Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Business & Money


- Перспективы переговоров России с Парижским и Лондонским клубами кредиторов. - Валютный курс рубля: первый месяц межрегиональных биржевых торгов. - "Достижения бизнеса XX века. Первая десятка". Передача 5-я. Торговые центры и супермаркеты. - Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".

Сергей Сенинский:

На минувшей неделе Международный валютный фонд принял решение возобновить программу кредитования России. 4,5 миллиарда долларов, в течение ближайших 18 месяцев, семью частями по 640 миллионов долларов каждая, 3 части - до конца текущего года и 4 - в течение следующего.

Фонд выделил новые кредиты, чтобы Россия смогла погасить текущие долги по старым. Вот почему новые кредиты не выйдут за пределы МВФ и не поступят в Россию. Они просто будут переведены со одного счета в фонде на другой.

В 1999-м году Россия получит от МВФ новых кредитов на сумму примерно 1 миллиард 900 миллионов долларов. А вернуть фонду - в счет погашения старых долгов - Россия должна в этом году примерно 3 миллиарда 700 миллионов долларов - счет основной суммы долга и еще примерно 800 миллионов - в счет погашения процентов по старым долгам.

В 2000 году, в соответствии с решением в минувшую среду, МВФ предоставит России новых кредитов на сумму 2 миллиарда 600 миллионов долларов. А вернуть в будущем году Россия должна - только по основному долгу, даже без процентов - 4 с половиной миллиарда долларов. Вот такая арифметика.....

Решение о новых кредитах России было принято Международным валютным фондом, несмотря на представленные независимым аудитором доказательства того, что в 1996 году, то есть в год президентских выборов, Центральный банк России представлял МВФ ложную информацию о текущих объемах своих валютных резервов. "Итоги аудиторской проверки свидетельствуют о том, что нас обманывали",- заявил заместитель исполнительного директора МВФ Стэнли Фишер.

Едва в Вашингтоне завершилось заседание управляющих МВФ, как в Париже открылось специальное совещание так называемого Парижского клуба, объединяющего 18 ведущих стран-кредиторов. Общий долг России участникам этого клуба, включая долги бывшего СССР, составляет примерно 38 миллиардов долларов. Текущие платежи по этому долгу Россией просрочены. 3 августа, в Лондоне, как ожидается, соберутся члены Лондонского клуба, объединяющего других кредиторов России - частные банки. Общий долг России этой категории кредиторов составляет примерно 32 миллиарда долларов. Текущие платежи - также просрочены.

Однако именно соглашение с Международным валютным фондом открывает для России возможность вновь договариваться с обоими клубами о новых отсрочках погашения своих долгов. Мы не раз возвращались к этой теме в последние месяцы. Вспомним кратко, почему? И чем могут завершиться очередные переговоры России с кредиторами? Юрген Конрад, сотрудник исследовательского отдела "Дойче Банка", Франкфурт-на-Майне:

Юрген Конрад:

Прежде всего, не следует забывать, что без согласования с Международным валютным фондом не может быть решен практически ни один серьезный вопрос, если говорить о взаимоотношениях той или иной страны с международными финансовыми организациями. И до сих пор не были реструктурированы внешние долги ни одной страны мира, которая бы прежде не нашла общего языка с МВФ. И если Международный валютный фонд совместно с правительством той или иной страны разрабатывает определенную программу, то для кредиторов это - своеобразная гарантия того, что страна сможет избежать в будущем повторения нежелательного сценария. Поэтому разделять страны "большой семерки", Парижский клуб или Международный валютный фонд, на мой взгляд, невозможно.

Сергей Сенинский:

На рубеже 80-90-ых годов западные кредиторы списали значительные суммы внешнего долга некоторых стран Восточной Европы. О намерении добиваться того же в отношении значительной части еще советского долга еще совсем недавно говорили и в Москве. Штефан Комес, сотрудник Центра европейских интеграционных исследований, Бонн:

Штефан Комес:

Если вспомнить, то ни у Чехословакии, ни у Венгрии тогда не было больших внешних долгов. Речь следует вести о Румынии и Польше, которые действительно имели крупные долговые обязательства.

Что же касается списания долгов, то даже развивающиеся страны - в большинстве своем - всеми силами стремятся избежать этого. Представьте себе, что, если, скажем, Мексике, которая более чем заинтересована в дальнейших инвестициях со стороны крупных компаний Северной Америки или Западной Европы, вдруг списываются внешние долги, то ни один банк в мире не даст этой стране ни единого цента!!! И это все понимают.

Турции многократно предлагалось списание долгов, но она каждый раз отказывалась. Венгрия оказалась в весьма затруднительном положении несколько лет назад, но также заявила о готовности продолжать четко выполнять все свои долговые обязательства.

Если же говорить о условиях, на которых списываются долги тем или иным странам, то они, скорее, имеют политическую подоплеку, а не экономическую. Так, например, было с Польшей на рубеже 90-х годов. Какую-то часть внешних долгов Польши списали, а кроме того - страна получила определенные суммы от международных организаций для выкупа собственных долговых обязательств по более низкой цене. Понятно, что Польшу загодя готовили к тому, чтобы она оказалась в состоянии присоединиться в будущем к Европейскому Союзу.

Сергей Сенинский:

Если предположить, что кредиторы, по тем или иным соображениям, вновь согласятся на отсрочку возвращения Россией долга или - тем более - если согласятся на списание хотя бы части долга (категорически против этого выступает Германия, которая является крупнейшим кредитором России - по линии как Парижского, так и Лондонского клубов) - то в подобных случаях какие чисто экономические условия предъявляются должнику? Михаил Бернштам, сотрудник Гуверовского центра Стэнфордского университета, Калифорния.

Михаил Бершптам:

Разумеется. Дело в том, что установление экономических условий есть политический вопрос. Когда стране ставятся экономические условия, это - не экономический вопрос, это опять же вопрос политический. Кому-то поставят экономические условия, а кому-то не поставят.

Разумеется, кредиторы заинтересованы в том, чтобы хоть какая-то часть долга им вернулась. И особенно это относиться не к правительствам, Парижскому клубу, а к Лондонскому клубу, то есть к консорциуму банков. И могут быть, естественно, поставлены экономические условия. России, например, скажут: на протяжении такого-то времени определенную долю экспорта вы забираете в виде налогов, переводите в специальный фонд, и из этого фонда нам выплачиваются проценты. А за это мы разрешаем вам ваш долг "переложить" на несколько лет вперед, даем вам льготу... И проценты начинают выплачиваться.

Так что экономические условия вполне возможны, и это практикуется, это часть торга. Но все-таки я хочу заметить, что самый главный вопрос - это не о том, как не отдавать долги. А надо думать о том, как их отдавать, потому что рано или поздно отдавать придется. Те долги, которые пришлись на 1999 год, это те долги, которые уже отложили в 1992-1994 годах, думая тогда, что смогут вернуть позже. И если их вновь "переложить", то вернутся они через очень короткое время. Все равно их надо отдавать и менять экономические условия, экономическую политику в России, чтобы она не оставалась в вечном кризисе и вечным должником.

Сергей Сенинский:

Юрген Конрад, "Дойче банк":

Юрген Конрад:

Переговоры о списании внешнего долга той или иной страны всегда очень сложны и охватывают целый комплекс проблем, но в принципе главной из них является определение так называемого "порога долговой нагрузки" для этой страны. Другими словами, какую часть своего долга эта страна, в данном случае - Россия, сможет реально обслуживать в ближайшие годы. Именно об этом следует говорить. Однако, я почти уверен, что ни в этом, ни в следующем году не будет найдено долгосрочного решения по внешнему долгу России. То, что в том или ином виде обсуждается сейчас, это поиски решения проблемы только на 1999 и 2000 годы. Даже если предположить, что политическую и экономическую ситуацию в России на эти ближайшие годы можно сегодня прогнозировать. Но до выборов - и парламентских, и президентских - говорить о более долгосрочных прогнозах в отношении России очень сложно. Тем более трудно предположить, что кто-то из западных кредиторов возьмется реструктурировать долги, которые должны погашаться в течение многих лет.

Сергей Сенинский:

Юрген Конрад, "Дойче Банк", Франкфурт-на-Майне. К моменту выхода этой программы в эфир заседание кредиторов Парижского клуба продолжалось.

Ровно месяц прошел с тех пор, как на валютных торгах Московской межбанковской валютной биржи состоялась первая межрегиональная сессия. Объем торгов на главной биржевой площадке России, если говорить о ее валютном рынке, в июле постоянно возрастал, а 28 июля впервые достиг докризисного уровня, до кризиса 17 августа прошлого года. На вопросы нашей программы отвечает в Москве сотрудник инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Екатерина Малофеева.

Итак, рост объема валютных торгов - в большей степени - объясним появлением новых участников или активизацией прежних?

Екатерина Малофеева:

Я бы сказала, что здесь "работали" и одна и другая причина. Конечно, произошло некоторое увеличение объемов торгов благодаря тому, что увеличился круг участников этих торгов. Но, должна отметить, что рост объема торгов за счет региональных бирж был не очень большим. Скорее всего, тут влияли другие факторы... Похоже, что Центральный банк за последний месяц увеличил объем своих интервенций. Кроме того, по всей видимости, активизировались те участники, которые уже работали на торгах и до объединения торговых сессий.

Сергей Сенинский:

Какова была доля региональных участников валютных торгов в Москве в начале июля и сколько - сейчас?

Екатерина Малофеева:

Можно сказать, что в начале месяца доля региональных бирж, без участия биржи Санкт-Петербурга, которая присоединилась к системе единых торгов несколько позже, составляла порядка 10-15 процентов. После присоединения Санкт-Петербургской биржи, которое произошло в середине месяца, доля региональных торгов несколько возросла, и это - уже где-то 15-20 процентов. Но к концу месяца активизация объема торгов за счет московских участников, привела опять-таки к некоторому снижению доли региональных бирж.

Сергей Сенинский:

Уже несколько недель подряд Центральный банк удерживает курс рубля к доллару на уровне примерно 24 с четвертью. И, похоже, без особого труда. Но прогнозы на конец года - примерно 30 рублей за доллар. Причем дают эти прогнозы члены правительства.

Екатерина Малофеева:

В последние месяцы Центральный банк предпринимал некоторые усилия для стабилизации курса рубля, причем, это не всегда были усилия, направленные на предотвращение падения курса рубля к американскому доллару. В конце второго квартала, скорее, происходило обратное.

Когда эксперты говорят о том, что после договоренности с МВФ, можно прогнозировать курс рубля к доллару в конце года в районе 30 рублей за доллар, мне кажется, что имеют в виду следующее... Соглашение с МВФ, достигнутое и одобренное советом директоров Фонда 28 июля, базируется на так называемом "меморандуме" об экономической политике между правительством и Центральным банком России. В тексте этого меморандума, который был представлен на одобрение МВФ, сказано, что Центральный банк будет проводить политику "плавающего" валютного курса. Политика "плавающего" валютного курса подразумевает, что девальвация рубля может происходить примерно теми же темпами, что и инфляция, то есть - рост внутренних цен. Исходя из значительного роста остатков на корреспондентских счетах коммерческих банков в последнее время, исходя из роста предложения денег в последние несколько месяцев и увеличивающейся инфляции, поддержание стабильного курса рубля вело бы к усилению реального курса рубля. Что не совсем выгодно для экспортеров и свидетельствовало бы о некоем нарушении равновесного развития событий на валютном рынке. Поэтому при инфляции и росте предложения денег было бы логично ожидать некоторой девальвации рубля. Поскольку все эти процессы происходят в более или менее умеренных масштабах, мне кажется, что именно на этом основании эксперты говорили о том, что концу года курс может составить порядка 30 рублей за доллар.

Сергей Сенинский:

Остатки на корреспондентских счетах коммерческих банков в Центральном банке, о чем вы начали говорить. Сколь значимым - для формирования курса рубля - фактором эти средства оказались в июле?

Екатерина Малофеева:

Прежде всего, нужно сказать о том, что остатки на корреспондентских счетах коммерческих банков в Центральном банке являются довольно неплохим показателем уровня ликвидности в банковской системе. Они могут колебаться по нескольким причинам. Но во втором квартале этого года, пожалуй, важнейшей причиной роста рублевой ликвидности российских банков стало то, что на валютном рынке преобладали продажи валюты над покупкой, и Центральному банку, для уравновешивания спроса и предложения, приходилось покупать валюту, выбрасывая на рынок рубли.

Таким образом, произошел довольно значительный рост остатков коммерческих банков на счетах в Центральном банке. К середине лета, к концу второго квартала, ситуация стала довольно-таки неприятной. Потому что такой большой объем свободных рублевых средств у коммерческих банков мог потенциально создать угрозу стабильности на валютном рынке. И Центральный банк начал проводить административные меры и предпринимать рыночную интервенцию для того, чтобы снизить остатки на корреспондентских счетах коммерческих банков в Центральном банке.

Похоже, что в последнюю неделю Центральный банк уже проводил обратную политику. Он продавал на рынке валюту, забирая избыточную ликвидность. Это предположение находит свое подтверждение в том, что Центральному банку в последние недели удалось удерживать остатки на корреспондентских счетах на более или менее постоянном уровне.

Сергей Сенинский:

Спасибо, напомню, на вопросы нашей программы отвечала в Москве сотрудник аналитического управления инвестиционной компании "Ренессанс-Капитал" Екатерина Малофеева.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 30 июля. С обзором вас познакомит Андрей Шароградский.

Андрей Шароградский:

Во всем мире компании, рост которых остановился, предпочитают ссылаться на такие причины как нефтяные кризисы, экономические спады или антимонопольное законодательство, пишет "Экономист". Однако проведенные в последнее время исследования свидетельствуют о том, что такие факторы становятся причиной застоя в делах лишь в 17 процентах случаев. Самой же распространенной причиной является благодушие и нежелание перемен.

Даже компании и корпорации с давними традициями могут преуспевать только при условии непрерывного совершенствования не только своей продукции, но методов работы, отмечает "Экономист". Примером может служить корпорация "Дженерал Электрик". Ее дочерняя компания "Пауэр Системз", выпускающая турбогенераторы и оборудование для электростанций, начиная с 1995 года, активно предлагает своим клиентам контракты по обслуживанию оборудования и управлению энергосетями, новые виды продукции - например, микрогенераторы. Компания получает сейчас половину своей прибыли от продажи товаров и услуг, которых не было всего 4 года назад.

Многим компаниям придется следовать примеру тех, которые работают в Силиконовой долине в Калифорнии, считает "Экономист". Факты свидетельствуют: тот, кто остановился, уже вряд ли когда-либо сможет вернуться на прежний уровень.

Многие крупные компании Европы и Соединенных Штатов надеются на получение солидных контрактов в связи с планом восстановления Косово, пишет Экономист". Однако, масштабы работ там, могут оказаться невеликими. Дороги, мосты и электростанции в Косово от бомбардировок в целом пострадали мало. Что касается разрушенных и поврежденных домов, то их могут восстановить и сами хозяева, используя стройматериалы, купленные на деньги стран-доноров у югославских же компаний. Кроме того, страны-доноры, как и после войны в Боснии, будут, очевидно, настаивать на том, чтобы восстановительные работы, где только возможно, проводили компании из соседних Македонии, Сербии и той же Боснии.

Другое дело, если помощь когда-то будет предоставлена Сербии, где ущерб оценивается в сумму до 50 миллиардов долларов. Но до этого перспективы большого бизнеса в Югославии кажутся сомнительными, заключает "Экономист".

С таким трудом достигнутая в Южной Корее финансовая стабильность, похоже, оказалась зыбкой, пишет "Экономист". На грани банкротства оказалась теперь "ДЭУ" - вторая в стране промышленная группа, объем просроченных долгов которой исчисляется десятками миллиардов долларов. Многие в Южной Корее по-прежнему не верят в возможность реформирования гигантских корпораций, или "чеболей", хотя это - ключевая проблема экономики Южной Кореи. Чеболи уже не могут получить достаточно средств на финансовом рынке, чтобы поправить финансовое положение своих дочерних компаний - без чего их невозможно продать, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Спасибо, Андрей Шароградский познакомил вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 30 июля.

"Достижения бизнеса XX века. Первая десятка". Специальный цикл в рамках программы "ДЕЛО и ДЕНЬГИ" - о наиболее значимых, с нашей точки зрения, достижениях мирового бизнеса. Тех, которые изменили жизнь сотен миллионов потребителей. Сегодня - передача 5-я этого цикла. Торговые центры и супермаркеты. "Уол-Март" - крупнейшая в мире компания розничной торговли.

Первой сетью супермаркетов, в современном их понимании, обычно называют магазины "King Kullen", открытые в 1930 году в Нью-Йорке. Замысел их основателя - Майкла Каллена - был прост: привлечь низкими ценами и широким ассортиментом товаров массового американского покупателя, платежеспособность которого была подорвана Великой Депрессией. Однако широкое распространение супермаркеты получили лишь после Второй мировой войны.

В год ее окончания свой первый магазин открыл в Ньюпорте, штат Арканзас, Сэм Уолт он, основатель крупнейшей сегодня в мире компании розничной торговли - американской "Уол-Март". Для этого он одолжил 5 тысяч долларов у своей жены и еще 20 тысяч долларов - у ее родственников. Однако первый супермаркет будущей гигантской корпорации открылся лишь в 1962 году. Рассказывает Майк Трой, редактор американского журнала "Дискаунт Стор Ньюз".

Майк Трой:

Если говорить о возникновении компании Уолтона, об идее его бизнеса, то, как он сам рассказывал в своей книге, будучи коммивояжером, ездил по всей стране, наблюдал, как разные люди ведут свой бизнес, анализировал их удачи и провалы, накапливал эти наблюдения для своего будущего бизнеса - магазинов розничной торговли, продающих товары со скидкой ЕЖЕДНЕВНО, а не только в дни, когда объявляется специальная распродажа по сниженным ценам.

Он хотел, чтобы люди, покупатели, не отсиживались дома, в ожидании очередной распродажи, а знали, что в любой день могут купить в магазинах Уолтона всё по самой низкой цене. Распродажа - каждый день, сниженные цены - всегда! Вот главная идея Сэма Уолтона. Вот что помогло компании достичь столь гигантских размеров.

Покупатели знают, что всегда могут пойти в магазины Уол-Март вместо того, чтобы искать по разным магазинам города нужную вещь по наиболее доступной цене. Уолтон не отступал от избранного пути. Потребители в США какое-то время привыкали к системе его магазинов. Но теперь Уол-Март стал неотъемлемой частью американской жизни.

Сергей Сенинский:

"Уол-Март" действительно строила свой бизнес в основном в малых городах?

Майк Трой:

Это заблуждение. Во всяком случае, сегодня это не так. Сегодня магазины Уол-Март - не только в так называемой "одноэтажной" Америке. Когда компания возникла в 1950 году в маленьком городке Бентонвиль в северо-западной части штага Арканзас, она, действительно, ориентировалась на тех покупателей, психологию которых изучила.

Кроме того, здесь начинать было легче: потребительский рынок был не столь взыскателен, конкуренция была слабой, цены на недвижимость - ниже (то есть земля, на которой строились магазины, и помещения, которые арендовали под магазины, были дешевле, чем в больших городах). С тех первых пор за Уол-Мартом и закрепилась репутация чуть ли не "деревенского" (по американским понятиям, конечно) магазина.

Но компания Уол-Март уже давно вошла в крупные города. Можно сказать, последним взятым бастионом оказались города северо-восточной части США - Нью-Йорк, Бостон и другие. Но компания Уол-Март, тем не менее, как бы сохранила за собой и "одноэтажную" Америку: три тысячи магазинов Уол-Март разбросаны сегодня по всем Соединенным Штатам.

Сергей Сенинский:

Компания "Уол-Март" в течение многих лет была исключительно американской торговой компанией. Зарубежная экспансия началась лишь недавно. Рассказывает Майкл Пойнор, директор консалтинговой компании "Кобэ Групп", Лондон.

Майкл Пойнор:

На международном рынке "Уол-Март" появилась относительно недавно - лет пять назад. Вначале в Канаде, затем в Мексике, позднее в Бразилии, и уже после этого, года два назад - в Германии. Свой бизнес "Уол-Март" начинала в небольших американских городах. Вот почему ее главные конкуренты в США - такие гиганты розничной торговли как "Кей-Март" или "Сирс" - слишком поздно осознали растущую угрозу.

"Уол-Март" прекрасно изучила стратегию мелкой розничной торговли на небольших региональных рынках, где она чувствует себя гораздо увереннее, чем конкуренты. И теперь, когда корпорация широко представлена и в крупных городах, это дает ей серьезные преимущества.

Знаете, в теории розничной торговли существует понятие "глоукэл", возникшее от соединения двух слов: "global" (глобальный) и "local" (местный, региональный). Так вот, "Уол-Март" уверенно действует сегодня на "глоукальном" рынке, соединяя стратегию международной торговли со знанием местных потребительских рынков.

Сергей Сенинский:

Майкл Пойнор в прошлом возглавлял отдел международной стратегии в ASDA - одной из крупнейших в Великобритании компаний розничной торговли. Теперь эту британскую компанию покупает американская "Уол-Март".

Майкл Пойнор:

Основной бизнес корпорации "Уол-Март" - продажа непродовольственных товаров. Только в Соединенных Штатах у нее около двух с половиной тысяч магазинов. Из них почти 1700 - это так называемые "дискаунт сторз", "дискаунтеры", то есть магазины, всегда торгующие по сниженным ценам. Традиционно такие магазины не занимаются торговлей продуктами питания.

Но даже в тех своих супермаркетах, где "Уол-Март" торгует продовольствием, оно составляет там лишь незначительную часть ассортимента. В годовом торговом обороте корпорации, составляющем 140 миллиардов долларов, только 10% от этой суммы приходится на продовольствие. Нет сомнения, что в ближайшие пару лет "Уол-Март" перешагнет "магический барьер" годовых продаж в 200 миллиардов долларов.

Рост прибыли в будущем корпорация связывает прежде всего с торговлей продовольственными товарами. Уже сейчас корпорация расширяет торговлю продуктами питания в своих дискаунтерах, где они ранее никогда не продавались. Тем не менее нет оснований полагать, что Уол-Март, приобретя "ASDA", сразу значительно снизит цены на продовольствие. Прежде всего такая политика нанесла бы удар по прибыли "ASDA", а значит, и по прибыли самой Уол-Март. Сильнейшая конкуренция со стороны "Уол-Март" затронет, главным образом, продавцов электротоваров, одежды, товаров из отделов "сделай сам" или спортивных.

Сергей Сенинский:

Покупка британской ASDA - второе крупное приобретение "Уол-Март" в Европе. Первое уже состоялось в Германии. Рассказывает Хубертус Пеллингер, руководитель отдела по связям с общественностью Союза розничной торговли Германии:

Хубертус Пеллингер:

Немецкий потребительский рынок поделен между крупными торговыми корпорациями и небольшими магазинами в соотношении примерно две трети к одной. Соответственно, основной оборот на этом рынке делают крупные компании, в то время как специализированные малые и средние торговые предприятия прочно удерживают лидерство, например, в секторе более дорогих или даже изысканных магазинов.

Что касается присутствия крупных иностранных компаний в этом секторе немецкой экономики, то до сих пор лишь одна из них сумела занять здесь прочные позиции. Это американская корпорация "Уол-Март", которая в течение последних двух лет купила сети немецких магазинов "Верткауф" и "Интершпар" и теперь владеет в Германии 95 супермаркетами.

Сергей Сенинский:

В чем секрет успеха "Уол-Март"? Как вообще компания розничной торговли смогла стать 4 в рейтинге 500 крупнейших компаний мира, обойдя все банки и нефтяные компании и уступив, по общему объему продаж, лишь трем автомобильным компаниям - "Дженерал Моторз", "ДаймлерКрайслер" и "Форд"? Майкл Пойнор, Лондон:

Майкл Пойнор:

Из года в год "Уол-Март" удается сокращать объем валовой прибыли. Пусть понемногу, но ежегодно корпорация его уменьшает. А это значит, что розничные цены в ее магазинах постоянно снижаются. Но одновременно из года в год растет чистая прибыль корпорации, то есть доход за вычетом всех издержек.

Любая компания, которой удается снижать объем валовой прибыли и при этом увеличивать чистую прибыль, может смело вести борьбу с конкурентами и рассчитывать на успех.

Как же "Уол-Март" это удается? Все дело в серьезных инвестициях этой корпорации в различные системы рационализации торговли - главным образом в информационные и технологические системы. "Уол-Март" тратит на это огромные деньги. Именно это позволяет ей выигрывать в сильнейшей конкуренции. Приведу лишь несколько примеров.

Основатель "Уол-Март" Сэм Уолтон, ставший одним из богатейших людей Америки, был человеком, экономившим на всем, вплоть до командировочных расходов своих сотрудников, которые останавливались в самых дешевых отелях, причем по двое в одном номере. Но при этом именно Сэм Уолтон решился выложить огромные деньги на покупку собственного спутника корпорации, с помощью которого очень быстро совершались оплаты по пластиковым карточкам. До этого в Соединенных Штатах, особенно в оживленные часы торговли - скажем, днем в выходные - происходили постоянные задержки с проверкой карточек в кассовых аппаратах супермаркетов, что порождало очереди и другие проблемы. Через один и тот же спутник одновременно проверялось огромное количество карточек множества самых разных торговых фирм или банков, и покупатели нередко подолгу ждали окончания этой процедуры.

Корпорация "Уол-Март" приобрела собственный спутник, который обслуживал только ее покупателей - а значит, лучше и быстрее, чем в магазинах конкурентов.

Излишне говорить, что собственный спутник обошелся в огромную сумму. Однако он позволил Уолтону объединить все две с половиной тысячи своих магазинов в единую информационную сеть. И не только магазины, но водителей грузовиков, доставляющих товары в магазины корпорации по всей стране, а также торговые склады и базы. Менеджмент "Уол-Март" всегда владеет самой последней информацией о том, что происходит во всех торговых залах корпорации по всей стране.

Еще одно важное нововведение "Уол-Март". Корпорация начала предоставлять всю эту информацию поставщикам. Розничная торговля всегда отличалась спорами и конфликтами между продавцами и поставщиками товара. Продавцы обычно тщательно скрывают от оптовых поставщиков, какую прибыль они получают при перепродаже их товара. "Уол-Март" разрушила эту традицию секретности и сделала свою бухгалтерию прозрачной для поставщиков. Роберт Уолтон, возглавивший корпорацию после смерти отца, продолжил это начинание.

Наконец, новаторство "Уол-Март" проявилось и в использовании торговых помещений. В магазинах корпорации для собственно торговых целей используется 88% полезной площади и лишь 12% - для подсобных и административных помещений. Излишне говорить, что торговая площадь -особенно в крупных городах - необычайно дорога. Земля, особенно, в Европе, вещь очень дорогая. Поэтому неразумно столь дорогой ресурс использовать в магазине не по прямому назначению. "Уол-Март" разработала систему максимально полезного использования торговой площади, предназначенной только для совершения покупок.

Сергей Сенинский:

Магазины, торгующие потребительскими товарами по низким ценам - так называемые "дискаунтеры", от английского discount - скидка, - появились в Соединенных Штатах сразу после войны. Минимальная рента за земельный участок и минимальный сервис для покупателя - так формулировалась тогда их стратегия удержания минимальных цен. Со временем разница между супермаркетом и дискаунтером постепенно становилась все менее заметной. И в одной из первых торговых корпораций это проявилось в "Уол-Март". Майк Трой, редактор американского журнала "Дискаунт Стор Ньюз":

Майк Трой:

Ещё один принцип Сэма Уолтона:"Все покупки - в одном магазине". В одном "Уол-Март" вы можете найти абсолютно всё, что нужно для дома, для семьи.

Вообще, изначально дискаунтеры были довольно маленькими. Лет 30 назад такой магазин занимал площадь в 350-450 квадратных метров. Впрочем, для того времени это было прилично. В течение трёх десятилетий средний "Уол-Март" увеличивался в размерах и, наконец, сумел объединить в себе супермаркет с дискаунтером. Новый вид магазина стал называться "суперцентр". Вот теперь это действительно "Все покупки в одном магазине: продукты, ресторан, банк, парикмахерская, оптика, ювелирные украшения, спорттовары, одежда... И всё - под одной крышей и одним названием - "Уол- Март".

Покупателю и вправду не нужно больше никуда идти. Здесь вы возьмете напрокат видеофильм, здесь же напечатают фотографии с вашей фотопленки. На автостоянке магазина расположены автозаправочные станции, где, пока вы делаете покупки, в вашем автомобиле поменяют масло, проведут техосмотр и даже мелкий ремонт...

Такой тип магазина в США очень популярен. Американцы много работают, у них нет времени на хождение по многим магазинам, они хотят сделать все покупки за один выезд, чтобы осталось время отдохнуть.

Средний американец, как правило, предпочтет пойти в один суперцентр-дискаунтер вместо того, чтобы в одном магазине купить одежду, в другом -хозяйственные товары, в третьем - продукты питания, в четвёртом - удочки, в пятом - покрышку для автомобиля и т.д.

Сергей Сенинский:

Хубертус Пеллингер, руководитель отдела по связям с общественностью Союза розничной торговли Германии:

Хубертус Пеллингер:

В концепции американских торговых компаний заложен исключительный сервис. Тогда как в Германии из-за высоких тарифов на услуги, по сравнению с Соединенными Штатами, многие виды сервиса в магазинах вообще не предлагаются, то есть обслуживание ведется по упрощенной схеме.

В Германии многие обычные для американцев услуги не могут быть востребованы массовым покупателем из-за высокой стоимости труда обслуживающего персонала. Однако той же корпорации "Уол-Март" удается и в Германии предлагать покупателям американский сервис, хотя ее расходы на персонал, со всеми необходимыми социальными выплатами, соответствуют жестким нормам немецкого законодательства.

Можно только приветствовать, что уже не только цена, но и ориентированное на максимальное удобство для покупателя обслуживание приобретает в последние годы все большее значение. Необходимо заметить, что и в немецкой концепции розничной торговли произошли серьезные сдвиги, то есть немецкий покупатель, входя в магазин, уже приветствуется дружелюбной улыбкой и может получить от продавца самый компетентный совет.

Сергей Сенинский:

Гигантские торговые центры, называемые гипермаркетами, возникли в Европе независимо от американских компаний. Может ли эта тенденция стать всеобщей? Майкл Пойнор, Лондон:

Майкл Пойнор:

В Европе, в частности в Англии, сейчас наблюдается тенденция к созданию огромных универсальных магазинов, где все сосредоточено под одной крышей. Европейская концепция таких "гипермаркетов", как их стали называть, возникла во Франции в середине 60-х годов. Гипермаркетов сейчас появляется все больше и в восточноевропейских странах, особенно в Польше.

Концепция гипермаркета предполагает использование торговой площади в 10 тысяч квадратных метров и более. Надо сказать, что на развитых европейских рынках гипермаркеты неплохо себя зарекомендовали. Однако на других рынках они потерпели неудачу.

Торговля широчайшим ассортиментом товаров под одной крышей неизбежно снижает уровень специализации и компетентности продавцов. Поэтому покупатели нередко предпочитают обращаться в специализированные магазины, где они могут получить более компетентные консультации и советы по поводу покупки. Особенно это касается высокотехнологичных товаров.

Вместе с тем, одна из причин, по которой размеры гипермаркетов в Европе начали сокращаться, заключается в том, что в городских центрах обычно не бывает достаточно места для строительства огромных магазинов, и их чаще всего открывают в пригородах. А многие покупатели предпочитают делать покупки в центре города или вблизи дома, а не отправляться для этого в далекие путешествия.

В отличие от Европы, в Америке все еще много свободной земли, поэтому там относительно легко получить разрешение на строительство гипермаркета. Отсутствие свободных участков земли и ее дороговизна в Западной Европе - главная причина, по которой концепция гипермаркета терпит там неудачу. Зато здесь успешно развивается строительство супермаркетов - магазинов меньшего размера - примерно в полторы-две тысячи квадратных метров.

Сергей Сенинский:

О крупнейших супермаркетах, таких как "Уол-Март" или подобных, говорят как о неких институтах потребительского рынка, диктующих цены производителям товаров. В какой мере это справедливо? Майк Трой, редактор журнала "Дискаунт Стор Ньюз", США:

Майк Трой:

Мы имеем дело со свободным рынком. Если производитель говорит, что его продукция стоит столько-то, и если торговец покупает за эту цену и выкладывает товар на прилавок, а покупатель - не берёт, то это значит, что цену диктует потребитель. Как и должно быть в рыночной экономике.

Производитель может назначать какую угодно цену на свою продукцию, но пока существует конкуренция, у покупателя всегда есть выбор. И он не будет покупать товар, цена которого ему кажется завышенной. Опытный покупатель знает, что если по этой цене товар не раскупят, цена обязательно будет снижена, надо лишь подождать. В большинстве магазинов так и делают: сначала выставляют товар по чуть завышенной цене, а если его не берут, цену снижают на 10%, 25%, 50%. Опытные покупатели знают эти правила игры: каждую неделю крупные магазины объявляют распродажу каких-либо товаров по сниженным ценам. Они оповещают об этом покупателей, рассылая специальные купоны, давая объявления в газетах, размещая вывески в витринах.

Главная задачи при этом - завлечь покупателя в магазин. Сначала он купит то, на что снижена цена, а потом, глядишь, прихватит ещё и ещё. Но и эту хитрость потребитель давно разгадал и потому пользуются все большим успехом именно дискаунтеры вроде "Уол-Март", где не играют в повышение-понижение цен, а где цены всегда снижены до предела. Вот где можно сделать действительно удачную покупку.

Сергей Сенинский:

В разных странах доля крупнейших торговых компаний, владеющих огромными сетями магазинов, в общем обороте потребительского рынка различна. От чего это зависит? И в какую сторону может меняться это соотношение в ближайшем будущем? Майкл Пойнор, Лондон:

Майкл Пойнор:

Чем более зрелым, более развитым является потребительский рынок, тем больше доля на нем его крупнейших участников. К примеру, в Великобритании на пять ведущих корпораций розничной торговли продуктами питания приходится почти две трети всего объема продаж, точнее - 65 процентов. Тогда как в Испании, например, на пять ведущих торговых компаний приходится лишь 38% рынка продуктов питания. В Чехии - 10 с половиной процентов. А в Польше и того меньше - всего лишь 3%. В будущем дальнейшая монополизация будет сдерживаться, и на каждом рынке будет существовать предел, дальше которого она не пойдет, ибо всегда будут сохраняться альтернативные формы розничной торговли.

Даже на британском рынке, несмотря на значительную долю на нем крупных торговых корпораций, мелкая розничная торговля на местах продолжает процветать. На рынке появляются все новые и новые небольшие торговые фирмы.

Сергей Сенинский:

Спасибо всем нашим собеседникам. Майкл Пойнор, директор британской консалтинговой компании "Кобэ Груп", Майк Трой, редактор американского журнала "Дискаунт Стор Ньюз" и Хубертус Пеллингер, руководитель отдела по связям с общественностью Союза розничной торговли Германии.

С ними беседовали наши корреспонденты: в Лондоне - Наталья Голицына, в Нью-Йорке - Ян Рунов, в Бонне - Дмитрий Аскоченский.

Следующая, 6 передача цикла "Достижения бизнеса XX века. Первая десятка" - в рамках программы ДЕЛО и ДЕНЬГИ - 27 августа.

XS
SM
MD
LG