Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:
- Почему учитель из Сочи Ирина Демьянова решила участвовать в акции протеста;
- Обнинская надбавка для президентской пенсии;
- Багандинскому должнику Николаю Барышеву дали заработать;
- В Самарском общежитии нет ни света, ни воды;
- Можно ли жить на саранском аэродроме;
- Эдуард Григорьянц из Минеральных Вод - композитор и мельник в одном лице;
- Псков: история одной радиостанции;
- Нижний Новгород: какая "скорая помощь" лучше - платная или бесплатная;
- Пенза: очередная битва с самогоном;
- Чебоксары: надо ли бояться человека с нарезным ружьем;
- Ростов-на-Дону: конкуренция на погосте;
- Омск: профессии, опасные для семейной жизни;
- Липецк: Эдик Михаев решил посвятить свою жизнь музыке.

В эфире в эфире Сочи, Геннадий Шляхов: "Наш учитель - самый лучший в мире учитель", - так говорят первоклашки одной из сочинских школ об Ирине Демьяновой, учителе начальных классов. Красивая молодая женщина с улыбкой на лице, всегда аккуратно одетая, она и есть так самая первая учительница, память о которой останется у детей на всю жизнь. Так сложилось, что Ирина Демьянова одна воспитывает двух сыновей-школьников; в конце февраля они заболели, простудились, пришлось тратиться на лекарства.

"У нас все деньги ушли на лечение, придется есть крупу, есть вермишель без мяса и даже сосисок".

Каждый день на работу Ирина Демьянова ходит пешком - экономит деньги. Учительской зарплаты катастрофически не хватает. Как и многие ее коллеги, Ирина Демьянова живет в долг. "Нередко хочется просто сесть на стул и поплакать", - говорит она, но позволить себе этого не может - рядом дети.

"Мы идем на работу практически голодные, многие падают в обмороки. Естественно, это влияет не только на нас самих, на нашу семью, но и на учеников, которых мы учим. Если учитель голодный, что он может дать, если у него сплошные мысли, чем бы накормить собственных детей, как бы прожить до следующей зарплаты? Жить так больше нет сил. Мы терпели, мы ждали, мы надеялись, мы верили в те обещания, которые нам давались государством, правительством, но, к сожалению, больше веры нет, а жить надо".

Ирина Демьянова, как и многие ее коллеги, участвовала в Сочи в манифестации протеста, подобной тем, что прошли во многих городах России. Учителя, врачи, работники культуры - требовали повышения заработной платы. В руках у манифестантов плакаты: "Нищий учитель - позор России", "Чиновникам зарплату муниципального учителя" или еще: "Нашей зарплаты не хватает даже на заплаты".

"У нас учителя не живут, а существуют. На такую мизерную зарплату..."

В сочинских школах сегодня остаются вакантными более двухсот мест, выпускники местного педагогического института, в худшем случае, идут работать в торговлю - не в школу же на 910 рублей зарплаты! Беспокоит учителей и планы правительства по реформе оплаты труда, особенно в той части, где предлагается переложить на региональные бюджеты ответственность за выплату зарплаты. Говорит председатель профсоюза работников народного образования и науки города Сочи Галина Каразойская:

"Государство полностью пытается снять с себя ответственность за выплату заработной платы, нас не устраивает, что это перекладывается на плечи местных бюджетов, и, конечно, тот уровень заработной платы, который установлен сегодня, он никого удовлетворить не может".

О своей жизни вне работы учителя рассказывают неохотно, стесняются говорить о своем материальном положении, но даже в этой ситуации они сохраняют чувство юмора. Почему, спрашивают они, у учителей существует конкурс на лучшего по профессии, но нет подобного среди чиновников, тех, кто готовит концепции реформы оплаты труда для работников непроизводственной сферы?

В эфире Обнинск, Алексей Собачкин: 74-летняя обнинская пенсионерка Алла Жирноклюева очень сильно возмутилась маленькой надбавкой к пенсии, полученной в феврале; надбавка составила всего 31 рубль 34 копейки.

"Зачем издеваться? Так мы живем, еще 31 рубль нам пенсии добавили, и считается, что какая-то помощь. Что это за помощь? Купить литр молока, булку хлеба и одно яблочко - это считается какая-то помощь?"

А тут как раз по телевизору показали сюжет, как пенсионеры Приморья эту прибавку к пенсии отправляют обратно президенту Путину - не нужна нам, мол, подачка. Алла Михайловна решила поступить так же и пошла на почту, но денежный перевод у нее принять отказались. По мнению почтовых работников, мало написать "Москва. Кремль. Путину", нужно еще указать индекс кремлевского отделения связи.

"Ну почему не принять? - А потому" - в очень грубой форме было сказано. Так и не приняли".

Пришлось Алле Жирноклюевой пожаловаться в местную газету. После ее вмешательства пенсионерка опять пошла на почту, там не сразу, но приняли денежный перевод в адрес Путина.

"Я не в Америку посылаю, поэтому должны деньги принять. Где-то мы препирались минут 10-15, все-таки приняли".

Разумеется, ей подумалось, что почтовому ведомству запретили принимать подобные переводы и беспокоить президента. Но начальник обнинского почтового узла Александр Головня сказал, что это не так.

"Мы никогда никаких ограничений по почтовым переводам не давали и не даем, и не будем давать и отправим в любую точку мира любое послание".

Аллу Жирноклюеву никто не агитировал послать деньги Путину, но такая агитация в Обнинске была. Говорит председатель местного отделения Народно-патриотической партии Нина Илларионова.

"Мы призывали, говорили: отправьте эти 30 сребреников назад".

По словам Илларионовой, десятки обнинских пенсионеров послали президенту по 31 рублю. Начальник обнинской почты Александр Головня говорит, что подобный перевод из Обнинска был всего один. Как бы то ни было, всероссийская акция пенсионеров возымела действие. Говорит заведующая местным управлением Пенсионного фонда Ирина Куликова.

"Дальше планируют, что страховая часть будет индексироваться с первого апреля на 10-12%. В суммарном выражении это 130 рублей".

Это совпадает с ожиданиями пенсионерки Аллы Жирноклюевой.

"Во всяком случае, рублей 140-150 хотя бы".

В эфире Тюмень, Алекс Неймиров: В поселке Богандинском, что недалеко от Тюмени, работники жилищно-коммунального хозяйства ищут нестандартные подходы к должникам. Например, когда долг Николая Барышева превысил 20 тысяч рублей, руководство ЖКХ предложило отработать ему эти деньги слесарем. Он согласился. Сейчас осталось вернуть сравнительно небольшую сумму, но уходить с предложенной работы он не собирается.

"Все-таки зарабатываю. Раньше работал - 800 рублей, сейчас три с чем-то выходит".

По словам начальника ЖКХ поселка Богандинский Николая Мирца, в прошлом году с помощью таких "отработчиков" было отремонтировано 27 подъездов. Впрочем, в борьбе с должниками коммунальщики применяют широко известную тактику кнута и пряника.

"Предлагаем работу, чтобы отрабатывали в ЖКО, предлагаем оформлять субсидии. Когда исковое подаем заявление, начинают сразу гасить, не дожидаясь суда. Некоторые буквально после суда начинают гасить какими-то своими средствами. Другие никаких действий не делают, здесь уже начинают работать судебные приставы. Конфисковали кое-какие вещи, потом выкупают у нас эти вещи, телевизор забирали недавно, выкупила одна семья".

Намного сложнее отсудить деньги у тех, с кого и взять нечего. Как говорит Николай Мирц, в федеральном законодательстве ничего нет о том, как поступать с такими людьми. К примеру, Ирина Бондаренко и ее муж не работают - спились, младшие дети в детском доме, старшие в тюрьме. За квартиру платить нечем, а пьющие работники жилкомхозу не нужны.

"Да мне хоть куда, хоть поломойкой. Возьмите на работу, так и будете высчитывать".

По словам Николая Мирца, раз выселить таких людей невозможно, им предлагают рассчитываться за долги жилплощадью.

"Существует процедура по обмену, некоторые трехкомнатную меняют на двухкомнатную с доплатой, и так постепенно доходит до однокомнатной и уже дальше".

На сегодня долг жителей поселка Богандинский в Тюменском районе предприятию жилищно-коммунального хозяйства составляет 6 миллионов рублей. В прошлом году через суд злостным должникам было предъявлено исков на один миллион рублей, но взыскать удалось только триста тысяч.

В эфире Самара, Сергей Хазов: С середины декабря прошлого года в общежитии самарского металлургического техникума отсутствует электричество и водоснабжение. Для двадцати семи живущих в общежитии многомесячная жизнь без благ цивилизации превратилась в кошмар. Говорит пенсионерка Тамара Размахова:

"В войну такого не было. Я прошла войну, не видела такого".

Из-за отсутствия электричества на кухне общежития не работают электроплиты, еду жители готовят на портативных керосиновых плитах. Вечерами для освещения своих квартир люди используют керосиновые лампы и свечи. Керосин - самое ходовое слово среди жителей общежития. За питьевой водой, которой в общежитии тоже нет, людям приходится ходить в соседние дома. Пенсионеры и инвалиды, которым затруднительно выходить из дома, добывают питьевую воду особым способом, рассказала ветеран труда Тамара Размахова:

"Берем из батареи горячую воду и сливаем. Мы не можем ни умыться, я месяц не мытая, потому что нельзя охлаждаться, ноги больные, они у меня сразу отнимаются. Детей купают из ведра воды. Берем воду из батареи и купаем детей".

Валентина Лисачкина, директор металлургического техникума, которому принадлежит общежитие, заявляет, что жильцы платят за проживание гораздо меньше, чем следует, именно поэтому, по словам Валентины Лисачкиной, руководитель областного департамента образования Ефим Коган отказывается выделять деньги на ремонт пришедших в негодность коммуникаций общежития.

"Жильцы платят всего 12% - от того, что обходится департаменту образования. И когда идешь и говоришь, что мне нужны приборы, мне нужен станок, то мне говорят - у нас нет денег. Если я вам даю деньги, а вы все деньги вбухиваете в общежитие, то разбирайтесь сами".

Общежитие самарского металлургического техникума сейчас находится в федеральной собственности. По словам Валентины Лисачкиной, в ближайшее время техникум объединится с 21-м самарским техническим лицеем, который находится в ведении области. Смена собственника, по словам директора техникума, поможет решить проблемы жителей общежития. Сегодня живущие в общежитии семьи отказываются оплачивать счета за коммунальные услуги, заявляя, что платить им не за что. Часть жителей обратилась с письмом в мэрию Самары, требуя передать общежитие в городскую собственность. Однако в жилищном управлении ответили, что этот вопрос будет рассматриваться лишь после того, как в общежитии восстановят электро- и теплоснабжение. Жильцы общежития намерены обратиться с иском в суд, чтобы отстоять свое право жить в благоустроенных квартирах.

В эфире Саранск, Игорь Телин: Для многих людей авиация и все, что с ней связано, ассоциируется со словом "романтика". Однако ничего романтического нет в жизни семей летчиков и технических специалистов, живущих на территории саранского аэропорта. Много лет эти люди обитают в ветхих служебных помещениях, добраться до которых практически невозможно.

"Как нас сюда в Саранск пригласили, это было 12 лет назад, как специалисты, требовали, чтобы мы переехали всей семьей. Мы переехали. Обещали квартиру, сказали, поживете немножечко, а потом получите нормальное жилье. В итоге получилось так, что 12 лет живем здесь, условия ужаснейшие, в город и из города добираться, один автобус ходит утром и вечером. Если ты утром уехал, то назад возвращаться только поздно вечером. Дети уже пошли в школу, школы, естественно, здесь нет: аэропорт - он и есть аэропорт. Добираются в школу на автобусе. А про продукты вообще говорить ничего - ни магазинов, ни киосков, ничего нет. Так и живем".

На "злосчастном хуторе", как называют свое поселение жители этого авиагородка, на экологически опасной территории обитают семь семей. По словам живущей здесь Любови Есиной, они неоднократно отправляли запросы в самые разные инстанции с просьбой переселить их в другое место, дать нормальное жилье. Жить здесь действительно опасно для жизни человека. Еще несколько лет назад городской центр санэпиднадзора вынес заключение: "Люди живут в непосредственной близости к летному полю, то есть - в санитарной зоне. На них воздействует целый комплекс опасных и вредных факторов, которые снижают защитные функции. Высокий уровень авиационного шума усиливает риск сердечно-сосудистой патологии, приводит к постоянному нервному перенапряжению. Повышенное содержание окислов азота, сернистых соединений приводит к токсическим поражениям органов дыхания, изменениям со стороны кроветворной, нервной и пищеварительной систем". Особенно плохо приходится здесь детям. Вот мнение медиков - говорит детский врач Валентина Смирнова:

"У этих детишек отмечается патология дыхательной системы, хронический бронхит, фарингиты, риниты, тонзиллиты. Большинство малышей страдают часто обостряющимися заболеваниями желудочно-кишечного тракта, кожными заболеваниями. Так что все это говорит за то, что людей отсюда нужно переселять. Жить в таких условиях нельзя людям, тем более детям".

Здесь жить нельзя - это признается всеми, и врачами, и работниками аэропорта.

"Мне искренне жаль коллег и понимаю, что жить в аэропорту нельзя, просто нельзя человеку, так как постоянный шум, сильные вибрации, человек устает от этого. И на работе самолеты, и дома самолеты. Я думаю, что для человека это просто опасно и вредно жить в аэропорту. Это еще небезопасно, например, заходящий на посадку самолет просто-напросто приземлится не на взлетную полосу. Тут уж, как говорится, все комментарии излишни".

Необходимость решения проблемы признают не только летчики и технические работники, но и руководство саранского авиаотряда. Однако, как оказалось, его командир Анатолий Захаров сделать ничего не может: авиапредприятие в Саранске убыточно и даже юридически не имеет права оказывать работникам финансовую помощь. Характерно, что все мордовские начальники очень стесняются того, что на территории аэропорта в тяжелых условиях живут несколько десятков человек. Когда в Саранск прилетали Владимир Путин и Михаил Касьянов, а также депутаты Госдумы и высокопоставленные чиновники из Москвы, жителей авиагородка просто прятали. У каждого барака стояли автоматчики, чтобы никто из домиков не выходил.

В эфире Кавказские Минеральные Воды, Лада Леденева: Окончив музыкальную школу по классу аккордеона, Эдуард Григорьянц поступил в музыкальное училище, а затем - на струнное отделение консерватории и окончил ее сразу по двум специальностям - контрабаса и композиции. В 1970-м во время его концертов в одном пятигорском санатории к маэстро подошла коротко стриженная девочка и попросила ноты и слова понравившейся ей песни о Ленине. Как оказалось позднее, в Пятигорске, на водах, судьба свела музыканта с известной эстрадной певицей Галиной Ненашевой.

"В начале сентября я сижу дома у телевизора, сморю Сочинский международный фестиваль эстрадной песни. Выходит Масляков и объявляет: "Песня о Ленине", стихи Наума Олева, композитор Эдуард Григорьянц, исполняет Галина Ненашева". Я какое имею к этому отношение? Никакого. И вот выходит на сцену эта певица и начинает петь мою песню о Ленине. Я тут же в обморок упал, это же большой фестиваль. Песня имела огромный успех, и вот так я попал в Союз композиторов и так далее".

Затем были гастроли по всему мира во главе оркестра Одесского пароходства, записи песен и эстрадно-симфонической музыки на Гостелерадио. Однако с любимым инструментом Эдуард Григорьянц, теперь педагог музыкального училища, не расстается до сих пор.

"С третьего курса училища мне очень хотелось играть в симфооркестре, поэтому я освоил контрабас. Это потрясающий инструмент, изумительно глубокий, изумительно важный, как я потом убедился. Это та же скрипочка".

Когда не только для музыкантов, но и представителей российской культуры наступили нелегкие времена, Эдуард Григорьянц, чтобы как-то выжить, организовал свой собственный бизнес.

"На педагогическую деятельность, на эти деньги, не проживешь. У меня были накопления авторские, я их пустил в так называемый бизнес. Я один из хозяев небольшой мельницы, муку делаю".

Как рассказал мне Эдуард Суранович, к рыночной экономике ему композитору со стажем и творческим наследием в пятьсот опусов привыкать не пришлось.

"Вообще любой композитор всегда находился в рыночных условиях, все композиторы во все эпохи. Сочинил, показал, понравилось - у тебя это купили, не понравилось - ищи дальше. Музыка - это понятие рыночное. Не знаю, как, но надо понравиться. Простой рецепт, кажется".

Однако, несмотря на солидные дивиденды от продажи муки, душу композитора по-прежнему греют издавна любимые мелодии. Признался, что довольно неуютно чувствует себя в роли предпринимателя.

"Морально - нет, отвратительно. Потому что вообще нынешняя экономическая жизнь нашего государства на грани бандитизма".

Сегодня Эдуард Григорьянц живет в двух профессиях - одной для денег, а другой для души, а все свободное время посвящает сочинительству на любимую тему.

В эфире Псков, Анна Липина: В Пскове больше нет независимого телерадиовещания. Эти слова принадлежат бывшему главному редактору одной из частных псковских радиостанций Татьяне Артюниной.

"Собственники приняли решение, им уже не нужна такая радиостанция, они стремятся сделать из нее более политизированную станцию. И те программы, которые были на радио, им уже были неинтересны. Вместе с программами уже, понятно, и люди".

За достаточно длительную историю своего существования (в этом году "Норд-Вест" отметил бы свое десятилетие), политическая составляющая программ радиостанции менялась несколько раз. Наиболее активный период деятельности станции связан с именем бывшего редактора "Норд-Вест" радио Андреем Щеркиным. С приходом в 1996-м году в кресло губернатора Псковской области Евгения Михайлова информационная политика радиостанции приобрела четко выраженную оппозиционную по отношению к областной администрации направленность. На этот период пришлась и попытка областных властей повилять на политику независимого СМИ. В отношении Андрей Щеркина было возбуждено уголовное дело по статье "незаконное предпринимательство". В тот момент на руках руководства радиостанции еще не было лицензии на вещание, хотя все документы на лицензирование были приняты и рассматривались в Москве. Однако под давлением со стороны региональных властей и перед реальной угрозой прекращения вещания в 1998-м году акционеры "Норд-Вест проекта" приняли решение сменить руководи теля. Место Андрея Щеркина заняла Татьяна Артюнина, с ее приходом радиостанция фактически отстранилась от протекающих в области политических процессов.

"Даже последние выборы, которые показали, что мы не поем ни с чьего голоса. Все равно продолжали выпускать ту же программу "Страсти по власти", куда приглашались абсолютно все, задавались самые острые вопросы, не было каких-то специальных выступлений или каких-то воззваний. Наверное, поэтому мы были не совсем интересны областной администрации".

Вместе с тем произошедшие на "Норд-Вест радио" в 1998-м году изменения стали непосредственной причиной раскола между пятью акционерами радиостанции. В результате этого раскола полтора года назад контрольный пакет акций были выкуплен группой лиц, приближенной к депутату Государственной Думы Михаилу Кузнецову. С приходом на "Норд-Вест радио" нового собственника радиостанция отошла от принимаемых непродолжительное время нейтральных позиций и вновь стала приобретать определенную политическую направленность. В то же время началась подготовка к переезду в новую студию. Говорит Татьяна Артюнина:

"Это понятный шаг, и мы знали, что это случится, мы готовились к этому месяцев восемь, когда нам сказали, что станция переезжает из одной студии в другую".

Но когда было перевезено оборудование и мебель, Татьяне Артюниной объявили, что она уволена, а коллектив был отправлен в отпуск.

"Я была уверена, что переедет станция, переедут люди, немного поменяется формат, но то, что не будут работать ребята - это был шок".

Свое увольнение Татьяна Артюнина объясняет так:

"Все дело в том, что, наверное, четко понимать, что я не смогу выполнять те обязанности, которые от меня будут требовать, просто не смогу по-человечески, потому что мне это будет неинтересно. Я прекрасно понимаю, что для той работы, которая будет вестись, есть определенные люди, личности, которые к этому готовы, которые накопили уже какую-то информацию и знают, что им непосредственно нужно".

Накануне выборов депутатов Государственной думы мобилизуются все информационные ресурсы, и "Норд-Вест радио", влившись в медиа-группу депутата Государственной Думы Михаила Кузнецова, снова вышла в эфир - из новой студии нового владельца.

"Конечно, это уже не те новости, которые были раньше. Здесь, в основном, те новости, которые интересны собственнику. "Норд-Вест" в том формате, который был, - независимый, потому что делали то, что хотели, - этого уже, конечно, нет".

До недавнего времени не вызывало сомнения, что рупором политических интересов нового собственника будет популярное в Пскове "Норд-Вест радио", однако руководство станции предприняло неожиданные меры для привлечения внимания и увеличения потенциальной аудитории, известив на днях слушателей, что на волнах популярного некогда "Норд-вест радио" теперь будет транслироваться сетевая станция "Европа Плюс". По мнению бывшего главного редактора "Норд-Вест радио" Татьяны Артюниной:

"Я считаю, что пострадал город, потому что очень много было слушателей "Норд-Веста", и это была первая станция очень свободная. Даже слово "независимая" не хочется говорить, - свободолюбивая, плюсовая станция была очень. Сейчас этого уже нет".

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: В городе появилась платная "скорая помощь". За вызов специалистов на дом нужно платить от 750-ти рублей и выше. Как рассказывают работники новой медицинской службы, такая цена не является экономически оправданной, фактические расходы на обслуживание еще выше. Об этом заявил журналистам генеральный директор фирмы "Медэкспресс" Иван Шапошников:

"Экономические выкладки всегда были выше. Вызов линейной бригады у нас получался по стоимости 950 рублей, а вызов реанимобиля 1300".

И все же новая служба продолжает работать. Помимо экстренной помощи, оказывается консультационные услуги - как на дому, так и с привлечением специалистов, ведущих клиник города. Служба обещает выезжать по вызову хоть на дачу, в любую точку области. Врачи с гордостью показывают новое оборудование и комплекты медикаментов.

"Это наш основной инструмент - электрокардиограф шестиполосный. То есть - все шесть измерений одновременно снимаются".

Впрочем, муниципальная скорая помощь, бесплатная для населения, оказывается, имеет то же оборудование, однако нагрузка на нее стократно выше. Если платная скорая помощь получает в день в среднем от 10-ти до 15-ти вызовов, то муниципальная - от полтора до двух тысяч, поэтому гораздо чаще ломаются автомобили, заканчиваются лекарства в дорожных сумках, лимит на бензин подходит к концу, а еще случается, что энергетики в морозы отключают подстанции скорой помощи от теплоснабжения, и врачам между вызовами к пациентам приходится делать передышки в помещении без отопления, о чем рассказала диспетчер Валентина Бушуйкина:

"Камин - вот это помещение обогреть. Я здесь сижу круглосуточно. Шерстяные носки, трико - все надеваю. Невозможно. Руки холодные, ледяные. У нас очень многие болеют. Из холодного помещения они садятся в ледяную машину, приходят, разогреются в пути, придут в холодное помещение до утра, все приходят с насморком, уходят на больничный лист".

Недавно случилась новая беда - на центральной подстанции вышел из строя главный компьютер, вся информационная нагрузка легла на диспетчеров. Говорит Галина Смирнова, заместитель главного врача скорой помощи:

"Если раньше всю информацию у нас держала в памяти машина, сейчас эту информацию вынуждены держать в голове диспетчеры. Это очень тяжело".

Муниципальную "скорую" потрясают административная реформа и внезапные увольнения неугодных городским чиновникам специалистов. Так, был нелепо отстранен от должности и лишь недавно восстановлен главный врач Александр Логашев. На "скорой" работают энтузиасты, молодежь не задерживается, платят слишком мало за тяжелый труд. Более пожилых выручает доплата за стаж и категорию, а также привычка к образу жизни и стилю работы. Несколько врачей ушли было в платную скорую, но вернулись в муниципальную. На город с полуторамиллионным населением, впрочем, энтузиастов не хватает, не всегда "скорая" успевает к своим пациентам, в том числе из-за плохих дорог и зимних заносов.

В эфире Пенза, Наталья Ратанина: В середине февраля депутаты Законодательного Собрания Пензенской области приняли закон "Об административной ответственности за изготовление, хранение, сбыт и приобретение спиртных напитков домашней выработки". Областной закон, пришедший на смену административному Кодексу российской Федерации, предполагает штрафовать как изготовителей самогона, так и покупателей на сумму от одного до пяти минимальных размеров оплаты труда. Когда возникли вопросы, зачем принимаются такие меры, пензенский губернатор Василий Бочкарев пояснил, что из-за дешевизны и доступности самогона областной бюджет теряет существенные суммы с поступления спиртных акцизов, значит надо спасать положение. Дешевый самогон - 25 рублей за бутылку, отбирает клиентов у виноводочных магазинов, где пол-литра водки стоит от 55-ти до одной тысячи рублей в зависимости от марки и качества. По словам заместителя начальника Первомайского районного отдела внутренних дел Пензы Владимира Костюченко, борьба с самогоноварением будет возложена на плечи милиционеров. Участковым надо будет теперь исхитриться, чтобы уличить самогонщика или покупателя самогона, а для этого придется развернуть осведомительскую деятельность. Говорит Владимир Костюченко:

"Соседи и другие жильцы домов, которые проживают с самогонщиками, потом подвергаются оскорблениям со стороны этих граждан".

Пензенский изготовитель и продавец самогона с пятилетним стажем Павел считает, что бороться с такими, как он - лишь тратить время и силы. Гнать самогон очень просто, все всегда под рукой.

"В основании самогона - вода, дрожжи, сахар, а чтобы как-то повысить градус, увеличить процент содержания спирта дихлофосы всякие, помет куриный, все, что практически для организма отравление. Токсикоз идет по организму".

По словам заместителя начальника Первомайского районного отдела внутренних дел Владимира Костюченко, вряд ли даст положительный результат узаконенная в Пензенской области борьба с самогонщиками и теми, кто пьет самогон. 15 лет назад тоже была антисамогонная кампания, но результат был нулевой. По его мнению, выход есть: надо найти средства и возродить лечебно-трудовые профилактории. Говорит Владимир Костюченко.

"Лечение и от алкоголизма, и от наркомании - дорогостоящее. А лица, которые бы хотели избавиться от этого, у них возможностей нет материальных. Не то что желания! И то учреждение, которое у нас раньше существовало - ЛТП, оно сейчас не работает как учреждение, и не работает тот закон, по которому этих людей туда направляли".

Но простые жители Пензы считают, что никакими мерами не удастся победить самогоноварение. Говорят пензенцы:

"Трудно сказать, будет ли толк, потому что многие на этом слишком большие деньги имеют, запретить это очень трудно. Научить наших людей пить правильно - это очень сложно".

"Лучше купить покупать подешевле, чем в магазине, она слабее, а тот покрепче. Лучше купить за 25 рублей, чем за 55 рублей".

В эфире Чебоксары, Дмитрий Лишнев: История, которую поведал мне Владимир, знакомый охотник, никого в Чувашии уже не удивляет. Два года тому назад Владимир, еще плохо осведомленный об особенностях исполнения здесь закона об оружии, и не предполагал, что, будучи ответственным, дисциплинированным человеком в обращении с собственным охотничьим оружием, столкнется с негаданными проблемами. Давнишней мечтой Владимира была охота на медведя, благо в Кировской области, где такая охота открыта, у него жили родственники, тоже охотники. Подзаработав очень кстати деньжат, Владимир однозначно заявил жене, что намерен приобрести охотничий нарезной карабин "Тигр". Но, выяснив цену карабина, понял, что такая "игрушка" ему просто не по карману, а карабин "Вепрь", тоже недешевый, в несколько раз дороже обычного ружья, он приобрести сможет. С этими мыслями Владимир отправился в районную службу лицензионно-разрешительных работ МВД. Офицер милиции, встретивший его там, порывшись в документах, установил, что по закону право такое Владимир имеет, так как безупречно владеет охотничьим гладкоствольным ружьем более десяти лет. Далее рассказывает сам Владимир:

"Милиционер скептически на меня посмотрел и говорит: все равно не видать тебе карабина, как своих ушей. Наш министр Антонов никому не подписывает лицензии на приобретение оружия нарезного. "Почему, - говорю, не подписывает? Нашему шефу он подписал, Куликову". У того, конечно, не то, что у меня. Денег горы, он себе "Тигра" взял, начальник сам видел, когда Куликов хвастался на охоте. "Кто Куликов, а кто ты, - говорит мент. - с Куликова, сам понимаешь. Они, может быть, вместе водку пьют. И самое главное - Антонов вообще против нарезного охотничьего оружия, он, сам понимаешь, письменных приказов никогда не дает, а устные к делу не пришьешь. Я сам охотник, а карабина до сих пор не имею". Вот что мне "мент" так и сказал".

Объяснив все это, лицензионщик тем не менее, документы у Владимира принял, предложив зайти через месяц. Придя через месяц, Владимир застал его в компании с другим милиционером, видимо, приятелем. Они о чем-то оживленно беседовали, лицензионщик был явно не в духе. Владимиру пришлось ждать за дверью, оказавшись, таким образом, невольным слушателем милицейской беседы.

"Он, оказывается, сам хотел СКС купить, подал документы через начальство на подпись министру, а Антонов ему отказал. Незачем, говорит, разводить нарезное оружие в Чувашии. Мне Антонов тоже отказал и все тут, без всяких объяснений причин. Лицензионщик мне говорит: "Не вздумай жаловаться, правды искать, а то вообще ружья лишишься. Сам знаешь - тот прав, у кого больше прав".

А что же министр внутренних дел Чувашии Вадим Антонов? Изменились ли его взгляды за последние годы? Вовсе нет. Он, не отдавая никаких приказов, противоречащих законодательству об оружии, тем не менее, руководствуется старинным принципом русских чиновников. Те, как известно, любили с улыбкой повторять: "У нас не запрещают-с, у нас не дозволяют-с".

В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев: Арбитражный суд Ростовской области рассмотрел иск муниципального унитарного предприятия специализированных коммунальных услуг к областному военному комиссариату. Спор разгорелся из-за категорического отказа руководства облвоенкомата перечислить коммунальщикам около двухсот тысяч рублей за лже-изготовленные и установленные на памятники на могилы ветеранов Великой Отечественной войны. По мнению военного ведомства, эти заказы может исполнять только закрытое акционерное общество Военно-мемориальная компания, заключившая летом прошлого года договор с Министерством обороны на изготовления надгробий военнослужащим и ветеранам Великой Отечественной войны. Областной военный комиссариат потребовал от городских и районных военкоматов сотрудничества исключительно с новоявленной компанией, которая и стала единственным исполнителем заказов по изготовлению и установке памятников. Появление такого мощного конкурента, который в одночасье стал монополистом, затронуло интересы двадцати трех хозяйствующих субъектов Ростовской области, занимавшихся подобного рода деятельностью до появления Военно-мемориальной компании. За разрешением спора коммунальщикам пришлось обратиться в Арбитражный суд, который и вынес решение в пользу муниципального предприятия. Облвоенкомат не согласился с позицией областного суда и обжаловал это решение в вышестоящие инстанции, а пока жалоба не рассмотрена, можно не исполнять предписание суда первой инстанции. Пока тянутся судебные разбирательства, родственники умерших ветеранов оказались заложниками военной инструкции. У Марии Ивановны Ефремовой из хутора имени Калинина Мясниковского района прошлой осенью умер муж, участник Великой Отечественной, сержант-артиллерист, кавалер нескольких боевых наград. Обратилась вдова сержанта в райвоенкомат, согласно специальному положению, все работы по установке памятника ветеранам войны оплачиваются из бюджета через органы военной администрации. Там Марии Ивановне объяснили, что такие работы теперь выполняет только военно-мемориальная компания, и направили к ее представителю Юрию Тимченко:

"Я Ефремовой предложил на выбор несколько надгробий. Мы и надписи сделать можем, ей только договор подписать надо".

Надпись-гравировку на памятнике можно выполнить только в одном варианте "От родных и близких", и никак не "Жена, дети, внуки", как хотела бы сама вдова. Вернее, можно написать все, что пожелаешь, но за дополнительную плату. А сами памятники и то, как их устанавливают, оставляют желать лучшего.

"Памятники, поставленные Пилипенко Павлу, Егорову Анатолию, Цибуле Михаилу просели, наклонились, основание у них ненадежное, а поправляют родственники, за свой счет".

Не хочет вдова иметь дело с такими исполнителями. Бывший ученик Марии Ивановны директор кирпичного завода, предложил все работы - изготовление, доставку, установку за три тысячи рублей сделать. Пришла Ефремова в военкомат, а там ей сказали, что если памятник будет заказан в Военно-мемориальной компании, то они оплатят расходы, если в другом месте - то за свой счет. Скоро весна, и памятник сержанту-артиллеристу ставить нужно. И как теперь быть его вдове? Мария Ивановна растерянно недоумевает: разве военкомату не все равно, кому деньги платить, деньги-то государственные. Да и три тысячи - не восемь, им же должно быть выгодно.

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская: Омичи считают работу милиционера самой опасной для семейной жизни. Опрошенные мною горожане не сговариваясь утверждают, что брак с милиционером обречен на гибель. По их мнению, разводы стали неизменным атрибутом профессии сотрудника правоохранительных органов. Сами милиционеры на эту тему говорить отказываются, а сотрудник областного УВД Ольга Васина категорически опровергает эти предположения. Однако мнения омичей однозначно - жениться или выходить замуж за сотрудника милиции нельзя. На второе место в этой группе риска горожане поставили журналистов и учителей.

"В основном это работники правоохранительных органов, милиция и прокуратура, потому что у них не работа, а это образ жизни".

"Я к такой профессии отношу милиционеров. Категория людей, которые не очень верны женам. Большой процент разводов именно в этой категории. Как правило, большие начальники в милиции - два-три раза женаты".

"Профессия может сказаться. Например, если профессия журналиста, очень много времени надо на работе, возникает непонимание".

"Есть характер риска, а групп риска нет по профессиям".

"Не совпали половинками. Поскольку совпадения, я посчитал, одно на 85 тысяч, отсюда и вся статистика остальная, за всю жизнь можно не найти половинку".

Мнение обывателей подтверждает известный омский юрист Владимир Симонов. Он считает, что профессия, ставшая образом жизни, опасна для брака. Именно поэтому среди сотрудников следственных органов прокуратуры и милиции разводы стали своего рода профессиональной болезнью, считает Владимир Симонов.

"Отсутствие чувства личной ответственности за тех, с кем связал свою жизнь - это главное. Я знаю несколько случаев, когда семьи разводились из-за работы. Наши практически все развелись, кто вместе с нами учились и поженились, еще будучи студентами. Потому что и там работа образ жизни, и здесь работа - образ жизни, милиция и прокуратура. Другие случаи есть, когда, например, работа является способом наоборот соединения".

Специалисты по бракам просто не знают, кто приходит к ним с заявлениями о разводе. По словам начальника управления ЗАГС Ольги Сорокоумовой, причиной этого стало исключение из бланков заявлений графы "профессия". Теперь, считает она, для выяснения причин разводов надо проводить специальные исследования.

"Из этих форм изъяли сведения о месте их работы. Поэтому никто сегодня не может отследить, кто больше расторгает браков - плотники или милиционеры".

Давно работающий в кадровой сфере Игорь Тихоненков включает в группу риска для брака милиционера, учителя, вахтовика и предпринимателя. В этих сферах деятельности чаще всего границы между семьей размыты или отсутствуют. Когда в семью вносятся отнюдь не лучшие профессиональные привычки, она погибает. Впрочем, брак может спасти настоящая любовь - об этом помнят и говорят представители всех профессий.

В эфире Липецк, Андрей Юдин: Эдуард Михаев родился в городе Россоши Воронежской области в семье, где мама занимается домашним хозяйством, а отцу частенько приходится себе подыскивать новую работу, чтобы хоть как-то прокормить свою семью. Мальчик начал петь с семи лет, он имеет красивый и редкий голос. Судьба распорядилась так, что мать-природа одарила мальчика красивым голосом, но лишила его возможности видеть окружающий мир. Сейчас Эдику 13 лет, и он учится в 7 классе общеобразовательной школы-интерната для слепых и слабовидящих детей. Талант мальчика педагоги заметили сразу, когда он учился в первом классе, мог уже тогда, как говорят музыканты, брать целую октаву. С детства мальчик не отходил от радиоприемника и слушал классическую музыку. Его внимание привлекали голоса известных исполнителей - Робертино Лоретти и Лучано Паваротти.

"Я пою с семи лет. Сначала ходил в хор подготовительный, там мы начали петь, играли на фортепиано и на баяне. На фортепиано у меня преподает Татьяна Петровна, очень хороший учитель, а по баяну Вячеслав Тимофеевич. Вообще мне больше нравится исполнять неаполитанские народные, и еще мне нравятся такие русские патриотические, спокойные. Шуточные тоже исполняю".

О том, как ему удается воспринимать окружающий мир, Эдуард рассказывает так:

"Только свет чувствую, солнце, свет, это у меня с детства".

Что касается времени года, то, как выяснилось, зиму Эдик любит больше.

"Больше всего зиму. Потому что веселое время года, несмотря на то, что проходит учеба, можно в снежки поиграть. Весело очень".

Эдуард Михаев является лауреатом областных и городских конкурсов вокалистов и по окончании школы-интерната он мечтает учиться дальше.

"Планирую поступить в курское музыкальное училище специализированное. Хочу быть музыкантом".

XS
SM
MD
LG