Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Business & Money


- Кризис на финансовом рынке России, третий за последние полгода.
- Правительство Польши пересматривает программу реформы угольной отрасли
- Фонд поддержки малого бизнеса в России Европейского банка реконструкции и развити
- Обзор публикаций очередного номера британского еженедельника Экономист (от 29 мая).


Ведущий:

Финансовый рынок России переживает очередной кризис - уже третий за последние шесть месяцев. Центральный банк повышает ставку рефинансирования до беспрецедентного уровня - практически в 15 раз выше прогнозируемого на этот год уровня инфляции. Давление на курс рубля в минувшие понедельник, вторник и среду гасится сотнями миллионов долларов, продаваемых Центробанком из своих резервов. В четверг, на следующий день после повышения ставки рефинансирования до 150-ти процентов годовых, тенденцию удается переломить, и Центробанк уже продает рубли, выкупая обратно доллары. В пятницу в России появляется новый руководитель Государственной налоговой службы - бывший вице-премьер и министр финансов Борис Федоров. А правительство объявляет о планах введения процедур ускоренного банкротства предприятий и ареста имущества за неуплату налогов в казну.

Катастрофическая ситуация со сбором налогов в стране - одна из главных причин повторящихся кризисов на финасовом рынке, когда каждый раз под угрозой оказывается курс рубля и все, что принято называть успехами финансовой стабилиации. С недобором налогов тесно связана и проблема погашения государственного долга, причем в данном случае - не столько внешнего, сколько внутреннего. Об этих взаимосвязанных внутренних причинах, как кризиса нынешнего, так и предыдущих, - наш разговор сегодня, в котором участвуют эксперты из России, Великобритании и США.

В минувшую среду - день, ставший пиком очередного кризиса, Министерство финансов продавало очередной выпуск гособлигаций. И он стал самым неудачным за всю недолгую историю этого рынка в России. Олег Ларичев, сотрудник аналитического управления инвестиционной компании "Тройка-Диалог", Москва:

Ларичев:

Действительно, аукцион на этой неделе был очень тяжелым для Министерства финансов, несмотря на очень небольшой объем погашения - я имею в виду ГКО плюс купоны по ОФЗ - он составил 5,5 млрд рублей. По сложившейся практике, Министерство финансов проводило размещение новой, 9-месячной бумаги, чтобы, заняв денег, расплатиться по предыдущему выпуску. С рынка ему удалось взять чуть более 3-х миллиардов - при необходимых 5,5 млрд, то есть остальные примерно 2,4 млрд рублей Министерству финансов пришлось, так скажем, ґдоложитьµ из бюджета. За последние несколько лет это самый большой такого рода кассовый разрыв. И ставка, по которой были привлечены те 3 миллиарда, превысила 61-ин процент. В 1997-ом году таких ставок не было. В последний раз такие ставки наблюдались в 1996-ом году, в первой половине осени. То есть фактически российский рынок государственных ценных бумаг оказался отброшенным на 2 года назад.

Ведущий:

Уровень собираемости налогов в России - как соотнести его с показателями других стран мира - в среднем? Дэвид Зеврос, аналитик британского банка "Нешэнэл Вестминстэр", Лондон:

Зеврос:

Проблему государственного долга России и её способности погашать этот долг следует рассматривать в двух аспектах. Что касается рублевого долга, то здесь у государства не может dв принципе быть особых проблем - всегда есть возможность напечатать дополнительные рубли, хотя абсолютно очевидны все инфляционные последствия такой меры. Сложнее дело обстоит с долгами валютными. И дело не только в сокращении доходов от экспорта. Фундаментальная проблема заключается в том, что Россия сейчас находится на одном из последних мест среди многих других стран по уровню собираемости налогов. В большинстве развитых стран, и даже в некоторых развивающихся странах, объем налоговых поступлений в казну составляет 20-25 процентов от объема внутреннего валового продукта. В России же - около 10 процентов, и даже меньше. Именно поэтому для российского правительства столь необходимое ему пополнение государственных активов и составляет такую проблему, а отсюда и трудности с погашением любых долгов.

Ведущий:

Итак, уровень собираемости налогов в России в два- -два с половиной раза меньше, чем во многих других странах. Значит ли это, что при нехватке средств у правительства на его погашение, размер внутреннего долга уже превысил некий критический уровень? Дан Любаш, руководитель аналитического отдела восточно-европейских рынков американской инвестиционной корпорации "Мэррилл Линч", Лондон:

Любаш:

Говоря в целом о российском долге, следует иметь в виду примерно 130 миллиардов долларов, составляющих внешний долг, и около 65-ти миллиардов долларов внутреннего долга. В сумме это составляет примерно 200 миллиардов долларов. Долги отдельных компаний и предприятий друг другу составляют еще примерно от 90 до 100-та миллиардов долларов. Так что, даже если сложить все эти долги вместе, получится около 300 миллиардов долларов. Но объем валового внутреннего продукта России за год оценивается примерно в 450 миллиардов долларов, так что все долги, даже вместе взятые, составляют 2/3 от ВВП, то есть примерно 65-66 процентов, что - по сравнению с другими странами - никак нельзя назвать катастрофическим показателем. Скажем, в Италии или Бельгии внутренний долг сегодня превышает 100 процентов ВВП.

Проблема России - в другом, а именно - в краткосрочном характере большей части внутреннего долга. К тому же российские финансы опираются на новую и недостаточно еще гибкую банковскую систему, особенно уязвимую при работе с краткосрочной задолженностью. Еще в 1995-ом году объем внутреннего долга России составлял 40 миллиардов долларов, а сегодня - уже 65 миллиардов. То есть он вырос более чем наполовину всего за каких-то три с половиной года, и прежде всего - за счет краткосрочных обязательств, на обслуживание которых правительство теперь вынуждено тратить огромные суммы. Но в то же время, усилия правительства по сбору налогов, пополнению казны дали малозаметные результаты. Так что главная проблема заключается в том, что при быстро растущем краткосрочном долге правительства и в отсутствие эффективной налоговой системы многие начинают всерьез сомневаться, а сможет ли правительство и дальше четко выполнять свои обязательства по обслуживанию внутреннего долга?

Приведем еще примеры. Скажем, такие страны как Бразилия или Венгрия имеют куда большие объемы внутреннего долга по отношению к объему ВВП, чем Россия. Однако, в отличие от России, в этих странах есть налаженная система обслуживания внутреннего долга, базирующаяся - прежде всего - на эффективной системе сбора налогов. Правда, опять же - в отличие от России - у этих стран гораздо меньше именно краткосрочных долгов, что для России сегодня является главной проблемой.

Ведущий:

Объем краткосрочных долгов правительства России в общем объеме задолженности - насколько велик? И как можно сопоставить его с бюджетными возможностями правительства? Олег Ларичев, компания "Тройка-Диалог", Москва:

Ларичев:

Когда говорят о внутреннем долге государства, прежде всего подразумевают долги государства по таким финансовым инструментам, как ГКО - Государственные Краткосрочные Облигации - и ОФЗ, то есть Облигации Федерального Займа. Весь этот рынок нельзя назвать краткосрочным, потому что самые "короткие" выпуски имеют срок обращения 1 неделю, а самые "дальние" - до 7-ми лет. Объем всего рынка ГКО-ОФЗ составляет примерно - по номиналу - около 420-ти миллиардов рублей; конечно же, "новых" рублей. Та часть долга, которую можно назвать краткосрочной, то есть со сроком обращения до 1-го года, это - примерно 280 млрд рублей по номиналу. Есть оценивать эту часть долга по текущим рыночным котировкам, то это 230-240 миллиардов рублей.

Как вообще государство может вернуть деньги, которые оно заняло у рынка, у инвесторов? Оно должно либо "перезанять" - по процентной ставке, предложенной ему рынком, либо покрыть долг из казны. То есть у правительства - выбор: либо привлекать сейчас новые деньги под очень высокие проценты, либо брать деньги из бюджета и отдавать рынку. И первое - малоприятно, так как ставки крайне высоки, но и второе не представляется простым решением, так как нужно платить зарплату бюджетникам, выполнять расходную часть бюджета.

Если вообще говорить о возможностях правительства собирать деньги, то стоит отметить, что правительства всех уровней в России - федеральное и региональные - плюс внебюджетные фонды (Пенсионный фонд, фонд социального страхования, защиты от безработицы) - они все вместе собирают в год денег достаточно много - эта сумма примерно соответствует 30 процентам ВВП. Она существенно больше объема краткосрочного долга страны. Но федеральный бюджет непосредственно собирает лишь 1/3 часть этой суммы - примерно 10% от ВВП. Чтобы просто покрыть свой текущий внутренний долг, государству этих денег было бы достаточно, но тогда - не останется денег ни на что другое!

Ведущий:

Если в общей структуре внутреннего долга правительства России краткосрочные долги составляют более 60-ти процентов, то в какую примерно сумму обходится погашения долга в день или в неделю? Дэниэл Макговерн, руководитель управления развивающихся рынков корпорации "Мэррилл Линч", Лондон:

Макговерн:

Российское правительство предпринимает усилия по изменению ситуации со сбором налогов, но пока оно не очень в этом преуспело. И у государства накопился весьма значительный внутренний долг в рублях. Бремя его обслуживания требует сегодня 68-ми миллиардов рублей каждую неделю. Необходимость столь крупных трат при малых возможностях правительства провоцирует повышение процентных ставок, под которые на рынке берутся новые долги. Из-за резких колебаний этих ставок у многих возникают сомнения в стабильности всей финансовой системы страны.

Ведущий:

Когда правительство той или иной страны одалживает на рынке денег больше, чем в состоянии вернуть - тем более, в короткие сроки - то можно предположить, что очередной кризис на местном финансовом рынке - лишь дело времени? Клиффорд Гэдди, сотрудник Брукингского института в Вашингтоне:

Гэдди:

В ретроспективе всегда можно найти некую статистику, показывающую, что у стран, избежавших кризиса, - одни показатели, а у попавших в кризис - другие. Но если по этим показателям можно было бы предсказать кризис, то кризисов, возможно, не было бы вообще. Проблема в том, что причин кризиса и его показателей - много. Вы назвали лишь одну из них. Все страны, которые одалживали больше, чем в состоянии были вернуть, в результате получали финансовый кризис - Таиланд, Малайзия, Индонезия, Южная Корея... Теперь - Россия. Но тут дело не только в том, чтобы просто отдавать долги, но и в сроках возврата этого долга, и в проценте, под который получен заём.

Представьте себе, что некий предприниматель взял заём на налаживание производства определенной продукции. Он уверен, что его продукция найдет спрос и даст доход, скажем, через два года. Но если этот предприниматель подписал обязательство вернуть долг через один год, то его ждет кризис из-за того, что он не сумел найти заём на более реальных для себя условиях.

Специфика проблем России и в том, что бюджет этой страны был очень слабым с самого начала и до сих пор. И этим Россия отличается от других стран, пораженных финансовым кризисом. Например, стран Юго-Восточной Азии.

Ведущий:

Некоторым странам Юго-Восточной Азии, скажем, Южной Корее или Таиланду, были предоставлены крупные кредиты Международного валютного фонда, значительная часть которых пошла как раз на погашение внутреннего долга. Глава МВФ Мишель Камдессю заявил на минувшей неделе, что не считает необходимой экстренную помощь России, - помимо очередной части 10-миллиардного кредита, открытого еще в 1996-ом году. Маршалл Голдман, один из руководителей Центра российских исследований Гарвардского университета, США:

Голдман:

Будь я на месте Международного валютного фонда, я бы сказал, что мне нравится новое правительство России во главе с Сергеем Кириенко, что оно заслуживает поддержки. Но когда МВФ предоставил займы Южной Корее, то потребовал выполнения ряда условий. В частности, чтобы компании и предприятия, не платившие налогов, были взяты под особый контроль правительства. Кириенко говорил о возможности подобных мер, о том, что в счет уплаты налогов могут быть отобраны недвижимость и имущество предприятий. Если это произойдет, то, будь я на месте МВФ, я бы предоставил России заём.

Кстати, Индонезия не получила кредитов от МВФ именно потому, что захотела выполнять условий предоставления помощи. Если Россия готова выполнять требования МВФ, она может получить займы. Но они, скорее всего, будут краткосрочными, и их придется вскоре возвращать. Следует учесть также, что резервы МВФ сегодня не так велики. Фонд в последние месяцы раздал столько займов, что у него осталось не так много денег, и он не может быть столь же щедрым.

Ведущий:

Кстати, среди причин последних кризисов на финансовом рынке России обычно называют состояние рынков в Юго-Восточной Азии. А насколько значимы для рынков других стран события, происходящие внутри России? Дэниэл Макговерн, корпорация "Мэррилл Линч", Лондон:

Макговерн:

Осенью прошлого года финансовый кризис в Азии отразился на финансовом рынке России, а оттуда - перекинулся и на рынки некоторых соседних стран. Но, скажем, Чехия или Польша оказались им затронуты в минимальной степени.

Теперь, на этой неделе, даже Бразилия оказалась подверженной влиянию российского кризиса. На нынешнюю ситуацию в России в значительной степени повлияли и последние события в Индонезии, приведшие к отставке президента Сухарто. Эти две страны - Россия и Индонезия - сегодня взаимосвязаны, если говорить об их финансовых рынках. Мы не всегда до конца понимаем эту взаимозависимость, но мы ясно различаем факты.

Ведущий:

Среди возможных сценариев преодоления кризиса на финансовом рынке России в эти дни обсуждаются и такие. Первый - получение дополнительной помощи от Международных финансовых организаций. Правительство России, с одной стороны, говорит, что в состоянии справиться и без неё, а с другой - намекает, что просто очередной части существующего кредита может оказаться недостаточно. Другой сценарий - девальвация рубля, против которой категорически выступают и правительство, и Центральный банк. Третий путь - реструктуризация краткосрочных долгов в более долгосрочные. Эту схему Центральный банк опробовал осенью прошлого года, когда выкупал гособлигации практически у всех, кто от них избавлялся. И рубли Центробанка тут же ушли с рынка гособлигаций на рынок валютный.

Дэниэл Макговерн, корпорация "Мэррил Линч", Лондон:

Макговерн:

Существуют несколько подходов к решению проблемы. Один из них - попытаться получить дополнительную финансовую помощь от Международного валютного фонда и западных стран. Но МВФ и Запад ясно дали понять, что, по их мнению, разрешение кризиса зависит прежде всего от реализации тех экономических мер, которые предлагает правительство России.

Что же касается девальвации рубля, то это - неприемлемая мера. Может начаться паническая продажа рублей и массовая скупка валюты. Теоретически девальвация национальной валюты может на какое-то время отчасти сбалансировать экспорт и импорт, а также текущие расходы. Но вот в некоторых азиатских странах она оборачивается, наоборот, ломкой и торгового баланса, и расходов, приводя к крупному денежному дефициту. Девальвация - отнюдь не универсальный рецепт, и она вряд ли поможет России. На мой взгляд, сегодня лучшим средством для стабилизации финансового рынка в России была бы помощь Международного валютного фонда.

Ведущий:

Дэвид Зеврос, британский банк "Нешэнэл Вестминстэр", Лондон:

Зеврос:

Первый сценарий - получение дополнительных кредитов от Международного валютного фонда - представляется мне, скорее, политическим, а не экономическим решением. Возможно, это и сократит ненадолго разрыв между объемом долга и объемом государственных активов. Однако, временное облегчение не приведет к серьезным изменениям на российском финансовом рынке.

Девальвация рубля - без сомнения, была бы неверным шагом. Худшего сигнала для населения трудно представить; это - не выход. Причем такая акция нанесла бы огромный урон российской экономике в долгосрочной перспективе, даже если и смягчила бы на время проблему погашения долга.

Третий сценарий, связанный с реструктуризацией долга, то есть превращением краткосрочных обязательств правительства с долгосрочные, - лишь отсрочит неизбежное. Думаю, что и это - не выход. Как временная мера, только лишь для выхода из кризиса, она сработает. Но если смотреть чуть дальше, такая реструктуризация имеет смысл лишь в сочетании с другими мерами правительства, направленными на оздоровление экономики и финансового рынка. Иначе этот сценарий так и останется полумерой, давшей лишь временный эффект.

Ведущий:

Напомню, на вопросы нашей программы отвечали: в США - заместитель директора Центра российских исследований Гарвардского университета профессор Маршалл Голдман и научный сотрудник Брукингского института в Вашингтоне Клиффорд Гэдди. В Лондоне - Дэниэл Макговерн и Дан Любаш, инвестиционная корпорация "Мэррилл Линч" и Дэвид Зеврос, аналитик британского банка "Нешэнэл Вестминстэр". В Москве - сотрудник аналитического управления инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Олег Ларичев.

Наша постоянная рубрика - обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника Экономист. Он вышел в пятницу, 29-го мая:

- Президент США Клинтон объявил о наступлении эры бездефицитных американских бюджетов, но он, возможно, поторопился, пишет Экономист. Прогнозируемое в этом финансовом году превышение государственных доходов над расходами в сумме 39 миллиардов долларов Билл Клинтон относит на счет напряженного труда американского народа и разумных законодательных актов, принятых Конгрессом США. В некоторой степени это, безусловно, соответствует действительности. В частности, предложенный президентом и одобренный Конгрессом в 1993-ом году пакет мер по сокращению бюджетного дефицита дал возможность все эти годы удерживать банковские процентные ставки на низком уровне. Однако в гораздо большей степени, это, по словам Клинтона, "первое положительное сальдо государственного бюджета США с 1968-го года", то есть с тех пор, как человек высадился на Луне, станет, скорее, результатом совпадения обстоятельств, чем повышения эффективности американской экономики. Прежде всего, сказалось окончание "холодной войны". В нынешнем финансовом году на оборонные нужды ассигновано лишь 16 процентов расходной части бюджета США - против 27-ми процентов в 1989-м году. Самое же главное, налоговые поступления в бюджет превзошли все ожидания. С февраля по май американские правительственные эксперты повысили прогноз поступлений в казну в нынешнем финансовом году на 46 миллиардов долларов - до уровня почти одной тысячи 700-сот триллионов долларов. Суть, однако, в том, что лишь 11 из этих 46-ти миллиардов долларов будут получены действительно в результате повышения эффективности американской экономики.

Однако налоговые поступления в любой стране не могут расти постоянно, да и сама эта тенденция не обязательно является признаком оптимальной финансовой политики, отмечает Экономист. Пока никто не может с уверенностью назвать причины бума налоговых поступлений в США. Возможно, конечно, что американская экономика растет более быстрыми темпами, чем считает администрация США. В этом случае налоговый бум имеет здоровую основу. Однако, причина может заключаться и в том, что снижение в прошлом году уровня налогообложения на доходы с вложенного капитала позволяет инвесторам более свободно тратить деньги. С другой стороны, американцы с уровнем доходов выше среднего могут вкладывать в ценные бумаги бОльшую, чем раньше, их долю. Но если это так, положение с поступлением налогов может резко ухудшиться, как только cитуация на американском фондовом рынке перестанет быть такой благоприятной, как сейчас.

Эксперты правительства США, похоже, не исключают такой возможности. Уже в 2003-ем году, по их расчетам, доля налоговых поступлений в объеме валового внутреннего продукта сократится на полпроцента. Поэтому президент Клинтон тысячу раз прав, когда призывает сохранить 39 миллиардов долларов положительного баланса госбюджета в нынешнем году - в качестве резерва для подготовки национальной системы социального обеспечения к вступлению в 21-ое столетие, заключает Экономист.

Нынешние события в Индонезии могут перерасти в мирную революцию, если Бахруддин Хабиби, преемник Сухарто на посту президента страны, выполнит свои обещания, пишет Экономист. Президент Хабиби заверяет всех, что антидемократические законы будут отменены и через несколько месяцев пройдут всеобщие парламентские выборы. Все это было немыслимо при Сухарто. Однако ужасное состояние экономики Индонезии может привести к новым массовым актам насилия. По расчетам экспертов, в 1998 году объем валового внутреннего продукта Индонезии сократится более чем на 10 процентов, что сделает миллионы людей безработными. Многие самые необходимые товары и продукты питания уже стали дефицитными, а цены растут примерно на 10 процентов в месяц. Если даже Международный валютный фонд и страны-кредиторы возобновят в скором времени оказание помощи Индонезии в рамках согласованного кредита в 43 миллиарда долларов, основные экономические проблемы страны не будут решены. Долги индонезийских компаний составляют 80 миллиардов долларов, а большинство местных банков оказалось неплатежеспособным.

Сейчас в Индонезии государственные компании начинают пересматривать контракты, заключенные с фирмами, в которых члены клана Сухарто имели деловые интересы. Деловая империя Сухарто охватывает всю национальную экономику, и ее демонтаж потребует огромных усилий. Будет ли проведен этот демонтаж и конфискация огромных и неправедно нажитых богатств семьи Сухарто и его окружения? Ответ на этот вопрос даст индонезийцам возможность судить, видят ли они конец системы Сухарто или только спину ее создателя, заключает Экономист.

С 1-го июля нынешнего года рабочие и служащие государственного сектора Китая больше не будут получать бесплатное и дешевое жилье, пишет Экономист. Вместо этого им будет предложено покупать дома и квартиры с помощью специальных кредитов под залог недвижимости, предоставляемых на длительные сроки и под низкий процент. Одновременно, проживащие в государственных домах и квартирах - 90 процентов жилья в Китае принадлежит государству - смогут приобрести их с большой скидкой. По экспертным оценкам, уже в этом году новое жилищное строительство в Китае может потребовать кредитов на сумму 80 миллиардов долларов. В 1999-ом году спрос на новое жилье потребует уже 150-ти миллиардов долларов кредитов.

Это решение правительства Китая явится огромным стимулом для развития китайской экономики, пишет Экономист. Структурные реформы госсектора экономики и финансовый кризис в Азии значительно замедлили темпы экономического роста. Из-за падения спроса на азиатских рынках на китайские товары цены стали снижаться, а прирост объемов валового внутреннего продукта сократился с 8,8% в 1997-ом году до 7,2% - в пересчете на год - в нынешнем. Обостряется проблема занятости - по некоторым данным, сегодня до одной трети всех работоспособных китайцев полностью или частично безработные. Поэтому жилищная реформа в Китае начинается очень вовремя, заключает Экономист.

Ведущий:

Это был обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "ЭКОНОМИСТ", который вышел в пятницу, 29 мая.



Правительство Польши заявило на минувшей неделе об изменениях в планах радикальной реформы угольной промышленности, которые были обнародованы еще в середине апреля. Реформа должна начаться с 1-го января будущего года и продолжаться в течение 4-х лет. За это время, как предусматривалось ранее, количество занятых в угольной промышленности Польши должно сократиться практически вдвое, нерентабельные шахты - закрыты, более жизнеспособные - приватизированы, а заработная плата шахтеров - на весь период проведения реформы - то есть на 4 года - должна быть заморожена. Только на программу социальной поддержки увольняемых шахтеров правительство Польши планирует выделить более 1-го миллиарда долларов, еще 4 миллиарда долларов - на дотации угольной промышленности - уже в ближайшее время. Так выглядели первые планы. На минувшей неделе они существенно изменились. Рассказывает наш корреспондент в Варшаве Ольга Бондарева-Пшибыльска:

Бондарева-Пшибыльска:

В начале будущей недели правительство Польши собирается утвердить проект реформы угольной промышленности. Если так, то сама реформа имеет шанс начаться в срок, то есть 1 января будушего года. Тем не менее, уверенности в том, что последний, датируемый двадцать первым мая нынешнего года, проект реформы угольной промышленности является окончательным, у аналитиков нет. Дело в том, что предыдущий проект реформы, от 14 апреля этого года, после представления его профсоюзам горняков претерпел серьезные изменения.

Согласование в конце прошлой недели проекта программы реструктуризации угольной промышленности со всеми отраслевыми профсоюзами (а таких в Польше - двенадцать) проходило в довольно драматической атмосфере. И хотя конечный результат такого согласования не перечеркивает смысла реструктуризации угольной промышленности, тем не менее, в течение одного месяца, который разделяет эти два проекта, реформа в своих основных положениях уже сбавила темп.

Итак, согласно последнему проекту реформы, зарплата горняков не будет заморожена на все время проведения реформы, то есть на 4 года, как предполагалось ранее, а будет расти в таком темпе, какой установит Трехсторонняя комиссия. В ее состав входят представители правительства, работодателей и профсоюзов. (Именно Трехсторонняя комиссия решает в Польше спорные вопросы на государственных предприятиях). К тому же, из угольной промышленности до 2002 г. должны уйти не 118 тыс. шахтеров, а на 13 тыс. меньше, чем планировалось в первоначальном проекте, - из примерно 240 тыс.человек всего занятых занятых в отрасли. Кроме того, в первоначальном проекте предполагалось, что угольная промышленность Польши станет прибыльной уже в 2000 году. Новый же вариант программы менее оптимистичен: согласно нему угольная промышленность Польши должна стать прибыльной лишь в 2001 году.

Уход в так называемый шахтерский отпуск будет добровольным, а не вынужденным, как предусматривал первоначальный проект. Причем шахтеры добились того, что групповых увольнений не будет.

Последние из перечисленных поправок касаются программы социальной защиты шахтеров, которая сопутствует реформе угольной промышленности. На эту программу социальной защиты правительство Польши выделяет 4,5 млрд. зл. (более 1 млрд. дол.). Социальная программа предусматривает, что за четыре года реформы на пенсию перейдут 55 тыс. горняков. Однако так называемым шахтерским отпуском воспользуются не 35 тыс. человек, как предполагалось ранее, а всего лишь 27 тыс. Это означает, что 27 тыс. горняков, которым до пенсии останется 5 или менее лет, будут в течение четырех лет реформы получать 75% ныне начисленной пенсии только за то, что не будут приходить на работу.

К тому же, первоначальный проект предполагал, что ок. 10 тыс. шахтеров, которые в первый же год реформы захотят уйти с работы, получат одноразовое пособие в размере нынешней годовой зарплаты, а уходящие в последующие два года ± 65% нынешней годовой зарплаты. У первых и вторых будет также возможность переквалифицироваться. В согласованном же с профсоюзами проекте это число рабочих уваличилось еще на одну тысячу, с 10 до 11 тысяч человек. Число же рабочих, которые имеют возможность получить одноразовое пособие в размере полутора нынешних годовых зарплат в случае, если они уйдут из угольной промышленности и сами найдут себе работу в другом месте, увеличилось по сравнению с первоначальным проектом на 7 тыс. человек ( с 23 тыс. до 30 тыс.).

Неизменным остался объем ежегодной добычи угля. В 2002 г. он должен составить 112 млн. тонн. В прошлом году он был на 20% больше.

Новый проект, хотя и учитывает замечания горняков, однако не удовлетворяет их полностью. По мнению председателя профобъединения "Солидарность горняков" Хенрика Наконечного, новый проект не предусматривает зависимости зарплаты от производительности труда и улучшения финансовых результатов шахты. Кроме того, в нем ничего не сказано, где найдут работу горняки тех шахт, которые будут закрыты, что, по мнению Наконечного, может кончиться групповыми увольнениями.

Правительство Польши утверждает, что новый вариант проекта окончателен, но тем не менее в начале этой недели двенадцать шахтерских профсоюзов обратились к президенту и министрам из кабинета Ежи Бузека с требованием организовать общественную дискуссию по проблемам угольной промышленности в Польше. Причем шахтеры предложили провести ее перед телевизионными камерами 9 июня в шахте "Вуек", что в предместье шахтерской столицы Польши - городе Катовицы. Именно в этой шахте почти 17 лет назад, 15 декабря 1981 г., погибли 9 горняков, протестовавших против введения правительством генерала Ярузельского военного положения в стране. Иными словами, политический акцент проставлен шахтерами весьма серьезно. Время покажет, примут ли министры предложение шахтеров.

Ведущий:

Еще в начале мая, незадолго до саммита так называемой "большой восьмерки" в британском городе Бирмингеме - семь ведущих индустриальных стран мира приняли решение о значительном увеличении ассигнований в фонд помощи малому бизнесу в России. Его учредителем является Европейский Банк Реконструкции и Развития - созданный еще в 1990-ом году правительствами 42-ух стран мира и рядом международных финансовых организаций - специально для оказания финансовой помощи трансформируемым экономикам стран Центральной и Восточной Европы, а также республик бывшего Советского Союза.

На каких принципах строится работа фонда поддержки малого бизнеса в России? Кто и при каких условиях может рассчитывать в России на получение от него кредитов для создания или расширения собственного дела? Наш нью-йоркский корреспондент Ян Рунов обратился к официальному представителю Европейского банка реконструкции и развития, штаб-квартира которого находится в Лондоне, ЭЛИЗАБЕТ УОЛЛЕС:

Уоллес:

Наш Фонд существует уже несколько лет. Страны "большой семерки" согласились внести в него 150 миллионов долларов. Еще 150 миллионов внес Европейский Банк Реконструкции и Развития. Но 300-сот миллионов оказалось недостаточно, так как количество российских предпринимателей, обратившихся в Фонд, превзошло все ожидания. По нашим расчетам, Фонду нужны еще, по крайней мере, 100 миллионов долларов. Тем более, что Европейский Банк недоплатил нам 38 миллионов из обещанных 150-ти. Так что мы надеемся пополнить наш Фонд за счет Европейского банка и других источников.

Рунов:

Как работает Ваш Фонд с российскими предпринимателями?

Уоллес:

Мы предоставляем займы через российские банки в 25 регионах страны. Причем займы эти можно получить не только в крупных городах. В каждом регионе мы работаем не с одним, а тремя-четырьмя-пятью банками. Всего на сегодня мы выдали уже более 20 тысяч займов на общую сумму более 255 миллионов долларов. Процедура получения займа такова: в банк поступает заявление от предпринимателя, в компании которого работают от 1-го до 80-ти человек. Если говорить об объеме предоставляемого займа, то это минимум 30 долларов, а максимум - 125 тысяч долларов.

Рунов:

А кто принимает решение, выдавать или не выдавать кредит? И кто проверяет правдивость информации, которую представляет российский предприниматель?

Уоллес:

Мы обучаем российские банки на местах, как анализировать данные, предоставляемые владельцами малого бизнеса. А непосредственно решение о предоставлении займа принимают сотрудники российских банков и специальные кредитные комиссии этих банков. Хотя формально мы тоже являемся членами кредитных комиссий, но решения по конкретным займам принимаются не в нашей штаб-квартире в Лондоне, а исключительно в местных российских банках. Мы же ставим перед собой две основных задачи: во-первых, предоставить начальный капитал малым и средним предприятиям, а во-вторых, создать достаточный запас капитала в региональных российских банках с тем, чтобы они могли предоставлять займы мелким и средним предпринимателям самостоятельно и постоянно. А для этого банки должны научиться получать от предоставления таких займов доход.

Самое важное для получения этого дохода - умение правильно анализировать возможность бизнеса выплачить банку долги: и основной капитал, и проценты по нему. При долгосрочном займе банковская ставка может составить от 14% до 17%, если заём выдается в долларах. А если в рублях, и сумма небольшая, то банковский процент очень близок к ставке рефинансирования Центрального банка России. Но опять-таки, это при условии, если ходатайствующий о кредите ранее своевременно возвращал одолженные у банка суммы и если банк доверяет этому клиенту.

Рунов:

Какие сроки Вы имеете в виду, когда говорите о долгосрочном и краткосрочном кредитовании?

Уоллес:

Заём предоставляется максимум на 3 года. Практика показывает, что в России большинство владельцев малого бизнеса предпочитают брать кредит на срок не более 2-ух лет. Большинство наших займов предоставляются в среднем на 18-20 месяцев. Владельцы совсем небольших компаний просят в первый раз одолжить им деньги на очень короткое время - в среднем, на 9 месяцев. Если же отношения между банком и предпринимателем складываются хорошие, то последующие кредиты могут быть больше и на более долгий срок. Это - типичный путь для всех микрокредитов.

Рунов:

Какого рода бизнесу отдается предпочтение?

Уоллес:

Никаких предпочтений вообще. Преимущество нашей программы кредитования именно в разнообразии, в отсутствии каких-либо отраслевых ограничений. Заём получает любой бизнес, готовый возвращать долги. Никаких предпочтений.

Рунов:

Владельцы какого малого бизнеса в России чаще всего обращаются к Вам за помощью?

Уоллес:

Если речь идет о малом бизнесе, то это, как правило, мелкая торговля, для которой нужен очень небольшой начальный капитал. Довольно часто к банкам обращаются инженеры, люди, пришедшие с производства. Они хотят либо основать новое производство, либо расширить уже существующее, либо перевести его в другой район. Кстати, торговыми компаниями тоже часто руководят бывшие инженеры. Они стремятся таким образом собрать сначала нужный капитал, а уже потом открыть либо новое производственное предприятие, либо предприятие сферы услуг.

Рунов:

Что конкретно должен сделать российский предприниматель, чтобы получить в банке заём Вашего Фонда?

Уоллес:

Он должен встретиться с представителем банка и объяснить ему финансовую основу своего проекта. Вместе они рассматривают, насколько реален проект, от каких расходов можно отказаться, какова реальная перспектива потерь или получения прибыли. Члены кредитных комиссий банков не слишком доверяют официальным документам, не отражающим истинного положения вещей, ибо бизнес далеко не всегда показывает действительную сумму дохода. В рамках нашего проекта мы стараемся дать реальную оценку финансовой ситуации, пытаемся определить человеческие качества клиента, намерен ли он возвращать одолженные деньги, достаточно ли они дисциплинирован, чтобы выдержать график погашения долга, заинтересован ли он в сохранении хороших отношений с банком для получения кредитов и в будущем?...

Ведущий:

На вопросы нашей программы отвечала официальный представитель Европейского Банка Реконструкции и Развития ЭЛИЗАБЕТ УОЛЛЕС, с которой беседовал корреспондент Радио "Свобода" в Нью-Йорке Ян Рунов.

XS
SM
MD
LG