Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анатолий Стреляный:

В последнее время выражение "канонические территории" из языка богословов перешло в обыденный русский язык. Высшее православное священство объявило Россию своей канонической территорией. Здесь, мол, не должно быть никаких других епархий, сюда не должны доходить даже телевыступления Римского папы. Патриарх Алексий назвал это "экспансией". В то же время он претендует на Западную Украину, которая отнюдь не является частью России. Есть его приходы в Италии. Церковная Москва спорит с Константинополем из-за Эстонии. Что же это за каноны, которые определяют границы церкви столь прихотливо? О чем спорят и с чем согласны православные и католики в разговорах о сосуществовании двух конфессий?

Яков Кротов:

Выражение "канонические территории" привлекло внимание общественности сравнительно недавно - в начале 2002-го года, когда Папа Римский объявил о том, что четыре католических администратуры в России переименовываются в диацезы, то есть в епархии.

Патриарх Московский и Всея Руси Алексий Второй заявил решительный протест, сказав, что Католическая Церковь тем самым вторгается на каноническую территорию Русской Православной Церкви. Этот протест поддержали даже мусульмане. И, конечно, встает вопрос - а что, собственно, такое - "каноническая территория"? Слишком часто выражение "канонические территории" представляют просто как юридическое оформление каких-то первобытных человеческих инстинктов. Бродили далекие предки по полянам, по лужайкам, лесам, собирали грибы-ягоды, и все время им не хватало территории, потому что очень много нужно земли, чтобы насобирать досыта грибов и ягод. Тогда с болезненной ревностью следили за тем, чтобы соседнее племя не охотилось, не промышляло на твоей земле. Но выражение "канонические территории" отнюдь не древнее, в большинстве мировых религий такого понятия нет. И уже одно это заставляет задуматься: а каково происхождение термина, прежде всего выражения "канонический"? Это же от греческого слова "канон", то есть "линейка".

У каждого человека есть физиологическая способность ощущать вертикаль в этом мире, ощущать, что прямо, что криво. Отсюда и выражение "ортодоксия православия" - правильная вера, вера отвесная, которая соединяет человека на земле вертикально с Богом, не давая отклониться в сторону. И поэтому выражение "канонические территории" прямо связано с удивительной способностью человека создавать право, то есть прямое, правильное представление о том, как жить, как двигаться. Это не утыкание в землю своего лица, своих глаз, прямо наоборот - человек прямоходящий, человек чувствует прямизну. Что же тогда подразумевают под "каноническими территориями" христиане? Одинаково ли понимают этот термин православные и католики? Говорит канцлер Апостольской администратуры для католиков латинского обряда европейской части России, магистр богословия, священник, отец Игорь Ковалевский.

Игорь Ковалевский:

Можно сказать, что термин "каноническая территория" является общецерковным, по крайней мере для католической и православной церквей. Что подразумевает в себе этот термин?

Термин является сугубо юридическим, вот это необходимо подчеркнуть, и он относится к единой конфессии. Нас обвиняют постоянно в том, что мы нарушаем каноническую территорию Русской Православной Церкви, занимаясь так называемым прозелитизмом на территории России. Что такое нарушение канонической территории, я лучше покажу на конкретном примере. Мы знаем, например, что существует 15 автокефальных независимых православных церквей. Допустим, Румынская Православная Церковь начинает основывать свои структуры и свои приходы, даже епархии на территории России, без согласия Московского патриархата - вот это будет нарушение канонической территории Русской Православной Церкви. Еще один пример относительно Католической Церкви. Допустим, тоже гипотетическая ситуация, кардинал Кельна или, например, епископ какой-нибудь другой поместной католической церкви на Западе начинает основывать свои структуры, приходы на территории России без согласия местного католического епископата. Это также будет нарушением канонической территории. Таким образом, понятие это - "каноническая территория" соответствует одной конфессии, и только в рамках одной конфессии оно имеет какой-то смысл, используется просто для упорядочения работы церкви, единой конфессии. Не зря поместной церковью является преимущественно епархия, то есть определенная территория. И вот с этим связано понятие "каноническая территория". Поэтому применять его по отношению к различным конфессиям нет никаких оснований. Это является глубокой ошибкой.

Яков Кротов:

Уже у первого поколения христиан, у второго, появляются легенды о том, что Спаситель Иисус поручил своим ученикам не просто идти проповедовать в разные концы земли, а он поделил землю на такие сектора, как режут торт на день рождения. Вот, скажем, есть сочинение, баллада "Мемора" преподобного Ефрема Сирина о том, как апостолы делят между собой Вселенную. Мир разделен на четверти. Петру доверен Рим, Марку доверен Египет, апостол Фома посылается в Индию, Иоанну - Эфес. То есть это запад, юг, восток и север. Но есть еще и апостол Андрей, апостол престарелый, согласно этой легенде, и ему достается страна Колбин. "Колбин" - по сирийски - "собака". Это страна людей, которые занимаются каннибализмом, у которых не человеческая, а собачья голова. Апостол Андрей плачет, он не хочет, и, тем не менее, все-таки, уповая на помощь Божьей матери, идет. И тогда чудом обращает вот этих собакоголовых людей в христианство, и у них появляются нормальные головы. Выходит, что, с точки зрения древних сирийцев и греков, обитатели будущей Украины и России это каннибалы, люди с песьими головами, как это ни печально. И даже выдающийся историк русской церкви Антон Владимирович Карташов в своей монументальной истории считал, что хотя апостол Андрей в России фактически не был и, скорее всего, даже не был и в Крыму, но эта легенда указывает вектор, в котором он проповедовал. И в этом смысле она правдива.

Для людей античной эпохи - и верующих, и язычников, было чрезвычайно важно, чтобы связь с Христом была не только духовной, чтобы она как-то выражалась материально. И вот эта убежденность, что Римская Церковь основана именно апостолом Петром, оказывалась важнейшим аргументом в спорах о том, кто главнее, кто из патриархов, церковных лидеров имеет право судить других? В середине 60-х годов 20-го века после многих веков разделений и расколов Католическая Римская Церковь объявила, что признает православную, восточную церковь, сестрой. И сегодня, когда многие православные архиереи выражают недовольство по поводу вторжения на их каноническую территорию, на территорию апостола Андрея пришли наследники апостола Петра, и это неправильно, они как раз подчеркивают: вы же называете нас "церковью-сестрой", почему же, вопреки своим собственным убеждениям и заявлениям, вы ведете себя так, как сестры друг с другом не общаются? Что на это отвечают представители Католической Церкви в России?

Игорь Ковалевский:

Прежде всего необходимо прочитать внимательно декрет об экуменизме Второго Ватиканского собора. При всем уважении к не католическим церквям там содержатся слова, что экуменическое деяние не означает отказа от полноты католического вероучения. Мы обязаны, как католическая церковь, проповедовать также полноту нашего католического вероучения. И никто полноты этого вероучения не отменял, в том числе и Второй Ватиканский собор. Это первое замечание.

Насчет понятия "церкви-сестры". Соответствующая нота конвергации вероучения просто устанавливает некий порядок богословский в употреблении этого термина. И ничего нового опять-таки не вносит и никакого консерватизма в ней так же не содержится. Все, что было, то, по сути дела, и остается. Естественно, поместные церкви являются церквами-сестрами, естественно, Русская Православная Церковь является церковью-сестрой поместных католических церквей и даже Римской Церкви как поместной церкви, но, естественно, единая святая Вселенская Апостольская Церковь является матерью всех церквей поместных, а не их сестрой, это совершенно логично, с этим наверняка согласны и православные.

Яков Кротов:

И все-таки передо мной статья протоиерея Максима Козлова, настоятеля храма при Московском государственном университете, специалиста по православно-католическим отношениям. И он пишет: "Официальная позиция Ватикана, никак не денонсированная и никак не отмененная, это то, что православная церковь есть церковь, сохранившая таинство, подлинную иерархию по канонам католической церкви, католики могут в ней при наличии соответствующих условий исповедаться и причащаться. Епископы и священники православные признаются имеющими полноту благодатных харизматических даров. Наконец, вспомянем термин, который не мы ввели в обращение, а католики в эпоху Второго Ватиканского собора - "церковь-сестра". Можно дискутировать о том, корректен ли сам по себе этот термин, но они его декларировали. Церковь-сестра, пусть отделенная, но равноценная с точки зрения полноты действительности и действенности таинств. В таком случае, если эта позиция серьезна, если они действительно из нее исходят, то такого рода активность, которая осуществляется вопреки голосу этой сестры и с очевидными свидетельствами о ее ущемлении, попрании ее прав, отторжения от нее паствы, отнюдь не путем богословской дискуссии или церковной инициативы, это есть позиция внутренне противоречивая".

Действительно, если католики считают, что их церковь - это "Мать-церковь", в которой вся полнота, то, как же они называют дочернюю церковь сестрой? Как можно быть одновременно дочерью и сестрой?

Игорь Ковалевский:

Здесь, прежде всего, необходимо взять во внимание уже не термин "католическая церковь" в значении современном, которое окрашено, имеет другую коннотацию, чем он имел до 1054-го года, а необходимо с точки зрения богословской понимать слово "католическая" как Единая Святая Вселенская Апостольская Церковь. По-русски лучше говорить тогда "Вселенская Церковь", а не "католическая". Поскольку для русского уха понятие "католический" ассоциируется с Римско-католической церковью, что не является правильным. Прочитайте православный "Символ веры" на греческом языке, в какую церковь там веруют католики, то есть в католическую церковь, во Вселенскую Церковь. Иное значение имели "православный" и "католический" до 1054-го года, иное значение они имеют сейчас. Поэтому, когда мы говорим на эклиозологические темы, именно когда мы употребляем богословский язык, а не юридический, мы должны понимать, что в этом случае мы понятие "католический" употребляем в другом смысле, в смысле еще не разделенной Церкви до 1054-го года.

Яков Кротов:

То есть Католическая Церковь как Вселенская Церковь, в которую входит весь мир, это мать, в том числе и мать для Московской патриархии. А вот римский патриархат, западный патриархат, одна из тех поместных частей, из которых складывается Католическая Церковь, это сестра для Русской Православной Церкви. Здесь такая вот генеалогия.

Игорь Ковалевский:

В этом смысле совершенно спокойно можно сказать: "Да".

Яков Кротов:

Насколько сложна проблема канонической территории хорошо видно из истории Русской Православной Церкви в 20-м веке. Уже на излете Гражданской войны в 1920-м году святой патриарх Тихон издает указ, в котором разрешает епископам Русской Православной Церкви, оказавшимся за пределами территории, где есть единая государственная власть, организовывать свою церковную жизнь самостоятельно, без сношений с Московским патриархом. В армии Врангеля собралось почти два десятка православных архиереев, которые, в сущности, составляли постоянный орган церковного управления на юге России. Конечно, они не могли переписываться даже с патриархом в Москве, решения принимали самостоятельно. Когда все эти епископы вместе с Белой армией эвакуировались в Стамбул, то есть на территорию патриарха Константинопольского, что они должны были сделать? С точки зрения канонического права православной церкви они попали на чужую каноническую территорию, сперва к патриарху Константинопольскому, потом многие переехали в Сербию или в Болгарию. Значит, русские православные люди, офицеры, солдаты, казаки, должны были ходить в храмы Константинопольской или в храмы Сербской Православной Церкви или Болгарской. Тем более что сербы, болгары служат на языке, который без особого труда понятен русскому, это всего на всего церковнославянский язык, являющийся одним из изводов древнего болгарского наречия.

И вот здесь произошло то, чего не должно было происходить с точки зрения канонов. Русские выпросили, сперва у патриарха Константинопольского, потом у Сербского патриарха разрешение сохранить свою иерархию, свое административное деление. Закончилось это тем, что в начале 21-го столетия уже представители Русской Православной Церкви за рубежом, так стала называться эта юрисдикция, клеймят Сербского патриарха как еретика за то, что он молится с католиками, клеймят Константинопольского патриарха, и считают только себя единственными представителями Русской Православной Церкви в мире.

Таким образом, каноническая территория православной русской церкви имеет сейчас центр в Нью-Йорке, именно там находится Синод Русской Православной Церкви за границей. Если еще точнее, то насчитывается уже две зарубежных русских православных церкви. В России у нее есть филиал, в России есть Русская православная автономная церковь, наконец, не будем забывать, что в России есть и старообрядческие, как минимум, две церкви со своей иерархией. А есть еще старообрядцы без иерархии. И каждая из этих православных групп считает Россию и весь мир своей канонической территорией, и только своей. Тем не менее определенный статус вежливых отношений все-таки поддерживается, люди как-то встречаются друг с другом, обсуждают возможность соединения. И при всей затаенной враждебности к Католической Церкви, враждебности, которая выражается в учебниках, в проповеди, но не в дипломатических отношениях, всегда были какие-то контакты. И вот теперь русские православные утверждают, что папа, если он желает приехать в Россию, а такое преобразование администратур в епархии предшествует папскому визиту традиционно, он должен попросить разрешения у патриарха, как главы данной канонической территории. С точки зрения канонического права Римской церкви, нужно ли согласие патриарха Московского на визит папы в Россию?

Игорь Ковалевский:

Формально для визита папы Римского в страну необходимы два условия: приглашение правительства этой страны и приглашение местной католической общины. Что касается России, эти оба условия, можно сказать, выполнены. Папу приглашал и Горбачев, папу приглашал и Ельцин, приглашение местной католической общины тоже имеется. Но здесь, кроме этих формальных установок, есть еще этический момент. Папа не приезжает в страну, где католики являются меньшинством, без приглашения или, по крайней мере, без согласия доминирующей конфессии этой страны. И это совершенно понятно. Для того чтобы визит был полным, необходимо, конечно, здесь приглашение или, по крайней мере, согласие на этот визит Московского патриархата. Папа не приезжает в Россию прежде всего по этическим соображениям.

Яков Кротов:

Но во время визита папы в Грузию, в Грецию далеко не всегда было прямо выраженное приглашение со стороны местных православных иерархов, тем не менее, визиты состоялись. Но когда папа, например, встречался с представителями Грузинской Православной Церкви, это я видел своими глазами, выражение лиц у них было далеко не восторженное и не слишком приветливое. В какой форме папа рассчитывает на принятие со стороны православных той или иной страны?

Игорь Ковалевский:

Примером может быть предстоящий визит папы Римского в мае этого года в Болгарию. Формального приглашения со стороны Болгарской Православной Церкви нет, но есть примерно такая позиция, насколько мне известно, если папа приедет, то мы его встретим радушно. Нет сопротивления этому визиту. Либо приглашение, либо согласие на этот визит, вот что требуется. Хотя это, конечно, вопрос очень тонкий.

Яков Кротов:

То есть, с вашей точки зрения, по этим критериям вряд ли стоит ожидать визита папы в Россию?

Игорь Ковалевский:

Вряд ли, это моя точка зрения. Поскольку неприятие является активным. Причем оно не обусловлено нашими преобразованиями недавними структурными, а оно продолжается все эти годы, по сути дела, мало, что здесь изменилось.

Яков Кротов:

Существует ли вообще единая каноническая территория в пределах той или иной церкви, и какой смысл для современного верующего человека это понятие имеет практически?

Пять лет назад резко обострились отношения Московской патриархии с Константинопольской Церковью из-за Эстонии. Потому что, с точки зрения Московской патриархии, Эстония является ее канонической территорией. В доказательство этого богословы Московской патриархии приводят грамоту о даровании автокефалии Русской Православной Церкви. Причем эту автокефалию, то есть независимость, самовозглавление (так переводится термин "автокефалия" с греческого языка) Москве даровал именно патриарх Константинопольский, потом другие патриархи это одобрили. И в грамоте о независимости Русской Церкви было сказано, что патриарх Московский повелевает всеми северными странами. Реально, конечно, Эстония тогда, в конце 16-го столетия, в Московскую патриархию не вошла, была Ливонская война, эти земли переходили из рук в руки, но все-таки большую часть времени были независимы от России. И только в 20-м столетии на короткий срок Эстония оказалась в юрисдикции Константинопольского патриархата, это было в 30-е годы. Тогда Эстония была государством "лимитровым", таким буфером между Западной Европой и коммунистической империей. И, конечно, тогда, в 30-е годы, патриарх Московский не мог и мечтать о том, чтобы поехать в Эстонию. А сейчас патриарх выезжает и в Соединенные Штаты, и в Западную Европу, как и его прихожане.

Русская эмиграция по всему миру исчисляется миллионами людей. В Италии десятки приходов, которые признают над собою главенство именно Русской Православной Церкви. Впрочем, стоит помнить, что там есть и приходы греческие, которые не признают главенство Московского патриарха. Таким образом, Италия является канонической территорией сразу нескольких православных церквей. Причем в Риме на территории российского посольства сейчас собираются строить храм, идет, правда, спор о том, какой высоты должен быть купол этого храма, потому что вилла недалеко от собора Святого Петра, главного храма католической церкви, и как бы высота православного собора не пошла в ущерб высоте собора католического. Тем не менее Католическая Церковь относится к присутствию русских православных в Италии достаточно благосклонно и не заявляет протестов. С чем это связано?

Игорь Ковалевский:

Католическая Церковь понятие "каноническая территория" употребляет только по отношению к себе, только к католической церкви. Ни о каком приглашении, ни о каком согласии Католической Церкви, вообще говоря, не может быть и речи, когда православные, например, желают организовывать свои приходы или даже епархии в традиционно католических странах, они на это имеют полное право, и Католическая Церковь этому никогда не препятствовала. Существует православная епархия в Польше, существует православная епархия Русской Православной Церкви в Германии, в других странах Западной Европы для пасторского окормления православных. Русская Православная Церковь имеет на это полное право. Как и полное право строить храмы. Конфликт к Риме, относящийся к строительству православного храма, не является конфликтом между церквами, между вероисповеданиями, это скорее всего конфликт, связанный именно из-за места расположения этого храма, это чисто технический вопрос, я думаю, он будет улажен. И мы, и наш митрополит Тадеуш Кондрусевич поддерживаем идею строительства православного храма Русской Православной Церкви в Риме. Наверняка, этот храм будет построен, если не в этом месте, то в каком-то другом, но - наверняка. Потому что в Италии, вы сами это заметили, существует много православных храмов Московского патриархата.

Яков Кротов:

Отношение христиан к пространству, к территории совпало с расцветом средневековой психологии. И эта средневековая варварская психология отличалась изумительным символизмом. Человек полагал, что вера, духовные реальности обязательно должны проявляться материально. Связь символа и знака воспринималась как нечто абсолютно буквальное. Это означает, к примеру, что к мощам святых (которые почитали и в первые века христианства), начиная с раннего средневековья, появилось отношение достаточно суеверное. Умирает святой монах, и соседние деревни начинают иногда буквально воевать за то, где будут эти мощи лежать. Потому что эти мощи освещают определенное пространство, они ему покровительствуют. Папа Римский у себя в Риме, патриарх Константинопольский у себя, они собирают мощи святых, стараются собрать мощи всех апостолов, чтобы утвердить на этом свое право возглавлять христианский мир: прежде всего судить других епископов, обладать правом судебной апелляции. Вот что такое первенство папы или патриарха.

Патриарх тот, кто может принять жалобу на другого епископа, на другого митрополита, если мы говорим об обычаях Русской Православной Церкви, где и митрополиты, и архиепископы, и епископы одинаково покорны патриаршему суду. Ярким примером такой войны из-за мощей является событие конца 11-го столетия, когда норманны, варяги или викинги, можно называть их как угодно, этих северных православных завоевателей, буквально, украли мощи Святителя Николая. Мирр Лекийский Чудотворцы, как его обычно называют в России, и увезли из Византии, из Малой Азии, собственно, из города Мирра в Италию, в город Бари, где у них было герцогство. Для православных византийцев той эпохи это была трагедия. Но праздник этой кражи мощей Святителя Николая, тем не менее, стал очень популярным в России. И неудивительно, ведь и наши правители были из тех же варягов. И по сей день, как только появилась возможность, русские православные люди стали ехать в Бари поклониться мощам Святителя Николая. И вот удивительное дело - местный католический муниципалитет, настоятель храма, где покоятся мощи, естественно церковь католическая, чрезвычайно дружелюбно относятся к этому паломничеству и заботятся о том, чтобы у православных было где остановиться, чтобы у них было где совершать богослужение. Почему так?

Игорь Ковалевский:

Это не их обязанность, это акт их доброй воли и, мне кажется, прежде всего выражение общечеловеческих принципов гуманизма, именно уважение к свободе совести человека. Есть паломники, очень много русских паломников, которые являются православными по вероисповеданию, эти паломники почитают Святителя Николая, и местное церковное католическое руководство решило им пойти навстречу, чтобы они могли именно в своей вере, в соответствии со своими обрядами также почитать святого. Это - акт доброй воли.

Яков Кротов:

Когда речь заходит о территориях, средневековье вспоминается неслучайно. Ведь феодализм - это прежде всего определенное отношение к земле, к феоду. Конечно, это светская экономика, но и церковь была землевладельцем, и церковь была встроена в феодальную иерархию. И именно в средние века нарушается основной принцип канонических территорий, заложенных в древние, античные времена. В каждой епархии должен быть только один епископ. И даже авторы современных учебников церковного канонического права признают, что современный, например, русский православный обычай, по которому у патриарха есть викарии, то есть заместители, в общем-то, противоречит каноническому праву, но это делается из принципа экономии, то есть снисходительности. Правда, всегда встает вопрос, почему этот принцип к себе употребляется, а по отношению к католикам нет. Так или иначе, сам принцип епископов замещающих довольно удивителен. Есть Московская епархия, но в ней есть при этом митрополит Волоколамский, который, в общем-то, не обладает реальной юрисдикцией над Волоколамском. Точно так же глава католической церкви в России архиепископ, ныне митрополит Тадеуш Кондрусевич долгие годы носил титул архиепископа Геппонского. Геппон - город на севере Африки, в Тунисе, город, где христианство было уничтожено еще вандалами в пятом столетии по Рождестве Христовом. То есть епископ в Москве, но чтобы не раздражать Московскую патриархию, он носит титул африканского города. Сам принцип размножения церковной иерархии, когда появляется епископ, архиепископ, митрополит, этот принцип отражал феодальное деление в древней Византии, когда страна была разделена на регионы, собиравшиеся в определенные пучки, как области собираются в семь регионов в современной России. Епископы были подчинены архиепископам, архиепископы подчинялись митрополитам, митрополиты патриарху. В России этот порядок был нарушен: архиепископ, митрополит - сугубо почетные титулы.

Тем не менее, реально, нынешние российские епископы далеко не равны между собою. И в этом смысле тот же принцип канонических территорий нарушается, потому что ни католический епископ, ни православный в современном мире не может сам, скажем, основать монастырь или канонизировать того или иного человека, он обращается в центр - к папе Римскому, к патриарху Константинопольскому или патриарху Московскому. Торжествует принцип феодальной лестницы. Особенно проблема сосуществования христианских административных образований разного уровня обостряется, когда сталкиваются две иерархии, как католическая и православная. А столкновения эти происходят теперь уже, можно сказать, во всем мире. Есть ли примеры удачного сосуществования католиков и православных, прежде всего, конечно, русских православных?

Игорь Ковалевский:

Я могу в пример привести ту же Польшу, где была такая практика в тех районах Польши, где значительно преобладает уже католичество, это прежде всего центральная и западная Польша, но проживают в группе православных, там разрешают православным служить православные обедни в католических костелах, и они этим пользуются. Также таким хорошим примером сосуществования является Финляндия, казалось бы, католиков там очень мало, но мне известны случаи, когда католический священник, окармливая местных католиков, служит католическую мессу в православном храме. Не в лютеранском, а в православном. Хотя по архитектуре, по культуре богослужения вроде бы лютеранский больше подходит, но этот священник пользуется именно православным храмом, потому что считает, что православный храм ближе к католическому под духу и по вероучению, служит католическую мессу именно в православном храме. Такая практика тоже существует.

Яков Кротов:

"Каноническая территория" - понятие не только макроуровня. Каноническая территория существует и на микроуровне, любой приход - это каноническая территория. На самом деле, исторически, и метрополии, и епархии, и диацезы, и так далее, - это всего лишь община христиан. И первая же община - 12 апостолов - это и была каноническая территория церкви. Это был приход, приход духовный, но и приход территориальный. Апостолы вместе собирались, чтобы молиться. Здесь, между прочим, проходит граница между христианами церкви и христианами вообще, которые считают, что совершенно необязательно куда-то ходить, с кем-то вместе молиться, чтобы быть верным Христу. Церковные верующие считают, что и молитва вместе с другими, и посещение определенной церкви - совершенно принципиальный момент. Но какой церкви? Еще накануне революции каждый человек в России был приписан к определенному приходу, это было очень строго, это учитывалось полицией. В приходах велись акты гражданского состояния. Вся Москва была, скажем, поделена на территории того или иного прихода. Сегодня, после возрождения православной жизни ситуация резко изменилась. Если говорить, например, о Москве, то здесь огромное большинство храмов в центре города, в районе, где мало кто живет. И большинство прихожан приезжают молиться сюда с окраин, в окраинах пока церквей мало. Но иногда у человека под боком храм, и, тем не менее, он садится на поезд и едет куда-нибудь за тридевять земель полтора-два часа, потому что он едет к определенному священнику. Может быть он едет в определенную общину, где он принял крещение, где он накапливал опыт молитвенной жизни, занимался благотворительностью?

Там священник меняется, а община все-таки есть. И многие православные священники критикуют такой порядок. Говорят, что человек должен ходить в ту церковь, которая ближе к дому - это каноническая территория. Тот же принцип заложен и в каноническом праве католической церкви. Человек должен ходить в приход, который находится ближе к его дому. Как же в современном урбанизированном мире, где совершенно другие скорости передвижения, где совершенно другая психология, где уже не семья и не государство определяет приписку человека к приходу, решается этот вопрос?

Игорь Ковалевский:

Такая проблема существует, она существует, в частности, в Москве. В Москве мы не имеем территориального раздела приходов, мы имеем только персональный раздел приходов. Хотя в нормальной ситуации должен быть территориальный раздел приходов. Почему? Чисто по практическим соображениям, ничего более. Это тоже каноническая территория, это тоже прежде всего практическое соображение, связанное с нормальным функционированием церкви, чтобы был некий порядок. То есть раздел на приходы территориально, раздел на епархии, тоже территориальный раздел или же на администратуры, раздел на точно так же, что в виде границ государства. Конечно, далекая аналогия, которая "хромает", но что-то в этом духе, то есть это некий порядок. Верующий как бы приписан к какому-то приходу. И, например, если он желает венчаться или крестить детей и так далее, то он должен обратиться в свой приход. Но с точки зрения духовной потребности человека ему никто, абсолютно никто не имеет права запретить ездить к тому или иному священнику. Если тот или приход, там, где он считает, что ему лучше, что это ему больше дает духовной пользы и там ему просто больше нравится, никто не имеет право это запретить, естественно, он имеет право на мессу ездить в другой приход.

Яков Кротов:

Понятие территории, канонической территории в современном мире воспринимается как некий анахронизм. Все-таки в секулярном, позитивистском, глубоко индивидуалистическом мире главная территория - это территория души самого человека. И на протяжении последних 30-ти лет для многих людей, приходящих к христианской вере, встает такая проблема: на одной территории разные церкви - протестантские, католические, почему я не могу ходить то в одну, то в другую, если могу ходить то в один православный приход, то в другой? В течение многих лет, особенно при коммунизме, когда церквей было мало, и православные причащали католиков, и католики допускали к причастию православных.

Но сегодня в московских костелах можно услышать перед причастием, что причащаться могут только католики. Соответственно, и в православных храмах сегодня причащаться могут только члены православной церкви. Нарастает градус враждебности, происходит размежевание. Как это понимать?

Игорь Ковалевский:

Например, если смешенная семья приходит на наше Рождество, на нашу Пасху и вся семья желает причаститься, никто им в этом не откажет, абсолютно никто не откажет. Но, к сожалению, здесь у нас возникла тенденция злоупотребления этими принципами интеркоммунии. Ведь сами документы церкви говорят прямым текстом, что интеркоммунию нельзя считать чрезвычайным средством, способствующим единству христиан. Все-таки есть раздел между нашими общинами, это печальный факт, но это факт. И есть группа людей православных, которые считают, что могут регулярно приступать к таинствам в католической церкви. На это нет никаких оснований. И здесь именно этому мы стараемся как-то воспрепятствовать.

Яков Кротов:

Что понимать в данном случае под злоупотреблениями? Большинство людей решают эту проблему просто - не ходят никуда. Говорит: "И православные, и католики, и протестанты - нигде правды нет. Будем сидеть дома - вот моя каноническая территория".

И для многих людей, когда они узнают о каких-то пороках своих духовных наставников, которым они безгранично доверяли, появляется внутренний барьер, препятствие. Они больше не могут идти туда, где их крестили. В католическом праве есть даже такое выражение - "моральная невозможность". Что стоит за этим термином?

Игорь Ковалевский:

Есть понятие "физическая невозможность" и "моральная невозможность". Например, в Маниле, где просто нет православной церкви, - физическая невозможность. Есть еще понятие "моральная невозможность", например, по тем или иным причинам человек не может, например, приступить к таинствам в том или ином приходе или в той или иной церкви. Часто это причина, связанная с совестью человека. Они весьма деликатные, зачастую на исповеди объясняются эти причины. Тогда он может, конечно, причаститься в другой конфессии. У меня, я признаюсь, есть такие случаи, когда некоторые лица не католического вероисповедания причащаются у меня, не часто, не регулярно даже, но время от времени. Я им просто разрешаю, потому что знаю проблемы, связанные с моральной невозможностью.

Яков Кротов:

Конфликты вокруг канонических территорий будут нарастать. Мы видим, какие они многочисленные сегодня, это не только конфликты между православными и католиками, это конфликты внутри самой православной церкви. Когда на одной территории в рамках одной юрисдикции есть несколько епископов, ни для кого не секрет, что епископы, секретари, викарии, наместники патриарха, далеко не всегда ладят друг с другом. И уж тем более не секрет, что представители разных православных юрисдикций на территории России друг с другом отчаянно враждуют - старообрядцы, так называемые "зарубежники", "автономная", "Свободная православная церковь", Московская патриархия. И даже когда человек пытается отстоять право на то, что "моя душа - это моя каноническая территория, и предоставьте мне решать, куда я буду ходить, смиритесь с этим правом", это принимается в очень и очень ограниченных размерах.

Стоит ли предъявлять претензии церковным иерархам? Они ведь не пришли из глубины веков, они часть той же культуры, к которой принадлежат и все прочие христиане. Исчезнет ли когда-нибудь представление, понятие о канонических территориях? Удастся ли добиться зримого, наглядного единства мирового христианства? Это вопросы глобальные. К счастью, фактом остается и то, что сама христианская вера говорит о спасении вне зависимости от территорий канонических, не канонических, вне зависимости от каких-либо разделений, о спасении через веру в Иисуса Христа, его Воскресение, его Страшный суд.

XS
SM
MD
LG