Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Business & Money


- Единая торговая сессия на валютной бирже в Москве.
- В Европейском Союзе отменена беспошлинная торговли.
- В Белоруссии банкирам предложено сократить свои заработки.
- Экспорт российской стали в США: двустороннее соглашение и законопроект о квотах.
- Структура и особенности прямых иностранных инвестиций в странах Центральной Европы.


Сергей Сенинский:

С 29 июня на биржевом валютном рынке России отменена введенная Центральным банком в октябре прошлого года так называемая "специальная утренняя" торговая сессия на Московской межбанковской валютной бирже - ММВБ. По результатам торгов на этой сессии определялся официальный курс рубля, а допуск участников был ограничен. На этой сессии российские предприятия-экспортеры должны были продавать большую часть своей валютной выручки, а импортеры могли покупать эту валюту для оплаты внешнеторговых контрактов.

По завершении специальной сессии начиналась вторая - уже обычная, не только для тех, кто занимается внешнеторговой деятельностью.

Что именно изменилось в этой структуре с 29 июня? На наши вопросы отвечает в Москве сотрудник аналитического управления инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Екатерина Малофеева:

Екатерина Малофеева:

29 июня в системе валютных торгов в России произошли два существенных изменения. Во-первых, к системе торгов на ММВБ, на утренней сессии, которая проходит с 10:30 до 11:30 утра, присоединились валютные сессии региональных валютных бирж. Во-вторых, участники рынка, которые покупают и продают валюту для целей не связанных с внешнеторговыми операциями, также получили право участвовать в утренней торговой сессии.

Сергей Сенинский:

А раньше региональные валютные биржи вели торги только внутри своего региона?

Екатерина Малофеева:

До 29 июня торги на региональных валютных биржах проводились независимо от торгов в Москве. Региональные биржи обслуживали, в основном, банки и клиентов, находящихся в своих регионах, и им довольно трудно было переводить деньги с одного рынка на другой.

И хотя курсы различались, скажем, по результатам торгов Самарской биржи и на бирже Санкт-Петербурга, но воспользоваться этим они практически не могли. С 29 июня все валютные сессии объединены в одну. То есть, можно говорить о том, что в России существует не несколько торговых сессий, а "вся страна" имеет возможность участвовать одновременно в одной и той же торговой сессии.

Сергей Сенинский:

Получается, что на один час в сутки в России возникает как бы единая валютная биржа?

Екатерина Малофеева:

Я думаю, что это можно так сформулировать. Каждый день с 10:30 до 11:30 утра, по московскому времени, все банки имеют возможность принять участие в единой валютной сессии.

Сергей Сенинский:

Во всех сообщениях о результатах торгов на Московской межбанковской валютной бирже идет речь о так называемом "средневзвешенном" курсе рубля? Давайте поясним, что это такое и чем средневзвешенный курс отличается от простого среднего арифметического значения курса по результатам всех сделок, заключенных в течение дня?

Екатерина Малофеева:

Различие между средневзвешенным курсом и среднеарифметическим, на самом деле, довольно простое. Предположим, что в ходе торговой сессии были совершены всего 2 сделки. Одна сделка - по курсу 20 рублей за доллар с объемом 5 миллионов долларов, а другая сделка - по курсу 30 рублей за доллар с объемом 1 миллион долларов.

Если бы мы хотели вычислить среднеарифметический курс по итогам этой сессии, то он бы составил 25 рублей за доллар. Но когда мы считаем средневзвешенный курс, мы должны принять в расчет и объемы сделок, и тот курс, по которому эти сделки совершались. Поскольку в нашем примере больший объем сделок был совершен по курсу 20 рублей за доллар, то и средневзвешенный курс, по итогам нашей сессии, составит 21 рубль 67 копеек.

Сергей Сенинский:

Официальный курс рубля, который каждый день объявляет Центральный банк России, - он будет определяться по итогам торгов в течение всего одного часа? Просто - с большим числом участников этих торгов?

Екатерина Малофеева:

Правила определения официального курса Центрального банка совершенно не изменились. И раньше, и теперь, Центральный банк в качестве своего официального курса называет средневзвешенный курс по итогам утренней сессии.

Сергей Сенинский:

Единую торговую сессию для региональных бирж только-только начали проводить и, конечно, о каких тенденциях говорить пока рано.... Но тем не менее, сколь значительно изменились объемы валютных торгов в Москве ? И сколь значимым оказалось участие в них региональных бирж?

Екатерина Малофеева:

Как и ожидалось, объем торгов несколько вырос, хотя, должна отметить, что это в меньшей степени произошло из-за того, что к торгам были подключены региональные биржи.

Традиционно на региональных биржах объем сделок был не очень большой, тем более, что крупнейшая по оборотам региональная валютная биржа - Санкт-Петербургская - к этим торгам еще не присоединилась по техническим причинам.

Но, тем не менее, рост объемов торгов на утренней сессии произошел. Но это произошло, главным образом, из-за того, что часть участников рынка, которые раньше имели возможность заключать сделки только либо на межбанковском рынке, либо на дневной сессии ММВБ, теперь получили право участвовать и в утренней. Таким образом, объем возрос из-за того, что на утренней сессии появились сделки с так называемым "финансовым" рублем. Это сделки по валюте, не связанные с внешнеторговыми операциями.

Сергей Сенинский:

Еще один вопрос. Центральный банк сообщил на минувшей неделе, что объем рынка наличной иностранной валюты в стране в мае сократился до самого низкого за последние пять лет уровня. И что, например, в мае в Россию поступило наличной валюты почти на 31 с половиной процент меньше, чем в апреле. А оборот обменных пунктов сократился на 14 процентов. Чем, на ваш взгляд, объясняются такие сокращения? Только ли тем, что просто денег у людей меньше стало?

Екатерина Малофеева:

С этим можно согласиться. Дело в том, что сегодня значительную часть своих доходов люди вынуждены тратить на текущее потребление, а не на покупку иностранной валюты, которая была, пожалуй, самой популярной формой сбережений.

Другими причинами, которые могли бы снизить оборот рынка наличной валюты в стране, могли стать, во-первых, более жесткий контроль со стороны Центрального банка и других органов валютного контроля, и во-вторых, значительную роль могло сыграть то, что многие компании, которые раньше выплачивали своим сотрудникам зарплату в долларах, в последнее время от этой практики отказались.

Кроме того, в значительной степени сократился объем валютных депозитов населения. После кризиса и количество банков, предоставляющих такую услугу, сократилось, и сократилось доверие населения к банковским структурам в целом. И поэтому интерес к валютообменным операциям снизился.

Сергей Сенинский:

На вопросы нашей программы отвечала в Москве сотрудник аналитического управления инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Екатерина Малофеева.

С 1 июля в 15 странах Европейского Союза отменена система беспошлинной торговли - duty-free - просуществовавшая 52 года - с тех пор, когда в 1947 году открылся первый магазин duty-free - в Ирландии. Оборот беспошлинной торговли постоянно увеличивался и в последние годы исчислялся уже миллиардами долларов. Впрочем, система duty-free в Западной Европе не исчезает совсем. Она лишь перестает действовать в границах Европейского Союза. На наши вопросы отвечают в Германии - ведущий эксперт Германского Института изучения проблем экономики Кристиан Вайзе и менеджер Союза оптовой и экспортной торговли Германии Вильфред Ромеч:

Вильфред Ромеч:

Система беспошлинной торговли возникла уже более 50-ти лет назад, когда первый в Европе магазин duty-free появился в Ирландии, в аэропорте Шэннон. Раньше любой путешественник, следующий, например, из Германии во Францию, пересекал и таможенные, и налоговые границы. И даже его провиант, взятый в дорогу, облагался, согласно законам экспорта и импорта, соответствующими поборами и налогами. То есть, такому путешественнику возвращался потребительский налог за вывоз продукта из страны, но он платил налог на импорт в той стране, куда он въезжал.

Одной из причин создания системы беспошлинной торговли было именно стремление освободить от поборов все то, что человек во время своего путешествия может съесть, выпить или выкурить, то есть весь его дорожный провиант. В то время имелись в виду, в основном, длительные поездки, и прежде всего - по морю. Раньше ведь люди меньше летали, а в длительные путешествия отправлялись пароходами. Именно тогда и возникла идея не облагать налогом провиант, необходимый для такого плавания.

Сергей Сенинский:

Кристиан Вайзе, Германский Институт проблем экономики:

Кристиан Вайзе:

Магазины беспошлинной торговли существуют в Европе уже не одно десятилетие. Идея была проста: если кто-либо путешествует на самолете или на корабле, то он часто покидает зону действия законов одной страны и оказывается в зоне действия законов другой. И в момент пребывания пассажира в аэропорте, в самолете, в любой экстерриториальной зоне - таможенные сборы и налоги той страны, которую он покидает, утрачивают действие.

И возникала возможность привлечь клиента продажей некоторых товаров значительно дешевле, чем он заплатил бы у себя дома. Но при возникновении системы duty-free в этих магазинах сразу же было введено строгое ограничение отпуска товара в одни руки. Вы не могли купить неограниченное количество дешевого алкоголя, сигарет или парфюмерии, а лишь определенное количество и того, и другого, и третьего.

Сергей Сенинский:

Развитие системы беспошлинной торговли, понятно, не могли не приветствовать те, кто много ездил или - даже - специально ездил за ближайшую границу. У правительств отношение к duty-free было, скорее, противоположным. По некоторым расчетам, отмена в пределах Европейского Союза беспошлинной торговли принесет в общеевропейскую казну дополнительно не менее 2 миллиардов долларов в год.

Вильфред Ромеч:

В результате налоговых льгот в определенных местах развилась весьма бойкая торговля. Прежде всего - из-за общего повышения потребительских налогов. Чем выше оказывался во всех европейских странах потребительский налог на спиртное, сигареты, парфюмерию, тем больше соблазн оказаться в этаком "налоговом раю" - например, в аэропорте Шэннон в Ирландии или на берегу в портах по обе стороны канала между Францией и Англией.

Естественно, в такой ситуации можно очень даже выгодно торговать, и предприниматели, владеющие сетями магазинов беспошлинной торговли, все чаще заявляли, что они с удовольствием открывали бы и дополнительные магазины. Постепенно возникала угроза, что ситуация с беспошлинной торговлей может приобрести собственную динамику и даже стать неконтролируемой.

Кристиан Вайзе:

Изначально смысл беспошлинной торговли объяснялся перемещением человека из одного государства, с одними законами, в другое, с другими законами, то есть - из одной экономической зоны в другую.

Но с развитием Европейского Союза, с расширением общего внутреннего рынка входящих в него стран, эта территория все больше превращалась как бы в одну страну, одну экономическую зону. То есть, уже нельзя было сказать, что при перелете из Франкфурта в Париж пассажир покидает одну экономическую зону и некоторое время находится в автономной экономической зоне, где он может совершить дешевые покупки, прежде чем он попадет под действие законов следующей экономической зоны. Эти соображения уже не принимались во внимание - территория всего Европейского Союза рассматривается как одно государство и как единая экономическая зона. Понятие беспошлинной торговли в рамках Европейского Союза потеряло всякий смысл. И это - нормальный подход, учитывая реальные изменения в европейской интеграции и европейской экономике.

Кроме того, решение о предстоящей отмене беспошлинной торговли было принято более 6-ти лет назад, в январе 1993 года. Теперь, с 1 июля 1999 года, для всех пассажиров, вылетающих или выезжающих за пределы Европейского Союза, эти магазины сохранятся, они лишь перестроят свою работу. То есть, отныне магазинами duty-free на территории Европейского Союза сможет воспользоваться тот, кто покидает пределы Евросоюза, а не просто всякий, кто совершает поездки или летит самолетом в пределах его границ.

Сергей Сенинский:

Спасибо, на наши вопросы отвечали менеджер Союза оптовой и экспортной торговли Германии Вильфред Ромеч и ведущий эксперт Германского Института изучения проблем экономики Кристиан Вайзе. С ними беседовал из Бонна Дмитрий Аскоченский.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 2 июля. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:

Производство персональных компьютеров, бывшее превосходным бизнесом последние 15 лет, сейчас приходит в упадок, пишет "Экономист". Доходы производителей персональных компьютеров - даже таких крупных, как "Compaq", "IBM", "Hewlett-Packard" или "Dell" - стремительно сокращаются. Отчасти причина - в избыточных производственных мощностях, что приводит к обострению конкуренции на рынке США и снижению цен - по прогнозам, на 14 процентов к концу нынешнего года. Кроме того, все больше потребителей предпочитают не тратить деньги на самые последние модели персональных компьютеров, так как новейшие программы вполне могут быть использованы и в более старых. Поэтому, хотя в этом году в США персональных компьютеров будет продано, по прогнозам, примерно на 17 процентов больше, чем в 1998 году, прибыль производителей увеличится при этом всего на 2-3 процента.

Главным "виновником" сокращения этих прибылей является Интернет, который обеспечивает пользователям доступ к новым программам и банкам данных, отмечает "Экономист". Его провайдеры заинтересованы в привлечении возможно большего числа абонентов и потому не делают ставку на новейшие (и более дорогие) компьютеры. Пользователям персональных компьютеров сейчас уже нет необходимости так часто менять их на все более совершенные, как это было в прошлом. 1999 год, возможно, окажется последним из череды сверхприбыльных лет для этой отрасли в Соединенных Штатах, заключает "Экономист".

Приватизированные железные дороги Великобритании находятся в плачевном состоянии, пишет "Экономист". Причина - не в самой приватизации, а в тех ошибках, которые совершило консервативное правительство Джона Мейджора, в спешке распродав государственные железные дороги в 1995-1997 годах. Их владельцами стали около ста частных компаний, которые поделили межу собой станции и путевое хозяйство, доставку пассажиров и грузов, лизинг подвижного состава и ремонт.

Однако, предложенные правительством Мейджора материальные стимулы, призванные обеспечить взаимодействие всех этих структур железнодорожной системы Великобритании в интересах потребителей, оказались несостоятельны. Так, самая крупная компания "Railtrack", которая обязана содержать пути в идеальном состоянии, оказывается не очень в этом заинтересована, ибо, по условиям проведения приватизации, она получает строго фиксированную плату от компаний, эксплуатирующих железнодорожные пути. Что касается компаний, сдающих в лизинг подвижной состав, то им гарантированы правительством 80 процентов средней прибыли, и они не особо заинтересованы в обновлении поездов.

Вся система стимулов, предусмотренная для приватизированных железных дорог Великобритании, должна быть пересмотрена, заключает "Экономист".

После того, как в середине июня одна из ведущих газет Китая объявила покупку акций "почетным занятием", на фондовых биржах страны начался бум, пишет "Экономист". Оборот фондовых бирж Шанхая и Шеньчженя увеличился в 2-3 раза.

У правительства Китая не было иного пути решения проблемы дефляции и сокращения потребительского спроса, продолжающихся вот уже полтора года. Объем вкладов в государственных банках быстро возрастает. В то же время, банки отказываются кредитовать государственные предприятия, многие из которых убыточны. Китайские руководители, очевидно, пришли к выводу, что спасти 118 тысяч государственных предприятий может национальный фондовый рынок. Продажа акций госпредприятий на биржах - по задумке правительства Китая - обеспечит им необходимые инвестиции. Есть, однако, опасность, что более высокий процент прибыли, который получают владельцы акций, по сравнению с вкладчиками банков, может вызвать на фондовых биржах Китая ажиотаж таких масштабов, который властям будет трудно сдержать, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 2 июля.

Министерство финансов Белоруссии на минувшей неделе выступило с интересной инициативой. Оно предложило Национальному банку настоятельно рекомендовать руководителям коммерческих банков сократить заработки банковским служащим, чтобы их доходы не столь разительно отличались, например, от доходов занятых в государственных сельскохозяйственных предприятиях. По официальной белорусской статистике, заработки в банковской сфере в 6 раз превышают сегодня заработки колхозников: среднестатистический банкир в Белоруссии зарабатывает сегодня эквивалент примерно 150 долларов в месяц, а среднестатистический колхозник - эквивалент 25 долларов. Наш корреспондент в Минске Марат Дымов рассказывает:

Марат Дымов:

Стирание граней между городом и деревней при социализме предсказывали еще классики марксизма-ленинизма. В нынешней Белоруссии их пророчество пытаются воплотить в жизнь.

Вообще, жестко регулировать заработки населения в Белоруссии начали вскоре после того, как президентом страны стал Александр Лукашенко. В 1995 году правительство слегка "поправило" закон о предприятии и стало, как и в советские времена, устанавливать оклады руководителям госпредприятий. В том же году вышло постановление Совмина об ограничении роста заработной платы всем работающим на предприятиях, получающих дотации. В 1997 году этот порядок был распространен на все государственные предприятия. В июне нынешнего года правительство приняло новую программу, цель которой - существенно сократить разрыв в оплате труда между руководителями и подчиненными.

Ну, а банковская сфера всегда была на особом счету. В 1996 году президент Лукашенко, узнав, сколько зарабатывает руководитель Межбанковской валютной биржи Николай Бирюк, так осерчал, что не только уволил г-на Бирюка, но и национализировал биржу, предприятие, никогда ранее государству не принадлежащее.

Так что сейчас министерство финансов действует даже менее решительно, оно всего лишь "порекомендовало" Национальному банку "посоветовать" коммерческим банкам платить своим сотрудникам поменьше. Мотивы действий министерства финансов можно даже понять. Разрыв в зарплатах в банковском и сельскохозяйственном секторах действительно велик: у банкиров средний оклад эквивалентен 150$, у крестьян - 25$.

С другой стороны, как заявил недавно министр финансов Николай Корбут, сейчас банковская система страны переживает острый кризис ликвидности, у банков нет средств даже на то, чтобы выдать своим клиентам-предприятиям средства на выплату зарплаты. И министерство финансов решило "восстановить справедливость": раз у банков нет денег для клиентов, так пусть и своим поменьше платят.

Впрочем, как отмечают независимые эксперты, в кризисную ситуацию банки попали исключительно благодаря власти. В начале нынешнего года Национальный банк решил "соблюсти" некоторую умеренность в эмиссии, а посевную кампанию профинансировать весьма оригинальным способом: просить коммерческие банки выделить деньги на это "благое" начинание.

Банки на "просьбу" откликнулись. Почему? А потому, что у всех в памяти судьба бывшего председателя Нацбанка Тамары Винниковой, которая в 1997 году оказалась в тюрьме. Кстати, пару месяцев назад Винникова непонятным образом исчезла из-под домашнего ареста и где находится теперь - неизвестно. А бывший председатель правления Агропромбанка Михаил Чигирь решил поучаствовать в альтернативных президентских выборах - так его тоже посадили. На днях президент пообещал выпустить его, но только если Чигирь вернет 20 миллионов долларов. В таких условиях, если власть просит у банков деньги, то лучше дать, даже на посевную.

Так что деньги банков теперь - в селе, банковскую зарплату теперь тоже хотят приблизить к сельской. И все остальное тоже. Например, на днях в Брестское областное отделение "Беларусбанка" - белорусского Сбербанка - пришла разнарядка: выделить людей на заготовку сена. И даже норматив установлен - по 200 кг сена на каждого сотрудника...

Сергей Сенинский:

Спасибо Марат Дымов, наш корреспондент в Минске.

На прошлой неделе Сенат Соединенных Штатов не поддержал подготовленный американскими металлургическими компаниями законопроект, предусматривающий введение квотирования импорта стали в США. Объем этого импорта - в первую очередь, из таких стран как Япония, Россия, Южная Корея и Бразилия - в прошлом году резко возрос, - в том числе, из-за сокращения платежеспособного спроса внутри этих стран.

Ассоциация сталелитейной промышленности США в целом возбудила 32 судебных иска против экспортеров стали из 18 стран, обвиняя их в поставках продукции на американский рынок по "бросовым" или демпинговым ценам. На сталь из Южной Кореи и Бразилии были введены сверхвысокие импортные пошлины.

Что касается российской стали, то четыре месяца назад, в конце февраля, министерства торговли США и России на переговорах в Риме достигли предварительного соглашения. Его основные положения министр торговли Соединенных Штатов Уильям Дейли представил тогда, 22 февраля, так:

Уильям Дейли:

Я рад сообщить, что министерство торговли США достигло сегодня предварительного соглашения с Россией по двум принципиальным положениям.

Прежде всего, мы приостанавливаем дальнейшее антидемпинговое расследование в отношении ввозимого в США из России горячекатаного стального проката. С другой стороны, вводятся, во-первых, 6-месячный мораторий на импорт из России в США этого вида проката, во-вторых, - его квотирование в будущем, и в-третьих, устанавливается минимально допустимая цена для этого вида российского стального проката, при продаже в США. 6-месячный мораторий на ввоз в США российского горячекатаного проката призван немедленно сократить объемы этого ввоза. В результате, общий объем горячекатаного стального проката, который будет ввозится из России в США в нынешнем году, составит менее 345 тысяч тонн. По сравнению с объемами 1998 года, сокращение составит почти 90 процентов.

Предварительное соглашение предусматривает также ограничение нынешних объемов экспорта из России в Соединенные Штаты и других видов стальной продукции - примерно до уровня 1997 года. Это соглашение охватывает довольно широкий перечень металлургической продукции: холоднокатаный прокат, гальванизированная сталь, стальной прут - всего примерно 16 видов.

Сергей Сенинский:

Это был фрагмент выступления 22 февраля нынешнего года на пресс-конференции в Вашингтоне министра торговли США Уильяма Дейли.

Спустя 4 месяца Сенат Соединенных Штатов отвергает законопроект об установлении квот на импорт стали в США. Что это меняет в отношении уже существующих договоренностей между США и Россией? Свое мнение представляет вице-президент расположенного в Вашингтоне Американского Института железа и стали Барри Солларз, к которому обратился наш корреспондент в Нью-Йорке Ян Рунов:

Барри Солларз:

Я не уверен, честно говоря, что решение Сената существенно и непосредственно отразится на прежних договорённостях. Министерство Внешней торговли США, в соответствии с законодательством о торговле, обязывалось в срок до 12 июля вынести решение о тех или иных мерах в отношении импортируемого в США горячекатаного проката. И это решение должны будут принять к исполнению американские таможенные службы.

Либо должно быть достигнуто некое двустороннее соглашение до судебного разбирательства, ведь подавшие в суд на импортёров американские сталелитейные компании категорически против любого половинчатого соглашения или прекращения разбирательства. Они считают, что такой путь явится нарушением существующего торгового законодательства.

Институт железа и стали, например, оценивает сталь, поступающую в США из России, как "демпинговую", а сталь из Бразилии - не только как "демпинговую", но еще и субсидированную правительством этой страны. Мы также против того. чтобы правительство США согласилось приостановить, а тем более - отменить, достигнутое в Риме соглашение в обход истцов, то есть американских сталелитейных компаний. Мы поддерживаем поправку к торговому законодательству США, предотвращающую в будущем какие бы то ни было переговоры нашего правительства о замораживании предыдущих соглашений вопреки протестам истцов. Стоит отметить, что в этом с нами согласна Финансовая Комиссия Сената, проголосовавшая за поправку о недопущении правительственных переговоров по замораживанию антидемпинговых договорённостей, если на это нет согласия большинства предприятий отрасли.

Некоторые сенаторы. например, голосовали против закона о квотах не потому, что являются его принципиальными противниками, а потому, что считают его недостаточно суровым и требуют привести антидемпинговые положения американского законодательства в соответствие с нормами Всемирной Торговой Организации. Так что законопроект, предусматривающий введение квот на импорт стали, и результат голосования в Сенате США - это два отдельных вопроса.

Сергей Сенинский:

В последние недели на уровне экспертов все чаще говорится о том, что новой темой для дальнейших переговоров между Россией и США по поводу российского экспорта в США станут поставки и холоднокатаного проката. Это - так?

Барри Солларз:

Холоднокатаный стальной прокат стоит дороже. Но вообще тот факт, что американские сталелитейные компании настаивают на антидемпинговых расследованиях в отношении импорта из России, Бразилии и других стран-поставщиков стали на американский рынок, этот факт осложняет, конечно, американо-российские переговоры - на уровне правительств - о горячекатаной стали и изделиях из неё. И что касается холоднокатаной стали, то переговоры о ней следуют точно по тому же руслу.

Если в результате всестороннего расследования министерство торговли и его комиссия по международной торговле обнаружат нарушения американских антидемпинговых законов, касающихся импорта в страну и горячекатаного, и холоднокатаного проката, и если правительству не удастся окончательно "заморозить" это расследование, таможенная служба США обязана будет принять меры в отношении импортируемой стали, то есть начать взимать повышенные тарифы, что не противоречит правилам Всемирной Торговой Организации. Как мне представляется, администрации президента Клинтона вряд ли удастся "положить под сукно" протесты американских сталелитейных компаний.

Сергей Сенинский:

Напомню, это было мнение вице-президента расположенного в Вашингтоне Американского Института железа и стали Барри Солларза. А американо-российские переговоры о поставках российской стали на американский рынок, как ожидается, будут продолжены в Лондоне в середине июля.

В странах Центральной Европы, даже таких как Польша или Венгрия - единственных из постсоциалистических стран региона, которым уже удалось в промышленном производстве превысить уровень 1989 года, - тем не менее - показатели объема ВВП в расчете на душу населения по-прежнему, как минимум, вдвое меньше средних показателей для стран Европейского Союза.

Чтобы преодолеть этот разрыв, прогнозируют эксперты, странам Центральной Европы - в течение ближайших 20 лет - необходим экономический рост с темпами, как минимум, на три процента в год выше, чем в странах Западной Европы. Причем рост этот должен быть в большей степени обеспечен новыми инвестициями и повышением качества товаров. Особенностям прямых иностранных инвестиций в странах Центральной Европе и их структуре посвящалась специальная статья в одном из недавних номеров британского ежемесячного журнала "Бизнес Сентрал Юроп". Вместе с Ириной Лагуниной мы решили повторить этот материал.

Ирина Лагунина:

Практически каждая страна в этом регионе время от времени заявляет о планах создания своей собственной Силиконовой Долины. Все страны Центральной Европы стремятся развивать у себя индустрию высоких технологий и знают, что у них есть для этого квалифицированные кадры. Но, во-первых, для такой индустрии необходимы определенные условия, которые маловероятны для стран Центральной Европы в ближайшие годы. Во-вторых, не вполне осознается конечная цель.

Сергей Сенинский:

А она заключается в том, чтобы распространить в странах региона отрасли индустрии, требующие высококлассной, и потому - дорогой, добавленной стоимости. Именно благодаря таким отраслям будут расти заработки и повышаться стандарты жизни. И само по себе развитие высоких технологий отнюдь не решает проблемы.

Даже производство компьютерных чипов или написание компьютерных программ может давать очень невысокую добавленную стоимость. Например, Индия смогла создать у себя индустрию программного обеспечения для компьютеров, продукция которой может быть дешевле, чем в Венгрии, если уже - не дешевле болгарской. Это означает, что Венгрии необходимо осваивать выпуск более дорогой продукции, если страна не желает, чтобы стандарты жизни в ней упали.

Ирина Лагунина:

Эти же принципы актуальны практически для любого сектора экономики - от производства автомобилей или красителей до сферы банковских услуг. Будущее благополучие стран Центральной Европы в огромной степени зависит от того, смогут ли они реально продавать на рынке свою продукцию или предоставляемые услуги по более высоким ценам? Если этого не произойдет, то страны региона окажутся в ловушке дешевого производства, конкурентоспособность которого целиком зависит от сохранения низких заработков.

Поэтому сторонники создания технологических парков, безусловно, правы в том, что ключевым элементом для будущего экономики являются новейшие технологии - в широком смысле. Это - не просто компьютеры, но и самое совершенное производственное оборудование, системы управления... Всем этим не просто надо обладать, но и уметь эффективно использовать, приспособить к меняющимся условиям, постоянно модернизировать.

Сергей Сенинский:

Пока этого нет. Большинство местных компаний в странах Центральной Европы по-прежнему полагаются в основном на дешевизну своей продукции. Но конкурировать с аналогичными товарами, например, из стран Азии или Латинской Америки, становится все труднее, особенно, если учесть нынешнюю девальвацию азиатских и латиноамериканских валют, что делает и без того дешевый экспорт из этих стран еще дешевле.

Часто говорят, что в странах Центральной Европы достаточно высокий уровень образования, чтобы осуществить все эти важнейшие изменения. И действительно, есть целый ряд компаний, прежде всего - из сферы информационных технологий, которые успешно конкурируют с западными на самом высоком технологическом уровне и - соответствующем уровне цен.

Однако перенос крупиц этого удачного опыта на национальные экономики стран региона потребует десятилетий. Такой перенос должен означать создание соответствующей промышленной инфраструктуры, сферы услуг, в целом - максимально благоприятного для предпринимательства климата - всего того, благодаря чему и существует настоящая Силиконовая Долина. Следующий фактор - опыт коммерции. Наконец, знакомство с новейшими технологиями в центральноевропейских странах не должно быть лишь уделом небольших групп специалистов.

Ирина Лагунина:

Радикальным решением на ближайшее будущее может быть только импорт технологий. Так поступает большинство стран мира. Западноевропейцы, например, импортируют новейшие технологии прежде всего из Соединенных Штатов. Но и сами американцы импортируют некоторые технологические новации - в основном из стран Азии.

Спросите экономистов в любой из стран Центральной Европы, что нужно прежде всего для модернизации национальных экономик? Они все ответят: прямые иностранные инвестиции. И затем почти все приведут один и тот же пример: Чехия, автомобильный альянс "Фольксвагена" и "Шкоды". Это действительно классический пример того, как прямые инвестиции из-за рубежа могут продвинуть центральноевропейскую компанию навстречу будущему веку.

Сергей Сенинский:

"Фольксваген" пришел на "Шкоду" в 1993 году и занимался обновлением старой продукции до тех пор, пока чешский завод не выпустил абсолютно новый легковой автомобиль - "Шкода-Октавиа", который теперь хорошо продается на Западе и почти по западным ценам. "Фольксваген" заставил и поставщиков "Шкоды" выпускать соответствующего качества комплектующие. Уже в 1997-м году "Шкоды" на 70 процентов собирались из деталей и узлов, произведенных местными компаниями. Их продукция плюс готовые автомобили "Шкода" - составляют 16 процентов всего чешского экспорта.

Учтя этот опыт, чешские власти пытаются ввести новые льготы для иностранных инвесторов. Вплоть до того, что, возможно, им будут предоставлены серьезные налоговые льготы на весь период, пока эти инвесторы будут привносить в Чехию новейшие технологии. И, действуй они также как "Фольксваген" в автомобильной промышленности, эти инвесторы, как надеются в Чехии, смогут преобразить и другие отрасли экономики.

Ирина Лагунина:

Увы, все далеко не так просто. Центральноевропейцы уже успели заметить, что прямые зарубежные инвестиции весьма неоднородны. Обратимся вновь к примеру "Шкоды". Внешний и внутренний дизайн модели "Октавиа" - чешские, но собирается она на немецкой платформе и с немецким двигателем. Да, большая часть комплектующих для "Шкоды" производится в Чехии. Но более 60-ти процентов - компаниями, принадлежащими иностранцам, или совместными предприятиями. Понятно, что иностранные инвесторы довели качество выпускаемых в Чехии комплектующих до уровня требований "Фольксвагена". Но это делает еще более актуальным главный вопрос: сколько реально новой стоимости добавляется в производственном процессе непосредственно в самой Чехии?

Сергей Сенинский:

Скажем, обивка для сидений выпускаемых в Чехии автомобилей может производиться чешским филиалом американской компании "Джонсон Контролз". Но основная часть работы по созданию материалов и дизайну, самая дорогостоящая, была выполнена в США. Или, скажем, высокотехнологичные комплектующие для автомобилей - такие как воздушные подушки безопасности или системы антиблокировки тормозов - все они тоже импортные.

Еще одно обстоятельство. "Шкода" может, конечно, получать часть необходимой ей стали от крупнейшего металлургического завода в соседней Словакии, но этот завод не в состоянии производить высококачественный гальванизированный стальной лист, из которого и делаются кузова автомобилей "Шкода-Октавиа".

Ирина Лагунина:

Странам Центральной Европы не хватит никаких зарубежных инвестиций, чтобы поддерживать всю их экономику. Чтобы еще раз убедиться в этом, достаточно присмотреться к примеру Венгрии, где многие предприятия были проданы иностранным инвесторам. Однако рост экспорта и некоторое в целом оздоровление экономики мало повлияли пока на общий уровень промышленных стандартов в стране.

Индустрия Венгрии представляет собой немногочисленные островки высококлассных предприятий в море балансирующих на грани существования местных компаний. Открытый в Венгрии крупный завод немецкой "Ауди", выпускающий автомобильные двигатели, почти не пользуется услугами местных производителей комплектующих. Лишь немногие зарубежные инвесторы - как американская компания "Дженерал Электрик" или японская "Сузуки" - получают для своих заводов в Венгрии от местных поставщиков примерно ту же долю комплектующих, что и "Шкода" в Чехии.

Сергей Сенинский:

В результате экономика оказывается как бы расколотой на две части: с одной стороны, предприятия, которыми владеют зарубежные инвесторы и которые дают основную часть промышленного экспорта, и с другой стороны - все остальные местные компании, если и способные составить какую-либо конкуренцию кому-либо, то разве что своими низкими ценами.

Чтобы изменить это положение, местные компании могли бы подумать о выпуске, для начала, каких-то простых узлов или деталей для более крупных, международных компаний, производящих высококлассные комплектующие - таких, например, как немецкая корпорация "Бош". Уже этот первый шаг подразумевает не только приобщение к передовым технологиям и самым высоким стандартам качества, но и более дорогую добавленную стоимость, чем, скажем, может дать выпуск низкосортной стали.

Ирина Лагунина:

Со своей стороны, правительствам стоит озаботиться серьезной подготовкой кадров, которая включала бы в себя не только обучение новейшим специальностям в университетах, но и стажировку уже квалифицированных местных рабочих на предприятиях, принадлежащих иностранным компаниям, которых в странах Центральной Европы появляется все больше.

И лишь когда все эти меры начнут давать первые результаты в масштабах целых стран, лишь тогда они всерьез смогут задуматься о создании у себя собственных Силиконовых Долин.

Сергей Сенинский:

Напомню, это были основные положения публикации в мартовском - за 1999 год - номере британского ежемесячного журнала "Бизнес Сентрал Юроп".

XS
SM
MD
LG