Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Девгениево деяние

  • Елена Ольшанская


Редактор Ирина Лагунина

В передаче участвуют: Василий КАЛУГИН - филолог, Институт русского языка имени академика В.В.Виноградова, РАН Петр СТЕФАНОВИЧ - историк, Институт российской истории РАН Благодарность Михаилу СУББОТИНУ, США

Турецкий город Трабзон (по- гречески Трапезунд) расположен на южном побережье Черного моря. Неподалеку от него находится древнее захоронение, куда матери уже десять столетий подряд приносят младенцев - могила, якобы, защищает от дурного глаза. По преданию, здесь похоронен легендарный воин, Дигенис Акрит. Дигенис означает "рожденный от двух народов". Отец героя был араб-мусульманин, а мать - гречанка-христианка. Акритами, по греческому слову "акра" (граница), в Византии называли защитников государства. Повесть о богатыре Дигенисе ("Девгениево деяние") впервые пришла на Русь в 12-м веке. По мнению исследователей, одним из воплощений сказочного византийского пограничника позже, возможно, стал персонаж русских духовных стихов Аника-воин.

Елена Ольшанская: "Как Гомер отражает все стороны раннегреческой цивилизации, как в "Песни о Нибелунгах' видна цивилизация древних германцев, так сказания и песни о храбром воине Дигенисе, которые до сих пор поют в странах Малой Азии, представляют собой картину исчезнувшей Византийской империи и ее пограничных областей", - писал один из историков европейского средневековья. Х век в Византии - это время расцвета народных песен, героем которых был воин Василий Дигенис Акрит. По преданию, аравийский царь похитил юную красавицу-гречанку. Отправившиеся на розыски девушки три ее брата одолели царя. Тогда он принял крещение и вместе с возлюбленной переселился в Греческую землю. От этого брака родился богатырь. Дигенис с детства поражал всех силой и храбростью: на охоте руками задушил медведицу, одним ударом меча рассек надвое льва. Повесть о прекрасном, могучем, несметно богатом витязе пели, читали и рассказывали на многих языках, ее перевод с греческого появился на Руси еще в домонгольский период. В русских списках эта история сохранилась под несколькими названиями: "Деяние прежних времен храбрых человек", "О дерзости и о храбрости и о бодрости прекрасного Девгения" , "Деяние и житие Девгениево Акрита".

Василий Васильевич Калугин, филолог: "Девгениево деяние" представляет собой перевод византийского героического эпоса, оно совершенно не типично для древнерусской литературы того времени. Приняв христианство в 988 году, Древняя Русь унаследовала прежде всего монастырскую, церковную культуру Византийской империи.Что такое византийская культура, что такое средневековая европейская латинская культура? На латинском Западе и на православном Востоке существовала мощная светская традиция, прошедшая через призму христианской и восходившая к античной культуре. Эта традиция сказалась и в литературе, и в общем образовании, поскольку и на Западе, и в Византии в школах изучали риторику, грамматику, диалектику - тот цикл наук, который составил основу византийской и западно-европейской образованности. Всего этого на Руси не было. Древняя Русь, как и все православные страны, которые усвоили христианство под влиянием Византийской империи, восприняли, главным образом, церковную культуру. Между тем, в Древней Руси все-таки существовала светская традиция, представленная переводными произведениями. Многократные упоминания "Девгениева деяния" и "Повести об Акире Премудром" ( которая является переводом древнейшей ассирийской повести - самый ранний список этой повести сохранился на найденном в Египте арамейском папирусе 5 века до нашей эры) представляют собой достаточно необычное явление, прежде всего, потому, что по содержанию это светские памятники. Достаточно сказать, что сюжет "Девгениева деяния" - это не только рассказ о воинской доблести, но также рассказ о добывании невесты, романтическая история, которая в Киевской Руси 11-12 века больше нигде не встречается.

Елена Ольшанская: "Ценности и интересы земной жизни почти не привлекали внимания книжников, - писал один из крупнейших специалистов по русскому средневековью, академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. - Древнерусская литература до XVII в. не описывает любовных переживаний и как будто не знает самого понятия "любовь". Она рассказывает либо о греховной "блудной страсти", ведущей к гибели души, либо о добродетельном христианском браке. Была переведена, и то прозой, лишь одна византийская поэма - "Дигенис Акрит", рассказывающая о подвигах богатыря Дигениса, добивающегося брака с красавицей Стратиговной." В греческом оригинале избранница Дигениса носит имя Евдокии, а в древнерусской повести ее именуют по отцу - Стратиговна (стратиг значит "полководец" - переводчик превратил военный чин в имя собственное). Девгений приезжает в город, где живет девушка, на богато убранном коне, гарцует под ее окнами, распевая "сладкую песнь"; молодые люди знакомятся, и Девгений уговаривает Стратиговну бежать с ним. Она согласна, но Девгений считает, что, увезя девушку в отсутствие ее отца и братьев (они в это время - на охоте), он покроет себя позором. Поэтому он дожидается возвращения мужчин и увозит девицу буквально на глазах у них. Девгений ждет у стен города, пока военачальник с сыновьями не пустятся за ним в погоню, затем одолевает их в бою. Стратиг соглашается на брак дочери с богатырем... В повести этому событию предшествует другой подвиг. До встречи со Стратиговной Девгений побеждает царя Филипапу и собирается взять в жены его дочь - богатыршу Максимиану. Но узнав, что женившись на Максимиане, он проживет всего 16 лет, а со Стратиговной - 36, он отправляется к дочери полководца.

Василий Калугин: Девгений Акрит воспринимался, несомненно, как реальный герой Византийской империи. Однако, его богатырские и ратные подвиги, его происхождение, его воспитание изображены при этом в авантюрно-приключенческом духе. Амир, будущий отец Девгения ( Амир - это "эмир", титул правителя, который превращен древнерусским переводчиком в имя собственное), пленившись красотой гречанки, сначала выкрал ее и отвез к себе в Аравийское царство, в Сирию. Затем, когда три брата девушки - византийцы - разбили войска Амира, освободили свою сестру и заставили Амира принять христианство, он женился, уехал в Византию, но мать Амира пыталась вернуть его вместе с женой и тайно отправила к нему трех арабов. Согласно греческой версии, она просто дала коней, на которых Амир мог бы бежать со своей женой. В русской повести эти кони обладают волшебными свойствами. Сев на одного из этих коней, герой становится невидимым. Если он сядет на другого коня, то все арабы услышат приближение всадника. Таких расхождений между греческим оригиналом и древнерусским переводом немало. Но надо иметь в виду, что этот памятник в греческих списках сохранился лишь с 14 века, а дошедшая до нас русская рукописная версия еще более поздняя. Поэтому текст "Девгениева деяния" приходится реконструировать.

Петр Сергеевич Стефанович, историк: Если взять литературу, которая существовала до татаро-монгольского нашествия на Русь, то очень хорошо видно, что она не была чисто церковной. Во всяком случае, она совершенно не вписывается в те жесткие рамки, которые нам задает известная "теория Святой Руси", согласно которой в Древней Руси все было очень благочинно, благолепно. Конечно, в целом, никакого сомнения быть не может, что культура была религиозная. Но если культура в целом религиозная, это не значит, что она не допускает никаких светских элементов, каких-то вещей, которые прямо не соотносятся с прославлением Бога, с жизнью в Боге и так далее. Важно то, что в Византии бытовало такое произведение, в Византии, которая нам известна больше всего по святым отцам, по теологическим сочинениям, по образам императоров и патриархов. Перевод был выполнен с греческого, а все то, что шло из Византии, конечно, на Руси пользовалось авторитетом и воспринималось. Но, главное, что является показателем близости тех сюжетов, тех идеалов, которые воплощены в "Девгениевом деянии" и в древнерусской культуре - главным является близость оригинальных произведений древнерусской литературы к переводным. Есть известный труд Барсова о "Слове о полку Игореве". Он проводит сравнение "Слова о полку Игореве" с рядом произведений, в том числе и переводных, не оригинальных древнерусских, прежде всего, с переводом "Истории иудейской войны" Иосифа Флавия, но, кроме того, и с "Девгениевым деянием". Выясняется, что там есть довольно много близких или даже параллельных мест, текстологических совпадений или, во всяком случае, общих сюжетов, общих образов. Например, в "Девгениевом деянии" несколько раз упоминается о снах. Сон видит мать невесты царя Амира, сон видит, если я не ошибаюсь, то ли сам Девгений, то ли его невеста Стратиговна. И в снах фигурируют те же образы, которые фигурируют, например, в "Слове о полку Игореве". Героические деяния Девгения близки во многом тем деяниям русских князей, которые описаны в "Слове о полку Игореве".

Елена Ольшанская: Дигенис Акрит проводит всю жизнь в борьбе с мусульманами и апелатами. "Апелаты" первоначально означало - "те, кто угоняет скот", а затем в византийское время так назывались разбойники, жившие в пограничных горах. Охранявшие границу акриты многое себе позволяли, центральное правительство шло им навстречу. "Двоерожденный" Дигенис Акрит в византийском эпосе сражается с мусульманами за христиан и империю, живет богато и вольно, в великолепном дворце. Его реальными прототипами называют двух древних героев: один из них - турмарх (военный руководитель) округа Атанолика в Малой Азии Диоген, который погиб в битве против арабов в 788 году. А второй - мусульманин, борец за исламскую веру Сайид Баттал Гази.

Василий Калугин: Наиболее ранний из списков, в котором дошло до нас "Девгениево деяние" - это список 16 века. Он не сохранился, погиб в пожаре Москвы 1812 года. Это знаменитый Мусин-Пушкинский сборник со "Словом о полку Игореве". Древнерусский книжник, составивший этот сборник, включил в него "Девгениево деяние", "Повесть об Акире Премудром" и, заметьте, "Слово о полку Игореве" - это был один круг светского чтения. В 17 веке богатырство и романтическая тема станут очень популярны в русской литературе во многом в результате западноевропейского влияния. Не случайно, что именно в это время "Девгениево деяние" возродится к новой жизни. И вот что примечательно - как воспринимали в 18 веке этот памятник. В другом сборнике "Девгениево деяние" помещено вместе с "Повестью о Горе-Злосчастье", которая также дошла до нашего времени в одном-единственном списке. В этом сборнике, помимо "Повести о Горе-злосчастье", рядом с "Девгениевым деянием" представлены переводные рыцарские романы: "Повесть о Бове королевиче", "Повесть о царице и львице". То есть, "Девгениево деяние" мыслилось наряду с переводной зарубежной беллетристикой. А в другом сборнике, также 18 века, переписанном в Ярославле, список "Девгениева деяния" соседствует с древнерусскими повестями о похождениях богатырей - Ильи Муромца, Алеши Поповича.

Елена Ольшанская: В 1791 году знаменитый собиратель старины Алексей Иванович Мусин-Пушкин был назначен обер-прокурором Святейшего Синода и президентом Академии художеств. Вскоре, по его словам, ему удалось купить у архимандрита Спасо-Ярославского монастыря рукописный сборник 16 века, где, среди прочих текстов, находилось никому не известное "Слово о полку Игореве, Игоря, сына Святославля, внука Ольгова". 31 декабря 1799 года (в последний год, месяц и день 18 столетия) вышло в свет первое издание этой повести. Книга была озаглавлена так: "Ироическая песнь о походе на половцев удельного князя Нова-города-Северского Игоря Святославича, писанная старинным русским языком в исходе ХП столетия с переложением на употребляемое ныне наречие". Спустя 12 лет в Москву вошли наполеоновские войска. Особняк Мусина-Пушкина от пожара не пострадал, но была уничтожена библиотека с единственным списком "Слова". В то время древнерусская литература начала привлекать внимание ученых, входила в моду. Гибель шедевра вызвала подозрение в розыгрыше, в блестящей подделке. Спор об этом продолжается до сих пор.

Василий Калугин: Вопрос датировки древнеславянских переводов очень трудный. Неслучайно ряд исследователей считает, что "Девгениево деяние" было переведено у южных славян. Так считал А.Н. Пыпин, открывший в 19 веке "Девгениево деяние" и посвятивший ему специальную работу. Так считали французские исследователи, в частности, Андре Мазон, знаток русской литературы и известный скептик, который объявил "Слово о полку Игореве" подделкой. Надо сказать, что Андре Мазон считал, что и "Девгениево деяние" в составе сборника со "Словом о полку Игореве" - подделка 18 века. Что мы знаем о "Девгениевом деянии"? Мы знаем, что этот памятник входил в состав с мусин-пушкинского сборника со "Словом о полку Игореве", который сгорел в 1812 году, в ту его часть, которая датируется 16 веком. "Девгениево деяние" в настоящее время известно в трех списках 18 века. Мы знаем еще, что "Девгениево деяние" знал и цитировал автор "Особой редакции Жития Александра Невского". "Особая редакция Жития Александра Невского" была написана не позднее первой половины 15 века. Автор (это был начитанный и образованный книжник) сравнивает там Александра Невского с литературными персонажами. Он сравнивает Александра Невского не с библейскими, не с ветхозаветными героями, как это было традиционно для средневековой литературы, а с Ахиллесом, с Александром Македонским и с Акритом. Теперь посмотрите: вроде бы все источники имеют чисто литературное происхождение, все эти памятники были известны на Руси. Об Александре Македонском на Руси 15 века знали хотя бы по переводному роману "Александрия", об Ахиллесе древние славяне знали по болгарскому переводу хроники Иоанна Малалы, хроника была переведена в Болгарии в 10 веке. А Акрит - это, несомненно, Дигенис Акрит. И вот мы знаем, что в 15 веке "Девгениево деяние", несомненно, было известно на Руси, а вот что было до 15 века - источники молчат.

Петр Стефанович: Я специально занимался понятиями чести и славы в древнерусской литературе. Очень хорошо видно, что идеал славы, который присутствует в "Девгениевом деянии" и, например, в "Истории иудейской войны" Иосифа Флавия (произведении, кстати, созданном в другое время, в другую эпоху), но, тем не менее, идеал славы, идеал чести, который в этих произведениях присутствует, близок древнерусским идеалам. У известного филолога Юрия Михайловича Лотмана есть серия статей, посвященных идеалу славы. Он, конечно, отталкивался от "Слова о полку Игореве", но приводил ряд параллелей, в том числе и из переводных произведений. Оказывается, что военно-героическое понимание славы ("слава героя" , существующая абстрактно во вневременном пространстве) характерно для очень многих произведений переводных и оригинальных. В "Слове о Полку Игореве" говорится о славе, которую надо обновлять новыми деяниями, подвигами. О славе как ценности говорится в "Девгениевом деянии", когда описывается царь Амир - "он славою славен, богатством богат", и так далее. С другой стороны, для Древней Руси не было характерно понимание чести в западно-европейском рыцарском смысле, то есть, чести как личного достоинства, которое требует защиты, о чем нужно специальным образом заботиться, чтобы ни в коем случае его никто его нарушил. Такого представления в Древней Руси не было, и о чести говорили скорее как о почете, внешнем почете. Говорили о чести ранга, о чести должности или, например, говорили о почетном приеме гостей или послов. И в этом смысле, более традиционном, архаическом, оказывается, древнерусское понятие чести близко переводным произведениям, пришедшим из Византии.

Елена Ольшанская: "Девгениево деяние", - писал академик Лихачев, - обладает всеми чертами эпического сказания: герой не только красавец и удалой воин - сила и храбрость его (как, впрочем, и трех братьев его матери) обретает совершенно фантастические черты: за один "заезд" Девгений убивает по нескольку тысяч вражеских воинов. Очень эффектна при всем своем неправдоподобии сцена похищения Стратиговны: Девгений три часа бесчинствует на дворе ее отца, вызывая его на поединок, разбивает копьем ворота, но Стратиг упрямо твердит, что в его двор не смеет залететь даже птица! Впрочем, и сила противников Девгения также изображается в гиперболических размерах: так, "кмети" (витязи-богатыри) царя Амира способны в одиночку выйти против тысячи, а двое - против "тьмы" (десяти тысяч, бесчисленного множества). На то, что перевод византийского сказания о Дигенисе Акрите был осуществлен, видимо, еще в XI-XII вв., указывают данные лексики и сходство некоторых фразеологических оборотов "Девгениева деяния" с Галицко-Волынской летописью XIII в. ...Ни один из известных русских списков не сохранил полного текста "Девгениева деяния".

Василий Калугин: Фольклорные песни о Девгении Акрите известны в греческом устном народном творчестве. Поэтому можно предположить, что сюжет пришел не в письменном виде, а в устной форме. Это совершенно не исключено. Не исключено и исторически, и типологически. В качестве примера можно взять "Повесть о Еруслане Лазаревиче". Что такое "Повесть о Еруслане Лазаревиче"? Это русская народная сказка, которую Пушкин использовал в поэме "Руслан и Людмила" именно по той причине, что увидел в ней проявление народного духа. Судя по всему, мы можем найти прямые параллели "Повести о Еруслане Лазаревиче" в поэме великого персидского поэта Фирдоуси "Шахнаме" (это 10 век ), в рассказе о подвигах богатыря Рустема. То есть, сюжет этот в письменном или устном виде пришел на Русь с Востока. А что такое знаменитая "Повесть о Бове-королевиче"? "Повесть о Бове-королевиче" представляет собой сербский перевод французского рыцарского романа, который стал русской народной сказкой. Поскольку "Девгениево деяние", судя по всему, было переведено в 11-12 веках, греческие тексты сохранились начиная с 14 века, а древнерусский памятник - только в поздних списках 18 века, мы не можем сказать, что там было в действительности, в первооригинале.

Елена Ольшанская: По мнению некоторых ученых, незадачливый персонаж русского фольклора Аника-воин - это христиански переосмысленный образ всепобеждающего византийского рыцаря:

Жил да был на земле
Храбрые человек Аника.
Много он полонил,
Много он покорил
Царей и царевичей,
Королей, королевичей
И сильных-могучих богатырей.
Собирается Аника
В Ерусалим-град:
Хочет Аника
Святую святыню погубити,
Господень гроб разорити.
Едет Аника через поле,
Навстречу Анике едет Чудо;
Голова у Чуда человеческа,
Власы у Чуда до пояса,
Тулово у Чуда звериное,
А ноги у Чуда лошадиные.
Аника на коне становился
И этому Чуду дивился:
"Скажи ты мне, Чудо, проведай,
Царь ли ты, ли царевич,
Король ли ты, королевич,
Или ты сильный-могучий богатырь?"
Чудо ему отвещает:
"Я не царь, не царевич,
Не король-королевич,
И не сильный-могучий богатырь,
А я смерть, страшна и грозна,
Вельми непомерна,
Сердцем своим непосульна.
Кто сотворил небо и землю,
Кто сотворил облаки, звёзды,
Тот меня сотворил,
По всей земле попустил.
Где кого застану, искошаю:
В пути, в дороге застану - искошаю.
В избе, на подворье застану - искошаю.
Хочу и тебя, Аника, искосити".


Василий Калугин: В древнерусском переводе нет рассказа о смерти Девгения. Все заканчивается благополучно, как заканчивается в рыцарских переводных романах - женитьбой Девгения, его победой над врагами, его воцарением. Правда, в "Девгениевом деянии" герой возводит на царство своего отца. Действительно, часто сравнивают "Девгениево деяние" и самого Девгения с Аникой-воином. Считается, что "Девгениево деяние" могло повлиять на народные духовные стихи об Анике-воине. Аника-воин - это исключительно отрицательный персонаж. Аника-воин - иконоборец, он разоряет христианские храмы, он оскверняет христианские святыни, и, наконец, он собирается отправиться в Иерусалим, чтобы разорить Гроб Господень. Когда ему приходит в голову эта мысль, ему является Смерть. Аника-воин ведет себя совершено спокойно со Смертью, он бросает ей вызов и решает состязаться с ней. Естественно, у него ничего не получается, и жалкий Аника-воин умоляет Смерть дать ему хотя бы какое-то время пожить. Смерть неумолима, он гибнет. Так называемое "Прение Живота со Смертью" и вообще повести о споре жизни и смерти, были чрезвычайно распространены в устном творчестве всей Европы, и Восточной и Западной, начиная с конца 15 века. Это было связано с ожиданием Страшного Суда. Кстати, знаменитое "Прение Живота со Смертью" в одном из русских сборников 18 века находится как раз рядом с "Девгениевым деянием".

XS
SM
MD
LG