Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:
- Река Дон - как неодолимая преграда;
- На Севере жить вредно;
- Малоярославский "Санэпиднадзор" - новая силовая структура;
- Откуда берутся наркоманы в Приамурье;
- Лев Саакян - автомобильный гений из Саранска;
- Подмосковье: кому мешает доктор Левандовский;
- Оренбург: старая инструкция против нового паспорта;
- Магадан: кто поможет рыбакам выйти в Мировой океан;
- Нижний Новгород: театрам предлагают стать ночными клубами;
- Ставрополье: жизнь на отшибе;
- Чебоксары: рыбалка и в мороз - удовольствие.


В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев: В хуторе Задонье, окруженном со всех сторон водой, на прошлой неделе умерли четыре человека, но похоронить их смогли только всех сразу, через несколько дней после смерти. Этот случай переполнил чашу терпения задонцев. Жители многострадального хутора начали собирать подписи, они намерены подать в суд на мэра города Азова Евгения Лесняка. Жители Задонья обвиняют его в невыполнении своих должностных обязанностей. "Наше терпение лопнуло, - говорит председатель местного квартального комитета Задонья Вера Клименко. - Мы надеемся, что хоть суд нам как-то поможет. Одно мучает: как мы будем добираться на судебные заседания?" Более двух месяцев около трехсот жителей города Азова находятся в ледяном плену. Самые смелые рискуют переправляться через реку Дон своим ходом, по тонкому льду и на лодках, а старики и дети не могут попасть на Большую землю даже на прием к врачу. По мнению хуторян, мэр не позаботился о создании условий для переправы через Дон замой и за это должен ответить в суде. Вот что сказали по этому поводу жительницы расположенного практически у края воды дома пенсионерка Надежда Григорьевна и ее дочь Наталья.

"Угораздило же нас здесь родиться! Просто сил нет никаких - так жить. И главное, власть наша городская молчит, ничего не говорит, как нам жить дальше. Нет, чтобы сказали - да, есть такая проблема, будем делать то-то и так-то. Сейчас, дождешься от них".

"Уезжать нам отсюда незачем, да и желания особого нет. Красивые у нас места, хутор у нас красивый, нам бы только условия для жизни какие-никакие, хоть самые минимальные".

Так сложилось, что хуторяне, по своему статусу, числятся горожанами, Задонье является частью Азова. Ситуацию осложнила нынешняя активная зимняя навигация, которой в предыдущие годы практически не было. Большие проводки судов осуществляются на левобережные портовые сооружения в районе Ростова-на-Дону. Судя по всему, городские власти Азова к такому повороту событий не были готовы. Вот и приходится жителям Задонья с риском для жизни самостоятельно пробираться между то и дело снующими по фарватеру ледоколом и самоходными баржами. Когда мороз спал, свой небольшой бизнес наладили подростки - за пять рублей стали перевозить на небольшой утлой лодчонке всех желающих. Но работа эта аховая, и долго выдержать на пронизывающем ветре с морозом подростки не могут, не говоря уже об обеспечении безопасности перевозок. Сейчас к этому делу подключились по собственной инициативе несколько взрослых жителей хутора. В азовской мэрии считают, что корень зла кроется в политике порта, ссылаются на то обстоятельство, что за организацию зимней переправы порт требует больших денег. Пресс-секретарь мэра Владимир Новиков прокомментировал сложившуюся ситуацию следующим образом:

"Реку Дон как водную артерию можно по значимости приравнять к федеральной дороге, значит, это проблемы не только городские. Должны решаться, если не на федеральном, то хотя бы на региональном уровне. А сейчас в городском бюджете деньги на эти нужды просто не заложены".

Переправлявшийся вместе со мной на обратном пути из Задонья Михалыч смачно выругался и спросил: "А нам что делать? Ложиться и помирать, пока они выясняют, кто должен отвечать?".

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев: Эта зима выдалась на редкость суровой даже для привычных к морозам жителей республики Коми. Как говорят метеорологи, в последний так холодно здесь было 30 лет назад. 40 градусов и ниже - норма, 30 воспринимается как тепло, а 20 - уже жара. Но, как оказалось, обморожение и простуда - стало не самое страшное, чем опасны холода. Местные ученые обнародовали результаты многолетних исследований того, как морозы влияют на здоровье человека. Говорит доктор медицинских наук Евгений Бойко:

"Происходит сгущение крови, жидкая часть крови уходит из кровеносного русла в ткани, это обычный физиологический феномен. Чтобы не замерзнуть, организм увеличивает количество циркулирующей жидкости, то есть, чем жидкости меньше, тем легче согреться. При низких температурах получается так, что это приводит к меньшим объемам циркулирующей крови, сгущение крови, а сгущение крови приводит к тому, что нарастает количество белковых, и не просто белковых фракций, а липопротеидов. В состав липопротеидов входит холестерин, самый мощный фактор риска. А его больше в кровеносном русле, значит - риск развития ишемической болезни повышается".

Словом, пребывание на морозе - прямой путь к болезни сердца. Ученые Коми научного центра Уральского отделения Академии наук России проводили свои исследования в Усинске, это нефтяная столица республики Коми. Для наблюдения были выбраны работники компании "Комиарктикойл", те из них, кто хотя бы несколько часов проводит на открытом воздухе. Например, такие представители популярных здесь профессий, как водители и бурильщики. Руководство компании проявило понятную заинтересованность в работе ученых.

"Компания нам сказала: мы вам поможем, вопросов нет, может быть, вы нам поможете что-нибудь в улучшении показаний. Их это интересовало, потому что средний возраст - шесть лет, а потом инвалидность и тяжелые вещи. Честно говоря, экономический эффект падает на плечи государства. Потому что человек зарабатывает, но он зарабатывает и болезнь, ко всему прочему".

Разрушению организма на холоде не может помешать даже теплая одежда. Вы можете упаковаться с головы до ног, но не можете не дышать. Говорит доктор медицинских наук Евгений Бойко:

"Вдыхание холодного воздуха. Представляете, человек вдохнул четыре литра холодного воздуха, при температуре минус 38. Огромное количество физиологических процессов. У меня в лаборатории люди занимаются, показано, что вдыхание человеком воздуха минус 25 ведет к совершенно иной схеме вентиляции легких, и куче других физиологических реакций".

Так что спасения от мороза фактически нет. Те, кто применяют "для сугрева" алкоголь, ничего не выигрывают, он на биохимические процессы в организме положительно не влияет. Что делать, чтобы снизить вред? Рекомендации медиков: поменьше твердых жиров и вместо них побольше растительного масла. Из мяса лучше употреблять типично северные сорта - оленину и лосятину, то же и насчет рыбы, хорош, например, сиг. И обязательно бросить курить. Впрочем, жить на севере вообще вредно, даже летом.

"Жить на севере вообще довольно проблемно, если в полной мере присутствует эффект не избегаемых природно-климатических факторов. Это холод, геомагнитные возмущения атмосферы, то есть на нас сыпется поток заряженных частиц. Суть состоит в следующем: на севере процессы, происходящие внутри организма человека, сходны немножко с тем, что происходит в очагах ядерного поражения".

Удивительно, но даже не все коренные жители этих мест вполне адаптированы к таким условиям.

"У нас на нашем европейском Севере адаптированный контингент только один - это ненцы. Коми, которые живут 300-400 лет, в полном объеме не обладают".

На вопрос, а не лучше ли тогда в морозы вообще не высовываться на улицу, доктор медицинских наук Евгений Бойко отвечает безапелляционно:

"Да, есть понятие доза-эффект. Если вы находитесь в помещении, значит - фактор не действует".

Что толку, если люди мерзнут нынешней зимой и не выходя из квартиры. Впрочем, влияние качества работы жилищно-коммунального хозяйства на здоровья населения ученые республики Коми еще не изучали.

В эфире Калужская область, Алексей Собачкин: В обычном среднерусском городке Малоярославце есть необычный микрорайон Маклино. Это кусочек Западной Европы в центре России, этакая образцово-показательная зона градостроения. Сюда любят приезжать высокие гости, был однажды здесь и президент России Путин. В микрорайоне Маклино все самое лучшее и самое красивое, в том числе и роскошный детский сад "Синяя птица", великолепию которого могут позавидовать жители миллионных городов. Именно в этом детском саду произошла очень неприятная история. Началась она с того, что один ребенок заболел дизентерией. В подобных случаях все сотрудники учреждения по распоряжению местного санэпиднадзора сдают анализ крови, и он показал, что 22 человека больны, а это - ЧП. Сотрудники "Синей птицы" очень этому удивились, они чувствовали себя здоровыми, никаких признаков дизентерии у них не было, ни поноса, ни рвоты, ни температуры. Усомнившись в верности анализа, люди поехали в соседний наукоград Обнинск и там уже за деньги им сделали аналогичный анализ, он показал, что все 22 человека здоровы. Тем не менее, малоярославецкие медицинские начальники не приняли этот факт во внимание, хотя за достоверность анализов обнинские врачи несут юридическую ответственность, и в категоричной форме предложили сотрудникам детского сада лечь в больницу. Кто-то послушался, кто-то нет. Тем временем, что интересно, карантин в детском саду введен не был, хотя подозреваемые в болезни люди были отстранены от работы. В этих условиях уже не врачи, а городская администрация закрыла "Синюю птицу" на три дня. Страсти накалялись. Отказавшихся лечь в больницу объявили в госпитальный розыск, а тех, кто оказался в больнице, лечили, в основном, витаминами. Говорит сотрудник детского сада Тамара Яценко:

"Я считаю себя не больной, я чувствовала себя хорошо, и выйдя из больницы на кило триста поправилась "от острой дизентерии". Так что, я считаю этот диагноз неправильным".

Дело дошло до того, что в Малоярославец приехали медицинские начальники из областного центра. Главный инфекционист области Галина Головкина, осмотрев всех сотрудников, допустила их к работе, детский сад открылся. Тем не менее, диагноз "дизентерия" на основе первоначальных анализов был подтвержден. Единственный человек из медицинского начальства, с которым мне удалось связаться, это главный врач малоярославецкого центра Госсанэпиднадзора Валерий Кушнер. По его версии, сотрудники "Синей птицы" переболели скрытой формой дизентерии, а то, что анализы, сделанные в Обнинске, это не подтвердили, говорит о том, что люди заглушили болезнь таблетками. Почему в детском саду при такой чрезвычайной ситуации не был объявлен карантин, Валерий Кушнер не сказал. Также он воздержался от ответа, как же получилось, что инфекция, если она была, практически коснулась только взрослых, обойдя стороной детей? У сотрудников детского сада - своя версия. Вся эта история, по их мнению, произошла вот почему.

"Просто, видимо, доказать, что санэпидстанция играет очень большую роль. Для того чтобы показать, что мы - никто, что люди сейчас бесправны. Как нам объясняют, что сейчас демократия, в нашем понятии это не демократия, это 37-й год, это репрессии настоящие. Когда нам еще угрожают, что мы не найдем себе работу, если через СЭС не пройдем".

Сотрудники детского сада обратились с жалобой в прокуратуру. Сейчас идет проверка.

В эфире Благовещенск, Антон Лузгин: "Уничтожить плантации дикорастущей конопли. Выделить из бюджета дополнительные средства на эти цели", - так своеобразно власти Амурской области отреагировали на захват заложников в поселке Магдагачи. 20-го января средь бела дня местный наркоман зашел в помещение детского сада, запер входные двери и, угрожая детям и воспитателям ножом и взрывчаткой, потребовал в обмен на их жизни наркотики, деньги и автомобиль. Во время переговоров с местной милицией террориста удалось ранить, заложников освободили. Эти события послужили поводом для серьезного разговора губернатора области Леонида Короткова с силовыми структурами. Говорили о том, что проблема наркомании стоит как никогда остро. Кроме того, Амурская область является поставщиком дикорастущей конопли для всех регионов Дальнего Востока. Рассказывает Татьяна Ломакина, бывшая студентка одного из хабаровских вузов.

"Я пока училась в Хабаровске, встречала очень много ребят, они курили травку и постоянно называли "амурка". Рассказывают, как они ездят в Благовещенск специально затариться травкой. Ее привозили большими мешками, чтобы хватило на зиму".

В сельских районах Приамурья продажа наркотического сырья приезжим - не бизнес, а один из способов выжить. Начальник отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков УВД Амурской области Сергей Молчанов рассказывает:

"Когда к ним приехал проверяющий из Москвы, он не поверил, что на селе выращивают коноплю гектарами и очень редко несут за это ответственность".

Переодевшись в гражданскую одежду милиционеры вместе с московским гостем выехали в один из районов, пообщались с местными жителями, преимущественно пенсионерами. Приезжие услышали интересный рассказ о том, что если бы не покупатели конопляного сырья, жить в полузаброшенной деревне было бы абсолютно не на что. Зачастую сырье приобретают в обмен на продукты, поскольку ближайший магазин в райцентре за десятки километров. С крохотной пенсии не купишь дров на зиму, не сможешь хоть как-то поддерживать ветхое жилье. Разумеется, такое бедственное положение не служит оправданием нелегального бизнеса, однако привлечь к ответственности сельских жителей очень сложно. Говорит Сергей Молчанов:

"Сейчас дошло до того, что в сельской местности, что тут греха таить, если посмотреть, никакой сосед к соседу не пойдет понятым. Нам приходится с собой возить из города Благовещенска, помимо одной машины, мы берем две машины, везем еще и понятых, потому что это необходимо. Проблема в технике, в проблема в спецтехнике. Я, конечно, не хотел бы плакаться, но, конечно, мы работаем далеко не в соответствии с теми требованиями, которые предъявляют к нам".

В прошлом году на территории Приамурья было уничтожено 400 гектаров дикорастущей конопли. По мнению Сергея Молчанова, это не более чем одна пятая часть всех плантаций. Изъято семь тонн наркотических средств, привлечено к уголовной ответственности почти две тысячи наркокурьеров и 390 сбытчиков. И все-таки оперативники не скрывают, что их работа больше напоминает борьбу с ветряными мельницами. Амурская область огромная, территория с малочисленным населением и неразвитыми коммуникациями, в таких условиях очень сложно пресекать наркопотоки. Помогут ли исправить положение дополнительные бюджетные деньги?

В эфире Саранск, Игорь Телин: В каждом гаражном кооперативе любого города, столичного или в провинции, есть свои мастера-умельцы, которые занимаются тем, что ремонтируют автомобили своих соседей. В ремонтном деле эти люди достигли совершенства, в прежние времена дефицита могли сами изготовить ту или иную деталь. А сейчас, когда некоторые автомобилисты приобрели иномарки, могут приспособить запасные части от отечественных "Жигулей" к "Фордам", "Фиатам" и "Ауди". Житель Саранска Лев Саакян - тоже мастер, из числа тех, кого называют - "золотые руки". Но занимается не тем, что ремонтирует автомобили, а тем, что эти автомобили создает. Причем получаются у него отнюдь не топорные карикатуры на четырех колесах, а настоящие автомобильные произведения искусства. Предмет особой гордости Саакяна - самая маленькая машина в мире, что официально было зарегистрировано на Московском международном автосалоне.

"Одна из первых машин моих в считанные три месяца была изготовлена, рекордный срок. Спортивная машина, признанная самой маленькой во всем мире, еще в 85-м году была построена".

Длина этого автомобиля всего 160 сантиметров, вес 380 килограмм. И, как шутит Саакян, на этой "малышке" можно просто проехать под любым грузовиком. При том, что использован здесь двигатель от "Запорожца", по своим скоростным характеристикам, заявляет мастер, не уступает его автомобиль более мощным иномаркам. Но предмет особой гордости Льва Саакяна - машина под названием "Мир". Слушается автомобиль только своего хозяина, чтобы поехать, нужно сказать в микрофон определенную фразу. В салоне - телевизор, холодильник, диван. Фары поворачиваются вместе с тем, как поворачивается руль, как у велосипеда. Сама же машина окрашена в самые невероятные цвета.

"В паспорте написано "многоцветная машина". Определите - какой цвет, где тут должен быть. Многоцветный - он и есть многоцветный".

Для того чтобы собрать этот автомобиль, мастер использовал детали от самых разных машин. База от ГАЗ-24, двигатель тоже, своеобразный по форме капот отлит самостоятельно из пластика, передняя панель от старенького "Форда", что-то Саакян делал сам, что-то восстанавливал из бывших в употреблении деталей "Жигулей" и "Москвичей". Бензобак, например, оказывается, можно сделать из капота старой "Волги".

"Эту машину где-то год делал, но не мучался я с ней, в свободное время возился".

Всего Лев Саакян создал около ста автомобилей, здесь и цистерны на колесах, и специальный тягач для выталкивания застрявших машин. Впрочем, перечислить все не представляется возможным, равно как сам мастер не может перечислить все свои идеи, отложенные, как он говорит, на перспективу.

"Раньше было трудно самоделку построить, надо было думать, где что достать. А сейчас об этом задумок нет, у меня сейчас заготовок на целых пять-шесть самодельных машин, только лишь занимайся".

А вот заниматься в последнее время стало очень трудно - нормальных условий для работы нет. Уже более десяти лет руководит Лев Саакян детско-юношеским центром самодеятельного технического творчества "Ланда" и все это время не может найти для своего центра нормального помещения. Арендовали здание, принадлежащее одному из саранских вузов, но как-то начальство критически посмотрело на груду запасных частей, которые мальчишки натаскали со всего города для работы, и отказало в продлении срока аренды. Сейчас центр арендует помещение у Союза художников Мордовии. Но, судя по всему, художникам соседство с бряцающими железом мальчишками очень не нравится.

"Я здесь приютился, спасибо Союзу художников, что меня здесь приютили, но ко мне приходят люди, кое-кому не нравится, тут народ шевелится. Они привыкли в тишине жить, эту тишину я уже не создаю для них. Я, по специальности - педагог, помимо того, что я делаю, я объясняю, прожевываю, доходит до них даже. Такой человек, который далек от техники, я его заставляю, чтобы он вникал в это дело, и вникает он. Едет на машине, уже знает, из чего состоит".

Искать новое помещение - для Саакяна дело не менее обычное, чем сама сборка самодельных автомобилей. К смене месторасположения своего центра самодеятельного технического творчества мастер привык уже давно. Лишь жалеет, что поиск нового места и его обустройства занимает слишком много времени, за которое он и его воспитанники могли бы создать новый автомобиль.

В эфире Подмосковье, Вера Володина: Благополучию шестидесяти пожилых инвалидов Рахмановского дома Сестринского ухода угрожают действия руководства местного здравоохранения. Рассказывает врач дома Владимир Левандовский:

"Большинство из них (я насчитал процентов 70) некуда девать. Я сумел перевести - при всей моей пробиваемости - только одного человека. Некуда, их не возьмут таких тяжелых больных, ни в какой интернат. Те, которых можно выписать, - я выполняю приказ, иначе я тут же буду снят с работы, как по новому законодательству не подчинившийся вышестоящей инстанции. Поэтому я вызываю, если есть родственники, показываю приказ, прошу извинения, возьмите, пожалуйста, решайте. Не все забирают, но я же не выброшу больного. Берут, но предупреждают, что они будут жаловаться. Жалеют меня, знают ситуацию".

Что за ситуация и почему родственники пациентов жалеют доктора Левандовского, чуть позже. Пока слово - главе Сергиево-Посадского района Василию Колтунову:

"Ко мне уже приходили люди, и я дал им положительный ответ по вопросу того, чтобы эти люди там остались. Это моя точка зрения, менять там ничего нельзя, потому что некуда девать людей. Но если что-то и придется делать, то надо отдать их под эгиду комитета по социальным вопросам. Во-первых, руководство со стороны Министерства здравоохранения пишет письма, что вы не имеет права там более двух месяцев держать таких стариков. То есть два месяца отлежали и надо их выписывать или же куда-то отправлять в дом престарелых. Это история с бородой, ей порядка десяти лет. К сожалению, органы этим делом занимаются. Это их право заниматься, а наше дело, чтобы стариков в обиду не дать".

Старики не были обижены. О том, что у Левандовского им хорошо, свидетельствуют не только местные газеты, но и выводы множества комиссий и проверок, особенно усилившихся после весны 94-го года, когда Владимир Левандовский, устав просить у властей денег, основал благотворительный фонд "Милосердие". Благодаря пожертвованиям, денег и на питание прибавилось, и на лекарства, и на дополнительную зарплату персоналу, и на ремонт протекающей крыши. Появилась даже очередь желающих попасть в Рахмановский дом сестринского ухода. Но в октябре прошлого года на Левандовского вдруг заводится уголовное дело, документы фонда арестовывают. Рассказывает сам Владимир Левандовский:

"Мой непосредственный начальник, главный врач центральной районной больницы написал письмо: "Прошу завести уголовное дело на директора Дома сестринского ухода Левандовского в связи с тем, что он, пользуясь служебным положением, не переводит в объединенную бухгалтерию деньги в сумме 1миллион 267 тысяч". Я спрашиваю: вы что, не знаете, что это внебюджетные деньги? Это деньги, которые вносят больные на дом сестринского ухода, то есть там, где они лежат".

Фонд "Милосердие" - партнер международного общественного движения "Добро без границ". Один из его руководителей Михаил Богомолов утверждает, что это не первая попытка ликвидировать Рахмановский дом.

"Мы его отбивали еще три года назад. Наверное, они хотят его сломать, и, естественно, их раздражает, что люди деньги несут ему, а не им. Милиция сейчас копает добровольные взносы, опрашивает по спискам. И уже те, кого опрашивают, ходят в милицию и стучат кулаком по столу - что вы делаете. Фонд помогают больным, в любом случае они не имеют права покушаться на средства общественной организации".

В это воскресенье Владимиру Левандовскому исполняется 63 года, более десяти лет своей жизни он посвятил организации сестринского дома, существующего вопреки действиям властей. Может, именно независимость доктора так возмущает его медицинское начальство?

В эфире Магадан, Михаил Горбунов: В Охотском море близ Магадана начался ход минтая, но большинство магаданских рыбаков так и осталось на берегу. Рыбаки Камчатки получили право на добычу 170-ти тысяч тонн минтая, магаданские могли бы добыть не менее ста тысяч тонн, но им выделено всего восемь, примерно на три дня лова. Власти Магаданской области пытаются ссылаться на Государственный комитет по рыболовству России, который распределяет квоты, как ему заблагорассудится. Иного мнения придерживаются сами промысловики, например, Михаил Котов, руководитель крупнейшей в области ассоциации "Морской волк", которая не получила ничего и смогла приобрести квоту на добычу всего трех тысяч тонн рыбы только на дорогостоящем московском аукционе.

"Ситуация с квотами в последние годы вызывает большую критику и среди рыбаков, и среди тех людей, которые едят морепродукцию, которой, к сожалению, с каждым годом становится все меньше и меньше. Так на 2003-й год постановлением правительства выделены квоты для различных регионов. Самая большая беда в том, что регионы никак не могут поделить эти квоты между собой в связи с тем, что одним районам выделяется большое количество квот, которых хватило бы на все суда, которые имеются в наличии. В других районах, в частности, в Магаданской области выделяется мизер квот. Даже тот небольшой флот, который сегодня имеется, он в состоянии за считанные дни освоить все выделенные квоты. Поэтому большие проблемы возникают у рыбаков, не все могут позволить себе купить квоты на аукционах, где цена очень высокая. В Магаданской области и других регионах эти квоты выделяются бесплатно карманным фирмам, которые продают эти квоты только за рубеж".

Распределением бесплатных промышленных квот в том же Магадане формально занимается рыбопромышленный совет при администрации области. Как занимается, можно узнать, например, у заместителя генерального прокурора России Владимира Колесникова. Бригада прокуратуры, проводившая в Магадане следствие после убийства губернатора Валентина Цветкова, установила, что в январе прошлого года почти все квоты на 12,5 тысяч тонн минтая из выделенных федеральных 14 тысяч, были властным порядком преданы предприятию, образованному областной администрацией. Ни того минтая, ни денег за него на Колыме с тех пор так и не видели. Похоже, сегодня картина повторяется. Как же спасти рыбаков от произвола московских и региональных властей? Говорит Михаил Котов:

"Когда-то Советский Союз вылавливал 12 миллионов тонн различных видов морепродуктов, из них шесть миллионов вылавливалось в своих морях и шесть миллионов вылавливалось в открытом океане. Флот имел огромный опыт работы в различных частях Мирового океана. Сегодня все это дело, конечно, похоронено. Ни одно практически судно сегодня не работает за пределами нашей родины. Мы неоднократно обращались в Комитет Российской Федерации по рыболовству, если ситуация такая с квотами плохая, то комитет здесь должен быть инициатором. И мы писали такие письма, что давайте вместе соберемся все рыбаки, обсудим, выделим деньги, соберем экспедицию и опять уйдем работать за пределы российских вод для того, чтобы рыбная продукция была не только в Магадане, Владивостоке, она была и в Москве, и в других городах. К сожалению, комитет нас не поддерживает в этом направлении, просто бросил. И говорит: хотите работать - уходите. Но сегодня одному или двум судам работать за пределами очень сложно, это должна быть государственная программа, которая сегодня существует в Китае, в Америке, в Японии и не существует в России".

Разговоры о необходимости государственной защиты российских рыбаков идут уже не один год, но пока это только разговоры.

В эфире Оренбург, Татьяна Морозова: Почтовые работники и сотрудники районных управлений социальной защиты населения при выдаче детских пособий руководствуются инструкцией № 235, выпущенной в 1986-м году. О массовой замене паспортов тогда не было и речи, а теперь эта инструкция создает трудности для получателей детских пособий, поменявших паспорт. В новом паспорте есть информация о номере старого, но в некоторых почтовых отделениях Оренбурга пособие по новым паспортам не выдают, поскольку в платежном поручении указан номер старого паспорта, а собственноручно исправить его по инструкции № 235 почтовые работники не имеют права, это делают только в районных управлениях социальной защиты населения. Говорит начальник отдела государственных пособий управления социальной защиты Ленинского района Оренбурга Татьяна Петрова:

"Получатели детских пособий, если произошла смена паспорта, они должны с этим паспортом придти в управление соцзащиты, управление со своей стороны сделает выписку и заменить карточки на почтовых отделениях связи".

А вот чем обернулось строгое следование инструкциям для жителей Дзержинского района Татьяны Чимизовой и Раисы Белоусовой:

"Получила новый паспорт, подала в окошечко, но мне отказали в детском пособии, так как нужна была справка из собеса о том, что я сменила паспорт. В паспорте есть штамп и прописка, то есть все, как положено. Пошла в собес, отстояла очередь, выдали справку, пошла повторно на почту, они ее приложили к делу и тогда только выдали детское пособие. Так как я работаю, надо было ходить после работы. Это, в общей сложности, недели полторы заняло".

"Такая же история приключилась со мной весной. Я тоже поменяла паспорт и ходила за детским пособием. С почты меня отправили в собес, а из собеса опять на почту. Приходила на почту только после работы, после шести часов вечера, приходилось отпрашиваться с работы".

"И правильно сделали, что не выдали пособия, - заявила в телефонном разговоре заместитель начальника управления федеральной почтовой связи по Екатеринбургской области Валентина Исайченко. - Дайте нам письменное разрешение, что можно вносить данные нового паспорта в поручение, и мы будем вносить, а пока та же соцзащита за исправление нас и ругает при проверках".

Екатерина Исайченко даже пообещала, что она сама обратится с письмом в областное управление социальной защиты населения. Начальник отдела государственных пособий и пенсий областного управления социальной защиты Людмила Щипачева тоже приветствовала принципиальность почтовых работников и сказала, что если им, то есть получателям пособий, позволить получить пособия сразу по новому паспорту, то они потом уже в социальную защиту никогда и не придут. А о том, что хождение по инстанциям занимает у людей много времени, она, по ее словам, не знала, и пока ей на это никто не жаловался. Но после нашего разговора они призналась, что проблема все-таки существует, особенно если учесть, что паспорта пока сменили только 70% населения области, и большой поток людей с новыми паспортами еще впереди. А решить проблему при желании можно очень просто. Операторы почтовых отделений внесут изменения в карточки и затем передадут эти сведения в управление социальной защиты. Пока так работают только в Ленинском районе Оренбурга, в остальных же трех получатели вынуждены ходить по инстанциям, хотя договоренность о том, что пришедшему с новым паспортом в первый раз деньги все-таки выдавали, есть везде. Но не везде почтовые работники, как мы слышали, выполняют эту договоренность.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: В городе продолжает развиваться скандал, связанный с появлением в областном правительстве нового министра культуры и его первыми шагами на новом поприще. Владимир Седов - хорошо известная нижегородцам личность, он был одним из первых крупных бизнесменов в городе, владельцем фирмы "Русский клуб". Он участвовал в издании литературного журнала "Нижний Новгород" и сам не лишен способности к сочинительству. Спонсировал разные культурные мероприятия, в частности, съемки фильма "Сибирский цирюльник" кинорежиссера Никиты Михалкова, стал членом Союза кинематографистов и Союза писателей. Видимо, совокупность этих фактов биографии способствовала его новому назначению. Однако заявление Владимира Седова в интервью местным средствам массовой информации о его видении развития нижегородской культуры и стремление экстренно снять со своих постов директоров нижегородских театров вызвали бурю возмущения не только в театральных кругах, но и среди городской интеллигенции. О внезапном увольнении заслуженного и уважаемого директора академического Театра драмы, Народного артиста России Владимира Вихрова говорит главный режиссер Нижегородского кукольного театра Александр Мишин:

"По-скотски, по-свински поступили с почетным гражданином, сделали подарок перед Новым Годом. 31-го декабря получает приказ директор - распишитесь, что вы освобождены от занимаемой должности, в бухгалтерии рассчитать".

Еще большее возмущение театралов последовало на сообщение о невозможности поддерживать культуру при нынешнем бюджете, о необходимости внедрять в театры различные коммерческие структуры.

"Чтобы театр был самоокупаемым, хотят сделать из театров развлекательные центры, поставить автоматы, компьютеры, роликовые дорожки, роликовые коньки на прокат, замок трехэтажный с пневматическими пушками".

Короче, попытаться сделать из театров, например, ночные клубы с ресторанами, бильярдами, казино и барами со стриптизом в придачу. Не пропадать же помещеньям впустую, да к тому же надо театралам зарабатывать самим себе на жизнь, а не быть обузой бюджету.

"Содержать сегодня по полным нормативам все учреждения культуры бюджет, к сожалению, не в состоянии. Нужно, действительно, думать о том, что учреждения культуры должны сегодня идти вместе с развлекательной отраслью и здесь нечего этого бояться, просто должен быть контролируемый процесс".

Так комментирует ситуацию Владимир Соболев, министр финансов областной администрации, из года в год не выполняющий нормативы закона, согласно которому 6% регионального бюджета должно идти на поддержку культуры. По бюджетному обеспечению нижегородские театры и без того находятся почти на 80-м месте среди российских регионов. О самоокупаемости театров речь не идет даже в благополучных странах. Продолжает Александр Мишин:

"Он хочет, чтобы театры сами себя окупали. Этого нигде нет, и не только в нашей стране, но и за рубежом нет. Англичане попробовали сделать, развалили все театры. Поэтому даже московские театры, ведущие театры - они получают дотацию. Театр - это храм. И непонимание назначения театра - вот что нас взволновало. Потому что назначение театра не в том, чтобы деньги заработать, мы даем духовную пищу нашим зрителям".

И вот мнение об этом конфликте зрителей-нижегородцев на площади у театра драмы:

"Это несерьезно".

"Театр должен быть театром".

"Это храм, искусство, игровые автоматы везде понатыканы".

"Это трагедия".

"Театр это есть театр, но совершенно никакая не коммерция и не зал для игры в бильярд, и не казино. Культура должна быть культурой, а не доходным местом".

Впрочем, молодой бизнесмен рассуждает по-иному:

"Давно пора отдать в частные руки и будет то, что надо. Если у меня лежит сто рублей в кармане, я думаю, как из этих сто сделать двести. Если в театре будет сто рублей лежать, они будут думать в течение года - как сделать двести".

А бизнесмена Владимира Седова поддерживает его начальник губернатор Геннадий Ходырев:

"Министр наводит правильный хозяйственный порядок. Я прошу в этом плане министру не мешать".

В эфире Ставропольский край, Лада Леденева: В преддверии Года козы по китайскому календарю мне удалось отыскать на карте Ставропольского края единственный хутор с символическим названием. В Изобильнецком районе Ставрополья в 13-ти километрах езды от станицы Рождественская по подтаявшей сельской дороге расположились 15 домов, в которых проживают около 50-ти человек - хутор Козлов. Проехав до половины селенья по грязи и бездорожью, я не встретила ни одной живой души, и только огромный лохматый то ли Бобик, то ли Тузик оглашал окрестности низким хриплым лаем. Гости в Козлове - большое событие, поэтому, завидев приезжих, на улицу высыпала не только ребятня. Супруги Наталья и Андрей Постниковы живут дружно, воспитывая восьмерых детей.

"У меня двое сыновей взрослых и шестеро маленьких. Самому маленькому семь месяцев. Корова есть, свиньи есть, куры, утки. Муж работает, детские получаю, так и живем. Четыре года уже здесь живем. Здесь хорошо, тихо, спокойно".

Один из двух старших сыновей Натальи, 15-летний Андрей - уже четыре года не ходит в школу. Впрочем, как и все остальные юные хуторяне.

"Пять классов окончил. Далеко до школы здесь ездить. Взрослых пацанов у нас восемь. Некоторые по три класса кончили. Никто не ходит, аттестат купим. В армию хочу пойти, учат там всему".

"Мы будем выбираться через два года отсюда, чтобы хату купить. Потому что детям в школу надо".

Как рассказала Наталья, магазина в хуторе нет, и за продуктами для семьи приходится ездить в ближайшее село.

"Сейчас грязь, мы не выезжаем, а когда сухо - выезжаем. Километров 13. Детей кормить надо".

В грязь и бездорожье, когда по единственной улице в городе не проедет ни одна машина, семья обходится овощами с собственного огорода, куриными и утиными яйцами, а в ближайшем будущем появится еще и коровье молоко.

"Апрель ее зовут. Она первотелка, мы ее недавно купили. Характер балованный, играется".

Через птичий двор пробираюсь к дому местного старожила 75-летнего Ивана Клишина.

"Было 580 человек населения, был свой магазин, клуб, семилетка, почтовое отделение, медпункт, свой колхоз "Новая жизнь". Теперь ничего нет, все позакрыли, разбегайтесь. Какой-то дурак при советской власти в Верховном совете придумал маленькие хутора ликвидировать. Хутора ликвидировали, но земля-то здесь осталась. Теперь бедных механизаторов возят, пока довезут по этим дорогам, а ему еще сутки работать надо".

Как рассказал Иван Клишин, своим названием хутор обязан старой знахарке, лечившей людей кореньями и травами.

"Она лечила людей травами. Сейчас же ничего - ни трав, ни цветов. Люди приезжали со всех окружных селений, недели ждали очереди для того, чтобы к ней попасть, и лечила она бесплатно. На основании ее фамилии назвали хутор Козлов".

Единственная в хуторе девчонка - курносая, рыжеволосая и веселая Надя. Ее семья переехала в Козлов в минувшем году. Надя - одна из всей местной молодежи - окончила среднюю школу, видимо, поэтому оставаться в Козлове не собирается.

"Закончила учиться, на следующий год буду поступать, может на стилиста. Мечта - уехать отсюда. Может кому-то нравится, мне - нет".

Из всех благ цивилизации в хуторе есть только электричество. Отсутствуют газ и водопровод, нет магазина, ни аптеки, ни даже телефона. А машину "скорой помощи" можно вызвать по единственному здесь мобильному, принадлежащему одному из зажиточных хуторян. В ближайшем будущем козловчане перемен к лучшему не ждут и считают, что в Году Козы по китайскому календарю ни жителей с фамилией Козловы, ни новых хуторян, ни даже коз на хуторе под названием Козлов не прибавится.

В эфире Чебоксары, Дмитрий Лишнев: В Чебоксарах на Волге - глухоземье. Любой человек, хотя бы один сезон просидевший здесь с удочкой над лункой, даже впервые услышав это слово, без объяснения поймет его значение. "Глухоземье" - толстый, необыкновенно толстый намороженный лютым декабрем лед и глубокий рыхлый снег. Впереди - идеально ровная, как лист бумаги, и как лист бумаги - белая гладь Чебоксарского водохранилища. Ближе к левому берегу острова и протоки, самые клеевые места, но это когда клюет, не сейчас, а по перволедью или ближе к весне. Но верно сказано - охота пуще неволи. С утра, с самых сумерек к Волге едут рыбаки. Экипировка отечественных подледных удильщиков знакома, наверное, многим: эти укутанные в шубы и ватные штаны, обутые в непромокаемые бахилы и обвешенные рюкзаками и рыбацкими ящиками люди особенно выделяются среди городской толпы. И сегодня, как всегда, как из года в год на протяжении многих десятилетий рыбаки нестройными рядами выходят на волжский берег. Каждый хоть на мгновенье, да остановится, окинет взглядом ледяную ширь, выбреет себе тропинку к заветному месту и двинется в путь. Сергей Григорьев один из множества рыболовов, расположившийся в паре километров от правого берега напротив городской водозаборной станции, оказался приветлив и словоохотлив. Рыбачил он один и был рад пообщаться с первым встречным. Сергей сидел на корточках перед раскрытым ящиком, на крышке которого разложен нехитрый рыбацкий обед - яйцо, бутерброд, пара ноготков чесноку, да крышка от термоса, заполненная горячим чаем.

- Добрый день, ну, как улов?

"День добрый. Ничего, клюет".

- А как вообще, что ловится, что идет.

"В основном ерши, но клев не так уж, плоховато".

Быстро управившись с едой и предложив мне чаю, Сергей сноровисто выбрал из глубины леску, почистил шумовкой лунку, достал из-за пазухи с мотыльницу ч наживкой и обновил мормышкой мотыля. "Ловись, рыбка, большая и маленькая" - пошутил я вдогонку в лунку снасти, и пожелание мое сбылось. Кивок на удочке несколько раз резко и упруго дернулся, Сергей выждал неуловимую долю секунды, это было видно по напряженному сосредоточенному взгляду, и стремительно подсек. Тем, кто сам не испытывал всплеска эмоций в те недолгие мгновенья, когда рыбак наконец-то видит долгожданную поклевку, трудно понять, почему люди целыми днями сидят на льду под пронизывающим ветром. Тем, кто сам не почувствовал упругую тяжесть рыбы, извлекаемой на свет божий дрожащими то ли от холода, то ли от радости руками, зачастую не дано понять смысл немудреной рыбацкой радости. Широко размахивая руками, Сергей быстро выбирал из воды леску.

"Окунек нормальный".

Воодушевленный уловом, Сергей решил выставить еще одну удочку. Обив шумовкой налипший на ледокол снег, он принялся бурить вторую лунку. Вокруг нас вниз и вверх по течению сидели или бродили в поисках уловистых мест сотни, а может быть, и тысячи рыбаков. Их неясные силуэты, уменьшающиеся на расстоянии до черных точек на снегу, скопления, напоминающие кучки маковых зерен на белой булке, были видны и тут, и там растянувшись на добрый десяток километров.

"Обычно по выходным народа около тысячи-полторы есть. Люди отдыхают, хотят рыбу ловить. Раз на раз не приходится, если клюет - клюет, не клюет - не клюет, что тут поделаешь. Иногда бывает, без рыбы домой приходишь".

XS
SM
MD
LG