Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Библиотека современной истории (B.D.I.C.)

  • Елена Ольшанская


Редактор Ирина Лагунина

В передаче участвуют: Соня КОМБ (Sonia Combe) - заведующая Отделом архивов и исследований BDIC. Элен КАПЛАН - генеральный секретарь Административного совета Русской (Тургеневской) библиотеки в Париже. Александр ГОРЮНОВ - сотрудник Отдела архивов и исследований BDIC. Благодарность Михаилу Субботину, США

Недавно во Францию вернулся архив Лиги прав человека, который был вывезен фашистами из оккупированного Парижа. В конце войны он оказался в числе советских военных трофеев, и только через 50 с лишним лет правительство демократической России возвратило его законному владельцу. Теперь он хранится в Библиотеке международных источников по современной истории (Bibliotheque de documentation internationale contemporaine (BDIC), расположенной в университетском пригороде Парижа Нантерре. Эта библиотека - одно из крупнейших в мире собраний, посвященных ХХ веку. Кроме книг, газет и журналов на разных языках, здесь можно найти подпольные брошюры, листовки, плакаты, а также письма и воспоминания политических деятелей, солдат, беженцев, в том числе русских, чьи судьбы отразили трудную историю прошедшего столетия.

Елена Ольшанская: По воспоминаниям современников, начало ХХ века в европейских странах было на редкость безмятежным. Казалось, что Просвещение, наконец, овладело умами, что счастье, покой и успехи технического прогресса станут естественной наградой человечеству за доверие к разуму. Первая мировая война не сразу была осознана политиками и интеллектуалами как международная катастрофа.

..."Европа цезарей! С тех пор, как в Бонапарта
Гусиное перо направил Меттерних -
Впервые за сто лет и на глазах моих
Меняется твоя таинственная карта!.." -


это из стихов 1914 года, когда юный Осип Мандельштам разделял чувства окружавших его образованных людей, с любопытством глядевших в лицо начавшейся исторической буре. Новое столетие не всегда точно совпадает с хронологией. Так, 19-й век, по мнению многих, начался в 1789 году, во время Великой французской революции. А 20-й заявил о себе на 14 лет позже календарной даты.

Элен Каплан: Библиотека международных источников по современной истории была создана в начале Первой мировой войны. Вначале были отдельные лица, которые начали собирать все, что касалось этой войны, разные предметы, документы. И у них собрался своего рода музей. Уже в 1917 году этот музей очень разросся, и тогда они передали его французскому правительству, Министерству образования. Министерство образования и создало Музей-библиотеку войны. Он начал пополняться письменными документами, так что мало-помалу превратился в библиотеку скорее, чем в музей. С другой стороны, собрание расширялось во времени, потому что люди пришли к изучению причин войны, потом последствий войны. Таким образом, мало-помалу оно превратилось в библиотеку ХХ века.

Александр Горюнов: Я начал работать в этой библиотеке в 1992 году. Вся тематика тут связана с войнами, с конфликтами. С самого начала библиотека включала в себя большой корпус материалов на русском языке. В 1917 году, в момент революции, один из посланцев этой библиотеки, находясь в Санкт-Петербурге, собирал афиши и объявления, которые висели на стенах города. У нас есть определенное собрание афиш, которое сделал барон Добэ, на них есть надписи, например, что данная афиша сорвана со стены города Санкт-Петербурга такого-то числа или что эта афиша была подобрана на улице такого-то числа 1917 года, ее бросали с самолета большевики. Собрание довольно большое. Недавно, кстати, оно было отреставрировано.

Елена Ольшанская: Музейная коллекция, посвященная истории Первой мировой войны, содержит более 500 тысяч предметов: это афиши, фотографии, гравюры, открытки... Многие из них являются произведениями знаменитых художников.

Александр Горюнов: Постепенно эмигранты начали дарить нашей библиотеке материалы самого разного рода, естественно, на русском языке. Они их или дарили, или у них иногда эти материалы покупали, а также книги. Отдельные собрания были довольно большими. Например, собрание книг, журналов, газет, афиш князя Бебутова Давида Иосифовича. Сначала это собрание было в Санкт-Петербурге, потом в Берлине. Далее оно было рассыпано, часть его попала в Гарвард, часть оказалась в Голландии, часть - в Париже, довольно большая часть, в нашей библиотеке.

Елена Ольшанская: Родословие князей Бебутовых начинается с тифлисского градоначальника Ашхар-Бека, армянина, нареченного в крещении Василием. Сын его, Иосиф, по присоединении Грузии к России, был пожалован надворным советником. Василий Осипович Бебутов - генерал-лейтенант, прославился в российской истории как герой Крымской войны, он воевал также с Шамилем, командовал войсками в Северном и Нагорном Дагестане, где одержал победу на 15-тысячным войском повстанцев. Князь Давид Осипович Бебутов - темная фигура начала века - был политиком, сотрудничал с большевиками, известен как один из главных российских масонов. "Собрание Бебутова" в BDIC насчитывает 2281 единицу хранения. В 10-е годы ХХ века Давид Иосифович начал собирать архив русской социал-демократии. После Октябрьской революции он перевез этот архив в Берлин, где собрание невероятно разрослось. Во время П мировой войны архив был чудом спасен, эвакуирован из Германии. Интересное свидетельство об эмигрантской жизни князя Бебутова я обнаружила в рассказе известного французского слависта Рене Герра. Живя в Ницце, французский подросток заинтересовался русской эмиграцией: "И в Каннах, и в Ницце был тогда целый мир, законсервированный отчасти, мир современников Льва Толстого и Чехова. В нем я и приохотился ко всему русскому... Когда я впервые попал на Пасху в церковь Александра III в Каннах, я увидел несколько сот русских; офицеры были в формах, с шашками..." Рене Герра самостоятельно выучил русский язык, он твердо придерживается старой орфографии."... Когда я, провинциал, приехал в Париж, то жил несколько дней при русской церкви в гараже, и там собирались компании, играли на гитаре (прекрасно играл князь Бебутов, работавший водопроводчиком), я пел. Мать этого Бебутова, балерина, преподавала танец у персидского шаха - все это было безумие..."

Соня Комб - заведующая архивом и исследовательским отделом Библиотеки по истории ХХ века. Ее дедушка, француз, крупный фабрикант на Украине, бросив в 1925 году все имущество, успел вывезти и спасти от голода и репрессий свою семью. Матери Сони тогда было около 3 лет.

Соня Комб: Наш исследовательский отдел существует недавно. Нас восемь человек в архиве. Большая часть хранящихся у нас архивов, разумеется, - на французском языке. Но есть исключение - это русские архивы. Почему так много архивов на русском? Есть много причин, одна из них в том, что наша библиотека - Библиотека документов современной истории - образовалась почти одновременно с Советским Союзом и была известна тем, что собирала много материалов. Для русских эмигрантов это была возможность оставить след своего существования для исследователей русской и советской истории. Вторая причина в том, мы получили некий, отчасти вынужденный, дар от бывшей партии меньшевиков. После Октябрьской революции они разместили свои архивы в Берлине, а в 1933 их потребовалось вновь спасать. Речь в то время шла об Институте общественных наук в Амстердаме и о нашей библиотеке в Париже. Переправлять фонды во Францию активно помогал французский посол. Это архивы организации (не для публичного пользования), у нас есть также личные архивы, архивы эмигрантских сообществ, есть интересные архивы маленьких самопровозглашенных правительств в изгнании - от тех республик, которые были присоединены к Советскому Союзу. Огромная работа проделана нашим сотрудником Александром Горюновым. Главная сложность расшифровки не только в принадлежности исследователя к русской культуре. Дело в том, многие документы написаны от руки, а почерк поколений меняется во времени. Вашей дочери, к примеру, нелегко было бы читать письма вашей бабушки.

Александр Горюнов: Когда я начал работать в этой библиотеке, я был в той части отдела стран Восточной Европы, которая занималась обработкой книг. Позже я перешел в отдел, где занимались периодическими изданиями. И примерно два с половиной года тому назад у нас был создан отдел, который сейчас называется Отделом архивов и исследований. И впервые появилась возможность иметь сотрудника, который мог бы обрабатывать русские архивы. До этого архивы частично были в нашей библиотеке. В некоторых случаях они были обработаны, но не до конца. А в самое последнее время, уже когда был образован этот отдел и появился человек, который начал этим заниматься, и им явился, к моему большому удовольствию, я сам, к нам начали приходить новые архивы - те, которых у нас раньше не было. Постепенно идет обработка этих архивов. Среди них есть, в частности, архив Гоца, одного из создателей партии социалистов-революционеров. Это события конца 19 - начала 20 века. Есть архивы бывших военных - полковников, генералов. Один относится к деятельности генерала Носовича, который был военным еще до революции, прошел всю Первую мировую войну, и до нее уже был военным, как и вся его семья. Впоследствии он оказался в Царицыне, в штабе Красной армии. Был разоблачен Сталиным, приехавшим туда, как шпион от Белой армии. Бежал. Перешел фронт и попал в Белую армию, где был немедленно арестован как шпион Красной армии. Он был выпущен после определенного трибунала. В результате, после всех перипетий, известных по истории, он попал во Францию и писал статьи, воспоминания, в которых, в частности, рассказывает о том, что с ним произошло. Говорит он о периоде военной учебы и о Первой мировой войне, рассказывает и о том, что называет "командировкой в штаб красных войск". Этот архив у нас новый. Факт предательства Носовича, как он называется во всей советской литературе исторической, можно найти в собраниях сочинений Ленина, Ленину отправляли телеграмму на эту тему, а также в материалах, связанных с защитой Царицына, этих материалов было много, поскольку Сталин, как известно, сыграл там большую роль. Обычно описывается эпизод с Носовичем и всегда говорится, что совершенно неизвестно, как он бежал и что дальше с ним произошло. Так вот у нас есть ответ на этот вопрос, у нас есть его записки.

Елена Ольшанская: В описи русских документов B.D.I.C. значится архив семьи Брюнелли за 1897 по 1949 годы, содержащий 396 единиц хранения.

Александр Горюнов: Архив полковника Брюнелли имеет совсем другой характер. Это тоже военный, который оставил после себя записки о своем пребывании в русских войсках, о периоде русской революции и о своей учебе еще в юнкерских училищах. Позже он попал во Францию, и в этом архиве есть материалы о всей его семье. Он являлся собирателем предметов, связанных с русской армией. Написал историю лейб-гвардии определенного полка, который я сейчас, может быть, не буду называть, и целый ряд статей по военной истории. Его жена основала пансионат для русских девочек в окрестностях Парижа. Есть фотографии и материалы об этом пансионате. Его сестра была одним из первых французских дирижеров-женщин, она дирижировала здесь, во Франции. Еще одна женщина из этой семьи являлась преподавателем русской консерватории рахманиновской в Париже. А дочь Брюнелли, которая умерла в очень раннем возрасте, примерно 19-ти лет, основала первый во Франции отряд скаутов, который назывался "герлфренд", это было ответвление английской организации скаутской, она очень быстро умерла от туберкулеза. То есть, это архив, в котором остались фотографии и документы личного характера, и в то же время он дает определенное представление, достаточно полное, о жизни целой семьи, приехавшей из России.

В другом архиве, например, в архиве писателя Осоргина есть определенный корпус писем, относящихся к 1939-44 годам, а именно, это письма к нему от других писателей. Если их посмотреть, то перед вами встает картина жизни русских писателей во Франции в период, когда здесь находились немцы.

Елена Ольшанская: Довоенный архив писателя Михаила Осоргина в 1940 году был вывезен из Парижа немцами вместе с фондами русской Тургеневской библиотеки. В итоге он оказался в Праге, откуда Советская Армия вывезла большое количество документов, конфискованных фашистами во многих странах Европы. (Тургеневской библиотеке была посвящена наша предыдущая передача. После войны ее книжное собрание было восстановлено заново.) Элен Каплан до пенсии возглавляла отдел Восточной Европы в B.D.I.C, а затем, после смерти генерального секретаря ассоциации Тургеневской библиотеки Татьяны Бакуниной-Осоргиной, заступила не ее место.

Элен Каплан: Татьяна Алексеевна Осоргина передала в BDIC все свои архивы. Она их не хранила в Тургеневской библиотеке, потому что знала, что случилось с архивами ее мужа, а случилось то же самое, что случилось с библиотекой. Они не погибли, я думаю, что они сейчас находятся главным образом в РГАЛИ в Москве. С Пражским архивом русской эмиграции немножко другая история. Пражский архив находился в Праге, он тоже был очень богатым и у них была своя библиотека. В конце войны чешское правительство передало его в СССР, как благодарность за освобождение Чехословакии. Так что тот архив был увезен легально в Москву. Теперь он издан.

Александр Горюнов: Большая часть архивов русских ассоциаций и деятелей русской культуры попала в Россию вместе с материалами, захваченными советскими войсками в Праге, или они были получены теми посланниками, которых отправляла советская власть для того, чтобы эти материалы искать. Есть ряд представителей русской эмиграции, уже по большей части дети тех, кто когда-то уехал или даже их внуки, отправившие свои материалы русским библиотекам в Санкт-Петербург и в Москву, в основном. И сейчас, может быть, еще несколько архивов придет к нам. Хотя, как я уже сказал, большая часть материалов ассоциаций и организаций русской эмиграции находятся в Москве. Ну а к нам попал совсем недавно и неожиданно полный архив Союза русских инженеров, который уже поступил в общее пользование. Но мы не ждем поступления архивов, которые пришли бы сами, хотя, надо сказать, что мы специально их не ищем. Десять лет тому назад один приехавший человек из России предложил нам маленький архив, всего две единицы хранения - это автобиография и дневник Николаева, того, кто убил Сергея Мироновича Кирова. Архив этот, два текста были частично опубликованы в СССР, а потом в России. Мы посмотрели эти публикации. Думаем, что то, что находится у нас, дополняет самым интересным образом материалы, опубликованные в России.

Есть курьезные случаи среди архивов, которые к нам попали. В частности, примерно тридцать с лишним тому назад владелец одного личного архива получил разрешение библиотеки прислать свои материалы нам. Это личный архив человека, писавшего поэмы, прозу, статьи на исторические темы и записки. Библиотека не знала заранее, каков объем этого архива. Это оказалось примерно 30 картонных коробок, в которых находятся записки о его жизни за сорок с лишним лет. Представьте себе, что записки занимают больше двадцати крупных картонных коробок. В этом архиве есть большое количество писем. Переписывался он со своими сыном и дочерью, жившими во Франции, а позже и в других странах, и со своей сестрой, жившей в СССР. Причем это письма в течение 30 лет. Он оставлял все копии своих писем к ним и, естественно, все письма, которые получил. Понятно, что они дают достаточно полное представление о жизни не только данного человека, но и среды.

Элен Каплан: Я начала работать уже после Второй войны, тогда библиотека разрослась и в географическом смысле охватила весь мир. В то время отдел Восточной Европы представлял очень большую часть библиотеки, можно сказать, треть всего собрания. Главным образом, все это благодаря работе мадам Дюмениль, которая была русского происхождения, при ней этот отдел стал очень богатым с самого начала. Но после нее были еще другие люди, французы. Франсуаза Мишо, я ее тоже хорошо знала, ее муж был дипломатом. Все время библиотека продолжала получать книги из СССР, из всех республик. Книги, журналы, была очень большая коллекция. В начале перестройки в библиотеку стало поступать очень много разных перестроечных газет и листовок. Это также очень хорошая коллекция.

Соня Комб: Во время перестройки я встретилась в Сибири с бывшим зеком Абламским. До войны он был студентом в Бельгии. Он был очень рад говорить со мной по-французски. Теперь он умер. Он был фотографом, он снял фотографии в ГУЛАГе. В конце ГУЛАГа, когда это было почти разрешено. Мы покупали эти фотографии для нашего музея в Париже. Сделали много выставок, и много людей интересовались фотографиями Абламского.

Елена Ольшанская: Соня Комб - автор многих исследований о послекоммунистической России. В 90-е годы, путешествуя по Сибири, она встретила восьмидесятилетнего фотографа Владимира Абламского, проведшего 10 лет в Озерлаге. После смерти "вождя народов" один из товарищей-заключенных где-то нашел и отдал ему объектив без фотокамеры. Аппарат Абламский сумел сконструировать сам, выточил его из древесины и снимал соседей по баракам, охранников, а вышки с часовыми и колючая проволока были естественным фоном этих снимков. (Начальству в то время не пришло в голову, что эта едва ли не единственная фотолетопись ГУЛАГа может со временем стать опасным историческим свидетельством). Соня Комб - один из авторов фильма "Сибирь. Съемка против света", который в 1992 году снял о Владимире Абламском известный режиссер-документалист Мишель Даэрон.

Александр Горюнов: У нас есть архив французского политического деятеля, который занимался русской культурой, он находился сразу после революции в России достаточно долго, его звали Пьер Паскаль. Он предоставил нам свой полный архив. Там много материалов по русской истории, русской религии, русской литературе, целый ряд писем. Есть довольно большой архив человека по имени Эжен Пети, он был женат на русской женщине, Софье Балашевской-Пети. В этом архиве довольно много писем, адресованных ему и его жене, от крупных деятелей русской культуры и русской истории. Примерно десять лет назад нам был передан архив историка Михаила Геллера, он ждет обработки, в нем примерно сто коробок материалов. Таким образом, есть достаточно большие архивы, которые со временем будут обработаны.

XS
SM
MD
LG