Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:
- Сколько могут голодать коммунальщики Инты;
- Душевнобольных в Ростовской области лечить не на что;
- Саранские пассажиры просят включить рубильник;
- В Кемеровской области спорить с начальством опасно;
- В Нижнем Новгороде у детей отбирают школы;
- Почему адыги чтят память полковника царской армии Андрея Мухортова;
- Ульяновск: садоводы бросают сады;
- Омск: Булгаков в пересказе выпускников;
- Казань: коммунальная реформа на одном отдельно взятом острове;
- Саратов: художники ищут в детях талант;
- Чебоксары: два монумента;
- Хабаровск: Марии Бородицкой исполнилось сто лет.

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев: В Инте республики Коми второй месяц голодают работники городских коммунальных служб, они требуют выплаты задолженности по зарплате. Поначалу их было восемь человек, из них семеро женщины, но четверо прекратили голодовку по настоянию врачей. Одна из них, Елена Кулинич, до сих пор на больничном, у нее проблемы с сердцем и печенью. В общем, организм отказывает, но чувство юмора пока еще нет. При встрече с корреспондентом городской газеты "Искра" женщины попросили его об одолжении:

"Говорим: просьба к вам - вы пишете стихи, напишите реквием к пятнице, как раз сорок дней. Пусть город за наше здоровье по чарке выпьет".

Все участники голодовки ранее работали в муниципальном управлении жилищно-коммунального хозяйства. Долги по зарплате у них копились с 2001-го года, в конце прошлого года предприятие было объявлено банкротом. Ирина Сахарова считает, что банкротство было незаконным.

"58 миллионов администрация должна ЖКХ и где-то было 18 миллионов служба заказчика должна. Как можно обанкротить предприятие, которому львиную долю должна администрация и служба заказчика?"

На месте предприятия банкрота было организовано новое - "Инта жилкомхоз". В него попали не все. Ирина Сахарова пострадала из-за того, что слишком активно требовала выплаты заработанного.

"Я прошла все инстанции судебные, как положено по закону. Вся у меня задолженность по зарплате оформлена в исполнительных листах, но это не подействовало. Говорят, правовыми методами надо работать, это не подействовало. В принципе, поэтому и лишилась работы, неугодна стала своему начальству".

Ирина Пухова единственная из участников голодовки, кто сейчас работает на новом предприятии "Интажилкомхоз". Но дело в том, что деньги задерживают и там тоже, а жить на что-то надо, поэтому ей не осталось ничего, как уйти в отпуск и присоединиться к акции.

"Тот отпуск я просидела, зимой у меня в квартире было 14 градусов, потому что котельная работала плохо, без отпускных, без денег, никуда не смогла выехать. И в этот отпуск у меня то же самое получается, что я пролежала в голодовке".

Ирина Пухова прекратила голодовку по требованию врачей - произошло обострение язвы желудка. Сейчас она лечится и готовится выйти на работу, отпуск заканчивается. Ей 35 лет, она развелась с мужем и одна воспитывает сына. В голодовке, говорит Ирина Пухова, участвуют женщины с аналогичной судьбой - одинокие, с детьми, без мужской поддержки.

"У них вообще мизерные задолженности 15-20 тысяч, люди не могут этих денег получить. Для них это огромные деньги".

Заместитель главы администрации Инты Юрий Титов говорит, что денег на погашение задолженности в городской казне попросту нет, и он недоумевает, почему люди не понимают этого.

"Ведь это не только у них задолженность, есть задолженности в Горэлектросети, в Горводоканале, есть задолженности в Комитете благоустройства, есть задолженности ЖКХ. А вот дайте четырем человекам зарплату и перестанем голодать. Это же не дело".

Вообще вице-мэр считает, что на самом деле нет никакой голодовки.

"Второй месяц пошел. За это время, если бы они голодали, они бы уже ноги протянули. Значит они питаются, они нормально едят. Пусть не нормально, но все равно они кушают, не может такого быть".

Республика Коми стала пунктом первого рабочего визита Валентины Матвиенко в должности полпреда президента по Северо-западному региону. Экономическую и социальную ситуацию в Коми она оценила как наихудшую по Северо-западу. Особо ее встревожили долги по зарплате, они составляют 1 200 миллионов рублей. Валентина Матвиенко поручила местному правительству и прокуратуре заняться этим вопросом. Прошел месяц с ее приезда, о каких-либо действиях правительства или прокуратуры в связи с голодовкой в Инте пока ничего не слышно.

В эфире Кемерово, Наталья Гузева: За попытку выступить против начальства люди лишились работы. В октябре 2001-го года рабочие дорожно-строительного управления в поселке Яшкино Кемеровской области направили в адрес дирекции областного дорожного фонда коллективную жалобу. Несколько человек в присутствии начальства осмелились выступить на общем собрании и указать на факты злоупотребления служебным положением начальником Яшкинского дорожно-строительного управления Дмитриевым и главным бухгалтером предприятия Истоминой. После этого активистов стали выживать. Через несколько месяцев по сокращению штатов были уволены все, кто рискнул вслух покритиковать начальство. Вот что рассказывает бывший механик асфальтово-бетонного завода Яшкинского ДРСУ Александр Дроздов и инженер-лаборант Наталья Зеленская:

"Мы встали на защиту рабочих. Рабочие написали, а мы стали подтверждать, что действительно деньги исчезают, и ушли деньги".

"А я не только поэтому, я подписала то, что он развалил организацию, мы остались только на содержании. Нам хватило бы этого содержания, и мы бы все работали".

Другую активистку - главного инженера ДРСУ Галину Анненкову, увольнять пришлось несколько раз. В сентябре прошлого года ее уволили с формулировкой "за неоднократное невыполнение служебных обязанностей без уважительных причин". Но государственная Комиссия по охране труда Кемеровской области восстановила Анненкову на работе. Тогда в ноябре 2002-го года должность главного инженера предприятия просто сократили. Рассказывает Галина Анненкова:

"Я выступила на собрании 21-го октября, 24-го октября сразу мне дали выговор. Он нагло смеется и говорит, что дорога у вас в плохом состоянии. Я говорю: "Почему же мне выговор? Вы же знаете, что мы работали ночью". Он говорит, что решили меня уволить, и после этого начали давить".

Возможно, многие из правдоискателей уже пожалели о том, что выступили против начальства, в небольшом поселке Яшкино рабочих мест катастрофически не хватает. Но дело в том, что обвинения рабочих оказались не голословными. Так налоговой полицией было возбуждено уголовное дело по факту уклонения от уплаты налогов руководством ДРСУ в крупном размере. Правда, в июле прошлого года дело было прекращено в связи с "деятельным раскаянием руководства ДРСУ". Контрольно-ревизионное управление города Юрга в 2002-м году выявило финансовые нарушения на сумму 7 миллионов рублей. Областная прокуратура также возбудила уголовное дело в отношении руководства Яшкинского ДРСУ. Тем не менее, подследственные продолжают работать, а бунтовщики уволены.

В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев: Для Вероники Васильевны Дерюгиной эта история и не история вовсе, а жизнь, ее реальная и сегодняшняя жизнь. В свое время ее младший брат Яков, учившийся на третьем курсе техникума, приехал после летней практики домой какой-то странный, и с каждым днем этих странностей становилось все больше.

"Потом поставили позже диагноз - шизофрения, простая форма. И с этого начались все бедствия его".

Шли годы и в семье примирились с тем, что Яков не такой, как все, и ему регулярно приходится проходить курс лечения в психиатрической больнице, которая располагается в селе Ковалевка недалеко от Ростова.

"Раньше, до перестроечного периода в психиатрической больнице была трудотерапия, плели сети, делали всякие детали. Регулярно утром, с восьми утра до четырех он находился на работе. И вот эта работа отвлекала. А как только трудотерапии не стало, он спал день и ночь. И когда я приехала, врач говорит, что его не лечили, потому что нет лекарств. И я без конца оставляла деньги, покупала лекарства, он практически ничего не получал".

В этом году ростовские правозащитники проверили условия содержания в психиатрических лечебницах области. Региональный Центр содействия Европейской защите и ростовская общественная организация "Христиане против пыток и детского рабства" завершили совместный с Московской Хельсинкской группой проект, посвященный защите прав больных, содержащихся в психиатрических клиниках. Для обследования были выбраны два из 11 лечебных учреждений подобного профиля, в том числе и клиника в селе Ковалевка. Хотя окончательные выводы будут делать специалисты, после майских праздников правозащитники обнародовали результаты своего исследования. По предварительным данным, условия содержания психически-больных людей в силу целого ряда обстоятельств, мягко говоря, оставляют желать лучшего. Вот что рассказал руководитель Центра содействия европейской защите Станислав Великоречанин:

"Вид довольно приличный больницы, но в то же время мы заметили в одной палате, где у них наблюдательная палата, одна коечка отгорожена занавесочками. Мы спросили, что там? Там обнаружили больную с туберкулезом в стадии распада".

Несколько лет назад Вероника Васильевна забрала брата из клиники, и он жил дома вместе с их мамой, до прошлого года, когда случилась трагедия.

"Он очень спокойный, а это буйствовать начал и бросился на маму с ножом. Вот тут забрали в буйное отделение, в котором его избили так, что он даже ходить не мог. Когда я приехала к нему, была в ужасе - он был весь избит. Потом я позвонила, врач сказал, что он в психическом состоянии нормальном, хорошо себя чувствует. Я сказала, что я приеду. Через неделю уже сообщили, что он умер. Умереть он не мог, он был физически очень здоровый человек. Там бесправие полное. Если хотят скрыть, то скроют все, это никакой проблемы".

По результатам проведенной работы правозащитники подготовят специальный доклад, который будет направлен в Европейскую комиссию и Министерство здравоохранения Российской Федерации.

В эфире Саранск, Игорь Телин: Жители столицы Мордовии перестали пользоваться троллейбусами. И дело не во внезапной нелюбви горожан к электрическому транспорту, а в том, что троллейбусов на пассажирских маршрутах попросту нет. Сначала этой недели предприятие "Мордовэнерго" на 70% сократило подачу электричества саранскому троллейбусному управлению, оставшихся 30 хватает лишь на то, чтобы во всем городе работал только один троллейбусный маршрут, на остальных же до семи утра успевают совершить по два рейса, после чего встают. Ближе к полуночи подача электричества возобновляется, и троллейбусы имеют возможность вернуться в свои депо. Естественно, что такая ситуация создает массу неудобств горожанам:

"Мы на троллейбусе доехали бы, хоть с пересадками, а мы сейчас здесь просидим и на Химмаш не уедем. А теперь, как хочешь, хоть пешком иди".

По словам заместителя генерального директора "Мордовэнерго" Эдуарда Ковалева, ограничения подачи электричества муниципальному предприятию "Горэлектротранс" - вынужденная мера.

"Задолженность Горэлектротранса перед Мордовэнерго составляет более 800 тысяч рублей. Троллейбусы будут стоять до тех пор, пока администрацией города не будут погашены в полной мере текущие платежи".

Руководство Саранска уже заявило, что в городской казне из-за череды майских праздников денег нет, а чиновники администрации занимаются тем, что перекладывают ответственность друг на друга. Вот кто виноват в этой ситуации, по версии заместителя директора департамента городского хозяйства Александра Наумова:

"Финансовое управление, которое выделяет средства. Это зам главы города Гришин, все вопросы к нему".

А вот версия заместителя главы Саранска Евгения Гришина:

"Управление городского хозяйства получает средства на финансирование, в том числе и транспорта, туда относится и Горэлектротранс, и троллейбусное управление. Мы выделяем средства, финансируют они".

Саранские чиновники не могут найти общий языке друг с другом, что уж тут говорить о переговорах, которые ведутся с Мордовэнерго. От имени энергетиков их ведет заместитель генерального директора предприятия Эдуард Ковалев:

"К сожалению, все наши переговоры пока заходят в тупик. Единственный вопрос, который интересует на сегодняшний день администрацию города - это во сколько будет отключена электроэнергия, чтобы успеть согнать троллейбусы. Никаких гарантий по оплате платежей, к сожалению, пока нет".

За эту неделю горожане уже привыкли к отсутствию троллейбусов, водители которых, зная примерное время отключения электроэнергии, собирают свои машины в своеобразные колонны где-нибудь поблизости от лесопосадок и городских прудов, принятием солнечных ванн пытаясь придать хоть какой-то смысл своему простою. Единственные, кто выигрывает в этой ситуации - водители частных автобусов Саранска. До тех пор, пока городская администрация и руководство Мордовэнерго не разрешат проблему, троллейбусы с места не тронутся, так что горожанам остается или пользоваться другими видами транспорта или просто ходить пешком.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: Помещения некоторых нижегородских школ стали объектами интересов структур, не связанных с образованием детей. Вдруг потребовалось переселение школы № 188 в Автозаводском районе, здание которой неожиданно понадобилось для каких-то иных целей. 60 работников школы, почти тысяча учеников и их родителей в недоумении - какая фирма собирается здесь размещаться вместо образовательного учреждения? И почему местная администрация так легко пошла навстречу ее требованиям? Говорит Альбина Махова, мама одного из школьников:

"Значит наших детей, куда угодно идите, а увеселительное заведение - легко. Как же так?".

И педагоги встревожены - при переводе детей в другие школы многие учителя могут остаться без работы. Говорит Нелли Полянина:

"Работаем здесь давно, коллектив действительно очень сплоченный, очень дружный. Мы не думаем, что мы кому-то будем нужны в соседних школах".

Недовольны и дети, которые учатся с первого класса, школа стала для них вторым домом.

"Мы с первого класса учимся вместе".

"Наша школа уже для нас второй дом".

Вторым домом для детей стала и единственная в области нижегородская школа-интернат № 65 для слабослышащих детей. На здание, где учатся практически глухие подростки, теперь претендует волго-вятская Академия государственной службы, которая выпускает чиновников для различных административных органов. Академии нужны дополнительные площади. Говорит Владимир Мальцев, ректор Академии госслужбы.

"Мы действительно испытываем большую потребность в площадях, потому что численность обучаемых у нас увеличилось значительно".

Число чиновников растет, количество детей уменьшается. Претензии к школе-интернату базируются на том, что 12 лет назад для детей-инвалидов передали помещение общежития Высшей партийной школы до постройки нового школьного здания. За 12 лет новую школу не построили, а детей теперь будут выселять, куда придется. Говорит Лариса Кабанина, участник родительского собрания прошедшего в интернате:

"За нашей спиной с нашими детьми творят, что хотят, выбрасывают, куда хотят, за спинами родителей этих детей".

Алексей Ляпин, руководитель Комитета по управлению городским имуществом, считает, что можно обойтись без выселения интерната, не выселять же, к примеру, университет из здания, находящегося в муниципальной собственности.

"У нас на Покровской, 60 - университет, мы же не выгоняем университет, хотя это муниципальное помещение. Муниципалитет считает, что образование - это государственная политика, и поэтому делить здесь здания на федеральные, областные и муниципальные, я думаю, что не стоит".

Школе предписано освободить помещение до первого июля. На строительство нового здания денег как не было, так и нет. Есть вариант выселить детей-инвалидов из центра города в район аэропорта, практически в чистое поле и темный лес, подальше от театров, библиотек и прочих культурных учреждений города, а также и от Академии госслужбы, готовящей очередных чиновников.

В эфире Сочи, Геннадий Шляхов: Селение Шхафит - обычный горный аул, один из многих на черноморском побережье Кавказа. Шхафит в переводе с адыгейского - "свободная голова". Откуда произошло название, никто точно не знает, так же как никто не может ответить на вопрос, откуда и как давно появился в этих краях дольмен. Четыре массивных камня, расположенных квадратом - это стены дольмена, пятый, словно шляпа гриба, сверху - это подобие крыши. Доступ внутрь через круглое, около полуметра отверстие в одной из боковых стен. Находится дольмен прямо во дворе дома Шахмет Асмановны Боус, присматривать за дольменом ей завещал Даут Боус, ее дед, это было в 20-е годы, тогда же памятник старины был взят за домашний забор. Ученые до сих пор спорят о происхождении и предназначении этих культовых сооружений возрастом в несколько тысяч лет. Для тети Шуры (так зовут Шахмет Боус ее родные и соседи) секретов нет.

"Наши деды говорят, что это карликовый дом. Были же маленькие люди, карлики, а были великаны. Но эти маленькие были умнее, чем великаны. Для карликов великаны поставили этот домик. Это старики так рассказывают как легенду".

Тетя Шура следит за дольменом, подметает вокруг, чистит, замазывает недавно появившиеся трещины на каменных глыбах. А еще тетя Шура ухаживает за тремя могилами, они находятся здесь же, во дворе ее дома, в двух метрах от дольмена, три массивных каменных надгробья. На одном из них надпись: "Полковник и кавалер Андрей Терентьевич Мухортов. 1818-1849 годы. Участник Кавказской войны". Его именем названо место, где стоит аул - Мухортова поляна.

"Мухортова поляна называется потому, что сам Мухортов, этот полковник, отправлялся сюда, чтобы кавказские люди покорились, уничтожались. Но он приехал к нам, увидел, что люди, которые на Кавказе живут, добрые, хорошие, можно с ними общаться. Можно с ними делиться. Поэтому он обращался с нашими адыгами хорошо, и не стал уничтожать людей, а начал дружить с нами. Хорошим человеком был. Поэтому мы к нему обращаемся так же, как он обращался к нашим адыгам. Мы ухаживаем за их могилами, мы все время следим".

Место для своей могилы полковник царской армии указал сам, хотел быть похоронен рядом с дольменом. Здесь и покоится вместе с женой и приемным сыном, адыгом по национальности. В 20-е годы, когда аул заселяли горцы, место для дома Боусам выпало как раз рядом с могилой. Соседи надсмехались: на костях живете. Глава рода старик Боус не обижался: "Живых надо бояться, а не мертвых", - говорил он. А еще знал он хорошо полковника Мухортова, любил его. После смерти его с ружьем отгонял желающих разорить могилу. С тех пор и по сей день так и живет Шахмет Асмановна Боус в своем родном дворе, при дольмене и могилах.

В эфире Ульяновск, Сергей Гогин: Из 80 тысяч садовых участков, которые жители Ульяновска получили в разные годы, около 30 тысяч сегодня не используются, а попросту говоря, брошены. Раньше сады и огороды помогали людям элементарно выживать, и с началом экономических реформ областная власть стимулировала курс на выживание, раздавая земли под участки. Можно было бы предположить, что теперь люди стали жить богаче, однако это не так. По данным областной прокуратуры, которая недавно проверяла исполнение социальных законов Ульяновской области, около 70% семей с несовершеннолетними детьми имеют уровень дохода ниже прожиточного минимума. В прошлом году число таких семей выросло. Значит, люди бросают землю по другим причинам. Их мне перечислили в областном Союзе садоводов: старые люди перестают обрабатывать землю по состоянию здоровья, часть брошенных садов находится в оползневой зоне, многие покидают свои участки, не видя спасения от воров и вандалов. Но главное - это рост платы за проезд до участков, что делает садоводство убыточным. Говорит председатель областного Союза садоводов Вадим Курчапов:

"Было такое время, когда был определенный ажиотаж в получении участков, по два, по три даже получали участка. А потом, когда стал проезд дороже, они стали бросать. Бросают в основном дальние сады. Если 70 километров сад, 45 рублей билет туда стоит, обратно тоже, 90 рублей. Есть ли смысл?"

С этого года смысла будет еще меньше, благодаря постановлению губернатора области Владимира Шаманова "О перевозке садоводов". До сих пор люди платили половину стоимости проезда на так называемых садоводческих маршрутах при предъявлении визитной карточки садовода, разницу покрывал областной бюджет. В этом году прямая дотация транспортным предприятиям впервые отменена, вместо нее введена адресная помощь, которую садоводы уже называют "изощренным издевательством". Отныне малоимущие граждане - пенсионеры, учащиеся, бюджетники, безработные, должны покупать билеты за полную стоимость, хранить их и раз в месяц в течение одной недели сдавать в районные администрации, чтобы получить обратно половину затраченных денег. Кроме билетов нужно представить справку с места работы или учебы, а тем, чей доход ниже прожиточного минимума, надо еще добыть справки о составе семьи и ее совокупном доходе.

"Это и будет одним из последствий увеличения числа заброшенных садовых участков это мнение Геннадия Якимчева, редактора городской газеты "Симбирский курьер", которая критиковала предложенный областной властью механизм. На компенсацию могут претендовать до сорока тысяч человек, а обслуживать их должны всего четыре инспектора, по одному на каждый район. Главный инспектор Союза садоводов по Ленинскому району Ульяновска Надежда Царева говорит, что не сможет принять более 30 человек в день.

"Каждый человек потребует не менее 20 минут, надо посмотреть его паспорт, пенсионное удостоверение, записать его в реестр, наклеить билеты, и записать в ведомость. Потом этот человек приходит вторично, когда его документы пройдут проверку, придет за деньгами".

Многие садоводы сократили число поездок на дачи, предвидя гигантские очереди и не веря, что власть найдет деньги на оплату билетов. Говорит Геннадий Якимчев:

"Многие на это дело плюнут, и здесь уже открывается путь как я считаю, к элементарному разворовыванию бюджетных денег. Контролировать, сколько сдано билетиков и сколько реально получили компенсацию, власть сама себя не будет в этом деле, поэтому можно объявить, что компенсировано одно число садоводов, а на самом деле деньги получат раз в 5-10 меньше".

В администрации области никто не смог прокомментировать для меня постановление губернатора по причине крайней занятости. Вместо чиновников за губернатора заступился председатель Союза садоводов Вадим Курчапов:

"Постановление есть, постановление надо выполнять. Но я не могу осуждать решение губернатора. Денег нет, нигде в бюджете это не заложено".

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская: Школьную программу по литературе не ругал только ленивый. Одним она кажется слишком советской, другим антисоветской, третьим вообще масонской. Проще говоря, дети читают не то и не так. Например, депутат Госдумы педагог Олег Смолин уверен, что из русской литературы изгнана ее патриотическая и гражданственная составляющие.

"Вычищаются из программ по литературе писатели и критики лево-демократической направленности. Из российской литературы вычищается ее наиболее сильная сторона - нравственное содержание. Пытаются свести всю литературу к художественным особенностям. Русская литература всегда была сильна тем, что она воспитывала гражданина".

На самом деле в школьной программе остались Горький и Шолохов, Чехов и Толстой. Современные школьники избавлены от "Ленина и печника", но изучают все ту же "Песнь о Буревестнике" и "Судьбу человека". Появились в программе Платонов, Булгаков, Зощенко и другие невозможные раньше авторы, но их в школьные годы читают только единицы, книг многих писателей просто нет ни в домашних, ни в школьных библиотеках. По словам учителя литературы Яны Шевелиной, даже "Тихий Дон" остается непрочитанны:

"В программе написано так: "Тихий Дон", либо "Поднятая целина" по выбору учителя и учащихся. Как я могла детям предложить читать "Поднятую целину"? Только "Тихий Дон". Я согласна, что "Тихий Дон" - это круто, это эпос, это произведение искусства, но у нас в библиотеке нет ни одного экземпляра "Тихого Дона". Во всех остальных библиотеках, если он есть, то его точно не 92, у меня четыре 11 класса. И в домашней библиотеке эта книга у меня оказалась у двух детей, третий вариант принесла библиотекарь из дома и дала девочке. Более того, у нас есть хрестоматия. Хрестоматия и программа - это вещи, соприкасаемые частично. В результате мы читаем "Поднятую целину".

Именно хрестоматия и брошюра-шпаргалка по произведениям школьной программы дают молодым людям представление обо всем богатстве русской литературы, точнее, о той ее части, которая необходима для написания выпускного сочинения, после этого все благополучно забывается. Вот как, например, пересказывают классические произведения бывшие отличники, студенты одного из самых престижных вузов Омска:

"Собачье сердце" - это рассказ о том, как один профессор поменял мужчине органы".

"Тихий Дон" - я не помню ничего".

"Достоевского только помню "Преступление и наказание". Это о Раскольникове, о том, что все грехи все равно нам зачтутся".

"Булгакова читали. "Мастер и Маргарита" - очень интересное произведение, которое нужно читать не один раз. Там очень запутанный сюжет, фантастика какая-то".

Похоже зря политики переживают насчет школьной программы. Какие бы названия в нее ни вписывали, все равно дети читают только те книги, которые сохранились в библиотеках. Шефские подарки от чиновников вряд ли улучшат бедственное состояние книжных фондов, ведь единственного на школу томика Булгакова, Пастернака или Платонова не хватит даже на преподавателей литературы.

В эфире Казань, Олег Павлов: Сорок лет назад, когда построили этот микрорайон, местные жители назвали его "Куба". Окруженный со всех сторон глубокими оврагами, он и в самом деле напоминает остров. Год назад этот уголок Казани взял в доверительное управление предприниматель Владимир Андреев.

"Самое первое, что я сделал - я отремонтировал памятник, памятник погибшим воинам".

Сам Андреев жилищно-коммунальное хозяйство знает не понаслышке. Закончив 30 лет назад казанский строительный институт, он свою карьеру начал инженером домоуправления, был его начальником, создавал департамент ЖКХ Советского района Казани, поэтому прекрасно знает, о чем говорит, а, главное, что делает.

"Нужно сделать так, чтобы жилищников вообще не замечали по большому счету. У нас обязательно, чтобы жилищников склоняли, говорили, что они есть. Нужно сделать так, чтобы службу жилищно-бытовых услуг не замечали, тогда будет все хорошо".

Парадокс: казалось бы, кто-кто, а чиновники более всех должны быть заинтересованы свалить с плеч такую обузу, тем не менее, Андреев микрорайон получил только после прямого вмешательства президента Татарстана. Любопытна резолюция, которую наложил Минтимер Шаймиев: "Для срочного решения. Хуже не будет, хуже уже некуда".

"Сейчас у меня проблема такая: у меня 15 домов, у меня их мало, нерентабельно очень. Нужно содержать штат обслуживающий, управляющую компанию нужно содержать, то есть мне нужно еще 70-100 домов. У меня 15 домов, всего 40 тысяч квадратных метров. Просто так я брать не хочу, я в подрядчиках быть не хочу".

Если послушать чиновников, то предприниматели не рвутся брать ЖКХ под свою опеку, однако Андреев убежден - здесь они, мягко говоря, лукавя:

"Я не сомневаюсь, я бы нашел 50 предпринимателей в городе, причем, не только нашел, а подобрал бы их конкурсным набором, у меня есть специальная методика".

Впрочем, воевать с бюрократами у Владимира Ивановича времени особенно нет. С осени полностью отремонтировали теплосеть, так что жильцы за последние годы впервые провели зиму в тепле. Сейчас реконструируют безликие хрущевки, уже заменили всю сантехнику, вместо протекающего чердака будут симпатичные мансарды и еще дополнительные шесть квартир. Так откуда деньги, ведь нас уверяют, что ЖКХ убыточно?

"Ничего не нужно в рамках тех средств, которые в городе есть. Мало того, еще можно квартплату понизить".

Оптимизму предпринимателя можно только позавидовать. В доверительном управлении он уже видит не только экономическую, но и политическую составляющие.

"Я вижу, что у него большое будущее, у доверительного управления. Появляется полноценный хозяин в микрорайоне. Доверительное управление - самый короткий путь в местное самоуправление".

Вадим Андреев уверен, что порядок в стране появится, когда наведем его в собственном подъезде, в собственном доме. А пока микрорайон "Куба" остается единственным островом Казани, где жители знают, что такое реформа ЖКХ.

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина: Саратовский музей народных художественных ремесел Солдатенкова стал участником международной творческой конференции под эгидой ЮНЕСКО, которую организовала в Москве в середине мая международная ассоциация "Природа и творчество". 18 лет назад Виктор Солдатенков создал в Саратове уникальное объединение мастеров. Долгие годы ушли на то, чтобы получить помещение - две двухкомнатные квартиры на окраине города. Зато теперь каждый, кто ценит народное творчество или хочет заниматься ремеслами, может придти в музей, встретить здесь единомышленников и остаться навсегда, как случилось это когда-то с Григорием Ягуновым, мастером по лесной скульптуре.

"Я первый раз в жизни видел еще чьи-то работы, кроме своих, вот для чего нужен музей. Одному и самому - это настолько тяжело, что не сойти с ума по-настоящему очень трудно".

В одиночку когда-то пытался пробиться к истокам народного творчества и Петр Африкантов, мастер по лепке из глины.

"Человек, желающий заниматься или просто напитать свою душу, зашел и увидел - это очень важно. Долгое время я не мог увидеть, как работает мастер за гончарным кругом. Я делал сам гончарный круг, я бросал на него глину, я читал разную литературу, как это делается, у меня глина разлеталась, а собака пряталась в конуру".

Тем, кто приходит в музей сегодня, не нужно заново изобретать гончарный круг: наработаны методики, есть наставники-мастера. Вот только трудно десятку увлеченных людей изменить отношение к прикладному искусству целого поколения, выросшего без корней. Виктора Солдатенкова огорчает то, что зачастую посетители музея не узнают собственных национальных ремесел.

"Вот эти воротнички висят, это не исконно наше русское, это французское. Что характерно: французы приходили сюда, сразу определяли свое. И мне очень понравилось, они сказали - это наше. За семь лет я ни разу не слышал, чтобы сказали - это наше вязание крючком, спицами. Вот такое отношение".

Чтобы изменить это отношение, вернуть историческую память новому поколению, мастера музея все свободное время занимаются с детьми. Говорит Григорий Ягунов:

"До 12-ти лет подростки, приходишь в класс на кружок детей набирать, глаза загораются. С 13-14 лет у нас подростки уже - улица, дискотеки. Если не увлечь, это так и будет - водка, наркотики. Молодежные проблемы откуда берутся? Душа чего-то требует, сознание не понимает чего, берут то, что на поверхности лежит".

Петр Африкантов считает, что главное в занятиях с детьми - такт, нельзя обидеть в ребенке творца.

"Я всегда предварительно спрашиваю: а что ты лепишь? Потому что я по своей взрослой наивности могу это что-то слепленное выдать совершенно за другое. Ребенок оскорбится - как же это, преподаватель, а не увидел, что она сову слепила, а я думал, что пенечек какой-то. Должен быть такт в творческом процессе".

В центр дополнительного образования, где преподает лепку из глины Петр Африкантов, приходят и малыши, и подростки из окрестных профтехучилищ.

"Очень трудно определить, когда в ребенке проснется художник. Ходил один паренек, он лепил одних медведей, сегодня мишка завтра мишка, послезавтра мишка. Этих мишек уже было в студии ставить некуда. И вот в сентябре, в новом учебном году начинает делать сразу хорошо. Проснулся неожиданно, нечаянно, и он уже лепит профессионально. Создать для него условия, как на огороде поливаем, мы ведь ничего не вытягиваем из земли насильно, само все вырастет, так и здесь, все вырастит само, не наступить и вовремя полить, больше ничего не надо".

Музей ремесел расположен в заводском районе на окраине Саратова, сюда трудно добраться детям из других районов. Виктор Солдатенков уверен, что такие музеи должны быть в каждом муниципальном образовании. А главная его мечта - просторный центр народных ремесел с мастерскими и выставочным залом.

"Мы занимаемся хорошим делом. Была бы поддержка со стороны властей, хоть маленькая, хоть чуть-чуть, даже словом, не говоря уже о практических делах, совсем было бы по-другому".

Но пока возрождение народных промыслов держится на энтузиазме нескольких человек. Говорит Григорий Ягунов:

"Нас больными считают, но мы уже все признаем. Я беру рюкзак, топор, ножовку, ухожу в лес куда-нибудь, только там живу и дышу. Захожу в город - мне уже все эти коряги спину натирают. В мастерской я оживаю опять, и это все оживает".

В эфире Чебоксары, Дмитрий Лишнев: В День победы 9-го мая на набережной Чебоксарского залива состоялось торжественное открытие монумента Матери. Гигантская 15-метровая медная статуя женщины в чувашском национальном костюме, установленная на 25-метровый постамент, возвышается на 12-метровом насыпном холме, украшенном фонтанами. Женщина развела, раскинула руки, что символизирует всеобъемлющую материнскую любовь. Идея возведения памятника принадлежит президенту Чувашии Николаю Федорову. Немногим более года назад инициатива президента была тотчас же поддержана большинством глав администраций районов республики, министрами чувашского правительства и многими видными бизнесменами, вошедшими в попечительский совет благотворительного фонда по строительству монумента. Добровольные взносы, направляемые в фонд строительства памятника Матери-покровительницы разнообразными высокопоставленными чиновниками и целыми ведомствами, предприятиями республики, рядовыми гражданами и чувашской диаспорой составили в общей сложности свыше сорока миллионов рублей. Перед самым открытием памятник был переименован в Монумент Матери, так как первоначальное название не вполне соответствовало принципам православия, самой распространенной и почитаемой в Чувашии религии. Несколько тысяч чебоксарцев и гостей столицы Чувашии пришли в погожий праздничный день на торжественное открытие колоссального монумента. Пенсионерка Татьяна Степанова и ее сноха Галина впервые выбрали время, чтобы близко подойти к монументу и рассмотреть его, 9 мая, в праздничный день.

"Зная, сколько бедных у нас, я бы, конечно, бедным помогла, которые живут, бомжи, им помочь надо, многодетным матерям".

Капитолина Егоровна, несмотря на почтенный возраст, не разделяет свойственную многим пожилым людям скептическую оценку монумента.

"Не только красиво - это ценность на всю жизнь для нашей Чувашии. Это кто придумал, кто сколько вложил - это неоценимо".

Коренной чебоксарец, молодой инженер Алексей оказался у монумента, гуляя с сыном:

"Памятник непонятно какой матери и в честь чего. Смысл, честно говоря, не ясен, чему этот памятник посвящен. Наш президент хочет увековечить себя в истории республики как монументалист".

Иного мнения придерживается 27-летний Вячеслав, спасатель лодочной станции, разместившейся прямо под скульптурным комплексом:

"Памятник Матери-покровительнице достаточно красивый, привлекает много молодежи на залив. Особенно, когда работают фонтаны с подсветкой, очень много молодежи. Так что Чебоксары могут гордится этим памятником. Благодаря нашему президенту, мы можем гордиться своим городом. И многие приезжающие в наш город, завидуют нам, чебоксарцам. Я думаю, что деньги вложены не зря".

Николай и Елена, люди среднего возраста, с высшим техническим образованием, высказанное ими мнение не нуждается в комментария:.

"Средства, я сам лично выделял средства. У нас на заводе сказали, что вычтут по десять рублей, а высчитали сначала по десять, потом еще под тридцать. Это тракторный завод. Десять рублей с нашего согласия вычли, а тридцать уже без нашего согласия. Казалось бы, мелочь, но не слишком приятно. Каждый по-разному трактует. Уже в народе пошла поговорка о том, что она раскрыла руки и хочет захапать все подряд".

"Такое мнение о том, что ей, якобы, мало. Мне кажется, город нужно благоустраивать по-другому".

А на противоположном склоне чебоксарского оврага, по дну которого прежде до сооружения искусственного залива, протекала речка Чебоксарка, где некогда располагался исторический центр города, прямо напротив монумента Матери вот уже три десятилетия над Волгой и городом возвышается памятник матери, провожающей солдат на войну, горит Вечный огонь. Но, как сказано президентом Федоровым, таких памятников в России много, а просто памятника матери не было. Теперь же есть, единственный - в Чебоксарах.

В эфире Хабаровск, Марина Ильющенко: 31-го мая в Хабаровску исполнится 145 лет. Мария Бородицкая младше родного города на сорок пять лет, в 2003 она отпраздновала свое столетие. В 1910-м году Мария вместе с родителями приехала на Дальний Восток из Златоуста.

"Семь лет мне было, оттуда выехали с отцом. Семья большая была. Отец мой машинист-железнодорожник. Жили в Златоусте, свой дом был, жили хорошо. Что-то задумал ехать, видно, населяли Дальний Восток. Сначала в деревне Сергеевка, а потом не смогли работать там, опять поступил машинистом. Нам надо было учиться, в гимназии надо было учиться".

Мария Бородицкая попала в Алексеевскую гимназию, в которой все девушки ходили в форме, как тогда было принято говорить, "цвета бордо".

"Черная форма и праздничные белые фартуки. Окончишь три года начальной школы, а потом поступаешь в первый класс гимназии. Я помню директора - Геннадий Иванович Шапошников. Он был большим начальником, инспектором, как только большевики пришли, он стал учителем. Елена Ивановна была классная дама, как только большевики пришли, она стала как простая учительница. Раньше строго было, форма была. Мы не здоровались, реверанс только делали".

Будущий муж Марии Бородицкой не был учеником реального училища, не был он и кадетом, муж Иннокентий был сыном Ивана Бородицкого - первого в Хабаровске инженера. Иннокентий и Мария встретились, когда стали соседями по лестничной площадке. Долгое время они встречались и наконец решили пожениться. Всю жизнь Мария посвятила своим детям, работать не смогла, поскольку нужно было воспитывать семерых детей. Говорит самый младший сын Марии Бородицкой Николай:

"Всегда были сытые, всегда были одетые, в школу ходили аккуратно. Роскошества не было, семья большая, отец один работал, так что было семь детей. Старшие уже пошли работать, помогали, потом поженились, стали уходить из отчего дома. Был свой дом у нас, было хозяйство. Все участвовали в посадке огорода, ухаживали в хозяйстве. Старшим конечно, больше доставалось. Отец у нас был строгий, следил за нами всегда, и за учебой, и за дисциплиной. Мать есть мать, всегда баловала".

О родителях продолжает говорить Виталий Бородицкий:

"Мать занималась с нами, а когда сильно сложно было, то отец садился. Математика была на движение, он как рассказал, и меня сейчас хоть разбуди, сколько лет прошло, я сразу же такую задачу решу".

Мария Бородицкая немного смутилась, когда услышала вопрос, в чем секрет долголетия. Соблюдать какие-либо правила ей было некогда, с утра и до вечера Марии Николаевне приходилось заниматься детьми и хозяйством. Правда, было у нее одно удовольствие, без которого она не мыслила свою жизнь - это чтение книг.

"Я читала много, потому что уложу спать, ораву эту, и читаю, одно удовольствие было".

Что касается долголетия, то сын Виталий считает, что его мать всегда поддерживала и давала сил любовь отца.

"Любила она его. Раньше собрания были до утра, ни разу не оставался, некоторые в кабинете ночевали, он все равно домой. И куда бы не ездил, только вдвоем. Он ее забирал любым способом. Даже курсы были в Москве, и он выхлопотал, забрал ее с собой и месяц они жили там".

Муж Марии Бородицкой умер тридцать лет назад, поэтому каждый раз, когда семья Бородицких собирается за праздничным столом, она жалеет, что ее Иннокентий не может порадоваться 11 внукам, 12 правнукам и двум праправнукам, которые родились недавно.

XS
SM
MD
LG