Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Business & Money


- Нижегородская область: дефолт, о котором не говорят.
- Политика валютных курсов и внешняя торговля стран Центральной Европы и бывшего СССР.
- В Польше обсуждается законопроект о реституции.
- Энциклопедия "Британника" становится бесплатной в Интернете.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

На уходящей неделе в Лондоне возобновились переговоры представителей администрации Нижегородской области с кредиторами, являющимися держателями выпущенных областью еврооблигаций. Нижегородская область стала первым из российских эмитентов еврооблигаций, не сумевшим недавно в срок погасить текущие так называемые купонные платежи - другими словами, обещанные инвесторам при продаже им областью своих долговых обязательств проценты.

Последний срок для перечисления необходимых денег истек еще 13 октября. В этот день в Лондоне собрались кредиторы, чтобы обсудить программу возможной реструктуризации областного долга, предложенную администрацией. Однако на следующий день был объявлено, что программа не получила необходимой поддержки кредиторов - за нее должны были высказаться не менее 75 процентов нынешних держателей еврооблигаций Нижегородской области.

Бывший губернатор области и бывший первый вице-премьер России Борис Немцов, на недавней встрече в Нижнем Новгороде с руководством одной из зарубежных компаний заявил, цитирую по сообщению агентства "Блумберг"- в обратном переводе с английского: "Я абсолютно уверен, что область в состоянии заплатить - может быть, не все 100 процентов и, может быть, не сию минуту. Что необходимо, так это - политическая воля. Если вы действительно понимаете, что это - катастрофа, то вы предпримите что-то, чтобы преодолеть ее", конец цитаты.

Тему продолжает наш корреспондент в Нижнем Новгороде Олег Родин:

Олег Родин:

100 миллионов долларов по еврозаймам Нижегородская область получила в 1997 году. И эти средства были направлены на финансирование проектов развития различных предприятий и объектов. Среди них муниципальные программы "Чистая вода", "Ветхий фонд" и другие.

Проценты по нижегородскому выпуску еврооблигаций выплачивались уже трижды, причем на первые два платежа деньги были отложены из самой полученной суммы. Первые проблемы возникли весной 1999 года, когда необходимая сумма - более 4-х миллионов долларов - была переведена всего за 15 минут до истечения крайнего срока.

Спустя полгода, в начале октября, область оказалась не в состоянии выплатить очередные проценты по еврозайму. И губернатор Нижегородской области Иван Скляров сообщил, что отдавать деньги он не намерен.

Иван Скляров:

Я намерен не отдавать, просто не отдавать следующий транш. Объявите это на всю страну, на весь мир.

Олег Родин:

Намерение губернатора было реализовано. 3 октября не были переведены для расчета с кредиторами 4 миллиона 375 тысяч долларов. Затем миновал и десятидневный срок так называемого "технического" дефолта, который грозил перейти в реальное банкротство области. Чем это могло обернуться для региона? Об этом высказал свое мнение в эфире местной телекомпании Борис Немцов.

Борис Немцов:

Ну, это зависит от степени "свирепости" кредиторов. В принципе, кредиторы могут занять очень жесткую позицию - могут начать арестовывать имущество, могут начать арестовывать счета областной администрации. Они могут "отлавливать" собственность, которая принадлежит области, как в России, так и за пределами. В то же время, если переговоры пойдут в более мягкой форме, то можно отделаться и легким испугом.

Олег Родин:

Губернатор Иван Скляров надеется именно на мягкий вариант. Поскольку, по его мнению, в нынешней неплатежеспособности нет вины областных властей и предприятий региона.

Иван Скляров:

Тогда курс доллара был 6 рублей 82 копейки, сегодня - 25 рублей 70 копеек. И Нижегородская область не виновата в том, что произошел такой скачок доллара, поэтому я не собираюсь ставить в безвыходное положение те предприятия, которые получили этот заем. Поэтому мы предложили путь реструктуризации и обязательной отдачи. Но если в 4 раза увеличился курс, поэтому мы предложили 7 лет реструктуризации задолженности. При условии реструктуризации мы будем платить, как положено.

Олег Родин:

Это то, что на поверхности события, но есть и закулисные мотивы отказа области в выплате процентов. О них сообщил в интервью на местном радио вице-губернатор Александр Батырев.

Александр Батырев:

В финансах, как и в карточной игре, должны быть игроки. Не может такого быть, что взял и выложил... А я не хочу выкладывать, хотя и деньги есть. Есть игра, нормальная игра, тонкая игра, которую на площади не обсуждают. Я вас уверяю: дефолта у нас не будет! Есть пути, я не буду об этом говорить, потому что в этом есть смысл переговоров и игры. Если я раскрою наши карты, то я просто проиграю. Тогда вот дефолт может быть.

Олег Родин:

13 октября на заседании в Лондоне было рассмотрено предложение губернатора отсрочить выплату просроченных процентов на два месяца, а весь долг реструктурировать - с полным его погашением в течение 7 лет, из которых в первые три года проценты будут выплачиваться на льготных условиях. Однако итоги голосования, проведенного среди кредиторов, оказались неутешительными: лишь 74,27 процента голосов при необходимых 75-ти были за предложение администрации области.

Означает ли это начало процедуры банкротства области? Как заявил местному телевидению директор областного департамента экономики и прогнозирования Михаил Теодорович, такой процесс организовать непросто:

Михаил Теодорович:

Радикальные, резкие действия по отношению к области невозможны. Даже в теоретическом случае, если договоренность не достигается, возникает длительная судебная процедура, в течение которой, я думаю, мы сможем нарастить потенциал и накопить средства. Сможем вернуться к этой теме, но уже имея возможность частично погашать свои обязательства. Нормальные кредиторы на слово "на" реагируют очень хорошо. Поэтому в виде судебной процедуры мы в любом случае получаем отсрочку, пусть кредиторы ее не давали, но она возникнет против их воли.

Олег Родин:

Отсрочка, как теперь оказалось, нужна еще для выяснения, кто же теперь владеет нижегородскими долговыми обязательствами? Об этом говорил вице-губернатор Станислав Рябушкин.

Станислав Рябушкин:

У меня у самого, на сегодняшний день, нет этого списка, пофамильного, "плохих" людей.

Олег Родин:

Губернатор Иван Скляров, со своей стороны, уверен, что скандал с дефолтом области, выгоден нынешним московским кредиторам, о чем и заявил нижегородским журналистам.

Иван Скляров:

Это раскручивают заинтересованные люди. Прямым текстом говорю: те, которые купили еврозаем. Они, конечно, не весь его купили, но купили по 12-15 центов. И сейчас они хотят "прижать" например Ленинградскую область, Нижегородскую область, Московскую область. "Прижать" и по номиналу взять с нас собственность. На что мы, естественно, по-русски сказали: "...Как пришли, так и уйдете!".

Олег Родин:

Теперь в Нижнем Новгороде ждут итогов нового собрания кредиторов.

Сергей Сенинский:

Спасибо, Олег Родин, наш корреспондент в Нижнем Новгороде.

К моменту первого выхода этого выпуска программы в эфир мы еще не имели никакой информации о новых переговорах администрации Нижегородской области со своими кредиторами.

Но отвлечемся теперь от ситуации с конкретным должником в России - будь то Москва, Санкт-Петербург или Нижегородская область, три региона, выпустившие к настоящему времени собственные еврооблигации.

Ведь вообще еврооблигации, то есть долговые обязательства, размещаемые на международных финансовых рынках - на определенный срок и под определенные гарантируемые их покупателям проценты, - впервые появились более 30-ти лет назад. За это время во многих странах девальвировались национальные валюты. Известны ли случаи пересмотра обязательств эмитентов еврооблигаций? На наши вопросы отвечает в Москве менеджер управляющей компании "Тройка-Диалог" Олег Ларичев:

Олег Ларичев:

Еврооблигации выпускают многие страны, многие эмитенты, как федерального, так и субфедерального уровня, как страны, так и отдельные компании. Все эти эмитенты находятся в разном экономическом и финансовом положении. Но до сих пор ни один эмитент не допускал дефолта, не допускал неуплаты по еврооблигациям. В качестве примера можно рассмотреть Украину и Россию. В прошлом году в двух этих странах было довольно существенное падение курса национальной валюты, но, тем не менее, и Россия и Украина продолжают исправно обслуживать свои займы по Еврооблигациям.

Сергей Сенинский:

По сложившейся на рынке региональных или корпоративных еврооблигаций практике - сколь большую проблему представляет для эмитента выяснить, кто именно является держателем его облигаций на данный момент?

Олег Ларичев:

Это довольно специфический юридический вопрос. Но, как правило, для эмитента не составляет труда узнать, какие институты покупали его облигации. И в общем-то здесь нет ничего необычного.

Сергей Сенинский:

Еврооблигации Нижегородской области сколько стоили на рынке в лучшие времена и худшие?

Олег Ларичев:

Облигации Нижегородской области сразу после своего выпуска стоили очень близко к номиналу. Это около 1-го доллара на каждый доллар долга. После августовского кризиса 1998 года цена этих облигаций, вместе со всеми другими долговыми инструментами российских эмитентов, резко упала. 12 - 14 центов за каждый доллар - такие цены были в сентябре - октябре прошлого года. И любой инвестор, кто тогда пожелал бы рискнуть, мог их приобрести. Ими могли стать любые инвесторы, которые вправе осуществлять операции на рынке еврооблигаций.

Сергей Сенинский:

А сейчас сколько стоят на рынке еврооблигации Нижегородской области?

Олег Ларичев:

Сейчас еврооблигации Нижегородской области стоят чуть дороже 20 центов на доллар. То есть где-то между 20 и 24 центами на доллар.

Сергей Сенинский:

Большое ли значение имеет для любого эмитента еврооблигаций, кто именно владеет ими в данный момент?

Олег Ларичев:

И да, и нет. Нет - в каком смысле: купоны по еврооблигациям выплачиваются не напрямую держателям этих еврооблигаций, а через расчетную систему. То есть эмитент переводит сумму на некий счет, с которого потом осуществляются платежи конечным держателям еврооблигаций. То есть не может возникнуть такая ситуация, что, скажем, одному держателю эмитент заплатил, а другому не заплатил.

А имеет значение, кто является держателем, с той точки зрения, что все решения по возможной реструктуризации еврооблигационного долга могут быть приняты только при участии самих конечных владельцев еврооблигаций. С этой точки зрения имеет значение, кто является владельцем этих облигаций.

Сергей Сенинский:

Во время первого раунда переговоров администрации Нижегородской области со своими кредиторами - в Лондоне 13-14 октября - для одобрения кредиторами программы реструктуризации долга области не хватило совсем немного голосов: ее поддержали более 74 процентов кредиторов при минимуме в 75 процентов. Можно предположить, что во время новых переговоров недостающие 3/4 процента добрать будет несложно?

Олег Ларичев:

Это очень непростой вопрос, потому что неизвестно, как измениться мнение тех, кто голосовал "за" в прошлый раз. Вполне вероятно, что появятся новые кредиторы, которые согласны на реструктуризацию, но я не исключаю того, что кто-то из тех, кто был согласен, может передумать к следующему раунду переговоров. После того, как не был выплачен купон по нижегородским еврооблигациям, цена этих облигаций упала.

Сергей Сенинский:

Напомню, на наши вопросы отвечал в Москве менеджер управляющей компании "Тройка-Диалог" Олег Ларичев.

Наша постоянная рубрика - обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 22 октября. С обзором вас познакомит Мария Салычева:

Мария Салычева:

Обзор экономического положения России, подготовленный недавно международной консультационной фирмой "МcKinsey", вносит полезные коррективы в атмосферу некоторого оптимизма в связи с официальными сообщениями о подъеме промышленного производства в России, пишет "Экономист". По данным обзора, производительность труда в российской промышленности составляет сегодня всего 19 процентов от уровня Соединенных Штатов. Одна из причин в том, что большинство простаивающих или работающих от случаю к случаю российских предприятий формально не увольняют своих работников, хотя зачастую не платят им ничего. Но даже на самых современных российских заводах с полной занятостью производительность труда не превышает 30 процентов от уровня США - как и во времена Советского Союза.

Основная причина громадных издержек производства заключается в том, что в российском бизнесе конкурируют зачастую не такие экономические критерии, как себестоимость, качество и цена, а политические связи. Благодаря им можно добиться налоговых льгот, дешево купить участок земли или избежать бюрократической волокиты. В подобных условиях менее конкурентоспособные компании могут выйти победителями.

Такая проблема России как недостаток инвестиций объясняется не отсутствием капиталов, а неспособностью удержать их в стране, утверждают авторы обзора "МcKinsey". В июле-августе этого года доходы России от внешней торговли составили 5 с половиной миллиардов долларов. Но объем золотовалютных резервов страны почти не увеличился. Добрая половина этой суммы бесследно исчезла. В целом, анализ нынешней экономической ситуации в России говорит о том, что благоприятные условия, возникшие в прошлом году в связи девальвацией рубля, не используются. В то же время, указывают авторы доклада, сравнительно небольшие инвестиции в технологии и реорганизация производства - в сочетании с низкой стоимостью труда - могли бы сделать 3/4 российских промышленных предприятий прибыльными.

Реструктуризация корпорации "Nissan" - второго в Японии производителя автомобилей - еще одно свидетельство того, что корпоративная структура страны Восходящего солнца претерпевает глубокие изменения, пишет "Экономист". За последние 5 лет "Nissan" лишь в 1997 году получила прибыль. В марте нынешнего года 37 процентов акций "Nissan" купила французская корпорация "Renault". Carlos Ghosn, один из ведущих менеджеров "Renault", и будет проводить реструктуризацию японской корпорации.

Недуги "Nissan" типичны для японских компаний. В годы недавнего экономического подъема, когда кредиты были дешевыми, корпорация резко увеличила свои производственные мощности. Сейчас до 40 процентов из них избыточны. Carlos Ghosn планирует закрыть 5 заводов "Nissan" в Японии, резко сократить количество платформ для разных моделей - с нынешних 24 до 15.

Кроме того, в течение трех ближайших лет компания почти в 2 с половиной раза сократит число поставщиков комплектующих, станет меньше автомобильных салонов в Японии, США и Европе. Carlos Ghosn намерен продать все непрофильные или убыточные производства "Nissan", включая престижное аэрокосмическое. В целом, по расчетам, корпорация вновь станет прибыльной к 2002 году. И если кто-то и может сделать корпорацию "Nissan" прибыльной, так это именно Carlos Ghosn: ему это уже удалось в корпорации "Renault" - именно за счет всестороннего сокращения издержек производства, заключает "Экономист".

Экономика Кубы выходит из состояния глубокого кризиса, в котором она оказалась после распада Советского Союза, пишет "Экономист". В первой половине нынешнего года прирост объемов валового внутреннего продукта страны составил 6 процентов. Среди главных причин - хороший урожай сахарного тростника и возросший поток иностранных туристов. Уровень жизни на Кубе постепенно повышается. Самым наглядным свидетельством является рост товарооборота валютных магазинов - с 50-ти миллионов долларов в 1992 году до 1-го миллиарда - в 1998. По официальным данным, около 55 процентов кубинских семей получают сегодня доллары - например, работая в собственных или иностранных фирмах, обслуживая туристов, или от родственников, живущих в США.

До 1993 года, когда на Кубе впервые разрешили использовать доллары, разница между максимальным и минимальным уровнями доходов населения составляла пять раз. Но уже спустя два года она составила сотни раз. По мере возрождения экономики, кубинцы, не имеющие валютных доходов, все больше чувствуют себя не просто бедными, но и отверженными. Растущая социальная напряженность ставит перед полурыночной экономикой Кубы и Фиделем Кастро серьезнейшую проблему - как сделать так, чтобы хоть какие-то плоды экономического роста доставались также и бедным, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Спасибо, Мария Салычева познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 22 октября.

В парламенте Польши рассматривается представленные правительством и оппозиционными партиями законопроекты о возвращении бывшим владельцам собственности, утраченной ими за несколько десятилетий до 1989 года, во время и после Второй мировой войны, а также времена социализма. Оба законопроекта предусматривают лишь частичное возвращение утраченной ранее собственности, прежде всего - недвижимости, в процессе, именуемом реприватизацией. Подробнее об этих планах рассказывает наш корреспондент в Варшаве Ежи Редлих:

Ежи Редлих:

В Сейм был внесен правительственный законопроект о реприватизации имущества, которое было национализировано за годы коммунистической власти в Польше. Он исходит из того, что притязания бывших владельцев будут удовлетворяться лишь наполовину, так как больше государство не может себе позволить.

Там, где это возможно, недвижимость возвращается "в натуре", но и в этом случае соблюдается принцип возврата только 50 процентов. То есть владелец мог бы получить только половину утраченного когда-то дома или завода. Вторую половину он может выкупить за деньги или на талоны, которые становятся главным инструментом реприватизации. Талоны вводятся потому, что, по оценкам правительства, не более 20 процентов из числа 2-3 миллионов бывших владельцев могут рассчитывать на возврат "в натуре", так как недвижимость, принадлежащая остальным, была продана или пришла в упадок.

Талонами можно будет платить за сельскохозяйственные угодья, недвижимость, а также за квартиры, выкупаемые у муниципалитетов и государственной казны. Их можно также продавать на свободном рынке или менять на сертификаты специального инвестиционного фонда. Этот фонд в течение 5 лет пополнится за счет акций приватизированных государственных предприятий общей стоимостью около 5 миллиардов долларов.

Закон относиться ко всем, кто в момент "отнятия" у них имущества были польскими гражданами, а также к их наследникам. Реприватизации подлежит как недвижимость, отнятая с нарушением закона, так и та собственность, которая была отнята согласно тогда существовавшим законам.

Значит ли это, что у крестьян будет отниматься земля, которую они получили в результате земельной реформы после войны? Нет. Но бывшие крупные землевладельцы могут рассчитывать на финансовое возмещение ущерба.

Одновременно с правительственным, Союзом левых демократических сил был внесен встречный законопроект - об истечении срока притязаний на реприватизацию и возмещении ущерба за конфискованное имущество. Проект предусматривает, что притязания бывших владельцев удовлетворялись бы лишь посредством реприватизационных талонов. Возврат "в натуре" не допускается. Стоимость талонов, приходящихся на одного человека, не может превысить 7 тысяч долларов. Талонами можно оплатить приобретение приватизированного государственного имущества. Можно ими также уплачивать налоги, можно пускать в оборот на бирже.

В отличие от правительства, левые силы хотят, чтобы закон относился только к тем, у кого имущество было отнято с нарушением закона, и кто в момент вступления закона в силу являются гражданами Польши. Авторы этого проекта говорят, что расходы по предлагаемой ими реприватизации будут в 10 раз меньше, чем расходы по осуществлению правительственного законопроекта.

Депутаты от левых сил и от крестьянской партии предложили отклонить правительственный проект в первом чтении, так как он, по их мнению, несовместим с Конституцией. Правительство хочет возвратить имущество бывшим владельцем с ущербом всему обществу, утверждают левые и крестьянские депутаты. Однако, парламентским большинством правительственный проект был поддержан, и оба законопроекта сейчас обсуждаются парламентскими комиссиями.

Было отклонено предложение крестьянской партии провести всенародный референдум по поводу реприватизации. Крестьянские политики, однако, не сдались. Они убедили парламентскую и внепарламентскую левую оппозицию присоединиться к идее референдума. На сей раз он предлагается в виде гражданской инициативы - сбора не менее полумиллиона подписей.

Подписанное таким образом обращение - провести референдум - вносится в Сейм, который обязан его рассмотреть, но не обязан последовать гражданскому предложению. Во всяком случае, Сейм не сможет скрыть подобное предложение. Правые парламентарии объявили, что они всячески будут сопротивляться референдуму, так как они считают, что восстановление исторической справедливости не решается путем всеобщего голосования.

Сергей Сенинский:

Спасибо, Ежи Редлих, наш корреспондент в Варшаве.

Либерализация внешней торговли бывших социалистических стран Центральной и Восточной Европы, а также республик бывшего СССР: больше плюсов или минусов, и возможен поворот вспять? Роль политики валютных курсов и внешнеторговый баланс этих стран. Этим вопросам посвящена специальная статья в последнем, октябрьском выпуске ежемесячного журнала "Business Central Europe". С основными положениям этой публикации вас познакомят Ирина Лагунина и Андрей Шароградский:

Ирина Лагунина и Андрей Шароградский:

В Центральной Европе вновь напомнили о себе торговые войны. Поляки спорят с чехами по поводу сахара, страны Балтии - из-за свинины, а венгры давно спорят с поляками по поводу торговли зерном, свининой и птицей. Во всех этих спорах нет ничего нового, просто они обострились в последние годы. Вопрос, по сути, ставится шире: что реально приобрели эти страны после либерализации торговли в начале 90-х годов?

Отчасти новая волна споров инициирована экономистами Запада, спорящих о причинах финансовых крахов в Азии или России. Это как бы обратная реакция на идеи свободного рынка, которые эксперты Международного валютного фонда и Всемирного банка привнесли в страны Центральной Европы в начале реформ. Имелось в виду, что быстро проведенная либерализация торговли и ценообразования будет способствовать ускоренной трансформации постсоциалистических экономик и повышению их конкурентоспособности.

Однако теперь скептики, во главе с ведущим экономистом Всемирного банка Йозефом Стиглицем, говорят о том, что для утверждения конкуренции гораздо важнее - структурные сдвиги, что либерализация торговли не является необходимой или достаточной - для создания конкурентной среды и модернизации экономик. И с ними соглашается ЮНКТАД - Конференция ООН по торговле и развитию, занимающаяся вопросами внешней торговли развивающихся стран. В последнем докладе этой организации отмечается, что кризис в Азии или России в минимальной степени затронул Китай и Индию, то есть именно те из развивающихся стран, которые не спешили с либерализацией торговли и финансовых рынков.

Оппоненты скептиков, наоборот, перечисляют выгоды от либерализации торговли: она сдерживает цены на импортные товары, а значит - и инфляцию, повышает уровень жизни, стимулирует иностранные инвестиции, а для стран Центральной Европы - еще и прокладывает путь в Европейский Союз. Впрочем, пока экономисты спорят о теории, странам Центральной Европы приходится решать весьма конкретные проблемы.

Важнейшей из них является внешнеторговый дефицит, то есть превышение импорта над экспортом. В Эстонии, например, он достиг уже 24 процентов от объема валового внутреннего продукта, в Хорватии - 19 процентов. Возникает давление на курс национальной валюты и всю макроэкономическую политику. Кроме того, под угрозу развала подпадают целые отрасли - например, текстильная, обувная промышленность или тяжелое машиностроение, и - особенно - сельское хозяйство - то есть отрасли, в которых конкуренция из-за рубежа оказывается непосильной для местных производителей. А отсюда и требования к своим правительствам - защитить местный рынок.

В каких-то случаях правительства прислушиваются к этим требованиям и возводят новые барьеры, что - в свою очередь - порождает новые торговые войны. Однако в целом - весь регион не очень-то приемлет протекционизм. Даже в России - все разговоры о нем (после кризиса в прошлом году) мало к чему привели. Конечно, некоторые импортные тарифы были повышены - скажем, на импортные сладости. Но главные из введенных правительством ограничений коснулись вовсе не импорта, а - экспорта, вспомним хотя бы о нефти и газе. Да и к западу от России, в странах Центральной Европы, правительства отвергают призывы к отступлению от либерализации торговли.

Для начала - это уже почти невозможно. Обязательства перед Всемирной торговой организацией, Европейским Союзом и Организацией по экономическому сотрудничеству и развитию оставляют странам Центральной Европы немного места для маневра. Например, новые импортные тарифы могут вводиться, но - только временно. Во-вторых, большинство зарубежных инвесторов - за либерализацию торговли. А их инвестиции крайне необходимы всем странам региона, чтобы поднять промышленность, стимулировать экспорт и сократить внешнеторговый дефицит.

Но что еще важнее - либерализация торговли сокрушает монопольное ценообразование на рынках этих стран и заставляет местные компании думать о собственной конкурентоспособности. И если компании стран Центральной Европы не выдерживают условий нынешнего торгового режима, они тем более не выживут в прямой конкуренции с компаниями из Европы Западной.

В спорах о торговых режимах некоторые вспоминают высказывание Бисмарка - "свободная торговля всегда будет оружием более сильной нации". Есть, впрочем, надежда, что одно из самых разрушительных из этих видов оружия - пресловутый антидемпинг - будет упразднен. Его правила позволяют запрещать импорт товаров, продаваемых по ценам ниже себестоимости. Отказ от этих правил означает, говорит г-н Стиглиц из Всемирного банка, что нормы международной торговли перечеркнут то, что может казаться нормальным для внутреннего рынка. Соединенные Штаты, например, фактически запретили весь импорт стали после того, как обвинили металлургические компании из России и Украины - наряду с компаниями из других стран - в демпинге.

Чтобы быть принятыми в Европейский Союз, странам Центральной и Восточной Европы предстоит огромная работа по обновлению законодательства, изменению таможенных регуляций, а также достижению стандартов Западной Европы во всем - от прав работающих до условий окружающей среды.

Вместе с тем, членство в Европейском Союзе будет означать возведение ими торговых барьеров для стран, не являющихся членами ЕС. Для таких стран, как Украина, это будет равнозначно созданию нового, на этот раз - "бумажного" занавеса. Одновременно, новые правила могут не совпадать с требованиями соглашений, которые уже действуют - например, о центрально-европейской зоне свободной торговли или Балтийского соглашения о свободной торговле. А Чехии, возможно, придется просить о некоем переходном периоде для изменения ряда положений таможенного союза со Словакией, если две страны не будут приняты в Европейский Союз одновременно.

Но, несмотря на все эти новые проблемы, торговый режим стран Центральной Европы, со вступлением их в Европейский Союз, станет еще более либеральным. Они по-прежнему будут много импортировать из западноевропейских стран. Тогда внешнеторговый дефицит становится практически неизбежным. Безопасных способов его сокращения - не так много. Экономисты отвергают разделение импорта на "хороший", когда речь идет об импорте технологий, и "плохой" - импорт потребительских товаров. Такое разделение, утверждают они, только нарушает баланс рынка, давая преимущества отдельным секторам экономики перед другими. В равной степени экономисты отвергают попытки стимулирования экспорта за счет госкредитов, полагая, что они уместны лишь в отдельных случаях - не более.

Единственно реальный путь воздействия на внешнюю торговлю в условиях либерального рынка, продолжают экономисты, - это национальная валюта. Расхождение с реальной стоимостью валют является для стран Центральной Европы одной из главных причин всех внешнеторговых проблем, полагает Зденек Драбек, ведущий экономист Всемирной торговой организации. По его словам, лишь Венгрия, и в меньшей степени - Польша, приняли новый вызов, позволив курсам национальных валют постепенно снижаться. В результате чуть выше, чем хотелось бы, оказываются темпы инфляции, но зато национальные экспортеры успешно продолжают свой бизнес.

В Чехии, напротив, - политика обменного курса гораздо жестче. Чешская крона была девальвирована в 1991 году, однако ее курс впоследствии сильно поднялся, что, на фоне нерешенных проблем в экономике, привело к валютному краху весной 1997 года, когда крону пришлось отпускать в свободное плавание. Однако Центральный банк и сейчас продолжает поддерживать ее курс, в результате чего складывается ситуация, сходная с той, которая предшествовала краху чешской кроны в 1997 году.

Что касается политики валютного комитета в Эстонии, то, как считает г-н Драбек, старший экономист Всемирной торговой организации, эта политика была оправдана лишь при становлении новой эстонской валюты. Теперь же срочно необходимо решать, как изменить эту политику, не пошатнув при этом доверия инвесторов. А это - весьма деликатная проблема. Странам Центральной и Восточной Европы остро необходим иностранный капитал. А иностранцы, в свою очередь, предпочитают стабильную валюту - наряду со свободной торговлей. Но приток денег из-за рубежа толкает курс национальной валюты вверх, что, со своей стороны, сдерживает экспорт и увеличивает угрозу валютного кризиса.

Впрочем, находятся выходы и из этой ловушки. Правительство Польши, например, недавно, решило направлять поступающие в страну прямые иностранные инвестиции на специальный счет, отводя их тем самым от финансовых рынков.

В конце концов, это - проблема баланса между требованиями инвесторов и экспортеров. Странам Центральной Европы необходим более открытый режим торговли, чтобы быть принятыми в Европейский Союз и добиться благополучия. И потому необходимо учиться решать проблемы, которые возникают при дальнейшей либерализации торговли. Их не может решить только политика реального курса национальных валют, но возвращение к протекционизму в торговле вообще не является решением.

Сергей Сенинский:

Напомню, Ирина Лагунина и Андрей Шароградский познакомили вас с основными положениями одной из публикаций в последнем, октябрьском номере ежемесячного журнала "Businee Central Europe".

Компания "Энциклопедия Британника", издающая самую именитую энциклопедию в мире, в минувший вторник впервые открыла бесплатный доступ к электронной версии энциклопедии в Интернете. Впрочем, желающих оказалось по всему миру так много, что все посещения сайта "britannica.com" завершаются пока на первой же странице. Здесь помещено вежливое заявление руководителя компании о том, что "Британника" в экстренном порядке решает технические проблемы, возникшие в связи с лавиной обращений. И что очень скоро к гигантской базе данных "Британники" получат бесплатный доступ все желающие.

Тему продолжает наш корреспондент в Нью-Йорке Владимир Морозов:

Владимир Морозов:

Энциклопедия "Британника" впервые была издана более 230 лет назад - в 1768 году - в Шотландии. И до сих пор энциклопедия именуется "старейшим из справочных изданий на английском языке". В течение многих лет издатели "Британники" заказывали материалы для нее выдающимся деятелям своего времени. Так, среди авторов энциклопедии значатся Вальтер Скотт и Томас Мальтус, Зигмунд Фрейд и Альберт Эйнштейн, Гилберт Кит Честертон и Джордж Бернард Шоу.

В 1901 издательство было куплено компанией "Сирз" из Чикаго, а спустя еще сорок лет - тоже чикагским бизнесменом - Уильямом Бентоном, одним из основателей крупной рекламной компании "Бентон энд Боулз". В период наибольшего коммерческого успеха - в 1989 году - доход компании составил 650 миллионов долларов. Позже прибыли значительно сократились, и в 1995-м году уже убыточное издательство купил швейцарский банкир Джакоб Сафра. За год до этого, в 1994, "Британника" стала первой энциклопедией в Интернете. Но, чтобы воспользоваться ее данными, необходимо было платить. Не так много, 5 долларов в месяц, но все же... За счет чего же будет существовать интернетовский вариант энциклопедии теперь? Я обратился с этим вопросом к вице-президенту компании "Энциклопедия Британника" Кенту Деверо.

Кент Деверо:

Если мы хотим выйти на более широкую аудиторию, мы не можем ориентироваться только на подписчиков. Теперь основным источником наших доходов будут реклама и спонсоры.

У нас такой объем информации, что в ней уместится огромное количество рекламы. На сайте "Британники" будет не только сама энциклопедия, но и политические и биржевые новости, сообщения о погоде, электронная почта. Плюс к тому - 75 журналов, в том числе "Ньюзуик", "Экономист", "Спорт-иллюстрейтэд", "Эсквайр" и другие солидные издания.

Владимир Морозов:

Мы говорили об интернетовской версии энциклопедии. Но многим, возможно, более известно книжное издание "Британники" - 32 солидных тома. В США, скажем, они стоят, 1250 долларов. Кто захочет теперь платить эти деньги, если ту же информацию можно бесплатно получить на экране своего компьютера? Не вытеснит ли интернет-версия печатное издание, на котором более 200 лет держалась "Британника"? Вице-президент компании Кент Деверо:

Кент Деверо:

Книжный рынок будет существовать всегда. Мы, кстати, уже объявили о предстоящем издании расширенной версии - 40-томной энциклопедии "Британника". Ее продажа начнется в 2002 году. Да, вы правы, в последнее время наше издание меньше покупают, но все же мы по-прежнему продаем более сотни тысяч энциклопедий в год. Покупают их в основном библиотеки, университеты, колледжи, а также отдельные коллекционеры.

Владимир Морозов:

В 1993 году "Британника" отвергла предложение корпорации "Майкрософт" о создании красочной мультимедийной версии энциклопедии на компакт-дисках. И тогда "Майкрософт" успешно реализовала эту идею вместе с другим издательством. Годом позже "Британника" выпустила собственную мультимедийную версию энциклопедии, однако она оказалась куда менее красочной и информативной, чем продукция конкурентов.

Некоторые эксперты полагают, что решение сделать сайт "Британники" в Интернете бесплатным - это своего рода капитуляция перед наступлением информационных технологий. Вице-президент компании Кент Деверо ставит вопрос иначе:

Кент Деверо:

Информация на нашем сайте в Интернете будет новейшей, гораздо новее, чем в печатном издании или версии на компакт-диске. Причем обновляться она будет каждую неделю. По объему она гораздо больше любой другой энциклопедии. Это 72 тысячи статей, 44 миллионов слов, большое количество фотографий, аудио- и видеоинформации.

Владимир Морозов:

На полке в нашей редакции стоят тома "Британники", изданные всего 25 лет. В них вообще нет слова "интернет". До последнего времени к интернетовской версии энциклопедии имели доступ более десяти миллионов пользователей. По словам вице-президента компании Кента Деверо, с появлением бесплатного сайта в Интернете речь пойдет о потенциальной аудитории в 200 миллионов человек.

XS
SM
MD
LG