Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:
- Владимир Фильченко из Пскова никогда не был предателем;
- Судьба томского ветерана войны;
- Военный пенсионер из Пятигорска вдруг оказался иностранцем;
- Кто поможет семье погибшего солдата-чернобыльца из Саранска;
- Почему саратовские мальчишки так любят ходить строем;
- Минеральные Воды: только суд доказал, что Марина Петрова - беженка;
- Нижний Новгород: легко ли судиться с коммунальщиками;
- Самара: страсти по тарифам;
- Обнинск: можно ли торговать собственной печенью;
- Иваново: культура в опасности;
- Тюмень: кому грипп, а кому каникулы;
- Хабаровск: Софи Марсо из Приамурья.

В эфире Псков, Анна Липина: 1941-й год 20-летний Владимир Фильченко встретил рядовым срочной службы 453-го артиллерийского полка. Полк стоял в Карелии неподалеку от Сортавалы.

"Как раз перед войной весь полк вывели на границу".

К этому участку российско-финской границы были срочно стянуты две дивизии Красной армии. У Владимира Фильченко остались в памяти все мельчайшие подробности.

"У финнов выстроено восемь дивизий - на наших две. Где же устоишь против такой силы? Моральный был дух таков, что никуда негодно. Когда нас стали гнать, самолеты летают над головами, за одним человеком охотятся, а наших самолетов нигде нет".

С винтовками и артиллерийскими пушками, которые перевозили, впрягая лошадей, против подготовленных и хорошо вооруженных захватчиков красноармейцы продержались несколько дней, потом начали отступать. Батарея Владимира Фильченко попала в окружение.

"У нас уже снарядов нет и патроны считанные. Нас добили, просто массовый расстрел был. Меня ранило, разрывной пулей сломало правую ногу, и в левую - три пули".

Очнулся Владимир в канаве, куда его, видимо, перетащили отступающие бойцы. Вокруг одни трупы, земля изрыта снарядами, финны начали прочесывать поле боя.

"Вдруг окрик: "Сдавайся!", по-русски. Я говорю: я один, без оружия и раненый. Поехали на гору. Там наших раненых человек двадцать. Еще пролежал сутки. Там был пункт перевязочный, меня перевязали".

Раненного Владимира Фильченко перевезли в госпиталь для военнопленных вглубь Финляндии.

"Относились нормально, только что - мы голодные были".



В финском госпитале для военнопленных Владимир отлежал больше года, после чего его перевели в концлагерь под городом Турку.

"Один не мог с машины слезть, доходяга. Комендант подскочил, стащил его с машины и насмерть забил".

В этом лагере находилось около 600 военнопленных.

"Там натерпелись мы горя".

В памяти Владимира Фильченко осталось много воспоминаний об этих страшных годах. Хорошо помнит он и свое освобождение, когда в 44-м с Финляндией было заключено перемирие. Тогда Владимир еще не осознавал, как его встретит родина. Эшелон с освобожденными российскими военнопленными прибыл на Урал.

"Привезли нас в город Кизил, там угольные шахты. Построили, и ходит вдоль строя офицерик такой, щеголеватый, и нас врагами, изменниками, предателями величает. Нам говорили, что вам десять лет будет, а потом на вечное поселение. Никакого суда, ничего не было".

Год Владимир отбывал срок в лагерях, сначала на угольных шахтах, потом на сплаве древесины. Заболел открытой формой туберкулеза, открылись старые фронтовые раны от пулевых ранений ног. Его госпитализировали в лагерный лазарет, оперировали, а после выздоровления неожиданно освободили из лагеря. Но клеймо врага народа Владимир носил еще десять лет. И только в 57 году через несколько лет после смерти Сталина его вызвали в военкомат и объявили, что:

"Правительство вело неправильную политику в отношении пленных, так что вы можете теперь нигде не упоминать то, что в плену были. Ничего не было".

Спустя еще 20 лет в 1978-м году Владимир сумел через комиссию Верховного Совета СССР по реабилитации жертв незаконных репрессий периода сталинизма доказать, что ранение ног он получил на фронте. После чего и военно-медицинская комиссия признала его инвалидом войны.

Многие немолодые уже псковичи хорошо помнят обходительного фотографа Владимира Фильченко, сейчас, конечно, он на пенсии. Любимый поэт ветерана войны псковича Владимира Фильченко - Александр Твардовский. Когда-то он прочитал в центральной газете, что в Смоленске строится памятник герою Твардовского Василию Теркину, и решил, что непременно должен принять участие в этом, выслал свою скромную пенсию. В Смоленске Владимир Фильченко никогда не был, и памятник увидел только по телевидению.

В эфире Томск, Сергей Скворцов: Федор Поликарпович Буре был призван в 156-ю стрелковую дивизию.

"Автомат имели только командиры роты и командиры батальонов. Обязательно должен быть противогаз и бутылка с горючей смесью. И с этой бутылкой мы должны были остановить нашествие армады немецких танков. А потом уже и этого не стало. В сентябре нам прислали ребятишек из ремесленных училищ, без оружия, а нам сказали, что оружие достанете в бою. Многие осуждают Астафьева, а ведь он же правду пишет, он же сам солдат. Это просто диву даешься: когда солдат шел в атаку, вообще никаких не было признаков трусости. Раньше были боевые части, стояли три месяца на смерть, а нас даже не представили к медали за оборону Москву. Если бы не Западный фронт, который весь полег, Гитлер в августе был бы в Москве. Это был кошмар, они нас били - как хотели. Однажды мы из лесу выбежали на полянку, смотрим - Боже мой, вся площадка поля уложена нашими трупами, лес штыков и винтовок стоит. Десять дней мы были в окружении. Я стоял на подножке машины. Скорее всего, мина как ударила, такое впечатление, что голова отлетела, а я полетел".

Дальше был плен, лагеря, где почти не кормили, где люди пухли от воды и крапивы. Страшный лагерь под Оршой, где погибла масса пленных. В рубашке родился. Весной 42-го оказался в Польше, потом в Берлине, затем на западе оккупированной Франции, на берегу Ла-Манша. Очередная попытка побега. Сначала помогли местные - французы, потом прятался у фермера-англичанина, который стал называть его Биллом, жил на сеновале, стал язык изучать, умудрялся в своем подполье даже подрабатывать.

"Я стал рисовать, календари делать, продавать эти календарики. С испанцами познакомился, те передавали в лагерь лекарства, продукты".

На всех войнах были пленные, на этой не было - так решил Сталин, сказавший, что все пленные - предатели. Федор Поликарпович возвращался домой через Европу, возвращался на родину без грани сомнения. Но рядом были люди с другими настроениями.

"Со мной бежал, скрывался Козлов. Козлов мне говорит: дурак ты набитый, что тебя ждет в России? В лучшем случае - в северные леса, лес будешь рубить, а в худшем случае - тебя на 25 лет, и сдохнешь где-нибудь в лагере. Я говорю: ты провокатор, Гошка. Пошел он в туалет, сломал окно и на ходу поезда выпрыгнул".

Этого Гошку, который сбежал от конвоя, которого везли на родину, и который потом поселился в Германии, Федор Поликарпович увидел через 50 лет, то есть в 95-м году на встрече участников французского и английского Сопротивления.

"В Верхнем Волочке была фабрика текстильная, из нее сделали запасной полк стрелковый, проволоки поставили, собак. Как я увидел: батеньки мои, вот это да! Я такого не видел, когда у фрицев был. А там уже и генералы, и адмиралы, и полковники, и подполковники".

Рядом с Буре оказался на нарах бывший комендант конюшен Кремля, который с Буденным когда-то за руку здоровался. А от офицеров СМЕРШа за обиды и оскорбления - зареванный возвращался. Но вышел Федор Буре и оттуда, Бог миловал, домой ехал. В НКВД вызывали постоянно, выдержал. Один из знакомых с аналогичной судьбой, врач, сумевший устроиться только препаратором, не выдержал - выпил цианистый калий. В конце 51-го Федора Поликарповича уволили с работы, все по той же причине. Жена Люся опального бросила, сказала, что "не декабрист - на рудники ехать".

Со смертью генералиссимуса страсти вроде бы улеглись, но попытка поступить в пединститут (английский все-таки выучил в плену хорошо) закончилась очередным напоминанием о том, кто он такой есть. Пообещали отправить туда, где он не то что английский, а русский забудет. В той или иной форме это отношение продолжалось лет пятнадцать. Выручка нежданно-негаданно пришла в середине 60-х от друзей по Сопротивлению, его разыскал Британский комитет ветеранов войны, через Алексея Мересьева и Микояна. Встретился со своими друзьями, французами и англичанами, на международной Конференции ветеранов войны и бойцов сопротивления фашизму в Москве. Иностранцы приехали более чем из сорока стран мира, и после этого уже никто не выпытывал, не английский ли он шпион; даже наоборот - настоятельно советовали чаше переписываться с теми самыми англичанами из Сопротивления. Наградили орденом Отечественной войны.

Вот такая история. Главное в ней, наверное, то, что солдат вернулся, остался на своей земле. Просто путь этот был куда сложнее, чем его иной раз изображали в книжках с красивыми переплетами.

В эфире Пятигорск, Виктор Гершель: ГДР, Афганистан, Сирия - вот далеко не полный перечень мест, где служил майор авиации в отставке Савва Николаевич Гуринов. Демобилизовавшись в 1983-м году в Одессе, получил, как и все, паспорт гражданина Советского Союза, а в 94-м году переехал на постоянное место жительства в Пятигорск, где прописался в своем доме, который построил еще в 1964-м году. Все было бы хорошо у армейского ветерана, если не постановление об обмене паспортов. Рассказывает Савва Гуринов:

"Я в Пятигорске живу с 64-го года, здесь родились мои дети, здесь учились в институте. Голосовал все время, за Ельцина - первый раз, второй раз. Был гражданином России. Когда пришла очередь поменять паспорт, пошел - дайте мне паспорт, показал паспорт. Но он же выдан на Украине. Пошел в паспортный стол, говорят: езжайте в Москву, в посольство Украины, и там решайте свои вопросы. Я еще сказал: может быть, письменно как-то, у меня же возраст, чтобы разъезжать в Москву и прочее. "Мы эту переписку не ведем, на стенке висит адрес посольский, действуйте".

У 70-летнего ветерана вооруженных сил есть свои планы.

"Мои планы такие - написать официальный рапорт начальнику паспортного стола, если откажет, тогда на прием к начальнику УВД на Кавминводах. Если и здесь отказ, тогда я циркулярно телеграммами дам президенту Путину, Грызлову, потом председателю Государственной Думы и Элле Панфиловой по правам человека. Пусть я истрачу всю свою пенсию, но нельзя же так. Мы подчинялись Москве, Москва стояла, стоит и стоять будет, а мы, ее верные сыны, служили, защищали интересы Москвы и выполняли ее приказы. Нельзя же забывать своих сыновей. Я служил России".

Пройдут праздничные мероприятия, посвященные Дню защитников Отечества, отзвучат поздравления военнослужащим настоящим и бывшим, а Савва Гуринов будет доказывать, что он не чужой своей родине - Российской Федерации.

В эфире Саранск, Игорь Телин: Венера Янешева - учитель физики одной из саранских школ, в 1986-м году ее муж участвовал в ликвидации аварии на Чернобыльской атомной электростанции, умер в середине 90-х, после чего его семья стала получать пенсию.

"У нас он не простой был, а человек, который был мини-реактором, то есть он был искусственным радиоактивным элементом. Нам выплачивали пенсию не просто так, а из-за того, что мы облучались рядом с ним".

Сумма была весьма приличной по тем временам, но в 1998 году произошел дефолт, а в конце того же года местное Министерство социальной защиты населения уменьшило размер этой пенсии более чем в десять раз. С учительской зарплатой и пенсией в 400 рублей семье из трех человек прожить очень трудно, так что Венера Янешева решила обратиться в суд.

"Первый суд состоялся. Мне отказали, поскольку "пенсия в размере 3980 рублей исчислялись из гуманных соображений и правового основания такое исчисление не имеет". Это очень интересная формулировка. Я подала кассационную жалобу, Верховный суд отменил это решение. После этого суд Ленинский суд вновь мне присуждает пенсию в том размере, в котором она была ранее. Естественно, Министерство соцзащиты теперь уже подает кассационную жалобу, Верховный суд вновь отменяет это решение. Третий раз уже суд состоялся, опять суд Ленинский мне присуждает, отдел соцзащиты вновь подает кассационную желобу в Верховный суд, Верховный суд вновь отменяет".

Продолжается такой "хоровод" пятый год. И, как считает Венера Янешева, у местного комитета защиты населения в этой ситуации - своя логика поведения.

"Будем крутить до тех пор, пока человек не откажется. Вы знаете, устаем, я тоже устала, я бы бросила, но зло на них взяло, как могут так обманывать людей. Вот посмотрите, в кассационных жалобах, которые они пишут, просят решение Ленинского районного суда отменить и вновь передать на новое расследование. Какое расследование может быть? У нас что - уголовное дело? Четыре года расследуют. Они не выпускают нас из Мордовии, я могла бы подать в Москву, но я не имею права подавать, потому что у меня дело здесь "крутится", четыре года дело "крутится" здесь. Мы "варимся" здесь, и здесь дело не решают. Районный суд присуждает, Верховный отменяет. Если районный не присуждает, Верховный суд опять отменяет. Крутят уже кого по четвертому, кого по пятому, кого по шестому разу. И таких чернобыльцев, как мы, много".

А вот как комментирует ситуацию председатель республиканского союза "Чернобыль" Владимир Чимбаров:

"Насчет вдов, у нас 242 человека умерло, значит, примерно столько и вдов. Со стороны вдов - жалобы; мы сами видим, что очень маленькая пенсия, но пока это - прерогатива через суд. В суд обращается не каждый, это нужны смелость, терпение, знание некоторых вещей".

В судах Мордовии сейчас рассматривается более тридцати судебных дел, связанных с чернобыльскими пенсиями.

"Пока борьба идет с переменным успехом, районный суд выигрывает, Верховный суд отменяет, опять районный суд. В социальной защите сказали, что пока Верховный суд России не будет выигран, никаких выплат не будет".

Пока что на любое решение суда, принятое в пользу участников ликвидации чернобыльской аварии и их вдов, Министерством социальной защиты населения подается кассационная жалоба. Рассказывает Венера Янешева:

"Одним словом, Министерство соцзащиты встало на позицию не защиты нас, а наоборот ущемляет права, которые судом нам присуждаются. Но они ищут такие уловки. Их еще не устраивает, почему не расшифровывается сумма зарплаты, когда он работал на чернобыльской электростанции. Они говорят: вы знаете, туда должны входить и командировочные, должны входить и премиальные. Я им говорю: какие могут быть премиальные у солдата? Премия им была жизнь. Моему выпала премия на десять лет, кому-то на два, кому-то больше".

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина: Самым молодым защитникам Отечества в Саратове чуть более десяти лет, они учатся в кадетском классе 77-й средней школы. Вот как объясняется свое желание стать кадетом шестиклассник Андрей:

"Хочу быть честным, хорошим другом, чтобы у меня была дисциплина и совесть".

У учеников одиннадцатых классов - более развернутое представление о сути военной службы.

"В кадеты поступают самые активные учащиеся из всех классов, выбирают самых спортивных. Мы клянемся, что будем защищать родину, что будем уважать учителей и всех старших".

"Формируются высокие волевые и нравственные качества, к дисциплине приучают, чего нет в обычном классе".

"Каждое лето ездили в воинскую часть, там у нас недельные сборы были, проходили курс молодого бойца. Жили по расписанию, как все военные живут. Подъем в шесть утра, отбой в десять".

Ольга Заикина - учитель с большим стажем, была когда-то пионервожатой, проводила "Зарницы", работала в райкоме комсомола. По ее мнению, кадетские классы - прекрасная форма работы с трудными детьми.

"С восьми и до пяти они - в классе, заняты всем подряд, поэтому они у нас не бегают по улице, в подворотне не бывают, наркоманов нет, не курят. Я считаю, что нужны такие корпуса. В моем классе они очень добросовестно ко всему относятся. Особенно любят в волейбол играть мальчишки. Очень много спортивных детей, у них есть разряды, пояса, медали есть. Они будут людьми хорошими - я уверена в них. Тем не менее, в обиду они не дадут ни себя, ни других".

То, что дети в школе проводят большую часть дня, занимаясь спортом, танцами и помимо школьных уроков изучают этикет, замечательно. Но почему это все связано с профессией военного? Разве спортивная подготовка и хорошие манеры не пригодятся обычному строителю, инженеру или предпринимателю? Никто из учеников не ответил на вопрос, от кого мы должны защищать свою родину и почему дисциплине можно научиться только с помощью наряда вне очереди. Пионерские организации канули в лету, но на смену им приходит военизированные образование, кадетские корпуса, отряды юных спасателей МЧС. Говорит обозреватель газеты "Новые времена" Юрий Санберг:

"В нашей стране, где привыкли воевать, где в основном праздники посвящены годовщинам каких-то побед, было бы очень важно заговорить о мире в том значении, в котором это слово, может быть, не очень часто употребляется, то есть общество, вселенная человека, гармония".

Разговор этот уместнее начать в школьные годы, потому что о гармонии в обществе можно говорить лишь тогда, когда наши дети перестанут готовиться к войне.

В эфире Минеральные Воды, Лада Леденева: Когда в поселке Змейка Минераловодского района Ставропольского края я искала дом Марины Петровой, прохожие указали мне на окраину села, упомянув то ли барак, то ли хлев. Оказалось - не то и не другое, семья Петровых живет в бывшем курятнике, который вообще вряд ли можно назвать жильем. Две комнатки размером с кухню в московской хрущевке, потолок едва ли в человеческий рост, земляной пол в пристройке, одинокая лампочка без плафона на тонком проводке. В углу печка, которую топят дровами, о газе и водопроводе жителям птичника приходится только мечтать. Говорит Марина Петрова:

"Четыре семьи здесь живет. Одна живет двадцать с лишним лет, здесь уже больше двадцати, эту часть арендуют; а та, у них одна комната, тоже из Казахстана".

Уроженка Ташкентской области Марина Петрова в 1993-м году была вынуждена уволиться с работы в связи с введением в республике узбекского языка, которого она не знала. Узбекский стал обязательным в школе, где ее дочь, говорившая только по-русски, не смогла продолжить учебу; в магазинах, в больницах - повсюду. Однако уехать из родного поселка Марина Николаевна решила лишь два года спустя, когда жизнь в Тоябугузе стала совершенно невыносимой для всей семьи.

"Детей я провожала в школу, встречала, потому что дети закидывали наших камнями и тому подобное. Могут ночью двери ломать и окна бить. Куда бы я ни обращалась, везде отказывают - езжайте на родину".

К тому времени у Марины Петровой не было другого выхода. В Узбекистане у нее отобрали квартиру. Вынудив подписать все необходимые документы.

"Они знают, что защиты у меня нет, я одна осталась, сестренка выехала, хотели забрать, но не получалось. А как там? Там - хватай детей и беги. В тот момент мне дороже дети были. В тот момент мы с мужем развелись, он уехал во Владивосток, я одна оставалась".

Несмотря на свой нелегальный статус, в одном из сельхозпредприятий Минераловодского района Марина Петрова нашла работу - сутки через двое за 800 рублей в месяц. Обратилась в краевую миграционную службу с ходатайством о статусе беженки, однако в просьбе ей отказали. Знакомые посоветовали обратиться к юристам общества помощи беженцам и вынужденных переселенцев. Рассказывает юрист-правозащитник Ольга Плыкина:

"Рассматривая ее ходатайство, даже не имея информации об общей ситуации в Узбекистане, миграционная служба необъективно рассмотрела ходатайство и очень поспешно вынесла это решение, не изучив всей это ситуации. Минераловодский городской суд вынес положительное решение и обязал службу Ставропольского края предоставить ей статус беженца".

Теперь у Марины Петровой одной проблемой меньше. Еще бы устроить учиться 18-летнюю дочь Настю, у которой, так же как и у матери, пока нет паспорта: девочка оканчивает школу, хочет стать юристом. На мой вопрос о развлечениях ответила:

"Иногда по праздникам в город выхожу с подружкой, больше ничего. Это бывает редко очень. А так - по дому приходится дрова пилить, воду таскать, маме помогать".

С наступлением весны и концом бездорожья Марина Петрова собирается в Ставрополь оформить документы в миграционной службе, затем - паспорт и гражданство. Мечтает забрать к себе сына, проживающего с отцом во Владивостоке. Несмотря на отсутствие гражданства, недавно его призвали в армию, но вскоре комиссовали. По какой причине - пока неизвестно. Почта ходит долго и плохо, а телефона у Петровых не было и нет.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: Нижегородский пенсионер Георгий Лоскутов прославился на всю страну тем, что не стал платить по новым повышенным коммунальным тарифам, а найдя среди российских законов подходящий пункт, позволяющий при доходах ниже прожиточного минимума платить всего половину от минимальной заработной платы, стал перечислять со своего счета в сбербанке по 50 рублей ежемесячно, считая, что этого коммунальным службам достаточно. Причем дополнительно стал консультировать и своих соседей, как им платить за свои квартиры, не пользуясь субсидиями.

"Люди идут за субсидиями. Это же грошовые субсидии, люди унижаются. Старики, в основном, там стоят, им становится плохо, их скорая помощь увозит. Зачем унижаться? Есть метод: пожалуйста, вот вам жировка, платите через сберкассу столько, сколько полагается по закону".

Однако коммунальщики обратились с иском в суд, ссылаясь на то, что Георгий Лоскутов неверно истолковал закон, да к тому же и минимальная зарплата теперь не сто рублей, а четыреста. Говорит директор местного жилищно-коммунального предприятия Иван Симатов:

"Жилищный кодекс Российской Федерации с поправками на первое января 2003-го года. Статья 15-я, на которую ссылается Георгий Константинович "Оплата жилья и коммунальных услуг по договору найма", не приватизированных квартир, а его квартира приватизирована".

Теперь через суд с Георгия Лоскутова грозятся взыскать около четырех тысяч рублей долгов за прошлые и текущие годы. Тяжело дилетантам от правоведения тягаться со специалистами, но еще один нижегородец, уже полноценный юрист по образованию, попытался через суд добиться снижения тарифов на горячее водоснабжение по причине низкого качества воды. Говорит юрист Андрей Кротов:

"В декабре я обратился в суд с требованием понижения оплаты воды в свете того, что вода некачественная, и возмещение убытков. Требование было основано на том, что в пятом микрорайоне вода некачественная, не соответствует ГОСТу".

Суд постановил понизить тариф в два раза, выплатить Андрею Кротову более десяти тысячи рублей переплаты, да еще тысячу за моральный ущерб. Однако радоваться оказалось рано. Юристы теплоснабжающей организации опротестовывают решение суда, ссылаясь на то, что в договоре по коммунальным услугам вообще не прописано предоставление горячего водоснабжения. Говорит главный инженер Вячеслав Лапшин:

"Ссылаясь на договор между Кротовым и заводом, мы должны обеспечить горячей водой, в договоре такого нет. Мы, зная такую проблему, не обязуемся обеспечить горячей водой, согласно ГОСТу. Поэтому мы категорически не согласны с решением суда, подаем жалобу в областной суд и будем отсуживать данное решение".

Вот и судись с коммунальщиками за свои права. Неискушенное в юридических тонкостях население пока предпочитает с судами не связываться, а более заявлять о своих правах на митингах.

"Мы отстаиваем свои конституционные права. В Конституции написано: нельзя принимать законы, ухудшающие жизнь людей".

В эфире Самара, Сергей Хазов: С первого февраля в Самарской губернии на 40% были повышены тарифы на тепловую и электроэнергию. Повышение тарифов привело к конфликту между мэрией Самары и представителями энергетических компаний. Муниципалитет оказался не готов оплачивать услуги энергетиков по новым расценкам. В результате долг мэрии Самары перед Средневолжской энергетической компанией по данным на 15 февраля превысил 330 миллионов рублей. Глава Самары Георгий Лиманский официально заявил, что в ближайшее время город не сможет погасить задолженность перед энергетиками, поскольку при формировании городского бюджета не учитывался возможный рост энерго-тарифов:

"На сегодняшний день тарифы, которые установлены, никогда не будут оплачены, потому что они - запредельны, они - беспредельны".

Пытаясь ускорить погашение долга мэрией Самары, энергетики с 14-го февраля отключили от горячего водоснабжения 50 жилых домов, в результате около 15 тысяч Самарцев остались без тепла. Генеральный директор Средневолжской межрегиональной энергетической компании сообщил, что у энергетиков не было другого выхода.

"Мне запрещено производить неоплачиваемый отпуск электрической и тепловой энергии. То есть, что - бюджет готов платить пенни и штраф? Либо я должен кредитовать бюджет, тогда объясните, почему я должен кредитовать бюджет?".

Кроме отключения домов от горячего водоснабжения, решением предприятия "Самараэнерго" на пять градусов была понижена температура горячей воды, отпускаемой самарскими котельными. При температуре воздуха за окном в минус 15 градусов это привело к значительному похолоданию в квартирах самарцев. Протестуя против незаконного по их словам, отключения тепла в своих квартирах, самарцы 20-го февраля провели митинг протеста у здания акционерного общества "Самарэнерго". Люди говорили о том, что регулярно оплачивают счета за теплоснабжение и не понимают, за что в их квартирах отключили горячую воду и отопление. По словам митингующих самарцев, энергетикам задолжала мэрия, а крайними как всегда оказались простые люди.

"Возмущены все - и состоятельные люди, и бедный народ. Нас совершенно зажали, нет тепла, электроэнергия в два раза дороже, чем в соседних областях".

Самарцы, проживающие в лишенных тепла и горячей воды домах, намерены обратиться с исками в суд на городскую администрацию и предприятие "Самараэнерго", которые, по их словам, не выполнили своих обязательств перед жителями. Добросовестно оплачивающих услуги энергетиков. Тем временем акционерное общество "Самараэнерго" намерено продолжать отключение жилых домов в Самаре от горячего водоснабжения до тех пор, пока мэрия не погасить все задолженности за энергоресурсы.

В эфире Обнинск, Алексей Собачкин: На одном из обнинских телеканалов появилась бегущая строка: "Ищем доноров для пересадки печени за 10 тысяч долларов", далее указывались номера телефонов. Объявление крутилось гласно и открыто - притом, что закон запрещает торговлю человеческими органами. Да и потом - печень, она же одна, без нее - смерть.

Звоню по телефону, указанному в объявлении. На том конце провода мне объясняют, что отрежут не всю печень, а только часть и называют клинику - Российский научный Центр хирургии в Москве. Звоню туда, рассказываю, что на обнинском телеканале появилось объявление о покупке печени за десять тысяч долларов. Мне объясняют, что центр не занимается куплей-продажей органов. Печень от живого человека пересаживается только в том, случае, если донор и реципиент - генетические родственники, и такие операции проводятся, когда родство подтверждено нотариально. Спрашиваю: каковы последствия изъятия части печени для донора? Не ваше дело - довольно резко ответили мне, - вы же не донор. О том, какие могут быть последствия операции для донора, я все же узнал. Говорит доктор медицинских наук Сергей Васильев.

"Печень действительно регенерируется, но это - в случае, если изымается небольшая ее часть. При пересадке взрослому человеку, как правило, требуется правая доля печени, примерно где-то 50% ее объема. В этом случае говорить о полной регенерации не приходится. Донор становится пожизненным инвалидом, и шансы умереть преждевременно увеличиваются".

Снова звоню по объявлению, говорю: я не родственник больного, как будем решать проблему? Мне отвечают, что с нотариусом за деньги этот вопрос будет улажен, меня сделают родственником. Дальше говорю о том, что закон запрещает торговлю органами. Меня уверяют, что все будет нормально, и я юридически не рискую, и потом - никто насильственно отнимать у меня печень не собирается. Это было сказано грамотно. По 120-й статье Уголовного кодекса за насильственный отъем органа с целью пересадки - от 2 до 5 лет лишения свободы, а за добровольную торговлю ответственность вообще не предусмотрена. Вот так: закон о трансплантации органов не допускает такую торговлю и грозит уголовной ответственностью, а в Уголовном кодексе ничего нет. Видимо, люди, предлагающие десять тысяч долларов за пенсию, это знают хорошо. Жители Обнинска, с которыми я поговорил на улицах города, отреагировали на объявление, появившееся на телевидении, следующим образом:

"Конечно, свою печень я бы ни за что не продала, не отдала. Это удивительно".

"Я достаточно спокойно отношусь к появлению на обнинском телевидении рекламы о приобретении органов человеческих. Сам я продавать их собираюсь, нет у меня такой потребности, но я могу понять чувства родственников, близких".

Я не спрашивал, звоня по объявлению, много ли людей предложили свою печень, думаю, что такие были. Цена десять тысяч долларов для многих привлекательна, но это может оказаться ценою жизни.

В эфире Иваново, Елена Смагина: Вера Добролюбова до недавнего времени была обычной певицей. Когда в 2000-м году к власти в Ивановской области пришел коммунист Владимир Тихонов, Вера Добролюбова стала начальником управления культуры области. Рассказывает музейный работник Элеонора Горбунова:

"Прикрываясь знакомым до боли лозунгом восстановления исторической справедливости, единоличным решением губернатор и управление по культуре в лице Добролюбовой в прошлом году разрушили крупнейшее музейное объединение. В конце прошлого года из музея ушли 14 человек, это практически все заведующие отделами, заместители по науке. Музей лишился интеллектуального потенциала, были уволены хранители коллекций. И сейчас несколько крупных коллекций - в том числе археологическая, 60 тысяч экспонаций - остались в здании музейно-выставочного центра, который юридически уже не относится к новоявленному Музею истории, промышленности и искусства. И новое руководство за эти 60 тысяч экспонатов ответственности не несет. Более того, руководителем новоявленного Музея истории, искусства и промышленности назначен человек, который известен в городе, как человек, занимающийся уже несколько лет перепродажей антиквариата. Своим замом он взял бывшего владельца антикварного магазина".

Продолжает рассказа главный режиссер Ивановского музыкального театра Владимир Бородин:

"Уничтожается музей, уничтожается музыкальная школа, уничтожается Союз писателей, сейчас уничтожаются театры. Вот последний проект договора на выполнение государственного социально-творческого заказа, в котором диктуются названия спектаклей, количество спектаклей, сроки выпуска этих спектаклей, сроки ухода в отпуск и выхода из отпуска, сроки открытия сезона и закрытия сезона. Анекдотический документ приложен к этому договору - акт приемки и сдачи заказа на спектакль, выполненный без замечаний и с замечаниями невыполненными, замечания, которые должны быть выполнены театром до публичного показа спектакля. И когда начинает появляться хоть малейшая самостоятельность, ту же вызывают директора и приказывают убрать еще полгода не проработавшего главного режиссера, еще полгода не проработавшего музыкального руководителя. Ни в Ярославле, ни в Нижнем, ни во Владимире, ни в Костроме - нет музыкального театра. Мы - единственные на всю огромную территорию. Театр уничтожается, это я вам заявляю официально. Но зато создается камерный оркестр, во главе которого становится господин Добролюбов. Но зато создается филармония, художественным руководителем которой становится, с трех раз отгадайте, кто - Добролюбов. Вот деятельность нашего управления культуры".

Сергей Добролюбов - муж Веры Добролюбовой, с которым она официально развелась, начав карьеру управленца. Говорит бывший работник управления культуры Ирина Скворцова:

"Филармония приносила прибыль, огромную прибыль, потому что ей давалась самая маленькая дотация. И сейчас все это свертывается, какие-то устрашающие меры, проверки".

Говорит основатель ивановской общественной организации "Лига защиты культуры" профессор Станислав Смирнов:

"Обратились с открытым письмо к губернатору, опубликовали его - реакции никакой. Наши коллеги были на приемы у Веры Геннадиевны Добролюбовой, и этот разговор вызвал бурную реакцию с ее стороны. И, в общем-то, разговор не получился. Мы обратились к министру культуры Швыдкому - и опять никакого результата. Поэтому творческой интеллигенции пора объединиться в своеобразный фронт защиты культуры и перейти от этих пассивно-просительных акций к настоящим акциям. Речь идет о пикетах, акциях неповиновения, разнообразных митингов. То есть то, что оправдало себя во всей России, когда чиновничий аппарат наступает на горло людям. Другого выхода у нас, наверное, нет".

До какого состояния нужно было довести людей, которые даже в годы повальной невыплаты зарплаты сторонились митингов и пикетов и просто терпеливо ждали, когда наступят другие времена.

В эфире Тюмень, Алекс Немиров: Полмесяца продолжаются внеплановые каникулы у тюменских школьников. В связи с эпидемией гриппа по решению областного центра санэпиднадзора все школы закрыты на карантин, его ввели впервые за долгие годы. Вероятно, врачей всерьез напугал случай смерти трехлетнего мальчика в результате осложнений от гриппо-вирусной инфекции. Факт подтвердил главный врач инфекционной больницы Михаил орлов:

"Мы ощущаем по своей клинике, что к нам идет большой поток, особенно детей. К сожалению, мы уже имеем летальный исход от респираторной патологии - это ребенок трех лет".

Только за первую неделю диагноз "острое респираторное заболевание" врачи поставили более чем пяти тысячам горожан. Гриппом заразились 2311 тюменцев, половина - дети в возрасте до 14-ти лет. Учителя запретили им появляться на улице, нерадивых обещали спрашивать на уроках первыми. Дети оказались запертыми в четырех стенах квартир и вынуждены были следить по телевизору и радио за тем, какие развлечения придумывают себе взрослые в разгар эпидемии гриппа. Например, как они в день Святого Валентина ставят рекорды по поцелуям на пешеходном мосту, призывая участвовать в шоу-конкурсе случайных прохожих. Впрочем, с домашним арестом смирились не все.

"Я хожу в компьютерный салон, там играю".

"Я пропадаю целыми днями на улице. Езжу на горке, катаюсь на лыжах".

"Хожу на тренировки по баскетболу".

"Нужно пользоваться этим временем, это как каникулы".

Тюменские педагоги за время карантина в школах успели выбрать лучшего учителя года, а сейчас дискутируют - отменять предстоящие весенние каникулы или нет. "Весенние каникулы отменены не будут, нельзя ущемлять права детей", - заявила начальник образовательного отдела комитета по образованию городской администрации Любовь Гнусарева. Сторонники отмены каникул говорят, что трудно будет наверстать школьную программу, детей перегружать нельзя. Как альтернативный вариант - предлагается учеба по субботам. Жесткие карантинные мероприятия, вероятно, в Тюмени связаны и с тем, что в минувшем году поликлиники получили вдвое меньше противогриппозной вакцины по сравнению с предыдущим периодом. Ее хватило, чтобы привить около 230-ти тысяч человек, а необходимо, как минимум, 400 тысяч доз. Прогноз пессимистичен. Как сказал заместитель главного врача областного Центра Госсанэпиднадзора Анатолий Огурцов, на 2003-й год федеральным бюджетом вообще не предусмотрен закуп противогриппозной вакцины для регионов, эти мероприятия предписано осуществлять за счет местных бюджетов.

В эфире Хабаровск, Марина Ильющенко: "Сеул встретил нас солнцем и теплыми улыбками персонала. Таможенники тоже улыбались. После наших, которые смотрели на всех как на потенциальных преступников, впечатление было больше чем сильным, я даже решила, что мне здесь нравится. Но, увидев Ко, резко одумалась. Ко собрал паспорта, велел садиться в микроавтобус. Алька принялась пищать, что нас продадут в публичный дом. Алькины страхи разделяли все".

Это строки из недавно вышедшей в Хабаровске книги Елены Раввинской, которая называется "Секс-анде или Дневник хостес". Елена работала "хостес" в Южной Корее, куда поехала для того, чтобы заработать денег на компьютер.

"Мой опыт был положительным, поскольку познакомились с другой страной, посмотрели, как люди живут, пожили в свое удовольствие. Входило в обязанности сидеть за столиком с гостями, напитки разливать, разговор поддерживать, и еще гостям говорить, что "секс у нас нельзя" - и объяснять, почему. Сама удивлялась всегда, как этот дурак будет платить деньги за то, чтобы со мной за столиком посидеть. На самом деле там такое отношение к "белой" женщине - как к звезде. Если, например, белая кучерявая - Ким Бессинджер, такой беретик наденешь - тогда Софии Марсо".

Улетать в Южную Корею и Японию из Хабаровского края активно стали девушки с 96-го года. Пик выехавших на работу за рубеж в качестве танцовщиц и "хостес" пришелся на 2000-й год, тогда в Хабаровске открылось много фирм, которые стали заниматься посреднической деятельностью.

"Главная проблема, с которой они сталкиваются, это незнание языка. Незнание обычаев той страны, куда они едут. Они невольно нарушают законы, сами того не предполагая и не желая. Они слабо представляют, что за все надо платить, и деньги просто так никому не даются, независимо от того, где бы ни работали. Если им предлагают большие деньги, нужно сразу задуматься - за что? Они считают, что если девочка очень красивая и она только появляется на сцене, или танцовщица, ей непременно будут платить деньги только за это. К сожалению, это не так".

Людмила Неброева в миграционной службе Хабаровского края проработала 8 лет, практически - с момента ее образования. Все это время она занималась с молодыми людьми, решившими выехать за границу. По словам Людмилы Неброевой, знакомить с культурой и обычаями страны должна фирма-посредник, которая отбирает девушек на работу в ту или иную страну. Но эти минимальные знания все равно не страхуют девушек от ошибок, иногда желание заработать больше денег их подводит и они теряют все. Об одном таком случае рассказала Елена Раввинская:

"Часть девчонок уехали после окончания контракта, а три остались на год. Как только кончился их контракт, босс начал хамски себя вести, он их засылал в плохие клубы, не давал денег на еду, они сидели чуть ли не на лапше и тратили деньги из своих запасов, которые отложили. Обидно, что они год проработав в Корее, еле-еле оттуда выехали, даже в тюрьму попали и выехали без денег, заработанных ими там".

В книге Елены "Секс-анде или Дневник хоcтес" все заканчивается благополучно. В реальной жизни, когда Елена работала "хостес", также все сложилось благополучно.

"Я всегда работала в барах средней руки, есть очень дорогие бары, куда ходят знаменитости, а есть плохие, например, американские бары, там зарплата меньше, вообще ни навара, никаких чаевых не будет. Бывают просто нищие бары, где не кормят, условия плохие, сцена маленькая и вообще такой перешеечек, с которого свалишься, все себе переломаешь".

Так или иначе, работа за рубежом для многих хабаровчанок сопряжена с риском, на который они все же идут, надеясь, что с ними ничего плохого не случится.

XS
SM
MD
LG