Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Business & Money


- Законопроект о гарантировании частных вкладов в российских коммерческих банках.
- В Белоруссии - самый низкий за последние годы урожай.
- В Эстонии правительство намерено продать телеграфное агентство, а в Казахстане - долю в крупнейшем нефтяном месторождении.
- На Украине совместное предприятие "АвтоЗАЗ-ДЭУ" требует новых льгот.
- Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Государственная Дума России приняла на минувшей неделе во втором (из трех) чтении законопроект "О гарантировании вкладов граждан в банках". Другими словами, о гарантиях, на которых вообще зиждется доверие к банкам частных вкладчиков в большинстве стран мира. О системе, благодаря которой львиная доля накоплений населения хранится именно в банковских учреждениях и именно своей страны.

Наш собеседник в Москве - один из авторов этого законопроекта, председатель подкомитета Государственной Думы по банковскому законодательству Павел Медведев:

Павел Медведев:

Всегда, или почти всегда, на слуху был один и тот же закон, тот самый, который несколько дней назад был принят во втором чтении. История этого закона длинная. Началась она в марте 1993 года, когда президент издал указ, поручающий правительству в течение месяца разработать закон, тогда он назывался "О страховании вкладов граждан в банках", и тогда уже в этом указе была "прописана" структуру закона.

Она и до сегодняшнего дня не изменилась. Много деталей уточнено, но структура все та же. Осенью прошлого года, на короткое время, мелькнул законопроект с похожим названием, но он был совсем о другом. Этот другой закон пытался заставить правительство погасить долги банков перед гражданами. К большому сожалению, с моральной точки зрения, этот закон не прошел, хотя я не понимаю, откуда можно было взять деньги, чтобы эти вклады компенсировать?

Сергей Сенинский:

Основные принципы формирования и деятельности корпорации по страхованию частных вкладов? Кем и как она будет создаваться? Кому будет принадлежать?

Павел Медведев:

Корпорация создается законом, тем самым законом, который мы сейчас с вами обсуждаем. Эта корпорация будет собирать средства, для того, чтобы выполнять свои обязательства перед гражданами, с банков, которые в нее должны будут войти, а войти должны будут абсолютно все банки, которые хотят работать с вкладами граждан.

На первом этапе, пока еще очень небольшие отчисления от вкладов в корпорацию не создадут большого объема средств, по закону, поддержать эту корпорацию, капитализировать ее, должны правительство и Центральный банк. Затем, в течение 5 лет, руководители корпорации должны отслеживать динамику гарантируемых вкладов, объемов вкладов и собранных средств. Цель - добиться того, чтобы собранные средства составляли не менее 5 процентов от гарантируемых вкладов. Если этот уровень не будет достигнут, помочь достичь его должно будет правительство.

Сергей Сенинский:

А кто назначает и кто утверждает руководителя корпорации по страхованию вкладов? И порог в 5 процентов - это от какой именно суммы?

Павел Медведев:

Руководителя корпорации будет назначать Дума по представлению председателя Центрального банка. А 5 процентов - это доля, которую должны составлять накопленные средства корпорации по отношению к тем вкладам, которые корпорация гарантирует. Скажем, во всех банках, я условно, конечно, говорю, будут лежать 100 рублей, внесенных гражданами. Значит, корпорация должна иметь 5 рублей в запасе, чтобы спать спокойно.

Сергей Сенинский:

Российские 5 процентов - на фоне практики других стран:

Павел Медведев:

На фоне стран с хорошей банковской системой - это много. Мы понимаем, что наша банковская система не достаточно стабильна. Мы должны быть готовы к неприятностям масштаба, не знакомого странам, в которых банковская система работает в крейсерском режиме уже десятилетия. Мы произвели определенные расчеты, а произвести их очень непросто, потому что данные надо черпать как бы из будущего, а будущее человеку открывается с большим трудом. Тем не менее, мы думаем, что эти 5 процентов достаточно хорошо обоснованны, для России.

Сергей Сенинский:

Один из примеров, как действует система гарантий частных вкладов в других странах. Испания. Наш корреспондент в Мадриде Виктор Черецкий рассказывает:

Виктор Черецкий:

Закон о гарантиях по частным вкладам в банках был принят в Испании в 1982 году. Тогда же был создан единый государственный "Фонд гарантии банковских вкладов". С тех пор абсолютно каждый испанский банк, а также филиалы иностранных банков, работающие на территории Испании, обязаны ежегодно отчислять в этот Фонд до 0,2 процента от общей суммы частных вкладов, которыми располагает этот банк.

Причем эта ставка - не фиксируется, а меняется в зависимости от текущего финансового состояния "Фонда гарантии банковских вкладов". Согласно закону, если средства Фонда достигают 1 процента от всей суммы частных вкладов во всех банках на территории Испании, то отчисления банков в этот фонд на какое-то время прекращаются совсем.

Из средств Фонда компенсируются частные вклады в случае банкротства того или иного банка на территории Испании. В этом случае его вкладчики могут рассчитывать на получение суммы до 2,5 миллионов песет. Эта сумма эквивалентна 37 минимальным зарплатам в Испании, а по текущему обменному курсу - 17 тысячам долларов. С 1 января 2000 года, по требованию Комиссии Европейского Союза, размер компенсации по частным банковским вкладам будет увеличен почти на одну треть - до 3 миллионов 300 тысяч песет, то есть суммы, соответствующей уже 22 тысячам долларов или 48 минимальным зарплатам.

Однако это - максимально возможная в Испании компенсация по частному банковскому вкладу. И если общие накопления частного вкладчика ее превышают, то имеет смысл разместить их, как минимум, в двух банках, чтобы иметь стопроцентные государственные гарантии по всем своим накоплениям.

Сергей Сенинский:

Виктор Черецкий, наш корреспондент в Мадриде.

Вновь в Москву. За рамки предлагаемой новым законопроектом российской системы гарантий по частным вкладам выведен Сберегательный банк. Почему? Павел Медведев:

Павел Медведев:

Здесь есть две причины. Первая - положительная, вторая - отрицательная. Положительная причина: вопрос о гарантировании вкладов в "Сбербанке", как бы, решен. Есть соответствующая запись в законе "О банках и банковской деятельности". Если, не дай Бог, у "Сбербанка" возникнут какие-то проблемы, тогда государство, по этой записи, обязано выплатить гражданам те деньги, которые могут быть потеряны. Вот этой записью гарантируются все деньги, которые были вложены в "Сбербанк".

Другая причина, отрицательная, "Сбербанк" по отношению ко всем остальным банкам, работающим с населением, безумно велик. Официальная статистика говорит, что в нем примерно 85 процентов вкладов граждан, я думаю, что реально еще больше. Наука о страховании говорит, что разные величины, очень сильно разновеликие величины, одновременно в общей системе застраховать невозможно.

Если "Сбербанк" включается в систему страхования, в систему гарантирования, и он платит взносы, которые ему положены, тогда неважно, как ведут себя остальные банки, потому что их вклад относительно ничтожен. Если, не дай Бог, "Сбербанк", находясь в системе, не платит, то поведение остальных банков тоже абсолютно не важно. Как бы они аккуратно ни платили, все равно система не выдержит потери вклада "Сбербанка".

И ничего не поделаешь, так в России исторически сложилось, что мы вынуждены "Сбербанк" рассматривать отдельно. По закону, для "Сбербанка" нужно подготовить алгоритм защиты вкладов, это обязано сделать правительство. То есть к общему заявлению, что вклады в "Сбербанке" гарантируются государством, должен быть добавлен механизм.

Сергей Сенинский:

И еще один зарубежный пример - система страхования частных вкладов в Польше. Наш корреспондент в Варшаве Ежи Редлих рассказывает:

Ежи Редлих:

В 1993-1994 годах в Польше разорились три средних коммерческих банка. Десятки тысяч клиентов потеряли все свои сбережения. Это и ускорило работу над законом о страховании банковских вкладов.

Закон вступил в силу с 1 января 1995 года. Был образован банковский Гарантийный фонд - организация, подчиненная непосредственно высшему законодательному органу, то есть Сейму. Фонд формируется без участия госбюджета, а лишь за счет взносов, которые каждый банк, не исключая филиалов иностранных банков, обязан отчислять один раз в год.

В 1995 году обязательная сумма отчислений в Гарантийный фонд составляла 0,4 процента от оборота банка, затем размер отчислений стал снижаться, и в этом году он достиг 0,16 процента от банковских активов. Эти средства аккумулируются на счете каждого банка и приводятся в действие в случае краха.

Постепенное снижение обязательных взносов связано с уменьшением риска. С 1994 года не разорился ни один банк, действующий на территории Польши. Безопасность охраняется и тем, что банковский гарантийный фонд помогает ссудами тем банкам, положение которых пошатнулось. Подобную ответственность несут солидарно все банки.

В случае краха, банк обязан выплатить своим вкладчикам из Гарантийного фонда не полную сумму сбережений, а не более эквивалента 8 тысяч евро, это чуть больше 8 тысяч долларов. Причем первая тысяча вклада возмещается полностью, выше же тысячи евро возмещается 90 процентов вклада. Добавлю, что 8 тысяч евро - это примерно средняя по стране зарплата за 24 месяца.

Сумма, подлежащая возврату, будет постепенно увеличиваться. Например, в будущем году она увеличиться до 11 тысяч евро, а к 2003 году - до 20 тысяч евро. Таким образом, будет достигнут уровень страхования сбережений, обязательный для стран Евросоюза.

Сергей Сенинский:

Ежи Редлих, наш корреспондент в Варшаве.

И последний вопрос в Москву. Почему именно такая шкала компенсационных выплат выбрана разработчиками российского законопроекта? Павел Медведев:

Павел Медведев:

В законе написано, что те вклады, которые в сумме, вместе с начисленными процентами, не превышают 20 минимальных зарплат, возвращаются полностью. Те, которые больше 20, но меньше 250 зарплат, возвращаются на 90 процентов. Те, которые больше 250, но меньше 1000, возвращаются наполовину.

Я понимаю, что это очень скромное обещание. Мы сознательно идем на принятие "скромного" закона ради того что, чтобы начать. В будущем, когда мы разбогатеем, когда корпорация почувствует "твердость в ногах", мы, конечно, эти пороги поднимем.

Но я должен обратить внимание граждан, которые будут пользоваться этим законом, что на самом деле реальная защита лучше, чем кажется из того, что я сказал. Если у гражданина запас денег больше чем 250 минимальных окладов, то он их может разложить по нескольким банкам. И в каждом защита будет 90 процентов. Не на 100, это правда, но 90 - это намного больше, чем то, что сейчас удается извлечь из обанкротившихся банков.

Почему основная идея - не гарантировать на 100 процентов? Мы изучили горький опыт американцев. Американцы гарантируют на 100 процентов и потолок очень высок - 100 тысяч долларов. Это спровоцировало сберегательные банки давать обещания по процентам такие, которые реально выполнить было невозможно. А граждан это побудило нести свои деньги в те банки, которые больше обещали, потому что гражданам было безразлично, выполнимо это обещание или нет. Они твердо знали, что деньги не пропадут. И это привело к очень тяжелому кризису сберегательной системы США, он разразился приблизительно лет 25 тому назад. Система гарантирования выдержала, и граждане ничего не потеряли. Но чужой опыт мы "намотали на ус". И мы решили, хотя это и очень обидно звучит для вкладчиков, что основные суммы будут возвращаться на 90, а не на 100 процентов, чтобы на 10 процентов ответственность все-таки лежала на гражданине.

Сергей Сенинский:

Спасибо, на наши вопросы отвечал в Москве председатель подкомитета Государственной Думы России по банковскому законодательству Павел Медведев. Напомню также, что законопроект "О гарантировании вкладов граждан в банках" был одобрен Государственной Думой во втором чтении.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 24 сентября. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:

Значительное падение курсов акций на Нью-йоркской фондовой бирже на этой неделе является самым убедительным доказательством того, что экономика Соединенных Штатов находится в чрезвычайно перегретом состоянии, пишет "Экономист". Классические признаки экономического "мыльного пузыря" проявляются не только в завышенном курсе акций, но и в резком увеличении спроса на кредиты со стороны компаний и частных лиц, быстром росте денежной массы в обращении и рекордном дефиците внешнеторгового баланса в последние месяцы.

Что касается низкого уровня инфляции в Соединенных Штатов, который дает возможность не повышать банковские кредитные ставки, объясняется такими сторонними факторами, как высокий курс доллара, и, соответственно, дешевый импорт, а также низкие мировые цены на сырье. Однако руководителям Федеральной резервной системы США не следует забывать о другом, не менее важном виде инфляции, выражающемся в завышенных курсах акций и ценах на недвижимость. Внезапный рост доходов от повышения курса акций вызывает повышенный спрос на кредиты, что при падении курса акций на фондовой бирже дорого обойдется заёмщикам. Алан Гринспен, глава Федеральной резервной системы - центрального банка США, имеет полномочия обеспечивать стабильность цен лишь на потребительском рынке.

Тем не менее, какие-то меры принять необходимо. Прежде всего, центральному банку США следует вновь повысить ставки банковского кредита, чтобы притормозить темпы роста, ибо риск для всей мировой экономики чрезвычайно велик, заключает "Экономист".

В Китае после двух десятилетий быстрого экономического роста в этом году впервые наблюдается уменьшение объема прямых иностранных инвестиций - и сразу более чем на 20 процентов, пишет "Экономист". Причина в том, что многие иностранные инвесторы понесли в Китае огромные убытки.

Прежде всего, они не знали, как делать бизнес в Китае. Кроме того, иностранные инвесторы недооценили конкурентоспособность китайских компаний. Телекоммуникационные компании -американская "Motorola" и шведская "Eriksson", американская компьютерная компания "Compaq"и многие другие - уступают все большую долю рынка китайским производителям, которые предлагают товары хорошего качества и по более низким ценам.. Следует также учитывать, что из 1 миллиарда 300 миллионов китайцев лишь несколько десятков миллионов человек в состоянии покупать товары иностранного производства. Поэтому самую высокую прибыль получают сейчас в Китае местные компании -в среднем 19 процентов на вложенный капитал. Прибыли иностранных компаний в 6 раз меньше, немногим выше, чем у китайских государственных предприятий.

Инвестиционный бум закончился, но это не катастрофа для Китая , так как объем прямых иностранных инвестиций никогда не превышал 5 процентов объема валового внутреннего продукта. Кроме того, Китаю, судя по всему, иностранные инвестиции теперь не так уж необходимы, заключает "Экономист".

В совете директоров германо-американской автомобильной корпорации "DaimlerChrysler" происходят крупные изменения, в результате которых руководство полностью перейдет в немецкие руки, пишет "Экономист". Причина - в различиях деловой культуры двух корпораций, которые вызывали серьезные трения за минувшие после их слияния 18 месяцев. Так, например, немцы в первую очередь обращают внимание на качество автомобилей. Для американцев главное - маркетинг.

Однако, немецкая сторона старательно избегает силового слияния двух культур бизнеса, считая, что у каждой есть свои достоинства. Американцы учатся немецкой самодисциплине. Немцы считают ценными американскую гибкость и умение считать прибыль и издержки. Сейчас "DaimlerChrysler" готовится к крупномасштабному расширению производства автомобилей в Европе - только в ближайшие 5 лет в производство 64 новых моделей будет вложено 48 миллиардов долларов. И здесь американские навыки современного маркетинга окажутся очень кстати. Однако штаб-квартира корпорации будет теперь только одна - в немецком Штутгарте. "Мы - немецкая компания", - открыто заявляет руководитель подразделения "Mercedes-Benz", отмечает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 24 сентября.

В пятницу, 24 сентября, в Белоруссии должен был начаться традиционный праздник урожая - "Дожинки". Однако власти его отменили. Нынешний урожай зерновых в Белоруссии оказался самым низким за все последние годы. Последствия не заставили себя ждать. Из Минска сообщает наш корреспондент Марат Дымов:

Марат Дымов:

В этом году праздник собирались отмечать особенно торжественно, поскольку местом проведения был избран город Шклов, где родился Александр Лукашенко. Даже по официальным данным, на подготовку торжества было истрачено более триллиона рублей. Шклов преобразился, в городе построили 80 объектов, даже казино. Однако на прошлой неделе Александр Лукашенко после очередного совещания с правительством празднование отменил. Итоги "битвы за урожай" оказались и в самом деле неутешительными. При потребности в семь миллионов тонн зерна планировали собрать шесть с половиной, а получили меньше четырех. Даже в прошлом году, неурожайном, собрали на миллион тонн больше. Что уж тут праздновать...

Уже в начале сентября последствия неурожая отразились на потребительском рынке. Из продажи исчезла... водка. Официальные власти - официально - выражают недоумение возникшим ажиотажем. На днях вице-премьер Борис Батура объявил, что спирта и других продуктов производится столько же, сколько и в прошлом году, и даже больше. Причину дефицита он усматривает в искусственно подогреваемом спросе, в чем обвиняет независимую прессу, которую называет "желтой". В качестве "злонамеренных" слухов, "распускаемых" журналистами, вице-премьер привел информацию о том, что, якобы, не хватает картофеля для производства спирта, поскольку его меняют в России на зерно.

Однако эту информацию тут же подтвердил заместитель начальника управления потребительского рынка Минского горисполкома Вячеслав Криштоносов. Он сообщил, что на зиму в столице заготовлено достаточно продуктов, вот только картофеля не хватает - поскольку его приходится продавать в Россию по бартеру в обмен на зерно. А из-за повышения цены на картофель гнать из него спирт, по словам г-на Криштоносова, стало невыгодно - на изготовление одного литра "зеленого змия" уходит 9 килограммов "второго хлеба".

В неофициальных беседах и чиновники признают, что причина водочного кризиса - не злонамеренность прессы, а неурожай: госзаказ обеспечивает потребности спиртзаводов лишь на 60%, да и тот снижен в нынешнем году на треть.

Еще месяц назад, когда итоги уборочной стали очевидны, и глава государства, и премьер объявили о том, что стране придется покупать зерно.

Купить зерно - не проблема. По словам представителей Комитета по хлебопродуктам, на рынке складывается благоприятная конъюнктура. Возникают даже такие экзотические предложения, как обмен российского зерна на белорусское мороженое. Проблема, где раздобыть деньги на покупку.

На закупку недостающего зерна требуется, как минимум, 100 миллионов долларов. Правительство уже объявило, что намерено обратиться к Международному валютному фонду с просьбой о предоставлении чрезвычайного и компенсационного кредита. Впрочем, в прошлом году за предоставлением такого кредита уже обращались, ссылаясь, вдобавок, на последствия российского кризиса. И получили отказ. Оценки, которые руководство МВФ дает политике, проводимой белорусским правительством, оставляют мало надежны на то, что кредит на сей раз дадут.

В этой ситуации власти прибегают к чрезвычайным мерам. Например, Минский горисполком ввел своеобразный "хлебный налог", а точнее - продразверстку: для столичных предприятий-экспортеров, крупных коммерческих структур, коммерческих банков определены суммы валюты, которые они должны в обязательном порядке продать Минскому комбинату хлебопродуктов. Размеры налога для мелких фирм поручено определить районным предпринимательским организациям. С предприятий и фирм планируется собрать 4.5 миллиона долларов, с банков - полмиллиона. У банков на сей раз попросили так мало потому, что они уже в добровольно-принудительном порядке финансировали уборочную компанию и до сих пор не могут восстановить свои финансы.

Праздник "Дожинки" должен был начаться 24 сентября. Объявлено, что подарки ударники уборочной все же получат: 12 автомобилей, 24 мотоцикла, 24 холодильника и 156 телевизоров. Но получат не из рук главы государства, как планировалось, а на рабочих местах, из рук местного начальства. И выпьют, наверно, на радостях по стопке ставшей дефицитной водки. Работали же люди...

Сергей Сенинский:

Спасибо, Марат Дымов, наш корреспондент в Минске.

Правительство Эстонии объявило о намерении продать принадлежащее ему Эстонское Телеграфное Агентство - сокращенно, ЭТА. Дата торгов и стартовая стоимость агентства пока не названы. Из Таллинна сообщает наш корреспондент Эльдар Незаметдинов.

Эльдар Незаметдинов:

Созданное ещё в 1918 году эстонское информационное агентство ЭТА на протяжении многих десятилетий пользовалось, по существу, монопольным правом на распространение официальной информации и было республиканским аналогом Телеграфного Агентства Советского Союза - ТАСС.

В последние годы в условиях свободной конкуренции ЭТА сдавало свои позиции созданному в 1990 году и быстро растущему частному агентству "BALTIC NEWS SERVICE", или сокращённо БИ- ЭН-ЭС. Многие радиостанции и даже некоторые общенациональные газеты вообще перестали покупать новости ЭТА. И хотя в последние два года информация о финансовом положении агентства ЭТА вообще не разглашалась, известно, что фирма постоянно несла убытки. Положение несколько выправилось лишь весной этого года, когда ЭТА удалось продать своё здание в центре Таллинна за сумму чуть более миллиона долларов. Но значительная часть вырученных денег пошла на погашение долгов.

Разговоры о возможной приватизации ЭТА шли уже давно, однако прежние составы кабинета министров на этот шаг не решались и даже склонялись к тому, чтобы внести ЭТА в перечень стратегических государственных предприятий, продажа которых возможна лишь с санкции парламента. Нынешнее правое правительство, взявшее курс на распродажу последних находящихся в собственности государства фирм, сочло, что ЭТА не является институтом, представляющим для государства особую ценность. Эстонскому приватизационному агентству поручено организовать в ближайшее время продажу агентства.

На эту новость незамедлительно откликнулись возможные покупатели. Первым о своём желании приобрести агентство заявило общественно-правовое Эстонское Радио. Это кажется несколько странным, поскольку большую часть своих средств Эстонское Радио получает из государственного бюджета. И покупка государственного агентства Эстонским Радио слишком походила бы на сделку государства с самим собой. Кроме того, нынешнее правительство планирует значительное сокращение ассигнований Эстонскому Радио, и не вполне понятно, откуда и без того небогатая радиокомпания возьмёт деньги на приобретение информационного агентства и что она будет со своей покупкой делать.

Интерес к покупке ЭТА проявила и эстонско-американская фирма ТРИО, владеющая в Эстонии пятью радиостанциями. Любопытно, что некоторое время назад все эти радиостанции вообще отказались от услуг ЭТА.

Наконец, о желании купить ЭТА заявило и Латвийское информационное агентство ЛЕТА. Это государственное агентство было приватизировано в позапрошлом году и контрольным пакетом акций владеют председатель правления агентства и его заместитель. В минувшем году убытки агентства ЛЕТА были даже больше, чем оборот фирмы, но, как видим, это не мешает латвийским бизнесменам строить планы экспансии в Эстонии. На днях представители латвийского агентства уже побывали в Таллинне и собирали информацию о положении на медиа-рынке.

Но сколько же будет стоить Эстонское информационное агентство? Цену назовёт приватизационное агентство, пока же заинтересованные лица высказывают различные предположения и называют суммы вплоть до двух миллионов долларов. По мнению конкурентов, ЭТА таких денег не стоит. Председатель правления информационного агентства "BALTIC NEWS SERVICE" Георгий Шабад полагает, что реальная стоимость ЭТА составляет от 300 до 700 тысяч долларов. При этом Шабад напоминает о том, что ЭТА оказалось втянуто в судебный процесс, который грозит этой фирме большими неприятностями. Пытаясь продать своё здание, ЭТА заключило с одним потенциальным покупателем договор о намерениях. В итоге здание было продано другой фирме, но упомянутый договор был составлен таким образом, что позволяет теперь добиваться от ЭТА выплаты огромной неустойки. Если ЭТА проиграет судебный процесс, фактическая стоимость агентства, полагает Георгий Шабад, не превысит и одного доллара.

Шабад допускает, что заинтересованность в покупке ЭТА могут проявить и западные медиа-корпорации. Если Эстонское информационное агентство достанется западным инвесторам с их большими финансовыми возможностями, оно вновь может составить серьёзную конкуренцию и возглавляемому Шабадом агентству БИ-ЭН-ЭС. Поэтому Шабад не исключает, что в приватизационном конкурсе примет участие и БИ-ЭН-ЭС. Три четверти акций этого агентства принадлежат различным медиа-концернам Финляндии и Швеции, и при желании они, конечно, могут найти деньги для покупки конкурента, за которой, возможно, последует его ликвидация.

Пока ясно лишь одно - ажиотаж вокруг продажи Эстонского информационного агентства может заметно повысить цену этой фирмы.

Сергей Сенинский:

Спасибо, Эльдар Незаметдинов, наш корреспондент в Таллинне.

Правительство Казахстана заявило о намерении продать почти половину своих акций в крупнейшем на территории республики международном нефтяном проекте. Одна из причин - нехватка средств для обслуживания внешнего долга страны. Наш корреспондент Сергей Козлов сообщает из Алма-Аты:

Сергей Козлов:

Совместное нефтедобывающее предприятие "Тенгизшевройл" является самым крупным в Казахстане. Достаточно сказать, что оно добывает каждую третью тонну нефти из двадцати шести миллионов тонн, ежегодно добываемых в стране. Что же касается казахстанского нефтяного экспорта, а это около восьми миллионов тонн сырья ежегодно, то здесь доля "Тенгизшевройла" ещё выше - более восьмидесяти пяти процентов.

Добычу нефти предприятие осуществляет в Атырауской, бывшей Гурьевской, области в Западном Казахстане на одном из крупнейших в мире Тенгизском месторождении, общий объём которого оценивается в два миллиарда тонн нефти.

"Тенгизшевройл" был создан шесть лет назад первоначально двумя участниками - правительством Казахстана и американской компанией "Shevron Overseas Petroleum" С годами число акционеров увеличилось и сегодня "Shevron" принадлежат 45% акций "Тенгизшевройла", другой американской компании "Mobil Oil" - 25%, совместному российско-американскому предприятию "Лук-Арко" - 5% и правительству Казахстана - 25%.

Это приносило республике в среднем 435 млн. долларов чистой прибыли ежегодно. Но общая неблагоприятная экономическая и финансовая ситуация заставила руководство страны принять неожиданное решение - продать часть своего пакета в "Тенгизшевройл", чтобы покрыть бюджетный дефицит и расплатиться с международными финансовыми институтами за предоставленные ранее кредиты.

Сегодня речь идёт о продаже, по крайней мере, 10% участия Казахстана в этом предприятии и в числе потенциальных покупателей значатся российская компания "ЛУКойл", французская "Elf Aquitaine" и итальянская "Agip". Кроме того - один из главных учредителей "Тенгизшевройл" - компания "Shevron Overseas Petroleum", президент которой Ричард Мацке заявил на днях о готовности компании принять участие в покупке любой части акций, в том числе и всего продаваемого пакета. И мнение "Shevron" здесь может оказаться определяющим.

В то же время само решение кабинета продать свою долю в совместном предприятии раскололо самих казахстанских министров на два лагеря - сторонников и противников этой идеи. В числе первых, естественно, сам премьер-министр Нурлан Балгимбаев, иначе решения просто не было бы, тогда как яростным противником продажи выступил президент национальной нефтяной компании "Казахойл" Нурлан Каппаров.

Конфликт приобрёл столь серьёзный характер, что стал причиной громкого скандала и отставки президента "Казахойла" со своего поста. Между тем Каппаров остался при своём мнении: сегодня, заявляет он, крайне недальновидно продавать часть активов "Тенгизшевройл", стоимость одного процента долевого участия в котором оценивается не менее чем в 100 млн долларов.

"Любая нефтяная компания будет просто счастлива приобрести любой пакет в "Тенгизшевройл", - говорит Нурлан Каппаров. Кроме того, после строительства нефтепровода к Чёрному морю. стоимость активов этого совместного предприятия будет увеличиваться ежегодно как минимум на сто процентов. Зачем же сегодня продавать дёшево то, что завтра будет стоить в два раза дороже?"

Однако у Астаны сегодня нет иного выхода. Уже продана большая часть активов правительства в проекте освоения нефтеносного шельфа Каспия, не осталось ни одного непроданного рентабельного предприятия в горнорудной и металлургической промышленности. И 25% в "Тенгизшевройле" - это, по сути, всё, что осталось ценного у государства.

Если же учесть, что только в этом году Казахстан должен выплатить только по процентам по внешним кредитам около девятисот миллионов долларов, а бюджет этого года секвестировали уже трижды, то можно себе представить ситуацию, в которой оказалось сейчас правительство. И, как считает авторитетный казахстанский эксперт в области нефти Борис Соколов, десятью процентами своего пакета в "Тенгизшевройл" правительство вряд ли ограничится.

Сергей Сенинский:

Сергей Козлов, наш корреспондент в Алма-Ате.

На Украине крупнейший зарубежный инвестор - южнокорейская корпорация "ДЭУ-Мотор" - обращается к правительству с иском. Конвейер созданного в 1997 году на автозаводе в Запорожье совместного предприятия - простаивает с декабря прошлого года. Наш корреспондент в Киеве Сергей Киселев сообщает:

Сергей Киселев:

В начале нынешнего года южнокорейский партнер совместного предприятия "АвтоЗАЗ-ДЭУ" обратился с иском в Межведомственную комиссию по международной торговле Министерства внешнеэкономических связей и торговли Украины. В нем идет речь - цитирую - "о нарушении прав предприятия и проведении расследования импорта легковых автомобилей". В сентябре комиссия приступила к работе, пообещав, что расследование будет проведено в отношении импорта легковых автомобилей из Болгарии, стран Европейского Союза, стран Юго-Восточной Азии, Балтийских государств, а также России, Белоруссии и Турции.

При этом южнокорейская страна потребовала введения на время расследования (которое, согласно украинскому законодательству, может продлиться от 30 до 200 дней) специальных пошлин на импорт автомобилей в Украину, а после окончания расследования - по его итогам - введение квотирования автомобильного импорта.

Как бы ни относились к демаршу "ДЭУ" работающие на Украине официальные дилеры других автомобильных компаний, как бы они ни утверждали они в сердцах, что если "ДЭУ" потребует переплавить все вилки, дабы граждане Украины вынуждены были есть при помощи деревянных палочек, украинское правительство и тут пойдет им навстречу, тем не менее, все это свидетельствует не столько о методах борьбы "ДЭУ" с потенциальными конкурентами, сколько о той катастрофической ситуации, в которой оказалась южнокорейская компания, попытавшаяся наладить крупный бизнес на Украине.

Соотношение "качество-цена" автомобилей, если иметь в виду продукцию совместного предприятия, как "Таврию-Нову", так и южнокорейские модели, оказывается на рынке Украины в пользу автомобилей конкурентов. А потому из выпущенных СП в прошлом году почти 24 тысяч автомобилей более 53 процентов не было продано. И это - несмотря на гигантские налоговые льготы, которые предоставил Киев своему самому крупному зарубежному инвестору, включая беспрецедентный запрет на ввоз на Украину автомобилей старше 5 лет, введенный правительством весной этого года.

Тем не менее, доля автомобилей "ДЭУ" от общего числа "иномарок" на Украине составляет всего 2 процента. В связи с чем "ДЭУ" и потребовала в очередной раз ужесточить политику Киева в отношении импорта автомобилей.

Следует учитывать и тот факт, что у себя на родине, в Южной Корее, "ДЭУ" испытывает сегодня значительные финансовые трудности, в связи с чем были резко сокращены все инвестиционные программы корпорации.

Украинское руководство, судя по всему, всеми силами старается не рассориться с "ДЭУ" - слишком много было вложено в этот совместный проект и слишком плохим окажется пример для других зарубежных инвесторов, если проект лопнет. А поэтому трудно даже предположить, какими могут оказаться результаты расследования Межведомственной комиссии по иску южнокорейского партнера совместного предприятия "АвтоЗАЗ-ДЭУ".

Впрочем, до президентских выборов на Украине, которые должны состояться 31 октября нынешнего года, вряд ли будут приниматься какие-то серьезные финансово-экономические решения, ибо нынешняя политическая борьба отодвинула все прочие проблемы страны на задний план.

Кроме того, какими бы положительными бы ни оказались правительственные решения по иску "ДЭУ", все они вряд ли способны принципиально улучшить ситуацию, если стороны конфликта не сумеют договориться по главной проблеме: о превращении инвестиционного проекта из акции социально-политической, в сугубо коммерческую - на чем, кстати, и настаивают южнокорейцы.

Дело в том, что все украинские бизнес-планы по поводу работы совместного предприятия, пересмотра которых ныне требует южнокорейская сторона, для украинских партнеров имели совершенно иное значение, нежели для инвесторов. Украинцев не волновало, что планируемые убытки превосходят планируемую прибыль. Киев более всего интересовали и интересуют, во-первых, реанимация украинских автомобильных предприятий, а во-вторых, платежи в бюджет.

Тем временем корпорацию "ДЭУ" волновала и волнует прибыль. А ее-то как не было, так и нет. Ибо, в соответствии с законом, принятым Верховной Радой, южнокорейский инвестор обязан сохранить все рабочие места, увеличить производство планово убыточных "Таврий" и выполнять ряд других обязательств, которые не вполне согласуются с принципами нормальной рыночной экономики.

Иными словами, для Украины прибыль "потом" несравнима с инвестициями "сейчас". А для "ДЭУ" все обстоит иначе...

Сергей Сенинский:

Спасибо, Сергей Киселев, наш корреспондент, сообщал из Киева.

XS
SM
MD
LG