Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика


- Кредитные рейтинги России до и после парламентских выборов.
- Российский рынок внутреннего долга: что остановило министерство финансов?
- Либерализация рынка валюты в Белоруссии.
- На Украине - оживление на рынке отечественных автомобилей.
- Почему агентство "Standard & Poor's" включило США в группу стран, подверженных кредитным рискам?
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Парламентские выборы в России, точнее - их результаты, сами по себе, повлияли ли на международные рейтинги России, выставляемые ведущими рейтинговыми агентствами? На рейтинги, которые для абсолютного большинства иностранных инвесторов являются едва ли не главными индикаторами инвестиционного климата в той или иной стране, показателем степени риска инвестиций в этой стране.

Помнится, 12 марта прошлого, 1998 года, когда одно из ведущих мировых рейтинговых агентств - американское "Moody's" объявило о снижении ранее присвоенного России рейтинга, в Кремле состоялся такой диалог между президентом Борисом Ельциным и первым вице-премьером Анатолием Чубайсом, переданный в вечерних выпусках теленовостей:

Борис Ельцин:

Что, неужели, понимаешь, рейтинг понизили или хотят понизить?

Анатолий Чубайс:

Конечно, не радостное событие. Но я бы тут катастрофы совсем не видел. Не тот случай. Они борются за свои собственные рейтинги, потому что они проглядели азиатский кризис, они не предвидели азиатских проблем, а теперь они пытаются, как бы компенсировать это. Посмотрим, мы еще докажем, кто на самом деле был прав, а кто не был прав.

Сергей Сенинский:

Напомню, этот разговор состоялся 12 марта 1998 года. Через 5 месяцев и 5 дней наступило 17 августа...

Наш собеседник сегодня - сотрудник рейтингового агентства "Moody's" Дэйвид Леви:

Дейвид Леви:

С тех пор рейтинг понижался несколько раз. Но снижение началось еще до объявления дефолта в августе 98 -го года.

Наше агентство - "Moody's" - снизило рейтинг России еще в марте 1998 года, когда мы зафиксировали резкий рост долгов правительства страны по краткосрочным облигациям. Мы вновь понизили рейтинг в июне 1998 года, а в следующий раз - уже после 17 августа. Все эти снижения и привели рейтинг России к его нынешнему уровню.

Мы определяем в отношении той или иной страны несколько рейтингов, но один из них - особый. Это показатель кредитоспособности самого правительства. В данном случае - российского. И другие рейтинги - отдельных регионов или компаний - не могут быть выше, чем рейтинг правительства.

Так вот сейчас этот рейтинг относится к российским правительственным еврооблигациям и составляет, по классификации нашего агентства, "3B". Это рейтинг означает "очень высокий риск для инвесторов", и даже возможность неплатежа по этим облигациям. Риск этот, правда, не столь высок, как по другим типам российских облигаций, где рейтинг еще ниже. Но, тем не менее, это - достаточно высокий риск, то есть обязательства по этим облигациям могут быть не выполнены в обещанные сроки.

Когда те или иные финансовые организации принимают решение о предоставлении России кредитов, они учитывают этот фактор. Но, как вы знаете, есть и другие рейтинговые агентства, которые выдают свои рейтинги, свои рекомендации. Наше мнение - только одно из многих.

Сергей Сенинский:

Результаты только что состоявшихся в России выборов в Государственную Думу - повлияли они как-то на оценку агентством ближайших перспектив российской экономики - для возможных новых инвестиций?

Дейвид Леви:

Выборы прошли совсем недавно, и нам еще предстоит осмыслить их результаты, понять, что означает нынешний состав парламента для ближайшего будущего страны. В целом считаем результаты выборов положительными.

Пока наше агентство никак не изменило рейтинг, ранее присвоенный России, потому что на его формирование влияют и многие другие факторы. Но мы считаем политическую ситуацию в стране более стабильной, чем прежде.

С нашей точки зрения, важно то, как новая политическая ситуация повлияет на процесс реформирования российской налоговой системы, финансовой стабилизации, на дальнейшее реформирование производственного сектора экономики России. Все это плюс результаты предстоящих президентских выборов - вот что будет наиболее значимыми факторами для нас.

Сергей Сенинский:

Еще одно из ведущих международных рейтинговых агентств - также американское - "Standard & Poor's". Сотрудник аналитического отдела этого агентства Джон Чеймберс:

Джон Чеймберс:

Мы внимательно следили за результатами выборов в России. Эти результаты в целом соответствуют нашим ожиданиям, и поэтому наше агентство не считает пока необходимым изменение рейтинга России.

Сергей Сенинский:

Вновь - к интервью нашего корреспондента в Нью-Йорке Владимира Морозова с сотрудником агентства "Moody's" Дэйвидом Леви. Рейтинги, выставляемые федеральному правительству России, и рейтинги российских регионов или отдельных компаний и предприятий.

Дейвид Леви:

Мы действительно присваиваем отдельные рейтинги некоторым российским городам и регионам. Известно, что многие из них также не возвращают вовремя свои долги. И у них еще более низкие рейтинги, чем у Российской Федерации в целом.

Что же касается российских компаний и предприятий, то лишь немногие из них имеют долговые обязательства, размещенные на международных рынках. А наше агентство больше занимается рейтингами в отношении как раз международных долговых обязательств, скажем, облигаций, номинированных в долларах или евро. Очень немногие российские компании имеют такие долги. А у тех, у кого они есть, рейтинги на том же уровне, что и у федерального правительства.

Сергей Сенинский:

Спасибо, напомню, на вопросы нашего корреспондента в Нью-Йорке Владимира Морозова отвечал сотрудник агентства "Moody's" Дэйвид Леви.

Министерство финансов России - 17 и 21 декабря - проводило аукционы по размещению новых государственных краткосрочных облигаций (ГКО). Расчет при этом делался, прежде всего, на заблокированные на специальных счетах средства иностранных инвесторов. Примерно 10% вложенных ранее этими инвесторами в российский рынок ГКО средств были возвращены им в рублях, но заблокированы при этом на так называемых счетах типа "С". И официально выводить их из России инвесторы могли лишь путями, определяемых министерством финансов и Центральным банком. Разумеется, существуют и нелегальные схемы.

Аукционы 17 и 21 декабря - чем они отличались друг от друга? Олег Ларичев, менеджер управляющей компании "Тройка-Диалог", Москва.

Олег Ларичев:

Основным отличием является то, что второй аукцион был открыт для всех инвесторов со счетов типа "С". Первый аукцион был открыт только для некоторых из них, которые пользовались особым расположением министерства финансов.

По информации, которая была на рынке, доступ на первый аукцион имели те инвесторы, которые перевели деньги на так называемые "транзитные" счета до 1 декабря 1999 года. Транзитные счета - это счета, на которые переводятся деньги, предназначенные для последующей репатриации, и подразумевалось, что если инвестор просто переводит деньги на транзитный счет, то через год он может их репатриировать.

Так как мало кто был готов "замораживать" рубли на год, то, в принципе, денег на транзитных счетах было не очень много. Инвесторы предпочитали и предпочитают держать деньги на счетах типа "С".

Сергей Сенинский:

На втором аукционе, 21 декабря, министерство финансов, намереваясь разместить 4 выпуска новых ГКО, провело ли два из них и, довольно неожиданно, остановилось. Было объявлено, что двух других выпусков не будет. Версий, почему было принято такое решение, высказывалось довольно много. Какая из них представляется вам наиболее правдоподобной? Говорит начальник аналитического отдела инвестиционной компании "Никойл" Константин Чернышев:

Константин Чернышев:

По мнению министерства финансов, удачное размещение первых двух траншей позволило ему аккумулировать средства достаточные по сравнению с тем, что было запланировано.

Мне кажется, что ситуация была следующая. Министерство финансов планировало получить порядка 9 миллиардов рублей, которые были ему необходимы для того, чтобы рассчитаться по своим обязательствам перед "Сбербанком". Но в последнюю неделю перед проведением аукциона ситуация с поступлениями в бюджет доходов от налогоплательщиков резко улучшилась. И поэтому министерству финансов уже не надо было получать за счет аукционов такую большую сумму. Достаточно было, по оценкам, аккумулировать от 3 до 4 миллиардов рублей.

Как только они разместили с помощью двух траншей, облигаций на необходимую сумму, оставшиеся транши они решили не размещать, исходя из чисто практических соображений. Потому что средства, которые резиденты разместили в этих облигациях, после погашения облигаций можно будет вывести из страны. То есть, фактически, эти средства попадут на валютный рынок.

Соответственно, министерству финансов и Центральному банку невыгодно, чтобы большой объем средств нерезидентов был вложен в эти облигации. Поэтому, чем меньше министерство финансов разместило, тем лучше для него же.

Олег Ларичев:

На мой взгляд, объяснение очень простое. Министерство финансов посчитало, что два более "дальних" выпуска, а именно, с погашением в сентябре и декабре, в настоящий момент не будут пользоваться спросом со стороны иностранных инвесторов из-за того, что эти два выпуска далеко отстоят от ожидаемых президентских выборов в России, и поэтому гораздо менее предсказуемы, чем ближайшие два выпуска.

Спрос на аукционах 21 декабря был со стороны тех инвесторов, которые хотят репатриировать свои деньги со счетов типа "С". И поэтому они заинтересованы сделать это как можно скорее. В частности, этим объясняется и исключительно низкая доходность. На первом аукционе доходность составляла менее 1 процента годовых. Конечно же, такая доходность не может представлять какой-либо инвестиционной привлекательности.

Но, с другой стороны, привлекательность состоит в том, что инвесторы получают возможность при погашении репатриировать деньги, то есть конвертировать рубли в доллары. На 4 месяца или на 5 месяцев инвесторы сейчас готовы отдать рубли, чтобы потом получить на них доллары, но на более долгий срок довольствоваться такой низкой доходностью, и при этом быть подверженным риску того, что после президентских выборов смениться отношение к инвесторам, - они не готовы.

Поняв это по результатам второго аукциона, на котором спрос был существенно ниже, чем на первом, министерство финансов, видимо, и решило не проводить больше аукционов.

Сергей Сенинский:

Если предположить, что министерство финансов в ближайшие месяцы будет испытывать острую нехватку бюджетных средств, чтобы, скажем, выполнять обязательства России по внешнему долгу, даже чисто российскому, без обслуживания долгов бывшего СССР, и тогда - решит увеличить выпуск новых государственных облигаций, - в какой степени воспримут их инвесторы? Константин Чернышев, компания "Никойл":

Константин Чернышев:

Для того чтобы вернуть инвесторов на российский рынок, надо сделать определенные шаги, чтобы инвестор поверил в кредитоспособность и исполнение обязательств российским правительством. Ближайшие события на рынке долговых инструментов покажут, в каком направлении эта ситуация развивается.

Скоро будут погашаться выпуски ОФЗ, затем должен быть погашен транш облигаций для владельцев транзитных счетов, который был размещен 17 декабря, потом - будут "гаситься" два транша, размещенные 21 декабря. По своевременности, и тому, как будут исполняться эти обязательства, иностранные инвесторы и станут судить о том, как ведет себя российское правительство на рынке долговых инструментов.

Сергей Сенинский:

На наши вопросы отвечали в Москве начальник аналитического отдела инвестиционной компании "Никойл" Константин Чернышев и менеджер управляющей компании "Тройка-Диалог" Олег Ларичев.

Обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". На этот раз - он весьма необычен. На обложке - даты: 1 января тысячного года - 31 декабря 1999 года. И пояснение: специальный выпуск тысячелетия. Сегодня вы услышите первую часть обзора некоторых публикаций этого выпуска, посвященных истории экономики, бизнеса и финансов, с которым вас познакомит Ирина Лагунина.

Ирина Лагунина:

Решение Верховного Суда Соединенных Штатов, принятое в середине мая 1911 года, о разделении нефтяной корпорации "Standard Oil" на 34 отдельные компании ознаменовало начало реальной борьбы с монополизацией в Америке и Европе, пишет "Экономист". Впервые в американской истории антитрестовское законодательство было успешно применено против монополии, которая уже к началу века контролировала более 90 процентов рынка нефтепродуктов США.

В том же году было принято решение о разделении табачной монополии "Аmerican Tobacco", в 1945 - алюминиевой корпорации "Alcoa", в 1982 - телефонного монополиста "AT&T". Последним из крупнейших в этом ряду событий стало еще не завершенное судебное разбирательство дела корпорации "Microsoft", крупнейшего в мире производителя программного обеспечения для персональных компьютеров

Все антитрестовские иски возбуждаются в США на основании закона Шермана, принятого еще в 1890 году. Незаконной объявляется "монополия или попытки ее достижения в любой сфере производства или торговли". Закон не содержит четких предписаний о том, как применять его на практике, всякие раз оставляя конкретное решение на усмотрение суда.

По этому же образцу разработано антитрестовское законодательство в Европейском Союзе, Великобритании, да и повсюду в мире. Интеграция мировой экономики все настоятельнее требует уже глобального антитрестовского законодательства, заключает "Экономист".

Город Флоренция стал в XV веке не только центром итальянского Возрождения, но и крупнейшим банковским центром Европы, благодаря банку семейства "Medici", пишет "Экономист". Основанный в конце XIV века, этот семейный банк вскоре превратился в самый могущественный финансовый институт в Европе - прежде всего потому, что его клиентом был сам Ватикан. Банк собирал для Святого престола налоги по всей Европе, и были времена, когда более половины прибыли банка поступало из Рима.

Выражаясь современным языком, банк Медичи представлял собой холдинговую компанию, включавшую 9 отделений и за пределами Флоренции. По тем временам такая организация была новшеством. Как и любой современный банк, Банк Медичи уже в XV веке принимал на хранение вклады и выдавал кредиты, учитывал векселя, менял деньги и проводил сделки за границей. При этом Банк активно занимался и торговыми операциями, особенно с шерстью и шелком.

Такое соединение чисто банковской деятельности с торговлей давало Банку Медичи возможность избегать осложнений с католической церковью. В те времена церковь - под страхом отлучения - запрещала давать деньги под проценты. И Банк Медичи, например, предоставлял кредиты английским овцеводам в обмен на поставки шерсти, якобы, без взимания процента. При этом оговаривалась заниженная цена шерсти.

Однако в конце XV века некомпетентность руководства, как выразились бы современные аналитики, довела дела банка Медичи до такого состояния, что к 1494 году он фактически обанкротился, а Флоренция навсегда утратила роль финансовой столицы Европы, заключает "Экономист".

Первые в мире бумажные деньги появились еще в начале XI столетия в Китае, а в Европе - лишь 635 лет спустя, пишет "Экономист". Однако именно изобретение шведского банкира Йохана Палмструха со временем оказало радикальное влияние на европейскую и мировую экономику.

В 1661 году основанный Палмструхом "Stockholm Banco" начал выпускать банкноты, которые сразу же стали широко использоваться торговцами и населением. Такая реакция на бумажные деньги была вполне понятной, так как в Швеции пользовались очень тяжелым, в полном смысле этого слова, платежным средством - слитками меди. Все шло превосходно, но успех вскружил Палмструху голову, и он вскоре выпустил чересчур много банкнот.

Крах наступил через 6 лет - в 1667 году. Банкира отдали под суд, который вынес ему смертный приговор. Позднее, правда, его заменили тюремным заключением.

Возможно, со временем человечество перейдет только на пластиковые или электронные деньги. Но пока правят деньги бумажные, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Ирина Лагунина познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 24 декабря. Продолжение обзора специального выпуска, посвященного истории тысячелетия, - 31 декабря.

На минувшей неделе в Туле состоялось первое заседание Межбанковского валютного совета России и Белоруссии. Он был учрежден в середине ноября нынешнего года, за три недели до подписания 8 декабря договора об образовании Союзного государства. Именно этому валютному совету предстоит определить, как именно будет создаваться единая денежная система двух стран и как будет осуществляться переход к единой валюте к 2005-ому году.

А за неделю до первого заседания Межбанковского валютного совета Национальный банк Белоруссии разрешил коммерческим банкам продавать и покупать в обменных пунктах наличную валюту не по установленному им курсу, а по тому, который реально складывается на рынке. Из Минска сообщает наш корреспондент Марат Дымов:

Марат Дымов:

Сразу после решения Национального банка курс белорусского рубля к доллару в обменных пунктах коммерческих банков упал вдвое и сравнялся с курсом "черного" рынка. Ранее в Белоруссии было до пяти различных валютных курсов, теперь Национальный банк намерен сравнять все, кроме официального.

Как заявил глава Национального банка Белоруссии Петр Прокопович, время для либерализации выбрано не случайно: в конце года, по его словам, население больше продает валюты, чем покупает - все хотят купить подарки.

Пока либерализация затронула только рынок наличной валюты, в сфере безналичного обращения по-прежнему действует система рекомендательных курсов: Национальный банк каждый день сообщает по телефону коммерческим банкам, какой курс им следует установить.

Решение Национального банка Белоруссии я попросил прокомментировать эксперта Независимого института социально-экономических и политических исследований Валерия Дашкевича.

Валерий Дашкевич:

Никакого единого курса в безналичной серии нет. Просто Национальный банк формально разрешил на межбанковском рынке устанавливать обменные курсы по договоренности сторон. И в то же время, ежедневно устанавливается некая планка, которую банки не должны превышать, по телефону.

Поэтому, скажем, реальный курс где-то в районе 910 -930 тысяч, а формально это оформляется, насколько мне известно, в районе 720 тысяч. Поэтому говорить о том, что у нас наступила эпоха либерализации - как-то рановато.

Что касается наличного рынка, то те глупости, которые делались по его ограничению - изначально всем было очевидно, что это бесполезно, поскольку наличный рынок государство контролировать не в состоянии. Нельзя просто залезть к пяти миллионам людей в карман и отвести их за руку в обменный пункт.

Поэтому реальность дошла до руководства нашего Национального банка, и они отпустили то, что не могли контролировать все равно. И как, скажем, заядлый курильщик планировал с нового года бросить курить, так и у нас Национальный банк каждый раз с нового года планирует начать новую жизнь.

В конце года принимались решения, в прошлом году это было под давлением МВФ, а потом через некоторое время убеждались: кроме того, что возникали какие-то послабления на валютном рынке, больше ничего не получалось, потому что нужны реформы во всей остальной экономике. А реформ нет.

Поэтому точно так же, я думаю, повторится ситуация и в этом году. Немножко либерализации в зимний период, когда меньше рублевая денежная эмиссия. А где-то к февралю, когда окажется, что не за что сеять, не за что купить удобрения, не за что купить горючее для весеннего сева, - все вернется на свои места.

Марат Дымов:

Говорил экономист Валерий Дашкевич. А вот мнение президента Центра "Стратегия" Леонида Заико.

Леонид Заико:

Дело в том, что в Белоруссии летом была уже разработана новая концепция денежно-валютного регулирования. Совершенно недопустимо, что в последние годы у нас множество обменных курсов. А в соответствии с совершенно простыми советами и рекомендациями, изложенными в этой концепции, Белоруссия может перейти к принципам "валютного управления", по типу "currency board", то есть валютного комитета. И здесь самая неотложная мера - выведение курса на единый рыночный. Но как лучше сделать?

Естественно, можно начинать именно с рынка наличной валюты, тем более что люди уже давно меняют по этому естественному рыночному курсу. У нас его почему-то называют "черным" курсом и курсом "черного" рынка - это неправильно. Он - действительно рыночный.

То, что сделано в конце года, вообще-то должно было начинаться со второй его половины, то есть это было сделано с опозданием.

Марат Дымов:

Говорил президент исследовательского центра "Стратегия" Леонид Заико.

На минувшей неделе в Туле состоялось первое заседание Межбанковского валютного совета России и Белоруссии, который был учрежден в середине ноября нынешнего года. Именно этому Совету предстоит выполнять положение подписанного 8 декабря договора об образовании Союзного государства - о создании единой денежной системы и переходе к единой валюте к 2005 году. Правда, сразу после подписания объединительных документов Александр Лукашенко заявил, что до сих пор не согласован вопрос об эмиссионном центре единой валюты: Россия настаивает на том, чтобы таким центром был Центральный банк России, белорусская сторона добивается паритетного контроля над эмиссией.

Это положение является камнем преткновения на всех российско-белорусских переговорах об объединении денежных систем. Еще в 1994 году, когда было подготовлено первое соглашение о будущем валютном союзе, тогдашний глава Национального банка Белоруссии Станислав Богданкевич внес в текст документа замечание, что полная передача эмиссионных функций в союзном государстве Центральному банку России противоречит белорусской Конституции. И дело сразу застопорилось. Каковы перспективы сегодня? Спустя 5 лет - вновь вопрос Станиславу Богданкевичу:

Станислав Богданкевич:

К сожалению, наши денежные власти до сих пор не понимают, что объединение денежной системы - это не техническая проблема между государствами, а экономическая. И тогда, и сегодня прежде всего надо создать однотипную экономику, надо унифицировать экономическое законодательство.

Разумеется, можно объединиться и иначе. Можно как бы захватить одну страну другой и ввести свою валюту. Поэтому можно сдаться на милость россиян и ввести российскую валюту. И экономика пойдет через огромные проблемы, но, в конце концов, выровняется с большим ущербом для жизненного уровня населения и для развития национальной экономики.

Не надо делить какие-то квоты, как это пытаются делать на переговорах, на эмиссию денежную. Денежная эмиссия для общей территории с единым, скажем, рублем должна быть единой, и должен быть свободный перелив денежных масс. Можно в какой-то мере ориентироваться на удельный вес в общей экономике национального продукта, то есть доли, скажем, Белоруссии или России. Но тогда единому банку надо учитывать и доли всех остальных, например, долю Татарстана и так далее.

Но главное не в этом. Главное в том, что при общей валюте должны быть единые правила регулирования банковской системы. А у нас этого ничего пока нет.

Марат Дымов:

Говорил Станислав Богданкевич, бывший председатель Национального банка Белоруссии.

Тот же вопрос - о перспективах валютной интеграции России и Белоруссии - президенту центра "Стратегия" Леониду Заико.

Леонид Заико:

Все, то, что происходит, представляет собой определенный вид политической драматургии. То есть будут встречаться - и Геращенко, и Прокопович, и следующие руководители Центральных банков, но всегда это будет упираться не в технические, а в политические проблемы.

Почему? Потому что в белорусской конституции написано, что Белоруссия имеет свой независимый Национальный банк, эмиссионный центр и так далее, то есть, если идти по пути использования российской валюты, значит практически отказаться от важнейших принципов своего суверенитета.

Люди, которые работают в Национальном банке, наверное, начнут переживать... Ну, там, в 2007 году - да, а что случиться за это время? То ли это будет, то ли не будет?.. Выборы пройдут, президент сменится. И вот давайте просто в эту игру играть. То есть будут встречаться, обсуждать, как вводить российский рубль и т.д.

Потому что решиться, в конце концов, на то, чтобы уйти полностью в российскую денежную систему - это очень важный переломный факт. И это решение не может быть таким быстрым, а чиновники ... они отрабатывают свой хлеб.

Марат Дымов:

Это был президент центра "Стратегия" Леонид Заико.

Международное рейтинговое агентство "Standard & Poor's" обнародовало список из 20 стран, кредитная система которых, по мнению экспертов агентства, уязвима для возможного кризиса. В этом списке - и Соединенные Штаты Америки.

На вопросы нашего корреспондента в Нью-Йорке Владимира Морозова отвечает сотрудник аналитического отдела агентства "Standard & Poor's" Джон Чеймберс:

Джон Чеймберс:

Наше агентство дает оценку состоянию банковских систем разных стран мира. При этом рассматривается целый ряд показателей, которые могут говорить и о возможности появления в будущем определенных проблем.

Одним таких показателей является отношение общего объема выданных в рамках страны кредитов к объему экономики вообще, к тому, что называется "валовой внутренний продукт". По мере того, как это отношение меняется в сторону увеличения массы кредитов, в экономике формируются нежелательные тенденции.

Слишком быстрый рост массы выданных кредитов может привести к тому, что часть взятых долгов не будет возвращена. А это может привести к сокращению объемов кредитования, в первую очередь - бизнеса, и - как следствие - к замедлению в целом темпов роста экономики.

Подобную тенденцию, то есть ускоренный рост объемов выдаваемых кредитов, мы и наблюдаем сегодня в Соединенных Штатах. Но это только часть общей картины. Далее предстоит определить, насколько серьезными для американской экономики могут быть негативные последствия быстрого роста кредитов - исходя из тех темпов, которые мы фиксируем сегодня.

И здесь наши прогнозы пока более оптимистические. Из 20 стран мира, данные по которым представлены в нашем последнем отчете, ситуация в США - наименее тревожная. По нашим прогнозам, от 5 до 15 процентов внутренних кредитов могут быть не возвращены или по ним заемщики могут прекратить выплату процентов.

Ускоренный рост объемов выдаваемых кредитов отмечается и в таких странах как Норвегия, Новая Зеландия, Ирландия, Египет, Панама или Кипр. Хотя по многим показателям, в этих странах сейчас ситуация достаточно благополучная. Экономика этих стран быстро развивается. Но, скажем, в Норвегии объем внутреннего кредитования всего за три последних года увеличился с уровня 65-ти процентов от объема валового внутреннего продукта страны до 80-ти процентов. Впрочем, есть целый ряд стран, где положение намного хуже, и это наглядно проявляется в деятельности банковских систем этих стран.

Владимир Морозов:

Если рассматривать доклад вашего агентства как некое предупреждение относительно состояния американской экономики, то невольно вспоминаются предположения о возможности ее рецессии. Ведь в целом экономика США продолжает развиваться весьма успешно...

Джон Чеймберс:

Рецессия - сама по себе - столь же обычное явление, как наступление зимы после лета. Гораздо важнее то, насколько глубокой она может оказаться. Нет ничего особенно тревожного в том, что мы говорим сегодня о возможной в Соединенных Штатах рецессии, хотя у нас и не было ее уже 9 лет. Это отнюдь не надо воспринимать, как приговор всей американской экономики.

Сергей Сенинский:

Спасибо, напомню, на вопросы нашего корреспондента в Нью-Йорке Владимира Морозова отвечал сотрудник аналитического отдела агентства "Standard & Poor's" Джон Чеймберс.

На Украине в конце года резко возросли объемы продаж автомобилей, производимых совместным украинско-южнокорейским предприятием "АвтоЗАЗ-Daewoo", еще недавно переживавшего острый кризис сбыта своей продукции. Рассказывает наш корреспондент в Киеве Сергей Киселев:

Сергей Киселев:

В течение двух последних месяцев совместному украинско-южнокорейскому автомобильному предприятию "АвтоЗАЗ-Dаewoo" удалось, наконец, значительно увеличить объемы продаж. Для этого пришлось пойти на резкое снижение розничных цен: почти до 40 процентов - в зависимости от модели автомобиля.

А если новые цены сравнить с теми, что были в середине прошлого года, то разница еще больше впечатляет: "Таврия-Нова" - 1.700 долларов вместо почти четырех тысяч, южнокорейские модели также подешевели более чем в полтора раза. Кроме того, в рамках нынешней предновогодней акции "АвтоЗАЗ-Daewoo" предлагает на льготных условиях заменить старые автомобили (выпущенные этим же заводом) на новые. В этом случае новый автомобиль обойдется примерно на 160 долларов дешевле.

Льготы действуют лишь до 31 декабря, и уже нашлось немало желающих воспользоваться ими. Лишь за месяц - с 4 ноября по 4 декабря - было продано 2 тысячи автомобилей - это почти 7 процентов от всех выпущенных совместным предприятием со дня начала его работы два года назад.

Можно предположить, что ныне совместное предприятие продает автомобили себе в убыток. Говорит руководителя отдела по связям с общественностью совместного предприятия "АвтоЗАЗ"-"Dаewoo" Евгений Косачев.

Евгений Косачев:

Ну, скажем так, - не в большую прибыль. Но мы понимаем, что мы входим на рынок. Практически без прибыли. Так, и на запчасти пошло снижение - процентов на 30. И в ходе проведения этой акции резко возросло количество продаж. От 30-40 в сутки до 100-150-200-300 и так далее автомобилей. Спрос есть, даже ажиотажным его можно назвать сейчас.

Сергей Киселев:

Евгений Косачев, руководитель отдела по связям с общественностью совместного предприятия "АвтоЗАЗ-Dаewoo". Итак, ежемесячные объемы продаж увеличились почти в 10 раз. А всего за два года СП выпустило примерно 30 тысяч автомобилей.

Евгений Косачев:

Наше предприятие уже сегодня способно выпускать порядка 150 тысяч автомобилей в год. Имеется ввиду головное предприятие в Запорожье.

Но сегодня загрузка этих мощностей - порядка 30 процентов, не более. Связано это и со спросом, и с рядом других факторов -начиная от бесконтрольного импорта подержанных автомобилей и кончая нашими внутренними проблемами.

Порядка 18 тысяч - работников завода, а задействовано из них, и то не постоянно, 8-9 тысяч. Остальные находятся в вынужденном простое, и мы, наверное, единственное предприятие в Украине, которое, по коллективному договору, выплачивает тем, кто находится в вынужденном простое, две трети тарифа или оклада.

Это за нынешний год, мы подсчитали, в среднем получается 105 гривен. Больше, чем пенсия.

Сергей Киселев:

Евгений Косачев, руководитель отдела по связям с общественностью совместного предприятия "АвтоЗАЗ-Dаewoo".

105 гривен, о которых говорил мой собеседник, - это, в пересчете, примерно 23 американских доллара. А средняя пенсия в Украине, опять же в пересчете - около 15 долларов.

Но если на головном заводе совместного предприятия в Запорожье конвейер хоть частично загружен сборкой автомобилей украинских моделей, то на заводе в Ильичевске в Одесской области, где когда-то с помпой начиналась так называемая "крупноузловая" сборка автомобилей южнокорейских моделей, конвейер не работает с ноября прошлого года. Причины тому - помимо изначально выставленных на южнокорейские автомобили запредельных цен, и сама стратегия такого производства.

Евгений Косачев продолжает:

Евгений Косачев:

Есть установленный законом перечень, что является автомобилем, а что является вот этим "комплектом агрегатов". То есть там обязательно должен быть снят двигатель, колеса, шасси, подвески и так далее.

Поэтому, наверно, знаете, что сегодня вот та крупноузловая сборка, которая ведется в Ильичевске, она представляет собой такую не совсем понятную цепочку. В Южной Корее грузятся на корабли готовые автомобили, они привозятся в Варну, разгружаются, разбираются, укладываются в специальные ящики - палеты, перевозятся в Ильичевск, разгружаются, доставляются на наше предприятие и там - собираются...

Сергей Киселев:

Евгений Косачев, руководитель отдела по связям с общественностью совместного предприятия "АвтоЗАЗ-Dаewoo".

В наступающем году серьезная ставка делается на выпуск новой запорожской модели - "Славута", автомобиля, созданного на базе "Таврии". Это 5-дверный лифтбэк с двигателем объемом тысячу двести кубических сантиметров. Но, во-первых, "Славута" будет стоить дороже обычной "Таврии" почти на тысячу долларов. А во-вторых, что касается ее ходовых качеств, то, как говорят специалисты, автомобиль еще следует доводить до кондиции, а как утверждают острословы, "Славуту" сближает с зарубежными автомобилями такого же класса лишь то обстоятельство, что все они приводятся в движение двигателями внутреннего сгорания.

Поэтому сегодня в Запорожье надеются на дальнейшее изменение учредителями СП "АвтоЗАЗ-Dаewoo" ценовой политики и на новых инвесторов. Например, сейчас совместное украинско-южнокорейское предприятие ведет переговоры с чуть ли не главным своим конкурентом на украинском рынке - российским АвтоВАЗом - о выпуске на автозаводе в Запорожье автомобилей "Жигули".

Впрочем, учредителей СП "АвтоЗАЗ-Dаewoo", по словам руководителя его отдела по связям с общественностью Евгения Косачева, не слишком смущает тот факт, что сегодня на Украине автомобили "Жигули" давно устаревшей 6 модели стоят практически столько же, сколько - южнокорейской модели "Lanos":

Евгений Косачев:

Ну, а какая разница, кто их производит. Будут ли их собирать в Ровно эти автомобили, будут ли их провозить просто через их сбытовую сеть, или будем мы производить их тоже.

Дело в том, что анализ рынка нашими, да и другими маркетологами, показывает, что импорт новых автомобилей и их реализация в Украине - где-то занимает сегмент порядка 15%. Это - и мы, и все, кто занимается на легальных началах этим бизнесом - импортом.

Так что нам тут не тесно. Наши основные конкуренты - не новые автомобили, в том числе и ВАЗовские, а автомобили подержанные, изношенные, которые попадают в основном нелегальным путем на территорию Украины.

Это был Евгений Косачев, руководитель отдела по связям с общественностью совместного украинско-южнокорейского предприятия "АвтоЗАЗ-"Dаewoo".

XS
SM
MD
LG