Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Государственная арифметика

  • Елена Ольшанская


Ведущая Ирина Лагунина

В передаче участвуют:

Евгений АНДРЕЕВ - демограф, зав. лабораторией рождаемости и смертности Института народнохозяйственного прогнозирования РАН
Владимир ДОЛГИЙ - историк, социолог
Валентина ЖИРОМСКАЯ - историк, демограф, руководитель группы "Население России в ХХ веке", Институт российской истории РАН
Андрей ЛЕВИНСОН - социолог, ВЦИОМ
Благодарность Михаилу Субботину, США

Ирина Лагунина: "По высочайшему Его Императорского Величества повелению 28 января 1897 года будет произведена всеобщая перепись населения Российской империи... Вся Россия займется решением поставленной ей задачи по государственной арифметике...", - писали газеты о первом в российской истории единовременном подсчете всех граждан страны. К концу 19 века в России была крепкая земская статистика, а до нее - затеянные Петром 1-м "ревизские сказки", когда крестьяне как могли прятались от составителей налоговых списков. Дело доходило до штрафов, пыток и казней. По преданию, самыми первыми древнерусские хозяйственные дворы сосчитали завоеватели-монголы. Дань в Золотой Орде собирали китайские чиновники, выходцы из страны, где учет и контроль уже тогда имел трехтысячелетнюю традицию.

Елена Ольшанская: В раннем палеолите численность населения Земли, по подсчетам ученых, составляла примерно 100 - 200 тысяч человек, а к концу позднего палеолита человеческий род размножился до 1 миллиона. От Рождества Христова и до начала 19 века население Земли выросло примерно с 230 миллионов до миллиарда человек. В 1798 году английский священник Томас Роберт Мальтус опубликовал научный труд "Опыт о законе народонаселения", где доказывал, что миру грозит гибель от грядущего переизбытка людей. По его подсчетам, производство средств существования росло тогда в арифметической прогрессии, в то время, как деторождение соответствовало уже прогрессии геометрической. Войны и эпидемии Мальтус истолковывал как противодействие самой природы нарастающей человеческой массе и призывал правительства срочно взять под контроль рождаемость. Многие тогда осудили англичанина за "низость мысли", а Карл Маркс сказал, что подобные идеи "приятны и полезны аристократии против буржуазии и им обеим - против пролетариата". Ленин в статье "Рабочий класс и неомальтузианство" писал, что "сознательные рабочие всегда будут вести самую беспощадную борьбу против попыток навязать это реакционное и трусливое учение". Церковь выступила солидарно с марксизмом. Между тем, некоторые европейские страны в 19 веке, а за ними и Россия в 20-м встали на путь так называемого демографического перехода. Демографический переход - это когда крестьяне уходят из деревень в города, детей рождается все меньше и меньше, но общая продолжительность жизни растет. По всем этим показателям Россия сильно отставала от Западной Европы.

Евгений Андреев: От передовых европейских стран Россия отставала почти на столетие. Продолжительность жизни в России не перешагнула 30-летнего рубежа, тогда как в Европе 50 лет уже было достаточно нормальным уровнем. Вначале вообще казалось, что это некоторая особенность России, скажем, где-то в 1870-м году мысль была такая: несчастная особенность России, на Западе вот так, а в России так, потом поняли, что это процесс. Представление о том, что смертность может снижаться - тоже открытие конца 19-го века. И тогда стало понятно, что это отставание, а не особенность. Как раз в это же время отставание начало уменьшаться.

Владимир Долгий: Для того, чтобы понять, насколько запаздывала Россия, надо сказать, что в Америке первая всеобщая перепись была проведена ровно на сто лет раньше. Первая российская перепись - это 1897-й год, инициатива Витте, человека очень значительного в русской истории, который немножко сегодня именем Столыпина заслонен. Итак, 1897-й год, он показал, что в Российской империи примерно 130 миллионов человек населения, и из них городское население составляет примерно 12-13%. Конечно, мало, но дело не только в этом. Надо вести речь о двух типах образа жизни, это было не просто сельское население, это было традиционное сельское население, то есть, представлявшее цивилизацию, строившуюся на традиции, совсем иную, нежели, условно говоря, городская цивилизация. Конечно, она испытывала сильное влияние традиционалистской, подавляющей по количеству. Представляете, Россия складывалась как бы из двух разных культур.

Валентина Жиромская: Статистика в России имеет большие традиции. Еще в 19-м веке в России использовались методы и французской, и германской статистики. Причем, существовала масса различных форм учета, опросов выборочных. Очень хороший период был 60-70-е годы 19-го столетия. Время переписи - это самый конец века, рубеж столетия, тоже очень богатые статистические сведения дошли. Большое количество форм опросов и учетов позволяло их взаимно проверять, координировать. Выявлялись сведения, которые, может быть, и хотело бы замаскировать правительство, но, тем не менее, они всплывали именно из-за того, что разные формы отчетности давали разный объем информации, не всегда совпадавший. И фальсификация в этих условиях была затруднена. 1920-е годы, как ни парадоксально, были благоприятным периодом для развития статистики, существовало очень много статистических обследований различных форм. В 1920-м году была, хотя и не полная, но в принципе всеобщая перепись населения - не сумели часть территорий описать, еще гражданская война шла. Материал был очень любопытный. Прошла сельскохозяйственная перепись, прошла перепись городская, очень качественно сделанная, в 1923-м году.

Елена Ольшанская: В двадцатые годы по инициативе В.И.Ленина было создано Центральное статистическое управление РСФСР. Ильич нередко обращался за справками в ЦСУ и с помощью этих справок уличал своих соратников в приписках и подлогах. Сохранилось письмо от 1922 года, где Ленин грозил партийным судом одному из своих сподвижников. Через 19 лет после первой (царской), в 1926 году большевики провели всеобщую перепись советского населения. По ней было опубликовано свыше 50 томов статистического материала. Перепись показала 140 миллионов человек.

Владимир Долгий: Перепись 26-го года считалась очень долгое время, во всяком случае, до войны, лучшей по качеству из проведенных переписей. Возглавлял руководство переписью Алимпий Аристархович Виткин. Судьба его трагична. Он провел перепись 26-го года, это были годы, когда население городское достигло примерно дореволюционного процента, но это было другое по составу городское население. Если прежнее население мы могли бы называть петербургским, пушкинским, как угодно, так охарактеризовать его культуру, то теперь стоило бы сказать, что это зощенковская урбанизация. Был уничтожен весь культурный слой - либо массовым террором, либо войной, предшествовавшей этому массовому террору, либо это была эмиграция. Примерно два миллиона человек ушли в эмиграцию, как считалось некоторыми авторами, и это был высший образованнейший слой России.

Елена Ольшанская: С начала гражданской войны в Красной Армии началась эпидемия венерических заболеваний. Сифилитиков изолировали в специальные воинские команды. Сохранились инструкции, составленные медиками для таких команд: "В столовой, в отличие от полевых частей, должен быть умывальник и мытье рук должно быть обязательным условием получения пищи:Содержащиеся в команде больные должны периодически (не реже одного раза в 10 дней) мыться в бане и соблюдать чистоту и опрятность". "Больные ни в коем случае не должны ложиться в постель в сапогах и другой обуви..."; "Никоим образом не допустимо также плевать на пол, так как это способствует развитию болезни".

Евгений Андреев: Государство очень резко вмешалось во все эти дела, во все эти процессы. Борьба с инфекциями, разного рода диспансеры, прежде всего, туберкулезные, венерологические, и одновременно с этим массовая вакцинация - это одна сторона вопроса. А вторая сторона - это роддома, охрана материнства и детства. И, в общем-то, сдвиг был огромный. Младенческая смертность снизилась в разы, инфекционная заболеваемость тоже. Но началась интенсивная и насильственная урбанизация, поспешная индустриализация, массовый сдвиг населения в города, и репрессии на этом фоне.

Елена Ольшанская: Всеобщая перепись населения 1937 года готовилась под личным руководством товарища Сталина. "Миллионная армия счетчиков начала по всей стране заполнение переписных листов. Они идут из дома в дом, из квартиры в квартиру: Москвичи встречают счетчиков радушно. На вопросы отвечают охотно, точно и коротко... Во всех квартирах библиотеки, письменные столы. Всюду хорошая мебель, радио: По внешнему виду трудно установить различие между рабочим и интеллигентом", - так писали в газетах.

Валентина Жиромская: Перепись 37-го года должна была подтвердить большие достижения. Наперед ей были заданы результаты - она должна была доказать преимущество социализма и его огромные успехи. Выпускались миллионными тиражами брошюры, лозунги, говорилось заранее, когда еще перепись не была проведена, она еще только готовилась, что перепись, конечно, покажет огромную численность населения в стране, огромное возрастание численности по сравнению, допустим, с 26-м годом, в отличие от капиталистических стран. Что перепись покажет поголовный атеизм (входил вопрос о религии в первый и последний раз в истории российских и советских переписей). Что она покажется поголовную грамотность населения. Перепись, конечно, покажет, что трудовые группы населения - рабочие, крестьяне - составляют большинство, и огромный рост городского населения. Такой результат ожидался, но он оказался не соответствующим радужным надеждам и прогнозам.

Владимир Долгий: Первые результаты были положены на стол правительства в марте 37-го года и были объявлены вредительскими. Надо сказать, что за это время то самое население, которое составляет материю этих переписей, прошло два тягчайших испытания - коллективизацию и уничтожение кулачества как класса и голод 30-х годов. Они унесли от 10 до 15 миллионов. Сколько точно - это до сих пор неизвестно. Но как раз примерно такая цифра и составляет разрыв между ожидаемыми 180-тью миллионами и, как сейчас стало известно, 162 миллионнами, положенными на стол правительства. Эти 162 миллиона, за которых надо было судить, по крайней мере, Сталина и иже с ним, были расстреляны демограф Виткин и те, кто вместе с ним проводил эту перепись.

Валентина Жиромская: Перепись проводилась еще по традициям земской статистики очень тщательно, то есть, опрашивались люди по большому спектру вопросов. Старались выявить всех, кто был в пути, в дороге, проверяли, чтобы не проходили перепись дважды. И перепись была проведена с высокой точностью. Численность оказалась значительно ниже ожидаемой. 1936-й год дал настолько огромную смертность, что в ряде районов она превысила рождаемость. Лагеря - это известно, коллективизация, было очень много жертв. Естественно, это не позволило достигнуть того высокого уровня прироста населения, который прогнозировался, исходя из спокойной демографической ситуации середины 20-х годов. Кроме того, и другие показатели переписи оказались очень для правительства неожиданными. Например, выяснилось, что две трети населения веруют, что верующих много во всех возрастных группах, люди отвечали по самоопределению, после 16-ти лет, не по родителям, спрашивали верующий или неверующий, а потом вероисповедание. Часть людей отказалась отвечать, часть в бега ударилась, в леса прятались, боялись отвечать, думали, что сошлют, расстреляют, лишат хлеба, выгонят с работы. И, тем не менее, счетчики уговаривали ответить, люди возвращались и отвечали. Ответы иногда звучали, прямо скажем, стоически: "пускай выгонят со стройки, пускай лишат хлеба, но пиши "верующий". И, тем не менее, верующих, было, конечно, еще больше, не все признались, но две трети взрослого населения заявило о своей религиозности, это было неожиданным результатом.

Владимир Долгий: Рост городского населения привел к жутким последствиям для горожан, для города. В среднем приходилось во многих городах 2,2 квадратных метра на душу, люди жили в страшных коммуналках. Мне самому приходилось уже после войны быть в бараках, на огромной площади барака жили семьи, разделенные друг от друга какими-то простынками: натянутые на веревках простыни отделяли одну семью от другой семьи.

Валентина Жиромская: Очень много оказалось полностью неграмотного населения. Неграмотного до такой степени, что люди не могли ни подписаться, ни читать даже по слогам. В центральной части России в деревне среди женщин каждая третья, даже среди молодых. Это было неожиданно, поскольку считалось, что школа ликбеза элементарной грамотности всех обучила. Но о национальных районах вообще говорить не приходится. В некоторых случаях грамотные женщины составляли в ряде кавказских народов среди молодых возрастов 8%, то есть, те, кто еле-еле читал. Кроме того, выяснилось, что в ряде районов население очень сильно прибыло за счет ГУЛАГа и превысило местное население. В рамках общей переписи производились две спецпереписи - по армии и спецперепись НКВД, которая охватывала именно ГУЛАГ. Материалы ее сохранились, это общие сводки, количество заключенных по крупным районам страны, не только, естественно, Сибири, но и по всей стране. Фиксировались заключенные, охрана и чекисты-особисты, контингенты А, Б, и В. Их приплюсовали затем к общегражданскому населению. К сожалению, установить, кто именно был переписан, невозможно, потому что верхнюю часть листа для заключенных из этого переписного листа, где были имя-фамилия, срезали. Но, в принципе, то, что переписные листы у нас не хранят, их уничтожают - это традиция российской статистики. Все это правительство не устроило, перепись была запрещена. Попытка фальсифицировать ее не удалась - выяснилось, что это очень сложно из-за большого количества показателей, из-за очень тщательно проведенной работы. Фальсифицируешь количество населения, и все остальные показатели страдают. Сделали проще - перепись объявили дефектной, сорванной вредителями, руководителей бюро переписи расстреляли, прошли ряд репрессий и по районным организациям и по бюро переписи, по управлениям народно-хозяйственного учета. Была назначена перепись 39-го года. Забегая вперед, скажу, что по основным результатам она подтвердила 37-й. Поэтому тоже не была опубликована. Хотя за нее всех участников наградили, но опубликовали всего только несколько таблиц из огромного материала, а подготовлено к печати только общих сводок было около семи томов по 1939-му году. И свет это все не увидело, а увидело уже сейчас, в 1990-е годы.

Владимир Долгий: Одна из ведущих историков-демографов говорила, например, что бурный рост населения после 1935-го года объясняется запретом абортов в 35-36-м году, и это привело к тому, что население подскочило до 170-ти миллионов человек. На какие только ухищрения ни шли демографы, у которых математический аппарат подводил - так не могло быть, а надо было сказать, что именно так было.

Валентина Жиромская: Смертность от абортов в 37-38-м годах выросла необыкновенно - особенно городов и пригородов это коснулось, в 6-10 раз. По некоторым городам она вообще ужасает в годы сразу после запрещения абортов. Кроме того, в связи с тем, что мужчины погибали и от голода, и в результате репрессий, и во время коллективизации значительно чаще, чем женщины, (и в лагерях, конечно, это основной контингент - мужской), выявилось очень большое нарушение соотношения полов еще до войны. То есть, такое впечатление, что только что население пережило огромную войну. Гражданская война давно закончилось, прошло уже 20 лет, на дворе 1937-39-й год, а нарушение соотношения полов существует. И оно не сгладилось, и оно существует в молодых возрастах, то есть, тех, кто той войны не видел. Очень много вдов, огромное количество. Тогда, в конце 30-х, семейное положение анализировали, и это тоже заслуга статистики, анализировали очень подробно, фиксировали вдов, разведенных, не просто "замужем - не замужем". С 30-х годов осталась и дошла до нас огромная демографическая яма. Люди рождения 1932-го, 33-го, 34-го годов составили такую демографическую яму, то есть, их очень мало по сравнению с предыдущими и последующими годами, и в 1936-м году в меньшей степени, но тоже. Эта яма остается, она не стирается. Люди умерли, не родились, значит их нет, их нельзя компенсировать. Можно компенсировать какую-то общую численность населения, но эти годы рождения - это целое поколение, оно потерпело очень большую убыль, и впоследствии их детей тоже меньшее количество, чем могло бы быть.

Владимир Долгий: В 1939-м году был принят закон о всеобщей воинской обязанности. По этому закону, призывной возраст был снижен с 20-ти до 18-ти лет. 18 лет в 39-м году это 21-й год рождения, 21-23-й годы рождения - это годы страшного голода в России, и детки, родившиеся в эти годы, были, конечно, ущербные детки. 30-е годы, когда им было по четыре, по пять лет, это снова голод в России, это повтор. Если они выжили, то, представляете, какими они выжили. И вот сошлюсь на такой авторитет, как маршал Тимошенко. Он стал в 1940-м году наркомом обороны и посетил призывников в казармах, а потом на секретном заседании военного совета говорил: "Я не могу смотреть на этих призывников, они же винтовку не в состоянии носить. Они все такие мелкорослые, они такие худые, откуда у них сила будет?". Это говорилось в 40-м году, а в 41-м именно этим людям, пережившим два голода, коллективизацию, пришлось выступить в качестве основной силы против откормленной, подготовленной, сытой германской армии. Конечно, мы говорим о подвиге, о том, как смело защищали, но надо вспомнить, как сдавались в плен сотнями и тысячами, и это не удивительно, удивительно было бы, что народ, перенесший такие тяготы от своего собственного правительства, должен был бы честно его защищать. Только после того, как народ осознал, что это национальная трагедия, не политическая, не советской власти угрожает, а самому существованию России, только после этого началась война действительно отечественная.

Елена Ольшанская: 23 августа 1941 года Сталин подписал указ 281 "О порядке представления к правительственной награде военных санитаров и носильщиков за хорошую боевую работу". Вынос с поля боя 15 раненых с оружием давал право на медали "За боевые заслуги" и "За отвагу". Спасение 25 раненых - орден Красной Звезды, 40 - орден Красного Знамени, 80 спасенных жизней - орден Ленина, и за вынос 100 раненых награждали званием Героя Советского Союза. Умиравшим с голоду людям в тылу разрешили держать огороды, которые не облагались сельхозналогом. Указом от 8 июля 1944 года было учреждено почетное звание и орден "Мать-героиня". Срок послеродового отпуска был увеличен, снижен трудовой стаж, необходимый для назначения пособия по беременности и родам; после рождения третьего ребенка (до войны - после седьмого) - выплата пособий. В то время женщины были остро нужны на производстве. Количество детских садов, по сравнению с довоенным временем, удвоилось. Больные туберкулезом, занятые в оборонной промышленности, получили усиленный паек.

Евгений Андреев: В 1944-м году во время войны пенициллин пришел в роддома одновременно с хирургическими отделениями военных госпиталей. И смертность детей во время войны, к всеобщему удивлению врачей, начала резко снижаться. Но, главное, это произошло между 46-м и 54-м годом, произошло очень бурное снижение смертности от пневмонии, от инфекций, включая детские инфекции, желудочные инфекции - все, что можно было вылечить лекарством. Красный стрептоцид, потом белый стрептоцид, оказывается, тот самый вульгарный стрептоцид, который сейчас никому ни от чего не помогает, тогда был чудом, и люди переставали болеть многими болезнями типа пневмонии, и другими воспалительными заболеваниями. А когда появились антибиотик первый, который сейчас тоже никому ни от чего не помогает, то произошло резкое снижение младенческой смертности. А на Западе, если попытаться коротко сказать, там, во-первых, все это началось с инициативы населения. Грубо говоря, главная особенность западного снижения смертности - в том, что оно происходило не благодаря медицине, а благодаря повышению жизненного уровня населения, улучшению жилищных условий и вообще сросту материального благосостояния. Та самая "испанка", которая унесла в голодной Европе и в неблагополучной послевоенной Америке кучу человеческих жизней, она именно потому и была опасна, что люди в этот период жили особенно неблагополучно. А вот сытые люди не болеют туберкулезом, грубо говоря, и лекарства против туберкулеза в Европе появились и дали эффект только тогда, когда смертность от туберкулеза как такового практически исчезла. А в России после войны половина взрослых мужчин, которые умирали, умирали от туберкулеза.

Владимир Долгий: В 49-м году исполнилось 10-летие переписи, естественно, ее нужно было вновь провести , но она не состоялась. Видимо, она не состоялась по тем причинам, что Сталин, "организатор наших побед в Отечественной войне", не рискнул провести эту перепись, ибо она обнаружила бы жесточайший демографический провал и обвал, потерю около 30-ти миллионов, о чем нынче сегодня спорят, но спор идет между тем - 28 и 32 миллионами человек- столько советские люди потеряли в отечественной войне. Боясь, видимо, обнаружить этот провал, а также увлеченный подготовкой новой войны, третьей мировой войны, которой в 49-м году он был больше всего обеспокоен, и тем, что мы начали производить межконтинентальные ракеты и ядерное оружие. Вот на что было основное внимание правительства обращено. И поэтому, возможно, перепись не состоялась, потому что, собственно говоря, правительство вряд ли беспокоило, какова реальная численность населения. Тем более, что значительная часть трудового населения была в лагерях, это было рабское население и его можно было неточно считать.

Елена Ольшанская: Первая послевоенная перепись населения была проведена Никитой Хрущевым в 1959 году.

Владимир Долгий: Перепись 59-го года для демографов и статистиков интересна тем, что она дает ключ к подсчету потерь в отечественной войне. Население Советского Союза в это время составило 209 миллионов, население Российской Федерации - 117 миллионов человек. И интересны здесь два момента: впервые в истории в Российской Федерации 56% населения стало городским населением. Тогда это было не очень замечено, между тем, произошел великий исторический сдвиг. Впервые Российская Федерация, по крайней мере, или нынешняя Россия впервые стала страной с преобладающим городским населением. В 62-м году - это уже для всей страны процент урбанизированного населения, а в 68-м году в городах родилось больше населения, чем на селе. Наступила, условно говоря, городская цивилизация, однако большая часть городского населения - это горожане в первом поколении, это все еще неустойчивые горожане, все еще близкие к маргиналам горожане. Тем не менее, начатое во времена Никиты Сергеевича Хрущева жилищное строительство, появление пенсий, достаточно высоких пенсий для того времени, и развитие телевидения создавало действительно новый городской образ жизни. Появлялись отдельные квартиры, тенденции, свойственные урбанистической цивилизованной стране, а именно - уменьшение рождаемости, уменьшение численности семьи, это очень и очень меняло, я бы сказал, рыночную стоимость человека, хотя никакого рынка не было, но закладывались основы для роста индивидуализма, так скажем.

Евгений Андреев: К 65-му году мы с западными странами пришли почти нос в нос. То есть, к 65-му году отставание было ликвидировано в основном, благодаря двум причинам: во-первых, наши успехи, а, во-вторых, в начале 50-х на Западе начался период стагнации, или стояния на месте. Смертность от старых причин они победили намного раньше, чем Россия, а что делать с новыми причинами еще не научились, к тому же пошли всякие негативные явления - массовая миграция в города, гиподинамия. Начали расти болезни системы кровообращения, начали расти несчастные случаи, работа на конвейере не самая полезная для здоровья, злоупотребление алкоголм не самое полезное для здоровья, массовое курение тоже вредно, и одновременно с этим вредные выбросы в атмосферу. Надо сказать, очень противно сейчас видеть в наших газетах той поры, советской поры, как мы тихо радовались, что в Великих озерах нельзя купаться, а лучше даже не подходить к берегу, в результате загрязнения окружающей среды, японцы болеют всякими болезнями, если съедят рыбу из прибрежных вод, потому что там вся таблица Менделеева выброшена в воду. Но мы тихо радовались, перепечатывая публикации западных газет, а там где-то в это время принимались жесточайшие законы против загрязнения окружающей среды и проводились мощные кампании по охране здоровья. То есть, в Америке кампания по борьбе с курением просто не знает себе подобного по жесткости. Скажем так, у них эффекты проявились буквально в то время, когда мы с ними сравнялись. Все знают, что в Великих озерах можно купаться опять, а, может быть, даже можно есть рыбу, хотя американцы не рекомендуют. А японцы в своих прибрежных водах рыбу ловят и едят в массовом порядке.

Елена Ольшанская: В 1989 году в России оказалось больше 78-летних женщин, чем 44-летних, родившихся в год окончания войны. С мужчинами и вовсе была катастрофа. Избыточная смертность, т.е, превышающая все статистические нормативы, молодых мужчин (от 20 до 50 лет) приобрела лавинообразный характер. По подсчету одного исследователя, только за 10 лет ( с 1975 до 1985 годов) это число составило 1, 6 миллионов человек, что соответствует совокупным потерям от повышенной смертности США, Великобритании и Франции во Второй мировой войне.

Евгений Андреев: Где-то в 70-е годы всякие публикации в СССР, связанные со смертностью населения, были закрыты. Была такая организация Главлит, и вот Главлит прекратил всякие публикации о смертности, кроме безобидного показателя - общего коэффициента смертности. Но даже его было достаточно, чтобы западные эксперты поняли, что ситуация в СССР ухудшается. Нам издали показывали всякие оценки нашей продолжительности жизни, очень близкие к реальности тех процессов, которые происходили в СССР в этот период. То есть, начиная с 65-го года, не только Россия, но европейская часть СССР - Украина, Белоруссия, Прибалтийские страны, страны Восточного блока, скажем, все, кроме Чехии (почему-то в Чехии это было меньше, чем в других странах) - всюду началось ухудшение ситуации в области смертности практически синхронно. Весь мир пошел вперед, а вот страны упомянутые пошли назад. Если бы мы с 65-го года шли бы средне-западным путем, а не своим национально-особенным, у нас было бы сегодня больше на десятки миллионов человек, и, я думаю, то есть, по расчетам, численность населения России еще бы не убывала. Эта очень высокая смертность привела к тому, что был растрачен так называемый потенциал роста. То есть, население старело много быстрее, чем хотелось бы, потому что особенно много лишних смертей приходилось на молодые рабочие возраста. Всем известные людские потери первой половины века - коллективизация, массовые репрессии и война, так вот это сравнимые величины. 1937 -й и годы после 65-го по масштабам потерь вещи сравнимые. И у них когда-то повышалась смертность от несчастных случаев, и у нас, но у них повышение прекратилось, а у нас продолжается. И у них болезни сердца омолаживались, и у нас нет. Они устраивали кампании "с прыгалками на работу", "бросим курить", "трусцой от инфаркта". Если помните, у нас тоже пытались бегать трусцой от инфаркта, но там это приобрело массовый характер, а у нас отдельные энтузиасты. Я думаю, что первая половина века, море насилия, которое обрушилось на Россию, все это помешало перестройке сознания. Вспомните анекдот брежневской поры: "Все для человека, все для блага человека, так я видел этого человека". У нас как-то все это всерьез не воспринималось, и из практики понятно, эта цитата из материалов 23, может быть, 22-го съезда КПСС: "Среди социальных задач у нас нет более важной, чем забота о жизни и здоровье советских людей". Это штамп, а за этим реально ничего не стояло.

Владимир Долгий: Перепись 89-го года. Население Советского Союза - 288 миллионов, городское население Советского Союза 66%, и Российской Федерации, соответственно, 147 миллионов и 75%. Население уже урбанизированное. Как правило, типовое население живет в отдельной квартире, большинство городского населения. Как правило, это нуклеарная небольшая семья городская, и другие показатели. Но сами по себе такие показатели не отвечают на волнующие людей вопросы, они не говорят об условиях повседневной жизни. К несчастью, повседневная жизнь определяется не только квадратными метрами, но еще более существенными вещами: представляет ли это население общество, представляет ли это население гражданское общество, насколько оно организовано в своей самооценке, есть ли у него те силы, которые в состоянии все это выразить?

Андрей Левинсон, социолог: Российские власти почти все время (это относится и к Российской империи, далее, к советскому периоду, и к нынешнему периоду) -, российские власти, и это самый большой счет, который, мне кажется, социологи могут им предъявить, вели дело к упрощению общественной структуры, к притормаживанию или торможению или просто изничтожению элементов сложности и усложнения в обществе. Сталинские репрессии - это не только гибель миллионов людей, это гибель общественных структур. Говорят, что у нас нет гражданского общества, и правильно говорят, что оно было изничтожено в этот период нашей истории, но кроме гражданского общества есть много других параметров состояния общества, в частности, сложность его структуры, которые были сильно повреждены именно тогда. Всякая эпоха относительной оттепели или периода, когда государство не лютует кажется, что общество в это время отдыхает, но оно в это же время естественным образом начинает наращивать некие этажи и отростки, которые сохранятся или нет тогда, когда государственное вмешательство снова возьмет свое. В последние годы, безусловно, прошел развал, не бог весть какой сложности систем управления тех самых, которые назывались "советское государство", да, конечно, многие из них были очень сильно разрушены и разрушены иногда целенаправленно, так называемыми реформаторами, но наряду с этим складывались и росли структуры высокой сложности, частично совершенно естественные, это те, которые стали потом называться мафия. Это очень сложная и очень интересная форма общественной организации, она чудовищная, нет никаких сомнений, она построена на насилии, нет никаких сомнений, но она есть реальный, естественный продукт развития нашего общества. Наверное, если бы у него была другая история, то, быть может, впереди мафии выросли бы другие структуры, которых мы бы не боялись. Они и сейчас растут, те системы связи людей друг с другом, которые породили малый и средний бизнес. Они были когда-то семейными, они были когда-то дружескими, потом они стали не теми и не другими, уже люди объединялись на почве интересов, денег. Появляются какие-то объединения людей по интересам, иногда люди, которых объединяет общее страдание - солдатские матери или инвалиды, родители инвалидов, это и есть то самое гражданское общество.

Елена Ольшанская: "Под переписью населения разумеется определение состава и численности населения, проживающего в известное время в пределах того или другого государства... Главными качествами переписи являются поименность и однодневность:Переписи должны повторяться через одинаковые промежутки времени... Желательно, чтобы при повторении переписи производились по возможности одинаковыми способами и по одинаковому в общих чертах плану, так как иначе результаты переписей окажутся несравнимыми", - поясняет энциклопедия товарищества "Просвещение", изданная в 1904 году. Россия никогда не могла строго исполнить все эти нормы. Величина страны мешала одновременности и повсеместности. "Армия счетчиков - 140 тысяч - равна силам Наполеона, нагрянувшего на Россию в 1812 году... Каждый счетчик сделает по десять верст, и все вместе - 1 400 000 верст. Длина земного экватора равняется, как известно, 40 тысячам верст. Другими словами, русский счетчик в этот день 35 раз обойдет вокруг земли"..."Перепись производится с одной целью - чтобы верно знать число граждан, и не имеет никакого отношения до обложения какими-либо государственными повинностями", - писали в официальных российских газетах накануне первой, имперской переписи. Российское правительство 2002 года примерно теми же словами ободряло и успокаивало граждан. Не бойтесь, данные вами сведения не пойдут вам во вред.

Алексей Левинсон: У нас не отрегулирован весь комплекс вопросов о том, какие доходы считать легальными и какие не считать легальными. Расхождение между тем, что думают об этом сами получатели доходов и тем, как они себе представляют точку зрения закона на их доходы, расхождение это очень велико, и неопределенность здесь тоже очень большая. Второе - это проживание в данном месте без надлежащего оформления документов, которые здесь нужны, без регистрации или того, что по-старому называется пропиской. Значительное число людей в крупных городах готовы опасаться сообщать о том, что они живут именно там, где они сейчас живут. Того же самого готовы опасаться молодые люди призывного возраста. Достаточно этих трех причин, чтобы уклонение от участия в переписи приняло достаточно значительный, но очень трудно определимый масштаб. Соответственно, отклонение результатов будет. Трудно оценить размеры этого отклонения.

Елена Ольшанская: По сравнению с 1897 годом, анкета была упрощена до крайности. 11 основных вопросов включали возраст, пол, день и место рождения, состояние в браке (не обязательно зарегистрированном), национальное самоопределение. Для тех, кто затруднился бы с ответом на последний вопрос, переписчики имели при себе составленный учеными список из 158 национальностей, зарегистрированных на территории Российской Федерации. Вопрос об источнике дохода требовал лишь определить тип этого источника: пенсия, пособие, зарплата и т.п. Два важнейших вопроса: с рождения ли вы живете на данном месте (он помог бы составить карту миграции) и вопрос к женщинам о количестве рожденных ими детей попали в разряд дополнительных. Их выборочно задали лишь четверти респондентов. В 1897 году на вопрос о половой принадлежности один из шутников ответил, что "пол крашеный", так и в 2002 нашлось немало инопланетян, скифов и иной публики, которую зачислили в так называемый протестный слой населения.

Владимир Долгий: В брежневские времена формой протеста было часто не участие в голосовании: вот наш дом отключен от тепла, и если не подключите, мы голосовать не пойдем всем домом. Иногда принимались меры, дом подключался, и они шли голосовать довольные. Иногда считали, что невозможно подключить почему-либо, по каким-то техническим, финансовым или еще каким-либо причинам, или наплевать просто было, и тогда их просто вычеркивали из списка, получали все те же желаемые проценты, которые публиковались.

Алексей Левинсон - один из ведущих специалистов Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ):

Реальная практика переписи, если ее сравнить, скажем, с практикой опросов, которые проводит наш центр, тот тут можно заметить такие различия (при том, что перепись не выборочная процедура, а сплошная и поголовная, в этом смысле должна была бы дать более строгие результаты, чем выборочно проводимый опрос): она идет с послаблениями против процедур опросов, которые проводят центры такие, как наш. Международные стандарты, во всяком случае, требуют, чтобы человек отвечал за себя и только за себя. Насколько я понимаю, переписчикам дано разрешение записывать об одних людях со слов других людей. Наверное, это практично, но, что касается точности, это внушает некоторые опасения.

Елена Ольшанская: По предварительным подсчетам (точная цифра недавно прошедшей переписи будет опубликована через несколько месяцев), население сегодняшней Российской Федерации равно 144 миллиона человек. При этом коэффициент перевеса смертности над рождаемостью уже десять лет как резко идет в гору. На смену 1000 человек уходящего родительского поколения в России сегодня приходит 571 потомок. По подсчетам ученых, если ситуация не изменится, то в 2050 году население страны составит в лучшем случае 111,7, а в худшем - 86,5 миллиона человек. При этом российская территория охватывает 13% мировой суши. Общее же население земного шара, как предсказывал два века назад Мальтус, растет, и к середине нынешнего века должно составить, по разным подсчетам, от 8 до 12 миллиардов человек. Если в 1897 году российские 129 миллионов представляли собой 8% мирового человеческого состава, то нынешние 144 миллиона россиян в общепланетарном масштабе равны уже 2,4% человечества.

Владимир Долгий: Что бы можно было бы ждать от переписи 2002-го года? Конечно, интересно количество населения, подтвердятся ли здесь прогнозы, что оно уменьшилось по сравнению с 89-м годом, когда было 147 миллионов - это важно, конечно, подсчитать, это действительно, возможно, важно для планирования. Хотя перепись могла бы дать, но не даст ответа на вопрос о том, есть ли у нас так называемый средний класс. Я бы хотел получить ответ именно на этот вопрос, но, увы, по переписи мы его не получим, он не задан, этот вопрос. Из тех вопросов, которые заданы в переписи, нельзя вывести среднего класса. Там вопрос единственный экономический - это вопрос о доходах, но из него очень трудно вывести, к кому, к какому слою принадлежат люди, отвечающие так или иначе на этот вопрос. Я бы измерял средний класс сегодня, если бы меня спросили, как его мерить, наличием автомобиля и дачи. Вот это, мне кажется, такие материальные мерила того, что, условно говоря, можно отнести к среднему классу. Я понимаю, насколько условно, уязвимо, но, тем не менее, именно так я бы мерил средний класс. Средний класс именно тот класс, который мог бы стать основанием нашей социальной стабильности и мог бы послужить материей для организации того самого гражданского общества, без которого нет будущего в нашей стране.

XS
SM
MD
LG