Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика


- Частные вклады в российских банках-банкротах
- Украинские газопроводы: планы приватизации.
- Бензиновый кризис в Европе.
- Новое падение курса евро.
- Доллар - новая валюта Эквадора
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

В Государственной Думе России появился законопроект, в котором предлагается ускоренный вариант получения частными вкладчиками средств в коммерческом банке в случае его банкротства. Что представляет собой новая схема, и как соотносится она с моделью, представленной в известном законопроекте "О гарантировании частных вкладов в банках"?

На наши вопросы отвечает в Москве автор обоих законопроектов, председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству Павел Медведев:

Павел Медведев:

Недавно в Государственной Думе обсуждался проект закона "О гарантировании вкладов граждан в банках". Обсуждался очень бурно. Было очень много разных критических замечаний и предложений - как бы альтернативных этому закону. В частности, поступило такое предложение: не "городить огород" с принятием нового закона о гарантировании вкладов, а попытаться удовлетворить претензии вкладчиков - частных лиц за счет так называемых "фондов обязательных резервов" (каждый коммерческий банк обязан держать определенную долю депозитов, принесенных вкладчиками, в Центральном банке).

Было предложение: эти фонды обязательных резервов раздавать, в первую очередь, частным вкладчикам, если банк банкротится. И, тем самым, снимать их претензии. Как бы, так же, как предлагается и законопроектом о гарантировании вкладов.

К сожалению, это предложение не совсем вписывается в достаточно хорошо разработанную теорию банковского законодательства. Теория банковского законодательства устроена таким образом: есть много разных законов, а на вершине - закон о гарантировании вкладов. Что бы этот закон на вершине себя чувствовал "уютно", предыдущие "этажи" должны быть прочными. Так вот, один из "предыдущих" этажей должен быть устроен для того, чтобы после банкротства из банка можно было бы быстро извлечь его ресурсы и раздать кредиторам.

Что такое "быстро"? Если говорить об опыте США, то "быстро" - это может быть несколько недель, ну, или несколько месяцев, в самом плохом случае.

Что такое "быстрое" возвращение вкладов по закону о гарантировании вкладов? Для США - следующий банковский день. То есть, если очень не повезет, и банк перестанет выполнять свои обязательства, скажем, в пятницу, тогда вкладчики уже в понедельник, по закону о гарантировании, смогут свои вклады получить. До того уровня, разумеется, который гарантируется.

Конечно, в России, если и начнет действовать закон о гарантировании, несколько недель понадобится для того, чтобы по гарантированию получить вклады. Но для того, чтобы в процессе банкротства выжать что-то из банков, понадобятся месяцы. Сейчас на это уходят годы.

Так вот, чтобы у нас "предыдущий этаж" был хоть немного напоминающим по прочности соответствующие "этажи" в других банковских законодательствах, я предложил в поправках некоторый компромисс. Ну, ладно, не могут арбитражные суды быстро "ликвидировать" банк. Пусть тогда они не заставляют хотя бы граждан ждать того момента, когда в конкурсную массу (то есть на тот счет, на который собираются все те деньги, которые остаются после банкротства банка) придет "последний" рубль.

Если в конкурсной массе накоплена какая-то разумная доля (например, не 1%, а, скажем, 10% от того, что банк должен гражданам), я в своей поправке предлагаю эти 10% процентов распределить, не дожидаясь новых поступлений, дополнительных денег. Накопятся еще 10%, я предлагаю распределить и эти деньги. Смысл моей поправки в том, что этим "укрепляется предыдущий этаж". Это - не альтернатива закону о гарантировании вкладов.

Сергей Сенинский:

В какой мере предлагаемая схема ориентирована на именно на фонды обязательного резервирования в Центральном банке?

Павел Медведев:

Из фондов обязательного резервирования - да, конечно. Это самые доступные деньги. Они "автоматически" попадают в конкурсную массу.

Но мне показалось странным разделять те деньги, которые удается найти "за душой" у обанкротившегося банка, на деньги из фонда обязательных резервов и на еще какие-то деньги. Поэтому я предлагаю, не разделяя деньги по происхождению, просто отметить тот момент, когда накопится достаточная доля от долгов перед гражданами. Скажем, когда накопится 10%. Без различия источников денег, которые попали в конкурсную массу.

Сергей Сенинский:

Напомню, на вопросы нашей программы отвечал в Москве председатель подкомитета Государственной Думы России по банковскому законодательству Павел Медведев.

И еще об одном законопроекте. Появившемся в парламенте Украины, но имеющем прямое отношение к России. Он предусматривает возможность приватизации газотранспортной системы Украины, что на сегодня украинским законом и запрещено. Тему продолжает наш корреспондент в Киеве Сергей Киселев.

Сергей Киселев:

По данным российского "Газпрома", если в прошлом году за счет самовольного изъятия газа из транзитных газопроводов его реэкспорт Украиной в Польшу, Румынию и Венгрию составил 1 миллиард 700 миллионов кубометров, то лишь за 5 месяцев нынешнего года украинская сторона самовольно изъяла уже 1 миллиард 200 миллионов кубометров.

Раздражение Москвы вылилось в обещание начать строительство новой ветки экспортного газопровода в Европу в обход Украины. В счет оплаты транзита экспортируемого в Европу российского сырья Украина получает почти треть от общего объема ежегодного потребления газа в стране.

Тем не менее, как полагают некоторые украинские политологи, вопрос о том, насколько серьезны эти намерения России, похоже, не слишком беспокоит официальный Киев. Один из депутатов Верховной Рады Украины высказался так: Москва пугает, а нам не страшно! И пояснил: "Пока Россия договорится со странами Восточной Европы, пока найдет деньги, пока построит - столько лет пройдет!"

Свое мнение высказал председатель Специальной комиссии Верховной Рады Украины по вопросам приватизации Александр Рябченко:

Александр Рябченко:

Я думаю, что все в правительстве на Украине воспринимают серьезно возможность строительства "обводной" магистрали, и не думаю, что кто-то воспринимает это просто как очередную первоапрельскую шутку.

Финансирование строительства реально, проект окупаемый, так что с точки зрения экономики понятна позиция России. Если же посмотреть на политическую часть вопроса, то, думаю, что реализация проекта очень сложна и решение зависит от очень многих факторов, от очень многих стран.

Сергей Киселев:

Речь в первую очередь речь идет о Польше и Словакии. Польша уже высказала негативное отношение к этому российскому проекту. А в начале сентября премьер-министр Польши Ежи Бузек подтвердил во время переговоров со своим украинским коллегой Виктором Ющенко, что Варшава не дает согласия на строительство Россией нового газопровода на ее территории в обход Украины.

Что же касается Словакии, то ее руководители окончательно всех запутали. 6 сентября в Москве, во время встречи с российским премьером Михаилом Касьяновым министр экономики Словакии Любомир Гарах высказался в том смысле, что строительство российского газопровода через Словакию в обход Украины является одним из приоритетных проектов двустороннего сотрудничества. А всего день спустя, 7 октября, в Нью-Йорке, премьер-министр Словакии Никола Дзуринда в ходе встречи с президентом Украины Леонидом Кучмой, говоря о планах России построить газопровод в обход Украины, заверил, что правительство Словакии никогда не примет решения во вред Украине.

Если вспомнить о возникшей не так давно в Киеве идее передачи России в концессию части украинской газотранспортной системы, либо создания совместного предприятия по ее использованию, то пока никаких реальных подвижек на сей счет не происходит. Более того, эксперты в Киеве полагают, что ни один, ни другой законопроекты не будут приняты Верховной Радой, какое бы давление ни оказывало на нее правительство.

Вновь слово - председателю Специальной комиссии Верховной Рады Украины по вопросам приватизации Александру Рябченко:

Александр Рябченко:

Продолжаются переговоры по эксплуатации газотранспортной системы. Понимая, что необходим вариант, который одновременно и устраивает Украину, и заинтересовывает Россию, невозможно точно определить, на какой стадии они находятся. По крайней мере, от украинского правительства в парламент не поступает никаких экономических обоснований и никаких расчетов по определению того или иного способа эксплуатации: управление, концессия, создание совместного предприятия, приватизация. И это показывает, что переговоры, видимо, еще далеки от той стадии, когда можно говорить об ориентации на какой-то один из этих вариантов.

Сергей Киселев:

Александр Рябченко, председатель Специальной комиссии Верховной Рады Украины по вопросам приватизации.

Александр Рябченко:

Несколько дней назад в парламенте появился еще один вариант в виде законопроекта, поданного пятью депутатами, и он посвящен особенностям приватизации газотранспортной системы Украины. В основном это вариант сводится к классической приватизации, которая проводится на Украине для больших, стратегически важных предприятий, но и имеет небольшие отличия. В первую очередь, это - единственный проект, в котором предлагается использовать возможность не только продать акции "газтранзита" за деньги, но и обменять их на акции других предприятий топливно-энергетического комплекса. На Украине нигде такое не использовалось, и, видимо, это и есть соль этого варианта.

И второе значение этого законопроекта в том, что он "выводит" газотранспортную систему из перечня объектов, запрещенных к приватизации, и тем самым создает юридическо-правовую ситуацию, когда правительство может провести приватизацию. Но пока законопроекта нет в повестке дня, и я думаю, что срок его рассмотрения во многом будет определяться ходом украинско-российских переговоров.

Сергей Киселев:

Еще один вопрос: в плане проблемы несанкционированного отбора газа - что изменится для России, если украинская газотранспортная система будет так или иначе приватизирована?

Александр Рябченко:

Меняется то, что уже не государство является собственником, и люди будут преследовать интересы прибыли. Я думаю, что частный хозяин никогда не позволит "отборы" газа, за которые он будет отвечать. И я думаю, что весь расчет - что среди акционеров будет тот же "Газпром".

Сергей Киселев:

Александр Рябченко, председатель Специальной комиссии Верховной Рады Украины по вопросам приватизации.

К этому остается добавить, что в минувшую среду первый заместитель генерального директора объединения "Харьковгоргаз" Александр Назаров сообщил, что газ в Харьков подается под давлением 0,25 атмосферы при норме 12 атмосфер, в связи с чем его предприятие не может гарантировать безопасность пользования газовыми приборами. Речь идет о том, что при столь низком давлении огонь в газовых плитах или другом оборудовании может самопроизвольно погаснуть, и газ тогда начнет выходить в помещение, что может стать причиной взрыва или отравления.

Сергей Сенинский:

Сергей Киселев, наш корреспондент в Киеве.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 15 сентября. С обзором вас познакомит Мария Клайн.

Мария Клайн:

События 70-80-ых вспоминаются сегодня все чаще: нефтяной кризис, очереди за бензином, блокады и протесты на улицах, "проблемные" валюты, парализованные правительства и непомерные налоги. Неужели надежды на появление в Европе единого рынка с единой валютой, вкупе с реформами в стиле Маргарет Тэтчер, так и останутся призрачными? Нет, пишет "Экономист", хотя события последних недель и поколебали отчасти доверие к новой Европе.

Правительство Франции, малодушно пойдя на уступки фермерам, рыбакам и водителям грузовиков, несет большую часть ответственности за то, что протесты против высоких цен на топливо перекинулись на соседние страны. Мудро, что примеру Парижа мало кто последовал, но при этом ни одно европейское правительство даже не пыталось оправдать или объяснить существование высоких налогов на топливо.

Высокие налоги на топливо из соображений охраны окружающей среды или энергосбережения - весомый аргумент. Можно говорить и о том, что налоги на бензин в США в большей степени занижены, чем в Европе - завышены. Допустив, что в центре дискуссии оказались именно высокие налоги, правительства европейских стран тем самым позволили избежать осуждения виновным - картелю OPEC и стоящим за ним крупнейшим нефтяным компаниям. Европейские правительства, видимо, установили уже максимальные из политически приемлемых ставок налога на топливо, но им следует быть еще тверже в противостоянии аргументам за снижение этих налогов. Тем более, что эти аргументы приводятся не в демократической дискуссии, а в неправомерных уличных протестах.

Европейские политики привыкли винить в бедах то рынки, то средства массовой информации. Но за формирование представления, будто и сам континент, и его новая валюта - в кризисе, им следует винить самих себя. Проблемы - не в европейской экономике, которая в хорошей форме, не в европейском бизнесе, который сегодня гораздо более конкурентоспособен, чем когда-либо за последние годы, и не в работающих гражданах, производительность труда которых уже догоняет уровень США. Проблема прежде всего - в европейских политиках, которые не в состоянии внятно объяснить избирателям свою политику и побороть страх перед уличными протестами, заключает "Экономист".

Российские менеджеры начинают понимать, чего добиваются зарубежные инвесторы, но эти уроки до сих пор преподносит, в основном, правительство. Так можно расценить последние события на одном из самых конкурентоспособных рынках России - мобильной телефонной связи, пишет "Экономист".

Два ведущих игрока на нем - "МТС" и "Вымпелком" - превратились в хорошо управляемые и вполне "прозрачные" компании. У обеих есть стратегический зарубежный инвестор, акции обеих компаний котируются на Нью-Йоркской фондовой бирже, обе интенсивно расширяются и много инвестируют. И обе компании 12 сентября получили от правительства предписания о том, что должны отдать часть своих частот.

Компании пытаются теперь прояснить ситуацию, но фактически министерство связи пожинает плоды того, что лицензии на предоставление услуг мобильной телефонной связи предоставлялись без открытого конкурса или внятных причин.

В течение нескольких лет министерство позволяло "МТС" быть прибыльным монополистом на самом современном рынке - сотовой связи стандарта GSM. Затем оно предоставило такую же лицензию "Вымпелкому", использовавшему более старый технический стандарт. Позже министерство "удалило" с этого рынка компанию Sonet, использовавшую новейший технологический стандарт, под предлогом того, что рынок сотовой связи в Росси еще не столь велик, чтобы "вместить" третьего игрока. Но в июне этого года лицензию GSM вдруг получает ранее неизвестная компания "Sonic Duo" - совместное предприятие финской компании Sonera и одного из местных подразделений российской "Связьинвест", контролируемой государством.

Конечно, ни "МТС", ни "Вымпелком" не могут очень уж сокрушаться: ранее они получили свои частоты практически даром. Однако действия официальных структур абсолютно расходятся с декларациями правительства о формировании в России среды, благоприятной для ведения бизнеса, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 15 сентября.

Недавнее решение Организации стран - экспортеров нефти, отметившей, кстати, на минувшей неделе, свое 40-летие, не привело к заметному снижению мировых цен на нефть. По странам Европы прокатилась волна протестов против постоянно растущих цен на нефтепродукты.

Руководители OPEC, со своей стороны, утверждают, что нефти на рынке вполне достаточно. Более того, предложение сырья, по их мнению, уже превышает спрос на него. Почему же тогда последнее решение Организации столь мало отразилось на ценах? Предлагаем мнения экспертов. Роберт Ибел, руководитель программы по изучению проблем энергетики расположенного в Вашингтоне Центра стратегических и международных исследований:

Роберт Ибел:

Произошло следующее. Страны OPEC согласились увеличить объемы добычи нефти на 800 тысяч баррелей в день - по сравнению с тем уровнем, о котором они договорились несколько месяцев назад. Но на практике нефтедобывающие страны продавали на 400-500 тысяч баррелей в день больше, чем сами установили. Поэтому новое увеличение добычи нефти составит не 800 тысяч, а лишь 300-350 тысяч баррелей, что не окажет сильного влияния на цены.

В целом дисбаланса спроса и предложения на мировом рынке нефти сегодня нет. Нефтеперерабатывающие заводы работают на полную мощность. Нефти хватает, но производство бензина и топочного мазута ограничено возможностями самих перерабатывающих заводов.

Сергей Сенинский:

Продолжает Джон Лихтблау, глава консультационной компании Pira Energy Group, Нью-Йорк.

Джон Лихтблау:

Предыдущих увеличений объемов добычи странами OPEC оказалось недостаточно, так как спрос на сырую нефть в мире рос быстрее. Кроме того, надо помнить, что на долю OPEC приходится лишь 40% всей добываемой в мире нефти. А производство нефти в других нефтедобывающих регионах, например, в России, в последние годы сократилось, что тоже оказало влияние на цены.

Конечно, OPEC оказывает сильное влияние на мировые цены, но и она может далеко не все. В 1998-начале 1999 годов цены на нефть были очень низкие. И страны OPEC хотели их повысить, чтобы компенсировать свои потери. Но в результате предпринятого ими сокращения объемов добычи стоимость нефти поднялась гораздо выше, чем хотелось бы самим поставщикам.

Разумеется, то, что происходит сегодня - временная ситуация, и через несколько месяцев все придет в норму. Кстати, в последнем прогнозе Министерства энергетики США говорится, что до конца нынешнего года цены на нефть останутся довольно высокими. Но уже в январе они начнут снижаться и, вероятно, установятся потом примерно на уровне 25 долларов за баррель. Так что, в 2001 году цены будут существенно ниже нынешних.

Сергей Сенинский:

Много говорят в последние месяцы о резко сократившихся резервах топлива в развитых странах, особенно в США. Так, может быть, дело не в бензине, а в нехватке именно топочного мазута? Роберт Ибел:

Роберт Ибел:

Да, так и есть. И в Соединенных Штатах, и в других развитых странах большая часть нефти сегодня идет на производство бензина.

Доля топочного мазута - не столь велика, но, тем не менее, влияет на цены, потому что в хранилищах, например, США мазута явно не хватает. И этой зимой цены на топочный мазут будут выше прошлогодних.

Джон Лихтблау:

Нельзя сказать, что сырой нефти на рынке не хватает. Но вот запасы топочного мазута, скажем, в США сегодня на 25-30% ниже, чем всего год назад. Это произошло потому, что нефтеперерабатывающие заводы производят сейчас больше бензина и дизельного топлива.

А мазут потребляется только в зимнее время - 4-5 месяцев в году, и далеко не во всех районах США. И никто не хотел запасать в хранилищах топочный мазут, полученный из очень дорогой нефти. Все надеялись, что высокие цены на нефть вот-вот понизятся.

Сергей Сенинский:

Могут ли растущие цены на нефть привести к заметному сокращению объемов ее потребления? То есть, может ли возникнуть подобие ситуации, сложившейся в мире после нефтяного кризиса середины 70-ых годов? Джо Станислав, президент Ассоциации по исследованиям в области энергетики Cambridge Energy Research Associates, штат Массачусетс:

Джо Станислав:

Повторение тогдашней ситуации маловероятно. Хотя, если в течение еще нескольких месяцев цены останутся на уровне 35 и больше долларов за баррель, то это может привести к некоторому замедлению темпов роста экономики многих стран.

Специалисты, впрочем, прогнозируют снижение цен на нефть к концу этого года, но скорее - в начале будущего. Но надо быть готовыми к тому, что прежде, чем цены начнут снижаться, они могут еще немного повыситься.

Джон Лихтблау, глава консультационной компании Pira Energy Group, Нью-Йорк:

Нет, не думаю. Сегодня мировая экономика гораздо меньше зависит от нефти. И растет она гораздо быстрее, чем производство и потребление этого сырья.

Кроме того, вспомним, что произошло с ценами после нефтяного кризиса четверть века назад. Стоимость одного барреля нефти поднялась с 3-4 долларов в 1972 году до 6-8 долларов в 1975 году. Такого роста цен никогда не было.

Сейчас - другая ситуация. Если нынешняя цена одного барреля нефти - 34-35 долларов - снизится на 30% , то установится вполне нормальная цена.

Сергей Сенинский:

Возвращаемся к европейским протестам против высоких цен на топливо, к их предпосылкам, если можно так выразиться. Короткий фрагмент нашей программы середины 1999 года. Из Лондона - Наталья Голицына:

Наталья Голицына:

В структуре собственно розничной цены на бензин в Великобритании 85% приходится на государственный налог и налог на добавленную стоимость. Если учесть, что стандартная ставка НДС в стране составляет 17,5%, то почти 70% цены на автомобильный бензин приходится на долю государственного налога. Это - один из самых высоких подобных налогов в Европе, поэтому и цена на бензин в Великобритании - также одна из самых высоких среди стран Европейского Союза.

Сергей Сенинский:

Вновь - к последним событиям. Обозреватель ведущей деловой газеты Германии - Handelsblatt - Петер Хайнахер:

Петер Хайнахер:

Цена бензина в Германии - не самая высокая в Европе. Например, один литр так называемого "95-го" бензина стоит в Германии примерно один евро, в Великобритании - 1,30 евро, в Нидерландах 1,20 евро, в Финляндии - тоже 1,20 евро. То есть в целом ряде стран литр бензина дороже, чем в Германии. И хотя для меня, как потребителя, рост цен и не вызывает положительных эмоций, но в Европе не мы - лидеры по дороговизне бензина.

То же самое касается и общей доли налогов в розничной цене нефтепродуктов. Лидирует в Европе по этому показателю Великобритания, затем идет Франция, и лишь за ними - Германия и Скандинавские страны.

Сергей Сенинский:

Крупнейший в мире потребитель сырой нефти - Соединенные Штаты Америки. О структуре розничных цен на бензин в США - Джо Станислав, президент Ассоциации по исследованиям в области энергетики Cambridge Energy Research Associates:

Джо Станислав:

В целом доля различных налогов в розничной цене бензина в Соединенных Штатах составляет от 25% до 30%, тогда как в Европе - 75%-80%.

В различных штатах и городах ставки местных и штатных налогов - разные. Но в целом - в том налоге, который американец платит при покупке бензина, три четверти занимают федеральные налоги и одну четверть - штатные и местные налоги.

Сергей Сенинский:

Для сравнения - структура цен на бензин в России? Мы подробно говорили об этом также в середине прошлого года, на фоне постоянного роста тогда внутренних цен на топливо. Сегодня в России заговорили о новом их повышении. Фрагмент из прошлогоднего интервью с Сергеем Шаталовым, тогда - директором отдела налогов компании PricewaterhouseCoopers:

Сергей Шаталов:

В принципе, одна треть этой цены складывается из той стоимости, которая создается на нефтеперерабатывающих заводах, и, примерно, 2/3 складываются уже непосредственно в сфере продаж. На первом этапе доля налогов в цене бензина составляет примерно 65 -70% - это с учетом акцизов, налогов на реализацию горюче-смазочных материалов и НДС. На последующем этапе - передач, перераспределений и перепродаж - доля налогов составляет порядка 36 - 38%. А общая налоговая нагрузка - около 40%.

И что любопытно: если сравнить средние отпускные цены на бензин, то в конце февраля-начале марта они составляли примерно 1100 - 1400 рублей за тонну у производителя, в зависимости от марки бензина. Тот же самый бензин продавался на автозаправочных станциях в это время по цене 3000 - 4500 рублей за тонну. Нетрудно видеть, как велик тот самый "навар", который получает сфера торговли по сравнению со сферой производства. И если сфера производства практически убыточна, то на торговле зарабатываются огромные прибыли.

Сергей Сенинский:

И последнее возвращение в Западную Европу. Во Франции и Бельгии правительства пошли на уступки и пообещали снизить некоторые налоги, связанные с автомобильным транспортом. В Великобритании - нет. Прогноз для Германии - Петер Хайнахер, обозреватель газеты Handelsblatt:

Петер Хайнахер:

Я почти уверен, что никакого снижения налогов на топливо в Германии не произойдет. Правительство не может себе позволить отменить экологический налог. Не стоит рассчитывать и на налоговые послабления на нефтепродукты.

Я также сомневаюсь, что нынешнее, красно-зеленое, федеральное правительство отменит следующую ступень экологического налога: с 1 января 2001 года цена бензина, вместе с налогом на добавленную стоимость, должна увеличиться еще на 7 пфеннигов за литр. Правящая коалиция просто не может себе позволить отменить этот налог, поскольку речь идет о престиже всего правительства.

Если же говорить о дорожном налоге, то сборы от него поступают в бюджеты федеральных земель, и я уверен, что любые попытки сократить или вообще отменить этот налог наткнутся на сопротивление региональных правительств. Они и не позволить себе сократить этот налог: он приносит ежегодно около 20 миллиардов марок в бюджеты федеральных земель, и отказываться от этих средств никто не собирается. Не стоит, на мой взгляд, и ожидать какой-либо компенсации роста цен на бензин.

По политическому Берлину, правда, ходят слухи, что федеральный канцлер Шрёдер, якобы, держит в кармане некую козырную карту. На 22 сентября он пригласил к себе руководителей крупнейших автомобильных компаний на сугубо личную беседу. Понятно, что из-за роста цен на бензин сбыт автомобилей и, соответственно, вся автомобильная промышленность Германии могут оказаться в критическом положении. Но я все-таки сомневаюсь, что речь на этой встрече может пойти о снижении налогового бремени.

Единственное, что я могу себе представить, и это основывается, скорее, на интуиции, чем на фактах, что будут увеличены дотации на проведение автомобильными концернами исследовательских работ по разработке новых двигателей для автомобилей. Например, большое внимание уделяется разработке водородного двигателя - по прогнозам, уже через 10 лет автомобили с такими двигателями станут выпускаться серийно и смогут конкурировать по цене с обычными автомобилями.

Сергей Сенинский:

Петер Хайнахер, обозреватель немецкой газеты Handelsblatt.

Курс единой европейской валюты - евро - на минувшей неделе упал до самого низкого уровня со дня ее появления. С начала 1999 года в целом падение составило уже 26%. Впервые предпринятая Европейским Центральным банком продажа долларов из своих резервов - более 2 миллиардов - пока дает лишь краткосрочный эффект. На наши вопросы отвечает Штефан Шнайдер, эксперт исследовательского института Deutsche Bank, Франкфурт.

Штефан Шнайдер:

Решающим толчком для последнего по времени падения курса евро послужило сначала весьма неуклюжее высказывание канцлера ФРГ Герхарда Шрёдера, что, в принципе, слабый евро - вовсе не так уж плохо и что за счет этого стимулируется экспорт. А затем повторение этого тезиса пресс-секретарем правительства, которая, так сказать, ошарашила прессу повторением высказывания канцлера и удалилась, не вдаваясь в объяснения. И получилось, что те, кто хотел продавать евро, как бы получили подтверждение в правильности своих намерения.

Во-вторых, с чисто экономической точки зрения, можно привести стандартный аргумент: экономика США прирастает быстрее, чем в Западной Европе, что, естественно, укрепляет позиции доллара по отношению к евро.

Третьим фактором являются постоянно растущие в последние месяцы цены сырой нефти, что также способствует росту доллара. Дело в том, что цена на нефть устанавливается именно в долларах, и при увеличении этой цены европейским покупателям нефти приходится менять большую сумму евро на доллары. А арабские шейхи, насколько мне известно, нефтедоллары на евро не меняют.

Рост цен на энергоносители оказал гораздо больший эффект в Европе, чем в США. Страны "зоны евро", с одной стороны, более зависимы от импорта энергии, а с другой - имеют менее сильную пока валюту. Для США доллар является национальной валютой, а импортируемые энергоносители составляют лишь четвертую часть от общего объема их потребления. В Европе - половину. Таким образом, рост мировых цен на нефть является для Европы более болезненным процессом, чем для США.

Перечисленные причины, по мнению экспертов, и обусловили дальнейшее падение курса евро в последнее время.

Сергей Сенинский:

На ваш взгляд, какие еще меры может предпринять Европейский Центральный банк? Можно ли ожидать, например, в ближайшее время нового повышения процентных ставок?

Штефан Шнайдер:

Я очень сомневаюсь, что Европейский Центральный банк вновь повысит процентные ставки. Во вторник председатель правления Банка Вим Дуйзенберг заявил, что банк не будет предпринимать никаких мер против этой временной слабости евро.

Европейский Центральный банк может хоть в три раза увеличить базовые процентные ставки, но цена нефти от этого не изменится. То есть, я хочу сказать, что в краткосрочной перспективе Европейский центральный банк не может повлиять на положение евро.

Кроме того, разным европейским странам, объективно, нужны сегодня разные процентные ставки. Скажем, более высокие темпы инфляции в Голландии или в Ирландии - по сравнению с другими европейскими странами - совершенно закономерное явление. В США, например, регион Силиконовой Долины развивается гораздо интенсивнее, чем регион пустыни в Неваде, но процентная ставка остается единой для всей территории США.

С академической точки зрения можно задать вопрос: является ли еврозона оптимальной зоной действия единой валюты? Ответ на этот вопрос, скорее, будет, - нет. Но это отнюдь не является спецификой еврозоны, а наблюдается и в США.

Сергей Сенинский:

Насколько предсказуемы краткосрочные перспективы, если иметь в виду динамику курса единой европейской валюты?

Штефан Шнайдер:

Знаете, серьезный экономист не станет отвечать на вопрос о краткосрочных перспективах той или иной валюты. В целом, мы полагаем, что экономика США не "обрушится" в ближайшее время. И хотя темпы экономического роста и несколько замедлятся, валюта США останется сильной.

В "зоне евро" также ожидается экономический рост - по прогнозам, около 4%. То есть можно утверждать, что, если не произойдет никаких потрясений, то курс евро значительно не изменится, закрепившись в пределах от 85 до 95 центов. Такое положение может сохраниться, видимо, до середины 2001 года. Но я не исключаю, что за это время курс евро когда-то может опуститься даже ниже отметки 85 центов.

Сергей Сенинский:

На ваш взгляд, через какое-то время может ли курс евро вернуться на тот уровень, который был установлен при появлении новой валюты в январе 1999 года?

Штефан Шнайдер:

Установленный в январе 1999 года курс в 1,18 доллара за евро был явно завышен и не соответствовал реальному "весу" новой европейской валюты. В основе этого лежал и неточный прогноз экономического развития на среднесрочную перспективу.

В течение первого полугодия 2001 года евро видимо, начнет приближаться к своей реальной стоимости, а к концу 2001 - началу 2002 года - достигнет ее. Однако, я сильно сомневаюсь, что он достигнет начального уровня в 1,18 доллара - скорее всего, курс стабилизируется на уровне между 1,07 и 1,10 доллара за евро. Но, еще раз подчеркну, это скорее эмоциональные оценки, поскольку научно обоснованные прогнозы в настоящее время весьма затруднительны.

Сергей Сенинский:

На вопросы нашей программы отвечал Штефан Шнайдер, эксперт исследовательского института Deutsche Bank, Франкфурт-на-Майне.

На минувшей неделе Эквадор стал второй из стран Латинской Америки, полностью и официально отказавшейся от использования своей национальной валюты в пользу американского доллара. Первой такой страной региона является Панама, перешедшая на доллары США еще в начале ХХ века. Тему продолжает наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов:

Владимир Морозов:

В минувшем году темпы инфляции составили в Эквадоре более ста процентов. Объем валового внутреннего продукта сократился на 7,5%. Говорит Моник Сегарра, профессор расположенного в Бостоне университета имени Тафта.

Моник Сегарра:

Введение доллара США в качестве национальной валюты Эквадора стало последней попыткой реформировать экономику перед угрозой неминуемого краха. Положение в Эквадоре значительно хуже, чем в других латиноамериканских странах. Экономическая и политическая системы страны находились на грани полного распада. За последние 5 лет в стране сменилось 6 президентов. Поэтому для спасения положения власти выбрали гораздо более радикальные меры, чем предпочли бы, скажем, в таких странах, как Аргентина или Бразилия, где стабильнее и политическая, и экономическая системы.

Владимир Морозов:

Обмен местной валюты - сукре - на американские доллары начался еще в марте и сейчас в основном завершился. Как проходил этот процесс? Рассказывает сотрудник расположенного в Вашингтоне исследовательского CATO Инн Вэскез:

Инн Вэскез:

Центральный банк Эквадора установил обменный курс доллара к местной валюте - сукре: за один доллар - 25 тысяч сукре. Затем был приостановлен выпуск местной валюты, и в банках начали обменивать сукре на доллары. В переходный период население страны использовало обе валюты одновременно.

И, наконец, было объявлено, что с 13 сентября в стране имеет хождение только доллар. Оставшиеся сукре можно обменять на доллары до 9 марта будущего года. Затем местная валюта будет полностью изъята из обращения и уничтожена.

Подобно Панаме, которая уже давно сделала американские доллары своей валютой, в самом Эквадоре чеканят лишь монеты, а бумажные доллары привозят из США. Федеральное резервная Система, выполняющая в США роль Центрального банка, как обычно, будет проводить монетарную политику относительно доллара, которая теперь станет обязательной и для Центрального банка Эквадора. Решение о долларизации было единогласно принято членами правительства Эквадора. Вообще, любая страна, пожелавшая использовать доллар в качестве национальной валюты, может сделать это и без формального разрешения США. Так поступили и в Эквадоре.

Владимир Морозов:

Однако долларизация - только начало процесса реформ, в числе которых и приватизация государственных предприятий, и создание современного законодательства. Эти планы правительства вызывают решительное сопротивление со стороны парламента Эквадора. Законодатели опасаются, что реформы приведут к сворачиванию систем здравоохранения и социального обеспечения, а также к ограничению прав рабочих и профсоюзов. Активно выступают против реформ и хорошо организованные группы эквадорских индейцев, которые опасаются, что меры, предлагаемые правительством, приведут к повышению цен и ликвидации правительственных субсидий.

Начавший процесс реформ президент Эквадора Джамил Мауад в январе нынешнего года был отстранен от власти в результате военного переворота. Сейчас главой государства является бывший вице-президент Густаво Нобоа, который придерживается политики своего предшественника. После того, как парламент Эквадора заблокировал ряд законов о приватизации, президент Нобоа заявил о возможности проведения национального референдума по вопросу предоставления главе государства права распускать парламент. Исход такого референдума будет в значительной мере зависеть от экономических результатов долларизации. Говорит Мелина Селверстон, профессор находящегося в Балтиморе университета имени Джонса Хопкинса.

Мелина Селверстон:

Инфляция и в ближайшие годы, видимо, останется очень высокой. Возможно, до 100 процентов в год. Как воспримет это 12-миллионное население бедной страны, где две трети всех наемных работников зарабатывают меньше 30 долларов в месяц? Может увеличиться и внешний долг Эквадора.

Я пока не знаю, когда реформа принесет положительные результаты. Одним из них должно стать возвращение зарубежных инвесторов, потому что сейчас экономика страны сильно зависит от притока средств из-за рубежа. До сих пор в Эквадоре наблюдался отток капитала. А к концу прошлого - началу этого года большинство банков в стране просто закрылись. Мы не уверены, что долларизация, сама по себе, сможет помочь Эквадору.

Владимир Морозов:

Резко отрицательно отнеслась к долларизации и значительная часть интеллигенции Эквадора, которая считает отказ от собственной валюты унижением национального достоинства. Недавно несколько сотен демонстрантов разыграли сцену похорон национального героя Эквадора генерала Антонио Хосе Де Сукре - участника войн за независимость от Испании, в честь которого 116 лет назад и была названа эквадорская валюта. По радио целую неделю звучала похоронная музыка.

Тем не менее, эксперты уже говорят о первых результатах долларизации Эквадора. Темпы инфляции в стране, которые еще в январе превышали 14%, в августе составили менее 1,5%. Появились осторожные прогнозы о том, что в этом году возможен даже экономический рост - до одного процента. Специалисты надеются, что долларизация поможет Эквадору увеличить объемы традиционного экспорта - нефти, кофе, бананов, креветок и цветов. Но те же эксперты и напоминают, что все это - лишь пока прогнозы...

XS
SM
MD
LG