Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:
- Почему Николай Путин не получил американский орден;
- Защитников Кольского полуострова хоронят до сих пор;
- Тюменский поисковый отряд восстанавливает утерянные страницы истории;
- Фаине Линьковой из Чебоксар повезло - отец с фронта вернулся;
- Ветеран войны из Костромы вынужден доказывать, что имеет право быть гражданином России;
- Екатеринбург: россиянином можешь не быть, но в армии служить обязан;
- Нижний Новгород: что страшнее: пневмония или туберкулез;
- Саранск: странная судьба дома на улице Вокзальной;
- Ставрополь: почему Василию Остривному не нужно платить ни за электричество, ни за воду;
- Благовещенск: Марина Нежина зарабатывает стартовый капитал в Японии;
- Саратов: Буратино повзрослел и многое понял.

В эфире Улан-Удэ, Александр Мальцев: Николай Путин ушел на войну из Бурятии. В декабре 42-го он оказался на Волховском фронте, советские войска пытались прорвать блокаду Ленинграда. Однако в местечке Мясной Бор части второй армии генерала Власова попали в окружение, многие части были пленены нацистами. Но Путин был не из тех, кто добровольно сдался, он был захвачен в бою. Сейчас солдат говорит, что должен был погибнуть несколько раз. В концлагере Путина не единожды хотели расстрелять, как это случилось после попытки побега:

"На расстрел выводили троих нас - я, Мельников и Ванька из Новосибирска. До смерти не дошло, видно. Зарядили карабины немцы, только нажать осталось, а тут обер-ефрейтор давай ругаться, и до расстрела дело не дошло. Он обратно в лагерь в Лугу в тюрьму. В этой тюрьме мне присудили 23 года заключения с отбытием под землей".

Николай, которому исполнилось 25 лет, был отправлен на каторгу в шахту во Франции, где он добывал железную руду.

"Пять раз я должен был погибнуть. Пять таких моментов, что никак, должен был умереть. В шахте тонн несколько обвалилось. Чех был забойщик, гражданский чех, я помогал ему. Меня не задавило".

К тому времени союзники вошли во Францию, Николай вновь бежал и встретился с американцами. Артиллерист советской армии Путин в 45-м продолжил воевать уже в составе танковой роты Д 45-го батальона армии США. До Берлина рота не дошла 70 километров, был дан приказ повернуть на Эльбу. Здесь в мае сержант американской армии Ник Путин и узнал о капитуляции Германии. Получил от командира роты Сурожина из Сан-Франциско характеристику, в которой тот написал: "Ник Путин участвовал в военных походах в Саарской долине, в Рурском бассейне в Австрии. В боях был храбрым, преданным и честным. Обеспечивал успех военных операций и выполнял долг солдата, не щадя собственной жизни". Капитан Сурожин сожалел, что Путин выходит из состава роты, однако советский боец перешел к своим. И здесь Николаю тоже повезло:

"В форме американской, дали мне автомат, наган, 275 патронов. Почему я не попал в лагеря наши, потому что меня документ выручил американский. В нашем КГБ признали, поверили. Все бывшие пленные жалуются, правильно жалуются. Но у меня этого не было, я не власовец, ничего не делал. Военкомат принял меня как солдата".

В марте 46-го старшиной батареи Николай Путин демобилизовался и уехал на родину.

"Моя невеста, мы поклялись, что я с войны приду и поженимся. Я пришел с войны, а она замуж вышла".

Началась мирная жизнь, которая, однако, долго была омрачена недоверием окружающих, люди все-таки косились как на врага народа. Обидно было солдату и что до 60-х годов ему не давали военного билета. А потом наступила реабилитация. Николаю Францевичу пришли все советские медали и орден Отечественной войны. Наверное, была положена и американская награда, как обещал ему капитан Сурожин. Но во времена железного занавеса даже письма до бывших однополчан не доходили. Затем на запрос военного военкомата ответил генерал-лейтенант армии США Терис Эткинс: "Наградные документы и все сведения должны были быть предоставлены до 1952-го года. К сожалению, за давностью лет господин Путин не может быть награжден. Примите мои извинения". Сегодня ветерану исполнилось 85 лет. Живет однофамилец президента в селе Анахой, компания ему только кошки и собаки, которых он приютил после того, как умерла соседка, жалко животину стало. Приходит иногда социальный работник помочь по хозяйству, дочь в выходные навещает отца. Только обидно ветерану, что не хотят ему квартиру дать. Живет он в маленьком домике, хлопотно печку топить.

"Все это хорошо, а положенная мне однокомнатная квартира - ничего нет, все перескакивает первая очередь, оказываюсь в хвосте. Поэтому разогревать даже трудно".

Но он не привык жаловаться и к своему однофамильцу не писал. На вопрос, почему же не напишет письмо президенту, с недоумением отвечает - зачем?

В эфире Полярный, Андрей Юдин: В далекие грозные военные 40-е годы моряки-североморцы и бойцы 14-й армии Карельского северного флота зачищали Кольский полуостров от немецкого стрелкового корпуса "Норвегия". Тогда в 41-м немецкая группировка развернула наступательную операцию захвата Кольского полуострова под названием "Голубой песец". Защищая северные рубежи, погибло 150 тысяч солдат и офицеров, в том числе 11 тысяч моряков-североморцев. В местах былых сражений и сейчас находят останки русских и немецких воинов. Рассказывает директор детско-юношеской спортивной школы, координатор совета поисковых отрядов Мурманской области и лидер поискового отряда "Память" Константин Добровольский:

"Мы собираем останки, находим, копаем, делаем захоронения в первые выходные октября. Мы приурочили эту дату к освобождению Заполярья. В первую неделю октября началось освобождение, атаки начались, немцев выдворили с территории Амурской области. И каждый год 300-500 бойцов хороним".

Поисковому движению на Кольском полуострове 15 лет. В Мурманской области действует 16 поисковых отрядов добровольцев, в которых участвуют 150 поисковиков. О том, как же все начиналось, рассказывает Константин Добровольский:

"Когда я служил, как-то меня командир послал за грибами, я пошел. Я увидел крепости, окопы, траншеи, это 76-й год. Ничего не было убрано, белеющие останки человеческие. Думаю: немцы-то сколько здесь свои наоставляли убитых. Для меня был в первую очередь фильм "А зори здесь тихие", который снимался в наших краях, под Петрозаводском, это наша война. Когда увидел убитых - черепа, ноги, очень много. Поэтому, когда в фильме "А зори здесь тихие" показано, что немцы достреливают своих и бросают, для меня это было в сознании, что это немцы валяются".

На самом деле оказалось, что не захоронены останки русских солдат.

"Поле красной морошки. Думал - поем сейчас морошки. А в этом болоте, где морошка, останки. Их столько! Елки, что же это творится? Мы собираем не немцев, мы собираем наших погибших, немцы своих уносили. Сегодня собрано и похоронено в Мурманской области всеми поисковыми отрядами, которые у нас сегодня под контролем, 13 тысяч. Только поисковый отряд "Память" собрал тысячу человек и 36 именных. Мы сообщили родственникам, что они не без вести пропавшие, а они погибли, защищая нашу Родину".

Константином Добровольским и поисковым отрядом "Память" в Полярном создан музей боевой славы Северного флота. Музей носит имя дважды героя Советского Союза, морского разведчика Виктора Леонова. В музее тысячи экспонатов военного времени и различные трофеи, он полностью содержится за счет поисковиков.

"Это личные вещи погибших - котелок, плошка, миска подписанная, документы, в карманах которые находятся, оружие, ордена, фотографии, цены которым сегодня нет. Это и модели, которые мы делаем. Сюда сносят поисковики города Полярного все, что находят, мы все выставляем. Наше дело воспитательное, патриотическое, которое нужно сегодня России. Это наша история, наших отцов и дедов".

В бухте Кислая Губа поисковики отряда "Память" нашли могилу известного в 40-е годы московского поэта Ярослава Родионова, который погиб на Кольском полуострове в 1943-м году. Тогда он выступал в военных концертных бригадах и в ансамбле Северного флота. К юбилею поэта, которому исполняется в канун победы 100 лет, поисковики установили в бухте Кислая памятник.

В эфире Тюмень, Алекс Немиров: На пятый день тюменскому поисковому отряду повезло: среди останков солдата был обнаружен медальон, содержимое которого удалось прочитать в полевых условиях. Бойца звали Горячев Иван Феоктистович, он погиб в районе деревни Малая Замашья Новгородской области. Во время Великой Отечественной войны это было одно из мест кровопролитных боев Второй ударной армии. В 1942-м году, оттягивая на себя силы противника, блокировавшие Ленинград, армия под командованием генерала Власова попала в окружение. Из 450 тысяч бойцов из окружения вышло не больше десяти тысяч. Оставшихся лежать в новгородских болотах назвали предателями и решили не хоронить.

"Я считаю, что тот народ, который забывает, он теряет свое национальное достоинство. Это мое личное мнение, что нельзя такие вещи забывать, чтобы не повторилось".

Так считает Артур Ольховский, командир тюменского поискового объединения "Десант памяти". Появившиеся в послевоенные годы поисковые группы пытаются исправить ошибку истории, вернуть имена погибших и по-человечески их похоронить. 14 лет подряд из Тюмени в Новгородскую область отправляются школьники и студенты, желающие сменить домашние тапочки на болотные сапоги. Посмотрим, что они еще берут с собой:

"Топор, теплые вещи и самое основное, конечно, саперная лопата".

Майор Алексей Минин в поисковой группе выступает главным специалистом по оружию и взрывчатым веществам. Человек незаменимый, учитывая, что в земле осталось множество боеприпасов. Только в этом году поисковые отряды за время всероссийской экспедиции "Долина" извлекли из новгородской земли и сдали для уничтожения 468 взрывоопасных предметов, 1689 единиц огнестрельного оружия. Местные жители рассказывают, что раньше боеприпасы телегами вывозили могилокопатели, правда, их больше интересует другое - боевые награды, которые они затем продают за большие деньги. А что движет юношами и даже девушками, появившимися в поисковых отрядов в последние годы? Мнение участника экспедиции Павла Девайкина:

"Идя в "Долину смерти" каждый год, ты приобщаешься к той большой войне, которую прошла наша страна, прошел наш народ. Видим все это своими глазами".

Артур Ольховский добавляет: "Совершенно другой взгляд на жизнь, совершенно другой взгляд на историю. Тут не по учебникам, а своими глазами они видят воронки от взрывов, своими глазами видят останки солдат. Честно говоря, "Долина" для ребят - это переоценка ценностей".

В этом году поисковики, и не только тюменские, нашли останки около двухсот бойцов Красной армии и 16 смертных медальонов. Заканчивается работа с захоронением останков погибших воинов, каждый год вырастает новая братская могила. Пожалуй, самая большая удача тюменского поискового отряда "Савояр" - это найденные в 2001-м году планшеты с картами и документами Второй ударной армии. Они помогут восстановить историческую картину.

В эфире Чебоксары, Дмитрий Лишнев: Каждая годовщина Великой Победы вызывает в памяти людей, переживших страшную войну, воспоминания о прошлом. Двадцать лет назад меня до глубины души поразил вопрос, заданный летом 45-го года тогда еще девочкой, дождавшейся своего израненного отца с фронта: "Папа, а хлеб у нас будет?". Сейчас Фаина Линькова, а именно ей выпало счастье дождаться вернувшегося с фронта живым отца, уже бабушка, давно на пенсии, но годы военного детства, жизнь и труд в колхозе навсегда остались в ее памяти:

"Мы жили без отца, с мачехой. Она нас кормила, ходила в поле, работала. В портянках принесет немножко зерна, мы его просушим, идем молоть вручную. Маленечко муки накрутишь, картошку терли, мукой пересыпали и пекли хлеб. Еще ботву сушили, толкли, это все хлеб делали. Не давали ничего в колхозе, а если чего-нибудь принесешь, поймают и посадят. Я помню, у меня было место под столом. Сегодня что-нибудь поели, а завтра голо. Так и жили. Ходили по полю, по лесу, по лугам, собирали, что можно есть. Это все вспоминать - лучше не вспоминать".

Маленькой Фаине и ее братьям с сестрами повезло - отец вернулся живым. Ведь больше половины призванных на фронт односельчан так и не возвратились домой.

"У многих подруг отцы погибли. Очень мало вернулись, большинство там остались. Отцы погибли, а в каждом доме осталось ребятишек по трое, по четверо, по пятеро. Матери одни растили детей".

Ныне уже покойный муж Фаины Иван получил похоронку на отца еще в 42-м году. Мальчишкой ему приходилось добывать пропитание себе и семье.

"Он был первый охотник в деревне, с детства с ружьем бегал и с удочкой".

Великой и всеобщей радостью стало известие об окончании войны.

"У нас в колхозе был телефон в сельсовете, сообщили, что кончилась война".

Вспоминает Иван Линьков: "Помню, что не только я, мы шли много человек, деревня была большая, шли на митинг - война кончилась".

"Все радовались: кто плачет, кто смеется, кто поет, кто чего".

А после великой победы дети войны были вынуждены заменить не вернувшихся с полей сражения отцов в кузницах и за рычагами тракторов.

В эфире Кострома, Ольга Вахоничева: К 58-й годовщине со дня Великой победы в Костроме в живых осталось чуть более 300 ветеранов войны, среди них Пушкарев Яков Викторович. Его фронтовая биография похожа на биографию многих других соотечественников, прошедших дорогами войны. Уроженец одной из деревень Марийской республики, в 43-м 17-летним пареньком был призван в армию, выучился на связиста и в составе 992-го отдельного батальона связи прошел всю войну от Харькова до Праги. Потом была война с Японией. В составе Забайкальского фронта Яков Пушкарев преодолевал безводные степи Монголии, форсировал горный хребет Большой Хинган. Домой вернулся в сентябре 47-го, но военную карьеру не оставил, получив звание лейтенанта, еще много лет служил Родине. Женился поздно, в 48 лет, встретив свою судьбу на Украине. Переехать в Кострому семья Пушкаревых с маленьким сыном Сашей решила после развала Советского Союза. Там продали двухкомнатную квартиру, а в Костроме денег хватило лишь на покупку однокомнатной хрущевки. Не предполагала тогда Нина Пушкарева. Что ждет ее семью на родине. Сын вырос, привел семью в дом, родились у Нины и Якова два внука. И по сей день семья из шести человек живет в 18-метровой комнате вместе. Не дают ветерану положенного по закону жилья. Скитаясь по инстанциям с просьбой улучшить условия проживания, фронтовик сильно сдал. И тут другая напасть: паспорта старого образца на новые Пушкаревым не меняют, нет, говорят, у вас российского гражданства. Поезжайте в Москву в посольство Украины, получите там загранпаспорта, заплатив по 75 долларов за каждый, а потом будем разговаривать, заявили ветерану в местном ОВИРе. Сын Александр ехать за родителей не имеет права, да и денег таких в семье нет, живут на пенсию старших и мизерную учительскую зарплату сына. Говорит Александр Пушкарев:

"Самое главное, что не могут ехать родители по состоянию здоровья. Отец инвалид первой группы, а мать инвалид второй группы. Они лично присутствовать не могут при получении паспорта - это самая главная причина".

Эти доводы в ОВИРе не сочли убедительными. Вот были бы у отца особые заслуги, тогда можно вопрос с гражданством решить на месте. Не взяли в расчет и то, что Яков Пушкарев, пройдя всю войну, имеет награды и ордена, благодарственные письма за особые заслуги перед Отечеством. Пришлось сыну судиться с паспортно-визовой службой, чтобы доказать, что имеет ветеран эти самые особые заслуги. А пока живет фронтовик без российского гражданства, и как только закончится срок действия паспортов старого образца, старикам ни пенсию, ни бесплатного лечения будет не получить. Обиделся Яков Викторович на государство, ни с кем разговаривать не хочет. Говорит сын Александр:

"Он ночью встает кричит: "Танки! Браток, прикрой!". Ему снится война все время".

И днем о войне Яков Викторович не забывает. Жене Нине часто одну историю пересказывает про то, как на фронте дружно жили и татары, и киргизы, и русские и все друг о друге заботились. Особенно паренька-еврея вспоминает:

"Подходит к нему паренек, а он был сержантом: "Товарищ сержант, я, говорит, не могу вырыть себе укрытие". "Сейчас я тебе сделаю". Вырыл ему укрытие, поделился сеном, дал плащ-палатку, он согрелся. "Я тебе мацу дам, мне мама дала". "Ничего мне не надо, меня к этому не приучили. Сейчас кухня будет, я скажу, чтобы тебе каши больше давали, худой такой". Я вспоминаю, как дружно жили. Все нации у нас все дружили, все любили друг друга, на фронте все одинаковые были, а сейчас видите, что творится. Даже гражданство не можем получить. Такой путь прошел и живем в таких условиях. Вот он и говорит, что могила два метра, а я три метра заслужил".

Арифметика простая: по три квадратных метра на шесть человек в ветеранской квартире. В ней хранятся несколько потрепанных блокнотов с адресами фронтовых друзей, их фотографии с памятками на обратной стороне, орденская книжка, справки об объявлении благодарности за подписью Сталина да военный билет. Все это теперь не более, чем память для бывшего офицера связиста Якова Пушкарева, одного из немногих оставшихся в Костроме ветеранов Великой Отечественной.

В эфире Екатеринбург, Ирина Мурашова: После того, как в прошлом году вышли законы "О гражданстве" и "Правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" в стране появилась новая прослойка людей - миллионы русских иностранцев, тех, кто не успел официально оформить свои отношения с Россией до вступления в силу новых законов. Информация о них противоречива, но за нарушение предусмотрено выдворение из России. При этом у сотрудников УВД нет опыта работы с нововведениями, а некоторые положения и вовсе не действуют из-за отсутствия подзаконных актов. Комментирует генеральный консул Украины в Тюмени Павел Мысник:

"Большинство этих людей рассчитывало, что они уже граждане Российской Федерации. Многие из них проживают еще с 80-х годов прошлого века, здесь все время работали, здесь имеют квартиры, жилье, детей, и вдруг оказалось, что они не граждане Российской Федерации. Для получения вида на жительство надо выполнить несколько условий: иметь родственников очень близких по прямой линии - отца, маму, сына, дочь, надо иметь квартиру и надо иметь работу".

На самом деле бюрократическую процедуру натурализации иностранцев в России усложнили еще за два года до вступления в силу новых законов. Рассказывает председатель региональной общественной организации Уральская ассоциация беженцев Людмила Лукашова:

"Раньше достаточно было прописаться постоянно, подать заявление на гражданство, и в течение шести месяцев человек получал гражданство, вкладыш в паспорт".

А сейчас наши службы посылают русских иностранцев за справками на прежнее место жительства или в консульство, хотя делать это должны сами федеральные органы. При этом у людей часто нет ни финансовых, ни физических возможностей для того, чтобы съездить даже в Москву. К тому же у многих нет вообще никаких паспортов, а без документов они не смогут купить билеты на поезд. Но если вы доберетесь до консульства, то проблемы еще не кончаются. Вот как Людмила Лукашова оформляла бумаги 80-летней пенсионерке, бывшей жительнице Узбекистана:

"Два раза в неделю принимает консульство по два часа в день. Люди записываются с ночи, не всех пускают. Я прошла исключительно потому, что у меня был пропуск в Государственную Думу России, поэтому я эту справку привезла. Обыкновенный огрызок бумаги, гербов там нет, и 800 рублей наличными".

Принявшая законы "О гражданстве" и "Иностранцах" Государственная Дума России считает, что эти законы в поправках не нуждаются. Правда, здесь возникает один интересный казус:

"Переселенцы и их родственники, они, как правило, интересуются политикой и они голосуют. Эти люди выбрали двух президентов. Значит, наши два президента нелегитимные. Потому что, если проанализировать, сплошные иностранцы за вас голосуют".

Интересно, как бы чиновники, одобряющие закон, решили такую проблему:

"Несовершеннолетняя девочка, которая в свое время приехала из Узбекистана, забеременела и не получила паспорта, родила, и теперь ребенок не имеет свидетельства о рождении. Они могут выдать это свидетельство только на основе паспорта. А ребенку скоро нужно делать прививки, скоро нужно идти к педиатру. Пройдет 18 лет, и я думаю, что все забудут, и военком забудет, что этому мальчику не выдавали свидетельство о рождении, его тут же начнут звать в армию. Пока вот так, люди без надлежаще оформленных документов, с трудовыми отношениями сложности, и с социальной защитой сложности. Проще говоря, ни поучиться, ни помереть, ни замуж выйти, ни развестись".

Несмотря на все это, председатель Уральской ассоциации беженцев Людмила Лукашова считает, что закон все-таки не так плох, его только надо дорабатывать, и многие чиновники, кстати, это тоже понимают:

"Они переживают такие же ситуации. У нас даже среди сотрудников миграционной службы ко мне обратилась одна из сотрудниц, у которой такая же была ситуация с каким-то из ее знакомых или родственников. То есть мы все знакомые, мы сидим в одной лодке. Но вот этот информационный и правовой вакуум он порождает совершенно ужасные вещи. За ту же миграционную карту пресловутую в одном районе ничего не берут, а на рынке уже вымогают по 700 рублей".

Гораздо проще приходится сейчас тем, у кого есть двойное гражданство. Но соглашение об этом у России есть только с Таджикистаном и Туркменистаном, в ближайшее время должен решиться вопрос с Белоруссией. А вот бывшим жителям остальных советских республик не повезло.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: Нижегородский регион вошел в стадию эпидемии туберкулеза. Только по официальным сведениям, число зараженных палочкой Коха превысило 60 тысяч человек. Не хватает денег на медикаменты и на замену давно устаревшего оборудования - об этом сообщил Владимир Казнин, министр здравоохранения областного правительства:

"Прежде всего не хватает лекарств. Потому что часть мы получаем по федеральной программе. По федеральной программе за прошлый год она была выполнена на 76%. Не хватает у нас передвижных флюорографов".

В аварийном состоянии здания противотуберкулезных больниц. Вот мнение сотрудника Кстовского районного диспансера:

"Не то, что в капитальном ремонте нуждается, а, наверное, в сносе. Потому что все трубы канализации, трубы отопления просто прогнили".

На питание одного больного, содержащегося в противотуберкулезном диспансере, в день приходится 26 рублей, тогда как в колониях строго режима вдвое больше - 51 рубль. В Нижегородской области с 92-го года количество больных открытой, заразной формой туберкулеза увеличилось в полтора раза и превысило три тысячи человек, рост заболеваемости вдвое. Смертность от заболеваемости туберкулезом выросла почти в два с половиной раза. Об этом сообщил главный врач нижегородского областного противотуберкулезного диспансера Анатолий Шкарин:

"В день должны на одного больного выделять порядка 360 рублей и когда мы получаем около сорока рублей - что тут говорить? Одна таблетка стоит около ста рублей. У нас получаются такие формы, которые практически обыкновенными нашими препаратами не лечатся".

Анатолий Шкарин добавил, что теперь туберкулезом чаще стали болеть лечащие врачи, медсестры, санитарки:

"Заболеваемость среди медиков достигла заболеваемости как в колониях практически. Жалко, когда наши врачи, медсестры, санитарки погибают от заболевания на наших руках, несмотря на все принимаемые нами меры".

Персонал знает об опасности, однако на другую работу не рассчитывает. Говорит медсестра Наталья Андреева:

"Да, боимся, но что делать. Где я могу заработать еще? Я умею только лечить людей".

Медицинские осмотры персонала теперь стали платными, на них денег не хватает:. "Как я пришла, медицинский осмотр у нас проводился более расширенным кругом специалистов, сейчас круг сужается, потому что медицинский осмотр тоже платный, а оплачивать нечем. У нас специалисты приходят только самые необходимые".

Поэтому кадры не обновляются. В тубдиспансерах и стационарах дорабатывают пожилые. "Сейчас уже ничто не привлекает в туберкулез. Раньше была доплата, достаточно существенная, сейчас очень невелика, коллектив достаточно старый. Более 50% коллектива - пенсионеры"- рассказала врач Ольга Чернова. А вот мнение одного из пациентов районного тубдиспансера:

"Покойники, мы все здесь покойники".

В эфире Саранск, Игорь Телин: Дважды в день слышат эту мелодию жильцы дома по улице Вокзальной. В первый раз утром под эту песню в Саранск из Москвы прибывает фирменный поезд "Мордовия" и второй вечером, когда тот же поезд в российскую столицу отправляется. Название улицы Вокзальная уже само по себе предполагает ее близость к железнодорожной станции, да и дом, о котором идет речь, имеет к железной дороге самое непосредственное отношение.

Это здание в десяти метрах от железнодорожного полотна было построено еще в конце 19-го века как паровозоремонтное депо. Позже, когда Саранск потерял статус узловой станции, она была перенесена в расположенную в 25 километрах от мордовской столицы Рузаевку, и там было построено новое депо, чтобы здание не пустовало, в него было решено поселить семьи железнодорожников, причем без проведения капитальной реконструкции промышленного строения под жилой дом. Из всех коммунальных удобств жильцы пользовались только электричеством, в кирпичном и основательном здании депо не предусматривался даже туалет. Ко всему прочему первый этаж здания регулярно затапливается, весной, когда тает снег или происходит разрыв на находящихся рядом водопроводных магистралях.

"Здесь была санэпидстанция, здесь был представитель контрольного управления. Когда я его завела в комнату, там был пол покрыт ковром. Он говорит: что это у тебя, бабушка, за ковер? Я говорю: потом, сынок, я вам отвечу. Ты смотри на сырость - до потолка все стены сырые, даже перегородки с соседней квартирой. Когда вышли на улицу, я говорю: а теперь посмотри на себя. Он весь обсыпанный блохами был.

- "Как мне теперь быть?"

-

- "У меня ковры в прихожей".

- . Он бежал до дома и меня ругал".

Этот визит имел свои последствия: на собственной одежде чиновник к городской администрации испытал, что жить в постоянной сырости нельзя. И в январе 1999-го года межведомственная комиссия жилые помещения дома № 11 по улице Вокзальной к числу непригодных для постоянного проживания.

"Нас в декабре месяце начали переселять, а сейчас мы находимся в двух объектах временного проживания. Дом весь гнилой, в аварийном состоянии".

Последняя фраза относится к тому, во что превратился этот дом после выселения из него людей и начала ремонта. Время шло, первоначальный срок возвращения жильцов в родные стены истек почти год назад. За все четыре года, что идет реконструкция, здесь последовательно сменили друг друга пять строительных бригад. Но далее возведения над древним зданием третьего этажа и части мансарды дело не пошло. В последний раз строители появлялись здесь полгода назад. Жильцы в курсе всего, что происходит в родных пенатах, их расселили в бараки по соседству. Так что прямо на их глазах уже стали разрушаться надстроенные части дома.

В эфире Ставропольский край, Лада Леденева: В то время как половина России тонет в наводнениях, а другая половина горит в огне лесных пожаров, житель ставропольского села Татарка Василий Остривной не унывает. Еще с десяток лет назад он твердо решил поставить стихию себе на службу и построил домашнюю электростанцию. Поначалу навеянная регулярными весенними паводками у Василия Петровича возникла идея строительства гидроэлектростанции, однако, когда конструкция была почти готова, ее смыло проливным дождем. Большую воду нам не одолеть - подумал инженер и от идеи отказался. Рассказывает супруга Василия Остривного Мария Викторовна:

"В 81-м у нас было двое детей, и он решил сделать водяную мельницу для полива и для обогрева, чтобы она сразу воду подавала и энергию вырабатывала. Мы сделали колесо большое и чашки для этого, осталось только установить. Все сделали, двигатель, прошел дождь, сильный ливень, плиты многотонные, они там сто лет лежали, дождь это все снес, смыл, и мы отказались от этой идеи".

Но не только весеннее наводнение регулярно обрушивается на Ставрополье, еще одна не меньшая беда - пыльные бури. Каждую весну ураганные ветры выдувают в крае сотни гектаров посевов. Только в этом году со 150 гектаров ставропольских полей сдуло все семенные всходы. Ветер разрушил крыши сельскохозяйственные построек и домов, в ряде районов повредил линии электропередач. Однако мириться со стихией не в правилах супругов Остривных. И вот однажды, когда порывами ветра в поселке вновь оборвало провода, семья неделю просидела без электричества, а в инкубаторе погибли цыплята, Василий Петрович решил построить собственную электростанцию, этакий ветряк с генератором мощностью четыре с половиной киловатта. Энергетики подарили ему списанные детали, которые оставалось починить и собрать в единое целое. Устанавливали сооружение всей семьей. Жена заливала фундамент, хозяин дома водружал двухметровые крылья. Рассказывает Василий Остривной:

"Лет 15 назад была плохая электрическая сеть, старые деревянные столбы. Довольно часто зимой пропадало электричество. Начали думать о том, что как-то надо защитить себя от этих всех негативных факторов. На повышении квалификации встретился с энергетиками серьезных заводов, которые говорят, что валяются списанные, немножко изуродованные генераторы. И потом занялись восстановлением. Как его назвать, я даже не знаю - это чисто простой ветряк с генератором. Четыре с половиной киловатта, это как минимум шесть утюгов одновременно".

По словам дочери Василия Петровича Ольги, с домашней электростанцией у них с братом связаны самые яркие воспоминания. Тогда, как одноклассники учили уроки при свечах, они не только могли писать и читать при электричестве, но даже смотреть телевизор:

"Так мы топили дровами и углем, а дополнительное отопление при помощи калориферов, постоянное тепло. Ветер сильнее, теплее греет. Кроме того, при перебоях с электричеством можно было читать при свете, он все равно гаснет, но все равно можно было нормально учить уроки, умыться спокойно можно было".

Теперь семья Остривных при наличии сильного ветра, конечно, платит за электричество. В отапливаемой при наличии сильного ветра теплице растут огурцы, помидоры и перец, а в домашнем инкубаторе благополучно выводятся цыплята и утята.

"Мы не плачем и не жалуемся, мы берем и делаем. Градом побило теплицу, давай заново стеклить. Сделали инкубатор и выводили гусят для себя, цыплят для себя".

Водопровода в Татарке не было и нет, но совсем недавно Василий Петрович восстановил заброшенный со времен Великой Отечественной войны колодец, и теперь семья не платит за привозную воду.

В эфире Благовещенск, Антон Лузгин: Газеты не скупятся на жуткие подробности пребывания россиянок за рубежом о том, как неудавшиеся танцовщицы и вокалистки вместо работы в престижных ночных клубах оказывались в борделях. Все эти злоключения от легкомыслия - считает жительница Благовещенска Марина Нежина, проработавшая полгода в Японии в качестве хостесс. "Хостесс" в переводе с английского - хозяйка дома, в данном случае, девушка, развлекающая гостей ресторана или ночного клуба.

"Прежде, чем связаться с какой-то фирмой, прежде, чем подписать контракт, надо все о ней узнать. Я узнала о том, что ни одного уголовного дела не было заведено, и что, в принципе, фирма работает нормально, и поэтому я сочла возможным устроиться туда и поехать работать за границу, в Японию. Потому что русские девушки славянского типа считаются там экзотикой. Естественно, проводился конкурс. Нас отбирали по фотографиям, в принципе, повезло, потому что должен проводиться конкурс вживую, приезжают представители или непосредственно владельцы каких-то клубов, и они набирают девушек с учетом своих требований. Если нужно танцевать, то нужно показать, на что ты способна в этой области".

Но как бы тщательно ни велась подготовка к работе за рубежом, первое время, по словам Марины, было очень нелегко:

"На второй день я вышла на работу и была в полном шоке. Во-первых, ты не представляешь, чего от тебя ждут. Приходят мужчины, их называют гостями, и вот он делает выбор, выбирает какую-то девушку, ее к нему подсаживают, она начинает с ним общаться и обслуживает за столом, то есть функции официантки выполняет. Протирает стаканчик, если он запотел, что-то помочь принести. Языковой барьер в экстремальной ситуации преодолевается очень легко, потому что это твоя работа, тебе нужно научиться говорить. Мы в свободное время учили японские слова, расхожие фразы и выражения. Еще здесь наша фирма предоставила преподавателя, который нас обучал японскому языку. Мимика имеет большое значение, хотя можно и ошибиться. Очень много было курьезных ситуаций на эту тему. Допустим, наша обыкновенная фига значит, что ничего не получишь, у нас девушка одна осмелилась кому-то показать фигу, это было воспринято совсем не так. Бурный смех со стороны японцев последовал, потому как у них это означает - давай займемся с тобой любовью. Так что жестами нашими в других странах нужно быть осторожными".

Соблюдай законы и выполняй производственные нормы - простые требования японских работодателей, чтобы клиент, посетивший однажды клуб, захотел придти туда снова.

"Во-первых, для того, чтобы мы приносили прибыль заведению, в котором работаем, для нас установили некие нормы. Если мы их не выполняли, существовали штрафы. Естественно, оштрафованными быть никому не хотелось. То есть у нас существовала определенная норма, когда клиент приходил в клуб и заказывал именно тебя. Если он посидел больше чем на 10 тысяч иен, то тебе идет тысяча с его заказа. Если он посидел меньше, чем на тысячу иен, но заказал тебя, тебе идет 500. Эксплуатация уже чувствуется. Если гость приезжает к тебе домой, вы с ним едете в ресторан, какое-нибудь место исторически-культурное или еще куда-то, он должен доставить тебя на работу не позже 20.00. У нас была норма в принципе небольшая - два раза в две недели. Ехать куда-то с гостем очень опасно, потому что не всегда может попасться нормальный, порядочный человек и не всегда захочет устроить культурно-массовую программу, повести, допустим, в ресторан. Приходилось обманывать людей. Работа несколько развращает, потому что, чтобы человека удержать, приходилось ему льстить, приходилось говорить некоторым товарищам, что ты единственный и неповторимый, мне приятно с тобой общаться, что для меня так много значишь, чтобы он не бросил тебя, а постоянно находился с тобой рядом, приходил в клуб".

По мнению Марины Нежиной, Япония выгодно отличается от других стран Азии в плане работы. Однако за одну поездку сложно привезти сколько-нибудь значительную сумму, чтобы начать свой бизнес на родине.

"Я бы хотела еще раз съездить за границу. Япония мне ближе, я там язык уже выучила. Я бы хотела туда поехать. Тем более, мне кажется, туда безопаснее ехать. Мое знакомство с данной фирмой, от которой я ехала, было удачным. В принципе я бы еще раз съездила, и на этом с этой карьерой я бы покончила, занялась чем-нибудь серьезным. Вообще в планах заработать деньги на какой-нибудь бизнес и начать заниматься самостоятельно каким-нибудь делом".

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина: Спектакль саратовского кукольного театра "Теремок" "Новый Пиноккио" выдвинут на соискание Государственной премии в области литературы и искусства. Это сказка-притча о повзрослевшим Пиноккио, его конфликте с окружающим миром, о том, как через боль и страдание приходит осознание необходимости покаяния перед теми, кого обидел, и благодарности тем, кому ты обязан жизнью. Это спектакль о воспитании чувств.

О своем герое рассказывает исполнитель главной роли Ринат Файзуллин: "Пиноккио, этого маленького человечка вырезают из дерева, он оживает, приобретает свою душу. И в нашем спектакле, когда он совершает предательство, он опять превращается в полено, просит прощения, и душа возвращается к нему, он становится опять человеком".

Стать человеком Пиноккио помогает добрая фея, раз в год она появляется в городе в день карнавала, но душа ее продолжает жить в домашнем сверчке, ворчливом добром наставнике главного героя. Роли сверчка и феи исполняет заслуженная артистка России Татьяна Кондратьева:

"Все встает на свои места не только в доме, в душах этих людей, которые живут в этом старом разрушенном доме. Для нее, наверное, это главное - сделать, может быть, не комфортным, но терпимым существование двух мужчин в этом доме - взрослого и маленького".

Автор сценария и режиссер спектакля Геннадий Шугуров считает, что сложная эстетика и притчевая форма не мешают маленьким зрителям понять сути происходящего:

"Зритель, приходящий на наши спектакли, не глупый, он умеет чувствовать, он умеет понимать. Пусть он не может понять глубину этих переживаний, основу основ их он обязательно поймет. Обман, предательство, измена, да, на своем уровне, но они это понимают. Главные слова, которые существуют в этом спектакле, они все прекрасно слышат - это "спасибо" и "прости".

Пережив боль утраты любимой девушки, осознав свою неблагодарность к отцу и эфемерность благополучия даваемого богатством, в конце спектакля Пиноккио обретает утраченную душу и становится человеком. Но сколько людей на карнавале жизни, сколько семей, переживающих трагедию внутреннего разлада? Так ли однозначен финал сказки? Говорит Татьяна Кондратьева:

"Это повторение, это жизнь, мы умираем, на наше место приходят другие, но они помнят о нас, как мы помним о своих родителях. Об этом спектакль".

Христианская притча о возвращении блудного сына в спектакле о Пиноккио обрела новую форму. Вместе с героем старой сказки взрослеет нынешнее поколение мальчишек и девчонок.

XS
SM
MD
LG