Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске: Нижегородские учителя и врачи требуют повышения зарплаты; Жители Пензы считают, что бесплатной медицины больше нет; Юрий Потапенко из Екатеринбурга ищет работу для бездомных; Беженцу из Азербайджана в Минеральных водах паспорт не дают; Игрушки Лоры Городецкой из Самары учат доброте; Кострома: бывшие золотоискатели стали крестьянами; Чебоксары: оплаченный долгострой; Подмосковье: кочевник Спартак хочет жить в горах и выращивать овощи; Ростов-на-Дону: телефон, по которому можно позвонить в трудную минуту; Сыктывкар: изобретателей становится все больше; Белгород: мать нашла свою дочь через 60 лет.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: Одна из самых массовых акций протеста вывела на главную улицу города около пяти тысяч учителей, медиков, студентов, работников культуры. На Центральной площади состоялся митинг, на котором звучали требования собравшихся. Недавнее повышение стипендии с двухсот до четырехсот рублей отсеяло из числа получающих ее даже тех, кто учится только на "четверки". Выпускники медицинских и педагогических вузов могут рассчитывать на зарплату всего лишь порядка тысячи рублей или даже еще меньше. На митинге говорили, что молодежь не идет работать по специальности, а в школах остаются лишь пенсионеры.

"Ни один студент, выпускник педагогического университета не идет в школу. Работают в основном пенсионеры, тем, кому не около 60, а далеко за 60. Вот это будущее России".

"Если в ближайшие годы мы не поднимем зарплату учителю, то мы просто потеряем кадровый потенциал".

Чтобы как-то выживать, учителя вынуждены работать на полторы-две ставки, но и этого не хватает.

"Приходится, чтобы обеспечить семью, у меня трое детей, сорок часов работать, в два или в два с половиной раза больше".

"16 лет стаж работы, первая категория, у меня 28 часов, то есть это полторы ставки. Сегодня невыносимо жить, а будущего мы вообще не видим, потому что с такой нищенской зарплатой жить невозможно, как мы живем".

На элементарное выживание не хватает зарплаты, поскольку в среднем она чуть ли не вдвое меньше прожиточного минимума. Учителя говорят, что они не в состоянии прилично одеться и перед своими учениками им стыдно своей бедности.

"Мы не можем уже работать за нищенскую зарплату. Нам очень сложно, на нас смотрят детей. К нам приводят детей, а мы не можем выглядеть, не можем достойно жить".

И медики говорят, что здравоохранение на грани краха.

"Развал здравоохранения грядет. Специалисты квалифицированные уходят, не верят тому, что можно жить лучше".

И дело не только в нищенской зарплате, бюджетники требуют восстановления системы льготного санаторного лечения, а врачи так просто гибнут раньше срока.

"У нас выше, чем у металлургов, уровень заболеваемость, потому что мы имеем дело с больными людьми. И у нас самый высокий уровень заболеваемости туберкулезом, гепатитом, мы чаще других заболеваем гриппом и другими инфекционными заболеваниями".

Занятые подолгу на операциях, анестезиологи и хирурги получают со всеми надбавками около двух тысяч, а чтобы выжить, они еще берут и суточные дежурства.

"Получаешь эти деньги, которых хватает только на хлеб и на проезд". "Большинство хирургов, анестезиологов не доживают до пенсии, особенно мужчины, потому что они вынуждены все свои силы отдать работе, платят за это своим здоровьем и короткой жизнью".

Повышение зарплаты на 33% бюджетники считают запоздалой компенсацией за прошлые годы, в бюджете следующего года прибавка не ожидается.

В эфире Пенза, Наталья Ротанина: "Недавно у меня возникла необходимость обратиться к ЛОР-врачу. Когда я пришел к нему на прием, он мне ничего стоящего не сказал, вообще не назначил никакого лечения, сказал, якобы у меня все само пройдет. Потом через некоторое время моя тетка мне рассказала про этого врача правду, если так можно выразиться, что если его не заинтересовать, то он не будет лечить, якобы ему надо обязательно дать взятку для того, чтобы он лечил".

Это признание жителя Пензы Юрия Кузнецова далеко не единично, ежедневно подобные жалобы поступают по "телефону доверия". Поэтому министр здравоохранения и социального развития Пензенской области Виктор Лазарев на недавней конференции медицинских работников призвал к борьбе с врачами-взяточниками и к немедленному увольнению их с работы. Виктор Лазарев сказал, что ему очень стыдно за своих коллег, которые позорят почетное звание врача. Взяточничество среди медицинского персонала он склонен расценивать как грубейшее нарушение трудовой дисциплины и этических норм. По словам министра, зарплата пензенского врача в четыре-пять тысяч рублей - простая бумажная фикция. На самом деле, учитывая систематические поборы с больных, врач может получать до 60 тысяч рублей в месяц. Особенно, по мнению министра, потеряли совесть сотрудники областного онкологического центра, где проходят лечение сотни обреченных больных. Там суммы взяток доходят до двух тысяч долларов. Руководитель одного из частных агентств по подбору кадров Наталья Милованцева считает, что врачам и медсестрам очень мало платят. Она рассказала, что на протяжении лета в агентстве были три вакантных должности врача-терапевта, но как только претенденты на место врача узнавали, что зарплата составляет две с половиной тысячи рублей в месяц, отказывались. Жители Пензы понимают, что врачу и медсестре нужно жить и воспитывать детей, но случаи взяточничества их возмущают.

"В качестве благодарности берут. Я знаю, какими методами бороться, и как все это производить. Надо ложиться к кому-то конкретно, конкретно через это все пройти".

"Мама давала деньги врачу, чтобы вылечить нашу бабушку".

"Если захотели бороться, надо бороться. Потому что это вещь такая, которая разрушает общество".

Год назад акция по борьбе с врачами-взяточниками уже проводилась и по инициативе того же министра Виктора Лазарева. В результате, по подозрению во взяточничестве были задержаны два врача. Ситуацию согласился прокомментировать главный врач городской хозрасчетной поликлиники Петр Матвейчук.

"Медицина никогда не была безвозмездной, она всегда стоила очень дорого. Другое дело, мы должны определить, что такое благодарность, что такое взятка и что такое вымогательство. На мой взгляд, мы пытаемся бороться со следствием, оставляя причину по ту сторону понимания. Если только избрать позицию хозрасчетных отношений, что за все надо платить, но совершено в разумных пределах, учитывая уровень региона, суммарный доход в стране и найти ту оптимальную цену для лечебных учреждений. На мой взгляд, разумны больничные кассы, для амбулаторных приемов - хозрасчетные отношения, в зависимости от объема и складывается цена".

В эфире Минеральные Воды, Лада Леденева: Житель поселка Мирный Минераловодского района Ставропольского края 68-летний Юрий Коломиец бежал в Россию из Баку во время армяно-азербайджанского конфликта. Всю жизнь прослужив в одной из Бакинских воинских частей. Он оставил в Азербайджане все - квартиру, машину, имущество. Получить российское гражданство автоматически он не смог, в Россию попал уже после принятия ныне действующего закона "О гражданстве", осенью 1992-го года.

"Мы думали, что на Родину-мать вернемся, а она, как у Евтушенко, пнула нас сапожищем. Начинать в 60 лет заново жизнь, это же молодым нелегко, а старикам при нашей жизни, которая сейчас есть...".

Однако начинать новую жизнь все же пришлось. После развода с женой устроился на низкооплачиваемую работу истопника котельной в поселке Бештау. По прошествию пяти лет бывшая семья Юрия Коломийца, жена и сын, стали гражданами России, ему же для полного списка предоставленных в паспортно-визовую службу документов не хватило свидетельства о рождении, утраченного в детском доме города Душанбе. Однако не только отсутствие справки стало препятствием для пенсионера в получении российского гражданства. За 46 лет трудового стажа Юрий Коломиец почти полностью потерял зрение и заболел туберкулезом.

"Проблема Коломийца Юрия Михайловича состоит в том, что он всю свою жизнь и силы отдал служению родине, СССР и никогда не думал, что возникнет такая ситуация, что ему придется этой родине что-то доказывать, доказывать, в частности, свою причастность к ней, свое гражданство. 46 лет трудового стажа, ослеп на 80%, плюс ко всему закрытая форма туберкулеза - это все, что он заработал за всю свою долгую трудовую жизнь. Ему предстоит длительная, дорогостоящая и унизительная процедура получения гражданства путем прохождения медкомиссии, сбора различного рода документов и справок".

Рассказал мне заместитель начальника управления по работе с населением Прикумского сельсовета Николай Чубов. Как оказалось, Минздравом утвержден определенный список заболеваний, согласно которому далеко не каждый может получить российское гражданство. Говорит руководитель пятигорской организации помощи беженцам и вынужденным переселенцам Ольга Плыкина:

"Есть определенный перечень заболеваний, который утвержден у нас Министерством здравоохранения, у нас есть постановление правительства, что если человек болеет этими заболеваниями, для чего и проходит, собственно, медицинское обследование, он это все в дело, и после рассмотрения на основании этого может быть не признан гражданином Российской Федерации".

На мой вопрос о том, является ли потеря зрения и заболевание туберкулезом поводом для отказа в получении гражданства, заместитель начальника паспортно-визовой службы ГУВД Ставропольского края Антонина Филатова ответить не смогла, переадресовав его в Министерство здравоохранения края. Однако и заместитель министра здравоохранения Галина Федосова в своей практике с подобными случаями не сталкивалась. Она посоветовала Юрию Михайловичу встать на учет в территориальную медкомиссию, где ему выдадут справку, необходимую для получения гражданства, но при условии обязательного лечения. Затем такое же разрешение нужно получить в краевом Минздраве. Говорит Николай Чубов:

"Ему предстоит медкомиссия в Ставрополе, это дорогостоящая операция для него - примерно 600 рублей медкомиссия, плюс дорога. У него очень низкая пенсия, потому что все запросы в старую воинскую часть, в Баку, где дислоцировался воинская часть, ни к чему не привели. Он работал здесь в котельной истопником, получил мизерную пенсию 800 рублей. То есть средств на существование у человека практически не остается после уплаты всех коммунальных платежей".

К тому же для оформления документов Юрию Коломийцу практически слепому одинокому человеку нужен поводырь, который бы потратил не день, не неделю, а, возможно, не один месяц, помогая пенсионеру оформить все надлежащие справки. Сегодня, чтобы хоть как-то выжить, Юрий Михайлович мечтает сделать операцию хотя бы на одном глазу. Это стоит около четырех с половиной тысяч рублей или 150 долларов США, иначе, сетует, ему не перезимовать.

"Поддерживал хоть огород, а сейчас ослеп, я не знаю, как зимовать буду. У нас же ни отопления, ничего. Сейчас прохладно, а морозы могут. Я надеваю в ноябре месяце ватные штаны, шапку и так около знаменитого мирового курорта и живем. Думал, хоть операцию на один глаз сделаю. Вот зажмурьте глаза, если вы ничего не видите. Мне до туалета сто метров надо среди сугробов добираться, слепой. Кто меня таскать будет? Куда я ни писал - Матвиенко в Москву, раньше министр по социальным вопросам, губернатору Черногорову, нашему главе администрации, в собес, правда, единственное, я не обращался у нас нищая администрация районная, где мы живем. Они мне оказали помощь - пятьсот рублей принесли".

Рассказывают, за известную таксу в одну тысячу долларов о беспрепятственном получении российского гражданства в городах Кавказских Минеральных Вод можно легко договориться. Однако Юрию Коломийцу такая сума не под силу. А, значит, ему предстоит неизбежное и долгое хождение по различным чиновничьим инстанциям.

В эфире Екатеринбург, Светлана Толмачева: В Екатеринбурге уже несколько лет действует самодеятельная биржа труда для людей, которые попали в сложные жизненные обстоятельства. Бюро по трудоустройству для лиц без определенного места жительства и бывших осужденных нигде не зарегистрировано, организовал его Юрий Потапенко. О том, как появилась эта идея, Юрий Иванович рассказывает так:

"Я находился в местах лишения свободы больше 30 лет, точнее 30 лет, 2 месяца 17 дней. Последние четыре года нахожусь на свободе. Помотался по всей России-матушке в поисках жилья, работы, потому что квартиру потерял уже давно. Попробовал устроиться на работу. На работу нигде меня не берут, потому что нет регистрации, нет прописки, нет места жительства. Туда-сюда помыкался, кушать-то хочется всегда и решил заняться таким вопросом. Собирал бедолаг с вокзалов, людей без определенного места жительства, освободившихся и так далее. Договаривался с заказчиками".

Четыре года назад после освобождения Потапенко познакомился с Мариной Аверченко, которая стала его женой. Сейчас они живут в общежитии при училище, где преподает Марина. Она вспоминает, что первое время не понимала, чем занимается ее муж.

"Это было ужасно поначалу, когда он привозил с вокзала, отовсюду этих людей. Он их кормил, в баню водил, потом он увозил на работу. Ну зачем это тебе надо? Им не надо наверху, а тебе надо, ты тратишь свои деньги. Нет, говорит, надо, они такие же, как я, надо, значит надо".

По статистике, двух приемников-распределителей, которые действуют на территории Свердловской области, за прошлый год трудоустроено 39 человек. Частное бюро Потапенко единовременно охватывает до 50 человек. Сейчас на городских стройках разнорабочими трудятся три десятка бывших бездомных, среди них Евгений Корзанов.

"На стройке работаю подсобником. Мой заработок позволяет снять жилье. Выходит в месяц до 6-7 тысяч. Сам я воспитывался в интернате на севере области, перешел черту закона и сел на 11 лет 6 месяцев. Закончился срок три месяца назад. Я обращался в одну биржу, они только посмотрели, что я отбывал срок наказания и сказали, что нам такие люди не нужны".

Юрий Потапенко наладил связи с попечительским советом одной из колоний на территории Свердловской области. Если становится известно, что освобождается человек, которому некуда пойти, Потапенко встречает его у ворот колонии и забирает к себе.

"Мы со своими собратьями по несчастью откладываем деньги, у нас продукты есть, покупаем какие-то вещи, которые у нас находятся как бы на НЗ. Какого-нибудь бедолагу с вокзала привезли или кто-то освободился, ему же ни одеться, ни обуться. Помимо этого мы собираем деньги. Практически каждую неделю отвозим по 500 рублей в колонию № 2 на территории города Екатеринбурга. На эти деньги администрация колонии, у которой якобы нет финансов на приобретение паспортов для людей, которые освобождаются из колонии, им привозим эти деньги".

Поскольку бюро не имеет юридического адреса и не платит налогов, работодатели заключают с Потапенко устные договоры. Один из руководителей, пожелавший остаться неизвестным, прокомментировал, что рынок постоянно нуждается в неквалифицированной рабочей силе, и, по большому счету, ему все равно, какое прошлое у нанимаемых им разнорабочих.

"Ниша по разнорабочим, по подсобным работам у нас свободна. То есть я согласен, если, допустим, какой-то человек или бюро или агентство, которое предоставляло людей и вполне на законных основаниях перечислять им по безналу какие-то деньги".

Сейчас Потапенко мечтает официально зарегистрировать свое бюро и создать специальную социальную гостиницу на 150 мест, где его подопечные могли бы жить до тех пор, пока не смогут снять жилье. С помощью местных правозащитных организаций он вышел на представителей департамента международного развития Великобритании, которые выразили готовность профинансировать проект, если власти выделят помещение. Пока же Юрий Потапенко ищет новых работодателей. Находить заработок для других стало его основным занятием. Потапенко надеется, что через пару месяцев его артель вскладчину купит микроавтобус, чтобы возить бывших бомжей на работу и домой.

В эфире Самара Сергей Хазов: "Поскольку ребенок начинает свою жизнь с игрушкой и через игрушку проще простого посеять зерно доброты, порядочности, глубоких понятий, ощущение красоты - все через игрушку".

Увлечение куклами у Лоры Городецкой, как это обычно бывает с девочками, началось в детстве. После того, как перед Великой Отечественной войной был репрессирован отец Лоры, ее воспитанием занялась бабушка - сельская учительница с весьма скромными средствами. Во время войны людям было не до игрушек, но дети всегда дети. Босая 8-летняя девчушка бегала на самарский Троицкий рынок, где женщина непонятных лет торговала цветастыми тряпичными куклами. Повзрослев, Лора не оставила свое увлечение игрушками, кроме тряпичных кукол стала делать деревянные и керамические фигурки. Керамика особенно увлекла Городецкую. В конце 70-х годов прошлого века художница создает первые керамические миниатюры. Уже много позже искусствоведы назовут эти работы самарской игрушкой, подтвердив авторство Городецкой в создании нового художественного направления.

"В ее художественное решение я положила наш замечательный узор домов деревянных. Для чего я эту игрушку придумала? Прежде всего для того, чтобы напомнить о культуре. Я ее называю бытовая культура, это первооснова всего. Человек, родившись, дома, в быту овладевает необходимыми навыками для того, чтобы жить нормально, хорошо, с красотой, с радостью какой-то и для себя, и для окружающих".

Каждая игрушка, будь то петушок, лошадка, рыбка или символ Самары - грациозная козочка, не просто микроскульптура из обожженной глины, внутри игрушки - свистульки. Каждая игрушка имеет свой звук.

"Голосочек прекрасный. Вот петушок, он кукарекает".

Глиняные фигурки Лоры Городецкой занимают полки музеев, пополняют частные коллекции. Но в родной Самаре об уникальной художнице мало кто знает. По словам Лоры Константиновны, самое печальное - не отсутствие внимания к ней со стороны властей, а то, что до сих пор самарцы не могут увидеть ее работы. За последние 10 лет в Самаре прошла лишь одна выставка Лоры Городецкой.

"У меня к жизни отношение очень оптимистичное. Лишь бы было добродушие, доверие, чистота. Веселье - это спасение от всего".

Сейчас Лора Городецкая создает новый сказочный цикл. По замыслу художницы это будут диковинные животные - чудо-юдо, драконы, золотые рыбки.

В эфире Кострома, Ольга Вахоничева: Семья Зверьковых приехали в Костромской район пять лет назад. Раньше жили в якутском поселке Брендакит, названного в честь двух геологов - Брендова и Китова. Галина и Геннадий Зверьковы работали здесь старателями, умножали золотой запас государства, за что получили мизерную пенсию и инвалидность за тяжелый труд. Исчерпав природные золотые запасы иркутский поселок "раскатали", предложив людям искать другое место жительства. По государственной программе переселенцев Севера Зверьковы выбрали Кострому. Приехали в областной центр с небольшим контейнером вещей, больше ничего за свою жизнь не накопили. Здесь им предложили аварийную квартиру. Такой вариант переезда сами Зверьковы называют не иначе как ссылка, хотя говорят, что Кострома не самый плохой город, кто-то из старателей за труд не получил от государства ничего. Осмотревшись на новом месте, супруги попытались найти работу, но трудоустроиться так и не смогли - возраст не тот, здоровья нет. Самый лучший вариант из предложенных отцу семейства - бульдозерист, на 1200 в месяц. Геннадий Зверьков понял, что жизнь в областном центре не для них.

"Мы сразу, как в Кострому приехали, посмотрели на этот город, в городе жить и делать нечего, надо в деревню".

В поисках жилья Геннадий Александрович с супругой объехали все близлежащие деревни. Выбор остановили на Яньково. Местные жители сначала приняли чету Зверьковых с недоверием. Галина говорит, что городских здесь не любят.

"Очень осторожно нас приняли. Но вы представьте себе: заходит чета, мужчина одет по-городскому. И когда мы проходили, чтобы выбрать дом, то нас даже не пустили ни в один дом".

Сельская администрация предложила северянам полуразрушенный дом. Выбора не было, пришлось перестраивать, благо, местный леспромхоз выделил пиломатериал. Галина устроилась на работу в школу, куда ежедневно ходит пешком за полтора километра, а Геннадий занялся хозяйством, которое у Зверьковых пусть не самое большое в деревне, но забота о нем отнимает все свободное время - корова, теленок, поросенок, домашняя птица, и свой огород в полгектара. Чего в деревне в достатке - так это пустующей земли.

"Тут 12 соток, тут семь соток, в поле семь соток. Пожалуйста, земля свободная".

Работает Геннадий Зверьков по 12 часов в сутки, что деревенские оценили - на местном совете избрали его старостой. За пять лет заработал репутацию человека, способного решить любые проблемы односельчан. Правда, местная администрация помогать Геннадию не хочет, скорее, наоборот.

"Позапрошлый год хотел для наших старух добиться делянки на дрова, дошел до Сопина, Сопин меня направил в лесничество, а там есть такой лесник. Он говорит: я тебе дам делянку в таком месте, что ты вертолетом не доберешься".

Привыкшие к трудностям северяне не отчаиваются. Геннадий говорит: все равно своего добьюсь. Деревню Яньково Зверьковы считают уже родной. Когда есть время отдохнуть, лучше места не найдешь, говорит Галина.

"Очень нравится, что можно спокойно выйти, закинуть удочку, поймать леща".

Теперь у супругов мечта перевезти сюда старшего сына, который остался на Севере. И еще Галина мечтает об одном:

"Вы знаете, есть мечта такая, чтобы люди понимали друг друга вне зависимости городской ты человек или сельский ты человек, независимо бурят ты или русский. Чтобы люди понимали друг друга и понимали, что практически мы живем очень мало".

В эфире Чебоксары, Дмитрий Лишнев: Семья Васильевых въехала в недостроенный дом по улице Мате Залки еще в августе. Ведь именно в августе строители обещали сдать новый 50-квартирный дом, в котором Васильевы купили квартиру. Приехали они в Чебоксары издалека, продав на Дальнем Востоке в Находке жилье и переправив контейнером через всю страну имущество. Принять их с двумя детьми-школьниками на временное жительство в Чебоксарах было некому, и по этой причине они просто были вынуждены, чтобы не остаться на улице, заселиться в собственную квартиру без света, воды, газа и действующей канализации, где даже не были завершены отделочные работы. Говорит Ольга Васильева, невысокая улыбчивая женщина, одновременно с рассказом о житье готовящая ужин на электроплитке и контролирующая сидящих за домашним заданием детей. Строители сжалились и провели в единственную обжитую комнату воздушную электролинию.

"К учебному году мы въедем, дети пойдут в школу. Нас устраивало по срокам, первого сентября в школу детям. Согласились. Подумали, купили. Дом не сдали. К ноябрьским праздникам обещают. Хочется верить, но..."

Так как дом официально не сдан в эксплуатацию, Васильевы не могут получить документы, устанавливающие право собственности на купленную квартиру. А без этих документов невозможно пройти регистрацию по месту жительства. Фактически в Чувашии действуют прежние советские порядки и без прописки ни мужа, ни жену никто не принимает на работу.

"Не работаем оба. Кто нас пропишет без документов на жилье, без права собственности на жилье? Еще одна семья переехала, у них тоже две девочки-школьницы, в первый класс ходят, им тоже негде жить, они тоже свое жилье продали, какое-то время квартиру снимали, их попросили с квартиры, сроки прошли, и заехали сюда же".

Владимир Елахов уже четвертый по счету прораб на строительстве этого дома. Вот его мнение о причинах задержек:

"Прораб, который строил, тот и должен сдавать этот дом - это было бы правильно. А то одни строят, свои недостатки они не видят, ушли, спасибо, до свидания. А тот, который пришел после них, в ужас приходит".

Руководство генерального подрядчика акционерного общества

"Если поднапрячься, это реально, уже почти заканчивается по этому дому. Переделки и недостатки задерживают очень. Наверное, не получится еще".

А вот что рассказывает чебоксарец Алексей Блохин, также приобретший квартиру в этом доме и ожидающий возможности вселиться уже полгода:

"Дом строят по программе "Социальное жилье". 70% квартир жилье для очередников, они выплачивают часть стоимости, а о стальное идет из республиканского бюджета. Каждый раз от праздника к празднику. Строители сроки сдачи приурочивают почему-то к праздникам. Я спрашивал - когда же наконец? И мне сказали по секрету, что были проблемы с финансированием, не было бюджетных денег. У нас постоянно то фестивали всякие, то гулянья, то монументы до небес строим".

Говорит Ольга Васильева:

"Свет у нас - временный кабель, газа нет, ни воды, ни канализации нет. Весело. А что, плакать что ли? Плакать не будешь, если такая ситуация. Делают они все вроде, но когда пустят, когда это начнет действовать - неизвестно".

В эфире Подмосковье, Вера Володина: Бывший житель Нагорного Карабаха по имени Спартак уехал вместе с семьей из родных мест в калужский Козельск к родственникам своей русской мамы, папа Спартака армянин. Несколько лет Спартак и его немногочисленная команда, в которой кроме выходцев из Тамбова есть еще девушка из подмосковного города, зарабатывает на жизнь, путешествуя по Подмосковью с аттракционами. Пара простейших каруселей, тир, маленький серпентарий и замок ужасов кочуют по площадям подмосковных городов и зимой, и летом.

"Летом, естественно, тепло, а сейчас зима, пока приедешь, пока подключишься - холод. Сейчас переезды очень дорого обходятся. Нужно машину каждый раз ремонтировать. Мы приехали на пару дней, не успеваем ее сделать, а уже надо опять переезжать куда-то, потому что народ первые дни ходит, а потом уже заканчивает".

Спартак ценит возможность общения с самыми разными людьми. Вспоминает города, по которым поездил и свой дом в Нагорном Карабахе.

"Есть города, где действительно приятно бывать, даже бывает с кем-нибудь знакомишься, в гости сходишь, они придут. Думаешь, что здесь можно остаться жить. Мне очень нравиться, когда есть маленькие горы, подъемы, спуски, чтобы не все равнина была - это как ностальгия по родине. Войну пережил я. 18 лет было, когда война началась. Горя много было. В принципе, Чечня тоже, российский народ знает это все, та же самая Чечня была. Раньше занимался футболом на профессиональном уровне, потом получил серьезную травму и оставил это дело. Я играл за сборную Армении в свое время".

В этом почти цыганском существовании на колесах, довольно бесприютном, из которого, может быть, тянет к более благополучной жизни, есть и романтика.

"Люди в Подмосковье живут можно сказать, очень хорошо, не так, как в Тульской области, в Рязанской области. Но когда работаем в Туле, в Рязани, там люди общительные, доброжелательные. Чем дальше от Москвы, тем люди намного понятливее. А в Москве как-то отчужденно относятся. Единственно, что здесь намного прибыльнее работать. Но уже не так, как раньше было, сейчас развилось этих аттракционов, зоопарков. Уже не то, как раньше, три года, пять лет назад. Каждый находит свой бизнес, укрепляется в этом бизнесе. Развивается дальше и уже трудно открыть, допустим, новый магазин, потому что люди, которые раньше работали в этом деле, у них уже все схвачено".

Жена Спартака кочует вместе с ним. Пока у них нет детей, и можно так работать. Но, думая о будущем, Спартак скорее всего займется другим.

"Я лично хочу заняться сельским хозяйством. Надо денег накопить и заняться сельским хозяйством. Намного прибыльнее сельское хозяйство. Я работал с человеком, он укрепил свои дела. Я со стороны помогал, и я видел, что можно здесь заработать нормальные деньги. Россия страна богатая, здесь много свободных просторов, где можно все разводить. Участок купить, технику купить".

Но пока, чтобы заработать, Спартак направился в следующий подмосковный городок, направился вместе с каруселями, тиром и замком ужасов.

В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев: "Телефонная служба доверия. Здравствуйте. Слушаю вас".

Так или почти так начинается каждый разговор, от которого в буквальном смысле зависит жизнь человека. В отчаянных ситуациях каждый из нас обращается к своим секретным источникам: кто-то к другу, кто к Богу, а кому-то необходим совершено незнакомый человек. Такими для тех, кому не к кому обратиться, или для тех, кто не хочет посвящать в свои проблемы близких людей, стали специалисты ростовского телефона доверия. На днях этой службе исполнилось 15 лет. Рассказывает старший психолог Николай Ештокин.

"Мы не просто телефон доверия, мы находимся в структуре суицидологической службы города Ростова. Сама структура предполагает комплексный подход к превенции самоубийств и кризисов, с которыми люди обращаются в эту службу".

Если в первые годы работы ростовского телефона доверия количество суицидальных звонков составляло примерно около ста год, то в последнее время эта цифра увеличилась до 270-300. В последнее время увеличился процент людей с посттравматическим стрессовым расстройством, то есть те, кто находился в горячих точках. Больше стало обращений людей с алкогольной, наркотической или компьютерной зависимостью, но неизменно одно из первых мест занимают проблемы семейные, любовные, сексуальные. Растет количество обращений, связанных с проблемами одиночества. Это не всегда старость или болезнь, исключительно психологическое одиночество. Больше стало обращений, касающихся психологического, административного, а порой и сексуального насилия на работе. Хотя много, особенно ночью, звонков не по теме, например, как проехать на железнодорожный вокзал. К сожалению, кроме самих обращающихся, ростовский телефон доверия, приютившийся в маленькой комнатке городского Центра лечения неврозов, никому не нужен. Продолжает Николай Ештокин:

"Как вы, наверное, слышите, мы с вами разговариваем, кольцевая дорога объездная, о чем тут говорить? Вибрация, шум, пыль, загазованность - это, естественно, сказывается на работе. Зимой здесь не очень тепло, естественно, присутствие людей в этом учреждении посторонних тоже вызывает определенные сбои в работе. К сожалению, Ростов очень бедный город, и он не может себе позволить открыть службу, которая необходима для более эффективного спасения людей. А проблема кризисов и кризисных состояний людей, которые часто могут приводить к серьезным эмоциональным срывам и к мыслям и к действиям, попыткам самоубийства - проблема для города довольно актуальная. Официальная статистика говорит о том, что этот уровень невысок. Но есть статистика служебного пользования - она превышает двести человек в год. Это довольно высокий уровень для нашего миллионного города. Ситуация складывается так, что влиять на этот процесс можно, но с той эффективностью, с какой влияем мы, практически крайне сложно".

За прошедшие 15 лет по ростовскому "телефону доверия" позвонили около ста тысяч человек. Обращались не только жители Ростова и области, но и многих других регионов России, ближнего и дальнего зарубежья. Жизнь людей меняется, кто-то переезжает в другой город, кто-то эмигрирует, не меняется только номер ростовского "телефона доверия" 58-41-21. Там вам всегда придут на помощь, вы только дозвонитесь.

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев: Циля Зильбер ушла на пенсию. В 1960-м году она в Коми республиканской библиотеке организовала патентно-технический отдел. Все эти годы его возглавляла и фактически руководила движением изобретателей и рационализаторов республики. И вот в 78 лет наконец позволила себе отдохнуть. Впрочем, отдых, похоже, будет весьма относительным.

"Я же не могу до ста лет работать. Я, конечно, не бросаю это дело. Но вот молодой человек четыре заявки сделал, по одному получили патент, три заявки на мне".

Циля Израилевна попала в Сыктывкар из Москвы вместе с мужем, историком по профессии. "Муж у меня фронтовик, он воевал, семь лет был в армии. Ушел добровольцем, был в московском ополчении с первого курса ушел. Кончил аспирантуру, а в Москве работы не было. Сами понимаете, такая обстановка была, когда фамилия мешала попасть преподавателем в институт. Это было 50-е годы".

Циля Зильбер по образованию была железнодорожник, даже успела поработать по своей специальности. Но в Сыктывкаре в конце 50-х даже не было железнодорожной станции. Вот тогда она и пошла в библиотеку - для нового отдела требовался технически образованный работник. Потом она закончила еще два института, в том числе и библиотечный. О коми изобретателях она рассказала в книге, которую посвятила Александру Протопопову. Судьба этого изобретателя типична.

"Он был репрессированный, был выдающийся конструктор московский, создавал первую хлопкоуборочную машину. 20 лет отсидел в Инте. Сидя в лагере, изобретал. Я видела его первую машину - это машина по сортировке угля, и машина узнавала, где уголь, а где руда. У нас на глазах все это делала, сортировала".

Изобретатели оказались интересные не только своими идеями, но и сами по себе как люди. Выяснилось, что для изобретательства вовсе не надо, например, специального образования, более того, постороннему бывает легче придумать для данной сферы, чем специалисту. Это особый дар - неожиданный и вечно находящийся в поиске интеллект.

"У меня здесь есть изобретатель - 83 года, он бухгалтер, всю жизнь работал в сельском хозяйстве. Недавно мы получили патент на картофелеуборочный агрегат. Прямо на поле убирается картофель, тут же разделяется на две фракции - на мелкую и на крупную, и тут же затаривается. Не можем пробить. В Министерство сельского хозяйства писали, хотя там его бывший главный инженер работает. И он мне говорит: ну как сделать, как?"

Вообще изобретателей не очень-то любят, особенно на работе. Это же сплошное беспокойство с ними, одной только головной боли с внедрением сколько. Изобретают все, что угодно, бывают, что приходят и с вечным двигателем, бывает, что с двигателем, пусть не вечным, но совершено уникальным.

"Называется импульсно-инерционный двигатель-движитель. Этот двигатель по техническим характеристикам лучше известной "Энергии", "Бурана" и все, что угодно, может летать в космосе, может поднимать любые тяжести. Пенсионер, живет на 1500 рублей, платит пошлину за патент. Говорю: лучше хлеб с маслом ешьте. Он говорит: "Циля Израилевна, вы не понимаете, это двигатель будущего".

Чудо-двигатель пенсионера запатентован, теперь ждет внедрения. Однако изобретать необязательно какие-то аппараты или машины, люди получают патенты на одежду, пряники, напитки.

"В прошлом году пришел мужчина немолодой, принес пластиковую бутылку и говорит: "Я изобрел шампанское. Хотите попробовать?" А я вижу, что такого белесого цвета. Что, из сыворотки? Он говорит: "Да. Попробуйте". Шампанское натуральное, вкус необыкновенный, причем из отходов. Летний напиток для отдыха, лучше кваса. Замечательный! Второй из березового сока коньяк делал высшей марки".

Конечно, бывают и казусы в чистом виде.

"Пришел когда-то учитель математики, он на пирамиду Хеопса поместил памятник Ленину. Рассчитал всю геометрию, пришел ко мне и говорит: "Где мне получить деньги за мою идею?".

Циля Израилевна Зильбер заслуженный работник культуры Российской Федерации, действительный член Международной академии научных открытий и изобретений, у нее есть все награды, которые вручают в нашей стране изобретателям. Пожалуй, одного у нее только нет - замены на свое место.

"Я готовила молодых, но года я их подготовлю, видят - умный. Их переманивают другие организации. Зарплата-то у нас какая? Ведь самая мизерная в библиотеках. Обучить можно, но это дело надо еще любить, людей надо любить".

В эфире Белгород, Оксана Быкова: Белгородка Клавдия Булавина и жительница Германии Дагмар Наберт пережили незабываемые счастливые минуты своей жизни: почти через 60 лет мать и дочь встретились. В 43-м году в фашистской Германии родилась русская девочка Алла, ее родители были молодыми людьми, угнанными из Советского Союза на работы в Германию. Но ее мать Клавдия Булавина тяжело заболела, и ее отвезли в лагерь для больных туберкулезом. Когда Клавдия Булавина вернулась туда, где она жила с ребенком у прежних хозяев, девочки уже не было, а на месте дома были руины. Так, ничего не узнав о судьбе ребенка, Клавдия Булавина вернулась в Россию.

"Так я вернулась ни с чем. И всю жизнь она была у меня в сердце, всегда вспоминала. Так мои пути с ней разошлись. Когда была Советская власть, нас презирали, мы боялись рот открыть, что мы были в Германии. Кого искать, и где искать? И как я могла искать, если я не знала, где она, что она. И она так же. Она до 90-го года не имела права никакого меня найти. И она, бедная мучалась и искала родную мать, и я держала в своем сердце, всю жизнь мечтала не то она жива, не то ее нет, и где она есть".

После возвращения из Германии жизнь Клавдии Булавиной складывалась нелегко. Она еще долго лечила туберкулез. Позже она вышла замуж, родила сына и до недавнего времени даже ему не говорила о своей дочери. А русскую девочку Аллу в конце войны в Германии взяла на воспитание немецкая семья, которая впоследствии оформила опекунство над ней и дала ей второе имя - Дагмар.

"Примерно когда мне было три года, я тяжело заболела. И эти опекуны проявляли невероятную любовь, терпение и долго за мной ухаживали. И таким образом, собственно говоря, я выжила. Я сначала росла в бывшей ГДР, и мы жили там до 56-го года. Но мои приемные родители приехали в Восточную Германию. И незадолго до того, как произошел наш переезд, мне было 12 лет, одна из моих подружек на улице сообщила мне как бы между прочим о том, что это совсем даже не мои родители, и что мои родители русские. И, конечно, у меня как бы разверзлась земля под ногами. И вот этот близкий контакт с моими родителями был нарушен, и никогда больше наши отношения не были такими, как до этого. Я не знаю, можно ли так сказать, но я очень верующий человек, я знаю, что в жизни всегда остается надежда".

Встреча самых близких на свете людей стала возможной благодаря перестройке России и объединению Восточной и Западной Германии. В 95-м году были открыты архивы России и Германии, и у людей, разведенных войной, появилась возможность искать друг друга. Дагмар, выяснив, что ее мать действительно русская и была угнана в Германию из Белгорода, обратилась на передачу немецкого телевидения "Я ищу свою маму". Абсолютно случайно эту передачу увидела бывшая жительница Харькова Инна Сахарова, уехавшая в Германию. Благодаря тому, что город Белгород рядом с Харьковом и что у Инны Сахаровой остались здесь еще родные и знакомые, она передала письмо Дагмар в одну из редакций белгородских газет. Эту публикацию, и тоже случайно, прочитала работница областного архива, которая выяснила по документам, что с матерью Дагмар Клавдией Булавиной она живет даже в одном доме. Так дочь и мать нашли друг друга.

"Эта семья приняла меня с такой любовью, я не могла себе даже представить, что так будет, этого я не ожидала. Конечно, мама - это ясно, она рада, что встретилась со своей дочерью, но вся многочисленная семья, они приняли с такой любовью. И мы можем сказать: до сих пор мы встречались только с милыми и приветливыми людьми".

"Это невероятно, это просто действительно какое-то чудо свалилась. Я всю жизнь спать ложилась и думала: Господи, хотя бы она мне приснилась, хотя бы я знала, жива она или не жива. И вдруг как будто ангелы мне ее принесли на крыльях. Сколько лет прошло. Сколько лет прошло, милая ты моя! Как можно этому поверить, что мы встретимся с ней?".

XS
SM
MD
LG