Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Business & Money


- Сохранится ли компьютерная корпорация "Майкрософт" как единая компания?
- Достижения бизнеса ХХ века. Первая десятка. Передача 4-ая. Появление телевидения.
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

В минувшую среду глава американской компьютерной корпорации "Microsoft" Билл Гейтс обратился к ежегодному собранию акционеров компании. "Я по-прежнему верю, - заявил он с трибуны, - что суд Соединенных Штатов в конце концов признает деятельность компании "Microsoft" абсолютно законной и что она принесла огромную пользу потребителям". Более 3 тысяч акционеров компании устроили основателю "Microsoft" и создателю операционной системы "Windows" бурную овацию...

За пять дней до этого собрания окружной судья США Томас Джексон назвал корпорацию "Microsoft" монополистом, использующим свое монопольное положение на рынке программного обеспечения персональных компьютеров в ущерб другим компаниям.

Антимонопольный иск был предъявлен корпорации "Microsoft" министерством юстиции США и властями сразу 20 штатов страны еще в мае прошлого года. Об этом рассказывал тогда наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Дубинский.

Владимир Дубинский:

Суть обвинения против "Microsoft" сводится к тому, что эта компания "навязывает" производителям компьютеров и потребителям свои программы поиска в Интернете, сознательно ограничивая доступ к программам конкурентов. Как сказала, объявляя о решении подать на "Microsoft" в суд, министр юстиции США Джэнетт Рино, "эта компания использовала свою монопольную мощь для того, чтобы единолично контролировать рынок программ поиска в Интернете".

Решение о возбуждении дела против "Microsoft" было принято после того, как провалом завершились переговоры между представителями этой компании и министерством юстиции. "Microsoft" отклонила требования властей либо отказаться от включения в операционную систему "Windows - 98" своих собственных программ поиска, либо включить в эту систему программу поиска своего главного конкурента - компании "Netscape". "Microsoft" отвергает это требование "как неприемлемое" и заявляет, что это было бы равносильно тому, как власти потребовали бы от компании "Coca-Cola", чтобы в каждую партию своего напитка эта фирма включала бы несколько бутылок "Pepsi-Cola".

Глава "Microsoft" Билл Гейтс отрицает также, что его фирма нарушает антимонопольное законодательство, и заявляет, что действия министерства юстиции являются шагом назад и для потребителя, и для всей компьютерной промышленности, которая, как он выразился, является "лидером американской экономики".

Сергей Сенинский:

Осенью началось очередное антимонопольное расследование, (уже не первое в отношении "Microsoft" за последнее десятилетие), а из 20 штатов, поддержавших обвинения, осталось 19. С тех пор прошел почти год.

И совсем недавнее заявление окружного судьи - по этому делу - оказалось гораздо жестче всех звучавших ранее прогнозов. Наш корреспондент в Вашингтоне Владимир Морозов продолжает тему:

Владимир Морозов:

Всю минувшую неделю название компании "Microsoft" и имя ее основателя и владельца Билла Гейтса не сходят с первых страниц ведущих американских газет.

5 ноября судья окружного федерального суда в Вашингтоне Томас Джексон объявил, что компания "Microsoft" является монополией на рынке операционных систем для персональных компьютеров и что она использует свое монопольное положение для вытеснения конкурентов. В заявлении, изложенном на 207 страницах, судья, по сути, полностью поддержал основные обвинения, выдвинутые против корпорации "Microsoft" правительством США и 19 штатами еще осенью прошлого года. Что же конкретно вменяется компании в вину? Говорит заведующий кафедрой компьютерных информационных систем факультета бизнеса Католического университета Нью-Йорка Эндрю Русакофф.

Эндрю Русакофф:

"Microsoft" сделала бесплатным свой фирменный браузер "Explorer", то есть программу просмотра и поиска информации в Интернате. Покупатели теперь получают эту программу в пакете вместе с операционной системой "Windows". Казалось бы, что плохого в такой щедрости?

Но дело вовсе не в доброте душевной. Позиции "Microsoft" на рынке программ для персональных компьютеров настолько сильны, что компании ничего не стоит отдать бесплатно какой-то продукт, чтобы оттеснить аналогичные продукты конкурентов, в частности, подобный браузер компании "Netscape". Браузер "Internet Explorer" корпорации "Microsoft" интегрирован в операционную систему "Windows" таким образом, что владелец персонального компьютера не может его отключить.

Есть и другие примеры. Билл Гейтс обратился к корпорации "Compaq", одному из крупнейших в мире производителей персональных компьютеров, и предложил ей на льготных условиях использовать программы "Microsoft" в новых моделях производимых "Compaq" компьютеров. Но предложение было таковым: мы предоставим вам наши программы, если вы откажетесь от сотрудничества с компанией "Netscape", которая предлагает аналогичный интернетовский браузер.

Потребителям просто некуда деваться, ведь созданная Билом Гейтсом и корпорацией "Microsoft" операционная система "Windows" обеспечивает работу более 90 процентов всех персональных компьютеров в мире. В таких условиях можно диктовать любые цены. И в 1997 году обновленную версию своей операционной системы "Microsoft" продавала явно гораздо дороже, чем она того стоила. Но покупатели платили, потому что у них не было выбора. Это и называется использованием компанией своего монопольного положения для захвата рынка.

Владимир Морозов:

Министр юстиции США Джэнет Рино назвала заявление окружного судьи по делу "Microsoft" большой победой для американских потребителей. Но почему тогда борьба за их интересы с помощью судебной инстанции началась только полтора года назад? Ведь то, что "Майкрософт" занимает доминирующее положение на рынке, известно давно...

Эндрю Русакофф:

Когда компания, в данном случае - "Microsoft" - выпускает необходимый продукт, это выгодно всем потребителям. Само по себе монопольное положение - еще не преступление. Но использование этого положения, чтобы не допустить на рынок продукцию конкурентов - это уже нарушение закона. И федеральному правительству пришлось вмешаться.

Владимир Морозов:

Окончательного решения суда следует ожидать не ранее, чем в начале будущего года. Но многие эксперты полагают, что весьма жесткий тон обнародованного 5 ноября заявления уже, по сути, предопределяет окончательный вердикт. С этим не согласен нью-йоркский адвокат, совладелец одной из юридических фирм в Манхэттене Джон Харкрайдер.

Джон Харкрайдер:

Судья еще не заявил, что "Microsoft" преступила закон. Он только сказал, что корпорация является монополией. Теперь суду предстоит решать, нарушен ли в данном случае закон. Затем ему предстоит определить пути исправления положения. В качестве одного из них может быть предложено и разделение единой ныне компании на несколько. Но нетрудно догадаться, что, вынеси суд такое решение, то, по всей вероятности, тут же последуют апелляции - вплоть до Верховного Суда!

Владимир Морозов:

Вместе с тем, считает адвокат, сам факт обнародования мнения суда еще до вынесения окончательного вердикта говорит о том, что суд как бы раскрывает карты и тем самым предоставляет корпорации "Microsoft" широкие возможности для выбора различных вариантов внесудебного разрешения конфликта.

О такой возможности, кстати, заявил уже и сам Билл Гейтс. Он сказал, что готов искать пути решения проблемы, которые удовлетворили бы и правительство, и компанию, а главное - потребителей.

Дело против корпорации "Microsoft", одной из самых крупных компаний мира, называют сейчас уникальным. Но если вспомнить, прецеденты уже случались. Об одном из них рассказывает научный сотрудник исследовательского института "Брукингз", бывший работник антимонопольного отдела Министерства юстиции США Роберт Лайтон:

Роберт Лайтон:

Существуют специальные законы, направленные против компаний, пытающихся монополизировать рынок. Вспомним хотя бы дело американской телефонной корпорации "AT&T", тянувшееся с середины 70-х до середины 80-х годов. Она пользовалась незаконными методами, чтобы помешать конкурентам, выходившим на рынок междугородной телефонной связи. И в конце концов правительство приняло решение о разделении "AT&T" на несколько самостоятельных компаний, которые конкурировали бы между собой.

Нынешнее дело с корпорацией "Microsoft" - на мой взгляд, полная аналогия. Судебное расследование выявило, что корпорация предприняла ряд шагов, чтобы помешать другим компаниям создавать свои операционные системы.

По мнению судьи, именно так "Microsoft" вела себя по отношению к компаниям "Apple", "IBM", "Compaq" и некоторым другим. И теперь, как мне представляется, Министерство юстиции может обратиться к правительству США с предложением разделить "Microsoft" на несколько отдельных компаний.

Владимир Морозов:

Понятно, что в случае с телефонной компании "AT&T" суд и федеральное правительство настояли на соблюдении антимонопольного законодательства. Закон восторжествовал.

Но как это решение в целом отразилось на экономике страны? И что выиграл от этого рядовой потребитель?

Роберт Лайтон:

После разделения корпорации "AT&T" ее место на рынке телефонных услуг заняли сразу несколько компаний: и такие известные, как "MCI" и "Sprint", и целый ряд более мелких. В результате конкуренции между ними и отчаянной борьбы за клиентов цена одной минуты междугороднего телефонного разговора быстро сократилась вдвое, если не больше.

Кроме того, раньше у монополиста "AT&T" не было особых стимулов непрерывно развиваться технически - скажем, своевременно заменять обычные медные провода новым кабелем из оптического волокна. Зато такой кабель стал очень широко применяться сразу после раздела компании-монополиста, так как занявшие ее место на рынке конкурирующие компании буквально наперегонки начали заниматься технологической модернизацией.

В результате на рубеже 90-ых годов, когда начал распространяться Интернет, вся страна была уже опоясана сетью новейших оптических кабелей.

Вот так разделение на несколько компаний телефонного монополиста - корпорации "AT&T" - способствовало тому, что Соединенные Штаты оказались весьма подготовлены к широкому распространению Интернета, к тому, какую роль он приобрел сегодня.

Владимир Морозов:

Судебные процессы против монополии не всегда завершались так, как в описанном случае с корпорацией "AT&T". Скажем, начатый в конце 60-х годов процесс против крупнейшей тогда в своей отрасли компьютерной компании "IBM" продолжался целых 13 лет и в конце концов был прекращен. Злые языки утверждали, что от этого процесса никто ничего не выиграл, кроме адвокатов.

В борьбе против монополии "IBM" куда большего успеха добились тогда компании-конкуренты. Они стали предлагать современные и более дешевые технологии, чем не только основательно потеснили на рынке гиганта "IBM", но и лишили его лидерства в отрасли. Теперь, как предполагают некоторые эксперты, нечто подобное может произойти или уже вот-вот произойдет с корпорацией "Microsoft".

Однако, даже несмотря на столь мрачные прогнозы и шумиху, поднятую вокруг "Microsoft", биржевая стоимость акций компании изменилась в последние дни лишь незначительно. И уверенность в стабильном будущем компании выразили не только владельцы ее акций.

Опрос общественного мнения, проведенный институтом Гэллапа с 4 по 7 ноября, то есть уже во время суда и сразу после публикации нашумевшего заявления судьи, показал, что 68 процентов опрошенных относятся к Биллу Гейтсу положительно и только 19 процентов - отрицательно. Более половины всех опрошенных - 54 процента - заявили, что они против возможного разделения компании.

Впрочем, антимонопольное разбирательство деятельности корпорации "Microsoft", как и вообще будущее созданной Биллом Гейтсом компьютерной империи, будут решаться не на фондовой бирже и не путем опросов общественного мнения, а в суде Соединенных Штатов. Окончательное решение - именно за этой инстанцией.

Сергей Сенинский:

Владимир Морозов, наш корреспондент в Нью-Йорке.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 12 ноября. Центральная тема номера - дело компании "Microsoft". С обзором вас познакомит Ирина Лагунина.

Ирина Лагунина:

До окончательного решения по делу корпорации "Microsoft" пройдет еще немало времени, пишет "Экономист". Только что завершившееся судебное разбирательство, имевшее целью "установление фактов", продолжалось больше года. Если судья Джексон - в начале будущего года, как ожидается, - вынесет решение о том, что корпорация нарушила антимонопольное законодательство, то уже другое судебное разбирательство должно определить конкретное наказание. После этого "Microsoft" может обратиться с апелляцией -вплоть до Верховного суда Соединенных Штатов. Таким образом, пройдет еще около двух лет прежде чем какие-либо конкретные меры будут приняты против детища Билла Гейтса.

Однако уже сейчас ясно, что установленные в ходе судебного разбирательства факты образуют непоколебимую основу для вынесения окончательного решения. Судья Джексон представил "Microsoft" таким хищным монополистом, что решение может быть самым радикальным - вплоть до разделения корпорации на несколько отдельных компаний.

Монопольное положение и огромные прибыли корпорации, превышающие совокупный объем прибыли 500-т других крупнейших компаний программного обеспечения, дают "Microsoft" возможность препятствовать появлению на рынке технологических новинок других компаний, причиняя им тем самым ощутимый ущерб. До сих пор корпорация успешно отбивала все попытки антимонопольных органов США изменить положение вещей. Поэтому теперь министерство юстиции вряд ли ограничится единичными мерами в отношении "Microsoft". Скорее всего, понадобится система постоянного и жесткого контроля за деятельностью напористого гиганта, отмечает "Экономист".

Доля корпорации "Microsoft" на мировом рынке операционных систем для персональных компьютеров достигает 95 процентов. Под операционную систему "Windows" подстраивают свои прикладные продукты большинство компаний программного обеспечения. Сейчас таких программ, приспособленных к "Виндоуз", насчитывается около 70 тысяч - по сравнению всего с несколькими десятками, которые используются в конкурирующих операционных системах. Привязка компьютерной индустрии к операционной системе "Windows" настолько велика, что даже повысь сейчас "Microsoft" ее цену вдвое, то и тогда доля корпорации на рынке начала бы сокращаться лишь через много лет, подчеркивает "Экономист".

Сегодня монопольному положению "Microsoft" едва ли кто-то реально угрожает. Правда, корпорация "Netscape" вышла на рынок с программой "Netscape Navigator" - для поиска и просмотра информации в Интернете. Корпорации "Sun Microsystems", "Intel" и "Apple" предлагают пользователям собственные интерфейсы, которые могут составить определенную конкуренцию "Windows". Примечательно, однако, что ни эти новинки конкурентов "Microsoft", ни даже само судебное разбирательство пока практически никак не отразились на положении корпорации. Более того, за те почти полтора года, которые понадобились судье Джексону, чтобы определить "Microsoft" как компанию-монополиста, рыночная стоимость ее акций увеличилась вдвое - до 470 миллиардов долларов.

Акционеров "Microsoft", судя по всему, совершенно не смущает перспектива разделения корпорации на несколько компаний. Возможно, они исходят из того, что подобные операции в прошлом зачастую приносили акционерам только пользу. Так, в 1911 году была разделена нефтяная монополия "Standard Oil". Всего через 10 лет общая рыночная стоимость акций выделившихся из ее состава компаний увеличилась в четыре раза. Разрушение монополии "Microsoft" и внедрение реальной конкуренции на рынке программного обеспечения стало бы мощным импульсом для появления технологических новинок и значительно расширило бы выбор для потребителей, заключает "Экономист".

Можно любить или ненавидеть Мишеля Камдессю, который на днях объявил о предстоящем уходе с поста исполнительного директора Международного валютного фонда, но игнорировать его невозможно, пишет "Экономист". В течение 13 лет он оказывал огромное влияние на формирование мировой экономической политики.

На первый взгляд, трудно понять, почему Фонд под руководством Камдессю подвергался такой ожесточенной критике и справа, и слева. Ведь выдвинутая Фондом доктрина о том, что макроэкономическая стабильность и рыночная экономика являются основными условиями устойчивого экономического роста, воспринимается сейчас как аксиома практически во всех странах.

Одна из причин критического отношения заключается в том, что Камдессю не удалось избавить Фонд от имиджа этакого "козла отпущения", так или иначе несущего ответственность за все экономические неурядицы в мире. Равным образом, ему не удавалось убедительно преподнести общественности несомненные достижения Фонда.

Однако глубинной причиной не лучшего имиджа Международного валютного фонда стала его неспособность заставить правительства стран-клиентов Фонда проводить ответственную экономическую политику. Правительства обращаются к МВФ только в случае острых экономических кризисов, требующих самых жестких решений. "Мы вынуждены идти на хирургическую операцию, в то время как болезнь вполне можно было вылечить с помощью своевременно принятых таблеток аспирина",- считает Мишель Камдессю. И понятно, что Международный валютный фонд всегда выглядит в таких случаях суровым врачевателем.

Кроме того, пишет "Экономист", МВФ под руководством Камдессю заслуживает критики и за то, что часто, взявшись за одну конкретную программу, старался решить параллельно слишком много других задач.

Поэтому преемнику Мишеля Камдессю следует ограничить общее число программ Фонда и оказывать поддержку только тем странам, правительства которых безоговорочно встали на путь необходимых экономических реформ. Кроме того, МВФ стоит отказаться и от дорогостоящих программ по поддержанию курсов национальных валют - как, например, в России или Бразилии. Все это огромные проблемы. Но Международному валютному фонду нужен не только новый руководитель, но и новая позиция, заключает "Экономист".

Спасибо, Ирина Лагунина познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 12 ноября.

"Достижения бизнеса ХХ века. Первая десятка. Мы повторяем сегодня передачу 4-ую этого специального цикла программы Радио Свобода "Дело и Деньги". - Появление телевидения.

Сергей Сенинский:

Первой работающей телевизионной системой считается изобретение немецкого инженера Пауля Нипкова, сделанное еще в 1884 году. Конструкция положила начало созданию так называемого механического телевидения. Электронное пришло на смену изобретению Нипкова лишь пятьдесят лет спустя. Рассказывает Отто Хербер, директор Музея телевидения, город Майнц, Германия:

Отто Хербер:

Пауль Нипков изобрел названный позже его именем диск, с помощью которого изображение преобразовывалось в электрические импульсы. Это был диск с определенным числом отверстий, расположенных по спирали, напротив которого устанавливался фотоэлемент. И свет попадал на фотоэлемент через этот диск.

Кстати, когда он сделал свое открытие, Пауль Нипков был студентом, совсем молодым человеком. Патент на изобретение ему удалось получить не сразу. По окончании университета он начал работать в управлении железных дорог, где занимался конструированием сигнальных систем. И многие из его изобретений в этой области также были запатентованы, прежде всего - системы аварийной сигнализации. Но главным его открытием, безусловно, оказалось, как потом называли, механическое телевидение.

Нипков вращал диск над картинкой или объектом. Световые импульсы, проникавшие через отверстия диска, превращались фотоэлементом в электрические сигналы. Тогда количество строк на экране было небольшим - около 300, то есть свет проникал на объект через триста отверстий. И механически сканируемая телевизионная "картинка" была очень грубой. Со временем качество, разумеется, изменилось, и уже после Второй мировой войны был принят современный стандарт в 624 строчки.

Сергей Сенинский:

Принцип сканирования с помощью диска Нипкова стал основой для телевизионной системы шотландского ученого Джона Бэрда, который в 1926 году впервые продемонстрировал публике передачу изображения и воспроизведения его на экране. Рассказывает Джон Тренот, руководитель отдела телевидения лондонского Музея Науки:

Джон Тренот:

Телевизионная система шотландского ученого Джона Бэрда очень отличалась от современного телевидения. Она была основана на механической системе сканирования с использованием металлического диска с отверстиями - изобретения Пауля Нипкова. Достоинство системы Бэрда заключалось в том, что из-за очень малой разрешающей способности экрана можно было передавать телевизионное изображение, используя обычную средневолновую радиосистему. Бэрд мог передавать изображение, используя радиосистему компании Би-Би-Си. Я говорю сейчас о середине 20-х годов.

Бэрд первым в мире продемонстрировал телевизионное изображение, которое, однако, было размером примерно с почтовую марку. Оно было очень слабым и мерцающим, с очень невысокой разрешающей способностью. Многие ученые, знакомые с системой Бэрда, отмечали, что ее нельзя было усовершенствовать в рамках самой этой системы без изменения фундаментальных технологических принципов работы телевидения.

И лишь изобретения, сделанные в Америке, в лаборатории компании "Эр-Си-Эй", которую возглавлял Владимир Зворыкин, и проделанные в то же время работы в лаборатории фирмы "ЭМИ" (EMI) в Англии под руководством Исаака Шонберга привели к созданию электронного телевидения.

Сергей Сенинский:

Владимир Зворыкин, русский инженер и один из создателей современных телевизоров, родился в 1889 году в Муроме. В 1919 эмигрировал из России в США. Сегодня его имя - в Национальной Палате Славы Соединенных Штатов.

Владимир Зворыкин много лет проработал в Радиокорпорации США - Ар-Си-Эй -, которую 40 лет подряд возглавлял, пожалуй, самый авторитетный менеджер в истории американского телевидения - Давид Сарнов, также - выходец из России. Семья эмигрировала в США, когда ему не было 10 лет. Марат Дымов, наш корреспондент в Минске рассказывает:

Марат Дымов:

Давид Сарнов родился в 1891 году в деревне Узляны в 40 километрах от Минска. Сегодня здесь около 400 жителей. В деревне о Сарнове знают немного. Несколько лет назад сюда приезжали его родственники из Америки, от них узлянцы и узнали об своем, оказывается, знаменитом земляке.

Правда, документальные свидетельства о его рождении в Узлянах не сохранились. Как сказали мне в сельсовете, архив ведется только с 1944 года, прежний сгинул в войну. Не осталось документов, не осталось и людей, которые могли бы помнить семью Сарновых. В 1943 году нацисты расстреляли почти всех евреев, живших до войны в Узлянах - 375 человек. Чудом остались в живых единицы.

Нет материалов о Сарнове и в местном краеведческом музее. Председатель узлянского сельсовета, узнав о моем интересе к Давиду Сарнову, попросила меня прислать для музея хотя бы копию статьи о нем из энциклопедии. "Все-таки наш земляк", - сказала она.

Сергей Сенинский:

Давид Сарнов начинал в Нью-Йорке с разноски газет. Выучился на телеграфиста и попал в телеграфную компанию "Маркони". Звездный час наступил 14 апреля 1912 года, когда никому

неизвестный телеграфист поймал сигнал "SOS" с тонущего в Атлантике "Титаника".

Давид Сарнов не отходил от телеграфного ключа трое суток, оповещая мир о том, что произошло в океане...

Спустя 9 лет, уже в должности крупного менеджера Американской Радиокорпорации, Давид Сарнов представил первую модель дешевого массового радиоприемника. В течение всего трех лет их было продано на 80 миллионов долларов. В это время Владимир Зворыкин работал в компании "Вестингауз". Дэвид Бушман, куратор нью-йоркского Музея радио и телевидения рассказывает:

Дэвид Бушман:

Давид Сарнов привёл Зворыкина в компанию RСА году в 1929-1930. Владимир Кузьмич Зворыкин к тому времени уже 10 лет как работал в компании "Вестингхауз электрик", но там не очень обращали внимание на его исследования в области передачи изображения - электронного телевидения. Сарнов, став президентом RСА в 1930 году, открыл Зворыкину "зелёную улицу", сразу отдав предпочтение именно электронной передаче изображения - перед механической .

В 1931 году Владимир Зворыкин создал первую в мире передающую электронную трубку, положившую начало развитию электронного телевидения. Она тогда называлась "иконоскоп". Интересен такой исторический факт беседы этих двух титанов американского телевидения. Во время одной из первых встреч Сарнов спросил у Зворыкина, во что может обойтись компании RСА становление электронного телевидения? Зворыкин ответил, что, примерно, в 100 тысяч долларов. Сарнов расхохотался: он ожидал совсем другого. Он был уверен, что об успехе или провале электронного телевидения можно будет судить только после того, как компания вложит в его развитие не менее 100 миллионов долларов. Эти люди мыслили разными масштабами.

Сергей Сенинский:

Эра электронного телевидения приближалась. Но первое регулярное телевизионное вещание началось в 1935 году в Германии.

Рассказывает Гюнтер Бартош, немецкий историк телевидения.

Гюнтер Бартош:

Тогдашнее министерство пропаганды Геббельса с самого начала вообще не очень интересовалось развитием телевидения. По одной простой причине: телевидение в те времена делалось только "живьем", то есть с непосредственной трансляцией, которую уже нельзя было контролировать. А Геббельсу и его министерству пропаганды была важна возможность цензуры. Когда они имели дело с обычными художественными или документальными фильмами, которые демонстрировались в кинотеатрах, все было просто: из них можно было вырезать все, что угодно. В случае телевидения это было тогда технически невозможно.

Однако, утверждать, что телевидение мало интересовало нацистское государство, было бы неверно. Во время войны, например, его использовали и для развлечения раненых немецких солдат, находящихся в госпиталях. Немецкий телевизионный передатчик был установлен даже в оккупированном Париже.

В первые годы телевещание в Германии велось два часа в день, и программа представляла собой достаточно пеструю смесь новостей, репортажей, которые делали сотрудники телестудии, и, разумеется, развлекательных программ.

Сергей Сенинский:

Да, Германия действительно первой начала регулярное телевещание, отмечают многие историки телевидения, однако программы передач не публиковались тогда заранее в газетах. А вот так, чтобы - заранее, в газетах... - такое вещание впервые началось в Великобритании в 1936 году.

Джон Тренот:

В тот день, в ноябре 1936 года, когда в Англии началось первое регулярное телевещание, в Лондоне насчитывалось около 400 телевизоров. В то время, чтобы смотреть телевидение "Би-Би-Си", нужно было купить специальную лицензию. Зная количество проданных лицензий, можно определить и количество телевизиров.

К началу Второй мировой войны (во время войны телевизионное вещание в Англии временно было прекращено) в стране насчитывалось уже около двух тысяч телевизоров. Что немного, конечно. В 1953 году, например, накануне коронации королевы Елизаветы II, в Великобритании насчитывалось уже более 1 миллиона телевизоров. И в считанные недели их стало около двух миллионов. Это объясняется просто: очень многие люди захотели увидеть коронацию по телевидению.

Сергей Сенинский:

Регулярное телевещание в Соединенных Штатах началось лишь в конце 30 годов:

Дэвид Бушман:

В 1931 году компания RСА провела пробные телепередачи в Нью-Йорке и президент RСА Давид Сарнов предсказал, что в течение ближайших 5 лет телевидение станет такой же неотъемлемой частью жизни американцев, как когда-то стало радио. И хотя прогноз этот оказался слишком поспешным, телевизионная лихорадка в США стремительно набирала обороты в 30-е годы, и этому значительно способствовал Давид Сарнов.

В 1932 году Национальная Радиовещательная Корпорация - NBC, принадлежавшая сарновской RCA, начала экспериментальные телепередачи с самого высокого здания в Нью-Йорке - Эмпайр Стейт Билдинг. А в 1935 году Давид Сарнов объявил, что его компания готова вложить 1 миллион долларов в развитие телевизионных программ. Такое приличное по тем временам инвестирование имело большое символическое значение: это был знак того, что весьма авторитетный бизнесмен и один из крупнейших менеджеров Америки действительно верит в то, что телевидение войдёт в жизнь американцев. Теперь требовалось, чтобы телевизионные станции и заводы по производству телевизоров выработали единые стандарты. Вопрос о стандартах был поднят уже в следующем году на слушаниях в Федеральной Комиссии по средствам коммуникации- FСС.

Однако регулярное телевизионное вещание началось в США в 1939 году с показа церемонии открытия нью-йоркской Всемирной ярмарки. В этот день было показано выступление Сарнова о перспективах телевидения, а Франклин Рузвельт стал первым президентом США, выступившим по телевидению. В том же году были впервые показаны матчи по бейсболу и американскому футболу. В 1940-м году телевизор можно было купить примерно за 400 долларов. Это было по тем временам очень дорого. Во всем Нью-Йорке тогда было не более 3 тысяч обладателей домашних телевизоров. Но большую часть времени на экране можно было видеть только пробную сетку. Передач было мало.

Сергей Сенинский:

Итак, не более 3 тысяч телевизоров - в Нью-Йорке в конце 30-ых годов. Великобритания начинала регулярное вещание с 400.

Джон Тренот:

В то время телевизионные приемники были крайне дороги. Скажу только, что стоимость нового телевизора в Англии в 1936 году равнялась стоимости двух новых недорогих легковых автомобилей.

У самого дешевого приемника был крошечный экран - размером 12 см по диагонали. Он стоил примерно 35 фунтов. Еще дешевле был телевизор, у которого не было звука. В этом случае можно было использовать радиоприемник и таким образом совместить звук с телевизионным изображением. Телевизоры с большим экраном, скажем, 40 сантиметров по диагонали, стоили примерно 40-50 фунтов. А в те годы средняя зарплата рабочего составляла 7-8 фунтов в год.

Так что в то время телевидение могли себе позволить только очень богатые люди. Именно поэтому первые британские телепрограммы были ориентированы именно на таких зрителей.

Регулярное телевещание в Великобритании начиналось со спортивных программ, причем речь идет не о популярных в широких массах видах спорта, вроде футбола, а о таких видах спорта, как гольф или академическая гребля. Первые программы включали также демонстрацию бальных танцев и мюзиклы. Театральные актеры приезжали в телестудии и повторяли там сценические постановки.

Сергей Сенинский:

В Германии, открывшей в мире эру регулярного телевещания, перед Второй мировой войной телевизоров в частном пользовании, как выясняется, не было вообще.

Гюнтер Бартош:

В Германии в 1937 году насчитывалось около 200 телевизионных приемников. В 1939 году, в канун войны, - примерно 250.

Надо особо подчеркнуть, что в частном пользовании в Германии в те годы не было практически ни одного телевизора. Только избранные могли их иметь: собственно телевизионные фирмы, а также министерства и высшие функционеры нацистского режима. Лишь небольшое количество телевизоров было установлено в так называемых "общественных телевизионных залах" в крупных городах. Вот таким образом были распределены в 1937 году те самые 200 телевизоров.

Ну, а если предположить, что телевизоры тогда появились бы в Германии в открытой продаже, то они стоили бы 450-500 рейхсмарок. В то время, даже для квалифицированного специалиста, это была очень высокая месячная зарплата.

Перед самым началом войны в Германии приступили к проекту создания так называемого "народного" телевизора. Однако успели выпустить всего около 150 аппаратов этого типа - с началом войны это производство было свернуто.

Сергей Сенинский:

Во время войны и Старому, и Новому Свету было не до развития телевидения. Но после войны его темпы превзошли все ожидания. Особенно это касалось коммерческого телевидения в США.

Дэвид Бушман:

Сначала телевидение не было коммерческим. Просто потому, что мало кто верил в его финансовое будущее. Вся концепция рекламных объявлений была радийной, а не телевизионной. Коммерческое телевидение официально было разрешено Федеральной Комиссией по системам коммуникаций с 1 июля 1941 года. И первой коммерческой телестанцией стала нью-йоркская WNBT, продававшая рекламодателям 15 часов в неделю.

Спонсоры, покупая эфирное время, должны были сами спонсировать и телепрограмму. В титрах передачи значилось и имя спонсора. Другими словами, рекламодатели были одновременно и продюсерами, и несли ответственность за саму передачу. Первой стала реклама ручных часов компании "Бьюлов Уотч". Эту рекламу показали во время бейсбольного матча.

На время Второй мировой войны весь процесс развития коммерческого телевидения был остановлен. А в 1945 - возобновлён. В 1948 году в США уже было 36 действующих телевизионных станций и ещё 70 строились. В домах у американцев к тому времени было около 1 миллиона телевизоров.

Пат Уивер, вице-президент компании NВС, являвшейся частью RCA, возглавляемой Давидом Сарновым, отвечал за телевидение в этой телерадиовещательной компании. При нём в 1951 году разгорелся скандал с телеконкурсом на проверку знаний ("Quiz-Show"). Продюсерами шоу были спонсоры-рекламодатели и многие обвинили их в махинациях. И тогда Пат Уивер выступил с инициативой передать производство телепрограмм самим телекомпаниям, "забрав" его у рекламодателей.

Его идея получила название "Журнальная концепция". Если вы возьмёте журнал, то увидите на его страницах рекламу разных компаний. На телевидении раньше спонсор-продюсер "запускал" в спонсируемой им передаче только свою рекламу. И теперь эту практику прекратили. Телекомпании вернули себе контроль над программами. И стали продавать рекламное время в эфире разным компаниям. Эти ключевые для развития коммерческого телевидения события происходили в США в 50 годы.

Сергей Сенинский:

По другую сторону Атлантики, в Великобритании, коммерческое телевидения появилось спустя 10 лет по окончании Второй мировой войны:

Джон Тренот:

Британское правительство в начале 50-х годов крайне негативно относилось к коммерческому телевидению. Особенно яростно против него выступал тогдашний премьер-министр Уинстон Черчиль. Он говорил о коммерческом телевидении как о дешевом и вульгарном развлечении. Конечно, он сравнивал его содержание тогда с высоким качеством программ "Би-Би-Си", где и до сих пор запрещена платная реклама.

Лишь в 1954 году британский парламент принял закон, разрешающий коммерческое телевизионное вещание. И первые программы коммерческого телевидения появились в сентябре 1955 года. Правила, его регулирующие, были довольно жесткими. Разрешалось, например, делать не более трех перерывов в час на рекламу, причем сам этот перерыв не должен был превышать полутора минут.

Сергей Сенинский:

Массовое цветное телевидение впервые появилось в США. Уже в январе 1953 года федеральная комиссия утвердила единый для него технический стандарт - известный сегодня как NTSC. Он был разработан все той же компанией "Ар-Си-Эй" Давида Сарнова. А принадлежащая ей телекомпания NBC уже в 1963 году транслировала цветные программы 40 часов в неделю.

Джон Тренот, из Лондонского Музея науки:

Джон Тренот:

На ранней стадии развития телевидения наибольшие трудности с его распространением испытывали две страны - США и Россия. Причина в том, что обе эти страны представляют собой огромное пространство с различными временными зонами.

В США появилось кабельное телевидение, соединившее различные города. Это позволяло транслировать одну и ту же программу в разных регионах страны. Кроме того, США, как и Россия, - огромная страна с невысокой плотностью населения во многих районах. Невозможно же покрыть трансляционными вышками всю страну!

В России, кстати, впервые была использована спутниковая технология - еще до того, как технические возможности телевизионных приемников позволили принимать спутниковый сигнал. И даже первая горизонтальная телесистема в России использовала спутники на низкой орбите.

В США пошли по другому пути и начали "соединять" города телевизионными кабелями. Кабельное телевидение позволяло его абоненту принимать столько каналов, сколько он пожелает.

В Европе, где страны по площади сравнительно невелики, а плотность населения, наоборот, значительно выше, чем в Америке и России, экономически более рентабельным было строительство сети наземных трансляционных станций, покрывающих всю страну.

Но когда в последние годы технические возможности позволили начать массовое спутниковое телевизионное вещание, началась острая борьба между компаниями кабельного и спутникового телевидения. Кабельное телевидение есть и в Европе, но те его абоненты, которые хотят иметь дополнительные каналы, пользуются и спутниковым телевидением.

XS
SM
MD
LG