Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:
- Коммунальная реформа по-нижегородски;
- Почему ростовские автобусники бегут в Воронеж;
- Легко ли поступить в самарские вузы;
- Жизнь на развалинах колхоза Чапаевский;
- Неизвестный великий путешественник из Сочи вновь выходит в море;
- Тува: станет ли озеро Чагатай болотом;
- Пенза: условно-осужденных и досрочно-освобожденных боятся не все;
- Обнинск: как лечить от туберкулеза тех, кто лечиться не хочет;
- Саратов: чайник как источник вдохновения;
- Саранск: Алексей Горелов строит самолеты, не отходя от прилавка;
- Подмосковье: "Сверим наши песни, старый мой товарищ, как сверяют главные часы".

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: В июле тысячи нижегородцев снова потянулись к местам расположений районных комиссий по личным субсидиям, сроки действия уже предоставленных закончились. Треть нижегородских семей, это примерно полмиллиона человек, в первом полугодии такие субсидии получили, и средняя выплата по ним составила около 250 рублей. Однако городские власти сообщили, что примерно 60 тысяч семей теперь субсидии не получат, это те, кто получает льготы по оплате жилья по федеральному законодательству. Доказывать свою нищету надо заново. Об унижениях нижегородцев горит Елена Латышева.

"Во всех районах города бездушное отношение к большинству населения нашего города. Потому что люди, стоящие у этих кабинетов, достойны жалости, это слезы прямо смотреть на женщин, престарелых. Почему я должна доказывать, что я нищая?"

Тарифы на коммунальные услуги выросли примерно вдвое. Многим гражданам приходится отдавать за квартиру большую часть своих доходов. Субсидии достаются не всем. Говорит не назвавшая себя нижегородская пенсионерка:

"Представьте себе: за квартиру отдать 800 рублей, пенсия 1200. На четыреста рублей можно жить?".

А местные власти довольны. Министр жилищно-коммунального хозяйства Нижегородской области Валерий Леморенко заявил, что достигнут первый результат реформы - стабилизация финансовой ситуации в отрасли. Оптимизм министра никак не разделяет бывший нижегородский губернатор Борис Немцов:

"Есть гигантская и практически не разрешаемая проблема коммунального кризиса, которая грозит перерасти в коммунальную катастрофу".

О других результатах сказать нечего: крыши так же протекают, лето нижегородцы проводят без горячего водоснабжения, не работают сотни лифтов, что превращает пожилых и инвалидов буквально в пленников своих квартир.

"Я десять месяцев не спускаюсь. Мне 80 лет, ноги у меня больные, живу на 10 этаже. Есть добрые люди, приносят мне еду".

"Мне 93 года. Живу на 8 этаже одна. Я раньше хоть спускалась на лифте на крыльцо, дышала воздухом, а теперь я не дышу даже воздухом".

"Сижу дома, не могу выходить. Я задыхалась и села, заболела тяжело, сердце болит".

"Я беременная, тяжеловато подниматься на 9 этаж".

"Нельзя так, нам такую участь готовят, что мы все должны будем умереть".

Нет никакой реформы, есть просто рост тарифов - так считает еще один нижегородский депутат Госдумы Дмитрий Савельев.

"Никакой реформы жилищно-коммунального хозяйства нет. Про нее сказали, что она есть, как-то сегодня внедряется. На самом деле, это простое банальное повышение тарифов. Опять удар по бюджету рядовой семьи. Они за счет населения пытаются кредитовать разваливающееся коммунальное хозяйство. Если это реформа, то я, наверное, папа римский".

А нижегородцы уже получили новый рост тарифов - теперь за телефон.

В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев: Каждый месяц в ростовских автобусах, трамваях и троллейбусах изымаются более тысячи фальшивых удостоверений, предоставляющих якобы право бесплатного проезда. Но, тем не менее, их становится все больше и больше. Зачастую ростовчане предъявляют удостоверения, которые официально в природе не существуют, например, . По некоторым данным, на Военведе - это район города, в котором живут в основном военнослужащие, налажена целая индустрия по выпуску удостоверений Министерства обороны, транспортные предприятия при этом несут колоссальные потери. Транспортников по сути оставили один на один с проблемами. Руководители предприятий констатируют, что автобусный парк Ростова постепенно выходит из строя. Как сказал начальник муниципального учреждения Городское управление транспорта Николай Лямов:

"Наше предприятие нуждается в развитии производственной базы. Европа уже пересела на автобусы пятого поколения, они стоят дорого - 250-300 тысяч евро, есть городские автобусы стоимость 450 тысяч евро. Но там минимальная цена за проезд три евро, и работают транспортные компании без льготников. Ростовские автопредприятия не в состоянии купить автобусы даже четвертого поколения. В Ростове всего 10-15 таких автобусов. Чтобы пригнать в Россию машину "секонд-хэнд", а таких у нас большинство, нужно заплатить 50-70 тысяч долларов. Столько же стоит и новый отечественный автобус".

Тем не менее, общественный транспорт в Ростове работает не просто хорошо, а очень хорошо. Горожане за последние три-четыре года привыкли к бесперебойно работающему общественному транспорту. Интервал движения автобусов по маршруту составляет две-три минуты, а то и меньше, а ведь еще полно маршрутных такси за 10 рублей. При этом стоимость проезда до недавнего времени была в автобусе четыре рубля, в троллейбусе три рубля 50 копеек, в трамвае три рубля, для пенсионеров по старости и школьников два рубля. Но это стало возможным не благодаря, а вопреки рыночной экономике. В Ростове только одно коммерческое предприятие ежегодно перевозит более пяти миллионов пассажиров, имеющих те или иные льготы. Дело в том, что городская администрация обязала все коммерческие предприятия, выполняющие пассажирские автоперевозки, бесплатно возить все категории льготников, то есть переложило обязанности государства по обслуживанию социальных пассажиров на плечи коммерсантов. Одно транспортное предприятие в начале отказалось возить льготников, мол, мы никому льготы не предоставляем, так им просто запретили работать под предлогом того, что предприятие не отвечает предъявляемым требованиям. Урок был преподан не только им, но и другим коммерсантам, которые теперь возмущаются, но подчиняются. Правда, не все. В этом году город покинули 50 автобусов, которые уехали на заработки в Воронеж. Там проезд в общественном транспорте стоит 6 рублей, и нет льготников, поэтому воронежский предприниматель зарабатывает в несколько раз больше, нежели ростовский. С ноября 2001-го года, когда коммерческие автобусы в Ростове вынуждены были начать перевозить льготные категории граждан, из города ушли более 120 автобусов. То, что возвращение к тоталитарной экономике под видом серьезного рынка чревато серьезными последствиями, понимают и сами чиновники. По словам Николая Лямова:

"В Ростове может повториться ситуация начала 90-х годов, когда на городских маршрутах остро не хватало машин. Мы тут посмотрели и прикинули: экономически обоснованный тариф в городе составляет для автобуса пять рубелей 98 копеек, для троллейбуса 6 рублей 23 копейки, для трамвая 11 рублей 79 копеек".

Поэтому с первого июля стоимость проезда в общественном транспорте была повышена и теперь составляет для автобуса 5 рублей, для троллейбуса и трамвая 4 рубля. Для пенсионеров по старости и школьников стоимость проезда не изменилась. Но в преддверии федеральных выборов в Ростове идут жаркие дебаты о маршрутных такси - имеют ли их пассажиры право на льготный проезд? Вполне вероятно, что микроавтобусам придадут статус общественного транспорта общего пользования, тогда часть ростовчан и в маршрутках будут платить по льготному тарифу или вообще не платить.

В эфире Самара, Сергей Хазов: В самарских вузах с 15 июня начались вступительные экзамены. По данным независимых опросов, в этом году более десяти тысяч юношей и девушек, треть всех выпускников самарских школ, изъявили желание получить высшее образование. Вчерашняя выпускница Ксения Опарина досрочно стала студенткой факультета немецкой филологии самарского госуниверситета.

"Волноваться мне уже не приходится, потому что я как призер университетской олимпиады зачислена. Книг я, конечно, прочитала огромную кучу, и подготовка была очень напряженной".

Старший секретарь приемной комиссии университета Юрий Кузьмин рассказал, что большинство абитуриентов зачисляются в вуз по результатам единого государственного экзамена, который сдается по окончании средней школы.

"Государство пока не регламентировало очень строго эту процедуру. В каждом институте это по-своему. В университете процедура следующая: ребята сдают свидетельства, и баллы по нашей шкале превращаются в оценки, дальше как обычно".

По мнению преподавателя английского языка Маргариты Кольцовой, старая методика приемных экзаменов в вузах, при которой уровень знаний абитуриентов оценивался после экзамена, проведенного университетскими преподавателями, позволяла дать более точную оценку знаний, чем сегодня, когда главным при поступлении стало количество баллов, полученных на школьном госэкзамене.

"Это же американский способ тестирования. Там, если ты угадал - хорошо. И потом не всегда ЕГЭ соответствует знаниям".

Результаты проведенных в июне социологических опросов показали, что наибольшей популярностью у выпускников самарских школ пользуются профессии экономиста, юриста и переводчика. Вступительные экзамены подтвердили прогнозы социологов - конкурс на дневное отделение факультета романо-германской филологии Самарского педагогического университета сегодня составляет 4 человека на место. Такой же конкурс среди абитуриентов юридического и исторического факультетов. Меньше всего самарские абитуриенты в этом году интересуются техническими специальностями. Средний конкурс в техническом университете - два человека на место. Однако это не избавляет родителей вчерашних школяров от волнений. Чтобы подготовить дочь к поступлению в аэрокосмический университет, Надежда Соловьева была вынуждена прибегнуть к помощи репетитора.

"Школа не дает знаний достаточных для поступления в институт. Там такие задания дают, которые в школе не проходят. Только репетиторы, нанимаешь репетиторов и занимаешься. Нам по физике приходилось, там в школе не дают вообще никаких знаний. Не хотят с ними заниматься. Она ходила к репетитору и говорила, что если бы так объясняли в школе, как репетитор, было бы совсем другое".

Оплата услуг репетитора - дело довольно затратное.

"Мы платили по 80 в час, мы еще по-божески платили, как говорится. Вообще дорого".

Свое мнение о перспективе поступления в государственный вуз высказала и Елена Германова, внук которой поступает в Самарский аэрокосмический университет.

"Сложно поступить простому человеку. Очень мало государственных мест. Хорошо, может быть, то, что даются льготы. Но я не уверена, что всем этим льготникам удается поступить в университет, там мало мест. Конкурс там больше и поэтому требования выше".

Доски объявлений приемных комиссий государственных вузов Самары изобилуют рекламой частных университетов. В ней представители частной высшей школы приглашают на обучение абитуриентов, не прошедших в государственный вуз по результатам конкурсных экзаменов. Однако не все самарцы могут заплатить от трех до семи тысяч долларов в год за учебу своих детей в частном университете.

В эфире Карачаево-Черкесия, Лада Леденева: С начала июля около четверти жителей поселка Чапаевского Прикубанского района Карачаево-Черкесии выступают в новом для себя качестве - членов комитета пострадавших от прошлогоднего наводнения. После года безрезультатного обивания чиновничьих порогов 1200 жителей поселка решили объединиться в общественную организацию, чтобы сообща бороться за свои права. Никому из этих людей до сих пор не выплачена единовременная государственная помощь в размере двух тысяч рублей, поступившая из федерального бюджета. Говорит активистка комитата пострадавших от наводнения Анжела Джанкюзова:

"Здесь происходит следующее: не выплачивают единовременное пособие, которые выделил Минфин. Дважды посылались туда списки, и дважды отсеивались люди. Не знаю, здесь ли они отсеивались или они отсеивались после того, как списки приходили сюда - этого мне неизвестно. Только в селе Чапаевском 1200 человек получили эти две тысячи".

Говорит житель поселка Токал Качкаров: "У кого в кармане деньги есть - власть у него, кому не положено - те уже получили, а кому положено, те ничего не получили".

Когда сельская администрация Чапаевского составляла списки пострадавших от наводнения, почти половина жителей поселка была в отъезде на заработках. Все дело в том, что из 4600 сельчан около четырех с половиной тысяч официально нигде не работают. Чтобы прокормить семью, практически все трудоспособное население Чапаевского выезжает в разные города России на заработки. Женщины торгуют платками, свитерами и шапочками - это самый распространенный вид бизнеса. Мужчины держат шашлычные и закусочные в горах Теберды и Домбая, в местах паломничества туристов. Кто-то торгует выращенными на собственном участке фруктами и овощами, кто-то перепродает минеральную воду и "Чупа-чупсы". Говорит глава сельского совета Чапаевского Аскер Чапчаев:

"В этот период некоторые жильцы отсутствовали здесь, торговали где-то за пределами республики. В списки не попали такие, потому что они не предъявили свои документы. Свобода торговли сейчас, где они хотят, торгуют по всей России. По трудоустройству у нас только в колхозе где-то человек 70-80 постоянно работают".

А это мнение одного из старейшин поселка Махсуда Хачилова:

"Лицевой счет из книги есть, на книге можно записать полностью. В сельском совете, сколько людей есть, столько людей записано у него. А что по домам надо ходить?".

Когда-то в прибыльном и процветающем колхозе "Родина" работала чуть ли не половина поселка, сегодня хозяйство в упадке. Говорит главный экономист акционерного общества закрытого типа "Родина" Борис Блямготов:

"У нас животноводства нет, 260 голов осталось овец. Было 22 тысячи и было около 3600 поголовья крупного рогатого скота".

Некоторым из работников хозяйства в течение четырех и более лет не выплачивают зарплату.

"С 96-го работаю на тракторе, ничего не получил абсолютно, ни копейки не получил. В суд мы обратились, а суд говорит, что председателя нет. Если председатель не пойдет, суд не решает вопрос. А тут председателя нет", - рассказал мне тракторист Иса Джанкезов. А пожаловаться действительно не на кого - в бывшем колхозе три председателя, которые на сегодняшний день оспаривают свои права на управление хозяйством в суде.

"Бывший один суд не устраивал, второго тоже выгнали, а третий тоже. Сейчас нет у нас законного председателя колхоза".

За 11 лет теоретического владения земельными наделами на практике люди даже не получили документы на эти паи.

"Земельные паи 11 лет, мы нечего не определены. Никаких дивидендов. Мы земельными паями имеем право владеть, а их нет".

Говорит Борис Блямготов:

"Если честно сказать, то новым нуворишам это все на руку придет, потому что за бесценок они будут землю правдами и неправдами брать. Этот "владелец" будет в роли нищего, просящего. Хотя он владелец своей земли".

Чтобы получить урожай не только для своей семьи, но и на продажу, нужно регулярно поливать огород. Однако две улицы поселка вот уже второй год живут без воды. В остальные дома ее подают с перебоями.

"Второй год у нас воды нет, трубы заржавели. Горячая откуда будет? Нам холодная и то не идет. Нагружаем на бричку, ездим ищем, где течет вода. Мне уже надоело флягу поднимать и снимать. И соседям вожу. Уже 73-й год мне", - посетовал житель поселка Хасан Качкаров.

Однако, несмотря на все эти трудности, мириться с ними жители Чапаевского не собираются, и намерены отстаивать свои права во всех возможных инстанциях.

"Я требую, я еще раз говорю, я требую, что если есть какая-то законность в нашей стране, пусть обратят внимание именно на состояние Карачаево-Черкесской республики. Обратите внимание на народ!"

В эфире Сочи, Геннадий Шляхов: Он строил яхту на балконе, ушел в море в июле 1999-го года, вернулся из одиночного кругосветного плавания в июле 2003-го. В Сочи Евгения Гвоздева никто не встречал. "Это об известных яхтсменах снимают фильмы и пишут книги, а я кто? - Говорит он без чувства горечи в голосе. - Пенсионер". Евгений Александрович в следующем году отметит 70-летие. В одиночку земной шар обогнул уже дважды - в первый раз на швертботе, сейчас на яхте "Саид". На фоне пришвартованных в сочинском парусном центре судов, плавсредство Евгения Гвоздева выглядит в лучшем случае как маленькая шлюпка, в которой отплывать далеко от берега страшновато. Яхта, прошедшая моря и океаны, имеет в длину всего лишь 3 метра 70 сантиметров. Строил ее Евгений Александрович у себя дома, в Махачкале. Фотография, сделанная в те годы, обошла многие газеты и журналы. Трехэтажный жилой дом, к балкону на втором этаже с помощью замысловатых креплений подвешена недостроенная яхта.

"Строил я ее из того материала, что нашел на мусорной свалке. Яхта построена из мусора. Единственное, что я покупал - это эпоксидную смолу и стеклоткань".

Мечтать о путешествиях Евгений Гвоздев начал не в детстве, а лет в 45. Поводов тому несколько. Он даже сформулировал их для себя в особой кавказской манере:

"Если женщина родила хотя бы одного ребенка и воспитала его, она может спокойно умирать, она сделала на этом свете все, что от нее требовалось. Нам, мужчинам, надо сделать нечто в жизни такое, чтобы не стыдно было рассказывать этому ребенку - написать книгу, вылечить человека, дом построить, взобраться на Эверест или еще куда-то. Ну что я буду сидеть дома, пенсионер? "Козла" забивать в домино? Неинтересная жизнь".

О странствиях по морям и океанам, странам и континентам Евгений Александрович рассказывает охотно, с упоением, словно заранее зная, как тот или иной эпизод его странствий будет описан в будущей книге. "Я должен оставить о себе память, должен рассказать, как это было, должен написать книгу", - говорит он. В рассказах путешественник откровенен.

"Если мужчина говорит, что ему не страшно, значит, он или хочет похвастаться перед женщиной, какой он герой, а часто так бывает, или он круглый дурак. Страх - это нормальное человеческое чувство, бывает страшно, но нельзя доводить все это дело до паники. Когда меня расстреливали в Сомали, потом решили, что стрелять не будут, шесть человек проголосовали, что расстрелять, семь - не расстреливать, демократия у них там. Там исповедь веку грабили, грабят и будут грабить".

А вот еще одна история Евгений Гвоздева:

"На этой яхте сломался руль ночью, и выбросило на берег. Пришлось выпрыгнуть за борт и без всяких спасательных средств пять часов в моем возрасте в воде пробыл".

Сейчас Евгений Гвоздев ждет в Сочи транспорт, грузовая машина за его яхтой должна придти из Махачкалы. Думает немного отдохнуть дома и снова в море, в океан.

В эфире Кызыл, Александр Филатенко: Жемчужина Тувы озеро Чагатай осталось без царь-рыбы. До сих пор самым крупным поставщиком рыбы в Туве безоговорочно считалось именно это озеро, сейчас промысловый лов рыбы на нем фактически прекращен. Рыбаки, десятки лет кормившиеся озером, все чаще называют его мертвым". Изначально в его водах водились только язь и щука, старожилы помнят, как удили там полутораметровых щук, язь сам шел на обычного червяка. Жители близлежащих сел откармливали им свиней и удобряли огороды. Сегодня эти рассказы воспринимаются как рыбацкие байки. Говорит рыбак Олег Ковалев:

"Ездил на рыбалку, там мы могли поймать десяток-полтора рыбы, я имею в виду зимой. А нынешний год я ездил с февраля до марта, и по одной рыбке только. Летом ездил - только одна щука ловится, и то мелкая такая. Больше вообще рыбы нет. Пытался поймать, две поклевки было и все за сутки".

В 1966-м году в озеро запустили пелядь, а позже леща и карпа. Карп - рыба прудовая, в Чагатае живет сам по себе, ни в сеть, ни в невод не попадает. Пропитание ему хватает, поэтому и умирает карп, как правило, своей смертью. Припеваючи, как выражаются рыбаки, поживает в Чагатае и лещ. Как признают специалисты управления природных ресурсов и охраны окружающей среды, гидрохимический состав озера Чагатай изучен слабо, но, очевидно, что его естественная кормовая база истощается. Все меньше становится рачка. Одно время при озере был штатный ихтиолог Шацкий, который предсказал, что если так бесхозяйственно относиться к его рыбным запасам, то очень скоро озеро превратиться в болото. В прошлом году в Чагатай было запущено три миллиона мальков пеляди, которую здесь называют царь-рыбой. Очередной сбор икры пеляди производился в декабре того же года, было собрано и отправлено в Белоярский рыборазводочный завод 30 миллионов икринок. Говорят, большая часть икры пошла на продажу. Поэтому самой популярной в народе рыбы пеляди в Чагатае как не было, так и нет. Водолазы республиканской поисково-спасательной службы проводили не так давно на этом озере тренировочное погружение на глубину до15 метров. Они опровергли слухи о том, что пелядь якобы залегла на дно. Правительство Тувы принимало прошлые годы постановления об особых условиях рыбных запасов озера в целях, как написано в его первых строках, "предотвращения необоснованного превышения нормативных размеров улова пеляди и для восстановления ее популяции до промысловой кондиции". О том, как оно выполнялось, можно судить по следующим фактам: в минувшем году промысловой добычей рыбы на озере Чагатай занимались три рыболовецкие бригады, им была доведена квота вылов 12 тонн пеляди, а они выловили на 4 тонны больше. У озера нет одного хозяина. Механизаторы государственного унитарного предприятия "Балгазын" имени Сергей Шойгу, чьи поля расположены неподалеку, прокладывая систему полива, углубили экскаватором часть русла реки Можавек, вытекающей из озера. Уровень воды в озере резко упал на полтора метра. Много рыбы ушло через реки Можелек, Сой и Бурей в Енисей. Испокон веков отношение к этому озеру было особенное. Вот что говорит старожил этих мест Михаил Нарбун. Он говорит, что в тувинском эпосе это самое глубокое и чистое озеро, которое сравнивали с царевной. По историческим данным, здесь у подножия хребта Тануола стояло монгольское военное пахотное поселение. В переводе с монгольского - это рыбное озеро. Чагатай - так звали третьего сына Чингисхана, в честь которого, как полагают, и названо озеро. В народе все больше говорят о том, чтобы вообще закрыть Чагатай раз и навсегда запретив лов рыбы сетью и неводом.

"Предлагали сети не ставить. Потому что именно прошлый год там сети поперек и вдоль стояли. На каждые 150 метров сети стояли, и ловили кто попало - и промышленники, и любители. Ставили по 100-150 метров сети. На сети вообще нельзя ловить ее".

Как в былые добрые времена сделать озеро народным, чтобы на его изумительных берегах видеть только рыбаков с удочками? Иначе прилавки кызылских магазинов так и будут изобиловать только тихоокеанской селедкой и атлантическим минтаем, а доморощенная чагатайская пелядь станет деликатесом.

В эфире Пенза, Наталья Ротанина: Досрочно освобожденные из мест лишения свободы, а также получившие условные наказания граждане с большим трудом устраиваются на работу. Государственные и частные предприятия Пензенской области весьма неохотно предоставляют им рабочие места. Говорит один из условно-досрочно освобожденных житель Пензы Владимир, просивший не указывать его фамилию.

"Это довольно-таки не просто. Потому что, если устраиваться в организацию, то на судимость очень здорово смотрят. Я просто сам через это прошел и очень тяжело, это приходится скрывать, искать способы, чтобы в трудовой книжке пробел закрыть и тогда только устраиваться, и об этом молчать. Фирм много, если есть знакомые - печать поставят. Правда, она для пенсии значения не имеет".

Работа для таких, как Владимир, значит в жизни очень много: во-первых, появляется возможность жить нормальной жизнью, во-вторых, те, кто должен выплачивать по суду определенные суммы пострадавшим, могут расплатиться и приступить к налаживанию собственного семейного быта. Говорит инспектор уголовной инспекции Первомайского района Пензы лейтенант внутренней службы Алексей Медведев.

"Мы проводим с ними профилактическую работу. Ставим на учет, проводим профилактические беседы. Пытаемся как-то помочь, наладить свою жизнь. Есть, конечно, у нас такие, с которыми тяжело работать".

По словам Алексея Медведева, заставить работодателя взять на работу условно-осужденного или досрочно-освободившегося большая проблема. Уголовная инспекция не может надавить на работодателя, нет такого закона. Действуют только уговорами и просьбами, помогает это далеко не всегда. Однако брать на работу освобожденных из мест заключений боятся не все. Пензенский предприниматель Роман Акчеев не прочь бы взять в помощники по бизнесу подопечных Алексея Медведева:

"Найти работу после освобождения сложно. Это зависит от статьи, какой человек, какая статья, за что сидел. Много народу попадает случайно".

А какая статья вас бы насторожила, и вы бы не взяли на работу?

"Возможно, убийство. Но это тоже варианты разные".

С Романом согласилась и владелица книжной палатки Татьяна Рудина:

"Я бы посмотрела на самого человека, что он из себя представляет. Если уж он здорово не поддающийся, не взяла бы".

В эфире Обнинск, Алексей Собачкин: В калужской областной туберкулезной больнице № 2 недалеко от Обнинска произошел дикий случай. Среди больных возникла драка, врач попытался ее разнять, чем вызвал на себя гнев дерущихся. Пациент бросился на врача с ножом. К счастью, доктор не пострадал, ему удалось отбить нападение. Приехавший наряд милиции повязал хулиганов. Постоянного же поста стражей порядка в больнице нет, не тюрьма все-таки. Хотя по составу пациентов туберкулезная больница от тюрьмы почти не отличается. Типичный туберкулезник - это 40-летний неработающий алкоголик, уже побывавший в заключении. До более зрелых лет такие люди, как правило, не доживают. Туберкулез лечится трудно, треть заболевших умирает в течение первого года, в большинстве случаев это те, кто не хочет лечиться. В больнице ежегодно уходит из жизни до 50 человек. Еще два года назад это лечебное учреждение было в очень тяжелом финансовом положении. Сейчас ситуация улучшилась, врачам регулярно платят зарплату, но проблем еще много. Говорит главный врач больницы Бронислав Покровский.

"У нас плохо с питанием. Нам заложили в прошлом году 13 рублей на день - это один литр молока без куска хлеба. А для туберкулезного больного питание идет впереди медикаментов. В этом году они сделали 15, но нам дали во втором квартале 30, что будет в третьем - вопрос еще пока висит в воздухе. Но мы часть с других статей передвинули на питание".

Серьезная проблема еще и в том, что медикаментов для лечения больных не хватает, приходится выбирать, кому оказывать помощь в первую очередь.

"Препараты страшно дороги, на всех их просто не хватит. Но мы определяем группу перспективных, так сказать, больных, потому что определенная часть наших больных - асоциальные больные. Они пьют в основном водку, самогон, но не пьют лекарства".

Страшная болезнь косит не только асоциальных людей, туберкулез угрожает и всем остальным, потому что передается легко, как грипп. Порог неблагополучия - 30 больных на сто тысяч человек. Если случаев больше - это уже эпидемия. В целом же по России 86 заболевших на сто тысяч населения. Есть районы, в том числе и в Калужской области, где это число перевалило за сотню. Говорит врач-эпидемиолог Вера Брюлькова:

"Обещали же закон выпустить принудительного лечения таких больных. В общем-то это необходимо делать, потому что больные заразные, они постоянно выделяют микобактерии. Эти больные у нас ходят по всему городу".

По мнению врачей, одна из причин эпидемии в том, что флюорографию регулярно проходят только 30% жителей страны, от этого выявляемость болезни невысокая. Поголовной диспансеризации теперь нет.

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина: Саратовский художественный музей имени Радищева завоевал гран-при всероссийского фестиваля "Интермузей". Славу самого гостеприимного музея, так называлась одна из номинаций конкурса, саратовцы несомненно заслужили, благодаря работе филиала радищевского музея Дома Павла Кузнецова и его директора Игоря Сорокина, который превратил учреждение культуры в гостеприимный дом художника. Традиция приглашать друзей на чаепития возникла до официального открытия музея. Еще шли реставрационные работы, но в день рождения Павла Кузнецова саратовские художники вывешивали на заборе во дворе свои картины и пили чай из самовара. Весной они рисовали на снегу тени деревьев еще не существующего сада, а осенью сварили яблочное варенье и отправили его во все музеи, где есть картины Павла Кузнецова. Сейчас в мезонине, где была мастерская художника, экспонируется выставка "Художник и чайник". Как возникла идея ее проведения, рассказывает директор музея Игорь Сорокин.

"Проект, который был предложен Алексеем Трубецковым, художником, его, можно сказать, накрыла тема чайников внезапно. Он познакомился с художником Андреем Окладниковым, этот художник за последние три года настолько внедрился в эту тему, разработал философию. За что он ни возьмется, сядет писать пейзаж, натюрморт, портрет, все равно в итоге получится чайник. Потом как-то естественным образом все это переросло в такое чайное движение".

Чайное движение поддержали местные художники и коллекционеры, пополнили экспозицию работами из своих собраний. Рисунки с чайником нарисовала окрестная детвора. Выставка пополняется с каждым днем. Рассказывает давний друг и поклонник музея Владимир Акишин:

"В Саратове нет музея современного искусства. А дом Павла Кузнецова взял на себя эту роль. Поэтому здесь кроме классических выставок появляются и выставки совершено невероятные. Например, медведи плюшевые или теперешняя выставка картин, на которых изображены чайники. Люди пытаются через искусство мысли, идеи душевные,свои волнения передать. А музей собирает всех этих людей, потому что все эти выставки создаются буквально на глазах у посетителей. Я был на открытии, пришел сегодня - выставка уже изменилась. Надо видеть, кто приходит - приходят очень молодые люди, удовольствие от общения, музей этим славен".

На выставку можно придти с друзьями, чтобы поучаствовать в акции созерцания черного снега. Говорит Игорь Сорокин:

"Если взять банку из-под кабачковой икры, вскипятить в ней воду, потом высыпать чай, поставить на окошко, то можно сидеть и созерцать, смотреть, как падает снег, такие чаинки кружатся и сгущаются сумерки чайного цвета. Головокружительное впечатление от этого происходит".

Неудивительно, что музей Павла Кузнецова любят дети. Здесь есть своя детская студия "Кузнечик". С трех лет под руководством сотрудника музея Ольги Бельской малыши погружаются в проектное искусство. Рассказывает Игорь Сорокин:

"Расписывали старинный колесный пароход на Зеленом острове, превращали его в ковчег. Писали письмо в небо, воздушные змеи запускали на Лысой горе. Памятник лошади, когда старый брошенный на свалке автомобиль был превращен в памятник лошади. Саратов - это место, где самые древние культовые захоронения лошади найдены. А автомобиль - в нем сокрыты лошадиные силы. Они расписывали лодку-гулянку".

Оказывается, в словаре Даля нет понятия "лодка-гулянка" - это местное название вместительной прогулочной лодки. Во время акции на берегу Волги гулянку перевернули кверху днищем, раскрасили как стрелку компаса, а забравшиеся под лодку дети устроили внутри настоящую гулянку с поеданием сладостей. А еще было строительство города из песка, превратившего обычный песчаный карьер в сказочное место, где дракон соседствовал с верблюдом - любимым животным Павла Кузнецова. Музей знают и любят в городе. А еще мечтают о том, чтобы стал он известен за пределами Саратова. Говорит друг музея Владимир Акишин:

"Очень жалко, что исключаются великолепные, непохожие ни на что музеи из традиционных экскурсионных путей. Потому что это неповторимо, ни в одном другом городе этого нет - я гарантирую".

В эфире Саранск, Игорь Телин: Скобяные ряды центрального городского рынка. Здесь ежедневно достаточно многолюдно, покупатели выбирают на лотках необходимые им товары, консультируются с продавцами, делают покупки. Одна из торговых палаток привлекает к себе особое внимание посетителей и не столько обилием товаров, сколько тем, чем помимо торговли занимается ее хозяин. Алексей Горелов не только коммерсант, продавец и консультант, его главное увлечение - стендовый моделизм. И собирает он модели самолетов, танков и прочей военной техники, что называется, не отходя от рабочего места, то есть за прилавком своей палатки. Первую модель самолета Алексей собрал в 14 лет, и было это четверть века назад.

"Начинал, как сейчас я помню, первый самолет был МИГ-15, ленинградского образца, который фактически по качеству своему был далеко от того, что сейчас выпускается".

Обычно коллекционирование имеет под собой какую-то основу. В филателии, например, многие серьезные коллекции начинались с пачки старых писем, найденных на чердаке бабушкиного дома. А увлечение Алексея началось с элементарного безделья.

"Возможно, от того, что делать было нечего в свое время. Летом футбол, волейбол, зимой хоккей, а в межсезонье чем-то нужно было заниматься. Скорее всего, отсюда все это увлечение пошло и довольно от многого спасало меня. От чего? Да от улицы, раньше улица тоже была не очень спокойная, что там говорить. С 14-ти лет и до сего дня идет все и идет".

После школы Алексей Горелов служил в армии, получил высшее образование и стал работать на одном из предприятий Саранска. Карьерный рост был налицо - стал он начальником цеха. Но не сложились отношения с руководством завода и пришлось уйти. Поиски работы по специальности затягивались и, чтобы обеспечить семью, пришел Алексей на рынок. Сначала работал продавцом по найму, а потом решил открыть свое дело. Профессиональных знаний достаточно, чтобы отслеживать конъюнктуру, к тому же покупателям нравится, когда им могут дать квалифицированную консультацию. Что касается смены социального статуса - был начальником цеха, стал рыночным торговцем, то никаких комплексов по этому поводу у Алексея нет.

"Дискомфорта нет никакого абсолютно. Здесь ты работаешь, действительно. Нужно культурно обслужить человека, так что нужно уметь с людьми общаться. Это, соответственно, если ты полезной энергией людей заряжаешь, то, естественно, тебе от этого легче намного становится".

За те три года, что Горелов работает на рынке, его коллекция стендовых моделей самолетов увеличилась незначительно. Торговля есть торговля и полностью отвлекаться от нее, ставшей основным источником дохода семьи Алексея, все-таки нельзя. К тому же лоток, заложенный винтами, болтами, замками и прочим товаром, не лучшее место для скрупулезной работы. Впрочем, для коллекционера количественный показатель не самое главное.

"Количество ничего не определяет. Можно собрать три модели самолета, но это будут действительно модели самолета, можно собрать сто, но это будет все хлам. Главное - качество, что если ты душу вкладываешь в какую-то модель, она действительно у тебя получается как живая, тогда действительно это вещь".

А чтобы сделать эту саму вещь - точную масштабную копию реально существовавшего или существующего самолета, надо не просто иметь умелые руки.

"Если собирать серийную машину, ее собрать элементарно, легко и просто. Но в данном случае берется фотография, желательно несколько фотографий одной и той же машины, и делается именно эта машина. Без исследований никуда здесь не денешься, нужны документы, нужны какие-то материалы. Даже элементарные фотографии порой сильно помогают. Вот этим как раз ценно это увлечение, то, что ты занимаешься именно исследовательской работой. Одно дело механическая работа, другое дело - научная работа в этом плане ведется. Это исследования, без литературы, без материалов, без документов здесь делать абсолютно нечего".

В эфире Подмосковье, Вера Володина: Фестиваль Второй канал авторской песни прошел на берегах Нары в прошлые выходные. Он первый отдельный, семь лет до этого проходил в рамках Грушинского фестиваля, теперь идет своим путем, борясь за чистоту жанра, по Окуджаве: "думающие песни для думающих людей". Авторскую песню давно называют "фольклором интеллигенции". Девиз этого фестиваля: "Мыслю, следовательно - пою". Владимир Ланцберг, один из отцов-основателей фестиваля Второй канал авторской песни:

"Не разучились плакаться друг другу в жилетку, и один из способов такого орошения слезами - это наша песня. А попробуй заставь поплакаться немца немцу в жилетку, американца, у них все о'кей, улыбка на 34 зуба. Идея - два совершенно противоположных тезиса. С одной стороны, по Галичу "если все шагают в ногу - мост обрушивается", надо хранить собственную индивидуальность. С другой стороны, у меня в одной песне была строчка: "Сверим наши песни, старый мой товарищ, как сверяют главные часы". То есть на самом деле мы не то, чтобы шагаем в ногу, но мы сверяем наши главные ценности, под знаком которых каждый из нас совершает своей путь. Каждый своей тропинкой, по одному, по два, по трое мы все-таки совершаем какое-то сходное движение, а иначе нам тут не собираться".

В первый раз было около 500 человек. Строгие творческие мастерские прошли не все песни, ведь в жюри работали не только барды, но и филологи. И взвешивали они со знанием дела слово, рифму, ритм, определяя, жива ли в песне душа.

О чем, зачем и почему поет сегодня думающая интеллигенция размышляет Олег Бардин:

"Чем шире будет спектр того, что я научусь делать, тем я лучше разовьюсь духовно. Песен делается очень много, и хочется делать так, чтобы было ни на кого не похоже. Безусловно, важна аудитория. Потому что, я считаю, песни пишутся в первую очередь для людей, конечно, и для себя, но и для людей".

Олега называют "солнечным клоуном", как они сам объяснил, в его песнях друзья видят смесь "чернухи", веселухи и клоунады. Олег из Полтавы, он учитель географии. А так, размышляя об авторской песне, представляются москвичи Олег Городецкий и Игорь Белый:

"Я вообще врач-реаниматолог".

"А я циничный дизайнер".

"Опять же, говорить об авторской песне как узком жанре очень тяжело, поэтому я с удовольствием могу, сидя у костра, глубокой ночью петь Гребенщикова, например. Как это расценивать - как авторскую песню, как рок? Не знаю. Тот же Дима Авилов в начале 80-х годов, приходя на какой-нибудь костер, где сидели суровые мужики, которые при слове "рок" кидались в драку, приходил и пел песни Макаревича памяти Галича. А когда спрашивали: "Ух ты какая песня! А чье это?", становился в низкий старт говорил: "Макаревича" и быстро-быстро убегал, пока не побили".

"Я могу сказать, что у нас авторская песня. Безусловно, но у нас не принято во внимание этого жанра".

И правда, главное - жанр жив и питают его мысли не только грустные. Олег Бардин, , главные герои, конечно же, Он и Она, но были там и голуби, воробей и кактус на подоконнике.

XS
SM
MD
LG