Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:
- Кто дал коменданту палаточного лагеря в Ингушетии неограниченную власть над людьми;
- Посмертная психологическая экспертиза по-самарски;
- Служить России можешь, но на Ставрополье паспорта не получишь;
- Легко ли быть предпринимателем в Ростове-на-Дону;
- Покаяние на Коштачной горе;
- Нижний Новгород: сормовские ликвидаторы сначала были засекречены, а потом забыты;
- Омск: за чей счет строятся храмы;
- Кызыл: Дом престарелых судится с престарелыми;
- Тольятти: семья Зозулиных живет на улице;
- Чебоксары: скупать акции нельзя, но если сверху скомандуют, то можно;
- Архангельск: почему Алексей Ильин убежал из армии;
- Обнинск: новые хозяева усадьбы Белкина.

В эфире Ингушетия, Юрий Багров: Городок вынужденных переселенцев "Барт", что расположен на окраине ингушского города Карабулак, самый крупный среди палаточных лагерей. В 306-ти палатках проживают более пяти тысяч чеченцев. В начале зимы в этом лагере сменилось руководство. Раньше коменданта городка выбирали сами беженцы путем голосования. Вероятно, подобная демократия не устраивала чиновников из федерального миграционной службы: 12-го декабря на эту должность был назначен новый администратор - Иса Плиев. По утверждению беженцев, с его приходом обстановка в лагере резко ухудшилась, со стороны нового руководителя посыпались угрозы в адрес людей, который уже четвертый год живут в прогнивших брезентовых палатках. Вот что рассказала мне жительница этого лагеря сорокалетняя Айна:

"Когда человек приходит в администрацию, начинает свой вопрос выяснять, почему меня сняли со списка или почему палатку мне не поменяли, я в Назрань пойду, я туда пожалуюсь, он говорит: "Все, что бы вы ни сделали, все будет против вас, на ваши любые выступления, на ваши любые жалобы я найду управу. Я загоню сюда БТРы на территорию палаточного городка и с вами расправлюсь".

Беженцы попытались обратиться за помощью к правозащитникам, но новый комендант предусмотрел и такие действия со стороны вынужденных переселенцев. Говорит жительница лагеря, которая назвалась Азой:

"При приезде Эллы Памфиловой, он говорил: "Смотрите, не жалуйтесь, лишнее не говорите: там, среди охраны - огромное количество эфэсбешников". Люди не стали жаловаться".

Отчаявшиеся люди написали два письма президенту республики Ингушетия Мурату Зязикову. Однако надежду быть услышанными исчезла после очередного заявления коменданта Исы Плиева.

"Первая реакция на второе письмо - угрозы, а потом с усмешкой: "Как вы не можете понять, что меня сюда прислал Зязиков? Как вы не поймете - я работник ФСБ. Дальше: Латыров - непосредственно наш прямой начальник, он тоже работник ФСБ, Зязиков - эфэсбешник, Путин - эфэсбешник. Как вы не поймете, что здесь все - ФСБ".

"Меня Зязиков с 12-ти лет воспитывал, Зязиков - мой человек, нет власти в Ингушетии, чтобы меня снять".

Щеголяя своими связями, комендант Иса Плиев предупредил беженцев на собрании от дальнейших опрометчивых шагов. Рассказывает беженка из Чечни, жительница палаточного лагеря "Барт":

"В субботу пришел на территорию лагеря, между палатками людей собрал и говорит: "Если хоть один человек против меня подпишется, хоть одну жалобу подпишите, если один корреспондент или журналист придет на территорию лагеря, и вы одно слово скажете, я ваш весь род уничтожу. Того, кто против меня пойдет, палатка взлетит в воздух, я это вам устрою. Три дня вам срок, кто против меня слово скажет, убирайтесь с территории лагеря, езжайте в Чечню. Я вам и в Чечне покоя не дам", - вот такими словами он унижает, оскорбляет людей".

Запуганные люди попросили не называть фамилий, опасаясь репрессий со стороны руководства лагеря. Иса Плиев покинул палаточный городок за полчаса до моего прихода к нему. Работники администрации рассказали, что был он крайне недоволен тем, что журналист в первую очередь отправился к беженцам, а не к официальным лицам.

В эфире Самара, Сергей Хазов: Год назад при самарской областной правозащитной ассоциации "Право и свобода" было создано объединение под названием "Самарцы против милицейского произвола". По словам председателя ассоциации "Право и свобода" Николая Романова, поводом для создания объединения послужили многочисленные преступления, совершенные сотрудники самарской милиции:

"При рассмотрении этих дел мы убедились, что схема круговой поруки продолжается. Ни прокуратура области, ни суды, ни милиция - дополнительными проверками не хотят заниматься, люди остаются бесправными".

В январе прошлого года члены организации начали независимое расследование обстоятельств гибели самарца Владимира Исмагилова. Владимир погиб в августе 1999-го года, мать Раиса Ивановна узнала о гибели своего 30-летнего сына спустя 40 дней после его захоронения. По версии Раисы Исмагиловой, ее сын был убит сотрудниками милиции:

"Я, как мать погибшего сына, заявляю, что моего сына убили сотрудники милиции. И в возбуждении уголовного дела ими было отказано, преступление скрыли, а прокуратура Промышленного района, городская прокуратура и прокуратура областная во главе с прокурором области Ефремовым - преступников покрывают. Поэтому они все дела закрывают и начали чернить, поливать грязью моего сына и меня".

В сентябре прошлого года, требуя провести объективное расследование причин гибели Владимира Исмагилова, самарские правозащитники обратились к заместителю генерального прокурора России Владимиру Колесникову. Последний дал указание пересмотреть уголовное дело. Пересмотр дела свелся к проведению посмертной психиатрической экспертизы Владимира Исмагилова, по результатам которой врачи пришли к заключению, что Владимир покончил жизнь самоубийством.

"Как они ее проводили, я не знаю. Меня, как мать, не спрашивали, был ли мой сын на учете, лечился ли или не лечился, а он на учете не был. Они составили посмертную психолого-психиатрическую экспертизу, на основе чего сделали заключение, что мой сын покончил жизнь самоубийством. При обращении к главврачу психоневрологического диспансера, главврач Фурцев: "У вас лечился такой-то?" - "Нет, не лечился. Мы составляли". - А как вы могли составить? - "А мы все можем". Я с ним дальше разговаривать не стала".

Раису Исмагилову удивил и ответ одного из высокопоставленных чиновников прокуратуры Самарской области:

"При обращении к заместителю прокурора Самарской области Галузину, он мне сразу заявил: если вы куда-то напишите, вы ничего не добьетесь. Страшно то, что они стали в обратном направлении проводить следствие, доказывать, что нет преступления, что мой сын убил сам себя. Эксгумацию не делали. Правоохранительные органы занимаются не защитой простых людей, а сами - преступники. Прокуратура любая, районная, городская и областная - покрывают все правоохранительные органы".

С мнением Раисы Исмагиловой согласен председатель самарской организации "Право и свобода" Николай Романов:

"Прокуратура области не хочет заниматься рутинной работой. Нужно досконально проводить следствие. У нас в Самарской области начинается произвол, сотрудники прокуратуры покрывают плохую работу сотрудников милиции, а милиция покрывает бандитизм. В самарской области начинает процветать бандитизм, прикрытый прокуратурой".

Представители общественной организации "Самарцы против милицейского произвола" намерены обратиться в верховный суд России с требованием создать в губернии независимую группу для расследования уголовных дел по обвинению сотрудников милиции в гибели самарцев.

В эфире Пятигорск, Лада Леденева: Осенью 1989-го года из-за обострения армяно-азербайджанского конфликта семья Артура Акопяна из Баку переехала в Карабах, а оттуда в Краснодарский край город Тихорецк. Там Артур Акопян, фамилия которого по его просьбе изменена, окончил школу, получил паспорт. В 1996-м уже после развала бывшего Союза, так и не получив российского гражданства, ушел служить в ряды вооруженных сил.

"Да, гражданства не было, я не скрываю. Я не знал, что, не имея гражданства, нельзя служить. Знаете, особо я и не пытался увернуться от службы. Я просто призвался от звонка до звонка, от и до".

Во время службы в армии у Артура, находившегося в увольнении, похитили документы. Демобилизовавшись, молодой человек попытался восстановить их в суде. Городской суд Тихорецка вынес решение - утраченный паспорт восстановить, однако паспортно-визовая служба обжаловала решение суда, мотивировав это отсутствием у Артура российского гражданства. В апреле 2001-го года Краснодарский краевой суд отменил решение Тихорецкого и направил дело на повторное рассмотрение судом первой инстанции.

"Судья сказал предъявить паспорт, я предъявил военный билет, он посмотрел на меня, как на говядину, и говорит: "Что ты мне военный билет предъявляешь, предъяви мне паспорт". Я из-за этого и сужусь, я пришел по поводу паспорта. "Уезжай обратно в Армению, почему ты не поехал в Африку, а в Россию?" Просто если бы мне со стороны рассказали, я никогда бы не поверил, что в краевом суде такой беспредел".

Год спустя Артур Акопян перебрался к родственникам в Пятигорск. Здесь ему удалось найти нелегальную, но все же работу - скорняком в одном из многочисленных шубных цехов города. В Пятигорске, а особенно на его окраине в поселке Горячеводском подпольные шубные цеха можно при желании обнаружить чуть ли не в каждом дворе. Несколько месяцев назад, по-прежнему пытаясь получить паспорт и гражданство, Артур вновь нанял адвоката. По его совету обратился в Тихорецкий суд, где получил ответ, что дело, несмотря на все процессуальные сроки, все еще находится в Краснодарском краевом суде.

"Я ездил месяца два назад, не могу найти концы. В Тихорецке нет, у архивариуса мне сказали, что дело находится в краевом суде в Краснодаре. Дали адрес, телефон. Я звонил по этому телефону, мне сказали, что дело еще не рассмотрено. Знаете, почему обидно? Потому что все было в рамках закона: призвался, получил паспорт, отслужил два года, "от и до". Командировки были в Дагестан, две операции перенес в армии. Я рисковал, служил".

Самыми сложными в своей практике юрист-правозащитник Ольга Плыкина считает дела о получении гражданства.

"С первого июля 92-го года у нас вступил в силу новый закон "О гражданстве", где существует институт вида на жительство, и люди действительно должны его получать, обращаться в паспортно-визовую службу. Но всех тех, кто сдал документы в соответствии со старым законом, их документы должны быть рассмотрены в соответствии со старым законом. Мы считаем, что требования паспортно-визовой службы, комиссии при президенте по вопросам рассмотрения гражданства о дополнении этих документов видом на жительство неправомерны. И такие требования паспортно-визовой службы мы обжалуем в суд. И также грубые нарушения срока рассмотрения ходатайств, который ограничен законом - 9 месяцев по ходатайствам, это максимальный срок рассмотрения ходатайства о приобретении гражданства Российской Федерации".

На сегодняшний день только Ольга Плыкина представляет интересы своих подзащитных в восьми делах о гражданстве одновременно. По ее словам, пятигорскую организацию по защите прав беженцев и вынужденных переселенцев за помощью в получении российского гражданства обращаются по два-три человека в день.

В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев: Инженер-испытатель космической техники Анатолий Симонов за свои деньги отремонтировал подвал, в котором находился заброшенный общественный туалет. Более того, сделал соответствующий ремонт в квартирах первого этажа и разместил в реконструированном помещении свое малое предприятие по ремонту сложной бытовой техники. Как оказалось, он должен за это платить еще более десяти тысяч рублей ежемесячно.

"Как только уволился из армии, я думал открыть свой бизнес. Хотя пенсия у меня не такая маленькая по сравнению с другими, но ее на жизнь не хватает. Медленно, но планомерно почти десять лет пытаюсь встать на ноги, но пока не получается. Я хоть и инвалид второй группы на космодроме Плесецк, но руки и ноги целы, да и с головой вроде все в порядке. Чем больше раздается призывов о развитии малого бизнеса, тем тяжелее становится работать. Как только правительство объявляет о своих новых инициативах в этом направлении, так гнет становится еще больше. Все происходит с точностью до наоборот, как и в моей ситуации. Пришел в мэрию, предложил деньги, рабочие руки свои и своей семьи, а сейчас получается, что еще и должен и обязан муниципалитету".

В прошлом году индивидуальный предприниматель Анатолий Симонов пришел в комитет по управлению имуществом администрации Ростова-на-Дону с просьбой о выкупе заброшенного и пустовавшего подвала. Нет проблем, сказали ему, оформляй договор аренды, начинай ремонт, а потом оформим приватизацию. Симонов продал домик, доставшийся в наследство от родителей, личный автомобиль - и взялся за дело. Через шесть месяцев из муниципалитета сообщили, что за помещение надо платить. Оказывается, в качестве помощи малому бизнесу Симонову на полгода была предоставлена льгота, а дальше надо платить за помещение в полном объеме. Предприниматель затратил на ремонт только официально подтвержденных более двухсот тысяч рублей. Многочисленные обращения к городским чиновникам с просьбой зачесть эту сумму в счет арендной платы ни к чему не привели. Оказалось, что и приватизировать это помещение Симонов не может. Вот что ему ответил в своем официальном письме председатель комитета по управлению имуществом администрации Ростова-на-Дону Олег Забелин: "В связи с решением городской думы осуществляется продажа неиспользованных объектов нежилого фонда, а нежилое помещение по адресу улица Социалистическая 49 используется вами по договору аренды, в связи с чем его выкуп не представляется возможным". Вот как оценивает данную ситуацию исполнительный директор некоммерческого партнерства "Малый бизнес Дона" Дмитрий Ткаченко:

"В Ростове-на-Дону есть план по приватизации нежилого фонда города. Но ведь с приватизированных помещений арендную плату уже не получишь. Ведь тот же Симонов платит в бюджет города ежемесячно более десяти тысяч рублей, и чиновники рассчитывают эти деньги заложить в бюджет будущего года. Сколько я знаю подобных случаев! Обычно предприниматель плюет на все, за те же 300-400 долларов он находит приемлемое помещение у частного владельца и продолжает дальше относительно спокойно работать, а Симонов пытается все сделать по закону, добиться справедливости, пишет письма, ходатайства и жалобы, добивается встречи с мэром. Его можно понять: затраченные им двести тысяч - это на сегодняшний день та граница для малого предпринимателя, потеряв которые реально можно разориться и все потерять. Сейчас в бизнес пришла так называемая вторая волна предпринимателей, это те люди, которые занялись бизнесом для того, чтобы прокормить себя и свои семьи, и потому что - поверили властям. Сколько сейчас создано различных комитетов, комиссий, они обязаны развивать, поддерживать малый, средний бизнес. Но вот на практике я лично не вижу какой-либо логики в действиях чиновников, разве только одну: предпринимателей много, а муниципалитет один, завтра на твое место придут другие".

Симонов три раза в буквальном смысле прорывался на личный прием к мэру Михаилу Чернышеву и обратил внимание как даже местная власть и отношения к нему чиновника от показного доброжелательного первый раз до неприкрытого раздраженного в последний. Возможно, мэра ждали важные дела - подготовка очередных программ по поддержке и развитию малого бизнеса.

В эфире Томск, Сергей Скворцов: 9-го февраля в Томске состоялось открытие и освящение поклонного креста. 11-метровый монумент из гранита и металла был установлен на южном мысе Коштачной горы. Вплоть до 60-х годов здесь была окраина города, сейчас на Коштате вырос большой жилой микрорайон. В здешних оврагах со времен гражданской войны и вплоть до 40-х расстреливали людей. Старожилы помнят популярное в те годы выражение "прогуляться на Коштак", так говорили о людях, которых отводили к оврагам и которые никогда уже не возвращались. Поклонный крест был освящен Русской православной церковью, службу вел епископ Томский и Асиновский Ростислав.

Поклонный крест - не первый томский мемориал, напоминающей России, "кровью умытой", о черных "воронках" и чекистских застенках. Во многом создание этого мемориала стало возможным благодаря работе томских краеведов. Продолжает член совета томского историко-просветительского общества "Мемориал" Василий Ханевич.

"Томский "Мемориал" с самого начала своего создания в конце 88-го года и начале 90-х годов стоял вопрос об увековечивании памяти жертв репрессий на Коштачной горе. О том, что здесь были места массовых расстрелов, мы узнали не понаслышке, а проводили раскопки, находили черепа с пулевыми отверстиями. Еще есть Колпашенский яр, где память невинно убиенных до сих пор не увековечена, есть еще другие места массовых расстрелов, массовой гибели людей".

Несмотря на холодный день, несколько сот человек пришли на открытие и освящение нового мемориала. Как томичи относятся к этому событию?

"Сил нет - все высказать спокойно. Это на наших глазах все эти ямы, могилы, были долго залиты водой. Нам, детям, старики рассказывали, что привезли ночью, убили, убитых уже свалили, присыпали землей и три дня еще земля "дышала". Все это в памяти".

"Сложно забыть, это память о тех невинно убитых людях. Мне пришлось пережить, с 45-го года сидел по 51-й год в лагере, в ссылке потом был в Красноярском крае. 11 лет я отбухал. Случайно остался жить".

"Меня всегда тревожило и мучило, как у русских считается кладбище неприкосновенным, а тут знать не знали, здесь в квартирах жили, а потом узнали, что мы на костях. А в первом доме на Коштаке, который строился, живу. И дети мои, когда играли, находили эти косточки. И прошу прощения за то, что мы на костях живем. Господи, прости меня".

"Еще бы часовенку поставили и колокол большой, чтобы он звенел на всю округу".

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: 33 года назад в январе 1970-го года на заводе "Красное Сормово" произошла авария, которую теперь называют нижегородским Чернобылем. Как рассказывает председатель общественной организации "Январь-70" Александр Зайцев, случилось это в одном из цехов, где достраивалась атомная подводная лодка с ядерным реактором. Во время испытаний произошел несанкционированный самозапуск реактора, обусловленный, как выяснили позже, несовершенством конструкцией, практически - ядерный взрыв. Реактор на предельной мощности проработал 15 секунд, в течение недели от острой лучевой болезни умерли несколько человек, затем постепенно скончались и все остальные члены бригады монтажников. О случившемся хранились полное молчание и секретность.

"По легенде, мы никогда не строили ни дизельных, ни атомных лодок, и вдруг появляются обожженные, как сваренные кипятком люди, которых острая лучевая болезнь превратила в каких-то монстров".

Из присутствовавших при этом 156 человек многие получили ожоги от радиации и от кипящей воды с паром. Из них осталось в живых только 30. Затем пришлось своими силами три месяца дезактивировать, отмывать от радиоактивных осадков две подводные лодки, аварийную К-320 и готовящуюся к пуску К-308. На этих работах были заняты еще сотрудников завода "Красное Сормово" и других местных предприятий. Александра Зайцева дополняет Виктор Шибулин:

"Дезактивирующими веществами отмывали корабль, тряпками со специальными растворами. После этого меняли одежду, потому что она была "активная". Работа не из легких. Единственное, что хочу сказать, что забыли нас, а ведь мы проделали громадную работу, спасая государство".

Забыли о них практически сразу, ни один из ликвидаторов не получил соответствующего статуса и положенных льгот. С 1991-го года оставшиеся в живых сормовские ликвидаторы, ставшие инвалидами, потерявшие уже половину своих товарищей, пытаются восстановить справедливость. Ордена, льготы и награды достались лишь военным представителям, которые появились на "Красном Сормове" только спустя месяц после аварии, когда самое страшное было позади.

"У нас на сегодня неправовое государство, а двойной подход - одно дело гражданские лица, другое дело - военные. Сейчас наступил такой момент, что должна восторжествовать справедливость".

Пострадавшие люди просят немного - это надбавка к пенсии и льготы по лекарствам, продуктам, путевки в санатории. На областном уровне удалось им немного помочь еще со времен губернаторства Бориса Немцова, однако в Государственной думе соответствующий закон поддержки не находит. Об этом говорит Борис Немцов:

"Поправки эти заблокированы думой. Авария была в Нижнем Новгороде, пострадали нижегородцы, депутатов нижегородцев несколько человек в думе, голосов у нас мало и убедить правительство удовлетворить справедливые требования "Января-70" нам очень трудно".

Очень трудно и пожилым инвалидам, ценой своего здоровья и жизни спасавшим завод и город от последствий нижегородского Чернобыля.

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская: С некоторых пор православные церкви в Омской области как будто бы перестали считаться культовыми сооружениями, они приравнены к учреждениям культуры, а строительство храмов ведется за счет бюджетных денег. Причем, такую поддержку получает единственная конфессия - Русская православная церковь. В начале 90-х церкви вернули Казачий собор, выбросив оттуда уникальный орган, потом под епархиальное управление передали здание в центре Омска, выселив оттуда медицинское училище. Недавно был построен самый крупный храм Омска - Христо-Рождественский собор за счет денег налогоплательщиков. По словам вице-губернатора Алексея Казанника, в Омской области стоит вселенский стон о помощи в восстановлении церквей. Власти намерены поддерживать православие, чтобы не допустить проникновение в Омскую область католической церкви. По мнению депутата Олега Шишова, надо только приветствовать финансовую помощь церквям.

"В федеральном законодательстве определены взаимоотношения. И если духовность возрождается, и если здесь бюджет Омской области участвует, - нет в этом греха перед Богом".

У противников слияния церкви и государства свои доводы, часто - более весомые. Но решение в Омской области, по словам депутата Андрея Алехина, принимает губернатор Полежаев:

"Тут уже, по-моему, лет пять или шесть происходит, Христо-Рождественский собор был построен на бюджетные деньги. Сейчас, насколько мне известно, строится собор в Калчинске и еще целый ряд объектов культового назначения строится в Омской области. Христо-Рождественский собор находится на балансе управления культуры Омской области. Всегда церковь строилась за счет богатых, либо за счет собственных средств. Наша область - дотационная, у нас больше 40% населения в Омской области имеют доходы ниже прожиточного уровня, то есть находятся за чертой бедности. Так деньги забирают у них! Моральная сторона - обирать бедных не по божеским законам".

Голос протеста против насильственного охристианивания населения в Омске не услышишь, тем временем в детских домах области строятся домовые церкви, вводятся уроки православия, при государственном университете создан православный приход. В этом году на строительство храмов из бюджета области будет потрачено пять миллионов рубелей, а для строительства жилья для афганцев и чернобыльцев три миллиона. Самый большой колокол Христо-Рождественского собора назван именем омского губернатора - Леонид. Так стала былью старая шутка "обком звонит в колокол". К тому же, как говорят новые шутники, у храма есть паперть, там можно встать, когда деньги в бюджете кончатся.

В эфире Кызыл, Александр Филатенко: Обитатели Кызылского дома-интерната для ветеранов и престарелых отказались перечислять 75% от своих пенсий в фонд опекающих учреждения. Администрация дома-интерната считает, что старики просто сошли с ума. В договорах, которые администрация заключает с ними, гарантируется бесплатное проживание и бесплатное медицинское обслуживание, но в одном из пунктов этого договора есть туманная ссылка на постановление федерального правительства от 17-го апреля прошлого года, оно называется "О плате за стационарное обслуживание граждан пожилого возраста и инвалидов". Дотошные старики обратили внимание на то, что в документе, подписанном премьером Касьяновым, говорится лишь о размерах платы в стационарных социальных учреждениях, которая не должна превышать 75% от суммы пенсий, но в нем нет и намека на то, что взиматься они должны в обязательном порядке. А значит, сделали вывод старики, перечислять или не перечислять 75% - дело добровольное и потому решили не отдавать ни рубля из своих пенсий, благо, что каждый из них получал всю сумму наличными. В итоге к началу января банковский счет дома-интерната оказался пустым. Специалисты Министерства труда и социального развития республики провели в доме-интернате собрание. Не имея на руках законодательных актов, они только взывали к совести стариков, которые, мол, и так находятся на полном государственном обеспечении. Их аргумент о том, что существует некий негласный закон, по которому они обязаны перечислять пенсию, тоже не произвел на стариков особого впечатления. Аргументы постояльцев дома-интерната таковы: во-первых, нет закона, обязывающего перечислять пенсию, во-вторых, четвертой ее части, которая остается на карманные расходы, не хватает. Среднемесячный размер пенсии по республике - 1200 рублей, четвертая часть - всего лишь 300 рублей, для курящего пенсионера это - три блока сигарет, для некурящего - пара килограмм шоколадных конфет на гостинцы внукам. Надо учесть, что у всех размеры пенсии разные. Кто-то получает две тысячи рублей, как, например, инвалиды войны, а кто-то 650, то есть - по минимуму. По российским нормативам, на содержание одного человека в стационарном учреждении подобного тира полагает 6800 рублей в месяц, в Кызылском доме-интернате в этот норматив не укладываются. Вместе со стариковскими пенсиями фактически на содержание одного человека здесь затрачивают в среднем 4200 рублей. Средств не хватает в республиканском бюджете. Вот что сказал пенсионер Владимир Телмей:

"Многие проработали немало лет чабанами, охотниками, учителями, сейчас, когда силы на исходе, хотелось бы остаток жизни прожить по-человечески".

В этом доме-интернате случается всякое. Три дня пролежал в коматозном состоянии 84-летний Василий Иващенко. Приехавшие навестить старика родственники обнаружили его в палате для лежачих больных, дед как будто спал. Попытки разбудить его ни к чему не привели. Сосед по палате проговорился, что его уже в течение трех дней никто не кормит и не поит. Родственники вызвали скорую помощь, на которой доставили несчастного в больницу. Вскоре старик умер. Другой парализованный постоялец этого дома-интерната Владимир Македонов едва не сгорел заживо вместе с матрасом, который начал тлеть от непогашенной им сигареты. Пока персонал заметил дым и пришел на помощь, старик сильно обгорел. Это только два чрезвычайных происшествия, которые стали широко известны общественности благодаря местным СМИ и о которых старики сразу же напомнили чиновникам на собрании. В постановлении российского правительства и впрямь не расписан механизм изъятия 70% пенсий. По телефону министр труда и социального развития Тувы Юрий Солчак пояснил: "Мы не требуем, чтобы старики платили за стационарное обслуживание из своих пенсий. Мы просто им советуем, предлагаем это как один из вариантов платы. Если не хотят платить 75% от суммы пенсий, пусть ищут другие источники доходов и платят из них". Чтобы разрешить эту ситуацию, чиновники готовят обращения в суд, иски обращены непосредственно к старикам, которые не вносят плату.

В эфире Тольятти, Юрий Инкери: Вот уже почти месяц на улице у подъезда своего бывшего дома по адресу "Бульвар Буденного, 13" на зимнем морозе живет выселенная семья Зозулиных. Четыре человека оказались на улице по решению районного суда Автозаводского района города Тольятти. Возраст самого младшего члена семьи внучки Ани составляет два года, свой день рождения 7-го февраля она встретила на улице у брезентовой палатки, поставленной во дворе 9-этажки и кучи домашних вещей, вынесенных судебными исполнителями.

"Судебные приставы, МЧС, раньше ОМОН приходил, такие дяденьки с дубинками. Попробуй что-то возразить. За две минуты они дверь вырезали автогеном".

Это была Людмила Зозулина, бывшая хозяйка квартиры. Причина того, что семья из четырех граждан России оказалась фактически выброшенной из своей квартиры заключается в том, что сделка по купле-продаже жилья, проведенная шесть с половиной лет назад, признана недействительной, то есть они купили квартиру у человека, незаконно владевшего ею. А на этого самого бывшего хозяина однокомнатной квартиры Романова возложили обязанность возместить Зозулиным стоимость и затраты на ремонт. С первого взгляда все законно и правильно, но в этом деле есть несколько факторов, делающих его нерядовым событием - суд не учел, что у Романова просто нет средств на возмещение материального ущерба. Еще один заключается в том, что Зозулиных выписали из квартиры без их согласия, невзирая на возраст двухлетней Ани. В очередной раз, придя платить за жилье летом прошлого года, они выяснили, что там они больше не прописаны. Обращение в Комитет по защите материнства и детства не принесло никакого результата. Говорит сестра Людмилы Зозулиной Вера:

"Мы до конца не верили в этот бардак, мы думали, что хоть ребенок их удержит. Мы обращались в комитет материнства и детства. Они нас послали нецензурной бранью".

Зозулины были признаны судом добросовестными покупателями недвижимости, а действия нотариуса, оформлявшего сделку до них, противоречащими законодательству Российской Федерации. Тем не менее, семья была выселена фактически зимой - и, по сути, в никуда. Ясно, что права ребенка нарушены и нарушены они не иначе, как решением суда Автозаводского района Тольятти. При этом муниципальные власти, зная о живущей на улице семье Зозулиных, просто отмалчиваются и мотивируют это тем, что они не имеют права влиять на деятельность суда, а значит, могут "умыть руки". Справедливости ради надо отметить, что мэр Тольятти Николай Уткин принял семью Зозулиных и предложил временную комнату в общежитии, но только Ольге и ее двухлетней дочке Ане. Между тем, с тех пор, как 22-го января Зозулиных выселили, квартира пустует, а тем временем к ним стали приходить с угрозами непонятные личности; выселение не осталось незамеченным и областной самарской прессой. Да только губернским властям, видимо, тоже некогда заниматься делами своих граждан и налогоплательщиков, вот и живут Зозулины по-прежнему, при тихом согласии всех инстанций на улице, ставшей им домом.

В эфире Чебоксары, Дмитрий Лишнев: Ныне, когда крупные и лакомые куски экономики Чувашии уже поделены, очередь дошла до малых. В прошлом году закрытое акционерное общество "Чебоксарская керамика", одно из двух городских предприятий по производству кирпича и керамблоков и единственная в Чувашии выпускающая кафельную и облицовочную плитку, столкнулось с активными попытками неких физических лиц купить акции общества. Возглавил эту деятельность один из руководителей московского общества с ограниченной ответственностью "Сантек-холдинг", входящего в группу компаний "Савва", Дмитрий Ремизов. Казалось бы, вполне законное желание - приобрести в собственность акции успешной фирмы, но руководство "Чебоксарской керамики" в лице директора Бориса Якушкина, крупнейшего акционера, не пожелало пойти навстречу новым компаньонам. Дело в том, что акции закрытых обществ не могут свободно обращаться на рынке и реализоваться аукционерами напрямую всем желающим. Преимущественным правом на покупку обладают другие акционеры, либо, во вторую очередь, само акционерное общество. Однако, невзирая на законодательное ограничение, в Чебоксарах была развернута кампания по скупкам акций "Чебоксарской керамики". Чтобы убедить рядовых акционеров в целесообразности и выгоде продажи акций господин ремизов арендовал даже здание дома культуры, расположенный неподалеку от завода. Вполне возможно именно так и должны действовать активные бизнесмены на фондовом рынке. Только вот специализированный регистратор отказался вносить в реестр тех, кто напрямую скупал акции "Чебоксарской керамики", а суды признали сделки по продаже акций, таким образом, недействительными. Говорит Борис Якушкин:

"Психологически давят со всех сторон и не дают работать, 29 проверок по всем инстанциям - это административный метод. Команду надо выполнять. Они сами открытым текстом говорят - мы получили сверху команду. Команда эта, я не знаю, от президента, от премьера, от Филатова. А кто сегодня вообще слушает закон? Князья-чиновники свои дела делают, интересы защищают".

Министр строительства Чувашской республики Владимир Филатов отказался прокомментировать суть и объяснить причины проблемы, сославшись на болезнь. Предварительно, правда, тщательно выяснив содержание вопросов. Но не только бизнесмены и чиновники занимаются проблемами собственности, собственность - предмет пристального внимания ученых-экономистов. Вот что думает о современном управлении, состоянии и переделе собственности в Чувашии доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой экономической теории рыночного хозяйства Чувашского госуниверситета Георгий Яковлев:

"Пришлые люди не заботятся о местном населении, ставят своих работников. Я давно об этом говорю и буду говорить, что, прежде всего, надо смотреть на своих. Новые руководители, ведь какими путями они проникли в наши регионы? Через государственных чиновников выходят на такие предприятия. Если прибыльное предприятие, кто-то хочет прибрать к рукам, значит, в этом помощником является государственный чиновник. Это уже во всеуслышанье было заявлено, что любой чиновник у нас, если какую-то проблему нужно решать, то он без своего интереса эту проблему не решает".

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев: Архангельский гарнизонный военный суд вынес приговор солдату-дезертиру, скрывавшемуся от армии более четырех лет. Двадцатичетырехлетний житель Архангельска Алексей Ильин признан виновным в дезертирстве и приговорен к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года. В ноябре еще 1997-го года Ильина, не дав доучиться в профессионально-техническом училище на шофера, призвали на военную службу. По словам его отца, Алексей шел в армию без опаски - рослый, крепкий парень, занимавшийся боксом, рукопашным боем, гимнастикой, он мог постоять за себя. Однако действительность оказалась более суровой, чем предполагали родители и сам новоиспеченный солдат. Служба в стрелковой роте в Волгограде сначала не предвещала ничего дурного, в письмах новобранец жаловался только на плохое качество и недостаток еды. Вскоре молодого солдата стали часто и крепко избивать старослужащие. К постоянным побоям добавились каждодневные придирки и унижения со стороны сержанта, до этого служившего в Чечне и переведенного оттуда за неадекватное поведение. Не вынеся такой армейской службы, Алексей Ильин в марте 98-го года совершил свой первый побег. Тогда он добрался до поволжского города Камышин и около недели укрывался в заброшенном доме. Беглеца довольно быстро поймали. Месяц он провел на службе в Саратовском гарнизоне, а затем его перевели обратно в ту же самую часть в Волгограде, где все началось сначала. Повторно Алексей ударился в бега уже в мае, на этот раз, скрываясь в поездах, добрался до родного Архангельска. Матери с порога заявил, что сбежал из армии и больше туда не вернется. Как вспоминают родители, все тело сына было в страшных синяках. На суде беглец объяснил свой поступок тяготами армейской службы и конфликтами с сослуживцами. Четыре с половиной года рядовой Ильин скрывался от армии, жил то у родителей в постоянном страхе, что за ним придут каждую минуту, то у друзей, но чаще в заброшенном сарае на берегу Северной Двины. Подрабатывал на городском рынке, помогал за пропитание рыбакам. В ноябре 2002-го года пришел в военную прокуратуру Архангельского гарнизона с повинной. По словам военного прокурора Сергея Скрипца, на парня, пришедшего сдаваться, невозможно было смотреть без жалости. Годы, проведенные в бегах, крепко его измотали и обтрепали. Уговорил дезертира Ильина пойти в прокуратуру случайный знакомый рыбак, оказавшийся полковником в отставке. Он похлопотал, чтобы к беглецу отнеслись гуманно. За побег из армии Алексею Ильину грозило семилетнее заключение, но суд счел достаточной условную меру наказания. В настоящее время Ильин продолжает службу в одной из частей Архангельского гарнизона. За прошлый год в Архангельской области добровольно сдались властям, а также задержаны правоохранительными органами несколько десятков военнослужащих, сбежавших из армии.

В эфире Обнинск, Алексей Собачкин: Всего в полукилометре от Обнинска располагается старинная дворянская усадьба Белкино, построенная еще в 18-м веке. После ее национализации в 1918-м году она стала приходить в запустение. Не спасло усадьбу и то, что в 60-е годы ей был придан статус - "памятник истории и природы республиканского значения". Никаких восстановительных работ и природоохранных мероприятий в Белкино не проводилось, за исключением того, что в 90-е годы реставраторы заново отстроили одну из хозяйственных построек усадьбы. Трехэтажный дом, в котором когда-то гостили Брюсов, Серов, Левитан, Кончаловский - буквально развалился и реставрации не подлежит. Английский парк зарос, а каскадные пруды больше напоминают болото. Правда, храм Бориса и Глеба выглядит хорошо, о его восстановлении позаботилась церковь.

Крупные обнинские бизнесмены решили возродить памятник истории и культуры и в конце прошлого года создали культурно-экологический фонд "Усадьба Белкина". Планы предпринимателей грандиозны: очистить пруды, привести в порядок парк, организовать зону отдыха с культурно-развлекательными заведениями. На эти цели каждый из учредителей фонда должен внести миллион рублей. Все вроде бы красиво, но тут разразился скандал. Среди учредителей фонда есть Игорь Блинов, он купил 40 соток земли на берегу пруда и собрался построить на этом участке центр досуга с детскими кафе и баром. И месяц назад с участка Игоря Блинова самосвалы стали засыпать пруд землей.

"Навалы грунта, это самовывоз строительных организаций, которые просто-напросто используют эту площадку для своих целей. Нами сваливание грунта не санкционировано".

Так сказал Игорь Блинов, отрицающий свою причастность к засыпанию пруда. Получается, что какие-то злоумышленники пригнали несколько сотен самосвалов и именно на его участок, и сбросили тысячи кубометров грунта и строительного мусора в пруд. Жители близстоящих домов этим крайне недовольны.

"Я просто возмущена этим и не знаю, что будет дальше. Очень бы хотелось верить, что приведут все в порядок".

"Мы боимся, что пруд будет полностью засыпан".

Известный обнинский краевед Николай Студенов считает, что засыпание пруда - это нарушение закона.

"Допущено нарушение законодательства. Любые изменения исторически сложившегося ландшафта недопустимы".

Что же по этому поводу думают предприниматели, учредители культурно-экологического фонда? Говорит президент фонда Олег Ясинский:

"Нас всех возмутило варварское засыпание прудов. Я отношусь к этому категорически отрицательно".

Ему вторит один из учредителей фонда, предприниматель Владимир Сарычев:

"Я считаю, это вопиющий случай. Нам придется включить в список работ восстановление поймы пруда в ее первозданном виде, в том числе уборку этого грунта и мусора, который там оказался. Надеемся потом вчинить иск по оплате этих работ".

Учредители фонда не верят в непричастность Игоря Блинова к засыпанию пруда и намерены исключить его из своего состава. К сожалению, спасение усадьбы Белкина началось со скандала. Как говорится, первый блин комом. У государства на восстановление памятников истории и природы в регионах нет денег, сейчас эта задача по плечу только бизнесменам, и тут, как показывает это происшествие, многое зависит от их порядочности.

XS
SM
MD
LG