Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика


- Экономический прогноз МВФ для России.
- Белоруссия: первая неделя единого курса национальной валюты.
- Сессия МВФ и Всемирного банка в Праге
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Темпы роста мировой экономики, как ожидается, составят в 2000 году 4,7% , что на 0,5% выше, чем предполагалось весной этого года. Такой прогноз содержится в обнародованном на минувшей неделе в Праге - в преддверии ежегодной сессии Международного валютного фонда и Всемирного банка - обзоре текущего состояния экономики большинства стран мира. Такие обзоры эксперты МВФ составляют два раза в год. Что в последнем из них говорится об экономике России? Мы решили познакомить вас с содержанием тех разделов доклада, которые посвящены ей специально:

Сергей Данилочкин:

Российская экономика демонстрирует гораздо большую жизнеспособность, чем предполагалось. Этому способствовали высокие цены на нефть и конкурентный уровень валютного курса, влияние которых начало распространяться на многие секторы экономики. Гораздо меньшим оказывается прогресс в части проведения структурных и институциональных реформ, в чем Россия значительно уступает, например, странам Центральной и Восточной Европы. Именно благоприятные краткосрочные перспективы и возросшие доходы бюджета предоставляют возможность проведения необходимых структурных преобразований - всегда и везде болезненных, но абсолютно необходимых для обеспечения долговременного экономического процветания. К сожалению, порой результаты могут быть и противоположными, так как сам по себе цикл экономического подъема порождает впечатление, что фундаментальные преобразования не столь уж необходимы.

Светлана Петрова:

Бесспорно, российская экономика высокими темпами преодолевает последствия финансового кризиса 1998 года. В 1999 экономический рост составил 3,2%, в нынешнем его темпы оказались еще выше. В целом за 2000 год прирост объема валового внутреннего продукта прогнозируется на уровне 7%, а в 2001 - 4%. Это - гораздо более высокий прогноз МВФ, чем тот, который был сделан в мае нынешнего года.

Однако долгосрочные экономические перспективы по-прежнему зависят от того, будет ли ускорено проведение структурных реформ. В новой правительственной программе, рассчитанной на полтора года, содержатся весьма обнадеживающие меры, включая такие, которые направлены на реструктуризацию предприятий, улучшение инвестиционного климата в стране, а также - налоговая реформа.

Сергей Данилочкин:

И, тем не менее, решающим фактором остается именно реализация этих мер. Крайне важно, например, чтобы предполагаемое сокращение налоговых поступлений в казну компенсировалось ограничением бюджетных расходов. Особенно, принимая во внимание тот факт, что бюджет и так окажется под бременем серьезных расходов по реструктуризации, например, банковской системы. Пока Россия мало продвинулась на пути закрытия нежизнеспособных банков, а финансовая проверка контролируемого государством Сберегательного банка до сих пор не завершена.

Среди других важнейших направлений - пересмотр законодательства о банкротстве, а также меры по сокращению доли бартерных операций и неплатежей, вызванных, в том числе, использованием энергетического сектора как источника внебюджетного субсидирования убыточных предприятий и социальной сферы.

Светлана Петрова:

Само по себе широкое распространение бартерных операций и неплатежей между предприятиями является симптомом глубоких структурных проблем, тормозящих в России процесс экономической трансформации. В течение 5 лет до кризиса доля Неденежных средств в доходах российских промышленных предприятий увеличилась с 10% в 1993 году почти до 50% в 1998. За это же время объем просроченных платежей увеличился с 10% до 35% ВВП страны. И несмотря на существенное сокращение после кризиса 1998 года, бартер и неплатежи по-прежнему весьма распространены в отношениях между как государственными, так и частными предприятиями. Например, многие компании, зарабатывающие сейчас немалые деньги на экспорте, по-прежнему используют бартер для расчетов на внутреннем рынке.

Сергей Данилочкин:

Причины, породившие бартер и неплатежи, достаточно сложны. Сразу после либерализации в России цен и торговли промышленные предприятия столкнулись с нехваткой денег, так как спрос резко упал, а объем бюджетных субсидий был сокращен. И многие предприятия, чтобы удержаться, предпочли путь бартера и неплатежей - вместо того, чтобы проводить необходимую реструктуризацию. Решающим фактором стало то, что государство, по сути, санкционировало такую практику, позволив предприятиями Неденежными средствами платить не только налоги, но и за воду, свет и газ, не обеспечив при этом эффективную практику банкротства предприятий.

Светлана Петрова:

Решением проблемы неплатежей в России может стать фундаментальная реформа системы общественных платежей, включая ужесточение ответственности за налоговые платежи и оплату коммунальных услуг, более эффективную систему перераспределения налоговых поступлений. При этом бюджетные организации должны безусловно оплачивать все свои счета вовремя и только деньгами. Частью проблемы является и отсутствие четкой и понятной регламентации, когда именно коммунальные службы могут отключать от своих систем неплательщиков. Наконец, в самих этих службах - проблемы управления ими, включая такое обстоятельство, как отсутствие четкой грани между государственными и коммерческими интересами.

Сергей Сенинский:

Напомню, мы познакомили вас с содержанием некоторых разделов последнего обзора мировой экономики, подготовленного экспертами Международного валютного фонда, тех разделов, которые специально посвящены экономике России.

Во второй части сегодняшнего выпуска мы вернемся к теме сессии МВФ и Всемирного банка в Праге, чтобы представить обзор того, что говорилось здесь о России на минувшей неделе официальными представителями этих международных финансовых организаций.

В Белоруссии на прошлой неделе вновь - после нескольких лет - был веден единый обменный курс белорусского рубля. Объявляя об этом решении, официальные представители Национального банка Белоруссии уверяли, что либерализация валютного рынка будет продолжена. С момента возвращения единого обменного курса завершилась первая неделя. Из Минска сообщает Виталий Цыганков:

Виталий Цыганков:

С 14 сентября на Белорусской валютно-фондовой бирже проводится одна сессия валютных торгов, а не две - основная и дополнительная - как раньше. В течение нескольких лет на основной биржевой сессии устанавливался официальный курс белорусского рубля к доллару, который мог отличаться от курса на "черном" рынке в несколько раз. Теперь же, спустя неделю после введения единой биржевой сессии, устанавливаемый по ее итогам официальный курс белорусского рубля отстаёт, например, от курса на "чёрном" рынке наличных долларов всего на полпроцента.

Были времена, когда в Белоруссии существовало сразу до 10 разных курсов национальной валюты. Еще в январе нынешнего года официальный курс Национального Банка более чем в 3 раза превышал среднерыночный. В таких условиях обязанность предприятий продавать 30% своей валютной выручки именно по официальному курсу приводила к тому, что большинство операций любыми путями уводились на "серый" и "чёрный" рынки.

В июне 1999 года появилась новая концепция денежно-кредитной политики Белоруссии, одной из задач которой провозглашалось установление единого курса до 1 октября 2000 года. Сколь необратимо это решение? Говорит бывший председатель Национального Банка Белоруссии Станислав Богданкевич.

Станислав Богданкевич:

Я надеюсь и хочу верить в то, что единый курс у Белоруссии будет сохранен на длительный срок. Это - первое. Второе, я убежден, что правительству и Национальному банку не удастся обеспечить стабильность этого курса. Национальная валюта обречена на обесценение. Это связано с тем, что в экономике не осуществляются давно назревшие и даже "перезревшие" экономические реформы. Без реформ курс обречен на понижение.

Виталий Цыганков:

Бывший председатель Национального Банка Белоруссии говорит также, что среди причин, почему курс белорусского рубля не может оставаться стабильным, прежде всего - огромные субсидии убыточному сельскому хозяйству и крупным государственным промышленным предприятиям, а также огромный дефицит торгового баланса с Россией, который с начала нынешнего года уже превысил один миллиард долларов. Кстати, именно влияние России многие белорусские аналитики называют главным фактором появления единого курса белорусского рубля. В этом, например, убежден известный в Белоруссии экономист, председатель общественного объединения "Альтернатива-21" Леонид Злотников.

Леонид Злотников:

Существует очень большое "давление" России. Известно, что еще в феврале этого года, Центральный банк России - в лице Татьяны Парамоновой - предъявил очень жесткие условия Белоруссии. И эти требования, пожалуй, не меньше, чем требования вступления в Евросоюз. Это и бюджетный дефицит, и темпы роста валютного курса, и изменения валютного курса. Это - очень жесткие требования. Это - покруче, чем требования МВФ. Россия поставила еще одно условие: выход на эти параметры кредитно-денежной политики является обязательным условием для выдачи технического кредита.

Виталий Цыганков:

В конце августа в Москве состоялось очередное заседание Совета Министров Союзного государства России и Белоруссии. Проект одного из соглашений предусматривал, что Центральный банк России выделит Национальному банку Белоруссии два кредита для формирования так называемого "стабилизационного валютного фонда": один - на 200 миллионов долларов, другой - на 4,5 миллиарда рублей. Окончательно соглашение пока не подписано. Пока, в ожидании российских денег, с 20 сентября были вновь разрешены платежи в белорусских рублях через счета, открытые банками стран СНГ и Балтии в белорусских банках. Это решение комментирует Станислав Богданкевич:

Станислав Богданкевич:

Мы сможем покупать что-то у России, например, резину, бумагу за белорусские рубли. А россияне могут использовать эти рубли на покупку у нас мебели, станков, телевизоров и т.д. Это уже было в 1995 году.

Это - правильный шаг. Это поможет частично решить проблему нехватки твердой валюты. Это может способствовать уменьшению бартера и т.д. Это была одна из диких ошибок денежных властей, которые изъяли белорусский рубль из внешнего оборота. Белорусский рубль можно использовать, если кто-то готов его брать!..

Виталий Цыганков:

Станислав Богданкевич, бывший председатель Национального банка Белоруссии.

Аналитики, кроме того, увязывают последние решения белорусских властей с желанием Минска наладить отношения с Международным валютным фондом. Как сообщил министр экономики Владимир Шимов, во время открывающейся в Праге ежегодной сессии МВФ и Всемирного банка белорусские официальные лица будут стараться убедить представителей Фонда возобновить кредитование Белоруссии. Предоставление МВФ кредита stand-by в объеме почти 300 миллионов долларов было согласовано ещё в 1995 году, вскоре после избрания Александра Лукашенко президентом страны, но потом приостановлено из-за неадекватной экономической политики Минска.

Сергей Сенинский:

Виталий Цыганков, из Минска.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 22 сентября. С обзором вас познакомит Ирина Лагунина.

Ирина Лагунина:

Протестанты, блокировавшие в прошлом году в Сиэтле переговоры по международной торговле и угрожающие теперь неприятностями сессии МВФ и Всемирного банка в Праге, в большинстве своих требований не правы. Однако они правы по двум положениям, важность которых трудно преувеличить, пишет "Экономист". Протестующие правы, утверждая, что главной проблемой современного мира является нищета стран "третьего мира". И они правы в том, что глобализация обратима.

Международная экономическая интеграция - отнюдь не является неотвратимым процессом, как предполагают некоторые его горячие сторонники. Это всего лишь один, хотя и лучший, из многих вариантов будущего мировой экономики. Могут быть выбраны и другие... Протестующие правы, когда утверждают, что и правительства, и бизнес вполне способны либо замедлить, либо и вовсе обратить вспять экономические тенденции двух последних десятилетий. Однако они ошибаются, полагая, что это станет победой в пользу бедных. Наоборот. Это такой сценарий обернулся бы катастрофой.

Можно, конечно, не уделять протестующим особого внимания. Однако в прошлом году именно уличные протесты блокировали переговоры в Сиэтле. И теперь правительства и международные организации (в том числе МВФ и Всемирный банк) оказываются все более внимательными к тому, что, оказывается, общественное мнение далеко на всегда на их стороне. И они уже не только прислушиваются к протестующим, но все чаще им потворствуют, приспосабливая к изменившимся условиям не только свою политику, но и то, как эта политика объясняется широким массам избирателей. Правительства уже извиняются за глобализацию и обещают как-то сделать этот процесс более цивилизованным. Однако, если они действительно стремились бы к заботе о беднейших, то, наоборот, правительства делали бы все, чтобы ускорить глобализацию, прославлять её, ликовать по поводу ее успехов. И даже если это покажется слишком, то, по крайней мере, приложить силы, чтобы объяснить всем, что такое глобализация...

Ее успехи - это не просто прибыли компаний, как из развитых стран, так и развивающихся. Глобализация - это рабочие места и доходы для беднейших стран "третьего мира". Это как разница между Северной и Южной Кореей, Европой и Африкой, как разница между Севером и Югом.

Правительства развитых стран прекрасно понимают, что некие "сложности расширения" торговли в пользу более бедных стран слишком преувеличиваются: как, например, можно винить глобализацию за отток рабочих мест с Севера на Юг, когда уровень безработицы в США - менее 4%, а доходы практически всех групп населения растут? Но даже при этом политики в Европе и США сокрушаются по поводу "опасностей" глобализации, уходя от своей прямой обязанности объяснять факты избирателям. А протестующие получают новые аргументы для продолжения своей борьбы, заключает "Экономист".

Можно по-разному относится к последней крупной приватизационной сделке в России - продаже правительством региональной нефтяной компании "ОНАКО" почти за 1 миллиард 100 миллионов долларов, что вдвое выше стартовой цены. С одной стороны, к конкурсу не допустили зарубежные компании, а конкуренты оказываются связаными между собой. Но с другой стороны, российская компания выложила огромные деньги у себя дома, а государство именно продало один из своих активов, а не просто передало его олигархам, пишет "Экономист".

Что впечатляет зарубежных инвесторов еще больше, так это прогресс на переговорах по поводу соглашений о разделе продукции, создающих правовую основу для долгосрочных инвестиций в добывающие отрасли - на десятки миллиардов долларов. Но символично и другое: целый сектор российской экономики начинает управляться по законам западного коммерческого права. Споры теперь будут разрешаться не в российских судах, а в арбитраже Стокгольма.

Впрочем, готова ли Россия настолько допустить иностранцев в наиболее привлекательные отрасли своей экономики - пока вопрос. Окажется ли достаточным даже поддержки президента Путина, чтобы соглашения о разделе продукции оказались работоспособными? И еще вопрос - как иностранным компаниям вывозить, например, причитающуюся им по соглашениям нефть? До сих пор удачными зарубежными проектами инвестиций в российскую энергетику оказывались лишь те, которые не зависели от системы трубопроводов, переполненной и окруженной пеленой коррупции? "Потеснятся" ли российские компании со своей нефтью в этих трубах, чтобы пропустить ту, которая причитается зарубежным компаниям, - еще один большой вопрос, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Ирина Лагунина познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 22 сентября.

Вновь возвращаемся в Прагу, где в рамках ежегодной сессии руководящих органов Международного валютного фонда и Всемирного банка на минувшей неделе состоялись первые семинары, первые заседания тематических "круглых столов", а также - первые выступления перед журналистами со всего мира руководителей и официальных представителей двух ведущих международных финансовых организаций. Мы решили предложить вам услышать почти все из того, что было сказано в эти дни об экономической политике российского правительства, российской экономике и возможностях новых кредитных соглашений.

Пока таких материалов очень немного. Собственно, ежегодная сессия МВФ и Всемирного банка открывается во вторник, 26 сентября. Однако, и в первые дни, и, как ожидается, на самой сессии главными темами станут, прежде всего, реформирование деятельности самих международных финансовых организаций и облегчение долгового бремени беднейших стран мира. Девиз нынешней сессии можно перевести примерно так: глобализация - для каждого. Если говорить о текущих событиях, то на первый план выходят дискуссии о курсе единой европейской валюты к американскому доллару и японской иене, а также высокие цены на нефть. Об итогах сессии МВФ и Всемирного банка - в следующем выпуске нашей программы. А пока - возвращаемся к теме российской экономики.

В первый же день работы сессии обзор текущего состояния мировой экономики, а также - большинства стран мира, представлял ведущий экономист Международного валютного фонда Майкл Мусса. Один из фрагментов его выступления - о России:

Майкл Мусса:

Россия демонстрирует уверенный подъем экономики после кризиса осенью 1998 года. Этому способствовала сильнейшая девальвация рубля, которая сделала импорт чрезвычайно дорогим, а аналогичную продукцию российских предприятий - наоборот - более конкурентоспособной. Можно говорить и о возросшем экспорте, но главное, что предопределило нынешний рост, стало именно резко возросшее производство российских товаров взамен аналогичных импортных.

Радикально изменилась ситуация с доходами российского бюджета. Особенно - в результате роста мировых цен на нефть. Правительство уже могло позволить себе расходовать больше средств на важнейшие социальные программы, а также - на погашение своих долгов. Наконец, бюджет России имеет внушительный первичный профицит. Возможно, и в целом он по итогам года будет сведен с профицитом. Безусловно, все эти факторы способствовали экономическому подъему.

Важно и другое: впервые после многих лет проволочек и половинчатых решений в России действительно наметились структурные реформы. Разумеется, лишь будущее покажет, как президентская программа будет выполняться на практике. Но, несомненно, она являет собой гораздо лучшую основу для проведения необходимых структурных реформ в российской экономике, чем другие подобные документы за последние годы. И это - тоже фактор, способствующий экономическому росту не только в последнее время, но и - что более важно - в перспективе.

Сергей Сенинский:

Майкл Мусса, ведущий экономист Международного валютного фонда, руководитель экспертной группы.

На следующий день о концепции новой политики Международного валютного фонда в отношении России я спросил на пресс-конференции нового исполнительного директора МВФ Хорста Кёллера, официально вступившего в эту должность 1 мая нынешнего года. Вот его ответ полностью:

Хорст Кёллер:

Миссия Международного валютного фонда ведет переговоры с Россией. Мы не скрываем, что нам импонирует, как начинается реализация той программы, которую правительство президента Путина недавно представило. Это начало выглядит обещающим, и мы хотели бы поддержать и этот старт, и саму программу. Но если говорить о новой политике Фонда, то более, чем когда-либо раньше, мы будем обращать внимание именно на конкретные дела, не полагаясь просто на слова...

Конечно, представление серьезных намерений - это серьезный довод, а не просто слова, изложенные на бумаге.

И мы готовы - с самыми лучшими чувствами - обсуждать с представителями России экономическую политику и предлагать свои советы. Но одновременно должно быть ясное понимание того, что мы стремимся видеть именно конкретные дела и очевидный прогресс.

Сергей Сенинский:

Хорст Кёллер, исполнительный директор Международного валютного фонда.

Любопытное совпадение: буквально несколько часов спустя, учитывая разницу во времени, председатель Центрального банка России Виктор Геращенко, выступая в Алма-Ате, в Казахстане, заявил, что ни в нынешнем, ни, скорее всего, и в будущем году новые кредиты Международного валютного фонда Россия вряд ли получит.

А за четыре дня до начала работы в Праге ежегодной сессии совет управляющих Международного валютного фонда обнародовал планы пересмотра некоторых правил, согласно которым до сих пор предоставлялись кредиты МВФ. В частности, более крупные займы планируется предоставлять под гораздо более высокий процент. Тем самым более привлекательными для заемщиков становятся небольшие кредиты. И, кроме того, сокращаются сроки возвращения должниками наиболее распространенных кредитов МВФ.

Короткий экспертный комментарий к этим планам. Говорит Брет Шейфер, сотрудник находящейся в Вашингтоне исследовательской организации Heritage Foundation:

Бретт Шейфер:

Международный валютный фонд планирует разделить страны-заемщики на три условных категории. Первая - самые бедные страны, которые по-прежнему будут получать финансовую помощь фонда на льготных условиях. Вторая категория - более благополучные развивающиеся страны, которые смогут получать займы на более короткий срок, чем возможно сегодня, и под более высокий процент. Наконец, последняя группа - промышленно развитые страны. Предполагается, что они смогут получить займы только в экстренных ситуациях, на короткий срок и под высокий процент.

В целом, сокращаются сроки, на которые будут предоставляться именно крупные займы. Ведь собственно экономические кризисы обычно кратковременны, и в этом случае не нужны долговременные займы.

Эти и другие перемены в политике МВФ вызваны тем, что Фонд недостаточно эффективно действовал во время последних экономических кризисов, скажем, в странах Азии, России, или в Бразилии. Большую часть средств МВФ получили частный сектор и правительственные учреждения стран, переживавших кризис, а их население, по сути, ничего не получило.

Кроме того, МВФ не сумел своевременно предвидеть кризис. Не сумел убедить правительства многих стран в том, что национальные экономики должны быть более прозрачными, что это - в долговременных интересах самих этих стран. Что международные инвесторы, рано или поздно, все равно узнают об экономических проблемах этих стран, как бы их ни скрывали. Но доверие окажется подорванным надолго. Так вот, чтобы предотвратить повторение этих ошибок в будущем, Фонду приходится менять методы работы.

Сергей Сенинский:

Продолжает Питер Мориси, сотрудник расположенного в Вaшингтоне исследовательского Института экономической стратегии.

Питер Мориси:

Новые займы МВФ теперь будут предоставляться в большинстве случаев под более высокий процент, а вообще для его получения заемщикам предстоит сделать свои финансовые системы более прозрачными.

Такие перемены необходимы, потому что сегодня Международному валютному фонду крайне трудно получать назад свои деньги. Многие страны и долгов не возвращают, и реформы у себя не проводят, что, собственно, и было условием предоставления займов.

Инициатором перемен в деятельности МВФ выступило правительство Соединенных Штатов, в частности, министр финансов Лоренс Саммерс. США - крупнейший пайщик Международного валютного фонда. И в американском Конгрессе давно говорят о том, что и МВФ, и страны, получающие от него займы, недостаточно осмотрительно используют предоставляемые Вашингтоном деньги американских налогоплательщиков. Поэтому США потребовали от МВФ большей ответственности, большей коммерциализации его деятельности.

Сергей Сенинский:

И вновь возвращаемся в Прагу, на сессию МВФ и Всемирного банка. И возможности предоставления в ближайшем будущем новых кредитов России пока - предположительно - говорил лишь вице-президент Всемирного банка по странам Европы и Центральной Азии Йоханнес Линн:

Йоханнес Линн:

Мы будем поддерживать Россию в ключевых секторах, там, где правительство продемонстрирует твердое намерение двигаться вперед. Для примера можно назвать реформы угольной промышленности или пенсионной системы. Мы, безусловно, продолжим предоставление России новых займов, которые, на наш взгляд, помогут именно в тех областях, где уже были предприняты конкретные шаги.

Еще в 1998 году мы согласовали предоставление России на поддержку структурных преобразований кредита на сумму 1,5 миллиарда долларов. Однако реально с тех пор из этого кредита были выделены лишь 400 миллионов долларов - именно потому, что многие из согласованных условий предоставления этого кредита до сих пор не выполнены. Если же теперь правительство России продемонстрирует твердое намерение продвигать реформы, то наши кредиты действительно могут оказаться полезными, как и многие советы и рекомендации. Но только, если это движение действительно будет...

Мы полагаем, что сможем вернуться к переговорам с Россией в октябре. Назвать сроки предоставления новых займов трудно, но мне представляется, что можно говорить о конце нынешнего - начале будущего года.

Сергей Сенинский:

Йоханнес Линн, вице-президент Всемирного банка по странам Европы и Центральной Азии.

Напомню, об итогах сессии Международного валютного фонда и Всемирного банка - в следующем выпуске программы, 29 сентября.

XS
SM
MD
LG