Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Business & Money



- Возможен ли дефолт России по еврооблигациям?
- В Беларуси меняется порядок установления обменного курса наличной иностранной валюты.
- Пенсионная реформа в Венгрии.
- Американские табачные компании выплатят по судебным искам курильщиков более 200 миллиардов долларов в течение 25-ти лет.
- А также обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Сергей Сенинский:

Мы говорим сегодня о российских долгах. В пятницу, 20-го ноября, российская делегация на переговорах с зарубежными банками об условиях и сроках погашения просроченных долгов правительства России по гособлигациям достигла некоего принципиального соглашения с кредиторами, хотя переговоры вновь будут продолжены. В тот же день из Сеула пришло сообщение о том, что правительство Южной Кореи согласилось принять от России партии меди, алюминия и другого сырья - в счет погашения текущих долгов - на общую сумму до 60-ти миллионов долларов. Текущие долги - не что иное, как очередные выплаты в погашение российского долга Южной Корее плюс причитающиеся проценты по нему.

Два этих сообщения вновь возвращают к проблеме погашения российских внешних долгов. Причем - не долгов коммерческих банков, а долгов правительства, то есть государства. 17 августа правительство России объявило дефолт, то есть отказалось выполнять свои обязательства по гособлигациям, являющихся частью внутреннего долга страны. Именно об этих долгах спорят сейчас на переговорах в Лондоне.

Но впору уже говорить и о "внешних" гособлигациях России, так называемых "еврооблигациях", представляющих заимствования государства российского на международном долговом рынке. Эти долги были сделаны в течение последних двух лет.

Этой теме посвящена большая статья в последнем, ноябрьском номере одного из самых авторитетных европейских финансовых изданий - издающегося в Лондоне журнала "Юромани" - или "Евроденьги". Мы предлагаем вашему вниманию сокращенное изложение содержания этой статьи, отдельные положения которой прокомментируют эксперты.

Итак, 27-го ноября 1998 года - в этот день рынок еврооблигаций может радикально измениться. А может быть это произойдет в декабре - 10, 24 или 26-го? Или в другие - известные инвесторам - дни с января по апрель 1999 года? Это дни, когда российскому правительству предстоит выплачивать проценты по выпущенным им ранее на международных финансовых рынках валютным обязательствам - так называемым "еврооблигациям".

Если ничего не измениться, то Россия - с высокой вероятностью - может стать первой в 35-летней истории рынка еврооблигаций страной, правительство которой объявит дефолт по своим обязательствам на нем, то есть окажется неспособной их выполнять... Если, правда, ее не опередит Пакистан. Или Румыния. Украина, Корея, Индонезия... Или даже - если представить невообразимое - Бразилия или Китай!

Россия - спустя десятилетия - вернулась на международные финансовые рынки лишь 2 года назад, в 1996. Причем, довольно успешно, хотя мрачных прогнозов относительно перспектив ее еврооблигаций уже тогда было предостаточно. Теперь авторам тогдашних прогнозов не в чем убеждать этот рынок. Цены на нем - лучшее тому подтверждение. Уже в конце сентября нынешнего года самые первые российские еврооблигации, выпущенные в 1996 году на один миллиард долларов и сроком на 5 лет - эти облигации продавались из расчета 22 центов с каждого доллара. Другими словами, рынок как бы смирился уже с новым дефолтом, хотя и до сих пор не объявленным. Клиффорд Гэдди, экономист из Брукингского института в Вашингтоне:

Клиффорд Гэдди:

Дефолта страны стараются избежать почти любой ценой. Почему? Потому что в этом случае набор санкций против государства, формально отказавшегося платить по своим долгам, весьма унизителен. Страна как бы оказывается изгоем мирового финансового рынка. Ни банки, ни государства не одалживают денег стране, попавшей в черный список, иначе они сами могут подвергнуться международным санкциям. Новых кредитов получить неоткуда.

Международным законодательством даже предусмотрено замораживание зарубежных счетов, наложение ареста на движимое и недвижимое имущество страны-неплательщика до тех пор, пока не начнут поступать выплаты долгов. Последствия формально объявленного дефолта столь постыдны, что страна, даже если она попала в тяжелейшее положение и не может платить и даже если все вокруг знают об этом, все равно пытается избежать позора и хоть как-то заранее договориться с кредиторами.

Соглашение может временно освободить от выплат, но кредиторы должны быть уверены, что в будущем вернут свои деньги или большую их часть. Такое соглашение - в интересах обеих сторон. Если страна объявляет дефолт, ее кредиторы должны вычеркнуть из своих бухгалтерских книг предоставленные займы и кредиты, то есть финансовое состояние и репутация кредиторов тоже пострадают. Так что обе стороны заинтересованы хоть в какой-то договоренности, даже если она выглядит простой формальностью...

В подобной ситуации оказались страны Латинской Америки лет 20 назад, в 70-х годах. Тогда это стало шоком, латиноамериканцы объявили мораторий на выплату своих долгов. Это означало, что они не отказываются платить совсем, а не могут платить сейчас. Они отложили выплаты долгов на будущее. Повторяю, это стало шоком для мирового финансового рынка, хотя в те годы мы вовсе не были так взаимосвязаны, как сегодня. Ныне дефолт не только ключевого, но и рядового участника мирового сообщества гораздо опаснее по своим последствиям, чем это было лет 20 назад. Другой пример, ближе к нам по времени - кризис в Мексике. Но нынешнее положение в России, на мой взгляд, гораздо серьезнее. Кстати, некоторые европейские страны были на грани дефолта после Первой Мировой войны, в 20-х-30-х годах.

Сергей Сенинский:

Клиффорд Гэдди, экономист из Брукингского института в Вашингтоне.

Вновь возвращаемся к публикации в ноябрьском номере журнала "Юромани". Стоит вспомнить, продолжает автор статьи, что каждый долговой кризис в мире за последние 100 лет оборачивался - в итоге - катастрофой, выбираться из которой приходилось потом в течение многих лет. И каждый раз те ценные бумаги, крах которых становился причиной очередного кризиса, на долгие годы лишались какого-либо доверия инвесторов. За последние 30 лет случались дефолты по облигациям беспроцентным или тем, которые выпускались частными компаниями. Но - чтобы объявлялся дефолт по процентным еврооблигациям, выпущенным правительством какой-либо страны - такого еще не было!

В ситуации "на грани" оказались в конце 1981 года Польша и Коста-Рика. Однако, в итоге, обошлись без дефолта, чему способствовали 6 месяцев труднейших переговоров. Инвесторы, держатели обязательств Польши и Коста-Рики, настаивали на том, что еврооблигации - вообще - бумаги с особым статусом, и потому никакой реструктуризации подлежать не могут в принципе.

Одна из наиболее известных схем реструктуризации долгов страны перед международными кредиторами - связывается с именем Николаса Брейди, в недавнем прошлом - министра финансов Соединенных Штатов и специальными облигациями. Подробнее об этом рассказывает глава инвестиционно-консалтинговой компании "Чикаго Кэпитал" Роберт Дженецки.

Роберт Дженецки:

Облигации названы по имени министра финансов в администрации президента Рейгана Николаса Брейди. Они были выпущены в первой половине 80-х годов, чтобы помочь латиноамериканским странам, испытывавшим финансовые трудности.

Эти страны не могли получить займы и кредиты, и тогда правительство США пришло им на помощь, выступив гарантом займов. Облигации, так называемые бонды Брейди, гарантировали кредиторам, рискнувшим предоставить новые займы латиноамериканским странам, что, в случае чего, правительство США вернет им основную часть капитала. С такой гарантией, риск потерять деньги был невелик, и латиноамериканские страны смогли получить многомиллионные долларовые займы на международном финансовом рынке.

Операция оказалась весьма удачной. Латиноамериканские страны сумели разумно воспользоваться займами, а некоторые из них достигли такого успеха, что смогли даже перекупить облигации Брейди в надежде на повышение банковского процента на закладные и получения прибыли.

Бреди бонды до сих пор котируются на финансовом рынке, но то, что помогло в 80-х годах Латинской Америке, вряд ли можно повторить сегодня в России. В странах Латинской Америки, при всех их недостатках, была довольно крепкая рыночная основа. Там действовали 4 основных принципа, без которых, на мой взгляд, невозможно процветание ни в одной стране.

Это - низкие налоги, свободный рынок, правовая защищенность собственности, прежде всего недвижимой, и стабильность национальной денежной единицы, при которой хотя бы ясно, что сколько стоит. Но в России лишь зарождается только один из 4-х принципов - свободный рынок. А этого недостаточно, чтобы завоевать доверие частных кредиторов.

Право собственности в России все еще не гарантировано, рубль не стабилен и вести расчеты в рублях солидные инвесторы не хотят. Налоговая система в России не упорядочена. Кто же при таких условиях захочет предоставлять России займы? И кто возьмет на себя смелость эти займы гарантировать? Одолженные деньги будут "вылетать в трубу", пока не начнут действовать все 4 принципа. Без этого, в стране будет продолжаться хаос.

Сергей Сенинский:

Вообще же история дефолтов тех или иных стран по своим внешним обязательствам насчитывает уже несколько столетий, продолжает автор статьи в ноябрьском номере журнала "Юромани". Достаточно вспомнить Францию, которая на протяжении трех веков - с XVI по XIX, объявляла дефолт по своим внешним долгам в среднем каждые 30 лет. Одна из наиболее ярких подобных историй в XIX веке - дефолт Египта в 1875 году. Тогда правительство Великобритании использовало это как предлог для установления в Египте своего протектората, дабы обезопасить идущие через страну торговые пути в Индию. Во времена Великой депрессии на рубеже 30-х годов нашего века дефолт по своим международным обязательствам - в период с 1930-го по 1935 год - объявила 21 страна - из 58, выпустивших к тому времени свои гособлигации на международные финансовые рынки.

Питер Таймен, профессор Массачуссетского технологического института.

Питер Таймен:

В 40-х годах прошлого века несколько американских штатов оказались в ситуации дефолта, но не вся страна в целом. А в годы Великой депрессии в конце 20-х - начале 30-х годов нашего века все крупные страны Латинской Америки, кроме Аргентины, отказались платить по своим долговым обязательствам в рамках оговоренных сроков.

Странам Западной Европы, оказавшимся в тяжелейшем экономическом положении после Второй Мировой войны, США сумели оказать действенную помощь в разной форме. Причем США довольно долго не получали никаких выплат от своих европейских должников, но продолжали предоставлять займы и кредиты.

Внутри США на грани дефолта не раз оказывались не только отдельные штаты, но и административные округа и города. В частности, город Нью-Йорк в конце 70-х годов или округ Орандж в Калифорнии в начале 90-х, то есть совсем недавно. Но до полного краха дело все же не доходило, сторонам всегда удавалось договориться и никто не становился парией, которой все вокруг отказывали бы в кредитах долгое время.

Сергей Сенинский:

Питер Таймен, профессор Массачуссетского технологического института.

Последствия дефолтов времен Великой Депрессии оказались для международного рынка долговых обязательств столь печальными, что рынок этот - как источник новых заимствований - замер почти на три десятилетия. И начал возрождаться лишь в начале 60-х годов, причем число стран, выходящих на международный долговой рынок со своими облигациями резко увеличилось - в первую очередь, за счет развивающихся стран, продолжает журнал "Юромани".

Если в 1991 году страны Латинской Америки и Восточной Европы заимствовали на международном долговом рынке менее 2 с половиной миллиардов долларов, то в 1996 году - 26 миллиардов, 1997 - 34 миллиарда долларов. В последние годы на этот рынок вышли правительства ряда республик бывшего СССР, в том числе Россия, и в прошлом году - Украина, разместившая свои облигации под самый высокий, в истории этого рынка, процент, который Киеву придется платить держателям этих облигаций.

Объявит ли Россия о новом дефолте или нет - зависит прежде всего от ее финансовых возможностей. До конца будущего года объем выплат страны - для текущего погашения и обслуживания накопленных внешних долгов - должен составить 20 миллиардов долларов, из которых 3,5 миллиарда - до конца года нынешнего.

Ситуация вынуждает правительство России к трудному выбору: какие из долгов погасить, какие попытаться отложить, а по каким решаться на дефолт. При этом, в широком наборе внешних долгов правительства России, включая, разумеется, долги бывшего СССР, есть и такие, отсрочка выплат по которым, не говоря уже о дефолте, надолго дисквалифицирует страну на международных рынках заемного капитала.

Стоит отметить, также, что формально Россия пребывала в состоянии технического дефолта целые десятилетия - после 1917 года. Соглашение с правительством Франции - о частичной компенсации потерь французских держателей так называемых "царских" облигаций - было подписано лишь в прошлом году. Первые выплаты по этому соглашению, Россия должна провести в 1999 году. И здесь Россия может вновь оказаться первой... Первой страной, объявившей дефолт по уже реструктурированному долгу, по которому до этого уже объявлялся дефолт.

Напомню, это было сокращенное изложение статьи "Вновь - к эпохе дефолтов", опубликованной в последнем, ноябрьском номере издающегося в Лондоне журнала "Юромани"

Наша постоянная рубрика - обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 20-го ноября. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:

Общество, обходящееся без наличных денег, - такое будущее вовсе не так близко, как казалось раньше, пишет "Экономист". Конечно, так называемые электронные деньги в виде платежных карт давно в ходу, но проблема в том, что пока очень немногие потребители стремятся ими пользоваться. Даже в Гонконге, где жители испытывают особое пристрастие к самым разным технологическим новинкам, электронные кошельки не очень популярны. На руках у потребителей в этом городе 330 тысяч электронных платежных карт, но на каждую из них в среднем приходится всего 30 долларов безналичных расчетов в год.

И вот новые доказательства того, что потребители не так уж стремятся в общество безналичных расчетов, указывает "Экономист". В начале ноября обанкротилась американская компания "Диджи-Кэш", которая разработала систему относительно безопасного ведения безналичных расчетов через Интернет и изобрела специальную электронную платежную карту. Еще раньше закончились неудачей пробные испытания систем безналичных расчетов с помощью так называемых "электронных кошельков" в Нью-Йорке. Такие же пробные испытания в Великобритании, Канаде и Новой Зеландии оставили потребителей равнодушными.

Дело, конечно, не в том, что потребителям не нравится сама идея электронных платежных карт, отмечает Экономист. По данным одного из недавних опросов, проведенных в Соединенных Штатах, трое из каждых 4 опрошенных американцев выразили готовность получить их. Но пользоваться такой картой для оплаты покупок стали бы лишь менее половины опрошенных. Остальные хотели бы иметь ее в основном для того, чтобы иметь доступ к другой информации - например, связанную с состоянием своего здоровья или техническим состоянием автомобиля. Скажем, в Бельгии электронные карты используются, в основном, для оплаты телефонных разговоров и автостоянки. В Нью-Йорке электронные карты весьма популярны при оплате услуг общественных прачечных.

Учитывая эти настроения потребителей, банки, выпускающие электронные карты, стараются делать их многофункциональными. Но есть еще одна проблема. Электронные карты являются собственностью банка, который таким образом имеет доступ ко всей информации, записанной на ней, включая, например, состояние здоровья клиента. Не откажет ли банк клиенту в кредите, познакомившись с ней? С учетом всех вышеприведенных обстоятельств, будущее электронных денег представляется пока туманным, заключает "Экономист".

Крупнейшую в Гонконге электронную компанию "ВиТек" вполне можно сравнить с корпорацией "Майкрософт" - по степени господства на рынке, пишет "Экономист". На долю этой компании приходится 70 процентов мирового рынка обучающих игр и простейших компьютеров для детей. Общий объем продаж на этом рынке, по расчетам, составит в будущем году один миллиард долларов. Большая часть выпускаемых "ВиТек" компьютеров продается по цене менее 30-ти долларов каждый, и доминирующие на мировом рынке американские производители сходной продукции конкуренции с гонконгской компанией не выдерживают. Примечательно, что "ВиТек" вышла на мировой рынок в начале 80-х годов с легкой руки американской торговой корпорации "Сирс", выпустив по ее заказу электронную игрушку, подобную той, что производила тогда американская компания "Тексас Инструментс", заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 20-го ноября.

В Беларуси в начале минувшей недели распоряжением Национального Банка был изменен порядок установления обменного курса наличной иностранной валюты - уполномоченными банками и другими организациями, имеющими лицензию на проведение валютно-обменных операций. А на следующий день, выступая по национальному телевидению, глава Нацбанка Беларуси Петр Прокопович заявил, что в будущем году, цитирую по сообщениям агентств, "Беларуси удастся выйти на единый наличный и безналичный валютный курс как на внутреннем, так и на внешнем рынках", конец цитаты. В самой Беларуси - несколько обменных курсов, причем минимальный и максимальный из них разнятся - ни много, ни мало - в 5 раз. После новаций, объявленных на минувшей неделе Национальным Банком, этот разрыв несколько сократился.

Заявления властей появились на фоне очередей в магазинах за внезапно исчезнувшими сахаром и яйцами, резким падением объемов белорусского экспорта в Россию и расцвета "черного" рынка валюты. На первую декаду декабря намечены акции крупнейших официальных профсоюзов Беларуси - как сообщается, "против обнищания народа", а также - общереспубликанская забастовка. Президент Беларуси Александр Лукашенко, во время посещения в минувшую среду завода холодильников "Атлант" в Минске, заявил журналистам, что, цитирую, "белорусским гражданам грешно выходить на улицы, к чему их призывают профсоюзные лидеры. Мы не опустили руки, продолжал Александр Лукашенко, и пытаемся вмешиваться во все проблемы для стабилизации положения", конец цитаты. Тему продолжает наш корреспондент в Минске Марат Дымов:

Марат Дымов:

Как объявил на нынешней неделе председатель Национального банка Беларуси Петр Прокопович, новый год белорусы встретят с новой купюрой - будет введена в обращение банкнота в полмиллиона рублей. До сих пор самым крупным номиналом была стотысячная купюра.

Трудно ответить на вопрос, сколько будет стоить в долларах новогодний подарок Нацбанка белорусскому народу. Во-первых, потому, что к 1 января курс может существенно измениться, а во-вторых, и сейчас курсов существует несколько: по курсу Нацбанка на 19 ноября доллар стоит 72 тысячи белорусских рублей, в обменных пунктах цена доллару - 100 тысяч, на "черном" рынке наличной валюты - 170-190 тысяч, курс межбанковского рынка - 230-250 тысяч и, наконец, курс сделок для торговых фирм - 300-340 тысяч за одну, как говорится, "условную единицу".

Национальный банк стремится исправить положение, сочетая в отношении хозяйствующих субъектов "ласку и таску". Со 2-го ноября действует запрет на проведение практически любых операций с валютой на межбанковском рынке, минуя биржу. А на бирже порядки строгие. До конца года правительство установило для торгов на бирже следующий распорядок: 75% - на оплату топливно-энергетических ресурсов, 10% - на лекарства, 9% - сырье для агропрома, и лишь 6.5% - прочие позиции.

К "таске" можно также отнести просьбу Нацбанка к коммерческим банкам о предоставлении кредита в 10 млн. долларов. В Беларуси в таких просьбах отказывать не принято - себе дороже обойдется.

В числе немногих "ласк" стоит упомянуть разрешение банкам устанавливать курс купли-продажи наличной валюты в зависимости от спроса и предложения. Вы подумали, что это - свободный курс? И ошиблись! Есть маленькое пояснение: курс не должен превышать официальный более чем в полтора раза. Во всех обменных пунктах с понедельника курсы выросли процентов на 20, преодолев 100-тысячную отметку.

Прокомментировать последние решения Национального банка я попросил бывшего сотрудника этого главного финансового учреждения Беларуси, ныне - исполнительного директора "Белгазпромбанка" Валерия Дашкевича.

Валерий Дашкевич:

В принципе, последние решения являются логическим продолжением тех действий, которые начал проводить Национальный банк 21 марта текущего года, когда начались ограничения по оплате импорта и экспорта. В данном случае, испытывая нехватку валюты, падение экспорта и, естественно, падение поступлений валютной выручки, денежные власти прибегли к старому испытанному способу - ограничение импорта.

Первая их цель - ограничить импорт, то есть ограничить запасы валюты на закупку импорта. И поскольку увеличить экспорт трудно, так как основной потребитель нашей продукции, т.е. Россия, находится в финансовом кризисе и платить за белорусскую продукцию не в состоянии, поэтому делаются попытки изыскать эту валюту внутри страны. С этой целью и предпринята попытка сделать это через повышение курса покупки наличного доллара. И одновременно сейчас быстро понижается обменный курс белорусского рубля на бирже.

По рекомендации Национального банка намечено, что официальный курс белорусского рубля на 1-е декабря должен составить 80 тысяч рублей за доллар. А впоследствии он будет понижаться темпами, пропорциональными инфляции. То есть, сделана попытка извлечь доллар с "теневого" рынка в обменные пункты банков.

К сожалению, эти меры вряд ли помогут - по той простой причине, что при официальном курсе даже в 80 тысяч, умноженной в полтора раза - 120 тысяч - никто за эти деньги продавать валюту не будет. Поскольку сегодня на "теневом" рынке ее можно продать за 180 - 200 тысяч рублей за доллар.

И, судя по всему, "теневой" рынок наличной валюты будет "уходить" дальше и дальше по курсу. Дело в том, что, когда был запрещен импорт за белорусские рубли и фактически закрыт межбанковский валютный рынок, значительная часть мелкого и среднего бизнеса, которая как раз занимается поставкой "некритического" для правительства, но очень важного для населения импорта, они все больше начинают работать за наличную валюту - чтобы избежать всех ограничений Национального банка. И в этой ситуации спрос на наличную валюту будет постоянно расти. Поэтому эти меры Нацбанка, в общем-то, ничего не решают.

Марат Дымов:

Считает исполнительный директор "Белгазпромбанка" Валерий Дашкевич.

Действительно, в начале года обменные пункты покупали у населения примерно 150 млн. долларов в месяц, а в сентябре - всего лишь 18 млн. "Черный" рынок торжествует.

На прошлой неделе даже президент Лукашенко, проводя экстренное совещание о состоянии потребительского рынка, сделал важное признание: "Я не понимаю - сказал он, - почему мы так динамично развиваемся в промышленности, в сельском хозяйстве, а наши люди нищают от месяца к месяцу". Руководителей СССР этот вопрос ставил в тупик в течение долгих десятилетий. На уже упомянутом совещании президент велел чиновникам до 1 декабря исправить аховое положение в экономике и публично извинился перед народом за рост цен.

Народ, может быть, извинения и принял, но 19-го ноября "подлые" цены совершили очередной головокружительный скачок: в одночасье на 75% подорожали яйца, сахар, куры, мыло и водка. Последнее не только обидно, но и символично. В конце концов, доллар в нашем обиходе появился лишь в конце 80-х годов. А повышение цен на водку всегда было знаком наступления нелегких времен.

Сергей Сенинский:

В среду на минувшей неделе государственный министр Венгрии, курирующий деятельность государственных фондов социального страхования, Габриэла Шэлмеци, сообщила, что эти самые государственные фонды в нынешнем году недополучили существенную часть запланированных ранее средств, так как значительная часть граждан страны - воспользовавшись предоставленной возможностью выбора - предпочла в нынешнем году большую часть своих сбережений на будущие пенсии направить в негосударственные фонды социального обеспечения, прежде всего - негосударственные пенсионные фонды.

К радикальной реформе системы пенсионного обеспечения Венгрия приступила первой из постсоциалистических стран Центральной и Восточной Европы. В будущем году подобную реформу начинает Польша. О некоторых особенностях пенсионной реформы в Венгрии рассказывает Золтан Виг, из Будапешта:

Золтан Виг:

Закон о новой системе пенсий был принят парламентом Венгрии в прошлом году и вступил в силу 1-го января текущего года. Создание довольно сложной системы социального обеспечения уже неработающей части населения, было результатом долгого законодательного процесса, который, по-видимому, еще не закончился.

В начале 90-х годов произошли некоторые радикальные перемены. Например, увеличение пенсионного возраста. У мужчин с 60-ти лет до 62-х, и у женщин с 55-ти - тоже до 62-х лет. Также был увеличен необходимый для получения пенсии минимальный рабочий стаж - сегодня это 20 лет. Рост темпов инфляции потребовал решительных мер по сохранению реальной стоимости пенсии, то есть регулярной их коррекции. Попытки государства, или, лучше сказать, неудача попыток достичь этой цели в значительной степени ускорила переход на новую, смешанную пенсионную систему.

Она состоит из трех элементов. Первый - это обязательное для всех социальное страхование. Раньше, но уже в условиях рыночной экономики, каждый работающий венгерский гражданин платил 10 процентов своей зарплаты в фонды социального страхования. Из этих 10-ти семь процентов получал государственный пенсионный фонд, а такой же государственный фонд здравоохранения - три процента. В то же время работодатель должен был перечислить 25 процентов от зарплаты работников в пенсионный фонд и 14 процентов в фонд здравоохранения. Это - уже 39 процентов. Но что происходило с этими огромными деньгами?

По закону, независимое и избранное, прежде всего профсоюзами, самоуправление фондов отвечало и отвечает за взносы и результаты их использования. Гарантией финансовой стабильности и независимости фондов является их имущество, в том числе и недвижимость, полученная от государства. Но "прозрачность" деятельности этих фондов по-прежнему далека от идеальной.

С этого года существует второй элемент новой системы, потому что созданы уже 29 частных пенсионных фондов. Теперь уже каждый человек имеет возможность самостоятельно решать, где он может ожидать наиболее высокую прибыль от своих вкладов. Пользоваться услугами этих частных пенсионных фондов может любой УЖЕ работающий венгерский гражданин. Но обязаны законом вступить в них только те, кто начинает работать в нынешнем году.

По схеме такого смешанного варианта, только 1 процент от зарплаты поступает в большой государственный пенсионный фонд, и 7 процентов - в частный. Взносы работодателя остаются прежними.

В отличии от государственной системы, в частных фондах клиенты имеют свой персональный счет, который они в любое время могут контролировать. Вместе с доходами от вкладов, эти деньги служат основой для будущей индивидуальной пенсии. По прогнозам министерства финансов Венгрии, ожидаемые первые частные пенсии через 15 лет будут приблизительно на 20 процентов больше государственных.

В этом году начали работать, по аналогичной схеме, но исключительно на добровольной основе, компании, которые предлагают частную пенсию по образцу страхового полиса. В таком случае, вложенные в эту схему деньги надо держать на банковских счетах на определенное контрактом время. И потом - вместе с процентами - их можно получить либо по частям - в виде регулярной пенсии, либо однократно - всю сумму целиком.

Успех реформ венгерской пенсионной системы превзошел все ожидания. Те, кто заключил контракт с частными структурами, считают, что их деньги не только не потеряют своей стоимости, но даже принесут прибыль. По государственной схеме это не так, ибо там каждый получает, в зависимости от стажа работы, только определенную часть средней зарплаты последних трех рабочих лет.

Становится понятно, почему многие люди уже выбрали частную форму. Из-за этого, кстати, государственный пенсионный фонд не получил в нынешнем году запланированной суммы поступлений, а в его бюджете появился большой дефицит.

Сергей Сенинский:

В пятницу, 20-го ноября, уже после первого выхода этой программы в эфир, власти 40 штатов США, как ожидается, могут подписать обнародованное в конце прошлой недели соглашение с крупнейшими американскими табачными корпорациями, предусматривающее выплату гигантских компенсаций курильщикам, подавших судебные иски. Первые из них появились уже давно, и теперь такие иски выдвинуты не только огромным количеством частных лиц, но и властями почти всех американских штатов. Подробнее об этом - в материале нашего корреспондента в Нью-Йорке Яна Рунова.

Ян Рунов:

Впервые целая индустрия, выпускающая формально вполне законный продукт, решила, по сути, откупиться от государства и его граждан, добровольно, до рассмотрения дела в суде, согласившись выплатить штатам 206 миллиардов долларов в течение 25 с лишним лет. Это предложение табачные компании выдвинули в результате пятимесячных переговоров с генеральными прокурорами 8 штатов, Теперь ожидается, что соглашение подпишут 40 из 50 штатов страны.

А началось все несколько лет назад с массы индивидуальных исков американцев к табачным

компаниям. Тяжело больные курильщики требовали компенсации за то, что потеряли здоровье из-за высокого содержания никотина в сигаретах. Дело дошло до рассмотрения в Конгрессе, но там и застряло, так как законодатели никак не могли прийти к соглашению.

В июне 1997 года было внесено предложение потребовать с табачных компаний в качестве компенсации 368,5 миллиарда долларов. Одни законодатели считали, что это слишком много и что наказание слишком суровое, другие - что компенсация недостаточная и наказание слишком мягкое. Особенно ярые противники курения потребовали увеличить компенсацию до 516 миллиардов долларов. Дело не двигалось.

Тогда было разрешено отдельным штатам самостоятельно возбуждать дела против табачных компаний. А раз федеральное правительство в этом не участвовало, то и участие љКонгресса не понадобилось. Первыми сумели добиться компенсации от производителей сигарет штаты Миссисипи, Флорида, Техас и Миннесота. Общая сумма - более 40 миллиардов долларов. В процессе судебного разбирательства - иск штата Вашингтон к табачным компаниям. Видя, что проигрывают, табачные компании и предложили "отступные" в 206 миллиардов (чтобы не отдавать все 368,5 миллиардов).

Но откуда они возьмут такие деньги? - С тех же курильщиков. Уже решено повысить цены на сигареты: в течение ближайших 5-ти лет одна стандартная пачка сигарет, которая стоит сегодня примерно 2 доллара 70 центов - в Нью-Йорке (в разных штатах по-разному) - будет стоить больше 3-х долларов. Экономисты, специализирующиеся в области здравоохранения, считают, что цены надо повысить на 50% или даже 100%, и что пачка сигарет в США должна стоить около пяти долларов.

Основная часть компенсации пойдет на оплату медицинских расходов по лечению болезней, связанных о курением, и на поддержку государственной программы бесплатного лечения малоимущих "МедикЭйд". Табачные компании согласились также ограничить рекламу сигарет, направленную на подростков и молодежь.

Пропаганда курения и реклама сигарет в общественных местах будет практически запрещена. Изображение живописных ковбоев, знойных красавиц с сигаретами или попросту сигаретных пачек - будет встречаться лишь на страницах специализированных изданий для взрослых. Табачные компании реже будут спонсировать спортивные состязания, и, соответственно, реклама этих компаний почти не будет видна на стадионах и в спортивных залах.

Из рекламного обихода табачных компаний полностью исчезнут рисованные мультипликационные герои. Такие, например, как символ сигарет "Кэмэл" симпатичный верблюд Джо Кэмэл. Более того, табачные фирмы учредят специальный фонд борьбы с детским курением.

Но при всем этом, предложение табачных компаний подвергается критике со стороны многих медицинских и общественных организаций. Высказать свое мнение я попросил автора книги "Вы можете бросить курить", сотрудницу популярного медицинского журнала "American Health Magazine" Жаклин Роджерс:

Жаклин Роджерс:

Меня беспокоит следующее: если генеральные прокуроры штатов подпишут соглашение, это лишит федеральное правительство, во-первых, возможности требовать от табачных компаний более крупной компенсации, а во-вторых, возможности контролировать содержание никотина в сигаретах. љ

Проектом соглашения оговаривается также, что после его подписания ни штаты, ни находящиеся на их территории округа, города и поселки не будут иметь права устанавливать свои собственные местные правила, ограничивать содержание никотина,

продажу сигарет и т.д. Это дает большие преимущества табачной промышленности. И штаты не будут иметь права вновь судиться с табачными компаниями.

А теперь - о положительной стороне проекта соглашения. Хорошо, что оно может быть принято в обход љКонгресса. Я считаю, что дело против табачных компаний, затеянное федеральным правительством, застряло в љКонгрессе потому, что многие законодатели в обеих палатах так или иначе связаны с табачными компаниями. Одни законодатели представляют штаты, в которых выращивается табак и выпускаются сигареты, в производстве которых заняты тысячи людей, то есть избирателей. Другие законодатели получили от табачных компаний взносы в избирательные фонды (это разрешено законом)... Словом, по разным причинам, у иска к табачным компаниям не было шанса пройти через Конгресс. И все с облегчением вздохнули, когда удалось решить вопрос без участия љКонгресса.

Ян Рунов:

Это была Жаклин Роджерс из журнала "American Health Magazine". Если соглашение будет подписано генеральными прокурорами штатов (а это станет известно через несколько дней), то, как надеются оптимисты, следующее поколение американцев значительно поздоровеет, а вместе с ними поздоровеет и американская экономика. Пессимисты же считают, что экономике будет нанесен ущерб, так как пострадает табачная индустрия, обеспечивающая работой миллионы американцев, и пострадают миллионы курильщиков, которым придется платить за сигареты больше.

XS
SM
MD
LG