Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Business & Money


- Программы страхования квартир в Москве.
- Планы приватизации компаний электроэнергетики на Украине.
- Правительство Польши намерено разделить национальную компанию железных дорог на несколько компаний.
- Компания "Зингер" - ведущий в мире производитель швейных машин - оказалась на грани банкротства.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Программы страхования жилья, частных квартир в случае разрушения или причинения значительного ущерба. Об этом мы говорим сегодня - после трагедий в Буйнакске, Москве, Волгодонске и Санкт-Петербурге. Погибших не вернуть. Разговор - о живых, об их жилище, которое имеет свою цену. В отличие от человеческой жизни...

Наши собеседники сегодня - сотрудники двух крупных страховых компаний, базирующихся в Москве. Роман Карпов, директор Центра страхования физических лиц компании "РЕСО-Гарантия" и Юрий Галкин, руководитель отдела по связям с общественностью страховой компании "МАКС".

В практике, скажем, медицинского страхования есть понятия "обязательной" и "добровольной" страховки. Существует ли в принципе некое подобное деление в практике страхования жилья? Юрий Галкин, компания "Макс":

Юрий Галкин:

Существует только добровольный вид страхования жилья и имущества. Обязательного вида страхования в этой области не бывает.

Сергей Сенинский:

В типовом полисе страхования жилья, который предлагается сегодня большинством российских страховых компаний, - в перечне страховых случаев, которые влекли бы за собой выплату компенсации за ущерб, - указывались ли террористические акты?

Юрий Галкин:

В России такой практики не было, особенно для жилья, то есть для квартир. Квартиры страховались от других видов возможных рисков, но от террористических актов они не страховались.

Сергей Сенинский:

Вопрос - Роману Карпову, компания "РЕСО-Гарантия". Среди ваших клиентов были те, кто пострадал от взрывов домов в Печатниках и на Каширском шоссе?

Роман Карпов:

Я могу сказать определенно: среди квартир, застрахованных в нашей компании, поврежденных не было. Но, кроме имущества, мы также страхуем и жизнь, и здоровье, а в отношении этого мы пока информации не имеем. Возможно, из-за того, что к нам просто некому обращаться. А родственникам, как правило, требуется какое-то время, чтобы узнать, что их родственник был застрахован. Поэтому по квартирам я точно скажу, что - нет, а по жизни и здоровью - пока не знаю.

По страхованию квартир, этот риск, терроризм, был включен у нас в страховое покрытие изначально. То есть мы покрывали это всегда.

Сергей Сенинский:

Всего в Москве примерно 30 тысяч жилых домов, в которых более двух миллионов квартир. Эти данные приводились на минувшей неделе. Какая примерно их часть застрахована и по каким программам? Юрий Галкин, компания "МАКС".

Юрий Галкин:

По классическим, то есть коммерческим, видам страхования на сегодня застраховано примерно 4000 квартир во всей Москве. Надо принять во внимание, что жилой фонд в Москве - порядка 2,5 миллиона квартир. Это, естественно, мизер - застрахованные по этим схемам квартиры.

Правительство Москвы, понимая, что у населения нет средств страховать жилье по классическим видам страхования, предложило свою программу, которая называется "Льготное страхование жилья". Она очень доступна: средний страховой взнос в месяц - 10 рублей за обычную 3-х комнатную квартиру. Вот по этой программе застраховано порядка 220 тысяч квартир в Москве.

Сергей Сенинский:

Если страховые взносы в рамках муниципальной программы невелики, то, как нетрудно предположить, и размер компенсации при страховом случае - тоже невелик?

Юрий Галкин:

Вы абсолютно правы. По данному виду страхования максимальная выплата - 3005 рублей за квадратный метр. А страховая выплата за квартиру в случае ее существенного повреждения не превысит 6000 долларов. Но, как показывает статистика, вероятность таких событий мала. Ну, не будем считать нынешнюю ситуацию в Москве. А при обычном развитии обстоятельств в основном страховой ущерб не превышает 5000 - 6000 рублей.

Сергей Сенинский:

В последние 3-4 года какого рода страховые случаи наиболее типичны для страховой практики, если говорить об ущербе, который наносится частному жилью? Роман Карпов, компания "РЕСО-Гарантия":

Роман Карпов:

Если говорить о городских квартирах, то наиболее типичным случаем является повреждение отделки помещений и застрахованному движимому имуществу в результате залива водой. Не секрет, что системы коммуникаций износились и не восстанавливаются, поэтому повреждения от воды - это наиболее типичный случай. На втором месте стоит причинение ущерба в результате противоправных действий третьих лиц - это кражи и нанесение ущерба самой квартире. Но, хотя это и случается часто, суммарный ущерб от таких случаев незначителен. На первом месте по ущербу, а не по количеству, все-таки стоит пожар. Потому что почти каждый случай несет за собой тотальный убыток, а это - большие выплаты.

Сергей Сенинский:

Программа льготного муниципального страхования - когда и как она появилась в Москве? Юрий Галкин, компания "МАКС":

Юрий Галкин:

Разработана она была по заданию правительства Москвы в 1995 году страховой компанией "МАКС". В 1996 году она прошла "обкатку" в Северном округе. На сегодня она работает по всей Москве.

Страхует москвичей страховой "пул", в него входит 7 страховых организаций. На сегодня застраховано порядка 220 тысяч квартир. Эта программа выгодна как москвичам, то есть, является доступной программой защиты жилья, так и правительству Москвы, потому что фактически она означает адресное выделение средств на ремонт жилья.

Сергей Сенинский:

Компания "РЕСО-Гарантия", по словам ее сотрудника Романа Карпова, не входит в тот самый "пул" страховых компаний, которые участвуют в программе льготного страхования:

Роман Карпов:

Дело в том, что эта программа все больше и больше подвергается критике. Как показывает практика, она не в полной мере удовлетворяет интересы пострадавших людей. Я могу сказать, почему.

Основная причина - страхователь не имеет возможности сам оценить свою квартиру. Ему предлагается такая оценка: квадратный метр жилья оценивается в Москве в 3500 рублей. Например, если взять квартиру в 50 квадратных метров общей площади, а это очень маленькая 2-х комнатная квартира, то она будет оценена в 175 тысяч рублей, что соответствует примерно 7000 долларов. Как видите, это совершенно не соответствует ее рыночной стоимости, просто потому, что такая же квартира сейчас стоит около 30 тысяч долларов.

Далее. По этой программе 80 процентов ущерба оплачивает правительство и только 20 процентов оплачивает страховщик. Там написано, что клиент получает в случае ущерба либо компенсацию, либо аналогичную квартиру. Однако, не написано, кто делает этот выбор между квартирой и страховой суммой. Получается, что этот выбор может сделать страховщик, и, естественно, его выбор падет на выплату страховой суммы. Получается так, что за небольшие деньги пострадавший получает и небольшое возмещение, которое не восполняет его потерь.

Сергей Сенинский:

Кстати, а как страховым компаниям удается держать низкий уровень взносов в рамках муниципальной программы?

Юрий Галкин:

Почему он такой маленький? В этой программе участвует правительство Москвы, и страховое возмещение распределяется следующим образом: 20 процентов платит страховая организация, а 80 процентов платит правительство Москвы. То есть это как бы дотация. Это дало возможность сделать очень маленький тариф, он равняется 0,4 процента. А из этого и получается такой страховой взнос: 10 рублей в месяц за среднюю 3-х комнатную квартиру, или 120 рублей в год.

Сергей Сенинский:

Другими словами, если по какому-то страховому случаю компенсация должна составить, скажем, 10 тысяч рублей, то 8 тысяч из них будут из городской казны и оставшиеся 2 тысячи - непосредственно от страховой компании?

Юрий Галкин:

Совершенно верно. 8 тысяч платит правительство Москвы, 2 тысячи - страховая компания.

Сергей Сенинский:

Если от льготного страхования перейти к стандартному, коммерческому. Потенциальному клиенту страховой компании на какой уровень платежей в год или месяц следует ориентироваться, если иметь в виду страхование жилища? Юрий Галкин, компания "МАКС":

Юрий Галкин:

Общепринятая практика, видимо, она присутствует во всем мире, - порядка 1-2 процента от стоимости жилья. Это годовой страховой платеж. То есть человек должен заплатить 1 - 2 процента в год от стоимости жилья. Например, если квартира стоит 50 тысяч долларов, то он должен заплатить до 1000 долларов в год страховой взнос. Тогда, при нанесении ущерба жилью, он получит соответствующую компенсацию. Это примерно такие же нормативы, как и в страховых компаниях во всем мире. То есть, если квартира будет уничтожена, владельцу выплатят компенсацию, которой будет достаточно для приобретения новой квартиры по рыночным ценам.

Сергей Сенинский:

"Новой квартиры по рыночным ценам" - надо полагать, такого же класса квартиры, как была?

Юрий Галкин:

Да, именно так. Если ваша квартира оценена в 50 тысяч долларов, то вы и получите 50 тысяч долларов.

Сергей Сенинский:

Последний вопрос к обоим нашим собеседникам. Рынок страховых услуг в России, по сути, только зарождается. Скажем, по отношению ко всему жилому фонду, застрахованы считанные проценты квартир и домов. Конечно, среди причин, прежде всего, наверно, - низкий уровень заработков. С другой стороны, в результате известных событий последних лет, видимо, утрачено доверие к финансовым институтам. Которое едва начало формироваться. Какие еще причины назвали бы эксперты? Юрий Галкин, компания "МАКС":

Юрий Галкин:

С первой причиной я абсолютно согласен: это - низкие доходы нашего населения. Естественно, люди могут тратиться на страхование тогда, когда у них есть деньги на питание, на одежду и прочее. Но второй причиной я считаю утрату страховой культуры населением за 70 лет социалистического развития страны. Тогда все риски на себя брало государство, но и люди получали копеечные зарплаты.

Сейчас другая ситуация. Сейчас люди могут зарабатывать, если это возможно, но страховая культура утеряна, необходимо восстанавливать менталитет и привычку к страхованию.

А насчет того, что потеряно доверие к финансовым органам... Здесь я не согласен. Все страховые компании, даже после 17 августа, не отказались от своих обязательств перед клиентами. А это уже говорит в пользу страховых компаний России.

Сергей Сенинский:

Тот же вопрос - Роману Карпову, компания "РЕСО-Гарантия":

Роман Карпов:

Я согласен, что основные причины это именно те, которые вы назвали. Я просто расположил бы их в другой последовательности. На мой взгляд, на первом месте - это именно недоверие к финансовым структурам. Ведь на самом деле до развала Советского Союза страховались практически все, во всяком случае, по страхованию жизни. Но после того как они были обмануты "Госстрахом", который не смог платить по своим обязательствам, естественно, у людей сформировалось определенное отношение к этому виду услуги.

На втором месте я бы расположил, все-таки, не такую страховую культуру, которая сложилась на Западе, где с молоком матери" впитывается привычка страховать все, что человек имеет. Потому что, кроме страховой компании, никто не сможет, при возникновении определенных обстоятельств, восполнить нанесенный клиентам ущерб. У нас же люди пока привыкли надеется на "авось", на государство, на городские власти, то есть практически выпрашивать возмещение ущерба. Пока это работает. Посмотрим, как будет дальше. Я думаю, что дальше страховая культура будет развиваться.

На третье место я бы поставил страх. Страх пустить страхового агента к себе в квартиру, потому что сейчас очень много мошенников, очень много людей обманывают, поэтому просто довериться какому-то незнакомому человеку и рассказать ему, что у тебя есть, - на это пойдет далеко не каждый.

И на четвертое место я бы поставил заработки. Заработки, конечно, в нашей стране довольно низкие, поэтому это становится тормозом на пути к страхованию. Но это все-таки, мне кажется, последняя причина.

Сергей Сенинский:

Спасибо нашим собеседникам в Москве. Напомню, это - Роман Карпов, директор Центра страхования физических лиц страховой компании "РЕСО-Гарантия" и Юрий Галкин, руководитель отдела по связям с общественностью страховой компании "МАКС".

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 17 сентября. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:

Взлеты и, главным образом, падения курса евро в течение последних месяцев породили в Западной Европе критические настроения. Многие считают, что единая евровалюта оказывает незначительное влияние на темпы роста экономики и интеграцию финансовых рынков на континенте, не говоря уже о том, чтобы утвердиться в качестве одной из ведущих резервных валют в мире. Но такие мнения ошибочны, пишет "Экономист".

В начале 1999 года суммарная стоимость всех находящихся в Европе в обращении корпоративных ценных бумаг составляла одну треть от уровня Соединенных Штатов. Однако к началу сентября европейские компании выпустили новых ценных бумаг уже в 3 раза больше, чем за тот же период прошлого года. Две трети этих выпусков были номинированы в евро. Инвесторы проявляют все возрастающий интерес к таким корпоративным бумагам, в частности, потому, что правительства европейских стран - как членов Европейского Союза, так и кандидатов в эту организацию - воздерживаются сейчас от выпуска новых облигаций, будучи связанными обязательствами по ограничению дефицита бюджета.

Европейские компании стараются использовать спрос инвесторов для проведения слияний, совершенно необходимых для успешного ведения бизнеса в зоне единой евровалюты, отмечает "Экономист". Суммарная стоимость корпоративных слияний в первой половине нынешнего года почти сравнялась с показателем за весь - рекордный! - 1998 год. Все эти сделки были профинансированы за счет выпуска ценных бумаг. В частности, для покупки компании "Телеком Италиа" корпорация "Оливетти" выпустила акций на сумму почти 8 миллиардов евро. Еще три выпуска превысили 3 миллиарда евро каждый. А в прошлом году в Европе было зарегистрировано всего три выпуска корпоративных ценных бумаг на сумму около 1 миллиарда евро каждый.

Конечно, предстоит решить еще множество проблем, пишет "Экономист". Например, если компания стремится получить допуск своих акций на несколько национальных фондовых рынков, ей приходится сталкиваться с различными налоговыми и надзорными режимами. Учитывая эти и другие трудности, можно только поражаться нынешнему прогрессу в интеграции финансовых рынков Европы после введения евровалюты, заключает "Экономист".

Глава корпорации "Microsoft" Билл Гейтс гораздо больше на виду и богаче, чем Джек Уэлч, руководитель корпорации "General Electric". Но именно Джек Уэлч, сын кондуктора-ирландца, стал образцом для подражания и объектом восхищения бизнесменов во всем мире, пишет "Экономист". С 1981 года, когда он принял на себя руководство "General Electric", прибыль корпорации увеличилась в четыре раза, а рыночная стоимость акций - в 30 раз. Причина - в революционном духе, который усиленно насаждает Джек Уэлч.

Все руководители, включая его самого, обязаны непрерывно учиться, - например, работать на компьютере - и постоянно внедрять новые идеи. В 1980 году 85 процентов прибыли "General Electric" получала от производства машин и оборудования. Сейчас 75 процентов прибыли поступает от обслуживания машин и оборудования, причем не только своего, но и выпущенного другими компаниями. Так, обслуживание турбин стоимостью 1 миллиард долларов, выпущенных "General Electric", приносит ей прибыль 2 миллиарда. Половины наименований энергетического оборудования и услуг, которые сейчас предлагает корпорация, не было и в помине всего 5 лет назад. Джек Уэлч активно использует также выгоды от глобализации экономики и электронной коммерции.

Отметим, что "General Electric" предлагает прежде всего весьма традиционную продукцию - турбины, электролампы, авиадвигатели и медицинское оборудование, пишет "Экономист". Корпорация представляет собой гигантский конгломерат, что, по современным понятиям, является не самой оптимальной структурой для ведения бизнеса. Однако в этом году "General Electric" может стать первой в мире корпорацией, чистая прибыль которой достигнет 10 миллиардов долларов. Таков эффект неустанного поиска новых путей в новых условиях, который демонстрирует Джек Уэлч, заключает "Экономист".

Прогнозирование погоды всегда считалось очень важным для экономики. По расчетам, 1 доллар инвестиций в метеорологию помогает избежать убытков от влияния неблагоприятных погодных условий и стихийных бедствий на сумму до 15 долларов, пишет "Экономист". Энергетические компании, например, могут сэкономить за один зимний день до 100 тысяч долларов, если будут точно знать температуру воздуха и, соответственно, определят потребление тепла и электроэнергии.

Всемирная метеорологическая организации бесплатно предоставляет общие прогнозы погоды 185-ти членам ООН. Национальные службы , в свою очередь, предлагают прогнозы погоды клиентам. Но из-за своей нерасторопности национальные службы не способны стать рентабельными. Так, самая прибыльная из всех в Европе - метеослужба Великобритании - оправдывает за счет продажи прогнозов лишь 1/6 часть своего бюджета. Между тем, метеорынок Европы, оцениваемый в 150 миллионов долларов в год, может вскоре увеличиться до 700 миллионов, и сейчас на него все активнее вступают частные компании.

За последние 5 лет их доля на европейском рынке метеоуслуг увеличилась до 20 процентов. Частные компании широко используют метеосводки, поступающие по Интернету, обходя некоторые ограничения, которых за последние годы удалось добиться государственным метеослужбам. За рынок метеоуслуг развернулась ожесточенная борьба, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 17 сентября.

В правительстве Украины разработана для предварительного обсуждения программа приватизации компаний электроэнергетики. По некоторым сообщениям из Киева, она рассчитана примерно на два года и будет проходить в три этапа. Речь идет о тех компаниях энергоснабжения, которые полностью контролируются государством. Из 27 региональных украинских компаний электроэнергетики до сих пор были приватизированы 7. В последних было продано более половины всех акций.

На каждом из трех этапов обсуждаемой программы приватизации отрасли, как сообщают из Киева информационные агентства, планируется приватизация 6-7 электроэнергетических компаний. Кроме того, согласно некоторым сообщениям, Европейский банк реконструкции и развития готовит конкурс по предварительному отбору банка-консультанта по приватизации украинских электроэнергетических компаний. Но в какой мере планируется приватизировать эти компании, и есть ли в у правительства новые планы в отношении тех 7 региональных электроэнергетических компаний, которые уже приватизированы? Наш корреспондент в Киеве Сергей Киселев рассказывает:

Сергей Киселев:

На сегодня из 27 энергораспределительных компаний Украины приватизированы 7, причем, как сказал в интервью для радио "Свобода" заместитель председателя украинского Фонда государственного имущества Юрий Гришан, проданы контрольные пакеты акций этих компаний. Так называемая "глубина приватизации" превысила 50 процентов, в распоряжении государства остались блокирующие пакеты акций этих компаний - 25 процентов плюс 1 акция:

Юрий Гришан:

Понимаете, у нас установлено в Программе приватизации, что приватизированным является предприятие, у которого проданы все акции за исключением закрепленных в госсобственность. Я скажу, что если в госсобственность закреплен пакет акций в 25 процентов плюс одна акция и проданы все остальные акции, ну, вот по этим семи компаниям это приближается к такому показателю, тогда можно говорить, что этот объект приватизирован. То есть, если продано 75 процентов плюс-минус 1 акция, можно говорить, что объект является приватизированным, потому что он действительно находится под контролем уже не государства, а собственников-акционеров, которые приобрели акции этой компании.

Сергей Киселев:

Заместитель председателя Фонда государственного имущества Украины Юрий Гришан.

Тем не менее, в последнее время правительство Украины предпринимает попытки, по сути, реприватизировать эти 7 энергораспределительных компаний. В конце минувшей недели куратор топливно-энергетического комплекса Украины, первый вице-премьер Анатолий Кинах поручил Министерству энергетики и другим ведомствам разработать пакет мер по... "восстановлению контроля государства над приватизированными энергоснабжающими компаниями".

Трудно судить, насколько эта акция может оказаться успешной. Генеральная прокуратура Украины, которая поначалу была против приватизации энергетики, так и не выявила серьезных нарушений законодательства в этом процессе и не смогла найти оснований в судебном порядке оспорить законность перехода ряда областных энергокомпаний под контроль частных владельцев.

Кроме того, Международный валютный фонд, от кредитов которого зависит способность Украины обслуживать свой внешний долг, составляющий 12,4 миллиарда долларов, настаивает - наоборот - на ускорении приватизации в Украине, в частности, в электроэнергетике. На минувшей неделе агентство "Интерфакс-Украина" со ссылкой на "хорошо информированный источник" сообщило, что около 10 иностранных банков и компаний подали заявки на участие в объявленном Европейским банком реконструкции и развития конкурсе по предварительному отбору банка-консультанта по приватизации украинских энергоснабжающих компаний, и что этот конкурс будет проводиться совместно с Фондом государственного имущества Украины.

Однако заместитель председателя Фонда госимущества Юрий Гришан считает, что некто попытался выдать желаемое за действительное:

Юрий Гришан:

Я хочу сказать, что на сегодня Фонд пока не объявлял об отборе таких уполномоченных - официально такого объявления не было. Есть, конечно, планы, это планы на следующий год, и подготовка должна начаться в этом году...

А что касается информации, которая просачивается -- я специально уточнял у руководителя представительства Европейского банка реконструкции и развития Ярослава Кинаха (у нас был с ним разговор пару дней назад) - естественно, представительство Европейского банка такой информации не распространяло. Это кто-то из сотрудников центрального офиса банка в Лондоне просто, видно, не очень удачно сказал о таких планах и "заслал" такую информацию в Интернет. И она была подхвачена, скажем так, немножко в искаженном виде.

Действительно, это все будет, но пока официально -- еще раз заявляю, - Фонд таких объявлений не делал.

Сергей Киселев:

Заместитель председателя Фонда государственного имущества Украины Юрий Гришан.

В дальнейших планах приватизации энергетической отрасли руководство украинского Фонда госимущества предусматривает продажу менее половины акций энергетических компаний: 50 процентов минус 1 акция.

Юрий Гришан:

Мы все-таки настаиваем на том, что трудно назвать это приватизированным объектом, когда продано меньше 75 процентов. То есть речь идет о том, что будет продаваться 49 процентов, вернее, 50 процентов минус одна акция. Это не является контрольным пакетом.

И контрольный пакет - 50 процентов плюс одна акция - остается в руках государства. И у него остаются все основные рычаги, скажем так, управления этим предприятием. Ну, за исключением трех основных положений, которые предусмотрены законом о хозяйственных обществах, когда нужно большинство в 75 процентов. Ну, это там устав, ликвидация компании... я думаю, что это важные вещи, но они не каждый день нужны акционерам. Это может случиться раз в год, что это нужно рассмотреть.

А так, в принципе, у государства достаточно полномочий, чтобы этой компанией полностью руководить и управлять. Хотя бы, еще раз говорю, через назначение руководителя правления. 50 процентов плюс одна дает возможность собрать собрание - главное, набрать кворум - и без всяких помех голосованием одного уполномоченного лица (хотя там будет сидеть тысяча других акционеров)... в общем, голосованием одного уполномоченного лица снять руководителя правления, поменять правление и так далее.

То есть я, все-таки, как методолог - еще раз повторяю - что я против того, чтобы в дальнейшем эти компании назывались приватизированными...Никакие они не приватизированные..."

Сергей Киселев:

Говорил заместитель председателя Фонда государственного имущества Украины Юрий Гришан.

Все нынешние споры сторонников и противников приватизации в Украине происходят на фоне подготовки к президентским выборам, которые должны состояться 31 октября. Местные эксперты полагают, что многие планы в отношении украинской энергетики в известной степени носят предвыборный характер. Вот и Министерство энергетики Украины, еще недавно занимавшее весьма жесткую позицию по отношению к неплательщикам, на днях отменило свое же решение о сокращении поставок электроэнергии неплатежеспособным предприятиям.

Сергей Сенинский:

Сергей Киселев, наш корреспондент в Киеве.

Еще об одной программе приватизации отрасли, которую относят к так называемым "естественным монополиям". Кабинет министров Польши одобрил программу реформы национальной компании железных дорог, накопленный долг которой превысил уже сумму, эквивалентную 1,3 миллиарда долларов и продолжает увеличиваться.

Реструктуризация национальной компании железных дорог предполагает разделение на несколько профильных компаний, каждая из которых затем будет приватизирована отдельно. Рассказывает наш корреспондент в Варшаве Ежи Редлих:

Ежи Редлих:

"Польские железные дороги" - предприятие только по названию. На самом деле, это внерыночная структура, все органы которой нацелены на избежание экономического риска. В результате ухудшается эффективность железных дорог, растет их задолженность бюджету и фондам социального страхования. К концу года долги предприятия приблизится к 1,5 миллиарда долларов.

На днях правительство приняло программу реструктуризации отрасли. С начала будущего года государственное предприятие будет преобразовано в акционерное общество, которое будет полностью принадлежать государству. Это - первый шаг на пути к приватизации. Следующий шаг - создание отдельных компаний: одни занимаются товарными, другие - пассажирскими перевозками, третьи - управляют железнодорожными путями. А четвертые будут заниматься делами, не связанными с путевым хозяйством, например, социально-бытовые учреждения, энергетика, связь.

Только после этих преобразований начнется собственно приватизация. Будут выпущены гарантированные государством долгосрочные облигации общей стоимостью около 800 миллионов долларов. Часть выручки от их продажи пойдет на погашение задолженности железных дорог бюджету и системе социального страхования. Большая же часть поступлений от продажи ценных бумаг предназначена для выплаты выходных пособий увольняемым работникам, так как реформа связана с резким - 30-процентным - сокращением числа занятых на железных дорогах.

В течение трех лет будут уволены более 60 тысяч железнодорожников, причем больше половины из них потеряют работу до середины будущего года.

Увольняемым гарантируется пособие - от 6 до 24 месячных заработков, однако не более чем 7500 долларов. Больше всего получат машинисты и путевые работники, меньше других - конторские работники и кассиры. Двухлетние пособия получат жители районов с самым высоким уровнем безработицы. Несколько тысяч работников предпенсионного возраста получат возможность выйти на пенсию. Для молодых работников отрасли государством будут организованы курсы профессиональной переподготовки.

Профсоюзы считают, что все эти меры социального обеспечения недостаточны. И если они не будут увеличены, угрожают сопротивлением в различных формах. Самый "боевой" отряд железнодорожников - профсоюз машинистов. В прошлом году их забастовка с требованием повышения зарплаты на неделю парализовала польские железные дороги. Сейчас протест может повториться.

Не все в Польше согласны с тем, что к приватизации железных дорог будут допущены иностранные компании. К инвестициям в польские железные дороги проявили интерес, по крайней мере, две крупные фирмы. Американская корпорация "Wisconsin & Transportation" готова вложить 800 миллионов долларов в развитие инфраструктуры и пассажирских перевозок. Немецкая "Deutsche Bahn" предлагает инвестиции для создания предприятия товарных перевозок. К сотрудничеству готовы и французские государственные железные дороги.

Радикальная реформа, как ожидается, приведет и к приостановке движения поездов на 5000 километров путей. Там, где она не окупается из-за того, что товарные и пассажирские потоки минимальны. 5000 километров - это почти четверть общей протяженности польских железных дорог. Против ликвидации протестует местная общественность. Для многих людей местные железные дороги - самое удобное и самое доступное средство передвижения. Местные власти требуют, чтобы государство дотировало нерентабельные пассажирские перевозки, как это делается во многих странах мира. Руководители транспортного ведомства уверяют, что движение прекращается лишь временно и что оно будут возобновлено, как только реформа польских железных дорог даст первые результаты.

Сергей Сенинский:

Ежи Редлих, наш корреспондент в Варшаве.

Американская компания "Зингер", уже 140 лет подряд крупнейший в мире производитель швейных машин, обратилась в суд по банкротствам для получения временной защиты от претензий кредиторов, долги которым исчисляются сотнями миллионов долларов. Не реализован до сих пор и последний проект "Зингер" в России - покупка более 80 процентов акций завода швейных машин в подмосковном Подольске. Того самого завода, который "Зингер" открыла здесь в начале века и которого лишилась после 1917 года. Многие из выпущенных еще тогда этим заводом швейных машинок работают в России и до сих пор, успев послужить не одному поколению.

О том, что сегодня происходит с компанией "Зингер" рассказывает наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов:

Владимир Морозов:

Компания "Зингер" была основана в 1851 году в американском городе Бостон. Для этого потребовался капитал в 40 долларов. Именно такую сумму основатель фирмы - талантливый изобретатель, бывший актер Айзек Зингер - взял взаймы.

В прошлом году объем продаж корпорации, в основном ее знаменитые швейные машины, составил 1 миллиард 300 миллионов долларов. Но вот в начале минувшей недели "Зингер" обратилась в федеральный суд США по банкротству с просьбой о реструктуризации долгов и защите от кредиторов. Что же произошло? Говорит аналитик инвестиционной компании "Freeman Securities" Бен Бейзе:

Бен Бейзе:

Знаете, не так уж много людей сегодня по-прежнему шьют дома. В США, например, это занятие сохранилось, в основном, как хобби, а так - в нем нет особой необходимости. В более развитых странах мира люди предпочитает либо покупать уже готовую одежду, либо заказывать ее в ателье. Да, в странах, которые экономически слабее, люди все еще много шьют дома. В Китае, например, Индонезии, ряде других азиатских стран...

Владимир Морозов:

Но ведь компания "Зингер" производит не только бытовые швейные машинки, но и промышленные...

Бен Бейзе:

Да, это так. Их выпускает немецкая компания "Pfaff", которую "Зингер" купила в конце 1997-го года. До этого "Зингер" была самым крупным в мире производителем бытовых швейных машинок. А с покупкой "Pfaff" стала еще и крупнейшим производителем промышленных швейных машин.

До недавнего времени спрос на это оборудование был велик. Особенно в странах Азии, потому что именно туда переместились в последние годы основные мощности швейной промышленности из той же Америки или Западной Европы. Ведь в азиатских странах труд намного дешевле.

Но вот в странах Юго-Восточной Азии разразился финансовый кризис. И многие компании, работающие в этих странах, решили, что им слишком накладно покупать сверхсовременные и дорогие машины "Зингер", оснащенные компьютерами и стоящие 500 тысяч долларов. А лучше приобрести что-то попроще и в несколько раз дешевле.

Конечно, "зингеровскую" технику обслуживают всего двое-трое механиков, а к дешевой машине приходится ставить человек десять. Но это все равно дешевле, потому что оплата их труда невелика. Короче, швейная промышленность там ушла от суперсовременных моделей швейных машин, и только что купленная "Зингер" компания "Pfaff" объявила себя банкротом.

Владимир Морозов:

Неудачно пока складывается и проект компании "Зингер" в России. Два года назад американская корпорация решила приобрести несколько компаний, владеющих 84 процентами акций Подольского завода швейных машин. "Зингер" перевела тогда 50 миллионов долларов, однако сделка до сих пор не завершена.

Сегодня, чтобы осуществить необходимую внутреннюю реорганизацию, корпорации "Зингер" нужно добиться отсрочки различных платежей на общую сумму 800 миллионов долларов. Президент корпорации Стефен Гудмэн заверяет, что в период реструктуризации "Зингер" по-прежнему будет выпускать отличную продукцию, а 16 тысячам работников на предприятиях корпорации в 150 странах мира бояться нечего.

"Зингер" намерена сосредоточиться на тех регионах мира, где продажа швейных машин идет пока успешно - Мексика, страны Южной Европы и Карибского бассейна, некоторые страны Азии. Президент корпорации выразил уверенность, что "Зингер" выйдет из процесса реструктуризации более сильной и конкурентоспособной. А пока - корпорация обратилась в суд.

Профессор университета Нью-Йорка Майкл Чанин поясняет, что, если суд удовлетворит ходатайство "Зингер", к компании будет применена статья 11 американского закона о банкротстве:

Майкл Чанин:

Что она даст? Она даст компании определенное время, чтобы перестроиться. Отделаться от каких-то подразделений, которые неприбыльны, несут потери. Продать их и сконцентрироваться на основной деятельности. То есть в это время кредиторы не имеют права их судить.

И на это время компания получает отсрочку. На шесть месяцев, на год, может быть. Такое нередко случается...Возьмите авиакомпанию "Continental Airlines". Она тоже была на грани банкротства. Но сумела перестроиться и договориться с профсоюзами, которые в компании очень сильны. И сейчас компания процветает .

Владимир Морозов:

Руководство "Зингер" говорит о планах расширения производства других бытовых товаров длительного пользования - телевизоров, видеомагнитофонов, домашней электроники.

Некоторые эксперты, в том числе отвечавший на наши вопросы Бен Бейзе из инвестиционной компании "Freeman Securities", считают: чтобы выжить, компания должна полностью сосредоточится на выпуске промышленных швейных машин и резко сократить производство электронного оборудования, бытовой техники, то есть всего того, что не имеет прямого отношения к основной продукции.

Пока рано судить, какой путь выберет "Зингер". Аналитики сходятся на том, что говорить о закате империи Айзека Зингера пока тоже рано. У компании - славная история.

В 1855 году швейная машинка "Зингер" получила первый приз на Всемирной промышленной ярмарке в Париже. А уже к 1860 году компания стала крупнейшим в мире производителем швейных машин. Спустя полвека, в 1908 году, здание корпорации "Зингер" по адресу "Бродвей, дом 149", стала первым нью-йоркским небоскребом и еще много лет оставалось самым высоким зданием в мире. Теперь, правда, пройдешь мимо и не оглянешься.

Именно в этом здании разрабатывалась стратегия начатого еще в 1910 году массового выпуска новой невиданной до того продукции - электрических швейных машинок. Моя бабушка об этом не знала и даже полвека спустя все еще пользовалась агрегатом с ножным педальным приводом. Потом на той же машинке шила и моя мать.

Через два года компании "Зингер" исполнится 150 лет.

Сергей Сенинский:

Владимир Морозов, наш корреспондент в Нью-Йорке.

XS
SM
MD
LG