Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика


- Впервые остановлен конвейер ГАЗа.
- Долг Германии - акциями?
- Новый налог на прибыль предприятий в России: что сказали правительству предприниматели?
- Соглашение России и Украины по газу и новый газопровод в Европу (Киев-Братислава-Варшава).
- Банковский кризис в Турции: причины и последствия.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

На минувшей неделе в Нижнем Новгороде был впервые остановлен главный конвейер Горьковского автомобильного завода, ведущим акционером которого недавно стала компания "Сибирский алюминий". Что же произошло? Рассказывает Александр Агибалов, аналитик по автомобильной промышленности инвестиционной компании ATON.

Александр Агибалов:

7 декабря 2000 года генеральный директор ГАЗа Виктор Беляев, представляющий интересы крупнейшего акционера ГАЗа - компании "Сибирский алюминий", подписал приказ о полной остановке трех главных сборочных конвейеров ГАЗа с 8 декабря. То есть ГАЗ не будет работать в течение ближайших трех дней и возобновит свою работу с 13 декабря. Так сообщают представители ГАЗа.

Основными причинами, по которым было остановлено предприятие, явились, во-первых, то, что Заволжский моторный завод сорвал поставки моторов на ГАЗ, так как компания "Нижновэнерго" отключила ему электричество. Теперь подача электроэнергии на Заволжский моторный завод восстановлена, и предполагается, что в ближайшие дни, в субботу и в воскресенье, Заволжский моторный завод возобновит выпуск двигателей и сможет выполнить заказ ГАЗа.

Вторая причина, по которой был остановлен завод … После того, как новый собственник пришел на ГАЗ, поставщики комплектующих попытались воспользоваться ситуацией - путем повышения своих цен для ГАЗа. Но ГАЗ просто не может платить больше за эти комплектующие, поскольку рентабельность производства отрицательная. Завод работает себе в убыток. А новый собственник ГАЗа не готов работать себе в убыток. Поэтому сегодня ведутся переговоры с поставщиками комплектующих и материалов о пересмотре контрактов и, соответственно, снижении цен.

Сергей Сенинский:

На Горьковском автомобильном заводе - не один главный сборочный конвейер. Какие именно из них пока остановлены и планируют ли новые акционеры завода изменения структуры выпуска - в ближайшее время?

Александр Агибалов:

На сегодня остановлено все производство автомобилей и грузовиков на ГАЗе. Сегодня новое руководство ГАЗа вырабатывает новую стратегию развития предприятия в будущем. По одному из вариантов развития предполагается увеличение производства более прибыльных автомобилей, как "Газель", и сокращение производства менее прибыльных или нерентабельных моделей - таких как "Волга". И теперь уже появляются отдельные факты, подтверждающие такие планы нового руководства завода. Например, уже происходит сокращение бригад, которые занимаются сборкой "Волг", и перевод этих бригад на производство "Газелей".

Сергей Сенинский:

Изменения структуры производства могут повлечь за собой не только перераспределение работников, но и сокращения их численности. Могут ли быть проведены увольнения на ГАЗе - еще до внеочередного собрания акционеров завода, намеченного на 20 января будущего года?

Александр Агибалов:

Я полагаю, что будущее собрание акционеров и совета директоров ГАЗа не являются определяющими в выборе политики развития компании, особенно в социальной сфере. На прошлой неделе глава "Сибирского Алюминия" Олег Дерипаска по очереди встретился с губернатором Нижегородской области и полномочным представителем президента РФ в Поволжском регионе Сергеем Кириенко. Скорее всего, официальная тема встреч - обсуждение проблем сохранения социальной инфраструктуры, а также - долгов федеральным службам и, соответственно, политика нового собственника в отношении социальных реформ на предприятии.

Я полагаю, что именно эти договоренности, которые были или будут достигнуты с представителями местной власти, и станут определяющими в отношении социальной политики ГАЗа в будущем.

Сергей Сенинский:

Спасибо, на наши вопросы отвечал в Москве аналитик по автомобильной промышленности инвестиционной компании ATON Александр Агибалов.

Может ли Россия обменять часть еще советских долгов Германии на акции российских предприятий? Если судить по заявлениям, сделанным в конце прошлой недели в Берлине, где с визитом побывал премьер-министр России Михаил Касьянов, то - вроде бы, может. И что федеральный канцлер Германии Герхард Шрёдер сам и выступил с такой инициативой. И что на переговорах (безусловно, лишь предварительных) упоминались такие российские компании как "Газпром" и РАО "Единая энергосистема России", в которых государству принадлежат, соответственно, примерно 38% и 53% акций.

Позже, правда, выяснилось, что инициатива исходила вовсе не из Берлина, а из Москвы. А в самой Москве на разных официальных уровнях начали убеждать общественность в том, что, дескать, всё было не совсем правильно понято. И что речь, на самом деле, идет вовсе не об акциях "Газпрома" или "Единой энергосистемы", а уже о неких "совместных инвестиционных проектах", о возможности долевого участия в них немецкой стороны и так далее…

Обычно в подобных случаях чиновники валят всё на журналистов: мол, неверно поняли. Но в данном случае, по какой-то совершенно невероятной причине, в числе "непонятливых" оказались не только представители прессы - как российской, так и западной. Не только эксперты в Москве и Берлине (причем некоторые из них еще недавно непосредственно занимались проблемами российского долга). Но также и те, кто - в той или иной степени - участвовал в переговорах - с немецкой стороны. Все эти люди, когда к ним обращались за комментариями в связи с переговорами в Берлине, исходили из того, что речь шла об акциях уже существующих российских компаний.

Тему открывает Юрген Конрад, ведущий эксперт по России исследовательского института Deutsche Bank, принимавший участие практически по всех российско-германских переговорах последних лет, на которых речь шла о российских долгах.

Юрген Конрад:

Я не специалист в области технической реализации подобных проектов. Я, скорее, отношусь к тем, кто считает, что вероятность реализации предлагаемой схемы крайне невелика. Россия уже не раз пыталась провести обмен долгов на акции неких предприятий - и с Украиной, и с Белоруссией, и с Казахстаном, то есть со странами, в которых Россия хотела бы контролировать ключевые предприятия. С другой стороны, не меньшим стратегическим интересом России является то, чтобы ключевые предприятия в самой России не контролировались иностранцами. Другими словами, я не верю, что обмен с Германией российских долгов на акции вообще состоится!

Если же рассматривать это проблему с точки зрения немецкой стороны, то для правительства Германии это было бы, по крайней мере, странно - вдруг стать владельцами российских предприятий! Оно не владеет акциями даже немецких компаний. Ну, а представить себе немецкое правительство в роли продавца российских акций на немецком рынке - еще труднее!

Что касается потенциальных покупателей, то некоторые немецкие компании заинтересованы - в долгосрочной перспективе - в приобретении контрольных или крупных пакетов акций некоторых российских предприятий, чтобы усилить свое присутствие на российском рынке. Но пока - приток прямых зарубежных инвестиций в Россию - по сравнению с 1999 годом - не увеличивается. Он, по сути, сохраняется на уровне времен правления Бориса Ельцина. Не увеличился и приток иностранного капитала на российский фондовый рынок. В принципе, российские акции продаются и любой инвестор может их купить. Но проблема в том, что иностранный капитал не проявляет к этим акциям большого интереса: как еще объяснить постоянные "провалы" этого рынка в последние месяцы. То есть я практически уверен, что ни немецкое правительство, ни немецкие предприниматели не пойдут на эту схему погашения долгов - за счет акций российских предприятий.

Штефан Комес, сотрудник расположенного в Бонне Центра европейских интеграционных исследований:

То, что немецкое правительство станет держателем российских акций, - я вообще не могу себе даже представить! Другой возникающий здесь вопрос - передача Россией, по сути, части своего суверенитета. Во многих странах попытки продажи старых государственных компаний, например, "Телекомов", каждый раз вызывали бурные политические дебаты. Я полагаю, что и в России найдутся силы, которые будут против предлагаемой концепции.

Такой вариант, как передача немецким фирмам акций российских компаний по, так сказать, "рождественскому списку", то есть составленному самими немецкими компаниями и подписанному в Москве, - с моей точки зрения, также полностью исключается. От этой идеи надо с самого начала отказаться. В конце концов, российское правительство может предлагать европейским и американским компаниям в обмен за долги акции только тех компаний, акционером которых оно само является. А это принципиально сокращает перечень компаний, акции которых могут быть предложены западным инвесторам.

Сергей Сенинский:

Если предположить, все же, что схема списания части внешнего долга России за счет неких акций неких предприятий (существующих или новых) будет близка к реализации, какой может быть реакция других кредиторов - партнеров Германии по Парижскому клубу? Юрген Конрад, Deutsche Bank, Франкфурт:

Юрген Конрад:

Ну, если вообще эта схема будет реализована… Пока очень трудно предвидеть реакцию партнеров Германии по Парижскому клубу. Скажем так: запущен лишь "пробный шар". Сегодня всех интересует мнение Берлина, а о том, что думают, скажем, в Париже или Вене, не задумывались даже в Москве.

Кстати, вопреки утверждениям, подчеркну, некоторых российских средств массовой информации, инициатива обмена российских долгов на акции исходила вовсе не от канцлера Герхарда Шрёдера, а от российского премьер-министра Михаила Касьянова.

Если же вернуться к позиции партнеров Германии по Парижскому клубу, то первый принципиальный вопрос, который, вероятно, зададут себе руководители других государств, - а что будут немцы делать с этими акциями? Ведь правительства должны пытаться политическими методами решать проблемы долгов.

Существуют и другие варианты реструктуризации государственных долгов. Можно взять за основу ту же схему, которая применялась последние два года, то есть реструктурировать выплаты процентов по долгам России Парижскому клубу, то есть перенеся их на более поздний срок. Именно так решено было сделать с процентами платежами, приходящимися на 1999 и 2000 годы. И в то время не возникало даже разговоров об обмене долгов на акции.

Так что в целом, мне, честно говоря, трудно не присоединиться в словам самого премьер-министра России Михаила Касьянова, который - время переговоров 1 декабря - сказал мне по поводу перспектив обмена российских долгов на российские акции: "Комментарии пока преждевременны".

Штефан Комес, Центр европейских интеграционных исследований, Бонн:

Реакция правительств других европейских стран будет во многом зависеть от того, как поведут себя в этой ситуации Германия, как крупнейший кредитор России, а также США. Попытайтесь представить себя на месте министров финансов европейских стран: будете ли вы готовы ли обменять долги, то есть деньги, на некие акции, дивиденды от которых поступят неизвестно когда?..

Вообще варианты обмена государственных долгов на акции компаний обсуждаются еще с конца 80-ых лет - в рамках более широкой дискуссии о возможности частичного сокращения западными кредиторами части внешнего долга развивающихся стран - в обмен, например, на обещание создать в некоторых регионах мира экологические заповедники. И уже тогда возникли вопросы, как говорили, об "ущемлении суверенитета" стран-должников. Думаю, что и при обсуждении проблемы российских долгов эти соображения будут играть не последнюю роль.

Ну, а с точки зрения бюджета отдельно взятой страны-кредитора, возникает вопрос для министра финансов: а что я буду делать с этими акциями?

Сергей Сенинский:

И все-таки интерес немецких инвесторов к акциям тех или иных российских компаний - был, есть и будет. Другое дело, чтобы он стал заметнее… Юрген Конрад:

Юрген Конрад:

Некоторые немецкие компании внимательно следят за развитием российского фондового рынка и, безусловно, отслеживают динамику акций наиболее перспективных предприятия. Однако официальные списки неких "ликвидных" российских компаний существуют уже не первый год. Эта идея возникла еще в конце 1998 года, в ходе переговоров о том, как России погашать долги по государственным облигациям - после объявления дефолта в августе. Российская сторона тогда отказалась вообще обсуждать такой вариант. Так что, если правительство России действительно хотело обменять долги на акции, оно могло бы это сделать давно!

С другой стороны: например, акции "Газпрома", безусловно, представляют интерес для некоторых немецких инвесторов - тот же концерн "Рургаз" уже стал совладельцем его акций. Но для иностранного наблюдателя нынешнее положение даже "Газпрома" не вполне понятно: будет ли компания разделена, что станет с нынешним менеджментом компании, кто реально ей управляет, насколько велико влияние государства на формирование политику компании? Это все - знаки вопроса для иностранного инвестора.

Эти же знаки вопроса можно отнести и к другим крупным российским компаниям. Проблема в том, что этих вопросительных знаков очень много, а интерес инвесторов - мал. Когда на эти вопросы будут даны четкие ответы, когда законные акционеры смогут реально управлять российскими компаниями, тогда у России не будет больше проблем с иностранными инвестициями. Деньги тут же появятся в виде инвестиций в акции и кредитов. А пока…

…Вспомним акционерное общество "Норильский никель", где результаты приватизации были, по сути, пересмотрены. Судьба некоторых российских средств массовой информации, представляющих интерес для западных инвесторов, также весьма неопределенна. Я даже не анализирую ситуацию, я просто перечисляю факты - почему не следует ожидать большого интереса в Германии к акциям российских компаний.

Штефан Комес:

На мой взгляд, в ближайшие 2-3 года количество немецких компаний, заинтересованных в приобретении акций российских предприятий, будет весьма незначительным. Это может быть интересно для тех компаний, чьи интересы и так связаны с Россией, точнее - с ее энергоносителями: например, концерн "Рургаз" или немецкие энергетические компании. Может быть, к ним присоединились бы некоторые другие компании, - скажем, заинтересованные в поставках из России сырья для своего производства - например, никеля.

Безусловно, для немецких инвесторов были бы интересны высокотехнологичные предприятия России, но я не могу себе представить, что правительство России передаст хотя бы частичный контроль над ними иностранным инвесторам! Так что пока - в акциях российских компаний, на мой взгляд, могут быть заинтересованы только те западные фирмы, которые уже связаны с Россией и уже имеют там свои структуры.

Сергей Сенинский:

Напомню, на наши вопросы отвечали - из Бонна сотрудник Центра европейской интеграции Штефан Комес, из Франкфурта-на-Майне - сотрудник исследовательского института Deutsche Bank Юрген Конрад.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 8 декабря. С обзором вас познакомит Елена Коломийченко:

Елена Коломийченко:

В декабре 1996 года Алан Гринспен, глава Федеральной резервной системы США, заявил об опасности "перегретого" фондового рынка. По иронии, спустя ровно четыре года одно лишь выступление Гринспэна, которое было воспринято как предвестник снижения в США процентных ставок, привело к повышению стоимости американского фондового рынка на 600 миллиардов долларов - всего за один день. А индекс Nasdaq - также за один день - повысился более чем на 10%: такого еще не было!

Многие инвесторы предположили, что ставки могут быть понижены уже в начале будущего года, пишет "Экономист". Однако это произойдет не раньше, чем замедлится покупательский спрос. А новый рост акций может только его стимулировать.

Каковы же уроки замедления темпов экономического роста в США - после того, как лопнул "пузырь" рынка акций компаний новейших технологий - для всей так называемой "новой" экономики? Урок первый: старые правила по-прежнему действуют. Цикличность в бизнесе существует, а реальная прибыль имеет значение всегда. Замедление темпов роста в США - первое серьезное испытание для "новой" экономики: так в её основе - лишь циклический рост производительности труда или - по-настоящему структурный? И главный вопрос: что будет с динамикой роста производительности труда в США именно сейчас, в ближайшие месяцы?

Технологические революции всегда сопровождались финансовыми "пузырями", это не должно удивлять. Достаточно вспомнить ажиотаж вокруг железных дорог в Великобритании в середине XIX века или вокруг автомобилей и электричества - в США в 20-ые годы ХХ века. Но именно опыт тех "революций" должен несколько охладить пыл энтузиастов революции нынешней - в области информационных технологий, которые полагают, что влияние последних на развитие цивилизации окажется большим, чем влияние электрической энергии. Еще один повод для беспокойства по поводу возможного замедления темпов роста производительности в США, заключает "Экономист".

Российская экономика может, на первый взгляд, производить вполне неплохое впечатление, но люди, которые знают её лучше других - богатые русские - продолжают голосовать против - своими бумажниками, пишет "Экономист". В нынешнем году российский экспорт превысит импорт примерно на 60 миллиардов долларов. Резервы Центрального банка возросли на 16 миллиардов долларов, и еще примерно 11 миллиардов страна выплатит по своим внешним долгам. Спрашивается, а куда делись еще 27 миллиардов?

Часть, конечно, уходит в накопления - и вполне легально. По данным казначейства США на январь нынешнего года, на руках у россиян - 60 миллиардов долларов - столько же, сколько есть в наличном обороте в самих Соединенных Штатах. Но большую их часть российские владельцы предпочитают хранить за границей.

Отток капиталов бизнеса вовсе необязательно нелегален. Тем более в стране, где, по замечанию одного западного эксперта в Москве, "он может противоречить духу закона, но отнюдь не его букве". Многочисленные ухищрения при экспорте-импорте - наглядное тому подтверждение.

При всем этом некоторые российские компании начинают вкладывать деньги внутри страны. Компания "Сибирский алюминий" купила недавно Горьковский автомобильный завод и теперь объявила о планах строительства нового моторного завода. "Тюменская нефтяная компания" купила государственную компанию "ОНАКО".

За минувшие десять лет из России было выведено, по скромным оценкам, примерно 100 миллиардов долларов. Но удивительно, впрочем, то, что отток капиталов из России по-прежнему продолжается. Ведь условия для инвестиций в России никогда за минувшие 10 лет не были лучше, чем сегодня. Но, видимо, они еще не столь хороши для тех, кто в них действительно разбирается, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Спасибо, Елена Коломийченко познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 8 декабря.

В ходе состоявшегося в минувшую среду в Москве заседания Совета по предпринимательству при правительстве России обсуждались, среди прочих, грядущие изменения в порядке уплаты налога на прибыль предприятий. Известно, что в Государственной Думе обсуждаются сегодня два варианта проекта нового закона. Наш собеседник в Москве - первый заместитель министра финансов России Сергей Шаталов, участвовавший в последнем заседании Совета по предпринимательству:

Штефан Комес:



Сразу же хочу уточнить: речь идет не о рассмотрении в Государственной Думе, потому что их еще не начинали рассматривать. Есть два законопроекта, которые внесены двумя разными депутатскими группами. Над одним из них очень тесно работало вместе с депутатами правительство. А основные различия сводятся к тому, как и при каких обстоятельствах будут предоставляться льготы?

Прежде всего, речь идет об "инвестиционной" льготе, которая позволяет сегодня до 50% прибыли выводить из-под налогообложения, если эти средства направляются на капиталовложения в производственную сферу. Альтернативный проект предлагает даже расширить эту льготу, увеличив ее норматив до 100%. То есть, выводить из-под налогообложения всю прибыль.

Это означает, понятно, что одни и те же затраты предполагается выводить из-под налогообложения два раза. Один раз - с помощью льготы, а второй раз, поскольку эти средства потом можно будет амортизировать, - уже через амортизационные отчисления.

На наш взгляд, должны быть другие механизмы. И правительство, в частности, предлагает "ускоренную" амортизацию, "нелинейную" амортизацию, которая позволяла бы достаточно быстро затраты, связанные с капиталовложениями, выводить из-под налогообложения.

Я думаю, что есть и ошибки в "депутатском" варианте, связанные с тем, что там вообще никогда "не облагаются" налогом авансы, полученные по сделкам. Что, в принципе, может породить такую схему: сначала по сделкам идут 99% платежей в виде авансовых, а оставшийся процент не поступает никогда и, соответственно, не облагается налогом. Но, я думаю, что это скорее технические ошибки.

Сергей Сенинский:

Сами предприниматели, которые присутствовали на заседании Совета в минувшую среду, что предлагали по этому поводу? И какова реакция на эти предложения - правительства?

Штефан Комес:

В целом, мы получили достаточно позитивную оценку проекта, но в то же время, было поставлено несколько достаточно серьезных вопросов. Некоторые из них носят технический характер и могут быть урегулированы в рабочем порядке. В частности, можно подкорректировать нормы, относящиеся к тому, как и в каком порядке учитываются при налогообложении затраты, связанные с ремонтом оборудования.

Есть опасения, что отдельные виды затрат - так как они не попали в перечень "разрешенных" затрат - могут так или иначе подпадать под налогообложение. Хотя мы подчеркиваем, что перечень затрат, которые принимаются к вычету, не является "закрытым". Перечень, который мы предлагаем, есть не что иное, как ориентиры и примеры для налоговых органов. Но, тем не менее, здесь мы можем легко и просто пойти навстречу пожеланиям предпринимателей. Другое дело, есть принципиальные вопросы, и таких, пожалуй, было два.

Первое. Это опять-таки уже знакомый вопрос о трансфертном ценообразовании. Смысл трансфертного ценообразования, а точнее правил налогообложения, связанных с трансфертным ценообразованием, сводиться к следующему. Стороны, при заключении сделок, в своих договорах могут указывать любые цены. Но государство предполагает, что налоги уплачиваются при этих сделках так, как если сделки эти совершались по рыночным ценам. Это очень важный элемент, который позволяет государству добиваться справедливой уплаты налогов.

Многие возражали против того, чтобы правила, связанные с трансфертным ценообразованием, использовались в экономике. Но я думаю, здесь позиция правительства будет достаточно твердой, хотя обсуждать методики, которые могли бы использоваться потом налоговыми органами при работе с налогоплательщиками, конечно, нужно открыто обсуждать вместе с самими налогоплательщиками и предпринимателями. Я думаю, что здесь мы сумеем достичь взаимопонимания.

А второй вопрос, тоже стоявший очень остро, это опять вопрос о той самой "инвестиционной" льготе, о которой мы уже говорили. И в этой части большинство предпринимателей склоняется, скорее, в пользу не правительственного законопроекта, а альтернативного, который предлагает, наоборот, расширение льготы.

Я думаю, здесь есть определенная проблема: каким образом поощрять инвестиции. И мы договорились, что на следующей неделе начнет работать совместная рабочая группа, в которую своих представителей дадут и предприниматели, и правительство.

Сергей Сенинский:

Спасибо, напомню, на наши вопросы отвечал в Москве первый заместитель министра финансов России Сергей Шаталов.

В минувший четверг Россия и Украина подписали меморандум о поставках в будущем и транзите российского газа, а также - об урегулировании "газовых" долгов Украины. А в канун подписания премьер-министр и иностранных дел Украины побывали, соответственно, в Братиславе и Варшаве, где говорили о проекте строительства нового газопровода из России в Западную Европу. Тему открывает наш корреспондент в Киеве Сергей Киселев:

Сергей Киселев:

Премьер-министр Украины Виктор Ющенко, возвратившись в начале декабря из Минска с саммита СНГ, где он встречался со своим российским коллегой Михаилом Касьяновым по поводу газовых долгов, не скрывал удовольствия: "Это была финальная интеллектуальная баталия, - сказал он. Если в целом подводить итог, у нас сегодня не осталось ни одного неурегулированного вопроса. Тема долгов отработана, тема газового баланса отработана навсегда", - объявил он во всеуслышанье.

О чем же договорились главы правительств двух стран? Во-первых, как было заявлено в Киеве, Москва, признала, что Украина, оказывается, вовсе не "воровала" российский газ из экспортного газопровода, а просто, не успевая, дескать, заранее подписать с Россией договор о покупке газа, тем не менее, использовала его, а уже потом - искала пути урегулирования.

Говорит директор Государственного департамента нефтяной, газовой и нефтеперерабатывающей промышленности Министерства топлива и энергетики Украины Александр Свердлов:

Александр Свердлов:

Воровства же никогда не было! Есть, так сказать, несанкционированный отбор. Что это означает? Мы, например, заключили контракт, а он предполагает равномерный отбор. Но извините, когда у нас в декабре и в январе ударят морозы, это ж не может быть то потребление, которое, скажем, было в теплое время! А система общая! Идет газа больше!

Кстати, мы можем узнать об этом, только когда уже потребили, через месяц после начала потребления. Но свои обязательства перед Европой Украина всегда выполняет за счет газа из подземных хранилищ, который она "добавляет" для Европы. Европа никогда еще не сказала, что "нам Украина недодала газ!"

Сергей Киселев:

Александр Свердлов, Госдепартамента нефтяной, газовой и нефтеперерабатывающей промышленности Минтопэнерго Украины.

Согласно подписанному в минувший четверг в Москве меморандуму, теперь - Россия, которая ежегодно отдает Украине 30 миллиардов кубометров газа в виде оплаты транзита в восточную Европу, создаст для Украины специальную газовую резервную квоту - 5 миллиардов кубометров. Эту квоту Киев - в случае необходимости - сможет использовать, не опасаясь быть обвиненным в воровстве.

Кроме того, Виктор Ющенко и Михаил Касьянов, как сообщается, договорились о реструктуризации на 8-11 лет (более точно срок будет установлен позднее) и под невысокий процент украинского "газового" долга России, составляющего, по украинским оценкам, чуть более 2 миллиардов долларов, а по российским оценкам - 3 миллиарда долларов. Теперь в Киеве предполагают, что 15 декабря, в день закрытия Чернобыльской атомной электростанции, российский и украинский премьер-министры подпишут - уже в украинской столице - окончательное соглашение о сотрудничестве между двумя странами - в том, что касается поставок газа.

Кроме того, в ближайшее время ожидается также подписание специального российско-украинского соглашения о гарантиях транзита российского газа в Европу - через территорию Украины.

Что же касается сооружения Россией обводной газотранспортной экспортной магистрали - в обход Украины, через Словакию и Польшу, то, по мнению экспертов в Киеве, эти планы вряд ли изменятся. Уже хотя бы потому, говорят они, что для строительства ветки уже создан российско-итальянско-французско-немецкий консорциум, и было бы странным, если бы он вдруг… решил самораспуститься.

На минувшей неделе министр иностранных дел Украины Анатолий Зленко побывал с визитом в Варшаве, а премьер-министр Виктор Ющенко - в Братиславе, где они попытались еще раз уточнить, как в столицах Польши и Словакии относятся к намечаемой стройке. И получили вежливые разъяснения: дескать, оба государство сделают, конечно, все зависящее, чтобы поддержать экономические и политические интересы Украины, однако они должны позаботиться и о собственных экономических интересах.

Говорит директор Государственного департамента нефтяной, газовой и нефтеперерабатывающей промышленности Украины Александр Свердлов:

Александр Свердлов:

Называть его "обходным" я бы не решился. Я считаю, что это - нормальный альтернативный путь для России на Запад. Это - нормальное явление.

По той простой причине, что, если сегодня через Украину транспортируется 120 миллиардов кубометров, то примерно до 2020 года контрактов заключено где-то на 190-200 миллиардов. Надо добавлять? - Надо! Газотранспортная система Украины может больше пропустить. Но, понимаете, реконструкция идет пока достаточно медленными темпами, и Россия строит дополнительный альтернативный путь. Я даже не называю альтернативным его, а - дополнительный путь газа своего на Запад, на Северную Европу…

И пока это - лишь одна нитка, это всего лишь 30 миллиардов кубометров. И этого, кстати, недостаточно, чтобы покрыть дефицит европейский.

Я бы просто не трагедизировал положение. Я считаю, что Украина вполне может и принять участие в строительстве этого трубопровода…

Мало того, я уверен, что, даже с вводом первой нитки этого трубопровода в эксплуатацию, потоки через Украину не уменьшатся по сравнению с теми, которые есть на сегодня.

Сергей Киселев:

Говорил Александр Свердлов, руководитель Государственного департамента нефтяной, газовой и нефтеперерабатывающей промышленности Министерства топлива и энергетики Украины.

К этому следует добавить, что, по некоторым сведениям, Украина действительно может принять участие в сооружении российского газопровода - в обход своей территории. Речь, в частности, идет о том, что ветка газопровода, возможно, будет создаваться из украинских труб большого диаметра, выпускаемых на Харцизском заводе, что в Донецкой области.

Сергей Сенинский:

Сергей Киселев, наш корреспондент в Киеве.

Другими словами, то, против чего еще совсем недавно Киев выступал однозначно, теперь - вполне допускается. Продолжает наш корреспондент в Братиславе Григорий Месежников:

Григорий Месежников:

На днях глава украинского правительства Виктор Ющенко представил в Братиславе план строительства нефтепровода Одесса-Броды-Гданьск, по которому в ближайшие годы планируется перекачивать каспийскую нефть в Центральную и Западную Европу. Представление плана вызвало немалый интерес у местных специалистов, и, по мнению очевидцев, прошло довольно успешно. Транспортировка нефти, однако, была не единственной темой, связанной с поставками энергосырья из Восточной Европы на Запад. На словацко-украинских переговорах была вновь поднята тема строительства на территории Словакии перемычки газопровода Ямал-Западная Европа.

Благодаря транзиту российского газа через свою территорию, Словакии удается удерживать относительно низкие цены на газ на своем внутреннем рынке. Словакия чрезвычайно заинтересована в сохранении нынешних объемов перекачки газа, что является одним из основных источников поступлений в государственный бюджет.

В октябре нынешнего года российский "Газпром" и газовые компании Германии, Франции и Италии подписали соглашение о намерениях построить газопровод Ямал-Западная Европа. Несколько недель спустя Братиславу посетил руководитель "Газпрома" Рем Вяхирев. Здесь он встретился со словацким премьер-министром Микулашем Дзуриндой. Вяхирев изложил словацкому премьеру план строительства перемычки, которая соединила бы ямальский газопровод с уже действующими газопроводами Западной и Южной Европы, причем намерения "Газпрома" и его западных партнеров Вяхирев напрямую связал со стремлением России увеличить объемы поставок газа в Европу. Судя по всему, аргументы руководителя "Газпрома" показались главе словацкого правительства весьма убедительными. После переговоров с Вяхиревым Микулаш Дзуринда заявил, что Словакия будет заинтересована в участии в этом проекте в случае, если он станет реальностью.

Эту же позицию словацкий премьер-министр подтвердил во время визита в Братиславу Виктора Ющенко. По окончании переговоров с украинским премьером словацкий премьер-министр заявил, что Словакия примет участие в прокладке газопровода в случае, если все заинтересованные стороны придут к взаимоприемлемому соглашению. Микулаш Дзуринда отметил, что Словакия стремится к развитию как можно более дружественных отношений с Украиной, однако в случае, если газопровод в обход Украины станет реальностью, Словакия будет исходить, прежде всего, их своих экономических интересов.

Судя по заявлению своего премьера, Словакия окончательно решила присоединиться к российско-французско-немецко-итальянскому консорциуму, однако дальнейшая судьба газопровода Ямал-Западная Европа по-прежнему зависит от Польши.

Сергей Сенинский:

Григорий Месежников, наш корреспондент в Братиславе.

И завершает тему - наш корреспондент в Варшаве Ежи Редлих:

Ежи Редлих:

До недавнего времени польские власти твердо оспаривали идею строительства нового газопровода в обход Украины, ссылаясь на то, что подобное решение ущемляет положение Украины, с которой Польша связана стратегическим партнерством. Однако в последнее время, похоже, Польша уже не столь рьяно отстаивает прежнюю позицию. И это "смягчение" вызвано несколькими причинами.

Во-первых, с разных сторон Польшу убеждают, что отказ может означать в будущем упущение крупной выгоды от транзита газа через территорию Польши. Упоминал об этом и министр иностранных дел России Игорь Иванов во время своего недавнего визита в Польшу.

Получилось так, что во время пребывания российского министра в Варшаве, президентом Польши Квасьневским был принят Рем Вяхирев. Официально было сообщено, что руководитель "Газпрома" нанес Квасьневскому "визит вежливости", но совершенно ясно, что во время встречи говорилось отнюдь не о погоде, а о поставках газа и о выгодах нового газопровода.

Подобные доводы приводят и некоторые западноевропейские политики. На днях министр иностранных дел Франции Юбер Ведрин беседовал с группой польских журналистов. Когда ему сказали, что Польша заботится об экономических интересах Украины и что в этом должны быть заинтересованы все европейцы, Ведрин холодно заметил, что для Польши приоритетными должны быть, пожалуй, ее собственные интересы.

Однако на смягчение или даже изменение польской позиции относительно прокладки газопровода повлияла, прежде всего, новая позиция самой Украины. В начале текущей недели с рабочим визитом в Польше побывал украинский министр иностранных дел Леонид Зленко. Он сказал, что нет оснований для строительства нового газопровода, так как Украина может усилить мощность существующего газопровода и тем самым увеличить поставки газа в Западную Европу. Но тут же он заметил, что понимает желание Евросоюза дифференцировать источники энергоснабжения.

Это заявление можно было понять как согласие Киева на прокладку нового газопровода. Итак, забота Польши о том, чтобы новый газопровод не обходил Украину, была обоснована до тех пор, пока Киев не сообщил, что новый проект не угрожает интересам Украины. Поэтому польский министр иностранных дел Владислав Бартошевский сказал своему украинскому коллеге: "Относительно строительства нового газопровода Польша будет руководствоваться экономическими, а не политическими расчетами". И добавил, что для детального обсуждения идеи газопровода Польша предлагает созвать в феврале конференцию с участием всех заинтересованных стран, то есть России, Украины, Польши, Словакии и Европейского Союза.

Сергей Сенинский:

Ежи Редлих, наш корреспондент в Варшаве.

Кризис на финансовом рынке Турции, нарастание которого в последние недели стало одним из факторов падения российского фондового рынка, на минувшей неделе, похоже, был приостановлен. Международный валютный фонд объявил в среду о готовности предоставить Анкаре срочный кредит на сумму 7,5 миллиарда долларов.

Но - что же произошло в Турции, и в какой степени напоминает недавние финансовые кризисы в Юго-Восточной Азии или России? Следует напомнить, говорят эксперты, что темпы роста экономики Турции составляют ныне примерно 5% в год.

Тему открывает Халук Унал, профессор университета штата Мэриленд:

Халук Унал:

Банковского кризиса в Турции можно было ожидать еще 4-5 лет назад. Это как бы "обратная" сторона процесса приватизации. Банки находятся в несколько привилегированном положении по сравнению с обычными промышленными компаниями. Если обанкротится некая (даже крупная) промышленная компания, это, как правило, не приводит к краху других предприятий. А вот если "лопнет" крупный банк или, тем более, группа банков, то может разразиться финансовый кризис, который затронет всю национальную экономику, всю страну.

Нынешний кризис в Турции - именно банковский. Правительство всеми силами пытается допустить кризиса финансового и поэтому всегда готово помочь - за счет бюджета. Владельцы частных банков это прекрасно знают и потому весьма свободно предоставляют кредиты даже на рискованные предприятия. Банки уверены: в случае успеха, вся прибыль достанется им, а в случае провала - … всегда выручит правительство.

Сергей Сенинский:

Продолжает Надер Хабиби, аналитик международной консультационной компании WEFA, штат Пенсильвания:

Надер Хабиби:

Произошло вот что. В прошлом году правительство Турции начало активно бороться с инфляцией и темпы роста цен действительно удалось обуздать.

Но турецкие банки и частные компании давно отвыкли работать в таких жестких условиях. Они привычно занимали огромные деньги - и под очень высокие проценты. И потому, когда темпы инфляции снизились, многие банки и компании оказались в очень трудном положении: им нечем стало возвращать долги.

Кроме того, как раз в это время правительство Турции начало расследование коррупции в целом ряде банков. Это также ослабило турецкую банковскую систему. Возникли опасения, что некоторые финансовые организации страны обанкротятся. А в последние две недели они просто перестали ссужать друг другу деньги.

Обеспокоенные ситуацией инвесторы бросились переводить свои средства в американские доллары, что - закономерно - снизило курс национальной валюты - турецкой лиры. Чтобы поддержать курс, правительство Турции в течение двух недель "вбросило" на валютный рынок около 6 миллиардов долларов. Но и этого оказалось недостаточно, чтобы повысить курс турецкой лиры по отношению к доллару. Иностранные инвесторы продолжали выводить свои деньги с турецкого рынка.

Сергей Сенинский:

Возможность распространения турецкого кризиса на другие страны. Халук Унал:

Халук Унал:

От кризиса в Турции могли бы пострадать и те страны, которые имеют с ней солидный товарооборот, - например, Россия. Если покупательная способность Турции сокращается, то России придется уменьшать объемы своего экспорта. Другими словами, Россия предоставила некие средства Турции, а теперь с их возвратом придется подождать. Кроме того, в Россию не поступит ожидаемый товар из Турции.

Однако, я не думаю, что кризис в Турции перекинется на другие страны. Во-первых, ситуация - уже под контролем. Во-вторых, турецкий кризис гораздо менее опасен, чем, скажем, недавние кризисы в странах Юго-Восточной Азии или в России, так как экономики этих стран несравнимо больше, чем экономика Турции.

Чего можно сейчас ожидать? Получив кредиты Международного валютного фонда, правительство Турции, скорее всего, не будет препятствовать банкротству нескольких небольших банков. Скорее всего, будут повышены налоги для населения. Я хотел сказать, на средний класс, но среднего класса в Турции почти не осталось. Правительство призовет людей потуже затянуть пояса. Может наступить даже экономический спад. Однако через 6-7 лет рост вновь возобновится.

Сергей Сенинский:

Тему завершает Каранта Калли, заместитель руководителя отдела стран Ближнего Востока и Африки консультационной компании WEFA:

Каранта Калли:

В последние 10 лет мировая экономика переживает особенно быстрый процесс глобализации. Это делает финансовые кризисы в различных регионах мира похожими друг на друга.

Одни и те же инвесторы и компании вкладывают средства в экономику стран Юго-Восточной Азии и Латинской Америки, они же инвестируют и в экономику России. И когда эти инвесторы видят, что их инвестициям что-либо угрожает или они теряют свою ценность, скажем, в Юго-Восточной Азии, то они также стремятся уменьшить свои потери в России и Бразилии.

В свое время в кризис в России оказался столь глубоким еще и потому, что из-за кризиса в Юго-Восточной Азии, особенно в Таиланде, Индонезии, Малайзии, в этих странах резко сократилось потребление нефти - основного продукта российского экспорта. Сильно понизились тогда и мировые цены на нефть.

Но главное, на мой взгляд, отличие нынешней ситуации в Турции от тех, недавних, финансовых кризисов в том, что международные финансовые организации теперь учли многие свои прежние ошибки. В частности, тогда они оказали помощь Индонезии слишком поздно и в недостаточных объемах. Сейчас они отреагировали гораздо быстрее, и ситуация в Турции может стабилизироваться уже скоро. В том числе и поэтому турецкий кризис вряд ли сильно затронет "третьи" страны.

Что касается России, то сегодня она подстрахована еще и тем, что мировые цены на нефть сохраняются на высоком уровне, и, по нашим прогнозам, в течение 2001 года они останутся в среднем на уровне 22 доллара за один баррель.

Сергей Сенинский:

Спасибо всем нашим собеседникам. Это, напомню, Халук Унал, профессор университета штата Мэриленд, и сотрудники международной консультационной компании WEFA, штат Пенсильвания: Каранта Калли, заместитель руководителя отдела стран Ближнего Востока и Африки, и аналитик Надер Хабиби. С ними беседовал наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов.

XS
SM
MD
LG