Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:
- Марита Насимова из Грозного до сих пор не имеет крыши над головой;
- Почему в Северной Осетии не любят беженцев;
- День, когда в Липецкой области будут похоронены все жертвы Второй мировой войны, наступит нескоро;
- Президент Калмыкии против водки;
- Легко ли в Хабаровске получить бесплатные лекарства;
- Иваново: вместо парка будет монастырь;
- Ростов-на-Дону: споры вокруг памятника Кирову;
- Киров: налогов становится все больше и больше;
- Нижний Новгород: 700 тысяч человек стоят в очереди за субсидиями;
- Самара: как платить за телефон;
- Омск: внимание, вас подслушивают;
- Екатеринбург: судьба киномеханика.


В эфире Железноводск, Лада Леденева: Уроженка Грозного 45-летняя Марита Насимова уехала из разрушенного города в 2000-м году; до последнего момента надеялась, что война наконец-то закончится и ей удастся наладить прежнюю жизнь. Но когда в ее дом попал артиллерийский снаряд, женщине пришлось перебраться сначала в Толстой-Юрт, а затем в Железноводск. О последних днях своей жизни в Грозном Марита не может вспоминать без слез:

"Мы с соседями потихонечку уходили, потому что нам боевики говорили, что будем уходить, будем в спину стрелять. Вроде бы все позади, начинаешь вспоминать..."

В Железноводске года два назад - встала на квартирную очередь. Постановлением главы города она была включена в общегородские списки получения жилья под номером 1484. О том, что существует квартирная очередь для вынужденных переселенцев, женщину никто не поставил в известность, она узнала об этом лишь год назад, и 31-го января 2002-го года была включена в списки так называемых внеочередников под номером 9. Однако за минувший год очередь не только не продвинулась, а напротив увеличилась до двенадцати человек.

"Я пришла в конце этого года, когда мне дали очередность. Мне сказали, что я стою в очереди под номером 12, вначале десятая была, потом стала одиннадцатая. Наводнение было, как в Ставрополе, всем дается жилая площадь, а мы, чеченцы, всегда остаемся в стороне. Почему не решается наш вопрос? Мы же не так просто взяли и ушли. Я работу потеряла, все потеряла. Что я теперь могу?"

Из краевой службы по учету и контролю за распределением жилой площади города Ставрополя, куда Марита написала письмо, женщине пришла отписка, подтверждающая ее порядковый номер в общегородской очереди на получение жилья. О праве вынужденной переселенки на получение внеочередной жилплощади в этой бумаге нет ни слова. Еще одна проблема Мариты - отсутствие записи в трудовой книжке об увольнении из грозненского военкомата, где она проработала не один год. По этой причине женщину не ставят на учет в комитете по трудоустройство.

"Мне так и сказали - тебя не уволили из Чечни, мы тебя поставить на учет не можем. Как мне быть, я вообще не знаю. На квартире живу, и то там пьяница какой-то постоянно выгоняет. Не знаешь, куда идти. С меня требуют хотя бы сто рублей, чтобы я платила в месяц, а у меня нет этих денег".

Поскольку в Грозном на письмо Мариты ответили, что все архивы военкомата утеряны, в августе 2002-го года она отправила запрос в Москву в центральный архив, однако ответа оттуда нет до сих пор. Только по официальным данным, на сегодняшний день на Ставрополье проживают 78 тысяч беженцев и вынужденных переселенцев из Чечни, около четырех тысяч из них не имеют крыши над головой. Говорит глава краевой миграционной службы Юрий Костюков.

"Эти люди, как правило, живут в неприспособленных помещениях, они находятся на грани выживания. Это длится, как вы сами понимаете, не один год. Люди у нас стоят на очереди с 92-94 года".

Из них за весь минувший год жилье получили 150 человек.

В эфире Владикавказ, Юрий Багров: В начале 90-х Северный Кавказ лихорадило от вспыхивающих то здесь, то там межэтнических конфликтов. Одним из первых был осетино-грузинский. Десятки тысяч людей из Южной Осетии и внутренних районов Грузии через перевал перебирались в соседнюю республику - Северную Осетию. Здесь их встретили тепло и радушно. По всей территории северокавказской республики были освобождены дома отдыха, санатории, общежития, пионерлагеря, туда вселились вынужденные переселенцы из Южной Осетии. За прошедшее десятилетие отношение к беженцам у руководства республики изменилось на диаметрально противоположное. Порой чиновники, используя ОМОН, силой выселяют людей из ранее предоставленных помещений. В бывшем пионерском лагере "Шахтер", что расположен на окраине Владикавказа в так называемой курортной зоне, уже 12 лет живут люди, потерявшие свои дома в Грузии и Южной Осетии. Возвращаться им некуда. В неприспособленных для жилья бараках ютятся по 25-30 человек, температура в помещении на пару градусов выше, чем на улице, отопление отключили шесть лет назад. Неоднократно людей лишали электроэнергии, но беженцы научились приспосабливаться: протягивают провода до электростанции, через какое-то время электрики из горэнергосетей их обрывают - и все повторяется заново. У некоторых из вынужденных переселенцев есть буржуйки, их топят только на ночь, экономят дрова. Помещение от железной печи быстро согревается, но так же быстро остывает, как только погаснет последний уголек. Об условиях жизни в бывшем пионерском лагере рассказывает беженец из Тбилиси 50-летний Ливан Келиксаев:

"12 лет - это не 12 дней. Люди устали так мучиться. С нами не считаются ни правительство, ни миграционные службы. Наше достоинство человеческое втоптано в землю, от нас пытаются избавиться. Предлагают субсидии с условием: освобождай - и получаешь эти копейки. Пойти людям некуда. Здесь никому не приятно жить, смотреть этих мышей, тараканов. А уходить нам некуда. Обращаемся, начиная с президента и так далее. Конца не видно. Отключали свет, ставили часовых, чтобы не включали. У нас одно условие - это плита, на чем можно приготовить пищу и погреться. Отключали свет, и люди - особенно маленькие дети - мерзли, болели. Были случаи, когда в такой холод, морозы были сильные, дети болели, "скорую помощь" не дозовешься".

В разговор вступает жена Левана Тина. Она рассказывает об отношении к беженцам врачей из владикавказской станции "Скорой помощи":

"Когда они приезжают, они обращаются с нами очень пренебрежительно. Видят, что мы живем в таких условиях, они даже не дотрагиваются до больных. И когда они узнают место жительства, мы вынуждены говорить, что мы живем, допустим, в городе, а не называем, что именно в пионерлагере "Шахтер", чтобы они не догадались, что мы беженцы".

В семье Келиксаевых пять человек, все живут в небольшой комнатке. Как рассказал мне Ливан, чиновники из миграционной службы пообещали в апреле выселить людей из бараков. Взамен вынужденным переселенцам предлагается сумма чуть больше 60-ти тысяч рублей. На эти деньги не купишь даже сарай на окраине Владикавказа. Конечно, можно приобрести участок земли в горной части республики, но денег на постройку дома уже не хватит. Если власти республики выполнят свои угрозы и выселят людей из пионерлагеря, то, очевидно, говорит Ливан, несколько десятков человек пополнят армию бездомных.

В эфире Липецк, Лилия Карева: В январе Липецк и Воронеж отметили 60-летие освобождение своих земель от фашистов. В село Тербуны Липецкой области на праздник приехали военный оркестр и караул, а из соседнего Воронежа настоятель солдатской церкви. Все они участвовали в захоронении останков 21 бойца, которые минувшим летом обнаружил следопыт Виталий Лавренов. Он возглавляет поисковый отряд "Зверобой".

"Шесть человек студентов Воронежского государственного университета, преподаватели и старшеклассники - у меня".

Блиндаж с останками солдат, которые дождались похорон только через 60 лет, нашли случайно в поле на глубине. Хлеб в Тербунах буквально растет на костях, бои здесь шли четыре месяца, и большинство убитых так и остались лежать не похороненными. В лучшем случае их собирали в какую-нибудь яму или просто присыпали землей.

"У нас глава администрации - Дорохин Владимир Михайлович, он сказал, чтобы я обратился к его теще, она знает место, сама лично закапывала советских солдат. Ребята поехали, нашли эту женщину, очень хорошая женщина, отвезли ее на место, показала где. Полная силосная яма, как колхозы были, в земле силос делали, и она в этой силосной яме захоронила".

Захоронением в силосной яме отряд "Зверобой" займется весной; возможно, им удастся установить личности бойцов. По рассказам, все они были штатными военными, их одежда и медальоны должны сохраниться. Тем, кого похоронили несколько дней назад, повезло меньше, это были совсем юные добровольцы.

"Там бесполезно, там был 4-й воронежский полк, он в основном погиб, ни у кого жетонов не было. Они даже присягу не принимали, воевали".

Следопыты знают, что происходило на территории Липецкой области по воспоминаниям тех, кто выжил. Вот что рассказывает участник боев, бывший минометчик Василий Хамов:

"В 17 лет помирать было очень тяжело. А бои тут такие были. Он на нас опускал авиацию, он нас бомбил, раз насчитал - 75 самолетов нас бомбило. Я здесь потерял одного друга. Я сам его хоронил, я его не бросил. Я был на этом месте, где я его похоронил, походил, походил и так не нашел ничего. А у меня в душе сейчас стоит, что, наверное, мы его найдем, это же мой товарищ по школе".

В том, что останки защитников страны до сих пор лежат как и где попало, по мнению энтузиаста краеведа Виталия Лавренова, виноваты мы все, говорит - такой уж народ. Немецкое военное кладбище есть практически в каждом селе, бывшем в оккупации, а советских военных могил тех лет нет почти нигде. Государство не поощряло перезахоронения и в послевоенные годы. По слова Лавренова, из погибших девяти тысяч жителей Липецкого района местоположение могил сегодня известно лишь у девяти.

"Все замолчали, везде братских могил понаделали, а они пустые. Никто их не перезахоранивал, просто формально отчитались".

Память о погибших не особенно беспокоит людей и сейчас. Отряду "Зверобой" давно нужна помощь, ребята мечтают о металлоискателе и хоть каком-нибудь транспорте, пешком и с пустыми руками много не сделаешь. Поиски Лавренов с единомышленниками ведет с помощью простейшего проволочного щупа. Петербургским следопытам приходили письма из Берлина, они собирались сотрудничать и выяснить имена немецких солдат, оставшихся на российской земле. Но эта затея заглохла, возможности следопытов ограничены, сил и времени не хватает даже на своих. Между тем, в Германии о войне помнят очень хорошо и в канун 60-летия освобождения воронежских и липецких земель в Россию специально по собственной инициативе приехали университетский хор из города Коблинса и немецкий дирижер Йорген Беме, чтобы выступить вместе с музыкантами и вокалистами двух российских городов. Интересно, что дед одного из немецких певцов погиб именно в Воронеже. Первый совместный концерт с аншлагом прошел в Липецком областном Дворце культуры, исполнялась 9-я симфония Бетховена. Говорит дирижер Йорген Беме:

"Что касается меня, то я буду продолжать сотрудничество с Липецком и Воронежем, потому что здесь пришлось встретиться с очень милыми людьми".

По словам Йоргена Беме, липецкие музыканты играют профессионально, возможно, оркестр получит приглашение в Германию. Сама идея культурного обмена вызвана тем, что определенная часть жителей Германии до сих пор не избавилась от чувства вины за своих предков. Жаль, что современников России, похоже, мало волнует чувство вины перед незахороненными предками.

В эфире Элиста, Виталий Кадаев: Элитные рестораны Элисты, чьими постоянными клиентами были госчиновники, опустели. В Калмыкии началась кампания по борьбе с пьянством и алкоголизмом среди чиновников. По словам Кирсана Илюмжинова, пьянство среди высшего руководства достигло неслыханных масштабов и переполнило чашу терпения президента. В своем обращении к народу президент призвал все республиканские газеты и телевидение активно включиться в антиалкогольную кампанию, и результаты не заставили себя долго ждать. Калмыцкое телевидение объявило о проведении анти-конкурса "Пробка от водочной бутылки" - так в Калмыкии называют любителей выпить. Цель конкурса "выявить и обнародовать имена злостных нарушителей общественного порядка из числа высшего руководства республики". К участию в конкурсе допускаются руководители рангом не ниже директора колхоза. Специально созданный фонд готов выплачивать подчиненным за фотографии пьяных начальников от одной до двух тысяч рублей. Говорят жители города Элисты:

"Я отношусь к этому делу положительно. Безработица, каждый хочет пить, еще такая левая водка. Вот это мне не нравится".

"К этому указу я отношусь плохо. Прежде, чем пьянство запрещать, не надо было сюда завозить. Столько у нас заводов спиртных, сколько водки у нас выпускают. А сейчас бороться с пьянством, мне кажется, бессмысленно. Мне кажется, он сам себе хуже сделает, это опять показуха идет".

"Указ хороший, но вряд ли он будет выполняться в таком объеме, в каком он должен выполняться. Все это нереально".

После выборов в Калмыкии наступил период политического затишья. Ни оппозиция, ни президент Илюмжинов никак не проявляли своих намерений. У многих даже сложилось впечатление, что республиканские политики "надорвались", и Калмыкия возвращается в период застоя. В начале декабря прошлого года Кирсан Илюмжинов, согласно конституции, распустил правительство республики Калмыкия для последующего формирования его "на основе кредита народного доверия". Газеты республики подхватили эту идею, принялись публиковать рейтинги местных руководителей всех рангов. Сейчас, после первых указов о назначениях, уже можно говорить о том, что акция "народное доверие" никаким образом не повлияла и даже имела обратный эффект. Руководили, за которых проголосовал народ, были сняты и на их места назначены выдвиженцы из пропрезидентской партии. Чуть раньше Илюмжинов развернул президентскую кампанию по возвращению себе былой славы молодого энергичного реформатора. После обращения к народу, Кирсан Илюмжинов обвинил во всех бедах республики чиновников. Заголовки обращений звучат как заголовки политических памфлетов: "О чванстве, спеси и высокомерие чиновников", "О борьбе с алкоголизмом и пьянством среди чиновников", "О взяточничестве". Для проведения в жизнь этих новых, президент Илюмжинов объявил о том, что теперь любой человек может обратиться в специально созданные общественные приемные с жалобами на своего начальника. В апреле этого года исполняется 10 лет со дня прихода к власти Кирсана Илюмжинова, и более чем странно звучат в этот год заголовки статей в официальной прессе: "Рыба гниет с головы, а коллектив с нетрезвого шефа" или "Водку пить - карьере вредить".

В эфире Хабаровск, Марина Ильющенко: В Хабаровске возник ажиотажный спрос на лекарства, которые отпускаются по льготным и бесплатным рецептам. В городских аптеках образовывались огромные очереди, к аптекам люди, в большинстве которых пенсионеры, подходили к восьми часам утра, уходили уже перед самым закрытием. Говорит Эмма Крайс:

"Я инвалид второй группы, ветеран труда. Я пришла на Лермонтова получить льготное лекарство от инсульта. Очередь был человек 150. На морозе с покалеченной ногой стоять было невозможно, я считаю, что такая технология непродуманна. Если даже вы боитесь налогов, то можно сделать так, чтобы старики не стояли на морозе".

С Зинаидой Ильиных я поговорила в той самой аптеке, где 20-го января была огромная очередь.

"Инвалид второй группы без права работы. Я прошла, заняла в 9 часов очередь, там человек 300 уже стояло, в пять часов только в предбанничек зашла, потом сюда, выдали только одно лекарство. Этого нет и этого нет, завтра. Целый день голодная просидела. Сегодня третий день пришла. Прерывать нельзя, уже кончилось лекарство. Безобразие. От кого это зависит?".

В Хабаровском крае есть две категории льготников, различия заключаются в источниках финансирования. Для одной категории, в которую входят люди, страдающие бронхиальной астмой, сахарным диабетом, перенесшие инфаркт миокарда, деньги на лекарства аптеки получают из краевой. Для второй категории, к которой относятся труженики тыла, инвалиды второй и третьей группы - из федерального. Именно отсутствием средств ажиотажный спрос на лекарства, отпускаемые по льготным и бесплатным рецептам, заведующая аптеки Галина Вашишина, куда несколько дней подряд приходили Эмма Крайс и Зинаида Ильиных.

"Получилось, что у нас 13-го числа поступили деньги из краевого бюджета, неделю отпускали их, в первый день было многовато народу, а потом в остальные дни отпускали спокойно. А с 20-го числа поступили деньги из федерального бюджета, отпускали инвалидов первой и второй группы. Поскольку в декабре было недостаточное финансирование, у них скопились рецепты за декабрь, выписали уже новые январские, у некоторых остались рецепты и ноябрьские. И вот вся эта масса хлынула в один день".

Для того чтобы разобраться в причинах стихийно возникших очередей в аптеках, депутаты краевой Законодательной думы Хабаровского края провели экстренное заседание Комитета по социально-экономическому развитию и экономической реформе, куда пригласили Ольгу Нечитайло, директора государственного территориального предприятия "Фармация". Именно к этому предприятию относятся аптеки, отпускающие лекарства бесплатным и льготным рецептам. Госпожа Нечитайло заявила, что всему виной вступивший в силу с января 2002-го года новый федеральный закон о едином налоге. Получалось, что аптека, которая торгует в розницу и обслуживает клиентов по бесплатным и льготным рецептам, должна вести раздельный налоговый учет по этим двум видам деятельности. В 2002-м году краевые депутаты предоставили льготу для аптек Хабаровского края, за год "Фармация" должна была решить вопросы, связанные с налогообложением, но этого сделано не было. В 2003-м году действующая льгота была отменена, поскольку, по словам депутатов, потребовалось привести краевое налоговое законодательство в соответствие с федеральным. Ощутив с начала января этого года гнет налогового законодательства, руководство "Фармации" решило сократить количество аптек, где отпускаются лекарства по льготным и бесплатным рецептам. В Центральном округе Хабаровска теперь работает только одна аптека, где можно получить лекарство по льготному или бесплатному рецепту, поэтому все жители Центрального округа, имеющие право приобретать лекарства по льготным и бесплатным рецептам, приходят в эту аптеку. Занимая очередь с утра, чтобы получить необходимые медикаменты. Примерно такая же ситуация и в других аптеках Хабаровска.

В эфире Иваново, Елена Смагина: Единодушия, с которым ивановская общественность, в том числе и верующая, выступила против строительства храма в городском парке культуры и отдыха имени Степанова, не было очень давно. Против строительства выступил не только Комитет по культуре городской администрации, но и Общественный совет при муниципалитете, Ивановская областная комиссия по правам человека и жители микрорайона, потенциальные прихожане этого храма. И вот почему: отец Агафангел, главный организатор строительства (в случае удачного для церкви разрешения вопроса он станет для церкви настоятелем в новом храме), сообщил, что в парке кроме храма будет построено общежитие для сестер милосердия, то есть в городском парке собираются построить монастырь. Рассказывает директор парка Сергей Плешаков:

"Парк основан был еще в 19-м веке в связи с организацией отдыха трудящихся фабрики Горелина. В 36-м году уже коммунистами был организован сам парк. Группа по разработке и претворению в жизнь именно парковой деятельности, в течение года изучала работу Горьковского парка в Москве, и по его данным был построен парк".

Река разлилась, и кроме парка и пляжа появились еще и острова, на которые отдыхающие добирались на лодках и катамаранах. Два года назад ивановская епархия вытроила на одном из островов часовню, заверив при этом администрацию парка, что часовня никоим образом не помешает отдыхающим. На днях директор парка Сергей Плешаков получил документ:

"Который говорит нам, что размещение на острове мест массового отдыха будет несовместимо со святыней и может нанести урон природной среде. Вроде бы мы не должны теперь пускать наших посетителей и отдыхающих на эти острова, которые были в парке уже с 60-х годов".

В 2002-м году ивановская епархия православной церкви решила начать строительство на территории парка, причем именно на том месте, которое работники парка только что подготовили для возведения своих объектов, храма святителя Амвросия Медополамского.

"Для нас это было очень странно, потому что парк является светским местом. У нас празднуют праздники на протяжении десятка лет мусульмане, проводя сабантуй свой, гулянья, и индийская культура, у которой вероисповедание буддизм, и не хотелось бы людей ставить такую ситуацию, что они под стенами храма проводят такие празднования. Никак мы не понимаем служителей веры, как заставить людей танцевать под стенами храма, даже нам это кажется неуместным".

А танцевать никто и не будет, поскольку, в соответствии с федеральным законом о свободе совести и о религиозных объединениях, проведение публичных мероприятий, размещение текстов и изображений, оскорбляющих религиозные чувства граждан, вблизи объектов религиозного почитания запрещается. Парк просто прекратит свое существование. Красная церковь на проспекте Фридриха Энгельса первоначально тоже была храмом, теперь это женский монастырь, который получил не только участок под стоявшим рядом частным домом, дом оказался спален, но и землю, на которой стоят частные склады. Склады обнесены забором, и теперь они стоят на территории монастыря, хотя их хозяева согласия на то не давали, более того, даже обращались в суд. Но там святые отцы выдвинули железобетонный аргумент: вы что, против Бога идете? Другой пример: Сад живых и мертвых на улице Смирнова, там тоже была просто церковь, теперь мужской монастырь, причем монастырь этот захватил полностью весь парк и выжил из близлежащего здания фабрику музыкальных инструментов. За теперь уже бывшим парком расположены садовые участки, и их владельцы вынуждены добираться до них в объезд и ломать голову, как доставлять на участки навоз и стройматериалы; подъездных путей для грузового транспорта к садам больше нет. Рассказывает представитель организации всероссийский союз женщин "Надежда России" Татьяна Горилышева.

"Я родилась в этом районе, где парк, сама выросла в этом парке, в годы войны он существовал, были там детские городки, площадки детские. И своих детей и внуков вырастила в этом парке. Я считаю, что парк - он для всех. Я лично собрала три тысячи подписей. Я только начинаю показывать письмо и говорить об этом, как люди: ой, спасибо большое, так держать. Некоторые - "нашли с кем связываться". С властью и церковью спорить трудно. Не верят, что можно отстоять. Я была на приеме у архитектора города, он как раз за строительство храма. Говорит: "Вас Бог покарает".

Больше всего удивляет то, что благочестивые сестры и братья, вопреки тяге к уединению, обосновываются в центральных районах города, а не на его окраине. Там уже отцу Агафаннелу предлагали строить храм не только на другой стороне парка около частного сектора, но и рядом с областной онкологической больницей, там, кстати, и церковь, и сестры милосердия очень бы пригодились. Но святые отцы отказались от такого предложения. Отец Агафангел сообщил, что на строительство храма будет потрачено от 100 до 150 миллионов рублей пожертвований. Сумма приличная. Почему-то на память в этот момент пришли сотни разрушенных по всей области церквей, на их восстановление денег нет. А еще вспомнилась одна недавняя встреча: мужичок на улице обратился, оказался монахом. 20 километров шел пешком до Иваново. Священник в их церкви умер, братья голодают, сам два дня ничего не ел. В Иванове хотел найти начальство свое, но то ли начальства не оказалось, то ли принять не пожелали. Голодный 20 верст пешком пошел.

В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев: "Черт его знает, если по-человечески сказать, так и хочется жить и жить", - заявил когда-то Сергей Миронович Киров. Как известно, самому большевику в жизни не очень повезло, не дожил он до коммунизма, даже на развитой социализм недруги не дали посмотреть. В этом плане больше повезло памятнику руководителя ленинградских большевиков. Почти 65 лет бронзовый Сергей Миронович смотрел на быстротекущую ростовскую жизнь. Руководители ростовской епархии русской православной церкви, митрополит ростовский и Новочеркасский Пантелеймон и вице-губернатор Виктор Водолацкий выступили с предложением убрать памятник Кирову и воздвигнуть на освобожденном месте храм. По мнению священнослужителей и казаков, именно таким путем должна восторжествовать историческая справедливость. Как гласят городские летописи, на этом самом месте стояла первая крепости Дмитрия Ростовского деревянная церковь, которую в свою очередь в начале 20-го века сменил Покровский храм. Посему, решили реформаторы, негоже святому месту служить не по назначению. Убрать бы Сергея Мироновича с глаз долой куда подальше, а на бойком месте между музыкальным театром, варьете и рестораном, "Интуристом" с несколькими ресторанами, многочисленными казино и магазинчиками построить церковь. Но против строительства храма на месте памятника Кирову резко выступила общественность в целом и отдельные жители города в частности. Идея строительства нового старого храма вызвала в городе небывалую полемику. Вот что говорит об этом руководитель регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Кожин:

"Зачем убирать памятник, который очень любим ростовчанами? Причем история этого памятникам очень драматична, об этом рассказывали сотрудники музея и наши активисты общества. Прошло в нескольких публикациях, что памятник, который пережил и первую оккупацию Ростова недолгую, и бои, и фашисты, с ним ничего не могли сделать. А потом во время второй оккупации, которая была длительная, памятник был спрятан, жителями города он был закопан. Потом его откопали и поставили. И такой был знаменательный момент, когда была рельса, которая перечеркивала постамент и на ней было написано: "Мы возродим тебя, Ростов". Живы те люди, которые это еще помнят. Наши специалисты, которым можно доверять, например, Юрий Николаевич Трухачев, председатель областной организации Союза архитекторов, он говорит, что это один из наиболее удачных скверов с памятником на юге России".

Некоторые жители Ростова уже сейчас предлагают снести местный Дом советов, в котором располагаются региональная исполнительная и представительная ветви власти, и воссоздать на этом месте снесенный большевиками в 1930-м году храм Александра Невского, более значительный и значимый для города, чем Покровский собор, а памятник Кирову оставить на прежнем месте.

"С точки зрения исторической справедливости, это оправданно, с одной стороны, но с другой стороны, еще существуем мы - жители, горожане, которые тут живем. У нас было место между Большой Садовой и Ворошиловской, почему бы там не построить храм? Снести Законодательное собрание. Которое там находится вместе с памятником некоему Буденному и построить там храм. Там стоял один из самых крупных храмов в Ростове-на-Дону. Давайте там построим".

"Мне кажется, что большинство ростовчан, даже верующие, воспримут это в штыки. Мы привыкли к этому скверику, к этому памятнику и к тому же, храм на центральной улице - нет, это будет ни к селу, ни к городу".

Власти Ростова вознамерились возвести на месте памятника Кирова храм, знать бы только - зачем? Ведь в городе стоят более десяти недостроенных церквей, и дальнейшая судьба этих долгостроев весьма туманна.

В эфире Кемерово, Наталья Гузева: Новые поборы повергли в состояние шока кемеровских предпринимателей. В ноябре прошлого года депутаты областного совета Кемеровской области отменили налог с продаж, власти городов тут же ввели несколько новых сборов - сбор за право торговли, на уборку территории и на открытие игорного бизнеса. Причем, законы были приняты в ноябре, но действовать начали с января 2003-го года. Самым жестоким оказался для всех сбор на право торговли. В Кемерово, например, размер сбора колеблется от 800 до 2100 рублей за месяц в зависимости от так называемого районного коэффициента. Сборы одинаков для всех, и для владельцев крупных магазинов, и для мелких торговцев. Вот что рассказывает предприниматель Сергей:

"Ситуация абсурдная. У меня три торговых точки, и с каждой я должен заплатить по 1600 рублей налог на торговлю. Это значит, я должен поднимать цены на товар, чтобы как-то выжить, чтобы в убытке не быть, а поднимаешь цены - покупатель уходит".

Но хуже всего пришлось тем, кто торгует на временных торговых точках, с лотка, за прилавком, здесь минимальный размер сбора 40 рублей в день, при этом необходимо приобретать талончики у администрации рынков. При отказе некоторых просто не пускают к рабочему месту, либо требуют справку об уплате сбора. Рассказывает предприниматель Елизавета Николаевна:

"В день 40 рублей отдать, жить-то на что я буду? Хоть ложись и умирай. А рядом магазины, люди богатые, они платят меньше, чем с меня спрашивают".

С 15-го января все газеты и журналы подорожали на 10%, остальные товары - главным образом продукты - тоже подскочили в цене. При этом выясняется, что установленный сбор противоречит законодательству. Прокурор Центрального района Кемерово Владимир Агапов потребовал приостановить постановление о введении сбора до приведения его до соответствие с федеральным законодательством. В конце января депутаты просто обязаны вернуться к рассмотрению этого вопроса. Можно не сомневаться, что депутаты изначально знали абсурдность сбора, и с точки зрения обывательской логики, и с точки зрения федерального законодательства. Тем не менее, голосовали "за". Поэтому уже звучат предложения начать процедуру отзыва депутатов городского совета из числа предпринимателей, не сумевших защитить малый бизнес от поборов.

В эфире нижний Новгород, Олег Родин: Нижегородцы вспомнили, что такое многочасовые очереди, номерки на руках и талончики, как на хлеб во время войны. В городе началось оформление субсидий по квартплате после очередного почти двукратного повышения тарифов. Чтобы получить нужные бумажки, очередь нужно занимать с 5-6 часов утра.

"Я пришла в среду, не попала сюда, потому что очередь заняла на улице, сказали: вы все равно не попадете. Представьте себе, вся территория забита, вся лестница забита и на улице стояли. Сотни людей было".

"Очередь занимали с пяти часов, я ушел оттуда в три часа, принимали всего 26-го человека, было записано около 50 человек".

"Нужно приходить в пятницу в пять часов занимать, иначе опять не попадете".

Люди запасаются, кто лекарствами, кто сухим пайком. В этих очередях на морозной улице или в душных коридорах часами стоят престарелые, инвалиды или просто малоимущие граждане, чей "душевой" доход не превышает трех тысяч рублей, а таких полгорода - 700 тысяч человек. Оформить субсидию нужно срочно, поскольку предписано - за январь нужно заплатить все платежи, а потом уже начислят субсидии. Некоторые уже заплатили и остались до следующей пенсии буквально на сухарях. Люди спешат, поскольку очень вероятно, что и субсидий на всех не хватит, бюджет не рассчитан на растущие аппетиты энергетиков. Говорит депутат городской думы Александр Бочкарев:

"Мы субсидии заложили 650 миллионов. Но где гарантии того, что завтра господин Чубайс сделает не рубль, а полтора рубля за киловатт? Мы с вами триста миллионов нигде не найдем и опять будем залезать в долги, и опять будут отключения".

По итогам интерактивных опросов на местном телеканале, 90% нижегородцев считают обещание субсидий обманом и профанацией. Более 90% намерены поддержать акции против реформы ЖКХ. Эти акции уже прошли в области в Дзержинске и Балахне, намечены новые.

"В два раза все поднялось. Подъезды грязные, в домах холодно, разве это реформа? Нам такая не нужна".

Терпение у людей кончается, и это понимает бывший нижегородский губернатор Борис Немцов:

"Когда выясняется, что больше половины своих доходов нужно заплатить за коммунальные услуги, когда качество этих услуг остается мерзким, должны люди хлопать в ладоши что ли? Они, конечно же, возмущаются".

В эфире Самара, Сергей Хазов: С первого апреля в Самаре вводится поминутная оплата за услуги телефонной связи. Самарцам, имеющим квартирный телефон, предстоит оплачивать разговор из расчета десять копеек за минуту. Известие о том, что разговоры по городскому телефону вскоре будут платными, было негативно воспринято большинством самарцев.

"Люди нищие, бедные, с чего они найдут деньги? Квартплата повышается, телефон, а зарплата не поднимается вообще. Вскоре такими темпами и за воздух станут брать".

"Введут плату - это плохо, конечно. Если бы они на абонентную плату давали бесплатное количество времени, потом уже, если перебрал, значит платить".

Протестуя против решения мэрии ввести поминутную плату за разговоры по телефону, самарское отделение партии "Яблоко" 19-го января начало общественную акцию "Альтернатива платному телефону". В шести общественных местах города были организованы пикеты. Участники акции организовали сбор подписей под обращением к депутатам Государственной Думы от Самарской области. Самарцы требуют от депутатов принять закон, дающий владельцам телефонов право выбора между поминутной и абонентской платой. Говорит председатель самарского отделения партии "Яблоко" Ирина Скупова:

"Человек должен иметь возможность выбора - либо он платит только абонентскую плату, либо он переходит на "повременку", потому что для некоторых это, может быть, выгодно, кто немного разговаривает".

Депутаты самарской губернской думы также обеспокоены введением в Самаре в апреле оплаты за телефонные разговоры, ведь от этого в первую очередь пострадают инвалиды и малоимущие, пользующиеся телефоном. Рассказал депутат Александр Колочев.

"Все эти категории, которые в принципе сегодня пользуются льготами, и они должны их и получать. Каким образом - это уже другое, какой подсчет пойдет, какой тариф, как будут считать - принцип должен остаться тот же самый - льготы должны получать льготники, имеющие их на сегодня".

Руководство самарского телефонного оператора компании "Волга-Телеком" пока не дало официальных пояснений о том, будут ли соблюдены после введения поминутной оплаты за услуги связи льготы на пользование квартирным телефоном для инвалидов и малоимущих. Под обращением к депутатам Государственной Думы с требованием не вводить в Самаре систему поминутной оплаты телефонных разговоров поставили свои подписи более двух тысяч самарцев.

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская: Главный редактор еженедельника "Ваш ореол" Марат Исынгазин заявил о возрождении в Омске политического сыска. В своей статье Марат Исынгазин обвинил милицию в прослушивании телефонных разговоров руководителей некоторых омских средств массовой информации. В подтверждение он привел выдержки из записей собственных телефонных разговоров, полученных от неизвестного человека. Марат Исынгазин требует разобраться, кто занимается прослушиванием.

"Сама публикация она говорит о моей реакции, и она одновременно является запросом в прокуратуру об ограничении прав и свобод граждан, кто и почему прослушивал мои разговоры и ряда других людей, которых я привожу в статье".

Справка о прослушивании написана на имя начальника УВД Виктора Камерцеля. В ней приводятся разговоры бывшего вице-губернатора Александра Короткова и Максима Немировича-Данченко. На базе его КПП "Мастер" работает омский корреспондент ВГТРК и ТВС. Среди собеседников упоминаются главный инспектор по Омской области, редактор "Известий", представители компании "Видео Интернешнл", лидер местного отделения партии Сергея Бабурина, директор губернской телекомпании и другие. Редактор независимой газеты "Нос" Елизавета Кривощекова названа в справке "неустановленной женщиной". У нее известие о прослушивании телефонных разговоров вызвало чувство брезгливости.

"Я не удивилась появлению статьи о возможности политического сыска в Омской области, хотя и надеялась, что до этого не дойдет. То, что слушали мои разговоры, в частности, на меня произвело крайне негативное впечатление. Это вмешательство в мою личную частную жизнь никоим образом недопустимо, с моей точки зрения. Реагирование какое-то будет, но я думаю, что скорее всего дело окончится ужесточением условий для действий свободных средств массовой информации в нашем регионе".

По словам источника, передавшего бумаги, разговоры прослушиваются на основании решения судьи. В материалах какого-нибудь уголовного дела указываются телефоны интересующего человека, и судья разрешает его прослушивать, считая объект наркоманом или рецидивистом. Справки о прослушивании поступают начальнику УВД и в администрацию области. Марат Исынгазин выразил надежду, что это не помешает прокуратуре в соответствии с законом отреагировать на его заявление, хотя пока никакой реакции на статью не последовало.

"Вообще никакой реакции не было. Я думаю - параллельно отправить эти материалы и в генеральную прокуратуру для того, чтобы такое реагирование было более надежным".

Публикация о прослушивании телефонных разговоров появилась вскоре после подписания договора о сотрудничестве между губернатором Леонидом Полежаевым и генеральным секретарем Союза журналистов Игорем Яковенко. Этот договор называют предвыборной акцией губернатора. А появление расшифровок телефонных разговоров некоторые наблюдатели считают крупной провокацией против всех ее участников.

В эфире Екатеринбург, Ирина Мурашова:

Сколько раз мы ходим в кино, чтобы посмотреть один фильм? Один, максимум два раза. Но есть и те, кто смотрит одну и ту же картину по 8 часов в день два месяца подряд. Это киномеханики, те самые люди, которые показывают кино. О них зрители знают не так уж много.

"Большой, суровый дядька".

"Не знаю, наверное, уже в возрасте. Может быть маленький, лысенький, в очках".

"Это люди большой выдержки".

"Обычные люди, наверное. Посмотреть фильмы любят, если выбрали такую работу. Я представляю такого дяденьку с усами, лет 40".

Бывают, конечно, и такие киномеханики, но есть и исключения. В конце января исполнилось 60 лет с того момента, как 15-летинй Карл Шперберг встал киноаппарата. Его старший брат киномеханик свердловского кинотеатра "Совкино" ушел на фронт, и Карл занял его место.

"Я пришел 20 января 1943 года на фильм "Три мушкетера".

Работа у киномехаников была нелегкой и даже грязной, а все материалы были очень пожароопасными. Зато за вредность выдавали по сто грамм сметаны или по стакану суфле, по тем временам это была большая роскошь. В киноаппаратной, как и в кинозале, было всегда тепло, и, несмотря на то, что шла война, репертуар был богатый, а отбоя от желающих сходить в кино не было.

"Очень много, билетов никогда не купить. И я не скрою, даже работники кинотеатров в кассе покупали билеты утром, а вечером продавали с рук. И война была, и разруха, и голод, а народ шел".

Профессия киномеханика была почетной и уважаемой и даже могла спасти если не жизнь, то здоровье точно. Как-то раз после сеанса, который закончился поздно ночью, Карл Арнольдович пошел провожать домой на окраину Свердловска свою будущую жену.

"Идем, никого нет на улице. Двое парней, она испугалась, я обернулся назад - и там двое парней. А куда бежать? Подходят: дай закурить. А сзади подходят двое: не надо, это киномеханик из "СовКино". Абсолютно не знаю этих ребят, но они, как это называется, тусовались, видимо, видели. То есть - была почетная".

За 60 лет трудового стажа Карла Арнольдовича сменились десятки типов киноаппаратов, а на смену немому и черно-белому кино пришли звук и цвет. За все время работы Карл Шперберг показал несколько десятков тысяч фильмов. Карл Арнольдович очень доволен тем, что сейчас зрители снова вернулись в кинотеатры. Правда, зрители уже не те. Его любимые картины остались в прошлом - это "Без вины виноватые", "Два бойца", "Светлый путь" и другие.

"Режиссер Иван Пырьев - еще не закончилась война, а он снял "В шесть часов вечера после войны". И я, работая за аппаратом, посмотрел в зал, когда закончился фильм, на зрителя, так у них слезы были. И жизнь там, и любовь, патриотизм и так далее. Кино не развлекательное было".

Но есть и фильмы последних лет, которые понравились Карлу Арнольдовичу.

"Сибирский цирюльник", "Титаник".

Карл Арнольдович обладает внушительным списком почетных званий, есть у него восемь медалей. Но самыми дорогими для себя он считает воспоминания актерами не только на целлулоидной пленке, но и вживую.

"Я видел Петра Алейникова, Кадочникова Павла, Марка Бернеса, Рыбникова. Даже Марина Ладынина. Я горжусь этим, я с ними беседовал и чай пил".

XS
SM
MD
LG