Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Business & Money


- Парламент России одобрил новые ставки подоходного налога и налога на имущество физических лиц.
- Крупнейший в России металлургический комбинат "Северсталь" в поисках новых рынков.
- Появятся ли в США законодательно утвержденные квоты на импорт стали?
- Банк "Креди Суисс Ферст Бостон" предлагает новую схему погашения российских долгов по гособлигациям.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Из пакета налоговых законопроектов, обсуждавшихся на минувшей неделе в Государственной Думе и Совете Федерации - обеих палатах российского парламента - мы решили выбрать для обсуждения те, которые относятся к подоходному налогу, налогу на имущество физических лиц, акцизам, а также - так называемому налогу на вмененный доход, который - по крайней мере, сначала - предполагался как универсальный налог для предприятий малого бизнеса, заменяющий собой другие налоги. Как и раньше при обсуждении тем, связанных с проблемами налогообложения, на вопросы нашей программы отвечает в Москве директор отдела налогов международной аудиторской компании "ПрайсУотерХаусКуперс" Сергей Шаталов.

И начнем мы с подоходного налога, как имеющего отношение практически ко всем. Если сравнивать действующую ныне и новую шкалу налогообложения доходов граждан, то первое, на что обращается внимание, - повышение с 20 до 30 тысяч рублей доходов, которые облагаются налогом по минимальной ставке - 12 процентов. Ну, а если сравнить все остальное, обе шкалы в целом, то какова разница - на фоне действительных темпов инфляции?

Сергей Шаталов:

Шкала изменилась в большой степени механически. Были расширены диапазоны применения тех ставок, которые действовали и в прошлом году. И если в прошлом году, эти ставки менялись через каждые 20 тысяч рублей, то теперь они, в целом, меняются через каждые 30 тысяч. Это "отклик" на августовские события и на падение курса рубля.

Причем, нетрудно заметить, что это падение неадекватное. Рубль девальвировался уже в 4 раза по сравнению с серединой прошлого года, а ставки, как вы видите, действуют на диапазонах, которые только в полтора раза шире, чем это было в прошлом году. Реально это означает ужесточение налогового бремени, по сравнению с прошлым годом. Я сравниваю здесь с 1998 годом, когда значительно большие доходы облагались по меньшим ставкам.

Доходы граждан могут достаточно быстро, если инфляция высокая, переходить из одного диапазона в другой и подпадать под все более высокие налоговые ставки. И поэтому совершенно не исключено, что те доходы, в отношении которых теперь начинает действовать максимальная, 45 процентная ставка - а эти доходы установлены со следующего года в 300 тысяч рублей, речь идет, конечно, о годовых доходах - так вот может случиться, что такого сорта доходы могут оказаться, ну, если не рядовыми, то получаемыми многими людьми.

Сергей Сенинский:

Новая шкала подоходного налога будет вводиться в действие как бы "задним числом" - с 1 января 1999 года, и лишь самая высокая ставка - 45-процентная - с 1 января 2000 года. Значит ли это, что конкретным работникам в ближайшее время предстоит пересчет разницы отчислений - между налогом по старой шкале и по новой - за первые месяцы этого года, до вступления закона в силу?

Сергей Шаталов:

Раньше налоги брались по более жесткой шкале, если говорить о начале этого года. Теперь шкала становится чуть более либеральной. Для некоторых людей - я думаю, что это не очень широкий круг налогоплательщиков - выяснится, что они в течение первых 2-3 месяцев этого года уплатили в виде налогов больше, чем это требовались. Соответственно, будет сделан перерасчет и просто в следующие месяцы с них удержат меньше налогов.

Сергей Сенинский:

Еще одно уточнение по подоходному налогу: собираемые в виде этого налога деньги в какие бюджеты поступают? Местные? Региональные? Или федеральный бюджет?

Сергей Шаталов:

До сих пор этот налог был традиционно региональным и местным. То есть федеральный бюджет не получал от него ничего. В этом году впервые при принятии бюджета федеральное правительство попросило о том, чтобы оно тоже получало часть этого налога, и было принято решение, чтобы 3 процента поступало в федеральный бюджет. Я имею в виду не 3 процента от суммы налога, а налог по ставке 3 процента.

Сергей Сенинский:

Существуют ли экспертные оценки некой зависимости реальных поступлений в виде подоходного налога от повышения или, наоборот, снижения его ставок? Было бы странно, если Министерство финансов или Министерство по налогам и сборам не проводили бы подобных расчетов?

Сергей Шаталов:

Я не могу с вами согласиться в том плане, что такие расчеты, аккуратные расчеты, проводятся. Есть некоторые достаточно упрощенные модели, которые позволяют в тех или иных условиях прикидывать, что можно собрать.

В частности, и по подоходному налогу. Есть оценки, какова средняя эффективная ставка налога. Например, известно, что в России она находится на уровне 13 - 13,5 процентов. Это означает, что именно по такой ставке собирается со всех доходов окончательный подоходный налог. Известно, что по высшим ставкам налог платят примерно полпроцента населения. Но, к сожалению, вот таких жестких, хорошо работающих моделей поведения налогоплательщиков и собираемости налогов - по-видимому, нет.

Сергей Сенинский:

Теперь - о других налогах. Государственная Дума России одобрила на минувшей неделе законопроект, предусматривающий изменения в отношении налога на имущество физических лиц, то есть граждан. Насколько, в соответствии с этим законопроектом, меняются ставки и какое именно имущество (движимое и недвижимое) подпадает под действие этого налога, а какое - нет?

Сергей Шаталов:

Под налогообложение у физических лиц, в соответствии с этим налогом, подпадают прежде всего здания, строения, сооружения, находящиеся в собственности граждан, а также транспортные средства весьма специфического вида - яхты, катера, самолеты, парусные суда, вертолеты, теплоходы... Ну, в общем, то, что не "бегает" по дороге, что не имеет колес, ну, словом, то, что не называется автомобилем.

Если говорить о ставках налога. Впервые предложено разрешить дифференцированные ставки. Раньше максимальная ставка налога предполагалась равной 0,1 процента от инвентаризационной стоимости имущества. Ну, так как речь шла, в основном, о жилье, то, естественно, - от той стоимости, которая давалось Бюро Технической Инвентаризации на местах.

Теперь впервые предусматривается установление на местах дифференцированных ставок. Установлены предельные значения. Конкретные значения будут приниматься на местах. Эти предельные значения таковы: если имущество стоит до 300 тысяч рублей, то ставка налога будет не более 0,1 процента, и это соответствует предыдущим правилам. Для имущества, которое стоит от 300 до 500 тысяч рублей, ставка может быть повышена до 0,3 процента. А для имущества стоимостью свыше 500 тысяч рублей ставка может увеличиться просто в разы, и может оказаться равной 2 процентам.

То есть, потенциально налог на очень дорогое имущество - свыше 500 тысяч рублей - может быть увеличен примерно в 20 раз.

Сергей Сенинский:

Вы сказали, что базой для расчета налога служили оценки стоимости, проведенные Бюро технической инвентаризации. Но ведь любой объект имущества, будь то движимое или недвижимое, не может стоить одинаково, когда он - совсем новый и - спустя, скажем, 5 или 10 лет! С другой стороны, эти объекты могли и приобретаться людьми в разное время, когда цены были "разными" Из какой - реально - оценки стоимости имущества будут теперь исходить налоговые органы? И второе уточнение: а совсем небольшие водные транспортные средства - такие, например, как лодки с подвесным мотором - они тоже подпадают под действие этого налога?

Сергей Шаталов:

Начну со второго. Моторные лодки подпадают под действие этого налога.

Что касается первой части вашего вопроса.... Здесь существует серьезная проблема, которую, я думаю, законодателю будет не так просто решить в принципе, и, во всяком случае, он не решил ее сейчас. Речь по-прежнему идет об инвентаризационной стоимости. И от этой инвентаризационной стоимости рассчитываются налоги по новой, прогрессивной, шкале налогообложения - вплоть до 2 процентов.

Проблема состоит в том, что, если гражданин приобретал жилье в последние годы, когда цены на жилье, в Москве и других крупных городах, были уже достаточно высокими, то эти инвентаризационные цены очень близки к рыночным ценам. И фактически переход к налогообложению по прогрессивной шкале для таких граждан будет означать уплату очень весомого налога, может быть, даже по ставке 2 процента от рыночной стоимости жилья.

В то время, как для тех, кто приобрел жилье, или в результате приватизации получил его бесплатно, давно, в совершенно сопоставимых условиях это жилье будет стоить значительно меньше и, соответственно, они будут платить налоги в разы меньше. Как решать эту задачу - пока непонятно.

Сергей Сенинский:

Государственная Дума одобрила также новые ставки акциза, в частности, на алкогольные напитки, пиво, табак и автомобильный бензин. Само по себе сравнение старых и новых ставок - немыслимо по радио, да и вряд ли что прояснит. Но можно ли прогнозировать - с известным допуском, разумеется - насколько, в результате введения новых ставок, могут подорожать - уже у конечного продавца - те же пиво, вино, сигареты и бензин?

Сергей Шаталов:

Можно достаточно просто ответить на этот вопрос, поскольку по большинству подакцизных товаров, если говорить усредненно, разумеется, произошла просто индексация ставок акцизов. Они механически увеличены на 20 - 40 процентов, что, в принципе, достаточно сильно отстает от изменения курса рубля, по сравнению с прошлым годом. А индексация происходит по сравнению с прошлым годом, с предыдущими ставками, установленными в прошлом году.

Никакой индексации фактически не произошло для пива, поэтому можно ожидать, что, если не будут использованы какие-то "другие обстоятельства" для того, чтобы увеличивать цены, то цены на пиво не должны вырасти. На остальное - увеличение на 20 - 30 процентов ставок акцизов. А с учетом того, что к акцизам еще потом добавляется НДС, а потом еще - налог с продаж, то в итоге все это может означать увеличение на 40 - 50 процентов - по отдельным позициям - цен на подакцизные товары.

Сергей Сенинский:

Еще один налог, законопроект о котором рассматривался парламентариями на минувшей неделе. Это налог на вмененный доход для предприятий малого бизнеса. Какие законодательные изменения он претерпел на минувшей неделе?

Сергей Шаталов:

Ну, называть его налогом на малый бизнес, это, на мой взгляд, теперь уже небольшое преувеличение. Так как далеко не по всем видам экономической деятельности, где этот налог предполагается вменить, предусматривается, что будет ограничение по численности работающих. Нет также никаких ограничений по объему или по обороту - для того, чтобы организация была переведена на уплату такого налога.

Изменения есть. Наиболее принципиальные изменения касаются уточнения того, какие виды услуг в сфере транспортных перевозок могут быть переведены на такой вид налогообложения. Речь идет, прежде всего, об автомобильном транспорте и о маршрутных такси. Ну, а самое принципиальное изменение - конечно, в том заключается, что на вмененный налог теперь перевели автозаправочные станции.

Сергей Сенинский:

Невольно напрашивается вопрос: может ли из-за этого в результате подешеветь бензин - хотя бы теоретически?

Сергей Шаталов:

Да. Это может отразиться. Честно говоря, пока я даже не очень хорошо понимаю, в какую сторону это отразиться. Дело в том, что акцизы на бензин тоже индексированы - по сравнению с прошлогодним уровнем, и это фактически означает, что цены на бензин должны вырасти.

В тоже самое время, переход на уплату вмененного налога освобождает автоматически от уплаты акциза. И таким образом, те, кто перешел на уплату такого налога, акцизы правительству платить уже не будут. Но переход возможен только по решению региональных властей. Я думаю, что региональные власти будут очень осторожны при переводе на вмененный налог, по крайней мере, - автозаправочных станций.

Сергей Сенинский:

И последний вопрос. Вступивший в силу с 1-го января этого года Налоговый Кодекс России, точнее - его первая часть, предусматривает определенные сроки для введения новых налогов: не ранее начала следующего года. Здесь стоит говорить и о налоге с продаж, и о налоге на вмененный доход. Не изменилась ли ситуация на минувшей неделе?

Сергей Шаталов:

И да, и нет. Проблема осознана, и Дума уже приняла, а Совет Федерации одобрил, закон, который "замораживает" соответствующее положение Налогового Кодекса на один год и разрешает ввести новые налоги даже в течение этого года. Это делается для того, чтобы разрешить налог на вмененный доход и налог с продаж в тех российских регионах, где это еще не сделано. Но парадокс состоит в том, что закон, который "заморозит" требования Налогового Кодекса, еще не подписан президентом и, естественно, не вступил в силу.

Сергей Сенинский:

Спасибо, напомню, на вопросы нашей программы отвечал в Москве директор отдела налогов международной аудиторской компании "ПрайсУотерХаусКуперс" Сергей Шаталов.

Наша постоянная рубрика - обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 19-го марта. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:

Европейский Центральный банк стоит перед острейшей проблемой - всего через три месяца после введения единой валюты в 11-ти странах Европейского Союза, пишет "Экономист". При создании зоны евровалюты эксперты прогнозировали трудности из-за различий в темпах экономического роста: замедленных - в ведущих странах, таких как Франция и Германия, и ускоренных - в таких как Ирландия и Испания, что чрезвычайно осложняет установление единых процентных ставок по кредитам. Сейчас к этим трудностям прибавились уже новые: темпы роста экономики Франции более не совпадают с темпами в Германии, значительно их опережая - в 4 квартале прошлого года они составили во Франции 2,9 процента (в годовом исчислении), а в Германии - 1,8 процента. И этот разрыв быстро увеличивается.

Одной из главных его причин является экономический кризис в Азии и России, приведший к тому, что сокращение объема экспорта Германии оказалось более чем вдвое значительным, чем сокращение экспорта во Франции. К этому добавились "издержки" политики бывшего министра финансов Германии Оскара Лафонтена, который отменил даже те скромные меры по либерализации рынка труда, которое ввело правительство Гельмута Коля. Лафонтен, в частности, повысил обязательные выплаты предпринимателей в социальные фонды, и с его легкой руки профсоюзы стали требовать повышения заработной платы. Неудивительно, что, начиная с ноября прошлого года, в Германии сократилось не только число рабочих мест, но и, естественно, потребительский спрос.

Сложившаяся в Германии ситуация осложняет задачу Европейского Центрального банка по установлению единых процентных ставок по кредитам. В целом, в зоне евровалюты созрели условия для их незначительного снижения. По имеющимся данным, в 11 странах евро уровень инфляции в прошлом году составил всего 0,8 процента. И потому Европейский Центральный банк может вполне пойти на снижение процентных ставок, не опасаясь обвинений, что, якобы, поддался политическому давлению.

Еще одним оптимальным решением представляется ослабление государственного регулирования рынков рабочей силы. Некоторые меры такого рода, предпринятые во Франции, создали за последние пять лет 800 тысяч новых рабочих мест. Германия, наоборот, потеряла ровно столько же рабочих мест из-за жесткого государственного регулирования этого рынка, заключает "Экономист".

Французская автомобильная корпорация "Рено", шестая автомобильная компания Европы, готова купить контрольный пакет акций корпорации "Ниссан", второго в Японии производителя автомобилей, несмотря на плачевное финансовое положение последней, пишет "Экономист". У "Ниссан" много минусов: долгов - на 36 миллиардов долларов, избыточных мощностей - на полмиллиона автомобилей в год, поставщиков комплектующих - в 10 раз больше, чем, например, у корпорации "Форд". Корпорация "Рено", со своей стороны, несмотря на впечатляющие результаты в прошлом году - почти полтора миллиарда долларов прибыли и более 2 миллионов проданных автомобилей - остается преимущественно европейской компанией. Однако, в случае объединения, на "Ниссан" и "Рено" придется 15 процентов японского и европейского рынков автомобилей. На рынке Соединенных Штатов их доля составила бы 4,5 процента.

"Рено" и "Ниссан", если сделка состоится, предстоит огромная работа по координации производства. "Форду", например, понадобилось 20 лет, чтобы интегрировать в свою производственную систему сравнительно небольшую японскую компанию "Мазда". Но сможет ли "Рено" выдержать столь долгий срок? - задается вопросом "Экономист".

С помощью щедрых финансовых инъекций правительства Москвы компания "Москвич" начала, наконец, выпускать новые модели автомобилей, пишет "Экономист". Снабженные двигателями французской компании "Рено" и собранные, в основном, из импортных комплектующих, они все равно производят убогое впечатление и не пользуются спросом. Даже несмотря на то, что эти автомобили намного дешевле западных моделей. Равным образом, не принес ожидаемого успеха и построенный на Манежной площади подземный торговый центр, который ведущие иностранные торговые компании игнорируют.

В целом, дорогостоящие проекты господина Лужкова, который создал в городе своего рода промышленно-финансовую империю, оказываются в итоге убыточными. Для их реализации правительство Москвы заняло только у иностранных банков два с половиной миллиарда долларов. В этом году Москве предстоит выплатить по своим долгам 250 миллионов долларов. Однако правительство города с трудом нашло 17 миллионов долларов для последней - по времени - выплаты. Похоже, заключает "Экономист", самый яркий в России пример "муниципального капитализма" себя не оправдывает.

Сергей Сенинский:

Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 19-го марта.

Палата представителей Конгресса Соединенных Штатов одобрила в минувшую среду законопроект, предусматривающий установление количественных ограничений в отношении стальной продукции, ввозимой в США из других стран мира, в том числе из России. Теперь законопроекту предстоит рассмотрение в Сенате, верхней палате американского Конгресса. Решение в пользу введения квот на импорт стали в США, одобренное палатой представителей, в интервью нашему корреспонденту в Нью-Йорке Яну Рунову комментирует научный сотрудник расположенного в Вашингтоне исследовательского института "Кейто" Дэн Гризволд:

Дэн Гризволд:

Сенат менее "настроен" защищать протекционизм. Дело в том, что сенатор представляет интересы всего штата, тогда как член палаты представителей представляет интересы своего округа в штате и более подвергается политическому давлению со стороны профсоюзов и местных предприятий. Сенатор-демократ от штата Западная Вирджиния Джей Рокфеллер, внесший на рассмотрение Сената законопроект об ограничении импорта стали, получил поддержку всего 15 сенаторов. Так что шансов у законопроекта, в его нынешней редакции, практически нет.

И, как заметил конгрессмен-республиканец Дэвид Дрейер из Калифорнии, многие члены палаты представителей проголосовали за законопроект только потому, что знали: он не пройдет в Сенате и, уж точно, - не будет подписан президентом. Хотя для президента это - политически рискованный шаг: наложить вето на законопроект, который долгое время лоббируют и влиятельные металлургические компании, и профсоюз сталелитейщиков. Одни могут отказать Элу Гору в финансовой поддержке его предвыборной кампании 2000 года, другие - в поддержке голосами.

Но многие члены администрации Клинтона - в частности, министр финансов Роберт Рубин - как мне представляется, понимают все последствия возможного квотирования импорта стали. Последствия для американской экономики в целом и для американской промышленности, за исключением сталелитейной. Мы говорим о тех отраслях промышленности, в которых используется сталь.

Если ограничить ввоз иностранной дешевой стали, то автомобилестроителям, например, или производителям домашней техники, придется использовать более дорогую отечественную сталь, из-за чего продукция станет дороже, снизится ее продажа, сократится производство и уже не 10 тысяч сталелитейщиков, а сотни тысяч рабочих в других отраслях промышленности могут потерять работу. Такие последствия "защиты" сталелитейщиков гораздо хуже, чем потеря 10 тысяч рабочих мест.

Ограничение импорта стали в США нанесло бы нам ущерб и за границей. К нам сможет предъявить справедливые претензии Всемирная Торговая Организация за то, что мы, с одной стороны, требуем от других стран либерализации экономической политики, открытия внутренних рынков, осуждаем Японию и другие страны за протекционизм, а с другой стороны - наши законодатели принимают протекционистские законы.

Ян Рунов:

Газета "Уолл Стрит Джорнэл" указывает, что законопроект, одобренный палатой представителей, противоречит правилам Всемирной Торговой Организации. Каким именно правилам?

Дэн Гризволд:

Закон явится прямым нарушением правил ВТО, согласно которым всякие квоты, всякие количественные ограничения в области международной торговли - незаконны, за исключением особых случаев.

Ян Рунов:

Если все же Сенат вслед за палатой представителей проголосует за принятие закона (пусть в более мягкой формулировке) об ограничении импорта стали, а президент не наложит на законопроект вето, каков может быть механизм этого закона?

Дэн Гризволд:

Будет установлен "потолок" для поставок стали из Японии, Бразилии, России и ряда других стран на уровне показателей середины 1997 года. Это означает, что в целом импорт стали будет снижен приблизительно на 25%. Такое снижение больно ударит прежде всего по экономике Японии, Бразилии и России, хотя США заинтересованы в том, чтобы экономики этих трех стран как можно скорее вышли из кризиса. Подчеркну, если они сократят продажу своей стали на американском рынке, сократится и поступление твердой валюты в их казну. А это - рикошетом - отрицательно скажется и на американской экономике, потому что страны, переживающие экономический застой, в свою очередь - плохие покупатели американской продукции.

Сергей Сенинский:

Спасибо, это было мнение научного сотрудника расположенного в Вашингтоне исследовательского института "Кейто" Дэна Гризволда, с которым беседовал из Нью-Йорка наш корреспондент Ян Рунов.

В продолжение темы экспорта российской стали на рынок Соединенных Штатов. Одним из тех российских металлургических комбинатов, в отношении которых в США было возбуждено расследование специальной комиссией министерства торговли - комбинат "Северсталь" в Череповце.

Специальная статья, посвященная этому предприятию, была опубликована в февральском номере британского ежемесячника "Бизнес Сентрал Юроп". Вместе с Ириной Лагуниной мы познакомим вас с основными положениями этой публикации:

Ирина Лагунина:

Российские металлургические компании привыкли к успеху. Причем не только во времена Советского Союза, но и после его распада. Однако сокращение спроса на сталь в мире и череда торговых конфликтов резко снизили прибыль от экспорта. В полной мере это затронуло и комбинат "Северсталь" - крупнейшего в России производителя стали.

Сергей Сенинский:

Экспортные поставки комбината, обеспечивавшие 60 процентов всех его доходов, всего за два года были сведены на нет. Последний, по времени, "удар" был получен в сентябре прошлого года, когда министерство торговли США начало антидемпинговое расследование в отношении поставок на американский рынок горячекатаного проката, произведенного на "Северстали", а также двух других крупнейших российских металлургических комбинатах - Новолипецком и Магнитогорском. При худшем исходе, таможенные пошлины в отношении российской стали, поступающей в США, могут быть повышены с нынешних 7 процентов до 200 процентов, что полностью закроет американский рынок для российских металлургических компаний.

Ирина Лагунина:

Еще недавно более половины всего экспорта "Северстали" направлялось в страны Азии, единственный регион мира, в котором своей стали традиционно производилось меньше, чем импортировали. Однако уже в 1997 году, когда в Азии разразился финансовый кризис, лишь 25 процентов всего экспорта "Северстали" ушло на восток, а в 1998 году - менее 10 процентов. В ответ - комбинат спешно открывает свои офисы в Чикаго и Мехико и к середине 1998 года переориентировал на американский рынок 40 процентов своего экспорта. Но уже в третьем квартале прошлого года на нем не удалось продать почти ничего.

Сергей Сенинский:

Неудивительно, что "Северсталь" намерена теперь опротестовать результаты расследования комиссии министерства торговли США. Компанию поддерживает в этом правительство России, однако реальных шансов на успех немного. Антидемпинговое расследование базируется на более чем очевидных обстоятельствах: "Северсталь" и другие российские комбинаты продавали свою сталь в США по ценам, составлявшим от 30 до 50 процентов текущих рыночных цен. Это выходит за любые рамки, даже если принять во внимание низкое качество российской стали.

Ирина Лагунина:

"Северсталь" намерена искать новые рынки: руководители с надеждой говорят о странах Латинской Америки и Северной Африки. Но Латинская Америка сегодня отнюдь не демонстрирует экономического роста, а "Северсталь" - без крупных инвестиций - не сможет производить сталь высокого качества, чтобы стать конкурентоспособным, скажем, на требовательном европейском рынке, где, кроме того, хватает и своих производителей. Отсутствие средств вынудило российскую компанию отложить на неопределенное время трехлетнюю программу модернизации, оцениваемую в 300 миллионов долларов.

Сергей Сенинский:

Остается уповать на внутренний рынок, что тоже пока - не лучшая перспектива. Спрос на сталь в России - за период с 1990 по 1997 годы - сократился на 70 процентов. В 1998 году, по оценкам, - еще на 20 процентов. Падение курса рубля привело к тому, что цены на внутреннем рынке - в долларовом выражении - значительно снизились. За свое место на российском рынке борются и металлургические компании соседней Украины, которые в прошлом году смогли добиться для себя от Москвы налоговых льгот.

Ирина Лагунина:

И что еще хуже - менее одной трети всех сделок с металлом внутри России оплачивается реальными деньгами - вот почему "Северсталь" готов продавать так дешево за границей. В прошлом году Европейский банк реконструкции и развития предоставил кредит на 110 миллионов долларов российским металлургическим предприятиям именно для пополнения запасов наличности. Однако сам комбинат "Северсталь" планирует полностью отказаться от бартерных сделок лишь не ранее 2002 года. И это будет очень непросто.

Сергей Сенинский:

Также как и дождаться возрождения внутреннего спроса. По прогнозам экспертов, объем спроса на сталь в пределах СНГ в 2005 году будет лишь на 3 процента больше, чем сегодня. Определенные надежды возлагаются на автомобильную промышленность - как никак, уже три очень крупных соглашения подписаны и еще несколько готовятся. Но даже если эти надежды начнут оправдываться, они мало что изменят для "Северстали". Меньшие по масштабам металлургические предприятия, использующие более современные технологии - такие, например, как Оскольский комбинат в Белгородской области - легко монополизируют поставки автомобильным заводам, так как они лучше подготовлены к массовому производству гальванизированной стали, которую и потребует автомобильная промышленность.

Ирина Лагунина:

Эти обстоятельства заставляют "Северсталь" в большей степени уповать на экспорт - имея в виду долгосрочные перспективы. Конечно, мировой рынок стали развивается циклично, и в тех же странах Азии нынешний спад может вскоре вновь смениться ростом спроса. Но даже в этом случае нарастающее противостояние американских и европейских металлургических компаний, плюс хроническое перепроизводство стали в самой России, делают неизбежным основательный передел всех гигантов российской металлургии.

Но при всех проблемах, у "Северстали" может оказаться чуть больше шансов пережить этот передел, чем у других российских комбинатов. "Северсталь" находится в Череповце, на северо-западе России - в непосредственной близости от экспортных портов. В отличие от некоторых своих конкурентов из южной Сибири. Во-вторых, если конкуренты реализуют свою сталь через многочисленных посредников, зачастую - очень ненадежных, "Северсталь" жестко контролирует свою сбытовую сеть. В-третьих, большинство акций "Северстали" принадлежит самому комбинату, что сводит на нет вероятность громких конфликтов между крупными акционерами, подобных тем, которыми известны, например, Новолипецкий или Оскольский комбинаты. И можно предположить, что "Северсталь", видимо, окажется в числе тех российских металлургических компаний, которые переживут нынешние кризисные времена.

Сергей Сенинский:

Напомню, мы познакомили вас с содержанием статьи, опубликованной в февральском номере британского ежемесячного журнала "Бизнес Сентрал Юроп".

Один из крупнейших международных банков - американо-швейцарский "Креди Суисс Ферст Бостон", являющийся и одним из самых крупных держателей российских гособлигаций, по которым в августе прошлого года был объявлен дефолт, на минувшей неделе предложил новый вариант решения этой части долговой проблемы России. Создать специальный новый фонд, в котором западные инвесторы, не согласные с условиями, предлагаемые правительством России, могли бы аккумулировать просроченные гособлигации, чтобы добиваться более выгодных для себя условий возврата своих ранее сделанных вложений - в будущем. Эту новацию комментирует экономический обозреватель британской газеты "Индепендент" Эндрю Гарфилл, к которому обратилась наш корреспондент в Лондоне Наталья Голицына:

Эндрю Гарфилл:

Так получилось, что буквально накануне мне довелось говорить с председателем банка "Креди Суисс Ферст Бостон". Так вот он считает, что для российского правительства имело бы смысл рассмотреть сейчас более амбициозный и многообещающий проект решения проблемы задолженности по просроченным гособлигациям. Россия сегодня еще более заинтересована в инвестициях из-за рубежа. Однако после августа прошлого года многие западные инвесторы пришли к выводу, что деньги, которые они ранее уже вложили в Россию, теперь потеряны. И попросту "подвели черту" под своими операциями в России.

И вот в этой ситуации банк "Креди Суисс Ферст Бостон", по словам его руководителя, решил предложить западным инвесторам вложить свои деньги с большим эффектом в российскую экономику, в частности - в газовую промышленность, вместо того, чтобы просто выбрасывать в корзину принадлежащие им российские гособлигации, просроченные с августа прошлого года. По мнению руководства банка, подобная схема побудила бы многих инвесторов остаться на российском рынке, что вряд ли бы удалось, если допустить вариант простого списания российского долга по гособлигациям.

Наталья Голицына:

После предложения банка "Креди Суисс Ферст Бостон" - как могут развиваться события дальше, имея в виду переговоры западных кредиторов с правительством России?

Эндрю Гарфилл:

Как мне лично представляется, ранее единая группа западных кредиторов России разобьется на отдельные группировки. Некоторые из них, подобно немецкому "Дойче банку" или французскому банку "Креди Лионе", махнут на все рукой и согласятся на те условия возвращения долгов по российским гособлигациям, которые предлагает российская сторона. Однако другие, много потерявшие на российском рынке, как, например, японский банк "Номура", - такие банки вполне могут заинтересоваться проектом "Креди Суисс Ферст Бостон" и каким-то образом объединить свои усилия.

Сам "Креди Суисс Ферст Бостон" дал ясно понять, что его проект создания специального фонда - это лишь самое начало новых переговоров. Другими словами, предложена лишь новая идея. Вполне возможно, что теперь и другие западные банки могут выступить с новыми предложениями, не исключено - даже более привлекательными и обещающими. Но, разумеется, России самой предстоит решить, начинать ли новый диалог с кредиторами.

Сергей Сенинский:

Напомню, это было мнение экономического обозревателя британской газеты "Индепендент" Эндрю Гарфилла.

XS
SM
MD
LG