Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Business & Money


- Финансовый кризис в Бразилии.
- Первый год пенсионной реформы в Казахстане.
- В ответе ли граждане России за внешние долги своего государства? Продолжение темы.
- Первые недели новой европейской валюты.
- А также - обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Финансовый кризис в Бразилии стал главным событием минувшей недели в международной экономике. В среду, 13-го января, объявил о своей отставке президент Центрального банка Бразилии Густаво Франку. Его преемник на этом посту - Франсиско Лопес - объявляет об изменении границ "валютного коридора" национальной денежной единицы - бразильского реала. Изменений - в сторону снижения. И спустя всего несколько часов курс бразильского реала снижается - по отношению к американскому доллару - более чем на 8 процентов. А на торгах в пятницу, по сообщениям из Рио-де-Жанейро, курс бразильского реала был уже почти на 40 процентов ниже, чем в начале минувшей недели.

Резко усиливается обозначившийся еще осенью прошлого года, после кризиса в России, отток зарубежных капиталов из Бразилии. По экспертным оценкам, только в течение четверга зарубежные инвесторы вывели из страны почти полтора миллиарда долларов. При этом сам Центральный Банк Бразилии тратил - пытаясь сдержать падение курса реала - более миллиарда долларов в день из своих стремительно сокращающихся валютных резервов. Их объем - всего за несколько месяцев - сократился почти вдвое.

Кризис в Бразилии, экономика которой является 8-й в мире по объемам (то есть, следующей за странами "большой семерки"), моментально перекинулся на другие финансовые рынки. В США индекс Доу-Джонса всего за один день, в четверг, понизился почти на 2 с половиной процента - и оказался на 1 процент ниже уровня начала года. На долю стран Латинской Америки, среди которых крупнейшая - Бразилия, приходится 20 процентов всего экспорта Соединенных Штатов.

На крупнейших биржах мира резко подешевели и акции многих европейских компаний. Например, 9-10 процентов общего объема прибыли всех компаний Испании приходится на долю операций в странах Латинской Америки. Только одна испанская компания, "Телефоника", вложила в регион Латинской Америки в последние несколько лет почти 11 миллиардов долларов, причем половину этой суммы - именно в Бразилии.

Две крупнейших европейских автомобильных корпорации - немецкая "Фольксваген" и итальянская "Фиат", построив в Бразилии свои заводы - контролируют примерно по 30 процентов всего автомобильного рынка страны каждая. Еще примерно 30 процентов автомобильного рынка Бразилии делят американские "Дженерал Моторз" и "Форд". А спрос на этом рынке за минувший год сократился на 27 процентов. Теперь, по оценкам экспертов, только сама по себе девальвация бразильского реала приведет к сокращению прибыли активно работающих в Бразилии мировых автомобильных компаний, как минимум, на 10 процентов. И только за один день, в среду, акции, например, "Фиата" и "Фольксвагена" подешевели на 9 процентов.

Кроме того, долг бразильских компаний банкам Западной Европы составляет сегодня 43 с половиной миллиарда долларов, банкам Соединенных Штатов - около 17-ти миллиардов. А в целом внешний долг Бразилии составляет 220 миллиардов долларов - это примерно 30 процентов объема внутреннего валового продукта страны за год.

Формально нынешний кризис в Бразилии начался 6 января этого года. В этот день Итамар Франку, бывший президент страны, а ныне - губернатор одного из крупнейших бразильских штатов - Минас-Жерайс - объявил 90-дневный мораторий на погашение штатом задолженности федеральному правительству на общую сумму 15 миллиардов долларов. Спустя несколько дней такими же мерами пригрозил еще один влиятельный губернатор. Во вторник, 12-го января губернаторы 17-ти из 27-ми штатов Бразилии собрались, чтобы заявить о своей поддержке курса президента страны Фернанду Энрике Кардозу. Однако именно в этот день слухи о возможной отставке главы Центрального Банка достигли апогея. И на следующий день - в среду- она состоялась.

События в Бразилии комментируют эксперты, специалисты по экономике стран Латинской Америки. Джек Суини, научный сотрудник американского фонда "Хэритэдж":

Джек Суини:

Кардозу был министром финансов при предыдущем президенте Итамаре Франко. Кардозу тогда выдвинул план введения Нового Реала. Новая денежная единица помогла сбить инфляцию и стабилизировать экономическое положение в стране. Благодаря этому Кардозу был избран президентом, а затем переизбран на второй срок. Но темпы реформ сильно замедлились. Проблема в том, что Кардозу не может справиться с противящимися реформам законодателями и губернаторами, особенно с бывшим президентом, а с 1 января этого года - губернатором штата Минас-Жерайс Итамаром Франко, который первым объявил 90-дневный мораторий на выплату задолженности федеральному правительству. Многие видят в нынешней экономической ситуации политическую подоплёку: бывший президент ставит палки в колёса нынешнему президенту. Но мне кажется, что дело не столько в ошибках Кардозу или его слабости, сколько в парламенте, в котором нет явного политического большинства, где прислушиваются больше к губернаторам, чем к федеральному правительству, и где всячески сопротивляются реформированию государственного сектора и Конституции. До тех пор, пока эти реформы не будут проведены, Бразилия не избавится от экономических проблем.

Сергей Сенинский:

Это был Джек Суини, американский специалист по проблемам Латинской Америки.

Чтобы лучше понять предысторию нынешнего бразильского кризиса, вернемся на несколько месяцев назад - к началу октября прошлого года. Президент Бразилии Фернанду Энрике Кардозу только что переизбран на второй президентский срок, набрав больше голосов, чем все его основные соперники, вместе взятые. Вот что рассказывал научный сотрудник расположенного в Филадельфии Института Международной политики Майкл Раду:

Майкл Раду:

Прежде всего, следует говорить о Кардозу - сначала профессоре социологии, затем - министре финансов и, наконец, президенте страны - как о чисто бразильском фенoмене. Только в таком контексте можно понять его успех.

Политическая система Бразили в течение очень долгого времени оставалась одной из самых недееспособных в Латинской Америке. Бразилия была португальской колонией до 1822 года. С тех времён официальный язык страны - португальский, в отличие от всех других латиноамериканских стран, говорящих на испанском.

После обретения независимости Бразилия стала либерально-монархическим государством. А в 1930 году монархия была свергнута, и к власти пришло авторитарное правительство президента Варгаса. В результате военного перворота диктатор был свергнут в 1945 году, но в 1951-м победил на выборах, а, уже будучи президентом, покончил собой в 1954-м. Военные перевороты следовали один за другим в 60-х-70-х годах, но в это же время экономика страны бурно развивалась. Правда, финансировалась она во многом за счёт иностранных займов.

В 1989 году в результате прямых президентских выборов к власти пришёл 40-летний Фернандо Коллор. Он довёл экономику страны до страшнейшей рецессии и под угрозой импичмента уступил кресло вице-президенту Итамару Франко, при котором Энрико Кардозу, нынешний президент, был министром финансов. Тогда по инициативе Кардозу был принят план борьбы с инфляцией. Кардозу удалось в течение 3-4 лет сбить инфляцию с 3 тысяч до всего нескольких процентов в год. Кардозу стал президентом в 1994 году. И вот теперь, впервые в истории Бразилии, он переизбран на второй срок. (Прежняя Конституция не позволяла президенту, губернаторам и мэрам выставлять свои кандидатуры вторично).

Главное, что удалось Кардозу, когда он был еще министром финансов, это стабилизировать бразильскую денежную единицу. Он ввёл "новый" реал и "привязал" его курс к твёрдым валютам, создав так называемый "валютный коридор". Именно так он и победил инфляцию. Правда, тогда его очень поддерживали политические партии и губернаторы штатов, обладающие в Бразилии большой политической силой. Они поддерживали курс Кардозу потому, что не находили ему альтернативы и видели, как нищает страна. Деньги теряли свою стоимость даже за то короткое время, что человек шёл от дома к магазину.

Кардозу прежде всего запретил печатать новые деньги. А во-вторых, "привязал" курс бразильского реала к так называемой "корзине твёрдых валют": доллару США, дойчмарке и другим, чтобы курс реала не зависел от колебаний какой-то одной из этих валют.

Примечательно, кстати, то, что в начале своей научной карьеры Кардозу был известен как сторонник социалистических методов в экономике. Но, став министром, а затем президентом, Кардозу стал реально смотреть на вещи и отбросил прежние теории.

Вторая важная победа Кардозу - изменение Конституции Бразилии. Кардозу последовал примеру президента Перу Фухимори и президента Аргентины Менема, которые убедили законодателей внести изменения в Конституции своих стран, благодаря которым они были переизбраны на второй срок. Это весьма положительно отразилось на экономике этих стран, потому что международные финансовые организации, частные иностранные инвесторы поверили в возможность политической стабильности, в продолжение экономического курса. Такое доверие было очень важно, поскольку международный рынок во многом зависит не только от экономических, но и от психологических факторов.

Третья причина, по которой Кардозу удалось сохранить за собой президентский пост, это марксистская идеология его главного соперника на выборах. Луис да Силва и его Рабочая партия выступали за марксистские методы управления, близкие к тем, которыми пользовалась Коммунистическая Партия Советского Союза. Даже бразильская беднота, не говоря уже о более обеспеченных слоях населения, не хотела возвращаться к социалистическим экспериментам, потерпевшим крах в странах Восточной Европы и в Советском Союзе. В результате Кардозу победил, а Лула потерпел поражение.

Сергей Сенинский:

Это был Майкл Раду, сотрудник Института Международной политики, Филадельфия.

И вновь возвращаемся к событиям последних дней. Говорит Роджер Фонтейн, директор научно-исследовательских программ Американского Совета Глобальной Стратегии:

Роджер Фонтейн:

В отличие от Аргентины и некоторых других стран Латинской Америки, Бразилия так и не провела настоящих рыночных реформ. Ограничилась полумерами. Главное всё время откладывалось на потом. Приватизация не закончена. Государство продолжает владеть убыточными предприятиями. Не удалось взять под жёсткий контроль государственные расходы. Необходимость всего этого хорошо понимает президент Кардозу, но не парламент.

Из-за того, что много лет страной правили военные и из-за того, что Конституцией 1987 года законодательной власти предоставлены гораздо более широкие полномочия, чем исполнительной власти, влияние президента оказалось ограниченным. Законодателей гораздо больше интересует мнение не президента, а губернаторов штатов. Другими словами, Бразилии необходимы одновременно и экономические, и политические, конституционные реформы. Иным путём проблем не решить.

Сергей Сенинский:

В какой степени финансовый кризис в Бразилии можно связывать с подобными кризисами в странах Юго-Восточной Азии и России? Майкл Раду, Институт Международной политики, Филадельфия:

Майкл Раду:

Во-первых, международные финансовые рынки во многом зависят от психологических факторов. Крах российской экономики, глубочайший экономический кризис в Азии, особенно в Японии настолько напугал инвесторов, что они теперь вообще не вкладывают деньги за рубежом, а тем более - в экономику развивающихся стран. Во-вторых, экономика Бразилии (более развитая, кстати, чем российская) во многом зависит от экспорта как в страны Европы, так и в страны Азии. Вот почему азиатский кризис сильно ударил по бразильскому экспорту, ограничив поставки на крупнейшие рынки сбыта.

Сергей Сенинский:

Может ли Бразилия рассчитывать на дополнительную помощь международных финансовых организаций? Ведь только в ноябре прошлого года Международный валютный фонд объявил о поэтапном предоставлении Бразилии помощи на общую сумму 41 с половиной миллиард долларов?

Майкл Раду:

Я полагаю, что может, но надо помнить, что в политической и экономической системе Бразилии предстоит очень многое поменять, на чем настаивают Международный Валютный Фонд и Всемирный Банк. В стране слишком много мелких партий, и это мешает проведению реформ. Кроме того, в Бразилии традиционно ревностно относятся к национальной экономике, отечественным производителям. От коммунистов до военных - почти все выступают за протекционизм. И это, естественно, учитывают при принятии решений МВФ и другие международные организации, предоставляющие финансовую помощь.

Сергей Сенинский:

Тот же вопрос - Джеку Суини, научному сотруднику американского фонда "Херитэдж":

Джек Суини:

Начнём с того, что никакие деньги не спасут ни Бразилию, ни другую страну, если причина проблем - неэффективная политика правительства или нежелание законодателей и политического истэблишмента проводить необходимые реформы. Это первое. А второе: не думаю, что, например, США - я это говорю как налогоплательщик - должны брать на себя ответственность за здоровье экономики той страны, которая сама делает недостаточно для своего выздоровления. Да, четыре года назад США и американские налогоплательщики помогли той же Мексике, выступив гарантом её долгов. Правительство США предоставило Мексике 12 с половиной миллиардов долларов. И Мексика сумела выбраться тогда из рецессии.

Но! Кризис мексиканского песо был вызван тем, что правительство Мексики под руководством тогдашнего президента Салинаса проводило неверную валютную и бюджетную политику. Специалисты видели это и предупреждали о предстоящем кризисе за год до этого, однако правительство Салинаса отказывалось принимать меры. Кстати, подобные кризисы в Мексике случаются с 1976 года каждые шесть лет, то есть каждый электоральный цикл. И каждый раз Мексика ищет спасения у США.

Да, Мексика вернула долг американской государственной казне раньше срока. Но чтобы это сделать, страна одолжила деньги у других источников. И долг Мексики за один год вырос со 140 миллиардов долларов до 180 миллиардов. Я бы тоже хотел так: иметь открытый кредит и постоянно одалживать в одном месте, чтобы отдавать в другом. Это прекрасно, когда другие платят за мою безответственность. А тем временем население Мексики сегодня, почти через пять лет после кризиса, намного беднее, чем до кризиса.

Сергей Сенинский:

Джек Суини, научный сотрудник американского фонда "Херитэдж".

Наша постоянная рубрика - обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 15-го января. Главная тема номера - кризис в Бразилии. С обзором вас познакомит Мария Клайн.

Мария Клайн:

Девальвация реала - национальной валюты Бразилии - крупнейшей страны Латинской Америки и 8-й экономической державы мира - ставит сегодня один ключевой вопрос: не вызовет ли девальвация потрясения на мировых финансовых рынках, как после финансовых катастроф в Азии и России ?- пишет "Экономист". В принципе, объявленная 13-го января девальвация реала на 8 процентов должна укрепить финансовое положение Бразилии. Бразильский экспорт станет более конкурентоспособным, а банковские кредиты - дешевле. Кроме того, в распоряжении правительства Бразилии находятся национальные золотовалютные резервы на сумму 35 миллиардов долларов.

Однако скептики подчеркивают, что нынешняя стабильность финансовых рынков Соединенных Штатов, Китая и в целом в Азии весьма относительна, и в этой обстановке девальвация в Бразилии может сыграть роль катализатора новых финансовых катастроф. В самой Латинской Америке она может вызвать финансовый кризис в некоторых странах. Одним словом, считает "Экономист", все факторы, которые могут привести к глобальным финансовым потрясениям - налицо.

Девальвация бразильского реала произошла потому, что инвесторы перестали доверять обещаниям правительства Бразилии во главе с президентом Кардозу решить финансовые проблемы, и началось бегство капиталов из страны. Правительство оказалось не в состоянии контролировать расходы 27-ми бразильских штатов, которым - к тому же - в прошлом году оно предоставило из федеральной казны громадные средства - на самых выгодных условиях - для погашения 90 процентов долгов штатов. .

И когда Итамар Франку, бывший президент Бразилии, а ныне губернатор Минас- Жерайс, одного из крупнейших бразильских штатов, отказался выплачивать долги штата федеральному правительству, девальвация реала стала неизбежной. Многие считают, что Итамар Франку таким образом свел свои личные счеты с президентом Кардозу.

Однако проблема доверия к экономике Бразилии актуальна для Международного валютного фонда и Соединенных Штатов , которые всего 2 месяца назад объявили о предоставлении кредитов Бразилии на общую сумму 41 с половиной миллиардов долларов. Девальвация валюты в Бразилии выглядит как еще одно звено в цепи провалов МВФ и других архитекторов нового международного финансового порядка.

Урок, который следует извлечь из финансовых катастроф в Азии, России, а теперь и в Бразилии, заключается в том, что попытки удержать курс национальной валюты только за счет внешней финансовой помощи редко бывают успешными, отмечает "Экономист". И странам приходится либо вводить "плавающий" курс национальной валюты, либо использовать схему так называемого "валютного комитета".

За 20 лет китайских рыночных реформ прибрежные регионы Китая далеко опередили провинции, расположенные в глубинке страны, и теперь китайскому правительству приходится принимать меры, чтобы сократить этот разрыв, пишет "Экономист". С этой целью иностранным компаниям стали предоставлять дополнительные льготы в таких центральных провинциях, как Сычуань и Гуйчжоу. Проводятся также кампании по переводу, например, текстильных предприятий из прибрежных провинций в районы, где выращивается хлопок.

Однако в то же время в Китае процветает самый настоящий протекционизм - на уровне провинций, городов и уездов. В ряде случаев на привозные товары устанавливают пошлины, но чаще всего, их просто не допускают на местный рынок. Правительство Китая принимает меры против такой практики, но пока она существенно препятствует движению товаров и капиталов по стране, заключает "Экономист".

Компания "Икарус", производящая пассажирские автобусы, являлась в Венгрии предметом национальной гордости. Поэтому, в отличие от многих других венгерских предприятий, она не была продана иностранным инвесторам, и результаты - печальны, пишет "Экономист". Объем производства "Икарусов" сократился с 12-ти тысяч в 1980-м году до примерно 2-х тысяч - к началу 1990-х годов.

В 1991 году 30 процентов акций "Икаруса" были проданы российской торговой компании "Атекс", которая обещала вновь открыть для венгерских автобусов российский рынок. В начале прошлого года контрольный пакет акций "Икаруса" был продан венгерскому бизнесмену Габору Селешу, который также сделал ставку на рынок России. Предложения немецкой компании "Даймлер-Бенц" и шведской "Вольво" были тогда же отвергнуты.

Однако финансовый крах в России в 1998-м году привел к тому, что компания "Икарус" продала за год всего 1100 автобусов. Сейчас в Будапеште обсуждается вопрос о банкротстве компании и спешно ищут иностранного инвестора. Но иностранцы, похоже, уже потеряли интерес к "Икарусу", заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 15-го января.

Казахстан, первой из республик Содружества Независимых Государств, приступил в прошлом году к реформе системы пенсионного обеспечения, цель которой - постепенный переход от распределительной к накопительной системе. К 2003-му году пенсионный возраст в стране составит 63 года - для мужчин, и 58 лет - для женщин. 15 процентов от заработка работающего предприятие перечисляет в так называемую "Солидарную систему", как государственный пенсионный фонд, и еще 10 процентов - в один из накопительных пенсионных фондов, один из которых - также государственный. Что изменилось в Казахстане за первый год пенсионной реформы? Рассказывает наш корреспондент в Алма-Ате Сергей Козлов.

Сергей Козлов:

Первого января минул год со дня начала пенсионной реформы в Казахстане. Сегодня число людей, получающих пенсии, составляет здесь 1 миллион 996 тысяч. И около 700 тысяч человек имеют право и обеспечиваются различного рода пособиями. Эти выплаты обходились государству в сумму около 130 миллионов долларов в месяц, или примерно в 1 миллиард 560 миллионов долларов в год.

Дабы облегчить это бремя для бюджета и была задумана пенсионная реформа, основной целью которой, являлась передача забот о своем материальном обеспечении в старости на плечи самих граждан.

С этой целью в сентябре 1997 года был создан государственный накопительный пенсионный фонд, в задачу которого входит "сбор обязательных пенсионных взносов вкладчиков и пенсионные выплаты получателям, а также формирование пенсионных активов и инвестирование их в государственные ценные бумаги, депозиты государственных банков и ценные бумаги международных финансовых институтов".

Кроме государственного фонда, предусматривалось создание, как, впрочем, и было сделано, частных фондов, куда граждане также могли перечислять свои платежи. Уровень взносов был установлен одинаковым, как для государственного фонда, так и для частных. Не менее 10 процентов ежемесячного заработка физического лица.

Какой же путь прошла реформа казахстанской пенсионной системы за истекший год? Необходимо сразу заметить, что республиканский бюджет до сих пор покрывает 3/5 объема пенсионных выплат. Иными словами, в прошлом году государство выплатило 916 миллионов долларов пенсионерам. Так что говорить о значительных достижениях реформы пока рановато.

Также, впрочем, как и о структурном изменении всей системы пенсионных сборов и выплат. То есть, о реальном формировании частных независимых пенсионных фондов, как достойных конкурентов государственного. 13 созданных в течении прошлого года частных пенсионных фондов сумели "охватить" менее 4 процентов всех казахстанских пенсионеров. Тогда как государственный накопительный пенсионный фонд собрал за год в виде платежей свыше 191 миллиона долларов - сумма, которая пока ни одному из частных фондов даже не снилась.

В чем же причина такой диспропорции? "Главная причина - явно психологическая, считает специалист в области пенсионного законодательства, видный казахстанский юрист Виталий Воронов, - частные пенсионные фонды представляются многим пенсионерам прообразом пресловутых "финансовых пирамид", тогда как государственная организация всегда в их глазах предпочтительнее".

Кроме того, согласно закону о пенсионном обеспечении республики, гражданин, не выбравший какой-либо из частных пенсионных фондов автоматически прикрепляется к государственному накопительному пенсионному фонду.

И, наконец, проблема с задержками выплат заработной платы, по мнению многих, может быть хоть как-то решена только государственным пенсионным фондом, так как частный пенсионный фонд вряд ли сможет заставить частного же работодателя вовремя и платить зарплату, и перечислять платежи в пенсионный фонд. Как раз на днях правительство заметило, что стремительно растет число таких вот "неплательщиков", которые ставят под угрозу реализацию пенсионной реформы. Как заявила министр труда и социального обеспечения Казахстана Наталья Коржева:

Наталья Коржева:

"Не выполняя свои обязательства по заработной плате, работодатель может сорвать нам накопительную систему".

Сергей Козлов:

За минувший год были внесены и некоторые изменения в первоначальные планы создания, так называемой, "солидарной пенсионной системы". И предприятия теперь перечисляют в нее 15 процентов от фонда заработной платы. Эти деньги идут в специальный фонд, который является как бы преемником былого государственного пенсионного фонда.

То же самое произошло и с упомянутыми 10 процентами заработной платы. Эти деньги обязаны перечислять в один из пенсионных накопительных фондов предприятия. Причем, по заявлению работника, в котором он указывает - в каком именно из этих фондов он хотел бы накапливать причитающиеся ему деньги.

Не получила своего развития и идея "закрытых", корпоративных пенсионных фондов, который так и остался с прошлого года в единственном числе - государственной компании "КазахТелеком".

Можно ли назвать удачным старт пенсионной реформы в Казахстане? По мнению чиновников, которые работают в данной сфере, - удача налицо! Пенсионные фонды все-таки начали формироваться, на их счетах стали концентрироваться средства, что со временем позволит им успешно конкурировать с государственным пенсионным фондом. Люди, пусть и не так быстро, как хотелось бы авторам реформы, но все же начинают понимать, что теперь бремя заботы о собственной старости в основном ложится на них самих.

Но есть и скептики. По их мнению, реформа показала свою несостоятельность, так как подавляющее большинство граждан страны все же надеются на свои личные сбережения, отнюдь не вложенные в какой либо фонд, а отложенные в виде наличности на "черный" день. Многочисленные опросы общественного мнения, проведенные в канун годовщины начала реформы, это наглядно показали.

Сергей Сенинский:

Спасибо, Сергей Козлов, наш корреспондент в Алма-Ате.

В ответе ли граждане России за внешние долги государства российского, если оно само не в состоянии их вернуть? Можно ли ответственность государства по внешним долгам перенести на зарубежное или иное имущество граждан этого государства, то есть частных лиц? После некоторых публикаций в российских газетах на эту тему министерство финансов выступило даже со специальным заявлением. А мы - обратились с этими вопросами к зарубежным экспертам.

В последнем выпуске мы предоставили слово американским экспертам. Сегодня - ответы специалиста из Германии. На вопросы нашего автора в Бонне Дмитрия Аскоченского отвечает из Кёльна ведущий эксперт Федерального института проблем Востока, специалист по экономике стран Восточной Европы и бывшего СССР Огнян Хишоу:

Огнян Хишоу:

Я не верю, что такое может произойти. Я думаю, что частные лица не могут привлекаться, так сказать, к финансовой ответственности за долги российского государства, которые оно само не может выплатить. И даже если в прессе появляются домыслы о подобном развитии событий, я предложил бы рассматривать их именно как домыслы и не особенно в это верить.

Дмитрий Аскоченский:

Если удастся доказать, что некая условная сумма, например, из кредитов Международного валютного фонда, была, мягко говоря, использована не по назначению, то можно ли в таком случае арестовать частный счет, на который эти деньги были переведены?

Огнян Хишоу:

В принципе, это не исключается, однако судебная процедура затянется на долгие годы и - сама по себе - является очень сложной, противоречивой и отнимающей много времени и сил. Мне кажется, ни одна государственная инстанция, ни одно государство не начнет такой процесс.

Дмитрий Аскоченский:

То есть, с вашей точки зрения, даже если Россия объявит дефолт, то это никак не отразится на зарубежной собственности российских граждан и российского государства?

Огнян Хишоу:

Совсем исключать вероятности, что кредиторы попытаются предпринять такой шаг, не следует. Но мне кажется, что это, скорее, может произойти, так сказать, в "негосударственной" сфере. Например, частные зарубежные кредиторы российских банков, оказавшихся неплатежеспособными, могут попытаться таким путем вернуть свои деньги. Исключать такой возможности нельзя. И - при определенных обстоятельствах - такая тактика может даже привести к успеху.

Однако вероятность, что кредитор вернет свои деньги - невелика. Скажем, недавно международный банк "Леман Бразерс" подал в суд на один из крупных российских банков с аналогичными требованиями. Но процесс- запутался и так и не привел пока к обвинению.

Дмитрий Аскоченский:

Частное лицо может подать в суд на государство и может выиграть такой процесс. Однако, если само государство неплатежеспособно, то в этом случае имеет ли возможность частное лицо или фирма вернуть свои долги за счет собственности государства-должника за границей или за счет граждан страны-должника?

Огнян Хишоу:

Частный банк, разумеется, может начать судебный процесс с целью возвращения ему долга. Здесь, однако, необходимо отметить, что шансы на успех велики лишь в том случае, когда требуемую сумму можно взыскать непосредственно с самого должника. А если за долги должны отвечать какое-либо третье лицо или третья сторона, и они не являются при этом поручителями, то шансы того же банка-кредитора вернуть свои деньги оказываются весьма невелики.

Дмитрий Аскоченский:

Если удастся доказать, что какое-либо официальное лицо в России использовало: например, деньги Международного валютного фонда "не по назначению" или, проще говоря, с целью личного обогащения, может ли в этом случае сумма быть взыскана с этого должностного лица?

Огнян Хишоу:

В случае, если эти деньги находятся на банковском счете этого лица, и удастся полностью доказать, что эти деньги были, скажем так, "использованы не по назначению", то тогда - возможно. Другое дело, если эти деньги уже как бы "двинулись по цепочке". Скажем, этот чиновник предоставил некоему предпринимателю эти деньги в виде кредита, а тот - вложил их в производство и так далее.... Возникает сложная цепочка, в которой доказательства становятся юридически весьма непростым делом.

Дмитрий Аскоченский:

Имея в виду чисто юридический аспект проблемы, - в данном случае должностное лицо, в принципе, можно ли привлечь к ответственности?

Огнян Хишоу:

Чисто юридически, должностному лицу, конечно, можно предъявить обвинение, что этот человек распорядился государственными деньгами незаконно. Но если речь идет о кредите, скажем, в миллиард долларов, то заставить этого чиновника погасить этот долг - практически нереально. Если вина будет доказана, то чиновника посадят в тюрьму, но даже если он окажется за решеткой, вернуть эти деньги почти невозможно.

Юридическая сторона этого вопроса очень сложна и неоднозначна. Вот почему банки-кредиторы обычно не прибегают к таким мерам, а предпочитают - за столом переговоров - находить пути реструктуризации этого долга. И подтверждение российским государством - на бумаге - готовности погасить долги в будущем для банков-кредиторов оказывается более привлекательным, чем включение в почти безнадежный судебный процесс.

Сергей Сенинский:

Спасибо, напомню на вопросы нашего автора в Бонне Дмитрия Аскоченского отвечал из Кёльна ведущий эксперт Федерального института проблем Востока Огнян Хишоу.

Для 11-ти из 15-ти стран - членов Европейского Союза завершилась уже вторая рабочая неделя, когда все безналичные расчеты - как внутри этих стран, так и между ними - проводились в новой европейской валюте - евро. Напомним, речь идет только о безналичных расчетах. Наличные евро должны появиться в странах Европейского Союза лишь через три года - в 2002-м. Мы решили повторить материал последнего выпуска программы.

На наши вопросы ответили - сотрудники двух крупнейших банков Германии и Франции - "Дойче Банка" и "Сосьете Женераль", своими прогнозами о балансе доллара и новой европейской валюты - в международных расчетах - поделились американские эксперты.

Итак, первый вопрос - к банкирам. Много ли их клиентов уже пожелали перевести свои прежние счета - в новую валюту? Жером Соваж, банк "Сосьетэ Женераль", Париж.

Жером Соваж:

Клиенты, которые уже перевели свои прежние счета, открытые во французских франках, - в новые, открытые в евро, это прежде всего - финансисты и компании, которые осуществляют большое количество денежных операций на международных рынках или занимающиеся торговлей в международном масштабе.

Сергей Сенинский:

Тот же вопрос - руководителю одного из филиалов "Дойче Банк" в Бонне, который попросил не называть его имени:

Пока у нас практически нет клиентов, которые хотели бы открыть банковский счет в евро. Люди, несмотря на активную пропаганду новой валюты в средствах массовой информации, очень неохотно расстаются с привычной дойчмаркой. Кстати, для ведения счета в евро клиенту вовсе не надо открывать специальный новый счет - любой банковский счет в 11 странах зоны евро с 1-го января 1999-го года автоматически ведется в новой валюте. Достаточно лишь "наглядно" перевести старый счет в евро, то есть попросить банк представлять вам все платежные документы в новой валюте. Однако спрос на такую услугу пока не велик... Что же касается открытия параллельного счета в евро, то частные клиенты не делают этого и из чисто финансовых соображений - в этом случае им пришлось бы платить банку за содержание сразу двух, фактически одинаковых счетов.

Сергей Сенинский:

Если иметь в виду обычного частного вкладчика банка - то о каких преимуществах перевода счетов на новую валюту можно говорить? Жером Соваж, банк "Сосьетэ Женераль", Париж.

Жером Соваж:

Первое реальное преимущество заключается в том, что эти люди раньше других привыкнут проводить все свои денежные операции в новой европейской валюте.

С другой стороны, если вы сегодня отправитесь в какой-то магазин и предложите его владельцу на выбор - расплатиться в евро или в привычных франках, то он, несомненно, предпочтет, все же, получить причитающуюся с вас сумму во французских франках.

Сергей Сенинский:

Владельцы пластиковых карт или чековых книжек, являющиеся клиентами немецких банков - что изменилось для них с введением евро? Сотрудник "Дойче Банк", Бонн.

Для клиентов немецких банков, пользующихся пластиковыми картами, с введением новой валюты для безналичных расчетов, практически не возникает каких-либо преимуществ или недостатков - по сравнению с существовавшим до сих пор положением. Напомню еще раз, что с 1-го января 1999-го года любой банковский счет в любой из 11-ти стран "еврозоны" автоматически ведется в евро. Поэтому вопрос, каким он хочет видеть свой счет, для клиента является, по сути, условным. Вы по-прежнему можете расплатиться кредитной картой в любой валюте, которая автоматически будет переведена в евро, и, соответственно, определенная сумма будет снята с вашего счета опять-таки в евро. Ну, а в какой именно валюте должны быть сделаны выписки с вашего счета, это решать только вам.

Соответственно, если вы желаете обменять наличные американские доллары, британские фунты или швейцарские франки - на такие же наличные немецкие марки, то, во-первых, обменный курс будет привязываться к текущей биржевой цене евро по отношению к той валюте, которую вы меняете. А во-вторых, сумма наличных немецких марок, которую вы получите при обмене, будет рассчитываться из фиксированного курса марки по отношению к евро.

Сергей Сенинский:

Еще раз - об обмене наличной валюты, которую привозит с собой в одну из 11-ти стран так называемой "зоны евро" иностранный турист. Что меняется теперь для него в обменном пункте в Париже, Бонне, Милане или Мадриде? Жером Соваж, банк "Сосьетэ Женераль".

Жером Соваж:

Обменные курсы всех валют, находящихся, как мы говорим, "в ауте", то есть, вне зоны евро - скажем, американского доллара, британского фунта или японской иены - эти курсы рассчитываются теперь не напрямую, а путем транзита, через евро. И как только вы получаете результат пересчета той валюты, которая у вас на руках, в единицы евро, вы легко можете рассчитать, сколько это будет в любой из 11-ти валют зоны евро, так как их курсы к новой валюте зафиксированы.

Сергей Сенинский:

Жером Соваж, банк "Сосьетэ Женераль", Париж.

А теперь перенесемся через океан, в Соединенные Штаты. Соотношение доллара США и новой европейской валюты в ближайшем будущем - если говорить о валютных резервах большинства стран мира или расчетах в рамках международной торговли. Наш корреспондент в Нью-Йорке Ян Рунов обратился к американским экспертам. Послушаем некоторые прогнозы. Сотрудник вашингтонского института "Компетэтив Энтерпрайз" Джеймс Шин:

Джеймс Шин:

Я думаю, доллар и евро будут конкурировать на международном рынке валют, хотя пока доллар продолжает играть главную роль в мире. И будет играть ещё довольно долго, потому что Федеральная Резервная Система, этот Центральный банк Соединенных Штатов, гораздо более консервативен в отношении к национальной валюте, чем Центральные банки многих других стран мира, в том числе - в Европе. То есть, Центральный банк США очень жестко держит доллар в рамках его реальной стоимости, чем, в том числе, объясняются и минимальные темпы инфляции в США в течение уже многих лет. Показатели роста цен в США - одни из самых низких в мире.

И в этом контексте особый интерес финансистов во всем мире вызывает то, как поведет себя новый Центральный банк Европы со штаб-квартирой во Франкфурте, насколько он сможет быть независимым от политиков? Ведь главным для европейского Центробанка станет именно удержание стабильности евро. И именно от жесткости финансовой политики банка будет зависеть, каким будет курс евро по отношению к американскому доллару.

Ян Рунов:

Какова доля американского доллара и европейских валют в общем объёме валютных резервов ведущих стран мира или всего мира в целом? - этот вопрос я задал старшему научному сотруднику вашингтонского Института Международных отношений Адаму Позену.

Адам Позен:

Приблизительно доля американского доллара - более чем две трети общего объёма валютных резервов большинства стран мира и, примерно, такое же соотношение в структуре расчётов в рамках международной торговли. Доля европейских валют - это, в основном, немецкая марка - чуть меньше 20%. Но, скорее всего, это соотношение будет меняться.

Ян Рунов:

Как скоро произойдёт перераспределение? Другими словами, когда евро сможет занять равное с долларом положение в мире?

Адам Позен:

Для этого Европе потребуется не только единая валюта, но и единая внешняя и внутренняя политика вплоть до единой армии. А такое вряд ли возможно в ближайшем будущем. Кроме того, чтобы евро приобрела в мире авторитет, равный нынешнему авторитету доллара, надо, например, чтобы нефтедобывающие страны и международные нефтяные корпорации предпочли производить значительную часть своих расчётов в евро вместо расчётов в долларах США. Такое, в принципе, возможно, но уверенности на ближайшее будущее в этом нет. И ещё мир должен быть абсолютно уверен в стабильности евро. Такое тоже может произойти, но со временем. Думаю, на это уйдет более 10 лет.

Ян Рунов:

Доллар тоже не сразу стал мировой валютой. В чём сходство и в чем различие между тем, как начинал завоёвывать мир доллар, и как начинает этот процесс евро?

Адам Позен:

Сходство минимальное, а разница большая: прежде всего, доллар стал мировой валютой потому, что США были лидирующим партнёром в коалиции союзников во Второй Мировой войне. После войны США распространили долларовую систему на весь мир. Альтернативы доллару, сильного конкурента не было. А появление евро связано с тем, что группа европейских стран решила добровольно отказаться от части суверенитета. Евро выходит на рынок, уже занятый долларом, то есть очень сильным конкурентом. И поэтому евро будет гораздо труднее.

Ян Рунов:

Это был Адам Позен, старший научный сотрудник вашингтонского Института Международной Экономики.

XS
SM
MD
LG