Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика


- Достижения бизнеса минувшего века.
- В начале нового тысячелетия: Интернет и государство.
- Телефоны: проводные и мобильные.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

"Достижения бизнеса ХХ века. Первая десятка". Этот цикл специальных программ к концу столетия мы посвятили людям, которые смогли обратить открытия в товары, доступные миллионам покупателей во всем мире. Людям, чья деятельность не только во многом определяла развитие мировой индустрии, но и формировала новое качество жизни.

Сегодня мы предлагаем фрагменты некоторых программ этого цикла.

Первую, с нашей точки зрения, десятку выдающихся бизнесменов ХХ века открывает Генри Форд. Конвейерная сборка автомобилей началась в 1908 году:

Ян Рунов:

В первый же год корпорация "Форд" смогла продать 10 тысяч автомобилей модели "Т".

Боб Стивенс, редактор американского журнала "Cars and parts":

Когда появилась модель "Т", большинство автомобилей в США стоили от 1100 до 1700 долларов. И тут появляется вполне приличный фордовский автомобиль по цене всего 825 - 850 долларов. В среднем работающий в США получал тогда 100 долларов в месяц.

Боб Кейси, куратор музея Генри Форда в Дирборне, штат Мичиган:

Генри Форд - наиболее влиятельный, на мой взгляд, бизнесмен ХХ века. Он, по сути, предопределил стратегию развития массового промышленного производства всего столетия: производство относительно недорогой продукции, но очень продуманно распространяемой.

И более высокая плата за неквалифицированный труд на конвейере - тоже идея Форда, получившая в ХХ веке распространение во всех развитых странах. Автомобиль, более высокая заработная плата и личная заинтересованность рабочего в доходах предприятия - вот что сформировало в странах Запада средний класс. Уже в начале века люди, делавшие автомобили, могли купить эти автомобили.

Сергей Сенинский:

Эру пассажирской авиации, как регулярных рейсов, открыла в феврале 1919 года немецкая компания "Дойче ЛюфтРеедерай", превратившаяся позже в компанию "Lufthansa".

Д-р Майер, директор музея "Бутцвайлерхоф", Кельн:

...Кормить пассажиров во время полета в "Lufthansa" начали лишь тогда, когда она уже стала крупнейшей европейской авиакомпанией - в середине 30-х годов.

Сергей Сенинский:

Первой компанией, открывшей регулярное сообщение между США и Европой, стала "Pan American", основанная в 1927 году Хуаном Триппом, позже - одним из легендарных менеджеров мировой пассажирской авиации.

Ричард Бренсон, основатель британской авиакомпании "Virgin Atlantic":

Раньше других в мировой авиаиндустрии Хуан Трипп поверил, что путешествия по воздуху могут быть доступны любому человеку, а не только богатым. В кажущемся теперь далеком 1945 году так, кроме него, не рассуждал никто.

В середине 60-х Хуан Трипп убедился, что и вместимости "Боинга 707" недостаточно, чтобы сделать международные перевозки действительно массовыми. Своему другу Биллу Аллену, тогдашнему главе компании "Boeing", Трипп как-то сказал, что мечтает о самолете в два с половиной раза большем, чем "Боинг 707". "Если ты сделаешь такой самолет, я его куплю", - сказал Трипп. "Если ты его купишь, то я его сделаю", - ответил Аллен.

Так появился "Боинг 747" - авиалайнер, который действительно сделал даже самые дальние путешествия доступными для миллионов людей во всем мире.

Сергей Сенинский:

В 1919 году в Канзас-Сити возвратился с Первой мировой войны 18-летний художник-карикатурист, сын многодетного фермера. Он начал подрабатывать в рекламном агентстве. Художника звали Уолт Дисней:

Рон Саймон, куратор нью-йоркского музея радио и телевидения:

Безусловно, Уолт Дисней одним из первых понял, что кино и телевидение могут успешно сотрудничать, дополняя друг друга. Студия Диснея первой из голливудских студий начала делать многосерийные телефильмы или сериалы.

Сергей Сенинский:

Вот что писали американские газеты 18 июля 1955 года:

"Disneyland", раскинувшийся в Анагейме, штат Калифорния, построен Уолтом Диснеем. Сначала Дисней подарил нам Микки Мауса, а теперь - царство фантазии на 160 акрах земли. Здесь ребенок может сесть за руль автомобиля будущего, забраться на пароход, какие плавали когда-то по Миссисипи, побегать по средневековому замку...

Крэг Конрой, историк и исследователь из штата Пенсильвания:

Дисней и его последователи как бы говорят людям: "Приходите к нам, уставшие от проблем и трудностей, приводите в наше волшебное царство, в сказочное королевство Диснея своих детей. И дети это запомнят на всю жизнь". Вот в чем секрет Диснея.

И все это создал человек из Канзас-Сити, штат Миссури, начав когда-то с крохотного гаража, в углу которого жил мышонок.

Сергей Сенинский:

Выходцы из России - инженер Владимир Зворыкин и предприниматель Давид Сарнов. Одни из главных действующих лиц в истории мирового телевидения.

Марат Дымов:

Давид Сарнов родился в 1891 году в деревне Узляны в 40 километрах от Минска. Сегодня здесь около 400 жителей. Несколько лет назад сюда приезжали его родственники из Америки, от них узлянцы и узнали о своем, оказывается, знаменитом земляке.

Сергей Сенинский:

Давид Сарнов начинал в Нью-Йорке с разноски газет. Выучился на телеграфиста и попал в телеграфную компанию "Marconi". Звездный час наступил 14 апреля 1912 года, когда никому неизвестный телеграфист поймал сигнал "SOS" с тонущего "Титаника".

Дэвид Бушман, куратор нью-йоркского Музея радио и телевидения:

Давид Сарнов привел Владимира Зворыкина в компанию RCA году в 1929 - 1930. Владимир Кузьмич Зворыкин к тому времени уже 10 лет как работал в компании "Westinghouse electric", но там не очень обращали внимание на его исследования в области передачи изображения - электронного телевидения. Сарнов, став президентом RCA в 1930 году, дал Зворыкину "зеленую улицу", сразу отдав предпочтение именно электронной передаче изображения - перед механической.

В 1931 году Владимир Зворыкин создал первую в мире передающую электронно-лучевую трубку, положившую начало развитию электронного телевидения.

Сергей Сенинский:

Радио-теле-аудио-видеоаппаратура - в любом доме. Это будущее в середине 50-ых открывали японцы Акио Морита и Масару Ибука - основатели компании "SONY".

Дуглас Остром, сотрудник института японской экономики, Вашингтон:

В начале 50-х в Японии вообще мало кто знал, что такое транзисторный радиоприемник. Тем более, никто не мог предположить, что "SONY" добьется ошеломляющего успеха именно в этой сфере! Ведь в те времена практически вся эта компания размещалась во дворе частного дома.

Сергей Сенинский:

В 1947 году, когда компания "SONY" только возникла, причем еще под другим названием, в лабораториях американской компании "Bell Telephone" был создан первый в мире транзистор.

Джон Тренот, руководитель отдела Британского музея науки и техники:

Когда Акио Морита приехал в начале 50-х в США, он был неприятно поражен тем, что американцы считали японские приемники крайне ненадежной и дешевой аппаратурой.

Именно поиски, связанные с повышением надежности своей продукции, привели конструкторов "SONY" к использованию транзисторов.

Кент Сакогучи, американский филиал "SONY":

Масару Ибука, который вместе с Акио Морита был основателем компании "SONY", как-то сказал, что хотел бы слушать любимую музыку постоянно, в том числе и на ходу. Почему бы не сделать компактный магнитофон?

Хью Патрик, директор центра японской экономики Колумбийского университета:

Марка "SONY" говорит покупателю не просто о высоком качестве изделия, но и о том, что он имеет дело с самыми передовыми технологиями. В этом-то и прелесть маркетинга товаров с известной торговой маркой.

Сергей Сенинский:

1 июля 1947 года. В этот день под Нью-Йорком начал создаваться Левиттаун - город, ставший первым опытом массового, конвейерного строительства жилья. Не пятиэтажек, а небольших частных домов.

Владимир Морозов:

С 1947 по 1951 год компания "Левитт и сыновья" построила под Нью-Йорком 17 с половиной тысяч домов. "С утра, - рассказывал Билл Левитт очередному репортеру, - мы собрали 18 домов, и после обеда соберем столько же".

Юджиния Бёрч, специалист по городскому и региональному развитию, Нью-Йорк:

Левитт использовал тот же принцип, что и Генри Форд для производства своего знаменитого автомобиля модели "Т". Форд впервые организовал конвейерный их выпуск, начал выпускать намного больше автомобилей и намного дешевле.

То же самое сделал и Левитт в строительстве: организовал конвейер, но не в цехе, а прямо на месте, под открытым небом. На место сборки доставлялись уже готовые блоки будущего дома. А бригады рабочих-строителей были узко специализированы. Одна ставила стены, другая - крышу, третья - окна.

Джон Пергола, житель Левиттауна под Нью-Йорком:

Когда-то Левитта обвиняли, что он, якобы, строит "времянки", которые через несколько лет развалятся. Никто не ожидал, что эти дома простоят так долго. И теперь все удивляются...

Я и сам не ожидал такой прочности от своего собственного дома, хотя живу в нем с 1948 года.

Юджиния Бёрч:

Его идея массовой застройки путем конвейерного строительства дешевого жилья никогда ранее не применялась ни в Америке, ни где-либо еще. То, что сделал Левитт, было настоящей революцией.

Владимир Морозов:

Как-то, выколачивая очередные налоговые льготы у властей, Левитт произнес фразу, ставшую впоследствии крылатой: "Если у человека есть свой дом и участок земли, он никогда не станет коммунистом - ему и без того есть чем заняться".

Сергей Сенинский:

Мобильные или сотовые телефоны - столь обыденные сегодня, в массовой продаже появились совсем недавно, в начале 80-ых.

Юрий Крапивин, аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал", Москва:

Трудно говорить о какой-то отправной точке в развитии сотовой связи. Но впервые коммерческое применение сотовая связь нашла в скандинавских странах - в Норвегии и Швеции.

Роберт Розенберг, президент американской консультационной компании "Inside Research", штат Нью-Джерси:

Сам термин "сотовый" телефон отражает принцип работы этих аппаратов. Сигнал от вашего мобильного телефона поступает на радиоантенну, расположенную в центре определенного участка, на который распространяется действие этой антенны. По форме этот участок напоминает ячейку пчелиных сот.

Майкл Вадон, директор компании "BRC Consultancy":

Технология работы сотовой телефонной связи, в современном ее виде, была разработана в лабораториях американской корпорации "Bell" в 1947 году.

Юрий Крапивин, аналитик рынка телекоммуникаций инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал", Москва:

Граница между проводной и сотовой связью постепенно стирается. Я думаю, что в итоге будет одна телефонная трубка, которую, находясь, скажем, где-то в пути, вы будете использовать как сотовый телефон, но если вы дома или в офисе, то эта же трубка будет использоваться как обычный телефон.

Нил Гизман, президент американской телекоммуникационной компании "Digigramm":

Пока значительно проще увеличить число телефонных переговоров, которые идут по проводам. По-моему, именно это телефонные компании и стараются сделать. Так что проводные телефоны, конечно, выживут.

Сергей Сенинский:

Стив Джобс - основатель компьютерной компании "Apple", Бил Гейтс - основатель компании "Microsoft" и Тим Бернерс-Ли - создатель Всемирной паутины. Все трое родились в 1955 году.

Владимир Морозов:

В январе 1983 года популярный американский еженедельник "Time" назвал человеком года ... персональный компьютер!

Бен Кайперс, зав. кафедрой компьютерных наук университета штата Техас:

Первым РС, запущенным в массовое производство, стал компьютер "Apple 2" компании "Apple".

Сергей Сенинский:

"Молодой человек, вы что - серьезно?!" Тут Стив Джобс пристально посмотрел на своего будущего начальника и с презрением произнес: "Вы хотите до конца жизни продавать сладкую водичку? Или вы хотите пойти со мной, чтобы изменить мир?"

"И я вдруг подумал, - вспоминал потом Джон Скалли, - что если я откажусь, то потом всю жизнь буду жалеть об упущенном шансе".

Бен Кайперс, зав. кафедрой компьютерных наук университета штата Техас:

Решение "IBM" оставить программное обеспечение в полной собственности другой компании, а именно "Microsoft", было серьезной ошибкой.

Лишь позже стало ясно, что авторские права на программный продукт - колоссальная ценность, что и стало основой нынешнего могущества "Microsoft".

Сергей Сенинский:

Последнее десятилетие минувшего века наверняка войдет в историю как начало эпохи Интернета:

Дон Хит, президент американского Интернет-сообщества:

Интернет - это базовая структура, система связей, разного рода программ и протоколов, которые позволяют передавать информацию. Интернет существовал задолго до появления всемирной паутины. А "World Wide Web" - это, так сказать, надстройка над Интернетом,

Дорен Свейд, заведующий отделом компьютерной индустрии Лондонского музея науки:

На мой взгляд, днем рождения Интернета следует считать тот день, когда он впервые стал общественным достоянием. Это произошло в январе 1991 года. Причем речь не идет об электронной почте, ей стали пользоваться гораздо раньше, а об Интернете как огромной сети, что стало возможным с созданием так называемого Протокола передачи гипертекста (эту английскую аббревиатуру - http - теперь знают все).

Сергей Сенинский:

Создателем протокола, открывшего всем доступ к Сети, стал Тим Бернерс-Ли. Он родился в Англии. В конце 80-ых, работая в международной исследовательской организации в Женеве, создал протокол http, благодаря которому стала реальностью открытая Всемирная Сеть.

Дорен Свейд, Лондонский музей науки и техники:

Что более всего до сих пор удивляет очень многих в работах Тима Бернерса-Ли, так это то, что он бесплатно предоставил свои изобретения в общественное пользование. Если хотите, в дар человечеству. Если бы он захотел превратить их в свою интеллектуальную собственность, он мог бы стать феноменально богатым человеком.

Сергей Сенинский:

Электронная коммерция - бизнес, появившийся благодаря стремительному расширению Всемирной Сети, и - налоги государства:

Роб Эндерле, сотрудник консультационной компании "Giga Information Group", Бостон:

Это было одно из условий Всемирной торговой организации, запретившей облагать налогами сделки, заключаемые через Интернет. Считалось, что Интернет свяжет компании, расположенные в различных странах, и в целом будет способствовать быстрому развитию мировой торговли.

Понятно, что теперь, когда первый этап уже пройден, возникает вопрос о налогах в отношении электронной торговли. Остается решить, как именно это сделать.

Сергей Сенинский:

Достижения бизнеса минувшего века - фрагменты некоторых программ этого специального цикла.

В рамках нашей постоянной рубрики мы завершаем сегодня начатый неделю назад обзор некоторых публикаций последнего в минувшем году номера британского еженедельника "Экономист". У микрофона Елена Коломийченко:

Елена Коломийченко:

В начале и 1999, и 2000 года экономисты предсказывали рост курса евро по отношению к доллару. На деле происходило обратное, пишет "Экономист". Что же будет в 2001 году?

Только за последние пять лет стоимость доллара - по отношению к "корзине" из 50 валют главных торговых партнеров США - увеличилась почти на одну треть. А с учетом инфляции - по этому показателю доллар достиг наивысшего уровня за период с 1985 года. И хотя сегодня американская валюта отнюдь не столь же переоценена, как 15 лет назад, многие экономисты говорят о том, что доллар миновал очередной пик своего роста, и что в будущем году европейская валюта отыграет утраченное. И пока - подобные прогнозы подтверждаются: за последние два месяца курс евро к доллару повысился на 8%.

Однако курс доллара в будущем году прежде всего будет зависеть от темпов роста американской экономики (по сравнению с темпами роста других стран), а также от состояния фондового рынка. Превысивший все былые прогнозы стремительный рост экономики и рынков в США в последние годы обеспечил обильный приток зарубежных инвестиций, особенно из Европы. Но в 2001 году, по некоторым прогнозам, темпы роста американской экономики могут составить 2,5%, а в Западной Европе - 2,9%. Различие невелико, но если этим прогнозам суждено сбыться, то впервые с 1991 года европейская экономика будет расти быстрее, чем американская, а инвестиции в американские активы станут менее привлекательными для инвесторов. Уже появились признаки снижения интереса европейских компаний к приобретениям компаний в США.

И все же разброс в прогнозах относительно курса евро к доллару велик. В недавних прогнозах шести крупнейших американских и европейских банков - почти до 45%. Например, эксперты банка Goldman Sachs предполагают, что в декабре 2001 года евро будет стоить 1 доллар и 22 цента, а аналитики банка Salomon Smith Barney - наоборот, прогнозируют, что евро в конце 2001 года будет стоить только 85 центов! Среднее значение курса между двумя крайностями - примерно 1:1.

Но есть и прогнозы, опровергающие сценарий стабильного роста курса евро к доллару. Дело в том, напоминают авторы этих прогнозов, что темпы структурного роста американской экономики по-прежнему выше, чем европейской. Значит, рост курса евро может оказаться кратковременным, и он вновь снизится, едва стабилизируется экономический рост в США.

Действительно, пишет "Экономист", нет пока никаких доказательств того, что уровень производительности труда в Европе повысился столь же значительно, сколь в США - в последние годы. Но одновременно нет пока и доказательств, что нынешний рост производительности в Соединенных Штатах обусловлен именно структурными переменами, а не просто экономической цикличностью.

После удручающего начала евро, Европейский Центральный банк не может не приветствовать рост курса евровалюты. Умеренный его рост поможет совладать с инфляцией и позволит не повышать процентных ставок. Однако оптимизм руководителей Европейского банка может оказаться непродолжительным, если курс евро круто пойдет вверх - в результате слишком сильного замедления экономических темпов в США. Тогда Европе впору будет задуматься, не лучший ли для неё вариант - динамично развивающаяся экономика Соединенных Штатов? - заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Мы завершили обзор некоторых публикаций последнего в минувшем году номера британского еженедельника "Экономист".

Темы двух из ведущих, с нашей точки зрения, достижений бизнеса 20 века, о которых шла речь в первой части этого выпуска, мы решили продолжить. Учитывая их все возрастающую значимость для любой страны мира. Мнения экспертов из России, Германии и США, которые вы сегодня услышите, - не более, чем их попытка прогноза развития событий, исходя из тенденций, формирующихся сегодня. Итак, первая тема: Интернет и государство - в начале нового века. Начинает - из США - Роб Эндерли, сотрудник консультационной компании Giga Information Group:

Роб Эндерли:

Сегодня возможности правительств контролировать Интернет весьма ограничены. Конечно, власти, скажем, тоталитарного государства могут просто закрыть людям доступ к нему. Но если такой доступ все же есть, то контроль почти невозможен. Для этого просто нет необходимой технологии.

Таковая существует, чтобы контролировать электронную коммерцию. Но, чтобы, например, обложить её налогами, необходим большой штат контролеров и специальная организация, которая отслеживала бы торговые сделки, причем - по всему миру! Такое может быть по силам, скажем, Всемирному банку. Однако на это потребуются огромные деньги. И я пока не слышал, чтобы в этом направлении что-то делалось.

Сергей Сенинский:

Вопрос - в Россию. Если говорить о мерах государственного контроля деятельности в Сети уже сегодня, какие - прежде всего? Из Санкт-Петербурга - Андрей Кононов, директор компании Golden Web Group:

Андрей Кононов:

Это, прежде всего, система оперативно-розыскных мероприятий - СОРМ. И даже не сама система, а технические требования и условия, которые ставятся Интернет-сервис-провайдерам при получении лицензии.

Сама по себе система оперативно-розыскных мероприятий или аналогичные мероприятия - для других стран не вызывают нареканий. Это очень здравая вещь, которая призвана оградить общество, в частности, от террористов, которые используют те или иные Интернет-технологии в своих целях.

Но дело в том, что последние документы в России, в частности, приказы министра связи СОРМу, выдвигают довольно жесткие финансовые условия. По сути, финансовая сторона перенесена на самих сервис-провайдеров. Этот приказ налагает обязательства на провайдеров: за свой счет - устанавливать, но не указано в каком объеме, и какое именно специальное оборудование. На самом деле можно очень широко "трактовать", что есть и аппаратные средства, и программные средства, и организационные мероприятия, которые связаны с установкой такого оборудования.

Грегор Мауэр, Web-аналитик Академии сберегательных банков:

Государству, в том числе в Германии, чрезвычайно сложно контролировать поток информации, распространяемой в Интернете, прежде всего потому, что ведущие провайдеры не являются государственными компаниями. Но в принципе, долгом частных провайдеров является соблюдение законов того или иного государства. Здесь можно сослаться на недавний прецедент во Франции, где решением суда интернет-провайдеру Yahoo! было предписано перекрыть пользователям в этой стране доступ к информации нацистского содержания, хотя официальные лица, представляющие эту фирму, заявили, что они ничего не знали об этом. То есть провайдеры обязаны следить за тем, чтобы информация, противоречащая законам той или иной страны, не распространялась бы через их сети.

Что же касается тайны переписки, то государство в Германии не имеет права на перлюстрацию ни нормальной почты, ни электронной. Исключением из этого правила является только контроль, осуществляемый с санкции прокурора в случае санкционированного расследования. Тогда представители полиции или специальной службы охраны Конституции получают право просматривать электронную почту.

Сергей Сенинский:

В целом ряде стран уже появились законы, разрешающие спецслужбам - в определенных случаях - контролировать электронную почту или иную деятельность в Сети... Роб Эндерли, Массачусетс:

Роб Эндерли:

В самой этой практике нет ничего необычного. Американский Конгресс, например, разрешил использование специальной программы, с помощью которой спецслужбы могут "заглянуть" в электронную переписку граждан.

Но в соответствии с законом правоохранительные органы могут делать это только с санкции суда. Если смогут доказать обоснованность серьезных подозрений, что некий человек занимается, скажем, продажей наркотиков или связан с террористической группой.

Но, понятно, что сходной программой могут воспользоваться хакеры или, скажем, ревнивая жена, которая хочет заглянуть в архивы мужа, или некие бесцеремонные люди, которые, так сказать, "копают" компромат. Надо четко понимать: все, что вы делаете с помощью Интернета, может стать достоянием других...

Сергей Сенинский:

В России, сколь известно, в последние месяцы также были приняты некоторые решения относительно доступа сотрудников правоохранительных органов или спецслужб, скажем, к электронной переписке. А, кроме того, существуют ли уже некие меры из области контроля, скажем, коммерческой деятельности в Интернете? Андрей Кононов, Санкт-Петербург:

Андрей Кононов:

На сегодня реально действующих актов, "ограничивающих", например, Интернет "по налогам" или связанных с Интернет-бизнесом, нет. Но вероятнее всего, что такие попытки появятся. Если увидят довольно большие доходы. Я просто не вижу сейчас в электронной коммерции в России больших доходов, несмотря на крупные инвестиционные сделки. На сегодня Интернет-составляющая бизнеса, по сравнению, скажем, с нефтяным, - ничтожна.

Что касается контроля за частной перепиской, то, по крайней мере, по Конституции она должна быть застрахована от контроля со стороны государства.

Но возьмем опять-таки один из последних приказов министра связи России. Он гласит о том, что, по крайней мере, система оперативно-розыскных мероприятий может вводиться не с санкции суда, а с санкции тех органов, которые собственно и проводят СОРМ. То есть: чтобы начать прослушивание или просматривание электронной почты, никаких решений ни прокурора, ни суда не требуется - сегодня. А это противоречит Конституции.

Правда, это делается на весьма ограниченный срок: если не ошибаюсь, на два дня, а дальше уже требуется решение суда. Но в принципе это - нарушение конституционных прав.

Сергей Сенинский:

Еще раз вернемся к недавнему примеру: суд во Франции обязал одного из крупнейших Интернет-провайдеров - компанию Yahoo! - оградить пользователей во Франции от некоторых сайтов. Роб Эндерли продолжает:

Роб Эндерли:

Мне понятно, разумеется, стремление правительства Франции воспрепятствовать продаже нацистских сувениров, для которой используются сайты американской Интернет-компании Yahoo! Но дело в том, что пока нет технологии, позволяющей выполнить решение французского суда. То есть, Yahoo! должна или создать такую технологию или вообще закрыть сайты, позволяющие гражданам любой страны покупать нацистскую символику. Насколько я знаю, это первый случай, когда власти демократической страны пошли так далеко в стремлении контролировать Интернет.

Однако нас не должно удивлять, если в ближайшем будущем правительства постараются поставить под контроль и некоторые другие сферы деятельности в Интернете - например, продажу лекарств. Это необходимо для защиты здоровья самих же граждан. На мой взгляд, будут - в той или иной степени - контролироваться и некоторые сферы развлечений в Сети, например, азартные игры. Здесь опять все пока упирается в создание необходимой технологии. Но законы, необходимые для такого контроля, уже давно существуют.

Сергей Сенинский:

Какие из направлений распространения государственного регулирования деятельности в Сети - для разных стран - представляются вам сегодня наиболее вероятными или очевидными? Сначала - в Россию, Андрей Кононов, Санкт-Петербург, компания Golden Web Group:

Андрей Кононов:

На ближайшее время единственное, что требуется в России для развития Интернет-технологий, и это довольно широко обсуждалось в Сети, это - закон об электронном документообороте и электронной подписи. Такой законопроект, кстати, уже направлен в Государственную Думу. И надо сказать, что эксперты именно со стороны Интернет-сообщества, готовившие это законопроект, были довольно сильными.

Почему именно закон об электронной подписи? Потому что это позволит уравнять электронную подпись с подписью на обычных бумажных документах. А это позволит продвинуть электронную коммерцию в России.

Что касается других тем... Поступают довольно серьезные претензии со стороны провайдеров относительно "переложения" на них ответственности за содержание передаваемой информации. Провайдер не осуществляет контроля ни текстового, ни контентного, ни какого-либо иного за той информацией, которая передается через почтовые или иные службы. Несмотря даже на то, что именно он осуществляет Интернет-сервис-провайдинг.

На мой взгляд, попытки возложить на провайдеров ответственность, с одной стороны, конечно, имеют под собой основания, но с другой - это довольно проблематично. Для этого провайдерам необходимо самим становиться цензорами, и самим следить за информацией, которая проходит через их серверы.

Сергей Сенинский:

И завершает разговор - из Германии - Грегор Мауэр, Web-аналитик Академии сберегательных банков:

Грегор Мауэр:

В ближайшие 10-15 лет можно ожидать разработки ведущими странами единых правил пользования Интернетом. Но проблема не в том, чтобы взять Интернет под государственный контроль, а в создании правовой базы деятельности в Интернете, в том числе - электронной коммерции. В качестве примера можно привести законодательное разрешение летом этого года американским компаниям использовать частоту в 128 бит для передачи так называемой "электронной" подписи, легализующей заключенную в сети сделку. То есть основной задачей в ближайшие годы будет создание правовой безопасности в сети. Не исключено, конечно, что в некоторых странах государство может попытаться добиться контроля над крупнейшими серверами, но я практически уверен, что электронный бизнес в средне- и долгосрочной перспективе останется частным.

Кроме того, основной задачей государства и в сфере электронной коммерции, и в сфере мобильных телекоммуникаций является дерегуляция рынка, предотвращение возникновения монополии на определенный вид услуг. Ведь появление провайдера-монополиста препятствовало бы свободному развитию этого рынка и, соответственно, привело бы к сокращению предлагаемого на нем набора услуг. Поэтому задача государства - не допустить создания таких сверхмонополий.

Сергей Сенинский:

Напомню, на наши вопросы отвечали: из Германии - Грегор Мауэр, Web-аналитик Академии сберегательных банков; из Соединенных Штатов - Роб Эндерли, сотрудник консультационной компании Giga Information Group, штат Массачусетс; из России - Андрей Кононов, директор компании Golden Web Group, Санкт-Петербург.

И вторая тема, которую мы предложили обсудить экспертам: телефонная связь в начале нового века - проводная и мобильная. А также - новые системы оплаты телефонных услуг.

Начинает - из Москвы - Андрей Брагинский, аналитик инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал":

Андрей Брагинский:

Мне кажется, что телекоммуникации - не та область, в которой Россия пойдет своим, особенным путем. Поэтому, чтобы понять основные направления развития телекоммуникаций в стране, надо посмотреть и внимательно изучить опыт других стран.

Например, посмотрим на Великобританию - возможно, из развитых стран с наиболее регулируемым рынком телекоммуникаций. Совсем недавно компания British Telecom - самый крупный оператор связи в Великобритании, перешла с повременной на фиксированную систему оплаты. Вероятно, в большинстве стран операторы пойдут таким же путем. Не исключено, что и услуги междугородней связи будут предоставляться за какую-то фиксированную абонентскую плату. А не как сейчас - поминутно.

Сергей Сенинский:

Невольно напрашивается вопрос: а стоит ли тогда России, преодолевая немалое сопротивление, внедрять повременную оплату телефонных переговоров?

Андрей Брагинский:

Мне кажется, что ответов на этот вопрос несколько. Во-первых, если бы возможно было в России увеличить фиксированную оплату с существующего уровня примерно в полтора доллара примерно, скажем, до 5-10 долларов в месяц, то введение повременной системы учета даже не потребуется. Однако это не возможно. Потому что существующая система управления в стране очень социально ориентирована. Во-вторых, доходы населения в стране очень неравномерно распределены. Поэтому сильное моментальное увеличение тарифов невозможно.

Введение же повременной системы оплаты может, с одной стороны, сделать базовые телефонные услуги доступными для всех слоев населения. А с другой стороны, может заставить тех людей, которые много говорят по телефону и кто может платить большие деньги за услуги, платить больше.

Ну, и ко всему прочему, модернизация сетей, установка оборудования по учету местных разговоров, внедрение системы выставления счетов и их рассылки все равно необходимы компаниям связи для внедрения в перспективе системы "calling party pays". То есть, когда платит только звонящий абонент, даже если он звонит на сотовый телефон.

Сергей Сенинский:

Продолжает - из Санкт-Петербурга - Андрей Кононов, директор компании Golden Web Group:

Андрей Кононов:

Если говорить о телефонизации, и касаться потенциального введения в России повременной системы оплаты местных телефонных разговоров, то позиция министерства связи очень жесткая. То есть они говорят, что это - единственный способ, при котором может существовать федеральная сеть, поскольку это находиться в федеральном ведомстве. И, мол, мы будем вводить повременную оплату потому, что так нужно, и что перешел "весь мир".

На самом деле, это не так. Далеко не весь мир перешел. И в Америке существует и повременная оплата, помимо того, что я могу выбрать оператора связи, и неповременная оплата.

Здесь, если касаться тарифных планов, как абсолютных цифр, так и форм, предлагаемых для клиентов, то это - право операторов связи. Нельзя сказать, что через 5 - 10 лет та или иная форма "отомрет". Дело в том, что всегда будет существовать различные категории потребителей. Поэтому для них нужно предоставить выбор, что и делается в большинстве стран, которые предлагают немонопольное использование видов связи.

Сергей Сенинский:

Телефоны проводные и беспроводные. Стив Лэйден, президент американского Общества консультантов по вопросам телекоммуникаций:

Стив Лэйден:

Этот рынок очень быстро меняется. Сотовых телефонов продают все больше: они очень удобны и становятся все дешевле. Например, в США еще 3-4 года одна минута разговора по сотовому телефону стоила примерно один доллар. Теперь мы платим всего 10-12 центов. А минута разговора по обычному телефону стоит 6-8 центов. Разница в цене сокращается.

Я не знаю, удастся ли сотовому телефону вытеснить обычный. Хотя в некоторых странах это происходит. Возьмем Финляндию. Почему компания Nokia имеет такой бешеный успех? Одна из причин в том, что несколько лет назад правительство Финляндии приняло решение развивать именно сотовую телефонную связь, а не проводную. Для этого, в частности, были введены специальные налоговые льготы. Дело в том, что в Финляндии весьма суровый климат, и сооружение и ремонт телефонных линий обходится очень дорого. Насколько я знаю, сегодня новые дома строятся в Финляндии вообще без телефонного кабеля. То есть, там сотовый телефон вытесняет обычный.

Хотя на стороне обычного телефона пока - более высокое качество звука.

Андрей Брагинский, компания Ренессанс-Капитал:

Мне кажется, что принципиальное отличие России от большинства других стран - ограниченный и малорастущий спрос на телекоммуникационные услуги. С моей точки зрения, это связано с двумя обстоятельствами.

Во-первых, очень низкими доходами на душу населения. Во-вторых, что особенно существенно, - структура российской экономики. Российская экономика - это, в основном, сырьевая экономика, и весь экспорт - сырьевой экспорт. В стране практически нет хорошего среднего бизнеса. А есть вертикально интегрированные мега-корпорации. Для развития же телекоммуникаций как раз необходимо существование вот этих средних компаний. Рост доходов или размеров больших корпораций, наоборот, принципиально никак не влияет на развитие телекоммуникаций в целом в стране, потому что эти корпорации используют, как правило, свою собственную корпоративную сеть.

Поэтому мне кажется, что телекоммуникации в России получат сильный толчок, только когда произойдут структурные изменения в российской экономике. И когда основное богатство в стране будет вырабатываться средним бизнесом, а не огромными вертикально интегрированными компаниями. Однако на эти структурные изменения может уйти не одно десятилетие. Поэтому ограниченный спрос на телекоммуникационные услуги будет мешать развитию услуг, для предоставления которых требуются большие капитальные вложения. Например, третьего поколения сотовой связи.

Андрей Кононов, компания Golden Web Group, Санкт-Петербург:

Что касается той или иной формы, схемы и тарифного плана по оплате сотовых телефонов, обычных телефонов или Интернет-телефонии, то, на самом деле, в конкурентной среде это - неотъемлемое право того оператора, который работает на том или ином рынке. И конкуренция побуждает, что видно на примере сотовых операторов, очень избирательно подходить к различным категориям потребителей. Скажем, сотовые операторы стараются задействовать все секторы: бизнес-сектор, студентов, школьников. И поэтому они выбирают различные тарифные планы. Соответственно, предлагают разные формы оплаты: и повременную, и unlimited.

То же самое наблюдается и у Интернет-провайдеров. Можно "работать" на повременной оплате. Можно купить неограниченный доступ в течение месяца - за иные деньги. Конкурентная среда сама подвигает провайдеров к тому, чтобы они выбирали наиболее приемлемые для тех или иных категорий потребителей цены или тарифы.

Неконкурентная среда, монопольная среда - наоборот, имеет возможность диктовать условия, причем очень жесткие.

Сергей Сенинский:

Вновь - вопрос в Нью-Йорк. Сколь перспективными представляются модели неких гибридов - мобильного телефона и обычного, проводного аппарата? Стив Лэйдэн:

Стив Лейдэн:

Такие гибриды уже продаются. Скажем, в Нью-Йорке я знаю компанию, которая устанавливает такие гибриды в офисах других компаний. Для домашнего использования он пока слишком дорог.

На улице или в поездке вы пользуетесь им как сотовым, а в офисе он легко подключается к обычной проводной связи, и тогда вы получаете возможность пользоваться всеми преимуществами обычного телефона, например, проводить телефонное совещание сразу с несколькими абонентами.

Одна из главных сегодня проблем - чрезмерное количество разных аппаратов для коммуникаций: обычный и сотовый телефоны, пейджер, факс, компьютер. На мой взгляд, тенденция по их совмещению усиливается. И лет через 10 лет в одну службу и одну корпорацию объединятся компании, которые сегодня существуют отдельно. При этом одна обеспечивает нас обычной телефонной связью, вторая - сотовой, третья - телевидением, четвертая - Интернетом. И такой сервис зарождается на наших глазах!

Сейчас, скажем, по сотовому телефону можно отправить электронное сообщение только ограниченного объема. Нельзя переслать, например, графику или чертежи. У компьютера - гораздо больше возможностей.

И, думаю, вскоре мы увидим некий единый аппарат, который будет выполнять совмещать функции компьютера, телефона и видеофона.

Большее место будет занимать на рынке и телефонная связь через Интернет. Сегодня пока ее качество оставляет желать лучшего. Но, понятно, оно вскоре улучшится, и тогда интернет-телефон сможет составить конкуренцию обычному, проводному, или даже заменить его.

Как будет организована оплата новых услуг? - трудно пока сказать. Но рынок все больше склоняется не к поминутной, а к фиксированной оплате.

Сергей Сенинский:

Последний вопрос - в Москву. Андрей Брагинский. Сколь вероятно расширение российского рынка телефонных услуг за счет увеличения количества пользователей Интернета?

Андрей Брагинский:

Я думаю, что, в отличие от других стран, где рост рынка телекоммуникаций идет за счет роста рынка передачи данных и Интернета, в России этого не будет. То есть темпы роста передачи данных через Интернет в России действительно высокие, но потому, что мы начинаем с очень "маленькой" базы. Однако в абсолютном выражении этот рынок будет оставаться маленьким.

Россия в данном случае идет по пути Европы, и именно сотовая связь здесь будет бурно развиваться. Например, в 2000 году абонентская база операторов сотовых сетей в Москве увеличилась более чем в три раза. И сейчас в Москве около 2 миллионов пользователей сотовой связи. А в России в целом - 3 миллиона.

Я думаю, что такие высокие темпы роста сотовой связи сохранятся и в 2001 и в 2002 годах.

Сергей Сенинский:

Спасибо всем нашим собеседникам. Напомню: из Нью-Йорка - Стив Лэйдэн, президент американского Общества консультантов по вопросам телекоммуникаций; из Санкт-Петербурга - Андрей Кононов, директор компании Golden Web Group; из Москвы - Андрей Брагинский, аналитик инвестиционной компании Ренессанс-Капитал.

XS
SM
MD
LG