Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Programs - Business & Money



- Правительство России готово начать погашение просроченных гособлигаций. На условиях, оспариваемых инвесторами как в России, так и за рубежом.
- Частные накопления в России и новая стратегия государственного страхования.
- Американский журнал "Тайм": 100 крупнейших предпринимателей 20-го века.
- А также - обзор публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист".


Правительство России на минувшей неделе объявило о готовности приступить к реструктуризации гособлигаций, выплаты по которым были прекращены после 17-го августа. Председатель правительства Евгений Примаков подписал во вторник постановление с интересным названием: "О новации по государственным ценным бумагам". Спустя два дня о намерении добиваться пересмотра предложенных условий реструктуризации заявили представители Московского клуба кредиторов, объединяющих российских инвесторов - в том числе тех, кто по закону был обязан держать значительную часть своих активов в гособлигациях - в частности, пенсионные фонды и страховые организации.

Что же касается западных инвесторов - держателей просроченных российских гособлигаций, то на минувшей неделе в Лондоне возобновились переговоры их представителей с делегацией российского министерства финансов. Переговоры, разумеется, закрытые, однако уже в пятницу британская газета "Файненшэл Таймз" сообщила о том, что западные банки рассматривают возможность судебных разбирательств с правительством России, которое предложило такую схему реструктуризации своих долгов, которая означает возврат не более 4 центов с каждого вложенного инвесторами доллара.

За комментариями мы обратились к экспертам в Лондоне и Москве. Алекс Гаррард, руководитель отдела развивающихся рынков инвестиционного банка "Уорбург Дилон Риид":

Алекс Гаррард:

Главное препятствие на пути к соглашению, которое существовало и во время предыдущих переговоров в Лондоне, сохраняется и после выхода постановления российского правительства, подписанного Евгением Примаковым. Ранее была достигнута договоренность о том, что пути решения нерешенных еще проблем реструктуризации долга по российским обязательствам будут обсуждаться только совместно. И вот г-н Примаков подписывает постановление, в котором условия выдвигаются односторонне. Они предусматривают, что 10 процентов долга по ГКО будут возвращены наличными, 20 процентов - облигациями с фиксированным доходом, которые могут быть использованы для погашения налоговых недоимок или внесения в уставные капиталы российских банков, и еще 70 процентов - просроченных ГКО и ОФЗ будут обмениваться на доходные облигации со сроками погашения 4-5 лет.

Однако, если говорить о договоренности с зарубежными инвесторами, остается целый ряд нерешенных проблем. Главных из них две. Первая - проблема конвертации рублевых выплат по долгам. Пока - возможности иностранных инвесторов весьма ограничены. Правительство России предлагает провести серию валютных аукционов. Но в декабре и январе на них предполагается выставлять всего по 100 миллионов долларов. Спустя месяц - еще 50 миллионов.

Вторая проблема - отсутствие четкого механизма, регламентирующего участие зарубежных кредиторов в приобретении акций российских банков, используя для этого предлагаемые облигации с фиксированным доходом.

Без решения этих проблем невозможны какие-либо изменения в позиции зарубежных кредиторов на переговорах с Россией. Кредиторов, обнародовавших на прошлой неделе свое заявление об отсутствии прогресса на переговорах о реструктуризации долгов правительства России по гособлигациям.

Сергей Сенинский:

Алекс Гаррард, инвестиционный банк "Уорбург Дилон Риид", Лондон.

Теперь - в Москву. Если в целом оценить положения подписанного Евгением Примаковым постановления "О новации по государственным ценным бумагам", было ли в нем нечто принципиально новое для российских инвесторов? Олег Ларичев, менеджер управляющей компании "Тройка-Диалог":

Олег Ларичев:

Если сравнивать текст постановления российского правительства о предлагаемой новации на рынке ГКО-ОФЗ, с тем, о чем договорилось российское правительство в лице министерства финансов с Московским клубом кредиторов, то во многом они совпадают. Однако, конечно, несколько деталей были уточнены. В частности, была уточнена процедура расчета нового портфеля, подлежащего реструктуризации, исходя из дисконта 50 процентов годовых. Так же был уточнен предполагаемый порядок выплаты купонов по инвестиционным бумагам, то есть по ОФЗ с фиксированным доходом. Было уточнено, что это будет квартальный купон, который начисляется уже с 19 августа. Но первый квартальный купон будет заплачен одновременно со вторым квартальным купоном.

Сергей Сенинский:

Вновь - в Лондон. В какой мере западных инвесторов заинтересуют акции российских банков - в счет погашения части долга? Алекс Гаррард, банк "Уорбург Дилон Риид":

Алекс Гаррард:

Нам не вполне пока ясно, какие именно преимущества предоставляет приобретение акций российских банков за счет "облигаций с фиксированным доходом" - по сравнению с получением наличных денег или новых 4-5-ти летних облигаций. С точки зрения влияния на баланс кредитора, эффект от этих различных форм обмена абсолютно одинаков.

Сергей Сенинский:

В постановлении правительства говорится, что сумма долга по ГКО и ОФЗ рассчитывается по ценам облигаций по состоянию на 19-е августа 1998-го года с дисконтом от номинала 50 процентов годовых. Что это значит и почему - именно 50 процентов? Олег Ларичев, управляющая компания "Тройка-Диалог", Москва.

Олег Ларичев:

Дисконт 50 процентов годовых было бы правильнее назвать следующим образом. Все бумаги будут оцениваться так, чтобы их доходность составила 50 процентов годовых. Почему 19 августа? Потому что 19 августа - это первый срок, когда не были выплачены деньги по ГКО. Это была первая среда после 17 августа.

Если бы 19 августа бумага уже "погасилась", то, понятно, что ее цена принимается за 100 процентов. По мере увеличения срока до погашения бумаги, ее цена падает. То есть, для годовой бумаги, которая "гасится" 19 августа 1999 года, если бы такая бумага существовала, цена была бы, как нетрудно подсчитать, около 66.66, и получался бы доход в 33, как раз - 50 процентов.

Почему именно 50 процентов? 50 - потому что 50. Можно привести несколько оснований, что это некий уровень доходности, который существовал после достижения соглашения с МВФ. Тогда доходность упала со значений выше 100 до примерно 50 процентов. Но тем не менее это - все-таки достаточно произвольный уровень доходности, который был выбран министерством финансов.

Сергей Сенинский:

Хотя то, о чем говорит правительство, это - предложение инвесторам, но тем не менее постановление уже подписано. Стало быть, у инвесторов теперь нет выбора?

Олег Ларичев:

Совершенно верно. Этот документ означает, что те инвесторы, которые согласны со схемой, предложенной правительством, они будут реструктурировать свои бумаги по этой схеме. А те инвесторы, которые не согласны, могут отстаивать свои интересы в суде.

Сергей Сенинский:

Олег Ларичев, менеджер управляющей компании "Тройка-Диалог", Москва.

И последний вопрос в Лондон. Если говорить о тех предложениях России, которые есть на сегодня. Западный инвестор, владелец просроченных российских гособлигаций, обращается в банк за советом - какой вариант предпочесть? Алекс Гаррард, банк "Уорбург Дилон Риид":

Алекс Гаррард:

Мы предпочли бы полностью наличные, которые автоматически можно было бы перевести в доллары. Однако такой вариант вряд ли возможен, и это очевидно. Тогда я бы посоветовал инвесторам держать свои деньги в облигациях с фиксированным доходом; по ним, по крайней мере, выплачивается какой-то процент.

Сергей Сенинский:

Алекс Гаррард, руководитель отдела развивающихся рынков международного инвестиционного банка "Уорбург Дилон Риид", Лондон.

В крупнейшую в России страховую компанию - "Росгосстрах", контролируемую государством - правительство России на минувшей неделе назначило нового генерального директора - заместителя председателя бюджетного комитета Государственной Думы Алексея Головкова. Лично представляя в компании нового руководителя, первый вице-премьер Юрий Маслюков ясно обозначил новую стратегию "Росгосстраха": мобилизовывать средства в казну, а точнее - в так называемый "бюджет развития". В том числе правительство вновь обращается к частным накоплениям граждан.

Последней такой попыткой властей - попыткой задействовать хранящиеся дома, а не в банках, деньги населения - можно считать еще недавние планы выпуска специальных ГКО - гособлигаций в виде реальных бумаг, а не строчек на экранах компьютеров. Чтобы такие бумаги можно было подержать в руках. 17 августа поставило крест на этих планах и, видимо, надолго. Теперь вот заговорили о привлечении этих же денег через систему страхования. В какой мере это возможно в принципе? И какие виды страховых услуг государству пришлось бы, по сути, монополизировать, чтобы реализовать идею сбора частных накоплений для нужд бюджета? Наш собеседник в Москве - руководитель управления страхования жизни компании "Ренессанс-Страхование" Дмитрий Малых:

Дмитрий Малых:

Если говорить о том перечне страховых услуг, которые должно монополизировать государство в целях привлечения средств населения, то здесь можно вести речь и о страховании жизни, и о продуктах обязательного страхования, которые касаются именно населения. Скажем, обязательное страхование ответственности автомобилистов, либо страхование тех или иных лиц, относящихся к профессии аудиторов, или каких-то других профессий, которые могут вследствие своей неправильной деятельности нанести какой-то ущерб.

Вот это все должно монополизировать государство, чтобы аккумулировать все средства, которые получаются в виде страховых взносов страховыми компаниями, с тем, чтобы эти деньги использовать на какие-то свои цели.

Если говорить о том, насколько это реально, то здесь ситуация более сложная, так как, чтобы монополизировать страхование жизни, его нужно сначала развить. И это очень серьезная проблема и решается она не за несколько месяцев, а специально должна быть разработана государственная программа по развитию страхования жизни. Что касается видов обязательного страхования - к примеру, тот же вид обязательного страхования автогражданской ответственности до сих пор не является обязательным в нашей стране. Поэтому это достаточно проблематично, даже для того же "Госстраха".

Сергей Сенинский:

Но как человека заставить страховаться в Госстрахе? Лишить выбора между разными компаниями? И обязать вообще всех - страховаться?

Дмитрий Малых:

В принципе, вы совершенно правы. Поскольку, если говорить об обязательном страховании, здесь государство может поступить следующим образом. Только заставив, то есть принудив, физических лиц страховаться только в Госстрахе.

Если говорить о страховании жизни, то здесь - особая история, поскольку механизмы привлечения денежных средств через страхование жизни существенно отличаются от механизмов проведения обязательного страхования. Страхование жизни можно осуществлять, только наладив определенную технологию, только разработав серьезную государственную программу по восстановлению и развитию этого вида страхования.

Страхование жизни в развитых странах является серьезным источником инвестиций в национальную экономику. И только показав заинтересованность государства в привлечении денежных средств населения в реальный сектор экономики, можно надеется на то, что население внесет эти деньги в экономику через страхование жизни. Но, поскольку мировоззрение, менталитет наших соотечественников таков, что страхование жизни для них в новинку, то нельзя сказать, что этот вид страхования будет "покупаться". Его нужно научиться продавать.

И "продажа" страхования жизни, это тоже определенная технология, которую нужно построить, и здесь не должно быть ошибок или каких-то командирских, жестких решений, которые говорят о том, что мы обязательно привлечем эти деньги через страхование жизни.

Сергей Сенинский:

А в какой мере, на ваш взгляд, система обязательного страхования в России - в том виде, в котором она существует, готова к восприятию правительственных новаций - стать источником поступлений денег населения?

Дмитрий Малых:

Дело в том, что в настоящее время в России обязательное страхование, как мне кажется, существует в своем зачаточном состоянии. Обязательное страхование должно, в первую очередь, покрывать ответственность людей, либо предприятий, чья деятельность может нанести финансовый или экологический ущерб другим людям или государству.

Можно говорить о том, что сейчас ведется серьезная работа по становлению такого вида обязательного страхования как страхование предприятий - источников повышенной опасности. С компенсацией последствий после возможных техногенных катастроф. К сожалению, очень надолго затянулась работа по принятию закона об обязательном страховании автогражданской ответственности в нашей стране. Здесь мы находимся в числе самых последних стран, которые не приняли еще этот закон. Вообще, можно говорить, что, по мере развития экономики и рыночных отношений, будут возникать области, которые будут требовать обязательного страхования тех или иных рисков. Я считаю, что это дело будущего.

Сергей Сенинский:

Одно уточнение. Что такое "страхование автогражданской ответственности", о котором вы говорите?

Дмитрий Малых:

Дело в том, что когда владелец автомобиля страхует свой автомобиль, он страхует свою собственность. Когда же мы говорим об автогражданской ответственности, речь идет о страховании риска, нанесении возможного ущерба другим лицам или предприятиям вследствие неправильного управления этим автовладельцем своим транспортным средством. То есть, в случае, когда человек каким-то образом виновен в дорожно-транспортном происшествии, нанесшем ущерб другому транспортному средству или человеку, то страхование автогражданской ответственности позволяет осуществить покрытие этого ущерба не из собственного кармана, а за счет страховых компаний. Этот полис позволяет возместить еще и ущерб, нанесенный другим лицам вследствие неправильного управления автомобилем.

Сергей Сенинский:

Спасибо, напомню, на наши вопросы отвечал в Москве руководитель управления страхования жизни страховой компании "Ренессанс-Страхование" Дмитрий Малых.

Наша постоянная рубрика - обзор некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист". Он вышел в пятницу, 18-го декабря. С обзором вас познакомит Мария Клайн:

Мария Клайн:

Угроза позициям алмазного картеля "Де Бирс", контролирующего 70 процентов мирового рынка необработанных алмазов, возникают каждые несколько лет, пишет "Экономист". На этот раз она заключается в том, что объем продаж ювелирных изделий из алмазов сократился на 5 процентов в результате экономического кризиса в Азии. В одной только Японии спрос уменьшился сразу на 20 процентов . Следует напомнить, что именно благодаря высокой покупательной способности японцев объем продаж алмазных украшений в мире увеличился в три раза за последние 15 лет . На днях "Де Бирс" объявил, что в этом году продал необработанных алмазов на 28 процентов меньше, чем в 1997-м. Такого резкого сокращения объема продаж у картеля не было с 30-х годов. В результате, быстро растут запасы непроданных алмазов. Их у "Де Бирс" и без того - к началу года - было на сумму от 4-х до 5-ти миллиардов долларов - а это объем спроса во всем мире за целый год.

Положение осложняется тем, что британская компания "Рио Тинто" и австралийская "Би Эйч Пи", ведущие добычу алмазов в Канаде, реализуют значительную их часть помимо Центральной сбытовой организации "Де Бирс" в Лондоне. По мнению экспертов, поставки из Канады могут существенно увеличить объем предлагаемых на продажу алмазов, и тогда доминирующее положение "Де Бирс" на рынке окажется не столь очевидным, как раньше.

Конечно, и в такой ситуации "Де Бирс" останется крупнейшей компанией на мировом рынке необработанных алмазов. При этом, себестоимость алмазов, которые добывает сам картель "Де Бирс" - самая низкая в мире. Но ему придется - так же как, например, корпорации "Кока-Кола", находящейся в сравнимом положении - вести конкурентную борьбу везде и повсюду, заключает "Экономист".

В истории российского рубля с 17-го века и до наших дней просматривается удивительная последовательность - своего рода чисто российское отношение к деньгам, пишет "Экономист". При Алексее Михайловиче и его сыне Петре Первом медные и серебряные монеты значительно потеряли в весе. Екатерина Вторая начала печатать бумажные деньги, не особенно заботясь об их количестве. С тех пор и - за весь период до октябрьского переворота 1917-го года - России в целом лишь менее 40 лет удавалось поддерживать стабильный обменный курс рубля. Лидеры коммунистического Советского Союза немногим отличались от царей в своем стремлении добиваться краткосрочных решений финансовых трудностей за счет выпуска необеспеченных рублей.

Несомненно, по сравнению с коммунистическими временами, современная Россия может считаться - во многих отношениях - развитой страной, отмечает Экономист. Однако она возвращается к рынку и реальным деньгам несовершенным путем. Например, в 1992-м - 1994-м годах Центральный банк России осуществлял массовую и необеспеченную эмиссию рубля, чем основательно подорвал ход рыночных реформ в стране. Только в 1994-м году премьер Виктор Черномырдин, наконец, понял, что такая денежная эмиссия не является разумным решением проблемы финансирования. К сожалению, этот самый дорогой в истории учебный курс - по определению Егора Гайдара - не прошел никто из нынешних российских лидеров. Они считают, что страна страдает от недостатка рублей в денежном обращении и что Центральный банк должен его восполнить. Непонимание сути денег лежит в основе всех проблем России, заключает "Экономист".

Экономика Чехии находится в состоянии спада, пишет "Экономист". В особенно тяжелом положении оказались две крупнейшие компании страны - "Шкода -Пльзень" и "Хемапол" - которые всего несколько лет назад прочили в лидеры национальной экономики.

Когда в 1993-м году компанию "Шкода-Пльзень" возглавил Любомир Соудек, он намеревался превратить этот промышленный конгломерат в своего рода чешский вариант немецкой корпорации "Сименс", производящий широкий круг товаров - от холодильников до электростанций. Соудек начал скупать чешские приватизированные компании, а также фирмы в Германии, России и Украине. Однако лишь немногие его приобретения принесли в итоге прибыль. Кроме того, "Шкода-Пльзень" набрала множество заказов из России и Украины, за большинство из которых деньги так и не получила. Уже к началу 1997-го года просроченные долги клиентов "Шкода-Пльзень" составили около 114-ти миллионов долларов. Последние три года компания работала в убыток. Что касается компании "Хемапол", то получив кредиты на сумму 350 миллионов долларов, она скупила третью часть всей химической промышленности Чехии и немало других предприятий. Сейчас компания терпит огромные убытки.

Банки-кредиторы, которым они задолжали около 1-го миллиарда долларов, заставляют теперь обе компании распродавать свои империи. Но распродажа эта пока идет без особого успеха, и правительству Чехии, очевидно, вновь придется оказывать им финансовую помощь. В подобном же положении находятся многие другие чешские компании. Поэтому "Шкода-Пльзень" и "Хемапол" могут оказаться вскоре в довольно многочисленной компании, заключает "Экономист".

Сергей Сенинский:

Спасибо, Мария Клайн познакомила вас с обзором некоторых публикаций очередного номера британского еженедельника "Экономист", который вышел в пятницу, 18-го декабря.

В конце 1998 года журналисты уже начали подводить итоги: кто - ХХ-му веку, а кто - всему второму тысячелетию. Так, например, авторитетный американский еженедельник "Тайм" посвятил 5 специальных выпусков 100, с его точки зрения, "титанам" бизнеса ХХ-го века. Причем для написания материалов о них были привлечены лучшие специалисты. Например, статью о Генри Форде написал для журнала Ли Якокка - легендарный менеджер, работавший президентом "Форда", а позже - главой корпорации "Крайслер", которую он вывел из кризиса.

А международное издательство "Коданша" выпустило целую книгу под названием "Тысяча лет - тысяча человек", в которой четыре автора собрали материалы о тысяче наиболее значительных, с их точки зрения, личностей человеческой истории последнего тысячелетия.

Инициатором специальных выпусков журнала "Тайм" и составителем списка "100" является редактор отдела бизнеса Билл Сапорито. С ним беседовал наш корреспондент в Нью-Йорке Ян Рунов:

Билл Сапорито:

Мы отбирали тех, кто действительно изменил нашу жизнь. Вот главный критерий отбора. Генри Форд, например, не только создал первый в мире сборочный конвейер, но и поднял зарплату своих рабочих до такого уровня, что они в итоге смогли покупать собираемые им же автомобили. Именно это положило начало нынешней экономике потребления США.

Ян Рунов:

Вы отбирали тех, кто изменил нашу жизнь независимо в положительную или отрицательную сторону?

Билл Сапорито:

В большинстве случаев - в положительную сторону. Но есть в списке и такой человек, как Лаки Лючиано, создатель современных мафиозных структур США. Надо отдать ему должное - в течение многих лет он был превосходным руководителем бизнеса.

Но мы просто констатируем факт, что Лючиано создал эффективную структуру бизнеса в криминальном обществе. И здесь вопрос не в том, хорошо это или плохо, а в том, что это наложило свой отпечаток на нашу жизнь. Он показал, как эффективно организовать людей в синдикат.

Ян Рунов:

Почему в Вашем списке почти все - американцы?

Билл Сапорито:

В списке, например, есть и двое русских. Один - Дэвид Сарнофф. Он родился в России. А в Америке он вывел спорт на радио, познакомил американцев с радиолой и сделал массовым телевидение. 40 лет он возглавлял Радиокорпорацию Америки (сокращенно RCA), создал радио-телевещательную компанию NBC. Это он заинтересовался кинескопом, изобретенным другим русским американцем - Владимиром Зворыкиным. Сарнофф разглядел в кинескопе, так сказать, "зримое радио" и стал создавать на NBC телевизионные программы.

Ян Рунов:

А почему Зворыкин не вошел в список?

Билл Сапорито:

Он - изобретатель, а наш список состоит только из бизнесменов. Другой некоренной американец, Луис Майер, создатель компании "Метро-Голдвин-Майер" - кинофабрики с конвейером кинозвезд, родился в Минске. Его метод ведения кинобизнеса оказал влияние на весь Голливуд, а Голливуд - на киноиндустрию всего мира. Но хотя Сарнофф и Майер родились в России, реализовать себя они могли только в Америке.

Да, в нашем списке подавляющее большинство - американцы. Потому что 20-й век - век индустриализации, а самыми успешными промышленниками и предпринимателями оказались на всем его протяжении именно американцы. Конечно, и в Европе немало крупнейших бизнесменов, но их дело, как правило, было основано до наступления 20-го столетия, и только поэтому в наш список они не были включены. Скажем, парфюмерные империи Франции, стальные и химические империи Германии, или германская компания электротехники "Сименс", например, все они возникли еще в 19-м веке. Вот главная причина, по которой в нашем списке почти нет европейцев. Америка же, фактически, нарастила свою экономическую мощь только в нынешнем столетии. И именно в Америке наступила эра расцвета рыночной системы.

Ян Рунов:

И все же была ли для отбора имен в список 100 крупнейших бизнесменов столетия применена некая общая формула, некий ключ?..

Билл Сапорито:

Никакой специальной формулы. Мы просто брали имена тех, кто круто изменил наш образ жизни - в той или иной сфере. Например, Рей Крок, создатель сети ресторанов быстрого обслуживания "Макдоналдс". Крок показал американцам, а за ними - всему миру, что можно питаться по иному. Мультипликатор Уолт Дисней, парфюмер Эсти Лодер, основавшая гигантскую империю, финансист Чарлз Меррилл (вспомните один из крупнейших в мире инвестиционных банков - "Меррилл Линч", торговец Сэм Уолтон, основавший самую крупную в мире сеть магазинов - "Уол Март". Японец Акио Морита, основатель корпорации "Сони". Наконец, компьютерщик Билл Гейтс, глава корпорации "Майкрософт" - все они не только добились огромного личного успеха, но их бизнес стал неотъемлемыми атрибутами 20-го столетия. Так же как нельзя представить себе 19-й век без сталелитейной империи Эндрю Карнеги, нефтяной - Джона Рокфеллера и банковской - Моргана.

Или - совершенно иной пример: предприимчивость одного человека позволила всем нормально жить, работать и ездить в автомобилях в жару. Того, кто подарил миру кондиционеры воздуха, звали Уиллис Кэрриер. Америка создала наилучший климат для проявления частной инициативы, позволила людям успешно реализовывать то, к чему они стремятся, и это - ее важнейший вклад в бизнес 20-го века.

Ян Рунов:

Это был редактор секции бизнеса еженедельника "Тайм" Билл Сапорито. Главный редактор "Тайма" Норман Перлстин, бывший ведущий редактор газеты "Уолл-Стрит Джорнэл", пишущий о бизнесе более 30 лет, в своем предисловии к специальным выпускам, посвященным ста крупнейшим бизнесменам уходящего века, пишет, что рыночная экономика не просто победила, но, на примере США, превратилась в машину финансового успеха и процветания тех, кто может реализовать идею для массового производства, превратить ее в индустрию.

А от этого выигрывает не только автор и предприниматель, но и потребитель, то есть, в конечном счете, все человечество. Конечно, продолжает Перлстин, и другие страны мира обладают крупным капиталом, богатейшими природными ресурсами, но там экономическая и политическая системы зачастую поощряют безликую бюрократию и соглашательский менеджмент, которые на деле препятствуют внедрению в массовое производство принципиально новых идей. Но с переходом в конце нашего столетия абсолютного большинства стран мира на принципы рыночной экономики - все шире осознание того, как важно поощрять частную инициативу. А это, по мнению главного редактора журнала "Тайм", приведет к тому, что в списке крупнейших бизнесменов 21-го века будут далеко не только американцы.

Конечно же, подобные списки лучших, крупнейших или самых знаменитых - весьма спорны и достаточно субъективны. Например, в книге "1000 лет, 1000 человек", написанную четырьмя авторами и выпущенную совсем недавно издательством "Коданша", в отличие от списка ста журнала "Тайм", нет Билла Гейтса, но в список первой тысячи человечества вошли экономист Милтон Фридман и финансист Уоррен Баффет. Зато авторы книги поставили Карла Маркса выше Адама Смита, хотя теория Маркса потерпела фиаско, а доктрина Смита продолжает успешно развиваться.

XS
SM
MD
LG