Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Берестяные грамоты

  • Елена Ольшанская


Редактор Ирина Лагунина

В передаче участвуют:
В.Л. ЯНИН - академик РАН, руководитель новгородской археологической экспедиции, МГУ
Е.А. РЫБИНА - профессор МГУ, историк, археолог
П.Д.МАЛЫГИН - археолог, зав. отделом археологии Всероссийского историко-энтографического музея (ВИЭМ), г. Торжок
А.Е.СТЕПАНОВ - археолог, руководитель Троицкого раскопа, г.Новгород
Г.Е.Дубровин - археолог, руководитель Никитинского раскопа г.Новгород
Благодарность Михаилу СУББОТИНУ, США

Летом 1951 года во влажной, глинистой земле Великого Новгорода археологи обнаружили сохранившиеся древние тексты, писанные на коре березы - бересте. По большей части это оказались послания, личные и деловые, которыми обменивались горожане, начиная с 11-го столетия, то есть, очень скоро после введения на Руси христианства, а вместе с ним и письменности. Массовая грамотность новгородцев и их соседей (уже найдено более тысячи берестяных документов) удивила ученых. Когда-то Пушкин сравнил Карамзина, подарившего россиянам двенадцатитомную "Историю государства Российского", с Колумбом, открывшим для европейцев Америку. Ежегодные археологические находки меняют сложившиеся представления о Древней Руси, изучение которой началось сравнительно недавно: в начале 19 века.

Елена Ольшанская: В 863 году греческий император Михаил отправил в Моравию философа Константина (названного в монашестве Кириллом) и брата его Мефодия для перевода церковных книг на славянский язык. "Сии два брата и помощники их, - пишет Николай Михайлович Карамзин в "Истории государства Российского", - основали правила книжного языка славянского на греческой грамматике, обогатили его новыми выражениями и словами, держась наречия своей родины, Фессалоники, то есть, иллирического, или сербского, в коем и теперь видим сходство с нашим церковным...но русское особенное наречие сохранилось в употреблении, и с того времени мы имели два языка, книжный и народный. (...) Итак, предки наши были обязаны христианству не только лучшим понятием о Творце мира, лучшими правилами жизни, лучшею без сомнения нравственностью, но и пользою самого благодетельного, самого чудесного изобретения людей: мудрой живописи мыслей - изобретения, которое, подобно утренней заре, в веках мрачных предвестило уже Науки и Просвещение." Новгород Великий - из старейших городов русской земли, именно "славяне новгородские, весь и чудь", по словам Нестора-летописца, отправили в 862 году посольство за море к скандинавам - варягам. По их призыву в Новгород прибыл легендарный Рюрик, основатель русской княжеской династии. Академик Валентин Лаврентьевич Янин - археолог, историк, многолетний руководитель новгородской археологической экспедиции.

Валентин Янин: Новгород - один из самых значительных городов средневековой Руси, центр художества, центр искусства, архитектуры великолепной, иконописи. Можно говорить так, что это город, который занимал очень важное место в системе торговых путей и путей культурных связей в средневековье. Можно говорить и о том, что это город, который избежал монгольского ордынского нашествия в 13-м веке, военного разорения, и поэтому в значительной степени развивался так, как развивалась бы вся остальная Русь, если бы не было этого нашествия. Но для археологов есть еще одна причина особого внимания к этому городу. Это место, в котором сохраняется все, что когда-либо попадало в землю. Прежде всего, это предметы, сделанные из органических веществ - из дерева, из кожи, из ткани, из кости. Почему они в Новгороде не сгнивают? Потому что культурный слой Новгорода и вообще почвенные условия Новгорода таковы, что там очень много влаги и, следовательно, нет доступа воздуха в почву, а если это так, то не возникают микробы, которые вызывают процессы гниения. Первые раскопки в Новгороде были еще до революции. Был такой Богословский - священник, который кое-где закладывал раскопы небольшие, он был основателем музея, но это были крохотные работы, которые существа дела совершенно не коснулись. Культурный слой Новгорода достигает 8 метров толщины, такой глубины никакой человек 19 века не мог достигнуть, когда он занимался археологией, поэтому это все было очень поверхностно. Потом Николай Константинович Рерих, великий русский художник, произвел кое-какие работы в 10-х годах 20-го века, тоже незначительные работы, от которых даже дневников не осталось. Известно, что он копал, но к каким выводам он мог придти, какие материалы добыл - этого никто не знает. И работы по раскопкам начались в 1932-м году. Их начал мой учитель Артемий Владимирович Арциховский, основатель нашей экспедиции и бессменный руководитель - до того момента, как он передал мне эти работы, а это произошло в 1962-м году, через 30 лет после того, как начались раскопки Новгорода. Я сам приехал в Новгород после окончания первого курса на студенческую практику в 1947-м году. Приехав туда и увидев, какое богатство под асфальтом, под газонами современного города содержится, навсегда там остался. С тех пор, с 1947-го, года никуда больше не езжу, ни в какие экспедиции, а возвращаюсь в Новгород каждый год.

Елена Александровна Рыбина, историк, археолог: Что касается культурного слоя, то он есть во всех древнерусских городах - Псков, Смоленск, Киев. Дело в том, что в каждом городе материк, на котором город возникал, строился, разный, поэтому разные условия и разная мощность культурного слоя. Новгород, действительно, в этом смысле совершенно исключительный город, потому что здесь материк - это плотная глина, она не позволяет проходить воде, и поэтому весь культурный слой, который сантиметр за сантиметром каждый год нарастал, насыщался водой. Вода не могла пройти, как, скажем, в Киеве, где песчаная почва, где она просто уходила в песок, все насыщалось воздухом и сгнивало. В Новгороде вода никуда не уходила, ничего не гнило, и поэтому в таком невероятном количестве находим и берестяные грамоты, и обувь кожаную - каждый год огромные коробки обуви. В других городах бывает, что органика хорошо сохраняется. Но там, где материк скалистый, как в Пскове, или как Киеве - песок, там сохраняются другие предметы - камень, стекло, глина, янтарь, предметы металлические, но они в худшей сохранности, чем в Новгороде.

Елена Ольшанская: Петр Дмитриевич Малыгин - руководитель археологических раскопок в городе Торжке, где за последние годы было найдено 19 берестяных грамот.

Петр Малыгин: В Торжке мы копаем уже 24 - й сезон, на будущий год будет юбилей. Самые северные грамоты - это Псков, Новгород. Есть грамота из Рязани, есть грамота из Москвы. Берестяные грамоты находят в Звенигороде южном, то есть, в Галицко-Волынской Руси найдено три берестяных грамоты, это значит - запад Украины теперешней. Эти города, которые имеют берестяные грамоты, я два года назад на конференции в Новгороде предложил объединить в какую-то гильдию, что-то такое создать, типа берестяного кольца Восточной Европы. Потому что, действительно, без всякого сомнения, это выделяющиеся центры. В других городах, возможно, тоже писали на бересте. Надо предполагать, что в сухих слоях, грамоты, наверное, были, но они не дошли до нас.

Валентин Янин: То, что в древней Руси на бересте писали - об этом было очень хорошо известно и раньше. Житие Сергия Радонежского написало Епифанием Премудрым, знаменитым писателем, там рассказывается, что в обители блаженного Сергия не только были документы, не только письма, но и берестяные книги. И когда мы с 1947 года еще студентами начали работать в Новгороде, Артемий Владимирович Арциховский нам внушал: внимательно осматривайте любой клочок бересты (а бересты было много), потому что среди них могут быть грамоты. Но мы тогда воспринимали возможную находку берестяной грамоты как невероятное чудо. Потому что думали, что на ней писали чернилами, как книги писали, а если это так, то во влажном слое Новгорода - что там может сохраниться от написанного чернилами, это все смывалось вешними водами, паводками, дождями, и просто током воды в самом культурном слое. Но вот когда была найдена первая грамота в 1951-м году, то оказалось, что на нее ни одной капли чернил не пошло, потому что буквы нацарапаны острием "писала", или "стило", процарапаны строчки. И поскольку никаких чернил там не было, то вот эти процарапанные тексты идеально сохранились в земле. Достаточно было такой грамоте попасть в землю, в грязь, в лужу, затоптанной быть в новгородский чернозем, и это обеспечивало ей жизнь до того момента, когда она будет найдена. Первая берестяная грамота была найдена на моих глазах, к сожалению, не на моем, раскопе, а на соседнем, где начальницей была Гайда Андеевна Авдусина. Нашла ее Нина Федоровна Акулова, простая работница. Она подняла из земли, увидела буквы на грамоте и понесла показать. Арциховский, который взял в руки эту первую берестяную грамоту, долго стоял на мостовой, только что расчищенной мостовой 14-го века, с поднятым верх пальцем, а потом выдохнул: "Я этой находки ждал 20 лет. Премия сто рублей". А потом и на моем раскопе вторая грамота была найдена, и третья. И в 1951-м году всего найдено было 10 берестяных документов. Вот это был первый урожай берестяных грамот. А в следующем году - было найдено 72 документа. Дальше иногда по 10, по 20, по 30. Рекорд был побит в 1998-м году, когда было найдено около ста берестяных документов за один сезон.

Петр Малыгин: С находками новгородских берестяных грамот был развенчан миф о том, что древнерусский человек был в массе своей неграмотным. Оказывается, грамотность была доступна очень многим слоям и прослойкам населения. А материал был еще боле доступен, потому что березы у нас произрастают в огромном количестве. Писали на внутренней стороне бересты, то есть, той, которая примыкает к стволу. Иногда, если не хватало места, то писали и на обороте. Писали соответствующим инструментом, который называется писало или стило, это по гречески-византийски. Заостренная такая палочка из металла или кости, а, может быть, даже из дерева. Иногда, если такого специального инструмента не было, можно было писать ножом.

Валентин Янин: Поголовной грамотности, естественно, не было, но грамотных людей было очень много. И, что любопытно, очень много грамот, написанных женщинами. А вот женская грамотность - это индикатор очень высокого развития общества в средневековье, так принято во всей Европе смотреть - если грамотных женщин много, значит, это высокая культура. Самое древнее любовное письмо я могу процитировать в переводе. Девушка пишет своему суженому: "Почему ты всю неделю, я трижды к тебе посылала, а ты так ко мне и не пришел? Может быть, я тебе неугодна? Наверное, если бы я была тебе угодна, ты бы, скрывшись от людских глаз, прибежал бы ко мне бегом". Дальше там середина вырвана, а конец такой: "Если я чем-то обидела, и ты будешь надо мной насмехаться, то пусть тебе судьей будет Бог и моя женская худость", то есть, моя женская слабость. Смотрите, как прекрасно. А это письмо было написано еще до самого древнего, самого известного письма русского - письма Владимира Мономаха, его Завещания детям, Поучения детям, это до него было написано. Она еще написала: "Отпиши мне". Значит, они переписывались. Есть письмо такое (может быть, ответ): "Будь в субботу ко ржи или весть дай". То есть, - приходи ко ржи, к ржаному полю, а если не сможешь - сообщи мне.

Елена Ольшанская: Владимир Мономах (время его княжения - 1113 - 1125гг) в предсмертном Поучении к своим детям писал: "О дети мои! Хвалите Бога! Любите также человечество. Не пост, не уединение, не монашество спасет вас, но благодеяние: Не оставляйте больных, не страшитеся видеть мертвых: ибо все умрем: Приветствуйте всякого человека, когда идете мимо. Любите жен своих, но не давайте им власти над собою: Леность - мать пороков, да не застанет вас солнце на ложе!.. Все хорошее узнав, вы должны помнить, чего не знаете - тому учитесь. Отец мой, сидя дома, говорил пятью языками, за что хвалят его чужестранцы. Человек должен всегда заниматься: в пути, на коне, не имея дела, вместо суетных мыслей читайте наизусть молитвы или повторяйте хотя самую краткую, но лучшую: Господи помилуй!"

Елена Рыбина: Мы работаем в городе, где жили люди, постепенно их дома разрушались, сгорали. Все, что мы в городе находим - это вещи, вышедшие из употребления, выброшенные, случайно потерянные. В конце 1960-х годов, если вы помните, началось такое активное движение за охрану памятников в целом, всех - исторических, культурных, архитектурных, в том числе культурного слоя, археологических памятников. И тогда в Новгороде в 1969-м году был принят закон об охране культурного слоя, по которому никаких строительных работ, земляных работ нельзя было вести без предварительных археологических раскопок. И в 1973-м году на Софийской стороне был поставлен памятник Победе, и в связи с этим вокруг благоустраивалась территория, были свободные участки. Нам дали один небольшой участок, мы его начали копать. Мы его раскапываем сверху донизу, до материка, потом рядом новый участок встык к нему опять сверху донизу. Но это следующие пять лет. И постепенно год за годом освобождались территории. И всегда важно копать большими площадями, потому что, когда большими площадями, то открываются целые кварталы средневекового города. Сейчас эта площадь составляет уже около 7 тысяч квадратных метров, а нами исследовано пять с лишним тысяч. И даже когда мы нашли усадьбу Алексея Гречина (это конец 12 века, как потом это стало очевидно по берестяным грамотам, по всем находкам) - это художник был, который расписывал церковь Спаса на Нередице, его упоминает летопись, и одновременно он был священником. Так вот, часть его усадьбы находилась под мостовой современной, причем, под Прусской улицей, которая ведет к Юрьеву монастырю. И тогда городское начальство в 1981 году настолько нам пошло навстречу, что оно закрыло улицу, и мы смогли под улицей докопать эту усадьбу. Там раскопки велись в течение трех лет. Естественно, мы копали не только эту усадьбу, потому что начали сверху с 15-го века до 10-го. Раскоп называется Троицкий - это у нас такой полигон научный.

Елена Ольшанская: Александр Михайлович Степанов - археолог, руководитель работ на 14-м участке Троицкого раскопа.

Александр Степанов: Троицкий раскоп назван по церкви Троицы, которая находится рядом с ним. И, в принципе, такая традиция экспедиционная сложилась на протяжении многих лет, когда имена раскопам стараются давать по называниям близлежащих новгородских церквей. Иногда даже этой церкви в настоящее время не существует, как, например, был назван Андреевский раскоп по церкви Андрея Первозванного. Мы точно знаем, благодаря планам 18-го века, ее месторасположение, но сама она была полностью разобрана, по всей видимости, в конце 18-го века. Насколько мы себе представляем, город в целом не делился, в отличие от западных европейских городов, на четко выделенные кварталы - ремесленные, торговые, боярские. Здесь несколько другая ситуация. Если взять Софийскую сторону и Троицкий конец - это те районы города, где земля принадлежала большим боярским кланам, которые составляли политическую верхушку средневекового Новгорода. Впоследствии заселяется Прусская улица, она заселяется боярскими кланами. И на территории, принадлежащей земельной аристократии (назовем ее так), жили и ремесленники, и купцы.

Елена Ольшанская: Геннадий Евгеньевич Дубровин - руководитель работ на Никитинском раскопе Великого Новгорода.

Геннадий Дубровин: Раскоп называется Никитинский, он располагается в плотницком конце Новгорода. И это, пожалуй, самый крупный по площади раскоп в этом районе. Плотницкий конец достаточно поздний, он образовался не ранее 13 века, и заселение этой части города и отражено на этом раскопе. Площадь его 640 квадратных метров, это охранные раскопки, то есть, мы копаем под застройку, здесь частный заказчик, который будет строить дом. Попав в охранную зону, он вынужден оплачивать раскопки. В Новгороде это обычно территории 10-12 века, а здесь изумительной сохранности 14-15 века. Причем, что характерно для этой территории, это расцвет плотницкого конца, когда здесь были самые мощные боярские кланы, когда наиболее экономически был развит этот район города. И вот мы как раз сели на эти напластования и имеем очень неплохой материал. В частности, что здесь было: в прошлом году было найдено 5 берестяных грамот и 7 актовых печатей. Причем, одна грамота лучше другой, они почти все целы. Первая грамота -межевая, на ней описаны границы некоего земельного владения. Видимо, речь шла о купле-продаже этой земли. Там было много интересных топонимов, но до сих пор мы не расшифровали какое же конкретно место имеется в виду. Потом была грамота очень эмоциональная - письмо от жены к мужу, целое письмо. Следующая грамота - это список бояр. Видимо, какое-то судебное разбирательство, и это был список людей, которые вызывались на это разбирательство, то ли обвиняемых, то ли свидетелей, непонятно. Среди них встретился один очень известный новгородский посадник, который упоминался в летописях - некто Нос. Это довольно известная личность новгородской истории конца 14 века, он был тысяцким, потом степенным тысяцким, потом посадником, потом степенным посадником. Следующая грамота вообще уникальная - это заговор от лихорадок. Очень поэтический текст, изумительно поэтический текст. Более того, это была страница из берестяной книги - вообще редчайший случай. Видно, как она была переплетена, и эту страничку вырвали и выбросили.

Валентин Янин: Мы много лет работаем на Троицком раскопе, постепенно расширяя его, и мы уже очень хорошо знаем, что самым грамотным временем на этом раскопе было время 12-го века. Вот когда наступил 13-й век, в 1207 году было восстание в Новгороде мощное, направленное против бояр Мирошкиничей, которые владели усадьбами, которые мы сейчас раскапываем. Они были изгнаны, на это место пришли люди другого социально слоя, и грамот стало значительно меньше. Так вот на том участке, который сейчас копается, в прошлом году мы дошли как раз до начала 13 века, то есть, мы прошли малограмотные слои. А впереди нас ожидают слои очень грамотного времени. Это не грамотность письменная, потому что письменная грамотность - это церковнославянский язык, это тот язык, на котором до их пор в церкви читаются молитвы. А берестяные грамоты - это язык бытовой, разговорный, живой язык. И вот они как говорили, так они и писали.

Елена Рыбина: Первая грамота этого года: "От Домашки к Братиле. Иди око стоя в город. Выправи ли те есмь сын с Гавшою". Что-нибудь поняли? Скажем, грамота 14-15 веков, там проще: "От Юрия к Носу. Послал есмь с Михалкою сто коробий". "Есмь" - это связка глагольная. "С Михалкою сто коробий". "Коробия" - это мера. Надо сказать, что берестяные грамоты открыли нам просто невероятное количество имен нехристианских. Нос - отсюда пошла фамилия Носовы. Домашка и Братила - это имена. "Иди око стоя" - это, действительно, трудный момент, в летописи он отмечен - "иди немедленно в город". Кстати, сказать, Новгород они называли городом, Новгород практически не встречается в грамотах. Если человек писал "новгорожанин" - это, очевидно, писал не новгородец, а кто-то из другого города. Домашка пишет Братиле: "Иди как можно быстрее, немедленно в город". "Выправил тебе есь сын с Гавшею". Выправил - это значит уладил какой-то конфликт, уладил какое-то дело сына с Гавшою. Гавша - это от имени Гавриил. Прочитана грамота, понятен текст, но суть дела мы не знаем. Конечно, всегда хочется докопаться, по возможности, во всяком случае, хотя бы этих людей восстановить. Поскольку мы уже 30 лет работаем, то можно и поискать их тут же. И Братила у нас есть в грамоте № 803, и Братила этот не в Новгороде, а как-то связан с Полоцком. Грамота звучала так: "От Мирслава к Алексею Гречину". То есть, мы впервые тогда познакомились с этим Мирославом-Мирошкой, посадником новгородским, с Алексеем Гречином. "Вот войдет Гавка Полочанин, и ты спроси у него, где он тут остановился..." и так далее. Там судебный конфликт разбирается. Тот же Гавка Полочанин - грамота № 502. Домашка сообщает Братиле, что этот судебный конфликт улажен с сыном и ты иди скорей в город. Так вот этот Гавка Полочанин и есть Гавша, который у нас упоминается в грамоте № 934. Это тот же, очевидно, судебный конфликт.

Валентин Янин: С одной стороны, хорошо, что дерево сохраняется, а с другой стороны то, что наши предки жили в деревянных домах, средоточием культуры были города, это скопище деревянных домов, то достаточно было жаркого лета, неосторожной искры, удара молнии, чтобы запылала улица, запылал целый квартал в городе, а то и целый город. Когда мы открываем новгородскую летопись, то на каждой странице мы читаем о больших или малых пожарах, которые нанесли громадный ущерб городу, его экономике, культуре. А что это значит - пожар? Вот мы раскопали более двух с половиной тысяч остатков древних домов в Новгороде, они все погибли от пожаров, а это значит, что в них сгорели книги, иконы, утварь художественная. И чем дальше от нас, тем меньше остается письменных источников. То, что не сгорело в 11-м веке, догорало в 12, то, что не сгорело в 12, сгорало в 13 и так далее. И вот результат - от домонгольского времени до открытия в Новгороде берестяных грамот в 1951 году сохранилось только три пергаментных листа, касающихся гражданской службы, три аутентичных источника нашей средневековой истории. Скажете: летопись - главный источник. Но самый ранний летописный свод, до нас дошедший, относится к рубежу 13-14 веков, более ранних нет. Хотя в них тесты ранние, но они редактировались, изменялись, поэтому каждый летописный текст требует очень строгой критической проверки и обнаружения того, что в нем истинно, а что нет. А сейчас в нашем распоряжении свыше тысячи берестяных текстов, из них около 500, то есть, половина, относится к 11, 12 и первой половине 13 века. То есть, кроме трех этих документов, в нашем распоряжении сейчас их 500. А берестяные грамоты рассказывают обо всем: о быте, о характере людей. Это чудо - находка каждого берестяного документа.

Елена Ольшанская: "Работы Новгородской археологической экспедиции, которую возглавляет академик В.Л.Янин, в 2000 году ознаменовались чрезвычайно важным открытием. 13 июля в древнем Людином конце Великого Новгорода на Троицком ХП раскопе (руководитель А.Н.Сорокин) в слое первой четверти Х1 столетия была обнаружена необычная книга с текстами, написанными на воске. Она состоит, согласно исследованию Джона Хантера (английского специалиста по определению пород археологической древесины) из трех липовых створок величиной 190 х 150 х 10 мм: Книгой пользовались не один десяток лет, в чем убеждает ее большая изношенность. Двадцати-тридцатилетнему возрасту книги не противоречит уровень писарского мастерства проповедника. Писал он, вероятнее всего, не разогревая писала, в весьма теплом помещении или в жаркий день. Он успевал быстро и безошибочно, написав букву, вызволить из воска острие писала и тут же начать им выводить новую букву. На восковой рукописи в нескольких местах видно, как писец спешил, оставляя острием на воске короткие отчерки, следы перехода от знака к знаку, словно в скорописи, хотя характер древних букв ближе к печатным:Такой предстала перед исследователями эта древнейшая в славянском мире датированная книга, именуемая ныне на разных континентах как Новгородская Псалтирь " (из статьи Владимира Поветкина - реставратора).

Валентин Янин: 13 июля 2000-го года. Вот смотрите: началась вторая половина 20-го века в 1951-м году такой находкой и закончилась вторая половина 20-го века еще одной такой великой находкой - три дощечки навощенных, и по этому воску записаны были 75-й и 76-й псалмы Асафа, а в конце на последней странице уцелели не стертые до конца строки 67-го псалма Давида. Начало было стерто. Почему? Этот вопрос был исследован доподлинно, и выяснилось, что это было учебное пособие, по которому учитель, священник учил грамоте своих учащихся. Он писал по воску строки псалмов, ученики списывали, потом стирал эти строки, и по стертым писал следующие псалмы. Ученики списывали, он стирал, писал дальше. И уцелела часть 67-го псалма и заново написанные 75, 76 псалмы. Чем замечательна эта находка? Она относится к 10-м годам 11-го века, это значит, что это самая древняя датированная книга во всем славянском мире. В летописи под 1030-м годом написано, что в этом году Ярослав Мудрый приехал в Новгород из Киева и отобрал триста детей у попов и у бояр, чтобы учить их грамоте. Вот считалось, что с 1030-го года начался процесс массового обучения. До сих пор самой старой книгой славянского мира было Остромирово Евангелие 1057-58-го годов, а эта книга на 50 лет старше. Только что крещение прошло в Новгороде, в начале 90-х годов 10-го века, и спустя каких-то 10-15 лет уже в 10-е годы 11-го века учеба началась. Но самая ранняя берестяная грамота, найденная в Новгороде, относится к 30-м годам 11-го века, и это еще раньше. Следовательно, кто-то, какой-то новгородец, умный очень, додумался до того, что чем тратиться на воск, чем возиться с деревянными дощечками, стирать, на них снова писать, проще со ствола березы снять кусок бересты - и пиши. Берестяное письмо было изобретено позднее воскового. А восковое письмо - это вся Европа, это еще идет от античности, эти восковые таблички.

Елена Ольшанская: "Восковые страницы местами рассыпались на сотни сравнительно крупных и на тысячи мельчайших, невыразимо легких, предательски хрупких и не желающих склеиваться кусочков: Перемещая обломки воска на плоскость стекла, их одновременно следовало вымыть, очистить от навозной жижи. Это делалось с помощью простой воды и кисточки: Спрашивается, какие вспомогательные материалы и инструменты в этом деле применялись? Главными оказались - нервы. Об остальном нетрудно догадаться. Это всевозможное освещение: рассеянное, точечное, боковое и верхнее; специальные очки и линзы; бумажные и марлевые салфетки, пинцет для мелких ватных тампонов; щетинные и беличьи кисточки для смывания грязи; ацетон, а также, разумеется, клей и упругая тонкая шпилька, проволочка для его нанесения на место склейки, различные миниатюрные лопаточки, совочки для снятия и перенесения воска, а в тех случаях, когда восковой обломочек был маловат, вместо лопаточек использовались увлажненные пальцы: к ним кусочек воска всегда прилипал. Вообще пальцы были постоянным и самым чувствительным инструментом. А еще инструмент - время: незаметно пролетали сутки, недели, месяцы, временем поверялась точность сборки того, что еще можно было спасти". Автор этих строк, Владимир Иванович Поветкин, художник-реставратор и музыкант. По его инициативе в Новгороде был открыт уникальный Центр музыкальных древностей. В раскопах нередко встречаются остатки древних гуслей и других известных по летописям и былинам народных инструментов - Владимир Иванович реконструирует их и умеет на них играть.

Владимир Поветкин: В древних письменных источниках мы не находим специального обозначения для смычкового инструмента, но археология нам показывает его самым ранним. В течение нескольких десятилетий до официального принятия христианства на Руси, мы обнаруживаем новгородцев, играющих на очень красивых, художественно оформленных музыкальных инструментах. Первые поселенцы владели также самым сложным по конструкции для своего времени смычковым музыкальным инструментом, который в поздней традиции называется "гудок". В древнем Новгороде, вероятнее всего, он носил общее называние с щипковыми гуслями, точно такое же название - гусли. Вообще, история Новгорода, начало древнего Новгорода, можно сказать, связаны с аристократизмом. Потому что среди считанных буквально вещей, относящихся к нижнему слою, к материковому культурному слою, встречается целый ряд именно музыкальных находок. У нас обнаружены гудки трехструнные, это смычковые музыкальные инструменты, однострунные - это тоже сенсационное открытие, из числа гуслей обнаружены многострунные так называемые гусли-псалтирь, гусли звончатые, с небольшим количеством струн, веерообразно расположенные струны, так называемые крыловидные, по поздней классификации. И обнаружена самая важная, сенсационная находка - гусли лирообразные. Несколько инструментов в слоях от начала 11 до середины 13 века, в одном из древних образцов - пятиструнные гусли с резной надписью "Словиша". "Словиша" - или имя владельца инструмента, или, как определяет выдающийся языковед Андрей Анатольевич Зализняк - это, собственно, имя самого инструмента. Также, как в средние века в Западной Европе был рог Роланда, так здесь гусли Словиша.

Елена Ольшанская: "Гусли - род лежачей арфы, фортепьяно, в четыре октавы, без клавишей; играющий перебирает проволочные струны пальцами", - поясняет словарь Владимира Даля. - "Гусли самогуды: сами заводятся, сами играют, сами песни поют". "Немому речь, нагому гулянье, голодному гусельки". "Жена - не гусли, поиграв, на стенку не повесишь", "На словах - что на гуслях, а на деле - что на балалайке".

Владимир Поветкин: Лирообразные гусли по своей конструкции уходят в античную Грецию, а из античной Греции - в древний Египет и Месопотамию. Когда говорят, что гусли - исконно русский народный музыкальный инструмент, это неверная формулировка. Потому что за нею подразумевается, что русские, якобы, - изобретатели самого инструмента, начиная с его конструктивной идеи. Но, на самом деле, конструктивная идея является общечеловеческим достоянием. В конце 19-го века исследователь русских гуслей Александр Сергеевич Фаминцин нашел всего лишь один единственный пример игры на гуслях, он записал 96-летнего Трофима Ананьева. Не только он, но и профессора Петербургской консерватории слышали то, что им рассказывал и показывал, играя на гуслях, Трофим Ананьев, но в силу того, что профессора консерватории привыкли мыслить профессиональным европейским языком, они не поняли тех сведений, которые им дал тогда простой деревенский житель. Они не поняли, почему у него в основном звучат два аккорда, хоть он и рассказывал, они все равно ничего не поняли. И вдруг в конце 20-го века, через сто лет мы открываем для себя гусельную традицию. Когда мы пришли в деревню в Новгородской области с восстановленным деревенским инструментом и попросили поиграть, то нам сказали, что это невозможно, потому что последний раз играли 60 лет назад. Но поскольку у нас был действующий инструмент, кому-то захотелось все-таки прикоснуться к струнам. И к своему удивлению, сельские старожилы убедились, что их пальцы помнят больше, чем они сами. Конечно, здесь важную роль сыграло то, что в памяти людей сохранились мотивы, наигрыши-формулы, которые еще по праздникам звучали, например, в других инструментах - в балалайке, в гармони.

Сегодня мы понимаем роль гармони совсем иначе. Когда-то говорилось, что гармонь вытеснила все, и она погубила традицию. На самом деле - нет. Гармонь - это прекрасный инструмент, просто более яркий, который был взят на вооружение сельскими жителями. И в репертуаре гармони мы сегодня можем выделить те наигрыши-формулы, которые когда-то звучали на гуслях.

Это гудок - трехструнный смычковый музыкальный инструмент, подобные инструменты были в распоряжении первых поселенцев Новгорода, наверное, более красивые. Потому что в слое 20-30 годов 10 века обнаружены несколько подставок под струны, "кобылок" так называемых, которые мастерски изготовлены и исполнены в высоком художественном стиле.

Валентин Янин: Выясняется, это археологически прослеживается, что христианство было принято непросто. Было столкновение с язычниками-новгородцами, горели дома в двух местах были большие пожары, когда язычники громили церкви первых христиан. А потом дальше геологи обнаруживают погребения 13-го века, на одном ремешке, на одной веревочке висят христианский крест и какой-нибудь языческий амулет. При раскопках находим так называемые змеевики - это такие медальоне, которые на груди носили. На одной стороне изображен христианский символ или Богоматерь, или архангел Михаил, а на другой стороне Медуза Горгона - символ языческий. И имена людей, ведь вплоть до конца 13 века, хотя людей крестили, но при рождении им давали имена не христианские, а языческие: Святослав и так далее, а при крещении давали имена Гавриил, Михаил, Павел и так далее. Так вот, до конца 13 века преобладают имена языческие.

Владимир Поветкин: В нашем распоряжении целый ряд детских игрушек: гудалки, вукалки деревянные, которые на нитке мы еще в детстве раскручивали вокруг себя, они издавали гудящий звук. Или косточка, обычно из задней ноги поросенка. Во время варки холодца такая косточка бывает довольно мягкой и в ней кончиком ножа делается одно или два отверстия, вставляется нитка в виде восьмерки. Парни пугали девок, поднося такую игрушку к печной трубе или к сосуду. Что-то при этом произносились, какие-то заклинательные слова, мы их не восстановим, но голос похож на лютого зверя или домового, водяного. Есть свистковые духовые инструменты - сопели, глиняные свистульки, а также боцманский свисток или корабельный свисток. Мы сравниваем звучание этого свистка 12 века с современным боцманским свистком. Например, одна из команд на современном корабле - (характерные звуки). А вот этот древнекорабельный, или морской свисток звучит так (гораздо громче), такой коротенький, маленький, невзрачный, но, оказывается, он серьезную роль должен исполнять на гребном судне, на парусных флотах. Он должен быть услышан в любую непогоду, может быть, во время тумана, когда надо было, чтобы суда не столкнулись друг с другом.

Валентин Янин: Пока не были открыты берестяные грамоты, археологи чем занимались? Они изучали внешнюю и внутреннюю структуру тех предметов, которые попадали к ним в руки. Они выясняли форму вещи, чем отличается замок 14 века от замка 15 века, чем отличаются женские украшения 15 века от женских украшений 14 века. Эти украшения развивались очень быстро, мода всегда менялась очень быстро. Или занимались внутренней структурой, как подготовлен тот или иной предмет, какими техническими приемами, насколько квалифицированные были мастера в это время. Или занимались такими вопросами, откуда происходит материал, из которого сделаны эти вещи, то есть, изучали системы торговых связей, и так далее. Вот это было главное направление археологической науки. А историки чистые, которые письменными источниками, летописями занимались, они изучали, как государство возникло, как оно развивалось, тут тоже масса вопросов. Мы сейчас, благодаря находке берестяных грамот, занимаемся в основном такими проблемами: что такое вечевой строй, чем отличается вот эта вечевая демократия от монархии Киева или Владимира? Как возник Новгород, потому что Новгород утратил свой вечевой строй - какие в нем происходили процессы развития? То, что было достоянием чистых историков, стало теперь главным предметом для археолога. В прошлом году мы отметили 70-летие существования Новгородской археологической экспедиции. 70 лет непрерывных работ, маленькую коррективу надо внести в эту непрерывность, потому что, конечно, в 1942-44 годах, когда Новгород был оккупирован немцами, никаких раскопок не велось, поэтому эти три года из исследований археологических выпадают. Тем не менее, в любом случае, наша экспедиция самая длительная не только в России, но, по-видимому, в мире по длительности работ на одном месте. И когда меня спрашивают: а сколько вы еще в Новгороде проработаете? Я так ориентировочно говорю - не меньше трехсот лет. Не мы, конечно, а наши потомки.

Елена Ольшанская: Когда царь Николай 1 по линейке провел на карте ровную черту будущей железной дороги между Санкт-Петербургом и Москвой, великий и мятежный Новгород, старинный торговый город, колыбель русской государственности (именно туда пришел древний Рюрик, из Новгорода перешли в Киев будущие Владимир-Креститель и Ярослав Мудрый) окончательно отошел в историческую тень. Такой победы над ним не сумели одержать ни Иван Ш, уничтоживший в 15 веке Новгородскую республику и присоединивший ее земли к Москве, ни внук его Иван Грозный, потопивший через сто лет это место в крови. С тех пор единодержавие считается главной русской традицией. Великим Новгород навсегда остался в летописях, песнях, былинах. На археологических раскопках работают студенты исторических факультетов - это их обязательная практика. Земля осторожно, аккуратно просеивается, все находки внимательно изучаются. Сегодня археологи могут рассказать о том, как древняя торговля была связана с политикой, что такое вече, как на протяжении веков изменялся русский разговорный язык и о многом другом. Обо всем этом - в следующих передачах.

XS
SM
MD
LG