Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Business & Money


- Лауреат Нобелевской премии 1999 года по экономике - Роберт Манделл, профессор Колумбийского университета в Нью-Йорке.
- Украина. Цены на бензин и курс национальной валюты - в канун президентских выборов.
- Испания. Строительство жилья для иностранцев как часть индустрии туризма.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника «Экономист».


Сергей Сенинский:

Роберт Манделл, профессор Колумбийского университета в Нью-Йорке объявлен в минувшую среду лауреатом Нобелевской премии 1999 года по экономике.

Он родился в 1932 году в Канаде, учился в США и Великобритании. Большая часть работ, которые отмечены теперь Нобелевской премией, были написаны Робертом Манделлом еще в начале 60-ых годов, когда он работал в исследовательском отделе Международного валютного фонда. Эти работы нобелевского лауреата 1999 года были посвящены так называемым «оптимальным валютным зонам». Подробнее об этом сегодня рассказывают американские экономисты - руководитель исследовательского института Кейто в Вашингтоне Уильям Нисконен, коллега самого нобелевского лауреата по Колумбийскому университету в Нью-Йорке - профессор факультета бизнеса Лоренс Уайт, и профессор Стэнфордского университета в Калифорнии Михаил Бернштам, который начинает:

Михаил Бернштам:

Роберт Манделл - это великий экономист нашего времени. Он создал, практически единолично, современную международную макроэкономику. Он показал взаимозависимость денежной и фискальной политики, то, чем занимались и раньше, с политикой обменного курса, вопросами международной торговли и с вопросами потоков капитала. То есть он привел в единую систему то, что существует в экономике, но то, что до него анализировалось не как единая система денежных, торговых, капитальных потоков, а как различные отдельные составные части. То есть получалось, что внутренняя экономика - сама по себе, а международные экономические связи страны - сами по себе.

Сергей Сенинский:

Продолжает Лоренс Уайт, профессор факультета бизнеса Колумбийского университета, Нью-Йорк:

Лоренс Уайт:

Теория Манделла показывает, насколько эффективной может быть внутренняя монетарная или фискальная политика того или иного государства в условиях свободного перемещения капиталов из страны в страну. От того, что выберет страна - фиксированный или плавающий обменный курс национальной валюты, будет зависеть успех ее денежной политики.

Роберт Манделл - не практик, он не делал статистических анализов, он - теоретик. Но его теория имеет большую ценность, так как позволяет лучше понять, что происходит в мире. И теория Манделла продолжает действовать, хотя возникла 35-40 лет назад. Ну и что? Исаак Ньютон сделал свои открытия в 17 веке, но их до сих пор никто не оспаривает...

Сергей Сенинский:

Михаил Бернштам, Стэнфордский университет, Калифорния:

Михаил Бернштам:

Очень трудно было все это вместе взять и смоделировать. Он это сделал, и он показал, как очень сильно благосостояние страны зависит от того, какой режим обменного курса она выбирает. Скажем, фиксированный обменный курс, как был в России до дефолта 17 августа 1998 года, или плавающий обменный курс - такой, как существует сегодня.

От этого зависит очень многое: в случае фиксированного обменного курса фактически денежная политика оказывается бессильной, потому что обменный курс зафиксирован и как государство управляет своими деньгами - зависит уже от обменного курса. Государство не может выпускать дополнительное количество денег, так как это разрушит этот фиксированный обменный курс.

В случае плавающего обменного курса - наоборот, государство всесильно в области денежной политики и может ей управлять. Но его фискальная политика в этом случае ограничена, потому что существует свободный поток капитала, иностранцы приходят и покупают государственный долг, продают государственный долг... То есть существует какая-то единая система отношений...

Несомненно, что это научный переворот, который сделал господин Манделл. Он равносилен, я бы сказал, перевороту Коперника в астрономии, который представил мир в виде единой системы.

Сергей Сенинский:

Едва Королевская Академия наук Швеции обнародовала 13 октября имя лауреата Нобелевской премии 1999 года по экономике, как в информационных сообщениях Роберта Манделла тут же назвали одним из отцов единой европейской валюты. Впрочем, сам лауреат, когда к нему обратился корреспондент агентства Рейтер, предпочел иную трактовку: «Я лишь крестный отец, даже один из крестных отцов», конец цитаты. Михаил Бернштам продолжает:

Михаил Бернштам:

В 1961 году профессор Манделл опубликовал работу под очень абстрактным названием - «Об оптимальных валютных зонах». Это теоретическая работа, но он показал, что многим странам очень трудно поддерживать свою валюту. И сам по себе обмен валют между торговыми партнерами, между странами, которые вовлечены в единую торговлю, создает массу препятствий для эффективного размещения ресурсов.

Гораздо эффективнее странам со сходными экономическими условиями иметь единую валюту. Но именно странам со сходными экономическими условиями. Европа, объективно, за несколько последних десятилетий, с тех пор как профессор Манделл опубликовал свою теоретическую работу, пришла к единым условиям. Не совсем, конечно, единый уровень развития - Испания и Греция чуть-чуть ниже, чем остальные. Но в целом Европа представляет собой вот такой единый организм, при котором выгодно иметь единую валюту. Для более эффективного размещения ресурсов, для специализации, для создания единого экономического пространства.

И вот в этой ситуации идеи профессора Манделла, который вовсе не имел в виду тогда какой-то конкретный континент, оказались естественным образом применимы. Но, понятно, что когда этот вопрос уже начали обсуждать после того, как он опубликовал эту статью, и он сам, и другие, естественно, стали смотреть на Европу, как на естественный ареал для такой единой валюты.

Но когда профессор Манделл это писал, он, скорее всего, имел в виду его родную Канаду и США - чтобы они имели единую валюту. И сейчас этот вопрос обсуждается, чтобы Канада и США, а даже, может быть, Мексика, имели единую валюту - американский доллар.

Сергей Сенинский:

На ту же тему - работы Роберта Манделла и единая европейская валюта - комментарий руководителя исследовательского института Кейто в Вашингтоне Уильяма Нисконена:

Уильям Нисконен:

Это - довольно странные, на мой взгляд, заявления, ведь хорошо известны и такие работы Роберта Манделла, в которых объясняется, почему евро будет испытывать трудности. Ведь по теории Манделла, для создания региона единой валюты необходима гибкость рынка труда, высокая мобильность трудовых ресурсов в этом регионе. Пока этого в Европе нет.

Манделл - блестящий экономист, и он заслуженно получил Нобелевскую премию. Но меня удивили журналисты, которые приписали ему выдающуюся роль в появлении единой европейской валюты. Тут какая-то загадка...

Тем не менее, сама теория Роберта Манделла широко признается сегодня в мире. Это теория о том, насколько крупным может быть регион с единой валютой. По мнению Манделла, такой регион должен отвечать, по крайней мере, одному из двух необходимых условий. Во-первых, страны, входящие в зону единой валюты, должны быть стабильными и близкими по уровню экономического развития. Второе условие - высокая степень гибкости и динамичности рынка труда.

Так вот первый фактор - однородность экономического развития - пока отсутствует, по большому счету, и в Европе, и в Соединенных Штатах. Но, в отличие от Европы, в США - чрезвычайно гибкий и динамичный рынок труда, на котором люди активно перемещаются из штата в штат, из одного региона страны в другой.

Европа вообще слишком велика, чтобы быть экономически однородной - в той степени, о которой говорится в работах Роберта Манделла. И трудовые ресурсы здесь мигрируют из одной страны в другую лишь в очень незначительной степени. Вот почему я несколько удивлен, почему введение евро связывают с идеями, которые были выдвинуты в свое время Робертом Манделлом.

Сергей Сенинский:

Гибкий и динамичный рынок трудовых ресурсов - о чем только что говорил Уильям Нисконен из института Кейто в Вашингтоне - этот фактор, по мнению многих экономистов, в работах Роберта Манделла называется ключевым. Почему? Михаил Бернштам, Стэнфордский университет, Калифорния:

Михаил Бернштам:

Дело в том, что основные затраты в экономике - это трудовые затраты. В современных западных экономиках, если мы посмотрим на ВВП, то 75 процентов создается трудом, то есть идет на фонд заработной платы, 25 процентов - отдача на капитал, то есть нормальная прибыль и она идет на капитальные затраты.

Таким образом, от уровня заработной платы, то есть от цены труда, зависит вся экономическая система. И поэтому, если одна малопроизводительная и малоразвитая страна, где дешевый труд, а другая страна - развитая, высокопроизводительная, где люди высокообразованные и труд дорогой, то им, этим странам, трудно будет иметь единую валюту, потому что немедленно возникнет большой торговый дисбаланс, и одна страна должна будет содержать другую. То есть возникают очень большие проблемы, и система просто не удержится. То есть при создании единой валютной зоны, для страны необходимо, или было бы чрезвычайно полезно для ее устойчивости, иметь единый уровень заработной платы и единую систему трудовых рынков.

Сергей Сенинский:

Работы Роберта Манделла, отмеченные теперь Нобелевской премией, посвящены, в основном, открытым экономикам наиболее развитых стран мира. А приходилось ли нобелевскому лауреату 1999 года заниматься проблемами экономики развивающихся стран, в том числе, может быть, и России?

Михаил Бернштам:

Конечно, Нобелевскую премию Роберту Манделлу дали за его работы конца 50-х - начала 60-х годов и за его влияние на экономическую науку. Но, разумеется, это выдающийся ученый, который много работал и в последние годы. И он написал, на мой взгляд, лучшую работу о посткоммунистических экономиках. Она опубликована в 1997 году и называется «Великие спады». То есть существует «великая депрессия», а там - «Великие спады», во множественном числе, потому что в каждой стране он свой, и там довольно много о России.

Это замечательная работа, в которой он разбил все существующие теории, объяснявшие спад национального дохода наполовину, как в России, различными независимыми от правительственной политики «объективными» факторами. Он показал, что это именно результат неправильной правительственной политики, в том числе и в области обменного и валютного курса, потому что из его собственных работ вытекает: то, что они делали, это было неправильно. И он показал, что именно общие ошибки экономической политики, начиная с 1992 года - в России и с 1990 года - в Восточной Европе, привели к тому, что он назвал великими спадами. Это, конечно, работа не самого высшего экономического, математического и теоретического порядка - она более конкретная, но для данной области она имеет большое значение, и повторяю: это, пожалуй, лучшая работа, написанная о посткоммунистических экономиках.

Сергей Сенинский:

Напомню, о работах лауреата Нобелевской премии 1999 года по экономике - профессора Колумбийского университета в Нью-Йорке Роберта Манделла - говорили: руководитель исследовательского института Кейто в Вашингтоне Уильям Нисконен; коллега нобелевского лауреата по Колумбийскому университету в Нью-Йорке - профессор факультета бизнеса Лоренс Уайт, и профессор Стэнфордского университета в Калифорнии Михаил Бернштам.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника «Экономист». Он вышел в пятницу, 15 октября. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:



Экономисты, безусловно, правы, утверждая, что экономический прогресс все в

большей степени зависит от уровня знаний в каждой стране, пишет «Экономист». Слагаемыми этой «экономики знаний», как ее принято называть, являются высокотехнологичные отрасли, высококвалифицированная рабочая сила и система образования, анализируя развитие которых эксперты Организации экономического сотрудничества и развития пришли недавно к довольно неожиданным выводам. Оказалось, что Германия занимает первое место в мире по объему валового внутреннего продукта, произведенного «экономикой знаний». Соединенные Штаты находятся лишь на втором, Япония - на третьем, Великобритания и Франция - соответственно, на четвертом и пятом местах.

Что касается высокотехнологичных отраслей, то и здесь США - вопреки общепринятому мнению - не лидер. Доля этих отраслей в объеме ВВП ставит Америку на третье место - после Японии и Великобритании - и почти на один уровень с Францией и Германией. Наконец, если взять объем инвестиций в научные исследования, разработки и систему образования, Соединенные Штаты снова на третьем месте - после Швеции и Франции. Таковы некоторые из выводов последнего исследования Организации экономического сотрудничества и развития, заключает «Экономист».

14 октября немецко-американская корпорация «DaimlerChrysler» и французская «Lagardere» подписали соглашение об объединении своих аэрокосмических подразделений - соответственно, компаний «DASA» и «Aerospatiale Matra» - в крупнейшую аэрокосмическую корпорацию в Европе, пишет «Экономист». По объему продаж «European Aeronautic, Defence and Space company», как она будет называться, станет третьей аэрокосмической компанией в мире - после американских корпораций «Boeing» и «Lockheed Martin».

Создание нового аэрокосмического гиганта будет иметь далеко идущие последствия, пишет «Экономист». Открывается возможность реорганизации европейского аэрокосмического консорциума «Airbus Industrie», доля новой корпорации в котором составит 80 процентов. Превращение «Airbus Industrie» из многонационального совместного предприятия в обычную компанию, по оценкам, даст возможность экономить более 1 миллиарда долларов в год. Остальные 20 процентов принадлежат британской корпорации «British Aerospace», которая менее года назад отвергла предложение «DaimlerChrysler» о слиянии с «DASA». Теперь британцы сожалеют - курс акций компании значительно упал, а в «Airbus Industrie» с ними не очень-то будут считаться. Более того, можно предположить, что новые партнеры захотят вообще выкупить британскую долю в консорциуме.

Такое положение неминуемо подтолкнет «British Aerospace» к дальнейшему сближению с американскими корпорациями, что в США будет, однако, встречено без энтузиазма, считает «Экономист». Американцы рассчитывали на союзы и соглашения с небольшими европейскими компаниями - теперь же перед ними серьезный конкурент. Тем более, что «Boeing», например, получает сейчас меньше заказов, чем «Airbus Industrie», продукция которого, выходит, котируется выше, заключает «Экономист».

Спустя всего 10 месяцев после введения единой евровалюты становится ясно, что она работает - пока, по крайней мере, пишет «Экономист». Евровалюта стимулировала экономический бум в Ирландии, Испании и Португалии. Даже во Франции, Германии и Италии - с их невысокими темпами роста - наблюдаются признаки экономического подъема. Темпы инфляции во всех 11 странах зоны евровалюты составляют лишь полпроцента в годовом исчислении. Финансовые рынки Европы также переживают бум: снижение ставок банковского кредита привело к тому, что, по сравнению с уровнем прошлого года, объем кредитования вырос в три раза. Все развивается так, как предполагал почти 40 лет назад, пусть и не конкретно для Европы, а теоретически, нобелевский лауреат 1999 года по экономике, профессор Колумбийского университета Роберт Манделл, которого теперь называют «крестным отцом» евровалюты.

Понятно, что единая валюта, ставшая важнейшим фактором экономической жизни Европы, все больше привлекает те европейские страны, которые остаются за рамками валютного союза. Правительства Дании и Швеции пересматривают свои позиции и, вероятно, проведут национальные референдумы по этому вопросу. Правительство Греции надеется, что экономический рост откроет стране путь в валютный союз в январе 2001 года. Поэтому ко времени проведения референдума в Великобритании, в конце того же года, она может оказаться единственным аутсайдером среди всех 15 членов Европейского Союза, заключает «Экономист».

Сергей Сенинский:

Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника «Экономист», который вышел в пятницу, 15 октября.

В Испании продажа жилья иностранцам принесла в нынешнем году четверть всех доходов от индустрии туризма, которые в целом превысили 33 миллиарда долларов. Чтобы подготовить материал, который вы сейчас услышите, наш корреспондент в Мадриде Виктор Черецкий отправился в курортный поселок Гуардамар на восточном побережье Испании:

Виктор Черецкий:

Сезон уже завершился и на огромном, протяженностью в 11 километров, пляже, где летом яблоку негде упасть - пустынно. Лишь редкие любители поплавать в прохладном море, да владельцы собак, прогуливающие своих питомцев. Нет пляжных киосков «чирингитос» с мороженым и напитками. Нет базарчиков, где летом бойко торгуют контрабандным товаром марокканцы.

Опустели террасы многочисленных кафе и ресторанов, маются от безделья администраторы гостиниц в ожидании запоздалого туриста. Наглухо закрыты до следующего лета двери дискотек и ночных клубов. И лишь в вольере городском парка по-прежнему степенно разгуливают павлины, которым, похоже, ни до кого нет дела.

В поселке Гуардамар постоянно проживают лишь 12 тысяч человек. Зато летом число его обитателей возрастает до 100 тысяч. Теперь же, когда сезон закончился, в Гуардамаре пустуют целые жилые кварталы - многоквартирные дома и коттеджи. Их хозяева уехали на родину - в Германию и Францию, в Голландию и Великобританию, Норвегию или Россию. Из иностранцев остались в основном старики-пенсионеры, кому некуда спешить и которые предпочитают тепло Гуардамара дождливой осени своей родины.

Впрочем, осень в поселке - далеко не мертвый сезон. Место иностранных гостей на улицах занимают строительные рабочие, приехавшие со всей округи. Летом строительство практически не ведется, чтобы не мешать отдыхающим. Сейчас оно набирает темпы.

Мы встретились с председателем муниципалитета - алькальдом поселка Гуардамар - Франсиско Гарсия:

Франсиско Гарсия:

Еще сорок лет назад Гуардамар был отсталым поселком с населением менее двух тысяч человек. Основой жизни была Вега-Баха, долина реки Сегура, где 80% наших жителей занимались сельским хозяйством. Остальные 20% ловили рыбу в заливе. Люди жили в глинобитных хижинах, грамотных почти не было. Лошадь была настоящим богатством, а об автомобиле никто и не мечтал. Мы практически вели натуральное хозяйство, все делалось вручную.

Виктор Черецкий:

Сегодня в это трудно поверить, глядя на Гуардамар с его роскошными виллами, многоквартирными зданиями самой современной архитектуры, широкими проспектами, ухоженными парками, ресторанами, супермаркетами и лимузинами.

Когда начались перемены в Гуардамаре? - наш следующий вопрос алькальду Франсиско Гарсия:

Франсиско Гарсия:

На рубеже 50-60-ых годов, когда министром туризма Испании был известный политик Мануэль Фрага. Он считал, что индустрия отдыха для европейцев, в частности строительство и продажа им жилья, имеет широчайшие перспективы в Испании и должна принести самой стране огромные доходы.

Кроме того, испанские власти, привлекая иностранцев, пытались разрушить политическую и экономическую изоляцию, в которой страна оказалась после Второй мировой войны. Демократическая Европа не принимала режим генерала Франко. И Испания оказалась за рамками и НАТО, и «Общего рынка», предшественника нынешнего Европейского Союза. Страна оставалась без инвестиций.

Расчет властей, заговоривших о перспективах туризма, был прост: иностранцы ближе познакомятся с Испанией, с ее приветливым народом, и потихоньку изменится отношение к стране в целом.

Что касается Мануэля Фраги, то именно он стал подлинным «отцом» испанской индустрии отдыха.

Хочу вспомнить один эпизод - возможно, люди старшего поколения помнят эту нашумевшую тогда историю. В 1966 году американский бомбардировщик, взлетевший с одной из военно-воздушных баз США в Испании, из-за технических неполадок «уронил» бомбу с ядерной боеголовкой. Это произошло в районе рыбацкого поселка Паломарес на восточном побережье Испании. Бомба не взорвалась, ее быстро нашли и обезвредили. Но весь мир заговорил тогда о, якобы, заражении испанских пляжей, и люди стали отказываться от поездок в Испанию.

Так вот, чтобы спасти свое детище, министр Мануэль Фрага отправился на побережье и в присутствии десятков репортеров со всего мира полчаса плескался в море как раз в том самом месте, где упала бомба. Его здоровью это явно не повредило. Сегодня, в возрасте 80 лет, он преуспевает в качестве главы правительства Галисии, одного из автономных регионов Испании.

Но вернемся к индустрии отдыха. В процессе ее создания, государство первым делом упростило формальности, связанные с пребыванием иностранцев в Испании, и самое главное - было принято законодательство, уравнивающее иностранных граждан с испанцами в части прав на приобретение недвижимости в стране. Тогда же строительные компании начали получать кредиты от государственного банка на весьма выгодных условиях. Государство вкладывало немало средств в развитие промышленности стройматериалов.

Виктор Черецкий:

Несмотря на принятый закон и все усилия тогдашних властей, до конца 70-ых годов, когда в Испании утвердился демократический строй, количество иностранцев, приезжающих в страну на отдых было примерно в 10 раз меньше, чем сейчас, да и продажа недвижимости не была столь массовой. Вот как это объясняет Франсиско Гарсия:

Франсиско Гарсия:

Есть несколько факторов, которые определили интерес к нам со стороны иностранцев. Это наш климат, пляжи, развитая сфера обслуживания и умеренная цена на жилье.

Но оказывается, что всего этого мало. Взгляните на страны Северной Африки. В Египте и Тунисе тоже многое сделано для развития индустрии отдыха. Иностранцам созданы все условия, и все - недорого.

Но европейцы предпочитают Испанию. Ведь сегодня отдыхающих уже нельзя удерживать в «гетто». Им нельзя сказать: вот ваше место. Здесь для вас - хорошие рестораны, кинотеатры, отели, дансинги и бары. А вокруг - нищета и полицейский террор. Современному европейцу это не по нраву. Он желает отдыхать в свободной и демократической стране, чтобы можно было пойти куда угодно и везде чувствовать себя как дома.

Виктор Черецкий:

В минувшем году только в Гуардамаре приобрели жилье более 1300 семей из-за рубежа. О чем идет речь, что представляет собой так называемое «пляжное жилье», столь привлекательное для многих европейцев?

Рассказывает Фермин Авила, владелец фирмы «А-УВЕ-Хестьон», занимающейся организацией строительства и продажей жилья.

Фермин Авила:

В Гуардамаре, да и вообще на всем побережье Испании, есть два вида жилья, которые предлагаются иностранцам: квартиры и коттеджи.

Порой речь идет о совсем небольших квартирах, рассчитанных на людей, которые ежегодно приезжают сюда в отпуск на две-три недели. Но в последнее время многие иностранцы живут здесь круглый год, и им предлагаются квартиры большей площади.

Цена 70-метровой квартиры с двумя спальнями, гостиной, кухней и террасой - примерно 50-60 тысяч долларов. Цены на коттеджи в 2-3 раза выше. И в последние годы они быстро растут в связи с увеличением спроса. До конца года они увеличатся еще на 10%. Свободной земли все меньше, и она дорогая.

Виктор Черецкий:

Как организовано строительство жилья, предназначенного для продажи иностранцам?

Фермин Авила:

Фирма-организатор строительства, которая обычно выступает и в качестве продавца жилья, сначала приобретает участок земли. В случае Гуардамара, это сельскохозяйственные угодья, принадлежащие крестьянам.

Затем следует разработка проекта будущего дома - он заказывается архитектурной компании. Далее - подбирается строительная компания, которая непосредственно реализует проект.

Одновременно фирма-организатор рекламирует строящееся жилье. Кстати, за все недоработки строителей впоследствии несет ответственность именно эта фирма. Она отвечает перед покупателем и за качество жилья, и за законность продажи - за все.

Часто компании-продавцы приглашают потенциальных покупателей в гости на 2-3 дня. Оплачивают гостям пребывание, чтобы они могли познакомиться с поселком и с предлагаемым здесь жильем.

Виктор Черецкий:

В истории Испании было много революций, смут и гражданских войн, но на передел собственности никто никогда не решался. Многим местным жителям участки земли и даже дома достались по наследству от далеких предков, живших еще в средневековье.

Об этом также сообщают потенциальным покупателям жилья из-за рубежа. Кстати, они имеют одинаковые права с испанцами и на получение банковского ипотечного кредита для оплаты покупки. Вот что рассказал мне в Гуардамаре директор местного отделения испанского банка «Каха Мурсия» Хавьер Гонсалес:

Хавьер Гонсалес:

Условия предоставления кредитов иностранцам такие же как и для испанцев. С клиента берутся 3,5 % годовых. Обычно клиент выплачивает 10-20% от общей стоимости жилья, а остальное покрывает кредит, который он получает на 15-20 лет.

Кстати, в местных банках обычно - нулевой показатель задолженности по кредитам, предоставленных иностранцам. Эти клиенты погашают долги очень аккуратно. Возможно, не хотят позорить свою страну...

Виктор Черецкий:

Испанию иногда называют «раем для иностранцев», имея в виду, в первую очередь, созданные здесь для них условия. Понятно, что и строительные компании, продающие им жилье, не бедствуют. Ну, а простым испанцам, живущим в поселке, что дал наплыв иностранцев? Вот что ответил председатель муниципалитета Гуардамара Франсиско Гарсия.

Франсиско Гарсия:

Приход иностранцев изменил всю нашу жизнь. Теперь жители поселка могут работать в торговле и сфере обслуживания - сферах куда более доходных, чем сельское хозяйство или рыболовство. С каждым годом здесь появляется все больше гостиниц, магазинов, рынков, овощных лавок, ресторанов, дискотек, теннисных кортов и полей для гольфа. Сегодня уже треть семей, коренных жителей Гуардамара, имеют собственное доходное дело,

Люди требуются и в строительстве. Так что у нас нет безработицы. Это достижение, учитывая, что в целом по стране ее уровень составляет 19 процентов трудоспособного населения.

Тысячи иностранцев приезжают к нам отдыхать и щедро тратят деньги в наших магазинах - ведь нужно обставить купленное жилье, питаться, покупать одежду. Все это обеспечивает солидные доходы.

В радиусе пятидесяти километров от Гуардамара расположились заводы по производству стройматериалов, мебельные, швейные и обувные фабрики. Они тоже процветают за счет иностранцев. То же можно сказать и о наших фермерах, которые еще недавно не знали, как продать свои овощи и фрукты.

Строительный бум приносит солидные доходы и муниципалитету. Ведь мы взимаем плату за лицензию на строительство, а затем и муниципальный налог со всех собственников жилья. Все это позволяет совершенствовать городскую инфраструктуру. И в этом году, например, наш бюджет, бюджет поселка, собственное население которого - всего 12 тысяч человек, составляет около 2 миллиардов песет или почти 13 с половиной миллионов долларов.

Виктор Черецкий:

Слова алькальда подтверждает и владелец строительной фирмы Фермин Авила:

Фермин Авила:

Мы действительно переживаем строительный бум, а местная промышленность стройматериалов работает на полную мощность. В дефиците рабочие многих строительных специальностей - штукатуры, маляры, плиточники, - а их труд стоит немало. Сегодня квалифицированный строительный рабочий зарабатывает здесь более 300 тысяч песет в месяц.

Виктор Черецкий:

300 тысяч песет - это две тысячи долларов. А вот что говорит директор местного отделения банка «Каха Мурсия» Хавьер Гонсалес, которому, как никому другому, известны доходы жителей поселка, хранящих в этом банке свои сбережения.

Хавьер Гонсалес:

Доходы жителей Гуардамара увеличиваются постоянно, только за последние два года они выросли на 30 %.

Наш банк - «Каха Мурсия» - действует в разных провинциях Испании. Но в нашем отделении, к примеру, объем вкладов населения только за последний год увеличился на 12 процентов, а общая сумма предоставленных банком кредитов - на 19 процентов. Это уровень, немыслимый ни в одной, даже в самой развитой промышленной зоне Испании. Мы опережаем в 6-9 раз аналогичные показатели нашего банка, взятые в среднем по стране.

Виктор Черецкий:

Не приведет ли строительный бум к негативным последствиям - к созданию некоего мегаполиса, где нечем будет дышать и где домам будет тесно? Мой вопрос - алькальду поселка Гуардамар Франсиско Гарсия:

Франсиско Гарсия:

Наш поселок выбирает современную модель строительства. Здесь нет стремления к глобализации. Людям одинаково не нравятся и небоскребы, и узкие улицы, и отсутствие зелени.

По существующим нормам, один гектар городской земли может быть застроен не более чем на 30 %, то есть на каждой тысяче квадратных метров земли можно застраивать лишь триста. Остальные должны занимать зеленые насаждения, бассейны, теннисные корты и т.д.

Мы, например, разрабатываем сейчас новый план застройки на ближайшие десять лет. В специальную комиссию вошли архитекторы, инженеры, адвокаты, психологи, специалисты по охране окружающей среды. Именно они должны предложить, где можно строить новые дома и сколько они должны иметь этажей...

После одобрения на уровне нашего муниципалитета, план будет отправлен на рассмотрение в администрацию провинции Валенсия. Там его изучат, внесут поправки, а если нужно - и вернут на доработку. И лишь после этого план будущей застройки выносится на публичное обсуждение, в ходе которого любой житель поселка может критиковать его, например, высказываться против застройки того или иного участка.

И еще одно. Отнюдь не любой участок земли может стать объектом купли-продажи, отнюдь не везде можно строить. У нас есть участки, которые, по закону, никогда не попадут в частные руки. Это, к примеру, лесной массив, берега реки, морское побережье - все пляжи. Это - достояние всех.

Виктор Черецкий:

На наши вопросы отвечали в курортном поселке Гуардамар - что на восточном побережье Испании - председатель местного муниципалитета Франсиско Гарсия, владелец фирмы «А-УВЕ Хестьон», занимающейся организацией строительства и продажей жилья, Фермин Авила, а также директор местного отделения испанского банка «Каха Мурсия» Хавьер Гонсалес.

Сергей Сенинский:

Этот материал, из поселка Гуардамар на восточном побережье Испании, подготовил наш корреспондент в Мадриде Виктор Черецкий.

Цены на бензин и курс национальной валюты на Украине - спустя почти три месяца после острейшего топливного кризиса и - накануне президентских выборов, назначенных на 31-ое октября. Рассказывает наш корреспондент в Киеве Сергей Киселев:

Сергей Киселев:

Не прошло и трех месяцев, как о бензиновом кризисе в Украине, разразившимся в середине июля, вспоминают уже как о случившимся месяцем позже солнечном затмении: было, впечатлило, прошло.

Напомню, что цена высокооктановых сортов бензина тогда, буквально в течение нескольких июльских дней, поднялись в Киеве - в пересчете - до полутора долларов за литр. А, скажем, в Симферополе, во Львове или, к примеру, в Луганске цены достигали 2-2,5 доллара за один литр.

Украинское правительство, которое весной этого года отменило льготы для совместных предприятий - поставщиков бензина (что, по мнению экспертов, и вызвало резкое, в 15 раз, сокращение объемов импорта нефтепродуктов в Украину), объяснило причины топливного кризиса ростом мировых цен на нефть. Кроме того, были обвинены украинские поставщики нефтепродуктов и торговцы бензином, якобы, вступившие между собой в сговор. Впрочем, возбужденное по распоряжению Кабинета министров уголовное дело, похоже, сговора так и не выявило.

Рост цен на бензин повлек за собой падение курса украинской гривны - буквально за несколько кризисных дней в июле курс доллара вырос почти на 20 процентов.

Комментарий помощника председателя Национального банка Украины Дмитрия Рикберга:

Дмитрий Рикберг:

Бензин и доллар, конечно, связаны. И у нас, по сути, бензин весь закупается. Если, допустим, повысятся цены на сахар - так сахар у нас «внутренний», так что доллар тут ни при чем. А бензин весь закупается. А раз он закупается, значит, закупается только за доллары, и, естественно, появляется спрос на доллары, естественно растет тогда цена.

Сергей Киселев:

Помощник председателя Национального банка Украины Дмитрий Рикберг.

Кабинету министров Украины, чтобы хоть как-то обеспечить уборочную кампанию топливом, пришлось пойти в июле на предоставление беспрецедентных льгот торговцам нефтепродуктами. В частности, им пообещали не взимать до конца года импортные пошлины и таможенные сборы. Гигантские льготы по части уплаты налога на добавленную стоимость предоставлены до конца года торговцам, реализующим нефтепродукты отечественного производства. От уплаты импортных пошлин освободили также поставщиков нефтепродуктов, производимых на украинских нефтеперерабатывающих заводах из давальческого сырья. А самое главное - сырая нефть была внесена в перечень товаров критического импорта, а потому ее поставки в Украину перестали облагаться налогом на добавленную стоимость.

И вот теперь в стране - опять уникальная ситуация: цены на бензин вернулись к предкризисному уровню, и даже опустились ниже, а курс национальной валюты - нет. То есть - один литр бензина А-95 подешевел за три минувших месяца почти в 5 раз и стоит сегодня чуть более 30 центов - против полутора долларов в июле, причем нынешние цены продолжают медленно снижаться.

Тем временем курс гривны к доллару остановился на достигнутом во время летнего топливного кризиса уровне и, хотя медленно, но продолжает падать.

Вот как комментирует ситуацию один из крупных украинских торговцев нефтепродуктов, который просил не называть в эфире его имени:

Торговец:

Напрямую, конечно, курс доллара и цена на бензин увязаны, вопросов нет. Но хочу объяснить, что цены опустились всего лишь в те рамки, в которых они были в июне, до кризиса. И вдобавок к этому - огромное количество навезенного бензина, что случилось просто через две недели после кризиса. То есть, бензина просто не меряно. Острейшая конкуренция - бензина привезли просто в огромных количествах. Такого на Украине, наверное, просто вообще не было.

Сергей Киселев:

На вопрос, как долго это продлится, мой собеседник ответил не слишком оптимистично:

Торговец:

Это невозможно предсказать. Конечно, любой человек скажет, что это вопрос связан с выборами. То есть, скорее всего, кто бы просто ни победил, без исключения, конечно, льготы отменят. Если победит другой президент, их отменят тем более, потому что с президентом меняется вся команда, в том числе и те, кто заинтересован в существовании этих фирм. Придут другие люди, которые в этих фирмах уже не заинтересованы. Если останется предыдущий президент, то вопросы все равно останутся - и с бюджетом, и с прочим.

Сергей Киселев:

Это было мнение крупного украинского торговца нефтепродуктами, попросившего не называть в эфире его имени.

Аналогичное мнение высказывают и некоторые украинские финансисты, имея в виду следующее. Кто бы ни победил на президентских выборах, которые должны состояться 31 октября, - нынешний глава государства Леонид Кучма или один из его конкурентов - нынешние льготы импортерам бензина будут значительно урезаны, а то и вовсе отменены, и тогда ценам на нефтепродукты придется догонять курс национальной валюты к доллару. Во всяком случае - до начала весенней посевной кампании.

XS
SM
MD
LG