Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программы - С христианской точки зрения


Яков Кротов:

Этот выпуск нашей передачи будет посвящен проблеме ожидания конца света. Именно в этом, 1999 году, в августе месяце, когда 11 числа проходило полное солнечное затмение на территории Европы и на юге России, вдруг достаточно внезапно вспыхнуло ожидание всевозможных неприятностей. И по прессе прокатился ряд пророчеств. Причем ссылались в основном на пророчества Мишеля Нострадамуса, французского поэта, врача, астролога 16 века.

В одном из своих катренов, то есть четверостиший, Мишель Нострадамус предсказал, что в июле 1999 года произойдет некое страшное потрясение, и большинство толкователей говорили, что это и относится к концу света.

Наибольшую известность получило выступление французского же модельера, правда, испанца по происхождению, но живущего в Париже Пако Робана, который заявил, что на город Париж упадет наша, отечественная станция "Мир", и на этом все кончится. Обсуждать такие вещи до того, как произошла назначенная дата катастрофы, как-то не очень интересно, потому что всегда тебе могут возразить: подожди, доживем до 11 августа. Теперь обещанная дата позади. И, я думаю, большинство людей, которые нервно ожидали 11 августа, теперь стараются вытеснить из своего сознания вот эту свою нервность, потому что немножечко стыдно. И встает вопрос - что же там нагадал Мишель Нострадамус?

На вопрос этот довольно трудно ответить, потому что, например, в русских изданиях Нострадамуса (а к августу вышло сразу пять различных изданий этих катренов) нет французского оригинала. Есть стихотворные переводы, но они очень часто далеко отстоят от подлинника. Я попросил Елену Кассирову, переводчицу, лингвиста, переводчицу именно французской средневековой поэзии прочесть четверостишия Мишеля Ностродамуса о 1999 годе на французском языке и дать по возможности точный, пускай подстрочный, пускай не рифмованный перевод этого катрена.

Елена Кассирова:

(французский текст). Подстрочный перевод звучит так: "В год 1999, в месяц седьмой с небес спустится король ужаса, он воскресит великого короля Анголмуа и до и после Марса будет править счастливо". Насколько Нострадамус верил в свое пророчество, не знаю. Я думаю, что хотел верить, увлекся своими сочинениями, и конечно, на 100 процентов сказать нельзя, что верил.

Яков Кротов:

Насколько я понимаю, в оригинале ничего не сказано про станцию "Мир", и я бы сказал, непатриотично называть ее королем ужаса, тем более, что вовсе она и не спустилась в назначенный срок с небес.

Лена, интересно, а вы сами, зная и французский язык и всю подоплеку всех этих сплетен, как вы отнеслись к ожиданию конца света в начале августа?

Елена Кассирова:

Меня даже удивляло. Я даже сначала думала, что это так, ну поговорят и бросят, и забудут и даже, может быть, пропустят день. Но потом, когда люди действительно стали об этом только и говорить, то я, в общем, немножко и сама увлеклась вместе со всеми и стала слушать... Куда деться от радио?.. Говорит и показывает телевидение и пишется все это. И приходилось, действительно, в новостях выслушивать все это. И тоже стало интересно, вместе со всеми. Жалко, что во всем этом никакой мысли о той жизни, в смысле расплаты, наказания, возмездия и серьезных проблем я не слышала. Но ожидание конца света для меня еще из духовной жизни значительно настолько, насколько нам сказано, что мы не знаем, когда придет мессия. И если действительно завтра будет - то и будет... ну и хорошо, я причащалась недавно... Так что если еще согрешила, то, надеюсь, что все-таки буду прощена.

Яков Кротов:

Замечу, что толкователи Нострадамуса отнюдь не сложат оружие теперь, когда прошел август 99 года. Вот, передо мной книга супругов Дмитрия и Надежды по фамилии Зима, под названием "Расшифрованный Нострадамус". Они говорят простую вещь - конец света, настоящий, новые испытания - это 2002 год, когда разразится третья мировая война, и она будет идти, идти и идти до 2035 года, когда, наверное, все - веревочка оборвется, и тогда наступит полный расчет.

И, что мне показалось любопытным, мне как христианину, что здесь же Дмитрий Зима и его супруга дают толкование не только стихотворных произведения Нострадамуса, но и так называемого послания королю Генриху, которое, между прочим, было обнаружено, появилось на свет, было издано только после смерти Носрадамуса и, возможно, не является подлинным. Но, в любом случае, это - документ 16 века, и вот там дан как бы адрес всей мировой истории: говорится о втором Моисее, говорится о втором Спасителе. Комментарий Дмитрия Зимы:

"Вы не ощущаете явного созвучия имен Моисей - Михаил? Если - нет, то попробуйте произнести эти имена в западном варианте: Моша - Мишель. Сколько нам помнится", - пишет Дмитрий Зима, - "наш, отечественный Моисей или, проще говоря, Михаил Горбачев, пришел к власти в 1985 году и действительно принес нам новые заповеди, правда, вместо "не убий" на первом месте у нас стояло "не пей", затем было - "ускорение", "гласность" и прочие прелести".

И когда Нострадамус пишет, что люди начнут бить партию левую ради возвращения вправо и восстановится святость, опечаленная долгое время и будет восстановлен священнослужитель в своем законном статусе, но погрязнет в жульничестве и сладострастии, совершит тысячу злодеяний...

Так писал четыре века назад Мишель Нострадамус, а вот комментарий Дмитрия Зимы:

"Думаю, здесь излишни любые комментарии. Кто жил в России с 88 по 1997, тот сразу же поймет, о чем идет речь. Было и движение вправо, а на счет духовенства - так сейчас попы и замполитов в армии заменяют, и в органах милиции устанавливаются исповедальни. Даже тревожные симптомы погрязания в роскоши - и те есть".

Я скажу фразой из анекдота - ну что там за роскошь, подумаешь - Мерседес. И никаких исповедален в православии вообще нет, это католический атрибут. И тем более, естественно, этот несуществующий атрибут никто ни в каких органах милиции вовсе не устанавливает.

Значит, за этим интересом к Нострадамусу, за этой попыткой выяснить будущее на самом деле обнаруживается самая простая жажда обличить настоящее и дать всему оценку чисто публицистическую.

Это - в наши дни, но в 16 веке таких попыток было намного больше. И в России 16 века мы видим преподобного Максима Грека, который пишет трактаты против веры в астрологию. Который говорит о том, что конец света есть величина неизвестная. Опричнина, согласно современным изысканиям российских историков, была своеобразной попыткой подготовиться к концу света, приблизить Страшный Суд. Христианские войны в Германии - это тоже попытка уже здесь и сейчас встретить конец света. И поэтому - долой все нормы, которые пригодны для жизни в этом мире, грядет новый мир!

Журнал "Новый мир", который пока еще выходит - и дай Бог будет выходить и дальше, - это все наследие того мощного порыва, который начался в 16 веке. Почему же именно в 16 веке это ожидание конца света так вспыхнуло? Говорит Евгений Витковский, переводчик, составитель антологии "Семь веков французской поэзии".

Евгений Витковский:

Если говорить о проблемах 16 века, то они, может быть, чуть более остро обозначены в нашем сознании, потому что именно 1492 год оказался тем годом, когда нечто вроде конца света случилось, потому что по одному из летоисчислений - это симметричный год со дня сотворения мира. В этом году была открыта Америка, Новый Свет, вот вам если не конец света, то - начало света.

В этом году в Испании закончилось Реконкиста, были изгнаны мавры на африканский континент. В этом же году появляется на папском престоле первый папа-испанец и, если уж перечислять все события, то в этом же году была издана первая грамматика испанского языка. Мы вспомним Умберто Эко: апокалипсисы, самые лучшие и самые красивые, всегда исходили из Испании. Это я цитирую "Имя Розы".

Поэтому, конечно, перелом в европейском сознании, которое, с одной стороны, получило картошку и табак, а с другой стороны - сифилис, да еще в той страшной форме, в которой он тогда существовал, - возможно, какой-то конец света в Европе и случился.

И в это время мы имеем нечто вроде революции в сознании и, конечно, расширение мира до невероятных размеров, потому что, с одной стороны, каравеллы доплывают до Нового Света, другие каравеллы добираются до Японии. Конечно, это время абсолютного перелома в сознании, никак не ренессансного. Потому что, конечно, это не впрямую связано с Возрождением, которое шло своим ходом, а с невероятным расширением мира. Человек долетел до Луны - ничего особенного не произошло, потому, что на Луне жить пока что нельзя. А вот в Америке или на Филлипинах запросто жить можно. Мне думается, что огромное расширение географических возможностей человека - это и есть повод к тому, чтобы заинтересоваться началом света или концом света, что в известном смысле одно и тоже.

Яков Кротов:

Почему же люди так стараются вычислить признаки конца света, стараются увидеть пророков вокруг себя?

И насколько сбылись предсказания Нострадамуса?

Вот этот автор и считает, что они сбываются стопроцентно. Обычно в литературе более или менее серьезной принято говорить, что из нескольких сотен четверостиший Нострадамуса можно действительно уверенно говорить о сбывшихся 14-ти. Самое известное - это четверостишие, в котором говорится о сражении старого и молодого льва. Через два года после смерти Нострадамуса (что существенно) на рыцарском поединке был смертельно ранен французский король. Насколько можно интерпретировать точно стихотворение Нострадамуса?

И мой вопрос к Евгению Витковскому (напомню, составителю христоматии французской поэзии): почему вы не включили стихотворения Нострадамуса в эту христоматию?

Евгений Витковский:

Это абсолютно невозможно перевести. Это красивые, пластичные французские стихи, в которых неизвестно что сказано, потому что каждая строка поддается нескольким толкованиям. По закону больших чисел в его предсказаниях до 2000 года, конечно, массу событий можно наскрести, которые сбылись, но совершенно так же их можно истолковать как и не сбывшиеся. На мой взгляд, 14 пророчеств на 400 лет - это, прямо скажем, очень уж мало, чтобы я поверил, что это действительно пророчества. Предсказание - это точно оформленное: в точных словах, такого-то числа произойдет конец света. До чего это довело известного Уильяма Миллера - известно: этот человек, который взял да и подсчитал, что в 183... таком-то году произойдет конец света, и почти миллион человек ему поверило, побросало свое имущество, но оказалось, что конец света не состоялся. Он переменил дату, а конец света взял и опять не состоялся. Это его погубило. Но заметим, что секта, которую он основал, жива-здорова и по сей день ждет конца света. Адвентисты. Я, кстати, к ним самим отношусь лучшим образом, так же, как и к мормонам, Святым Последних Дней, потому что первая заповедь мормонов - это "трудись".

Что такое конец света? Как к нему относится человечество? Есть три варианта, которые я позволю предложить слушателям. Вне зависимости от того, что будет через минуту или наступит ли конец света, я буду делать свое дело. Есть более простое, исламистское толкование - тебе скажут, что завтра - конец света, а ты возьми и посади дерево, пусть оно зеленеет. Ну, а самое простое лежит на поверхности. Это русская пословица - "к смерти готовься, а хлебушек сей".

Яков Кротов:

Очень много в современной России, в Москве и других городах, адвентистов, то есть, строго говоря, последователей того самого Уильяма Миллера, американца, который в 1833 году предсказывал конец света, потом перенес на 1843 год, а в 49 году окончил свой земной путь. Жил он в Нью-Йорке.

Адвентисты. Это название происходит от латинского слова "адвент" - так в католической церкви называют рождественский пост, потому что "адвент" - "пришествие". Рождественский пост ожидает пришествия Христа, Рождества Христова. Из всех христианских церквей, пожалуй, именно адвентисты в своем самоназвании открыто выставляют ожидание конца света. Как сейчас адвентисты относятся к Миллеру и как сейчас они относятся к ожиданию конца света? Говорит пастор одной из московских общин Адвентистов Седьмого Дня Владимир Георгиевич Бойко.

Владимир Бойко:

Уильям Миллер. Это фермер. Кстати говоря, он был баптистом, а не адвентистом. В одно прекрасное время он сел за исследование Библии, он взял Библию, он взял симфонию и только при помощи этих двух книг он нашел какие-то пророчества. И он установил, что святилище очистится через какое-то время, через 2300 вечеров и утр, и определил... по чему-то определил, что святилище - это Земля. И он установил дату (правильную, кстати говоря, дату), но он почему-то думал, что поскольку святилище - это Земля, значит, Христос придет именно в это время. После того, как Христос не пришел, он назвал это движение адвентистским, то есть - ожидающим Пришествия, и после того, как Христос не пришел в определенное время, часть христиан просто отошли от церкви, отошли от Христа, а часть сели за исследование Библии и стали изучать священное писание. Что же случилось? То ли дата неправильная, то ли само событие неправильное? И нашли то, что дата, в общем-то, правильная, но событие неправильное, потому что Христос сказал: о дне сем и часе сем не знает никто.

Но однако есть такая дата, есть такое пророчество. А что оно означает? А оно означает об очищении святилища. То есть если мы будем смотреть на служение, ветхозаветное служение священников, если мы будем смотреть на новозаветное служение, которое Иисус Христос сегодня несет в небесном святилище, то мы увидим как раз, что Иисус Христос пришел. В этот момент из святого отделения небесного святилища, во святой святых... то есть это говорит уже о судном времени. Наше дело сегодня - бодрствовать, это позиция церкви - бодрствовать и благовествовать людям скорое Пришествие. А когда оно будет? Может быть, через месяц, может быть, через год, может быть, через пять, не наше дело знать это или говорить об этом. Наше дело говорить о том, что сегодня, действительно, Земля уже обветшала. Сегодня уже все настолько плохо и в атмосфере и в самой земле, и народ сегодня настолько... люди настолько низко пали уже духовно, что они действительно ничего почти духовно не воспринимают.

Адвентисты Седьмого Дня - это христиане, которые ожидают, "адвентос", в переводе с латыни - это "ожидающий Пришествия". Это христиане, которые ожидают Пришествия Иисуса Христа не просто сидя на лавочке или сидя на диване, а они ожидают Пришествия активно, то есть они готовятся к этому. Это, соответственно, и изменение образа жизни, это, соответственно, и проповедь Евангелия, это, соответственно, и Трехангельская весть, проповедь Трехангельской вести. Вот таким образом.

Яков Кротов:

Даже адвентисты теперь не называют точно срок конца света. Чаще упоминаются слова Христа о том, что времени конца света людям знать не дано. Не дано знать даже самому Спасителю Иисусу.

Но в том же Евангелии Господь говорит о признаках конца света, говорит о скором конце света. Завершающая книга Евангелия - "Апокалипсис, откровения Иоана Богослова", это - откровения о конце света, и описаны признаки этого конца. Они упоминаются и у апостола Павла, который ждал, что многие люди из живых не умрут, а встретят конец света. Отрывок из этого текста апостола Павла читается каждый раз, когда в православной церкви отпевают умершего. Слушаем и недоумеваем:, так мы живые уже действительно "будем взяты живыми на облако в сретенье Господне на воздусях"? Как объяснить вот эту противоречивость Евангелия? И, кстати, как объяснить то, что и современные христиане разных конфессий по-разному относятся к ожиданию конца света? Об этом во второй части нашей передачи.

Этот выпуск нашей передачи, напомню, посвящен ожиданию конца света. Это ожидание является в нынешнем мире достоянием не только христиан, во всяком случае, в августе этого года, когда 11 августа должно было произойти и, конечно, произошло солнечное затмение. Вдруг именно не церковные люди, не христиане, а часто даже и прямые атеисты и антихристиане стали писать о том, что то ли станция "Мир" рухнет на землю, то ли еще что. И оказывается тогда, что эсхатология, как по-гречески называют рассуждения о конце света ("эсхатон", то есть последний, "-логия" от "логос", то есть последнее слово) характерна не только для христиан. Но историки знали это всегда, потому что ожидание конца света есть и было в иудаизме, и сам Христос был принят как исполнение вот этого ожидания. Ожидание конца света характерно практически для всех восточных религий. Сёка Асахара ждал конца света.

Для ислама характерно ожидание конца света. Например, в 12 столетии, когда крестоносцы шли на Восток, сами крестоносцы конца света совершенно не ждали. Если бы они ждали конец света, они бы сидели по своим замкам и ждали, когда к ним придет Спаситель. А тут они рванули завоевывать Гроб Господен, делать там то ли музей, то ли церковь, - значит, они думали, что еще долго-долго это может находиться в руках неверных. И в том же 12-ом столетии мусульманские богословы, философы, мистики говорили о том, что придет конец света, на Западе встанет черное солнце, за ним последуют орды Гога и Магога, а за Гогом и Магогом придет одноглазый Дадджал, то есть - антихрист, и он проедет по Палестине на осле в сопровождении свиты из 70 тысяч евреев и установит свое царствование. Но потом с небес придет мессия или Махди, человек, который обновит веру, убьет Дадджала и установит на земле справедливость, силу, возродит людей на путь творца. Это будет царство изобилия.

В современных православных, католических, да и в большинстве протестантских храмов ничего такого мы не увидим. Редко вспоминают слова Христа о том, что мы должны уметь различать духовные знамения, мы должны видеть, что конец света близок. В конце концов - многие ли современные христиане понимают, что благая весть Евангелие - это весть о том, что царство Божие приблизилось? Оно близко, как сказал апостол Павел, оно под рукой, как инструмент у рабочего. Где же оно? Ошибался ли Христос, когда говорил, что время уже близко, или, как говорят некоторые критики Евангелия, оно написано разными людьми и поэтому полно противоречий?.. Один человек не мог так говорить. Как соединить христианскую веру с тем, что Евангелие, которое говорит о нашей вере, одновременно утверждает и близость конца света и одновременно говорит, что когда будет этот конец света, нам неизвестно. Говорит пастор одной из адвентистских общин города Москвы Владимир Георгиевич Бойко.

Владимир Бойко:

Иисус Христос для того, чтобы показать, что такое Царствие Небесное, говорит несколько притч. И потом он говорит о том, что Царство Небесное начинается с самого человека. И Царство Небесное находится внутри вас. Царство Небесное внутри вас. Царство Небесное около вас. Царство Небесное вокруг вас и таким образом он расширяет вот это Царство Небесное.

Яков Кротов:

Правы ли были критики 19 века и нынешние их подражатели, когда говорили, что Евангелие - ложь, потому что в нем противоречия? Христос в одном месте говорит, что Царство Божие приблизилось, и уже здесь живущие рядом с ним люди увидят конец, увидят страшные бедствия, и тогда - бегите в горы, призывает Спаситель, готовьтесь к этому. И он же в другом месте говорит, что конец света будет внезапным. На поле две женщины работаю,т и вот одна возьмется, другая останется, но ни одна не будет знать заранее, что это произойдет. И во время вознесения он говорит ученикам, что не ваше дело - знать времена и сроки. Что эти противоречия Евангелия? Доказывают ли они его ложность? Результатом чего они являются? Говорит Евгений Витковский, литератор, переводчик.

Евгений Витковский:

Мы все еще не изжили рационализм 19 века, который предполагал, что в физике больше открывать нечего и потому не стоит ею заниматься. Возьмите временные отрезки, к которым аппелирует совершенно чужой мне индуизм. В нем - время близко, это будет несколько миллиардов лет, с одной стороны. С другой стороны надо быть готовым, что конец света придет прежде, чем закончится наша с вами беседа. Просто к тому, что нужно к нему быть готовым в любую минуту, но часа этого не знает никто. Этот час Господен, конечно, приходит яко тать в ночи и как смерть к каждому из нас приходит, если только он не решает по Гумилеву этот вопрос.

Мне кажется, что здесь противоречия никакого нет. Я просто его не вижу. И когда человек начинает с критики христианства, ему лучше сперва решить вопрос о том, есть ли Евангелие литературное произведение, в котором эти противоречия надо искать. Евангелие создавались на протяжении нескольких десятилетий, почти столетия, разными людьми, смотревшими с разных точек зрения. А вы знаете, что получается, когда в истории два человека смотрят из двух разных окон?

Никакого противоречия тут нет. При разных обстоятельствах человек мог сказать разное. А поскольку то, что говорил Господь, записывалось людьми, оно, естественно, как-то препарировалось. Я предложу слушателям найти антоним к слову "фатология", то есть - наука о конце света. Этим антонимом будет археология, а именно - наука о началах. И именно археология дарит нам новые Евангелия, и новые логии и новые тексты, возможно, действительно восходящие к тому, что говорил Господь наш Иисус Христос.

И вспомните слова, которыми кончается Евангелие от Иоанна, о том, что многое еще совершил Иисус Христос, и если бы писать обо всем, то весь мир не уместит этих книг. По одному тексту Христос был похоронен в пещере в стене, по Евангелию от Иоанна - в некоей гробнице в саду... А вообще есть ли тут это противоречие, да и важно ли нам это? Мне, возможно, гораздо интереснее, почему в Евангелии от Иоана точно названо число рыб, которые были пойманы, в самом конце текста? Почему и кому пришло в голову записать это число - 153 рыбы? Это как фраза, которую произносит Христос на кресте, когда ослышавшийся легионер говорит - смотри, зовет Илью. Для него "Или", "Господь Бог" - звучит как "Элия". Это та деталь, которая для меня куда убедительнее любого противоречия.

Мне кажется, слова отца Александра Меня о том, что в человеческой истории есть точка отсчета, а именно - пришествие Господа нашего Иисуса Христа в мир и искупление им первородного греха, это, собственно говоря, и все, что требуется от нас. Потому что если человек уверовал, то никакими пытками из него это не вышибить. Хоть все Евангелие окажись подложным, хоть каждое слово. Для начала - не каждое, определенно есть подлинные слова. Придираться к десяткам переводов, к тому, что есть противоречия... Знаете, по-моему людям делать нечего, когда они этим начинают заниматься.

Яков Кротов:

В учебниках по истории церкви, истории христианства - неважно, кто их пишет, верующие или не верующие, это ведь общее место, что на протяжении 2000 лет в христианстве остывает первоначальный импульс - горячее ожидание Спасителя - вот он, рядом. "При дверех", как говорится в славянском переводе Евангелия и "Ей, гряди, Господи Иисусе" - "приди поскорее".

В одной из подмосковных церквей в Алабино эти слова изображены прямо над западной дверью. И с 15 века в России начинают изображать на западных стенах храмов Страшный Суд. Человек, помолясь, оборачивается и как бы видит, что конец света - вот он уже при дверех, вот при этих самых вратах - смотри, что тебя ждет. А до этого не было. И одновременно на Западе, на Востоке христианского мира разгорается вот это ожидание конца света.

Оно и по сей день не утихло. Памятником ему - та самая адвентистская церковь. Можно ли сказать, что хорошо, когда христиане сдержанее в отношении ожидания конца света, или это плохо, или мы должны раздувать в себе чаяния конца света. Пришествие - ведь это все-таки не только конец света, это начало царствия Христова.

Вот у католиков тоже ведь термин - "адвентисты", "адвент". Он идет из католической церкви, из западного христианства - так называется рождественский пост. Как, с точки зрения католика, хорошо или плохо, что в среднем современном христианском сознании (а таковое есть конечно) ожидание конца света ослаблено. Говорит Алексей Юдин, сотрудник "Католической энциклопедии", которая сейчас издается в Москве, историк.

Алексей Юдин:

Сказать, хорошо это или плохо, невозможно, но мне кажется, что это - некий плод мудрости, который пережило христианство здесь реально на земле, потому что, как мы знаем, изначально христианство было предельно фаталогично. Действительно, ждали близкого прихода. Это очень своеобразно отражалось в литургии. Как мы знаем, в рождественский пост богоявление вначале было совершено фатологическим мнением. И здесь конкурировали две традиции, что в общем-то более симптоматично для западной литургии. Одна - радостная, римская традиция ожидания рождения Христа, другая - напряженная, не скажу мрачная, но очень напряженная и эсхатологически чающая, в прямом смысле этого слова, конца света. И - любопытно, что сейчас как бы эти два начала, эти два ключа в рождественском посте сохраняются, но так или иначе преобладает радостная весть. Радостная весть прихода в мир богочеловека. Это тоже очень интересный показатель. Но мне кажется, что вот этот вот перелом, как бы вот сублимация, может быть, эсхатология в историческом христианстве, - это очень интересный показатель.

Ну, совмещение, скажем, этих традиций, это каролингская эпоха. Это 8-9 века, когда все, наконец, стабилизировалось, скажем, на Западе... ну, относительно стабилизировалось, и не только при Каролингах был сделан определенный шаг, скажем так. Но... что это убавляет, что это добавляет? Для меня всегда была очень действенная, не совсем христианская максима Кафки, который сказал, что если даже спасение не придет, я хочу быть его достойным. Вот что это за достоинство? Это для меня самая интересная и, в какой-то мере, загадочная ведь. Достоинство, естественно, коренится в каких-то внутренних, человеческих возможностях и способностях, ты должен знать свое место, ты должен стоять на земле. Есть участок, за который ты отвечаешь. Это достаточно, скажем, активная позиция, по отношению к той же самой эсхатологии.

Яков Кротов:

Иногда создается ощущение, что ожидание конца света - действительно, не только у христиан, но и у нехристиан, что, если это вообще дело не в вере, а дело в каких-то интеллектуальных заморочках? Потому, что и Нострадамус, стихотворение которого часто цитировалось в последнее время, чтобы доказать, что 11 августа во время солнечного затмения будет конец света... Кто такой Нострадамус - врач, астролог, астроном? Интеллектуал. Кто об этом писал больше всего? Журналисты. В "Литературной газете" был опрос. Один журналист опрашивал людей - как относятся к слухам о том, что 11 августа будет конец света? Нашел, где опрашивать - в Троице-Сергеевой Лавре. Конечно, его довольно невежливо попросили отойти с этими вопросами, неуместными, подальше. Тогда он пошел к какой-то бензоколонке и у мальчика, который моет машины: ты как вообще на счет конца света? Он говорит - если я об этом буду думать, то я просто с голоду сдохну. Некогда мне об этом думать.

И я думаю, что это - позиция многих людей, может быть, молчаливого большинства, что - о чем вообще вы заботитесь, ребята, когда жрать просто нечего скоро будет? Какой конец света?! Значит, может быть, все эти эсхатологические размышления - это просто "заморочка" интеллектуальной элиты, которая навязывается массовой культуре, и идет, потому что определенный интерес есть. А современный христианин, действительно, интеллектуал или нет, переживает ли он конец света как реальность, или должна быть такая же позиция - какая разница, надо просто работать?..

Алексей Юдин:

По крайней мере не всегда эсхатология является порождением какого-то изощренного интеллекта. Не всегда это интелект. Другое дело, что когда люди рядового порядка, если хотите, скажем, более простые люди становятся потребителями вот этой вот экзальтации, может быть, даже интеллектуальной истерики. Это уходит в народ. Вот эти извержения интелекта, это горе от ума приходится и на массовую истерию в народном сознании. Тогда происходят реакции необратимые. Идет цепная реакция и порождает собой религиозные революции, какие-то мощные движения, возможно, религиозные войны. Правда, это - в прошлом, сейчас это с трудом уже все видим на карте нынешнего мира, но в прошлом так все и происходило. Какое-то удивительное соприкосновение вот этот внутренней метаистории, истории реалий. Тогда действительно взрыв, порожденный интеллектом, дает катастрофические последствия в обществе. У нас, к сожалению, эта эсхатология так и не разрешилась от бремени, и когда это произойдет, - вот это действительно загадка.

Но забивать себе голову этим я бы не стал, как мальчик у бензоколонки. Я все-таки стою при своей бензоколонке. Это мое дело, и пока я его ощущаю, я - действительно, человек, скажем, этого мира, живущий в ожидании какой-то радости. Не ужаса, не кошмара от какой-то вселенской катастрофы... Потому что на самом деле это все-таки радость. Но эта радость, которая мне дана будет как дар, и от меня она в очень малой степени зависит. От меня зависит то, что я делаю здесь и сейчас.

Яков Кротов:

Вся парадоксальность христианства, может быть, лучше всего заметна на примере католического святого Луиджи Гонзаго, который родился, между прочим, в том самом 1568 году, когда умер Мишель Нострадамус, предсказавший якобы конец света в 1999.

Луиджи Гонзаго умер молодым, ему было всего 23 года. Он был лишь студентом римской семинарии. И вот, умирая, он говорит священнику, который сидит рядом и спрашивает - как ты себя чувствуешь. Он говорит - отче, уезжаю. Куда? - изумился иезуит. - В рай.

Вы только послушайте этого юнца, сказал священник, он собирается в рай, как мы собираемся на загородную прогулку. Значит, это действительно был человек, который ждал конца света вот сейчас, сиюминутно. Его, между прочим, многие считали ханжой, а однажды однокурсники застали его - он играл в мяч (игра, которую только привезли из Америки, она стала очень популярной, вроде современного волейбола) и спрашивают: что же ты, благочестивец ты наш, а вдруг сейчас Господь Иисус Христос придет, а ты в мяч играешь? По тогдашним временам это было невероятное легкомыслие. На что он отвечает: если в это можно играть, то можно играть и в присутствии Христа. Если нет, то не надо этого делать даже если Христа вообще нет.

И перед современным христианином тоже стоит этот вопрос - мы ждем Христа или нет? Многие христиане не ждут, а многие неверующие, наоборот, сейчас ждут конца света. Может быть, это вменится им в праведность? Может ли ожидание конца света, ожидание катастрофы помочь человеку измениться к лучшему? Говорит руководитель одной из адвентистских общин Москвы Владимир Бойко.

Владимир Бойко:

Ожидание конца света должно полностью изменить человека, если человек хочет быть с Богом. Ну как вам сказать, как оно меняет? Наверное, оно никак не меняет. Наверное, меняет Дух Святой человека. Вот так правильнее будет сказать. А если сам человек... то он себя изменить не сможет.

Однако - от чего нужно отказаться? Мне кажется, что если человек любит Бога, то он захочет изменить жизнь свою к лучшему, захочет желать чего-то такого лучшего. И я всю жизнь искал правду, и как-то правду эту не находил. И тогда я открыл Библию и увидел, что это - правда. Здесь эта правда, она для меня, она также и для соседа, она также и для какого-то мелкого служащего, и для какого-то высокопоставленного чиновника, и здесь нет ни для кого лазейки. Это чистая правда, это голая правда. За нее нельзя зацепиться, нельзя найти где-то там отверстия, чтобы можно было пролезть туда, может быть, руку туда просунуть и стащить или взять себе. Это небесная правда. Вот она такая чистая, белая, красивая, и если человек хочет жить ей, то ему надо просто учиться жить ей, потому что мы привыкли жить совсем другой жизнью.

Яков Кротов:

В русском языке получилась интересная ситуация. Слово "свет" означает то, что на других европейских языках, что и на языке родном Спасителя. называется всегда двумя словами. Вот, например, немецкий поэт Рильке писал стихотворение на русском языке, теперь их хотят перевести на немецкий, но когда он там пишет о свете, переводчик часто не может понять, надо ли ставить немецкое слово "Welt", то есть - "мир" или надо ставить слово свет, то есть сияние, "Licht", и может быть, это нам какой-то подарок от русского языка? Потому что сегодня, когда мы ждем конца света здесь, в России - чего мы ждем? Мы ищем плохого вокруг нас? Мы ищем признаки того, что сгущается тьма, которая нас окружает? А чего тут искать - тьма окружает нас постоянно. Об этом сказано уже в первой строке Евангелия от Иоанна - "свет светит во тьме". Другое дело, что эта тьма может сгущаться до бесконечности, но человек - как вода, в нем есть какой-то предел, и тьма не может нас сжать настолько, чтобы лишить нас свободы выбирать между светом и тьмой.

И в то же время каждый человек внутри себя ощущает свет. Но этот свет может тухнуть. Он может меркнуть, потому что мы в силах, поплевав на пальчики, затушить лампаду и свечу и собственную душу и превратить просто в кусок мяса, которых ходит, думает, пишет, разговаривает, но уже не светит людям. Он уже может светить только отраженным светом. Может быть, это и есть самый страшный, самый опасный и для нас, и для окружающих конец света, когда гаснет Дух Божий в нас. А то, что обычно называют концом света - пришествие Христа в своей славе, в своем сиянии, это, на самом деле, конец тьмы, это - начало настоящего света.

XS
SM
MD
LG