Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:
- День театра в Петрозаводске отмечен актерской голодовкой;
- Театр "Триада" - достояние Хабаровска;
- В Самарской опере, как всегда - аншлаг;
- Если псковский зритель не идет в театр, театр идет к зрителю;
- Подмосковье: кому служат журналисты государственного радио;
- Ростов-на-Дону: торговцы прогнали художников;
- Омск: кто поможет жителям аварийного дома;
- Саранск: ветер против РАО ЕЭС;
- Нижний Новгород: искусство остановленных мгновений;
- Тюмень: юный журналист Женя Чиянов пытается сделать мир более человечным.

В эфире Петрозаводск, Сергей Коробов: По странной иронии судьбы, международный День театра в этом году в столице Карелии совпал с событием, которое с праздником абсолютно несовместимо, даже упоминание о нем в сложившейся ситуации кажется неуместным. Именно 27-го марта в Петрозаводске завершилась недельная голодовка четырех артистов местного музыкального театра, которые пошли на столь крайнюю форму протеста в знак несогласия с результатами профессиональной аттестации. По ее итогам, из 22 вокалистов театра только двое получили предложение продолжить работу, остальные оказались фактически уволенными. Аттестация артистов проводилась по инициативе нового художественного руководителя театра, известной в прошлом оперной певицы Нины Раутевой. Министерство культуры Карелии заключило с ней контракт на три года и предоставило широкие полномочия по реорганизации Музыкального театра. Первый шагом Нины Раутевой в этом деле стала попытка закрыть другой театр - Русской драмы, с которым театр музыкальный работает под одной крышей долгие годы. На это было получено согласие республиканских властей, и только возмущение общественности предотвратило ликвидацию театра, который через два года должен отметить свое столетие. Далее новым руководителем была назначена аттестация вокалистов музтеатра. Ее условия и критерии оценки артистам сообщены не были, и только после аттестации стало известно, что показать свои возможности они должны были как оперные солисты. Между тем, все актеры работали преимущественно в жанре оперетты, где к певцам предъявляются совершенно иные требования, потому экзамен на творческую состоятельность сдать им было почти невозможно. И в ответ на решение аттестационной комиссии последовало объявление голодовки. На вопрос "почему" отвечает один из участников этой акции заслуженный артист Карелии Валерий Дворников:

"Мы решились на это только ради одного - мы хотим сохранить наш театр, который, как я полагаю, внес немалый вклад в культуру Карелии. Мы так поняли, что от актеров хотят избавиться - это самая основная причина, которая побудила нас к этому поступку. Конечно, мы не против жанра оперы, но, я считаю, нельзя делать новое направление в театре или новый жанр учреждать в нем, ломая в корне старый".

Мнения другой стороны устами Нины Раутева услышать не удалось, от интервью она отказалась. Министр же культуры Карелии Галина Брун подтвердила предположение Валерия Дворникова о целях проведенной аттестации.

"В этом театре, к сожалению, даже разговаривая с актерами и со зрителями, которые поддерживают, наверное, актеров, все говорят об этом театре в прошедшем времени - "было то-то, было это". Хотелось бы, чтобы говорили, что сегодня мы делаем все, а завтра мы будем делать еще. Для того чтобы выявить потенциал театра, была создана эта комиссия. Мы стремимся к тому, чтобы актеры были универсальными, и поэтому понятно, что всю жизнь люди пели только оперетту, а они сегодня оперу петь не могут".

Задача, затеянная Министерством культуры Карелии, реорганизации музыкального театра - вроде бы благая: создать свой оперный театр. Однако предложенными методами ничего серьезного добиться нельзя, считает Дмитрий Утекеев, многие годы возглавлявший музыкальный театр в Петрозаводске.

"Вообще создание оперного театра на базе музыкального театра возможно, но, мне кажется, Петрозаводск настолько привык к тому исторически сложившемуся театру, что ломать эти принципы в жесткой форме, мне кажется, не следует. Для того чтобы появился в Петрозаводске зритель с чисто оперной потребностью, нужны годы, нужно сначала приучить к этому жанру, воспитать этого зрителя, и тогда этот зритель ответит своим приходом, своим приятием или неприятием этого жанра. Честно говоря, это не делается быстро - взяли, решили и создали оперный театр. Кроме деклараций еще нужны и основы для того, чтобы на этой основе создавать такой театр".

Поспешная реорганизация в Петрозаводске "легкомысленного опереточного" театра в "серьезный оперный" за кулисами событий трактуется просто: летом 300-летие Петрозаводска, прибудут высокие гости, а потому вполне естественно чиновничье желание показать, что Карелия - край не только озер, но и высокого искусства. Оперный спектакль в дни юбилея собираются показать как раз на специальном помосте, установленном на берегу Онеги. Споют свои арии на нем, судя по всему, приезжие звезды, поскольку свои не устраивают. Семидневная голодовка актеров, к счастью, закончилась, сторонами достигнут временный компромисс, аттестация будет проведена повторно. Но судьба музыкального театра в Петрозаводске остается неясной, поскольку ее труппа (уже даже большим числом) требует отставки Нины Раутевой, разрушающей, на их взгляд, хороший театр.

Международный День театра, одним словом, в Петрозаводске на этот раз не удался, из праздничного запомнилось только опубликованное во всех газетах поздравление главы Карелии Сергея Катанандова с пожеланием артистическому миру всяческих успехов. В этот момент четыре актера музыкального театра еще продолжали свою голодовку.

В эфире Хабаровск, Марина Ильющенко: Это фрагмент музыкального произведения, который хабаровский композитор Дмитрий Голанд написал для спектакля, поставленного на сцене театра "Триада". Спектакль называется "Страсть", пьеса написана по мотивам произведения Пушкина "Пиковая дама". "Страсть" на сцене "Триады" идет с 97-го года, и до сих пор пользуется успехом у зрителей. Впрочем, успехом у зрителей пользуются все спектакли "Триада".

"Триада" - это прошлое настоящее и будущее. Сюда же в это понятие входят такие, как артист, режиссер, зритель, сюда же входит драма, пантомима, пластическая драма".

Вадим Гогальеков - главный режиссер и создатель "Триады", будучи студентом Хабаровского института культуры, увлекся пантомимой. О необычном жанре Вадим узнавал из книг и журналов. В результате - он стал работать в этом жанре и прославился как мим-одиночка.

"Мне это показалось мало. Потому что, будучи вооруженным знаниями по книгам, но не по практике, в европейском течении пантомимы, мне захотелось создать нечто подобное театра. И с 75-го года при Дворце культуры профсоюзов мы создали любительскую студию пантомимы, в которую входили мои студенты, студенты других вузов, и мы просуществовали достаточно долго, пока в 89-м году на волне студийного движения, с определенными артистами, мы все-таки решили профессионально этим делом заниматься. До этого мы закончили какие-то другие вузы, и мы решили бросить все, и отдаться созданию этого театра".

В 93-м году администрация Хабаровска выделила помещение для театра, где коллектив "Триады" создал неповторимый интерьер. Как и положено по законам жанра, "Триада" начинается "с вешалки". На стенах - фотографии артистов, когда те еще посещали детский сад, школу или институт. Зрительный зал, созданный наподобие амфитеатра, напоминает пещеру, на стенах которой изображены петроглифы - рисунки древних людей.

Спектакль "Страсть", где актеры используют приемы пантомимы и драматического театра, стал новой точкой отсчета в истории "Триады". Хабаровский драматург Вера Соловьева считает, что этот спектакль заставляет по-новому взглянуть на пушкинскую "Пиковую даму" и не только актеров, но и зрителей.

"Необычно то, что образ спектакля, образ коня, который проходит через весь спектакль, и неслучайно не "Пиковая дама" называется, а "Страсть", интересен своими неожиданными ходами. В то же время спектакль ироничен. Пушкин, к нему надо с пиететом относиться, не дай бог что-то, а здесь свобода творчества, которая помогает взглянуть с другой стороны на это произведение".

О страсти говорит композитор, написавший музыку к этому спектаклю Дмитрий Голанд.

"Наша "Страсть" сделана как страшилка для детей и взрослых. Необычной подход к "Пиковой даме" - это такой маленький своеобразный триллер. Поэтому там присутствует и музыка ужасов".

Нельзя сказать, что проблем у театра нет, однако уже набившие оскомину разговоры о чудовищном положении российской культуры вообще - и Хабаровска, в частности, - в "Триаде" не ведутся. Для актрисы Ольги Бирюковой, пришедшей в "Триаду" в 84-м году, большей проблемой является отсутствие информации.

"Большая проблема провинциального театра: что мы живем здесь и варимся в своем котле. Потому что смотришь такими глазами телевизор, когда идет речь о театре, о каких-то вещах, смотришь и прямо через экран ловишь энергетику и подпитываешься. Виктюк привозил "Мадам Баттерфляй", и мы разговаривать не могли после этого спектакля. Маковецкий там были великолепный. Очень не хватает, этого очень хочется, на самом деле хочется жить в театре".

Вера Гаврилова, также пришедшая в театр в 84-м году, хотела бы поработать с другими режиссерами, и, конечно же, хотела дождаться улучшения своего материального положения как ведущая актриса "Триады".

"Дело в том, что актерство - это мое. Стоять на сцене. Кроме этой сцены, категорически нет ни в каком театре нашего города. Какая-то есть маленькая надежда, что что-то может измениться. Пока эта надежда еще есть".

О "Триаде" говорит композитор Дмитрий Голанд:

"Мне приходится работать не только в Хабаровске, но и в других городах, но в принципе этот театр не традиционный. Импонирует очень то, что театр маленький, камерный, ты приходишь как в дом какой-то свой, к своим друзьям в квартиру, не в большой огромный зал на 800 мест. У театра есть свой зритель, у него есть свои преданные поклонники, есть категория театральных деятелей, которых этот театр очень устраивает".

Драматург Вера Соловьева:

"Это уникальное место, они занимают никем не занятую нишу. Я горжусь, что у нас есть в Хабаровске такой замечательный театр".

В эфире Самара, Сергей Хазов: 27 марта - международный День театра. На сцене самарского Театра оперы и балета опера Петра Чайковского "Пиковая дама". В зале - аншлаг. Аншлаг в Самарском оперном - явление привычное. Рассказал главный администратор театр Виктор Гниломедов:

"В области и в городе у нас много драматических коллективов, а оперный театр - он один в области. Подрастает новое поколение, и как не пойти в музыкальный театр, не послушать там оперу или не посмотреть детский балет какой-то? Ведь с этого начинается музыкальное восприятие. У нас идет из оперных спектаклей и Верди, и Пуччини, и Чайковский, и Бородин. Театр - это то счастье, которое есть около нас".

В жизни театра существуют и свои трудности:

"Есть проблемы и кадров, есть проблемы и быта, но как-то театр решает проблемы, люди приезжают из других городов, из консерваторий. Вообще в театре работают больные люди, я в этом убежден на сто процентов, меня в этом никто не переубедит. Я знаю, сам учился в хореографическом училище, и знаю, как дети в десять лет бредят балетом. Труд артистов балета очень тяжелый, физически изнуряющий труд. "Служенье муз не терпит суеты, прекрасное должно быть величавым...".

Ведущая солистка театра Евгения Тенякова 17 лет работает на самарской оперной сцене. О своем театре, о самарском зрителе Евгения говорит с любовью и восхищением:

"Мне нравится, что сейчас стало больше молодых в зале, они интересуются классическим искусством. Я вижу, как студенты, молодые люди вообще начали интересоваться классическим искусством. Это очень радует. Спектакль - это всегда испытание, но для того, кто приходит в зрительный зал, это всегда неожиданность, потому что каждый спектакль - это откровение. Каждый спектакль - это новая музыкальная страница. Живой звук есть только в оперном театре и только на спектакле. Те, кто приходят сюда, они тут и льют настоящие слезы, потому что всю душу певцы вкладывают в свое пение".

Несмотря на юный возраст, семиклассница Елена Плакущая - частый гость в самарском оперном театре. На оперу "Пиковая дама" Елена пришла вместе с другом Антоном. Какие впечатления оставляет самарский оперный театр? Говорят Елена и Антон:

"В этом месяце я уже была два раза. Мне нравится ходить в театр. Мы - музыканты, ходим в музыкальную школу, я играю на фортепиано. Мне больше всего нравятся классики Моцарт, Бах".

"Оперный театр, он кажется большим, огромным. Много музыки, пения".

У ведущего художника Натальи Хохловой свой образ оперного театра:

"Театр - это творчество, прежде всего. Театр - это ожившая сказка детства, которая воплощается на сцене".

О чем мечтает зритель самарской оперы? Говорит Елена Плакущая:

"По-моему Самарский оперный театр должен быть как Большой театр в Москве. Мне хотелось здесь услышать "Пер Гюнт".

На вопрос, что будет лучшим гонораром для артиста, и работники театра, и зрители ответили одинаково - аплодисменты, подаренные публикой после спектакля.

В эфире Псков, Анна Липина: Еще полтора десятка лет назад попасть на премьеру Псковского театра драмы имени Пушкина было довольно трудно, билеты раскупались за несколько недель до спектакля. Сейчас же псковская публика заранее беспокоится о билетах на гастролирующих столичных раскрученных актеров. Говорит главный режиссер Псковского театра драмы имени Пушкина Вадим Радун:

"Театр изменился сильно, потому что к нам ходила определенная премьерная публика, по которой мы могли понимать, куда мы и как мы развиваемся. Сейчас изменилось все. Меня больше узнают на базарах, в ларьках - средний бизнес и мелкий бизнес. Они так доброжелательны, так уважительны, даже сочувственны к нам. А интеллигенцию я не понимаю, не чувствую. По-моему, вообще что-то произошло, надтреснуло. Поиск идет такого потребительского театра".

Так в Псковском театре драмы появились новые постановочные формы. Это и камерные постановки для небольшого зрительного зала, и целый репертуар спектаклей, которые играются под открытым небом в исторических архитектурных памятниках древнего Пскова. Представьте, каким должен быть актер в труппе, говорит заведующая литературной части Псковского драмтеатра Любовь Никитина.

"Он должен и на коне скакать, и на самой высокой башне стоять и говорить, чтобы его слышали. И в ветер, и в холод, и в дождь. И шепотом на малой сцене из себя что-то извлекать, магический театр представлять. Вот такой разноплановый должен быть актер и физически сильный и выносливый".

Многие актеры служат в псковском театре уже по несколько десятков лет. Молодежь, хоть и приезжает, но задерживаются немногие. В последние годы в труппе появилось много вакансий, ведь на зарплату в полторы-две тысячи рублей даже при огромной любви к сцене прожить очень трудно. Кроме того, театр не способен решить проблемы с жильем.

"Некуда селить, во-первых, просто жилищный вопрос закрытый. Выкручиваемся, но сейчас уже очень сложно, и отсюда очень много проблем. Конечно, нужны за 35 лет - мужики хорошие".

И все же магическое притяжение театра и истинная любовь к актерскому ремеслу отодвигают на второй план бытовые и материальные проблемы. Молодая актриса Татьяна Кузьмина с мужем год назад приехала в Псков из курганского театра.

"Кто-то же должен дарить людям в провинции радость. Ведь актер - это не только для того, чтобы здесь я поработал, поехал в Питер, там чего-то добился. Есть же масса других городов, в которых тоже ждут, есть актеры, которые лучше питерских, просто они работают, допустим, в Пскове. Я считаю, что здесь ряд актеров, ничем не уступающих питерскому театру. Очень много слухов хороших, отзывов, мы решили приехать сюда, поработать с этим режиссером, узнать его. Так мы попали в Псков. Очень интересные спектакли, очень интересная работа, театр хороший, хорошая труппа сильная, и сам город очень красивый. Мы не разочаровались".

Ольга Журавлева приехала из Барнаула:

"Мы, как только приехали, сразу же попали на первый спектакль "Король Лир", в "Герострата" я просто влюбилась - в режиссуру, в актеров".

Практически все кассовые сборы театр тратит на новые постановки. Каждый месяц в псковском театре - премьера. Как говорит главный режиссер Вадим Радун, в среднем на постановку требуется около 80 тысяч рублей. За нынешний театральный сезон Псковский областной театр драмы представил зрителям пять новых спектаклей, от классики до авангарда.

"Божий одуванчик" - современный спектакль как раз о таких сложностях, как мошенничество, обман, по времени. "Сирано де Бержерак", красивая сказка получилась, полу-оперный спектакль "Снегурочка" для детей, затем "Драматический поэт". И вот "Фанатки" - это пьеса, адресованная молодежи о проблеме кумира, задержавшегося в 20-м веке и не прорвавшемся сюда, об остатках этих фанаток, обо всем том, что определяет внешнюю сторону нашего российского темперамента, наших человеческих затрат".

В ближайших планах главного режиссера Псковского театра драмы Вадима Радуна новая постановка:

"Островский, "Василиса Мелентьева", по всей видимости. Будет специально в центре Покровской башни, такой у меня эксперимент, сделать там спектакль. По кругу будут сидеть зрители".

Очередная постановка под открытым небом в архитектурном памятнике. Премьера летом.

В эфире Подмосковье, Вера Володина: Власти Московской области затеяли большую перестройку государственной радиокомпании "Подмосковье" с 29 филиалами в подмосковных городах. Сначала поменяли название - "радиовещательная" на "телерадиовещательная", потом уволили председателя компании. Александр Тагельцев - о том, как все начиналось еще до перемены названия:

"Неоднократно приглашал министр печати и информации Московской области Андрей Барковский и дважды заявлял, есть у руководства предложение вам оставить свой пост и уйти с должности председателя компании. Я спрашивал, в чем дело, какие проблемы существуют по работе? - Нет, все хорошо, но нам нужен свой человек. - А я кто? Чем не выполняю свои обязанности, чем плохо освещаем деятельность губернатора, правительства области? - По работе вопросов нет, но надо своего человека".

Свой человек действительно у них есть, и это одна из трех причин увольнения. Вторая, уже упоминавшаяся, переименование, и главная, по словам замминистра печати Московской области Леонида Пораданчука, Александр Михайлович не хотел ничего делать для улучшения работы радио:

"Нормальный хозяйственник сначала бы вложил деньги в развитие, потом за счет того, что он вещал не два часа, а десять в сутки, получил бы рекламу в четыре раза больше и уже стал бы хорошо кормить людей. Человек уволен в соответствии с кодексом по труду, не выполнял свои обязанности, наши распоряжения в течение трех месяцев, получал несколько напоминаний на эту тему и ничего не сделал. Так что - по закону сделано".

Александр Тагельцев уверен, что суд признает незаконность его увольнения. Его поддерживает и профсоюз Союза журналистов. Не принимает Тагельцев упреков в качестве работы. Его служба отмечена не только тремя званиями, но и личной благодарностью губернатора Бориса Громова, да и, с другой стороны, радио "Подмосковье" - лучшая региональная компания 2002-го года, а власти в прошлом году профинансировали лишь на одну треть. Недавно коллектив редакции обращался за поддержкой к общественности, когда бюджетными средствами для зарплаты сотрудникам радио власти вдруг расплатились за выпуски приложения "Московия" с газетой "Московский комсомолец", а филиалы не могли заплатить за аренду помещения и радиопередатчиков. Часть филиалов опасаются потери статуса "государственный", ведь их коллеги в муниципальных изданиях в очень заметной зависимости от мэров. Рассказывает Тамара Бочкова, выпускающий редактор филиала в Раменском:

"У нас очень закрытый район, не дай Бог, что мы что-то скажем. Мы должны только ура-материалы давать - вот это хорошо. Не дай Бог - какой-нибудь маленький критический! Все, тогда - конец света. Все нам говорят: слава Богу, что вы не муниципальные, что-нибудь, какая-нибудь легкая критика, мы уже не говорим о чем-то большом. Мы никогда ничего такого не делаем".

Филиал "Голос Электростали" после трех лет работы стал неугоден местным властям. Рассказывает редактор Алексей Шаханов:

"Даже если они будут ликвидировать наш филиал, должно пройти несколько месяцев, будет определенная большая процедура. Они готовы пойти на любые жертвы, чтобы уничтожить существующий в нынешней форме филиал "Радио Подмосковье" и создать новый на базе муниципального. Я уже не говорю о том, что нарушается несколько статей Трудового кодекса, несколько статей Уголовного кодекса, от 144-й воспрепятствование деятельности журналиста, до 145-й - невыплата заработной платы. У нас впереди выборы, и наша программа "Голос Электростали", наш филиал "Радио Подмосковье" дает возможность выступить всем кандидатам на эту должность. Если они на себя берут функции "Радио Подмосковья", то, я вас уверяю, ни один из конкурирующих с администрацией кандидатов в эфир не выйдет, то есть зачищается площадка перед выборами главы города, и здесь они нашли общий язык с администрацией Московской области".

Замминистра печати Леонид Пораданчук:

"Обе они попросились в филиалы в областную радиокомпанию, поэтому решение пока не принято, на следующей неделе у нас будет совещание с приглашением всех заинтересованных сторон, выслушаем, посмотрим, какие у них технические возможности. Какие у них концепции программные. Одна из них станет филиалом".

Алексей Шаханов три года был уверен, что служит и обществу, и государству, создавая свой маленький механизм большой государственной машин.

"И когда чиновники этого механизма пытаются разрушить мой маленький механизм, я понимаю, что я нашему государству никак не нужен. Хочу, чтобы люди знали, что государство - это мы, и мы на работу для того, чтобы они служили нам, а получается, что все мы, так или иначе, прислуга, челядь чиновников. Скоро заставят нас выкармливать своих щенков грудью, как крепостных. Я больше не собираюсь служить чиновникам, меня это уже не устраивает. А мне говорят - ты никто. Мы хотим, чтобы ты работал - ты работаешь, мы не хотим - ты не работаешь, несмотря ни на какие законы".

В суде Алексей Шаханов намерен отстаивать созданную им редакцию, а если не отстоит, то по утрам местные жители не услышат по "Голосу Электростали" земляков, дозвонившихся в прямой эфир для того, чтобы рассказать о том, что их волнует. Негосударственной, частной радиостанции почти невозможно в Московской области получить лицензию на вещание. Государственные журналисты подмосковные шутят со знанием дела: "не слышны в саду даже шорохи". А не мене остроумные жители все муниципальные новости да вести называют одинаково - "и это все о нем, и немного о погоде".

В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев: Часть центральной улицы Ростова-на-Дону, пролегающая вдоль парапета Парка культуры имени Горького, называют кто "ростовским Арбатом", кто "вернисажем на Садовой" - за картины и изделия художественного промысла, которыми здесь всегда можно полюбоваться, а особо понравившиеся изделия и приобрести, причем намного дешевле, чем в художественных салонах. Вернее, не можно, а можно было, теперь это все в прошлом. Художники пришли к парапету парка Горького лет 15 назад, сумев изрядно оживить тогдашнюю улицу Энгельса с ее серым щербатым асфальтом, разбитым троллейбусами, шумными очередями на остановках и у дверей магазинов. Стихийный вернисаж, он же ярмарка, процветал, несмотря на соседство с оплотом партократии - обкомом КПСС, а, может, и благодаря такому соседству. Судя по всему, партийные чиновники того времени тоже истосковались по ярким краскам и не без удовольствия взирали из окон своих кабинетов на живописные великолепья под каштанами и акациями парка Горького. После того, как обком КПСС превратился в ростовскую мэрию, терпения новых хозяев здания хватило на 10 лет, и феврале 2003-го года мэр Ростова Михаил Чернышев издал постановление, устанавливающее особый порядок торговли на вернувший себе историческое название и изрядно похорошевшей за это время Большой Садовой улице. Согласно этому документу, художники должны были побыстрее убраться с чиновничьих глаз долой. И вот уже две недели они по утрам расставляют, раскладывают и развешивают свои работы с тыльной стороны парка имени Горького на улице Пушкинской, и все это время остаются практически единственными ценителями работ друг друга, и надеются пока на чудо.

"Если нас вернут, мы с удовольствием уйдем, потому что это - лицо города".

Изгнанные с Большой Садовой под брезентовые стены пивного павильона на Пушкинской улице художники с их немудреным, но таким родным привычным вернисажем - это, что ни говори, определенная и достаточно четкая примета современной ростовской жизни, та самая часть городской культуры, что делает Ростов Ростовом, любимым своими жителями, единственным и неповторимым. И вот - тоже ростовская примета времени: эту городскую культуру в последнее время методично окорачивают и перелицовывают. Так исчезло с центральной улицы кафе "Дружба" с его вошедшей в легенду солянкой, так ушла в небытие кондитерская "Красная Шапочка", за малым потеряли великий (о нем песни раньше слагали) гастроном "Три поросенка". Между тем самим художникам, по их словам, живется совсем не сладко.

"Прожить можно, но купить ничего из вещей. Две трети уходит на оформление картины и одна треть продукты купить".

А вот работать, как говорится, для души у ростовских художников возможностей мало.

"Во-первых, аренда салона - это очень дорого. А для простого художника, даже члена Союза художника для него все равно очень сложно сделать выставку".

От постановления, установившего особый порядок торговли на Центральной улице, пострадали не только и не столько художники, сколько все ростовчане и многочисленные гости города.

"Но не единым хлебом жив человек, духовно человек должен чем-то питаться. К нам многие приходят и говорят - как хорошо, я прошлась, и у меня на душе стало светлее и радостнее. Разные картины, разный уровень художников, есть знаменитые, есть средние".

"Дети приходят, старики - просто полюбоваться, посмотреть на наши работы, получить удовольствие эстетическое. Может быть, они не купят у нас работы, но им приятно, что мы там стоим, украшаем город. Это же культура нашего города".

С уходом художников с Центральной улицы небо над городом, честное слово, стало серее.

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская: В доме № 4-А по улице Круговой треснула стена, сквозная трещина прошла от фундамента до самой крыши. Жильцы боятся, что стена может рухнуть уже этой весной. Раньше это общежитие коридорного типа принадлежало строительному тресту, после передачи в муниципальную собственность статус общежития с него сняли, квартплату увеличили, а вот обслуживать практически перестали. В умывальных комнатах и кухнях два года не было отопления, в подвал бежал кипяток, а под самую стену дома подвели водосток от соседней пятиэтажки. Стена отмокала, замерзала - и, в конце концов, не выдержала. Рассказывает Наталья Зеленова:

"Когда дали отопление - и сорок градусов мороза, просто-напросто порвало стену".

Трещина постоянно растет и приходит на торец здания. В умывальной комнате и кухне потрескался бетонный пол, отслоение стены приближается к жилым помещениям. Недавно началось таяние снега, и вода от соседних домов потекла к дому. Жильцы опасаются, что стена может не выдержать очередного подтопления и рухнуть. Домоуправление на всякий случай перекрыло опасную часть коридора веревочкой, но туда забегают дети, заходят проверить маячки на краях трещины.

"Сегодня утром посмотрела, а маячки отошли, то есть трещина растет. Даже дети: что, эта веревочка их удержит, что ли?"

Жильцам говорят, что у мэрии нет денег на экспертизу, без которой нельзя начать ремонт. Единственной видимой реакцией на проблему стало ограждение вокруг дома и табличка "Опасная зона. Проход воспрещен". В треснувшем крыле здания отключили газ, воду и канализацию, на 50 семей теперь приходится одна кухня с плитой и раковиной. Жильцы ежедневно стоят в очередях, чтобы набрать воды, приготовить обед или умыться.

"50 человек пользуются одной газовой плитой, четыре конфорки".

Недавно одна семья переехала к родственникам после того, как в их комнате повело стены и заклинило дверь. Остальным ехать некуда. К тому же, накануне переписи населения у дома изменили номер, теперь адрес в ордерах отличается от нового. Но документы меняют только тем, кто не имеет задолженностей по квартплате. Без прописки не выдают справку о составе семьи для получения детских пособий. Жильцы пишут заявления, ходят по инстанциям и просят обратить внимание на их проблемы. Не представившиеся сотрудницы администрации округа сообщили, что про трещину знают, видели акт, но они попросили не торопиться, потерпеть год или два. Депутат, банкир Валерий Степанов, услышав вопрос о треснувшем доме, просто убежал. Сто семей среди большого шумного и благополучного с виду города ждут помощи, у них есть только этот дом, объявленный опасной зоной.

В эфире Саранск, Игорь Телин: Уютный сельский дом, семья смотрит очередной телесериал, горит свет, работает холодильник. Но электричество сюда поступает не с подстанции, а от расположенной во дворе самодельной ветряной электростанции.

"Индикатор остановился, свет горит. Это идет от собственной энергии, от ветроустановки, от накопителя. Легко переключается, ничего не меняется".

Часовой работы ветряной электростанции хватает для того, чтобы обеспечить функционирование всех электроприборов в доме фермера из села Блохино Лемберского района Мордовии Геннадия Лебедина на протяжении шести часов.

"Утюг за десять секунд нагрелся, моментально, я сам даже удивился. Он идет с ветроустановки".

Хозяйство фермера стало экспериментальной площадкой для изобретения жителя Саранска Бориса Назарова. Именно он с группой единомышленников спроектировал установку, добывающую электроэнергию.

"Разрабатывали очень много конструкций, но принцип закладывали один - если ветровая установка находится в доме, она должна быть удобной".

Борис Назаров занимается техникой всю свою жизнь, работал в конструкторском бюро, заведовал лабораторий, потом отделом. Тема альтернативных источников энергии занимает Назарова давно. Перечитал сотни специальных книг, ознакомился со всеми исследованиями по ветряным электростанциям, понял, что для слабых, но порывистых потоков воздуха Мордовии эти разработки не подходят, и поэтому стал проектировать свои собственные конструкции. Скоро сложилась группа из четырех энтузиастов, одним из них стал фермер Лебедин, согласившийся предоставить свое хозяйство в качестве испытательного полигона. Сейчас на заднем дворе фермерского дома возвышается десятиметровая мачта, составленная из стальных труб. Мачта укреплена растяжками, на вершине - турбина с лопастями диаметром в четыре с половиной метра. При сильных порывах ветра турбина сама отклоняется так, чтобы ее не снесло. А если случится поломка, говорит Борис Назаров, то исправить ее не представит большого труда.

"Представьте себе: сейчас мороз или погода осенняя и поломка на электростанции. Что должен делать хозяин? Он должен каким-то образом забраться на эту мачту - это просто опасно. Или же второй вариант - бригада рабочих или кран, чтобы мачту повалить. Наше принципиальное отличие от таких конструкций в том, что хозяин сам может ее опустить, поднять. Один человек, подкрутив ручку лебедки, может сам отремонтировать мачту".

Починить сам механизм сможет любой, кто имел дело с мотором автомобиля, детали в принципе те же, ну а навыки есть у любого фермера, говорит Борис Назаров. Навыки, может быть, и есть, но не всегда есть деньги, стоимость этой установки достаточно высока, что признает сам фермер Геннадий Лебедин.

"50 тысяч - это сумма смотря для кого: может большая, может не большая. Но если ее использовать полностью, не только дом, но еще и теплицу, на дом не так много будет идти света, а теплица уже ощутима, в этом плане она будет окуплена. Энергия будет полностью использована".

Мордовию разработка местных изобретателей пока особо не заинтересовала, только одна из компаний сотовой связи заказала себе резервный источник питания. Для массового использования необходимо сделать установку более дешевой, над чем сейчас и работает Борис Назаров.

"Она будет значительно отличаться от той, которая здесь находится даже внешним видом, единственное что останется - мачта".

Рост энергетических тарифов приводит к поиску альтернативных источников энергии. Борис Назаров считает, что электроветряками стоимостью не более 40 тысяч рублей можно снабдить любой дом и в сельской местности, и в городе, каждый пустырь может стать электростанцией безопасной и легкой в обслуживании.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: Русский музей фотографии в Нижнем Новгороде отметил десятилетие своего существования. Как отмечают его организаторы, это уникальное явление в России. Нижегородский музей фотографии знаменит не только богатой экспозицией и старинной, и современной фотоаппаратурой, обширной коллекцией негативов и фотографий вековой давности, ежемесячными фотовыставками работ местных и иногородних профессионалов, - здесь работает учебная фотостудия для всех желающих. Музей, располагающийся в здании, где работали знаменитые нижегородские фотомастера конца 19 - начала 20-го веков Андрей Карелин и Максим Дмитриев, стал одним из популярных культурны центров города. Его фонды насчитывают около 15 тысяч экспонатов, многие из которых были подарены музею нижегородцами. Рассказывает директор нижегородского Музея фотографий Вера Тарасова:

"В этом здании работал сначала Андрей Карелин в 19-м веке и более 30 лет Максим Дмитриев работал. Затем здесь находилось "облфото", затем ателье, то есть здание такое фотографическое на протяжении сотни лет".

На замечательно сохранившихся снимках позапрошлого века - виды нижнего Новгорода и его окрестностей, уже не существующих причудливых павильонов нижегородской ярмарки и разрушенных позже храмов. Множество людей разных классов, от крестьян и рабочих до именитых купцов и солидных градоначальников. В экспозиции фотокамеры - от старинной, величиной с большой телевизор, до крохотной. Есть и знаменитый ФЭТ, выпускавшийся в трудовой детской колонии имени Дзержинского. Сейчас в зале передвижная фотовыставка "Чечня - наша боль и тревога". Здесь - документальные работы фронтовых корреспондентов, побывавших на Северном Кавказе. "Война в Чечне без купюр" - второе название этой выставки. И хотя снимки цветные, они напоминают о черно-белой хронике времен Второй Мировой войны. Большой интерес посетителей также к действующей в павильоне музея учебной фотостудии, продолжающей традиции былых кружков фотолюбителей. Эту работу, как и прежде, ведет хорошо известный в городе энтузиаст Юрий Шпагин, член Союза фотохудожников, залуженный фотограф и почетный член фотоакадемий различных стран. Вот как он рассказывает о своем призвании:

"Фотография - самое демократичное искусство, фотография доступна почти каждому. Фотомузей - одна из культурных точек города. Я - пропагандист фотографии и всячески стараюсь людей заразить. Я организовал здесь фотостудию молодежную, где обучаются и делают свои работы. Мы собираемся сделать выставку, я думаю, что она будет очень сильная".

В нынешнее время такие студии и бесплатные кружки - редкость. Кроме приобретения навыков, люди здесь находят собратьев по интересу и даже друзей.

"У студийцев появляется интерес не только к фотографии, у них проявляется интерес друг к друг другу. Они узнают друг друга, получается как бы большая фотографическая семья. Это встречи по интересам. Сочетание повышения фотографического мастерства и встреча с новыми интересными людьми".

Шпагин дает уроки фотомастерства давно, и что же изменилось за последние 10-20 лет?

"Сейчас живут гораздо беднее, труднее напечатать, сделать работы - это первое. И второе - тогда фанатизма было больше чисто творческого, потому что тогда информации было гораздо меньше, телевизор показывал одну программу и все. Сейчас очень много фильмов показывают, у людей компьютер стоит, и людям надо зарабатывать деньги, поэтому на так называемые хобби не остается времени. Они лучше - в это время, которое потратят на хобби, на творчество, - заработают какую-то энную сумму".

И все же интерес к искусству остановленных мгновений не пропадает, музей все более популярен в городе, и после ремонта здания местное руководство обещает предоставить для экспозиций новое помещение.

В эфире Тюмень, Алекс Неймиров: 70 школьников из 33 российских городов слетелись в дни каникул в Тюмень на фестиваль детского радиотворчества. Слетелись - слово самое подходящее, так как фестиваль называется "Птенец". Самара, Чебоксары и Архангельск, Сургут, Сызрань и Барнаул, Улан-Удэ, Мурманск и Курган, вряд ли организаторы фестиваля из редакции детских и молодежных программ телерадиокомпании "Регион Тюмень" могли себе представить 11 лет назад, во что выльется их желание доверить детям самим решать, каким должно быть современное детское радио. Рассказывает инициатор первого детского фестиваля "Птенец" Любовь Турбина:

"Мы просто поехали в детский центр "Ребячья республика", поскольку был самый популярный детский центр здесь и бросили там клич: эй, ребята, айда к нам, кто есть журналисты или хотел бы заниматься журналистикой. Вот из них, я помню хорошо одну - Наташа Лебедева из села Шорохово. Говорят, что она сейчас живет в Тюмени и даже работает в пресс-центре. Ее высокие каблуки, ее модные шикарные лосины 12 лет назад, ее тему про любовь запомнили, по-моему, все".

Первые "птенцы" фестиваля уже выросли и поступили в вузы, некоторые и сами преподают, как, например, аспирант Тюменского университета Евгений Шаров. Новички считают фестиваль хорошей школой журналистики. Любовь Турбина продолжает:

"Фестиваль - это игра, это мы играем в фестиваль, а дети приезжают сюда на серьезную работу. И каждую передачу, которую они делают, это не игра для них, это самая настоящая работа, это их труд. Хорошо, когда этот труд оплачивается. Мы опрос провели и дети более профессионально работают именно там, где им платят за работу, хотя я не думаю, что ради денег им конечно важнее выйти в эфир с какими-то своими мыслями. А вот насчет независимости, свободы, конечно, они свободнее нас. Они свободнее, начиная с выбора тем. Некоторым взрослым и в голову бы не пришла идея выбрать тему, которую берет ребенок".

Как показал фестиваль, детей интересуют самые разные темы - экология, преступность, образование, компьютеры, наркомания.

"Илья Ильин из Ишима. Ты делаешь программу, думаешь, что это хорошо, видишь программы, которые гораздо лучше. Работаешь со специалистами, творческий рост".

Тюменский фестиваль "Птенец" окрестили "Птицефабрикой звезд", так как всякий раз находятся действительно незаурядные личности, чьи работы заслуживают всеобщего внимания и призов. Одной из таких передач, вызвавших всплеск эмоций, в этот раз сделал 13-летний тюменский школьник Женя Чиянов. Она - на тему подростковой жестокости.

"Я читал отчет оперативников из убойного отдела, а в ушах звучали слова бездомных: "Подростки, не убивайте нас, мы же тоже люди".

Автору удалось не только взять интервью у бездомных, у подростков, избивавших таких людей, у милиции, - он сумел провести психологический анализ сложной проблемы, по-журналистски грамотно построить материал.

"Когда я брал интервью у бывшего интеллигентного человека, у "бича", я не почувствовал никакого презрения, я просто с ним разговаривал как с человекам. Это, правда, был бывший интеллигентный человек, потому что он разговаривал интеллигентно, не было мата. Общество должно относиться к ним с пониманием, может быть, с уважением, потому что это - люди. Каждого человека нужно уважать, потому что это - личность. Я подумал, что, может быть, своей программой я разбужу в этих хулиганах какую-то человечность".

Это я сочинила в хорошем настроении".

XS
SM
MD
LG