизительно, уже 20-25%. Сам по себе рост денежной массы, при той же скорости обращения денег, чтобы обслуживать этот объем ВВП, должен был составить 20% - 25%.

Почему же правительство говорит об избытке денег на рынке? Потому что рост денежной массы на самом деле превысил эти 20-25%, и поэтому возникает необходимость в ее "стерилизации".

Сергей Сенинский:

Правительство приняло решение начать погашение накопившихся долгов министерства финансов Центральному банку - за счет дополнительных доходов, получаемых казной. Скажем, в виде повышенных пошлин на экспорт нефти. При этом обязанность российских экспортеров продавать 75% своей валютной выручки на внутрироссийском рынке - никто пока не отменял. Чтобы эти доллары выкупать - опять-таки нужны рубли, которых и без того - в избытке, если иметь в виду темпы роста цен. На ваш взгляд, каким именно образом, в счет погашение своих долгов Центральному банку, министерство финансов будет "связывать" избыточную рублевую массу? Екатерина Малофеева, компания "Ренессанс-Капитал":

Екатерина Малофеева:

Действительно, правило, согласно которому экспортеры обязаны продавать 75% валютной выручки, не отменено. Для того, чтобы эту валюту обратить в рубли, существуют два пути.

Во-первых, Центральный банк может не вмешиваться в ход валютных торгов, и, таким образом, спрос на валюту, которую продают экспортеры, могут предъявить импортеры.

Но импорт в России значительно меньше, чем экспорт. И спрос на валюту со стороны импортеров был бы значительно меньше, чем предложение валюты со стороны экспортеров. И это вело бы к постоянному удорожанию рубля.

Был частично избран другой путь. Центральный банк является крупным покупателем валюты на валютном рынке. Именно он скупает основную массу валютной выручки в России. В банковскую систему вбрасывается большое количество рублевой ликвидности, которая не может быть полностью поглощена экономикой. Которая не полностью компенсируется экономическим ростом в стране. И рано или поздно, эта избыточная рублевая масса, которая не может себе найти применения в реальном секторе экономики, начнет создавать некоторое инфляционное давление. А это то, чего опасается правительство.

Чтобы сократить эту денежную массу, необходимо каким-то образом вернуть деньги обратно в Центральный банк. И министерство финансов решило использовать такой механизм, как погашение своей собственной задолженности перед Банком России. Министерство финансов в настоящий момент пытается собрать из экономики в форме налогов дополнительную рублевую массу и вернуть ее обратно в Центральный банк, чтобы погасить свою задолженность перед Банком России. С одной стороны. А с другой стороны, убрать "излишек" денег из денежного обращения.

Олег Ларичев, компания "Тройка-Диалог":

Самый простой механизм - это, конечно, просто отдать деньги Центральному банку и таким образом уменьшить количество денег в обращении. Другой механизм, о котором упоминали представители правительства, это выпуск Центральным банком облигаций в счет переоформления долга правительства Центральному банку. После того, как эти облигации будут проданы на рынке, деньги, которые поступят от участников рынка, будут изъяты из обращения, и таким образом, уменьшится объем денежной массы.

Но здесь уместно дать некоторую предысторию. В начале этого года в общем-то мало кто ожидал таких объективно хороших макроэкономических показателей от российской экономики. И в бюджете 2000-ого года были предусмотрены даже заимствования у Центрального банка правительством. Соответственно, также были предусмотрены внешние заимствования. Сейчас же у правительства хватает денег чтобы, во-первых, не занимать у Центрального банка, во-вторых, за практически полным отсутствием источников внешнего финансирования заменять это внешнее финансирование своими деньгами. И, в-третьих, начать говорить о том, чтобы постепенно начинать возвращать свои долги Центральному банку.

Сергей Сенинский:

Еще вопрос нашим собеседникам. Весьма популярный сегодня на Западе аргумент по поводу российских внешних долгов, причем аргумент - не только в столицах, но и на уровне рядовых налогоплательщиков. Россия просит списать ей значительную часть еще советского долга, который, кстати, она сама на себя переняла - вместе со всеми зарубежными активами СССР. Долги, действительно, время от времени списывают, но в основном - беднейшим странам мира.

Россия же, если продолжать тот же аргумент, наоборот, получает сегодня дополнительно миллиарды долларов за счет резко возросших за последний год мировых цен на нефть. При этом объем внутренних инвестиций, хотя и увеличивается, но темпами неспешными. Другими словами, денег в страну приходит гораздо больше, чем раньше, а инвестировать их владельцы этих денег не торопятся. Так - самое время России, если продолжить эту логику западных налогоплательщиков, возвращать свои внешние долги, а не просить об их списании! Ведь до тех пор, пока страна вновь не начнет полностью выполнять своих обязательств перед кредиторами, пусть даже и с отсрочкой, новых денег этой стране, если говорить о "серьезных" суммах, никто не даст!

Вновь обращаемся к нашим собеседникам в Москве. Какие, на ваш взгляд, может в ответ на такой аргумент с Запада привести свои контраргументы, а, может быть, и приводит, правительство России? Екатерина Малофеева, компания "Ренессанс-Капитал":

Екатерина Малофеева:

Во-первых, нужно четко разделять понятия денег государственных, и денег частных. Чтобы погашать свой долг перед внешним миром, причем погашать в ускоренном режиме, правительство должно резко увеличить налоговое бремя на экономику. С тем, чтобы те деньги, которые являются частными, становились бы государственными. Но создание дополнительного налогового бремени, это фактор, который негативно скажется на экономическом росте. И правительство, я думаю, сейчас очень не хотело бы прибегать к такому методу.

Кроме того, правительство для того, чтобы расплачиваться по внешним долгам, опять же должно будет приобретать иностранную валюту на рынке. А для того, чтобы это делать, оно должно будет возвращать в экономику рубли, которые оно собрало в форме налогов. То есть такой метод не решит задачи "стерилизации" дополнительного денежного предложения.

Олег Ларичев, компания "Тройка-Диалог":

В этом году Россия по внешним долгам, включая процентные платежи и возврат основной суммы долга, отдает чуть более 10 миллиардов долларов. В следующем году эта сумма возрастает, и, в общем-то, без реструктуризации российского долга максимум будет приходиться на 2003 год, когда объем таких платежей превысит уже 15 миллиардов долларов. Это достаточно большая сумма для российского бюджета.

В прошлом году доля федерального бюджета, которая шла на обслуживание долга составляла примерно 35%. В этом году эти расходы, видимо, окажутся где-то на уровне 30%. Основной аргумент российского правительства это то, что 30% федерального бюджета идет на обслуживание долга, что не дает возможности тратить деньги на другие цели. В том числе, включая структурную реформу в различных отраслях экономики.

Сергей Сенинский:

На вопросы нашей программы отвечали вице-президент аналитического управления инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Екатерина Малофеева и менеджер управляющей компании "Тройка-Диалог" Олег Ларичев.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 28 июля. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:

Экономика Вьетнама - одна из тех, в которые инвесторы предпочитают верить, пишет "Экономист". При населении страны в 78 миллионов человек этой экономике, как представляется, просто некуда уже двигаться, кроме как вверх. Вьетнамские реформы 1986 года, названные "перестройкой", принесли иностранным инвесторам одни разочарования. Теперь, похоже, компартия Вьетнама предпринимает новую попытку.

Два события последнего времени особенно примечательны. В начале июля Вьетнам подписывает историческое торговое соглашение с Соединенными Штатами. А 28 июля в Хо Ши Мине открывается первая фондовая биржа. Первые выгоды от торгового соглашения Вьетнам получает немедленно: тарифы на товары его экспорта в США снижаются с 40 до 3 процентов. В прошлом году объем вьетнамского экспорта в США составил 600 миллионов долларов. Теперь аналитики прогнозируют его, как минимум, удвоение.

За первые шесть месяцев этого года правительством Вьетнама были проданы контрольные пакеты акций более чем 200 государственных предприятий. Это больше, чем за четыре предыдущих года, вместе взятых. И теперь, насколько этого можно ожидать от коммунистического правительства, во Вьетнаме обещают прозрачность экономики и коммерции. Вступил в силу новый закон о предприятиях. Валютный контроль, хотя и сохраняется, но уже позволяет иностранцам вывозить полученную прибыль. Короче, Вьетнам дает повод предположить: его власти теперь знают, что для страны лучше, заключает "Экономист".

"Нечестно!",- воскликнули на днях представители Евросоюза, узнав, что американский сенатор Эрнест Холлингз, демократ из Южной Каролины, предложил блокировать покупку американской компании VoiceStream телекоммуникационным гигантом Deutsche Telecom, пишет "Экономист". Г-н Холлингз полагает, что не в национальных интересах Америки продавать отечественные телефонные компании тем зарубежным, в которых доля правительства превышает 25%. Доля правительства Германии в Deutsche Telecom составляет сегодня 58%.

Но не то же ли самое происходит в самой Европе? Совсем недавно, в мае этого года, правительство Испании воспользовалось "золотой акцией" в национальной компании Telefonica, чтобы блокировать ее возможную сделку с голландским конкурентом - компанией Royal KPN, на 44% принадлежащей правительству Нидерландов. Еврокомиссия, правда, намерена оспорить эту часть законодательства Испании в Европейском суде и уже начала подобные разбирательства в отношении пяти других стран. Однако и в самой Европейской комиссии есть протестующие, заключает "Экономист".

Новейший автосборочный завод американской General Motors, только что открывшийся в Бразилии, тут же оказался в центре революции, идущей в мировом автомобилестроении, пишет "Экономист". Причем модель, которая будет здесь выпускаться - модернизированная Opel Corsa, - обращает на себя внимание разве что ценой - меньше 6 тысяч долларов. Главное в новейшем проекте, названном Blue Macao, - концепция "модульной" сборки. Традиционно автомобиль собирается по частям, шаг за шагом. На новом заводе их станут собирать из готовых блоков деталей, или "модулей". На территории завода разместились производства 17 известных корпораций - производителей комплектующих. Каждый день они получают от General Motors конкретный заказ на готовые блоки. Чтобы выполнить этот заказ, у подрядчиков есть примерно два часа, после чего готовые модули поставляются на сборочный конвейер в соседнем здании. Такая организация производства сокращает число комплектующих вдвое, не говоря уже о количестве работников.

Самый дешевый из продаваемых сегодня в Бразилии автомобилей General Motors - Opel Corsa - стоит примерно 9 тысяч долларов. Его обновленная версия, собранная на новейшем заводе, будет стоить меньше 6-ти тысяч. И все равно - по прогнозам, принесет компании немалую прибыль. Если все это получится, то конкурентам будет чему поучиться у General Motors, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 28 июля.

В минувшую среду в Берлине было подписано новое германо-российское соглашение о реструктуризации части российского долга Германии по линии так называемого Парижского клуба стран-кредиторов. Сегодня - подробнее о предыстории этого соглашения и некоторых его деталях.

Дмитрий Волчек:

Для немецкого экспорта в Россию теперь опять предоставляются государственные гарантии, пишет газета "Хандельсблатт". Германия и Россия подписали соглашение о возвращении Россией просроченного долга в размере 660 миллионов марок, который почти на два года "заморозил" систему немецких государственных гарантий - "Гермес". Оно было согласовано президентом России Владимиром Путиным и канцлером ФРГ Герхардом Шрёдером во время их встречи в Берлине в середине июня. Тогда российское правительство впервые признало, что оно должно вернуть те деньги, которые немецкие бизнесмены получали от правительства Германии в качестве компенсации ущерба, понесенного ими в России. Немецкая сторона тогда, в свою очередь, согласилась на реструктуризацию российских внешних долгов. Теперь немецким бизнесменам вновь могут предоставляться правительственные гарантии их инвестиций в Россию. Предел гарантий - 30 миллионов марок для каждого отдельного проекта. Причем приоритетом будут пользоваться компании и предприятия из восточной части Германии.

Мария Салычева:

Разблокирование кредитной линии "Гермес", в свою очередь, сделало возможным подписание другого российско-германского соглашения - о реструктуризации долгов.

Оно покрывает сумму в 8 миллиардов марок - из общей массы российских долгов, восходящих еще к советским временам. Общий долг России Германии, который Россия переняла от СССР, превышает 40 миллиардов марок. Нынешнее соглашение о реструктуризации долгов предусматривает отсрочку платежей по тем обязательствам России, которые относятся к периоду с 1998 2000 год. Погашение этой части долга теперь может осуществляться до 2016 года, а частично - даже до 2020. Кроме того, процентная ставка по этим платежам снижается с 7 процентов до 5 и 48 сотых. По словам заместителя министра финансов Германии Кайо Кох-Везера, нынешнее, уже 5 за время после российского финансового кризиса 1998 года российско-германское соглашение о реструктуризации долгов, было неизбежно. Он также сказал, что Германия готова и на последующую реструктуризацию российских долгов.

Дмитрий Волчек:

Это соглашение реализует прошлогодние договоренности Парижского клуба кредиторов с Россией. Они затрагивают только старые, еще советские долги, но - не новые, уже собственно российские. Заместитель министра финансов Германии считает также возможными новые переговоры Парижского клуба с Россией - осенью, после того, как Международный валютный фонд одобрит экономическую программу российского правительства. Приоритетными для России Кайо Кох-Везер считает реформы банковской системы и налогообложения. Он не говорил о каких-то конкретных суммах, заявив, что Россия, ввиду положительного торгового сальдо, по сути, не испытывает острой необходимости в новых зарубежных кредитах. "Хотя, предоставление России новых кредитов МВФ тут же положительно отразилось бы на ситуации на финансовых рынках", - добавил заместитель министра финансов Германии Кайо Кох-Везер", - пишет немецкая газета "Хандельсблатт".

Сергей Сенинский:

За коротким комментарием мы обратились к руководителю отдела страновых рисков международного рейтингового агентства Moody's Джонатану Шифферу. Только что подписанное российско-германское соглашение, само по себе, приведет ли к повышению рейтинга России, выставляемого вашим агентством?

Джонатан Шиффер:

Нет. Потому что на переговорах представителей Германии и России не было никакого обсуждения вопроса о списании основной части долга. Для реального изменения объема российского внешнего долга необходимо списание какой-то части основного долга странам-членам Парижского клуба. Но пока по этому поводу нет никакой договоренности.

И со стороны Германии нет никаких намеков на то, что такая договоренность может появиться. А без значительного списания основной части долга Парижскому клубу общая внешняя задолженность России остаются очень большой. При таких обстоятельствах трудно говорить о каком-то заметном изменении рейтинга.

Сергей Сенинский:

Стал ли российский долг Германии в рамках Парижского клуба больше или меньше - после подписания нового соглашения?

Джонатан Шиффер:

Временно он стал меньше, потому что в будущем году не надо будет выплачивать основную часть долга. Но этот долг вовсе не списан. Позже его предстоит возвращать.

Напомню, что соглашение касается только основной части долга. Проценты по нему - по-прежнему надо платить. Нынешнее соглашение с Германией является в каком-то смысле временным. Оно, по сути, откладывает подробное обсуждение вопроса о том, будет ли списана основная часть долга.

Сергей Сенинский:

На ваш взгляд, означает ли договоренность с Германией то, что подобные соглашения Россия теперь сможет заключить и с другими странами - членами Парижского клуба?

Джонатан Шиффер:

В принципе, такое возможно. Это - вопрос двусторонних переговоров между Россией и странами-кредиторами. Но основной кредитор России среди членов Парижского клуба - это Германия.

Сергей Сенинский:

На вопросы нашей программы отвечал руководитель отдела страновых рисков международного рейтингового агентства Moody's Джонатан Шиффер.

И вновь возвращаемся в Германию.

Дмитрий Волчек:

"Россия избавляется от роли просительницы, - так называется статья в немецкой газете "Зюддойче Цайтунг". Стратегия - это всегда хорошо. Так называемая "стратегическая российско-германская рабочая группа", основанная полтора месяца назад во время визита Владимира Путина в Германию, собралась на первое заседание. Россия и Германия подписали соглашение об отсрочке погашения части старых, советских долгов.

Мария Салычева:

Еще в начале августа 1999 года страны-члены Парижского клуба и Россия достигли определенной договоренности. Россия - всего - должна этой организации примерно 42 миллиардов долларов, из которых почти половину - Германии. Поэтому только что подписанное в Берлине российско-германское соглашение стало важной вехой на пути к новым переговорам России с Парижским клубом. Но в России по-прежнему обсуждается, простят России долги или нет? И вообще, принесет ли это пользу, если часть долга все-таки простят?

Дмитрий Волчек:

Германия еще до недавнего саммита на Окинаве, ввиду выгодных для России обстоятельств внешней торговли, отвергла саму идею списания российских долгов. Тем более, что, благодаря нефтедолларам, за последние 6 месяцев Центральный банк России смог увеличить объем своих золотовалютных резервов почти вдвое - до уровня более 20 миллиардов долларов. Итак, о списании российских долгов, кажется, речь не идет, хотя кое-кто из российских экспертов все еще и надеется на возможность решения Парижского клуба по образцу договора Михаила Касьянова с Лондонским клубом кредиторов: входящие в этот клуб частные банки согласились, чтобы Россия вернула им только немногим более половины из более чем 30-миллиардного долга.

Мария Салычева:

Однако в Парижском Клубе переговоры, похоже, могут идти только о реструктуризации российского долга. Экономический советник российского президента Андрей Илларионов отмечает, что, например, в 1993 году долг России Парижскому клубу составлял 35 миллиардов долларов. С тех пор, в рамках различных соглашений о реструктуризации, Россия вернула 17 миллиардов. Но, несмотря на это, общий объем задолженности на сегодня составляет уже 42 миллиарда. Другие эксперты вообще считают ошибкой России наследование долгов СССР.

Дмитрий Волчек:

Чтобы избавиться, наконец, от роли просительницы, России следует возвращать свои долги. Но, в силу структурных обстоятельств, в 2003 и 2005 годах ей предстоит выплатить столько, что эта сумма может оказаться неподъемной. Правительство пока не нашло выхода из этой ситуации. Хотя все, в конечном счете, зависит именно от правительства России и его экономической политики. Наконец-то появилась экономическая программа. Теперь Москве нужна стратегия, именно стратегический план подъема страны. Его, увы, все еще нет", - пишет немецкая газета "Зюддойче Цайтунг".

Сергей Сенинский:

На минувшей неделе одна из крупнейших телефонных компаний мира - Deutsche Telecom - объявила о планах покупки американской компании сотовой связи VoiceStream. Общая сумма сделки - более 50 миллиардов долларов, частью - акциями немецкой компании, остальное - деньгами. Неожиданно некоторые американские конгрессмены выступили против этой сделки. В ответ официальный Брюссель пригрозил выходом Европейского Союза из Всемирной торговой организации. Тему продолжает наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов:

Владимир Морозов:

Если Deutsche Telecom является одной из крупнейших телефонных компаний мира, то VoiceStream - американская компания сотовой телефонной связи - невелика. Она создана всего год назад, и сегодня у нее чуть более 2 миллионов подписчиков. Для сравнения: у крупнейшей американской компании сотовой телефонной связи - Verizon Wireless - почти 26 миллионов.

Deutsche Telecom, помимо огромной стоимости самой сделки, согласилась и перенять и этой американской компании, которые составляют 5 миллиардов долларов. Почему немецкий гигант так настойчиво добивался покупки сравнительно небольшой американской компании - VoiceStreаm? Говорит Роберт Розенберг - президент консультационной компании Inside Research, штат Нью-Джерси.

Роберт Розенберг:

Это действительно очень небольшая компания - в смысле доходов. Но у VoiceStreаm - большие перспективы. Купив ее, немецкая компания получает доступ к наиболее густонаселенным районам Соединенных Штатов. Америка - это огромный рынок для компаний сотовой телефонной связи. Дело в том, что в Европе мобильными телефонами пользуется уже треть населения, а у нас - только четверть. Я бы не сказал, что Америка отстала. Просто у нас гораздо лучше система обычной телефонной связи.

Скажем, если вы захотите провести в квартиру телефон, вам сделают это за один-два дня. В Европе часто надо ждать месяц-два, а то и больше. Кроме того, тарифы на телефонные услуги в Америке гораздо ниже. Мы вносим небольшую абонентскую плату за месяц и потом можем сколько угодно долго, буквально часами говорить по местным телефонам.

В Европе - даже для местных переговоров - вам нужно платить за каждый телефонный звонок, и это влетает в копеечку. Вот почему в Европе так быстро распространились мобильные телефоны.

Владимир Морозов:

Почему же Конгресс Соединенных Штатов - против этой сделки? Ведь законы страны допускают покупку американской телекоммуникационной компании, если покупатель базируется в государстве, которое является членом Всемирной торговой организации...

Но американские законодатели заявляют, что контроль зарубежного правительства над компанией в такой важной сфере недопустим. Кроме того, они опасаются, что Германия может субсидировать частично принадлежащую ее правительству компанию и тем нарушить правила свободной конкуренции. Американские законодатели (и республиканцы, и демократы) в обеих палатах Конгресса внесли два законопроекта, в соответствии с которыми американские телекоммуникационные компании запрещено покупать любой иностранной корпорации, если доля акций в них, принадлежащая правительству той или иной страны, превышает 25%.

Сегодня правительству Германии принадлежат 58 процентов акций Deutsche Telecom. Насколько велика вероятность того, что американский Конгресс действительно блокирует ее сделку с компанией VoiceStream? Роберт Розенберг:

Роберт Розенберг:

Похоже, что если Соединенные Штаты в ближайшее время не получат определенных гарантий из Европы, то Конгресс не разрешит сделку. Правительство Германии должно заверить, что принадлежащие ему акции Deutsche Telecom будут проданы к какому-то определенному сроку.

Ранее немецкое правительство и Deutsche Telecom уже заявляли, что продадут столько правительственных акций, сколько сможет приобрести рынок. Но дело в том, что эти акции слишком дороги и потому не пользуются большим спросом.

Владимир Морозов:

Продавать эти акции дешевле - невыгодно, но и отказываться от сделки - тоже. Намерение Конгресса США запретить сделку вызвало резкую критику со стороны Европейского Союза. Его представители заявили, что, помешав сделке, США нарушат достигнутое в 97 году странами-членами Всемирной торговой организации соглашение о том, что рынок телекоммуникаций должен быть открытым.

Более того, официальные представители Брюсселя говорят о возможности выхода Европейского Союза из ВТО, если американский Конгресс блокирует сделку. В США, в свою очередь, опасаются, что такой запрет может вызвать ответные меры против американских компаний в Германии и в Европе вообще. Продолжает Роберт Розенберг - президент американской консультационной компании Inside Research, штат Нью-Джерси:

Роберт Розенберг:

Совсем недавно специальный торговый представитель США Шарлин Баршевски была в Японии, где призывала к большей открытости японского внутреннего рынка. Америка постоянно выступает за открытие внутренних рынков. И если теперь американцы запретят сделку с Германией, то есть в какой-то степени частично закроют уже свой собственный рынок, то это произведет самое нежелательное впечатление и на Японию, и на другие страны.

Ситуация довольно сложная, но выход из нее, на мой взгляд, есть. Это - твердые гарантии правительства Германии, что оно продаст принадлежащие ему акции корпорации Deutsche Telecom.

Что же касается угроз Европейского Союза выйти из Всемирной торговой организации, если американский Конгресс блокирует сделку, то, по-моему, это просто политическая игра. Я не думаю, что европейцы сделают это. Выход из ВТО - не в их интересах.

Владимир Морозов:

Эксперты продолжают надеяться, что сделка состоится, потому что в ней заинтересованы буквально все. Впереди - трудные переговоры. На тот случай, если американский Конгресс все-таки приостановит сделку, Deutsche Telecom готова инвестировать в американскую VoiceStreаm 5 миллиардов долларов. В этом случае немцам будет принадлежать только 10% акций американской компании.

XS
SM
MD
LG