Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске: Бывшие политзаключенные собрались в Нижнем Новгороде для того, чтобы репрессии никогда не повторились; Зачем сотни тысяч узников ГУЛАГа строили железную дорогу к Ледовитому океану; Вынужденные переселенцы в Магнитогорске не ждут милости от властей; Кто лучше делает евроремонт в Бурятии - китайцы или россияне; Благовещенцы остановили строительство ЛЭП, идущей в Китай; Пятигорск: что делать с накопительной частью пенсий; Саранск: поселок Кемля решил стать селом; Йошкар-Ола: почему марийские газеты печатаются в Кировской области; Самара: диггеры верят в подземные кладовые; Пенза: пензенские ковры больше ткать негде; Якутск: необыкновенная школа Натальи Алексеевой; Сыктывкар: предприниматель Валерьян Болотов упорно добивается справедливости.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: В День памяти политзаключенных на Старом Бугровском кладбище в очередной раз собрались нижегородские ветераны, пострадавшие от репрессий, родственники репрессированных и погибших в лагерях.

"Отец мой был арестован в январе 33-го года. Содержался в концлагере в Астрахани. Пришел 2 июня 37-го года, а с 6 на 7-е августа был вновь арестован. И только в 97-м году я узнал, что он расстрелян. Мне сказали, что отец расстрелян 4 октября 1937-го года. Расстрелянных на Воробьевке не хоронили, их вывозили в овраг между Щербинками и Ляховым, сваливали в овраг, и следом приходили машины с мусором и заваливали мусором".

Памятник жертвам политических репрессий стоит в дальнем углу кладбища, где, по рассказам, хоронили расстрелянных в общей могиле.

"Вырывали рвы глубокие. В тюрьме их расстреливали и здесь сваливали. Предположительное место захоронения - правый дальний угол Бугровского кладбища".

Это рассказывают родственники погибших. Некоторым удалось уцелеть и выжить в лагерях. Говорит Мстислав Толмачев:

"На Колыме и Чукотке 11 лет, с 42 года, и в 52 году я вернулся оттуда. 58-я, естественно. Тогда было очень просто: пара лжесвидетелей, и ты загремел".

Прошедшие лагеря репрессированные, их родственники и правозащитники ежегодно собираются здесь в надежде, что пока о репрессиях помнят, они не могут повториться.

"Пока живы мы, пока жива память, я надеюсь, этого больше не повторится".

Однако не все в этом уверены, некоторые считают, что возможны различные варианты.

"Возвращения быть не может, потому что мы уже достаточно утонули в крови. Но бонапартистские устремления каких-нибудь выскочивших вверх могут быть, и путч возможен, и репрессии. Всю жизнь, сколько мы живем на нашей родине, все время над нами экспериментируют".

Родственники репрессированных сетуют на то, что молодежь мало интересуется случившимися событиями.

"Сейчас молодежь аполитична, это, в общем-то, даже страшно. Родная молодежь - все знают и помнят и почитают. Ставят свечки, ходят в церковь".

"Моим внукам абсолютно неинтересно. На днях у меня брала интервью журналистка нашей газеты. Вы думаете, что мои внуки заинтересовались этим? Абсолютно нет".

Год за годом уходят из жизни свидетели тех событий, а у оставшихся отбирают одну за другой причитавшиеся им льготы.

"Нет денег, хотя на разные торжества, типа 300-летия Петербурга, 60 миллиардов рублей нашли".

За десять лет число проживающих в Нижнем Новгороде жертв политических репрессий сократилось втрое. Выживают, как могут.

В эфире Тюмень, Алекс Немиров: Каждый год 30-го октября сотни тюменцев приходят к местам, связанным с трагическими событиями периода репрессий. Одно из таких памятных мест - мемориальный камень на улице Симакова. Здесь стояло здание НКВД, о чем вспоминает Мальвина Лукина, у которой в 1937 году расстреляли отца.

"Мне охота было увидеть отца. Сказали, что ночами их вывозят работать. Я приду и напротив сижу. Мать придет с работы проведать - меня дома нет. Потом она стала меня бить за это: "Не говори никому, что ты ходишь сюда. Скажут, что ты пришла какая-то шпионка". Хочу, чтобы на всей планете ни в одной стране такого не было, чтобы люди так не страдали, чтобы не было ни в одной стране такого террора".

Для того, чтобы трагические события не повторились, нужно о них помнить, считает тюменский журналист Рафаэль Гольдберг. Ко Дню памяти жертв политических репрессий он выпустил книгу под названием "501". Она стала итогом 15-летнего труда над ранее малоизвестной страницей истории - о строительстве трансполярной железнодорожной магистрали от Салехарда до Игарки. В ней собраны уникальные материалы: записки бывшего политзаключенного Михаила Ивановского и документы лагерной бухгалтерии, подписанные Николаем Питиримовым. С них совсем недавно снят гриф "секретно".

"Питиримов - это общая картина, Ивановский - это частный случай. Если бы можно было описание Питиримова раздробить на человеческие судьбы, там был бы каждый отдельный Ивановский. Так что они дополняют друг друга. Ивановский - это увеличительное стекло".

К 1953-му году строительство магистрали было практически завершено. Но, а поскольку реального применения трассе так и не нашлось, ее окрестили "мертвой дорогой". Ради чего около ста тысяч заключенных и репатриантов в течение 12 лет были обречены на рабский труд в невыносимых условиях? Одной из версий поделился заместитель начальника тюменского регионального управления ФСБ Александр Петрушин:

"Меня спрашивают: а в чем вы видите цель строительства трансполярной железнодорожной магистрали? Я в большей степени отнес бы это за счет имперских амбиций Сталина. Это подготовка к новой войне с Соединенными Штатами Америки. Потому что строительство обского ИТЛ я подробно занимался, это рокадная дорога из Салехарда но Нового порта, а потом до мыса Каменного. Зачем вдруг еще одну рокадную дорогу строили? Ее не успели, правда, построить, а вот военно-морскую базу уже практически построили. Эта база была для подводных лодок. То есть в Обской губе строили секретную закрытую военно-морскую базу для того, чтобы подводные лодки сразу выходили на Северный морской путь, на ударные позиции и топили транспорты. Какие транспорты - можем только предполагать, хотя это нетрудно сделать".

Для военного историка Александра Петрушина важны прежде всего документы и факты, а в книге "501" немало авторских публицистических размышлений. Для Рафаэля Гольдберга тема репрессий - личная тема.

"Это, кстати, не только в книгах моих, обращенных в прошлое, а в ежедневной практической работе. Когда я пишу о свободе слова, когда я пишу, как с прессой обращаются - все связано".

Как только стало известно о выходе в свет книги о 501-й стройке, геологи из тюменского Севера отыскали Гольдберга и передали новые документальные материалы о "мертвой дороге". Автор говорит, что готовит к печати дополненное издание книги.

В эфире Магнитогорск, Ксения Харламова: В Магнитогорске, по неофициальным данным, проживает около пяти тысяч переселенцев. Все они лица без гражданства, без собственного жилья и, как правило, без большого заработка. Все это осталось на прежней родине, покинуть которую пришлось поневоле.

"Нашего ребенка притесняли. Я ходила к участковому в милиции, он говорит: "А что я могу сделать?".

Это слова Елены Сергеевой. Российское гражданство ее семья получила еще в 98-м году в посольстве, уезжая из Узбекистана. Выбор на Магнитку пал потому, что здесь раньше работал ее муж Вадим. За эти пять лет Сергеевым удалось найти работу, дочь закончила школу и поступила в вуз. Словом, их переселенческая судьба сложилась относительно удачно. В помощь тем, кому повезло меньше, Елена Сергеева создала и возглавила общественную организацию "Сограждане". С начала года сюда уже обратилось 717 человек. Как отмечает Елена Сергеева, большинство проблем переселенцев возникает не только в кабинетах чиновников. Например, когда "Сограждане" приехали в свой нынешний офис, в первый же день им перерезали телефон.

"Когда мы пошли выяснять, у кого может быть повреждение на линии, женщина на втором этаже очень возмутилась, почему к нам вынужденных переселенцев поселили в подвал. "Мы напишем все подъездом бумагу. Это низкого уровня, интеллекта поселили людей. Нам страшно теперь будет детей мимо вас выпустить на улицу". Я не знаю, как я выдержала этот диалог, я спросила: женщина, почему вы так против нас настроены? Она говорит: "Да они же все ниже интеллектом".

"Сограждане" видят корень столь негативного отношения к приезжим в одном - переселенцев, как правило, не выделяют в потоке трудовых мигрантов, которые становятся для Магнитки, как для приграничного города, все большей проблемой. Число мигрантов составляет в среднем 10 тысяч человек. По данным паспортно-визовой службы, половина из них находится в городе нелегально, осложняя тем самым криминальную обстановку. Работают они, как правило, на рынках или строительстве. Из 10 тысяч только 120 человек имеют официальное разрешение на работу. Переселенец такого позволить себе не может. Наличие легальной работы с уплатой всех налогов является важнейшим условием получения гражданства. Говорит замдиректора организации "Сограждане" Вадим Сергеев.

"Вот здесь как раз всплывает основное отличие переселенца и мигранта. Мигрант имеет жилье там же за рубежом, у него все остается. В любой момент его поперли, он повернулся, уехал, и он там дома. Этот же ничего не имеет за рубежом, приехал в надежде что-то получить здесь, и в итоге остался у разбитого корыта. Пока он не имеет гражданства, пока не может себя легализовать, он не может легально получить работу, трудоустроить семью, детей".

На получение российского гражданства, отмечает Вадим Сергеев, уходит в среднем десять лет, и это при условии, что переселенцам удастся найти место для проживания, регистрации, работу и деньги для оформления всех справок. К тому же перечень необходимых документов и порядок из заполнения, сетует Вадим Сергеев, меняется ежегодно.

"Самое большее число жалоб поступает на то, что слишком быстро идет изменение этих законов. Они фактически каждый год меняются и не успевают на местах на них реагировать. Пока им приходят инструкции как работать с этим законом, уже буквально через два-три месяца принимается новый закон. Они прекращают работать по-старому, но еще не начинают по-новому. Люди буквально зависают".

В этом году миграционное законодательство будет опять пересмотрено. Переселенцы надеются, что это изменение будет позитивным. По последнему проекту, право на упрощенное получение гражданства будут иметь те, кто приехал на территорию России до 1 июля 2002-го года, а также все, кто родился в России и заявил о намерении получить гражданство до 2006 года. Пока же переселенцы ждут перемен, решая свои проблемы самостоятельно. По договоренности с администрацией, "Сограждане" взяли для восстановления здание бывшей 40 школы, пустовавшее пять лет. На собственные средства 30 семей переселенцев готовы переделать школу под общежитие. Если этот опыт окажется удачным, то в Магнитогорске возможно создание нескольких общежитий, где вновь приезжающие переселенцы могли бы переселиться на первое время, получив заветную регистрацию и сделав тем самым первый шаг в решении вопроса гражданства.

В эфире Улан-Удэ, Александр Мальцев: Строители из Бурятии могут потерять работу из-за потока в республику иностранных рабочих, если этот процесс не регулировать. Рабочие из Китая и, в меньшей степени, Северной Кореи и других небогатых стран уже вытесняют из отрасли российских строителей. Так считают специалисты миграционной службы республики. Сейчас в строительстве заняты около пятисот китайских рабочих, которые трудятся на законных основаниях, но никто не знает, сколько тех, кто находится в Бурятии нелегально. Известно, что только депортируются ежедневно из республики порядка тысячи человек, около 800 из которых - граждане КНР. Вот что сказала в интервью заместитель начальника управления по делам миграции МВД Бурятии Екатерина Хамарханова:

"Если их будет тысяча человек, но они, в силу своих специфических качеств и неприхотливости, лишат российского гражданина иметь свою профессию, заработок. Когда мы говорим, что у нас их сегодня 0,23% по отношению ко всему экономически активному населению, это не внушает никакого опасения, но когда мы начинаем делать отраслевой срез, здесь уже нужно беспокоиться".

Беспокойство миграционной службы разделяют чиновники различного ранга. Однако те, кто сталкивается с необходимостью быстро, качественно и дешево что-то построить или отремонтировать, рады помощи иностранных рабочих, непьющих и трудолюбивых. Даже мэр Улан-Удэ Геннадий Айдаев, как мне стало известно, распекает своих подчиненных, но не потому, что строительные заказы достаются иностранцам. Градоначальник сделал выбор не в пользу отечественных специалистов. Как сказал Айдаев: "Китайцы работают весь световой день без перекуров, наши же рабочие потрудились три дня, получили деньги и куда-то сгинули". По словам начальника управления благоустройства мэрии столицы Бурятии Бориса Льва, раньше он тоже был своего рода патриотом, например, предлагал заработать военным строителям. Им было предоставлено все: материалы, деньги, техника. Однако российские военные практически провалили задание, и, в конце концов, тоже пришлось нанять китайцев, сказал Борис Лев в интервью. А вот что говорит один из жителей Улан-Удэ Андрей, ремонт которому сделали северные корейцы:

"Наши фирмы на порядок выше цены, а работники из Северной Кореи делают быстро, но какие-то изъяны у них все равно находишь. По крайней мере, человек со средним достатком может себе позволить сделать что-то типа евроремонта. Я сделал ремонт в трехкомнатной квартире полностью, мне это обошлось с материалами порядка 15 тысяч рублей. А если бы я обращался в фирму нашу, мне бы это обошлось порядка 80 тысяч рублей. Основное их время - работа на стройке, таскают кирпичи, грубую работу выполняют. А уже по ночам, я их вечером привожу, даю деньги на еду, они работают до трех часов ночи, и утром их увожу. Документов, конечно, никаких нет".

Интересно, что мнения жителей Улан-Удэ о том, опасна ли для экономики Бурятии дешевая рабочая сила из-за рубежа, разделились. Практически все понимают неоднозначность и сложность этого вопроса.

"Нужно понимать с двух сторон: создают дефицит рабочих мест, носят социально-политически отрицательный характер".

"Мне кажется, что это зло, потому что они тут заселятся и нас всех выгонят и наших будущих внуков и правнуков. Они качественно работают, но они же расселятся, у них же миллиард народу. А потом у нас что будет?"

"Считаю, что в этом нет ничего плохого. Можно было бы отправить их в северные районы, осваивать БАМ. Ничего хорошего нет, но, с другой стороны, наши люди разучились работать. Асфальтировать дороги вряд ли наших ребят заставишь".

"Хорошо, потому что у нас город оживет. Быстро, действительно, и качественно строят. Наши, что: сели, сделали, выпили, праздников больше. Новый год начинается, потом февраль, потом все праздники. Китайцы - молодцы. Но то, что их будет здесь много, тогда у нас будет не республика Бурятия, а республика китайская какая-нибудь".

"Если приезжают работать - пусть приезжают. Мы претендуем, чтобы мы свободно ездили, а им почему ограничивать? Загранпаспорт берите и приезжайте".

По словам председателя комитета парламента Бурятии по аграрной политике Владимира Павлова, руководители в сельском хозяйстве сегодня побаиваются использовать труд китайцев. Сам же Павлов предлагает использовать их лишь в некоторых областях, например, при выращивании капусты. "Эта культура требует чуть ли не ежедневного тяжелого кропотливого ухода, а наши на такое не способны", - сказал Владимир Павлов. Комплекс проблем, связанных с легальной и нелегальной миграцией, и возможном вытеснением россиян из некоторых отраслей экономики власти пытаются решать сегодня административными методами. Одним из последних нововведений стала миграционная карта. Уже сейчас иностранцы заполняют ее на границе при въезде на территорию России. Выдано около 140 тысяч документов. Помимо этого иностранные рабочие с декабря нынешнего года начнут получать трудовую пластиковую карту, в которой находятся все данные о них и работодателях, пригласивших их в Россию. Пока планируется вводить трудовую карту только в Восточносибирском регионе и Приамурском крае.

В эфире Благовещенск, Антон Лузгин: Уже больше двух месяцев жильцы многоквартирных домов по улице Пушкина конфликтуют с энергетиками. Центральные электросети планируют построить практически вплотную к домам опоры лини электропередач напряжением 110 киловольт. Хотя, по нормативам, такие опасные для здоровья сооружения должны находиться не ближе 50 метров от жилья. В восьми метрах от дома по улице Пушкина 15 строители уже выкопали яму под опору, установили элементы для ее основы. И тут стройка приостановилась. Жильцы дома решили не подпускать рабочих к объекту, а когда последние прибыли в сопровождении руководства электросетей, в конфликт вмешалась милиция. Сотрудники УВД указали энергетикам на то, что без согласования с жильцами кооперативного дома проведение подобных работ противозаконно. Однако, похоже, что эти доводы на энергетиков не повлияли. "Строили и будем строить, - заявил главный инженер Центральных электросетей Благовещенска Станислав Рымарь. - Данный проект просчитан полностью и технически, и юридически. Но жильцы дома не дают нам работать, даже камнями в рабочих кидают. Все в порядке только в частном секторе, - говорит главный инженер. - Там опоры стоят рядом с домами и ничего страшного". У жителей частных домов на этот счет другое мнение. Говорит пенсионер Иван Колесников:

"Тогда, когда проект этот составляли, никто не пришел, не спросил жильцов. Опору поставили, у меня лично перед домом шесть метров. У нас там живут одни бабушки и дедушки, пенсионеры и инвалиды. Понимаете, какая беда: мы отброшены, нас никто не спрашивает. Зачем болванка, на которую я должен смотреть? Почему мои внуки должны страдать от этого?"

Не случайно в нормативах по электроустановкам указывается, что высоковольтные линии нельзя проводить вблизи жилых домов. Электромагнитное излучение - вещь далеко небезопасная. Говорит врач Игорь Бондырев:

"В любом случае высокочастотное излучение очень сильно подрывает силы организма, снижается иммунитет человека, снижается способность его реагировать на резкие изменения окружающей среды".

Почему тогда специалисты Госсанэпиднадзора дали добро на возведение высоковольтных опор в густонаселенных кварталах? Из санэпидемстанции пришел такой ответ - рассказывает председатель жилищного кооператива дома по улице Пушкина Сергей Морозов.

"Сейчас все завуалировано красиво все, грамотно. Делали это, вроде того, что при согласовании выделения участка на строительство линии, центр санэпиднадзора здесь ни при чем. Они потом включатся, когда уже линия будет стоять".

По замыслу энергетиков, в центре Благовещенска будут установлены 24 высоковольтных опоры. Компромиссный вариант в виде прокладки подземных силовых линий их не устраивает - слишком дорого, возрастут тарифы. Идет странная электрификация города без строительства новых подстанций. Все дело в том, считает Сергей Морозов, что целый каскад высоковольтных опор предназначен для продажи электроэнергии в Китай.

"Мы не можем найти, где находится подстанция, к которой ведут провода. Мы выходим на берег Амура в районе таможни и мы на ту сторону смотрим, на той стороне стоит точно такой же близнец этой опоры. Я не думаю, что из глубины Китая потянули электроэнергию. Или это стоит столб у них для сушки белья на той стороне?".

Пока на сегодняшний день все работы энергетиками приостановлены, идет судебное разбирательство. И жильцы домов по улице Пушкина надеются выиграть этот процесс, поскольку закон на их стороне. Выкопанный под опору котлован четырехметровой глубины тем временем остался без присмотра. На неогороженном опасном объекте теперь резвятся дети.

В эфире Пятигорск, Лада Леденева: В 20-х числах октября в отделениях почтовой связи Пятигорска было людно - горожане толпились в очередях на получение заказных писем из пенсионного фонда. В конвертах каждый из адресатов обнаружил извещение о состоянии индивидуального пенсионного счета, а также бланк заявления, позволяющего выбрать инвестиционный портфель или управляющую компанию, попросту говоря ту структуру, которой будущий пенсионер доверит накопительную часть своей пенсии. Так же обращение, в котором говорится, что сделать этот выбор нужно не позднее 15 октября. А, значит, сами того не ведая, с выбором граждане опоздали. Как выяснилось из разговоров с прохожими на улицах Пятигорска, кое-кто из них до сих пор из них не получили подобного письма.

Вы получили письмо из Пенсионного фонда? "Нет еще. Особо нас еще не коснулось"

"Плачу в Пенсионный фонд, но пока ничего не получал". Те же, кто получил заказные письма от Пенсионного фонда России, пребывают в твердой уверенности в том, что с управляющей компанией они опоздали, причем либо по вине Пенсионного фонда, либо из-за халатности работников связи, доставивших письма после 15 октября, несмотря на то, что в Пятигорск, судя по почтовому штемпелю, они пришли из Москвы еще в конце прошлого месяца.

"Я получила, но получила его поздно, где было сказано, что до 15 октября нужно прислать данные, куда бы вы хотели, в какую фирму деньги свои для накопления. Но получила я его 18, и поэтому смысла в том, что оно пришло, уже нет".

"Там нужно было до 15 числа выбрать этот фонд, если я хочу. Но я его получила аж 19, поэтому я не успела никакой фонд выбрать".

Как оказалось, многие из опрошенных пятигорчан не знают о том, что срок выбора компании продлен до 31 декабря этого года.

"Первый раз слышу, нигде не читала даже". Кроме того, несмотря на наличие у граждан страхового пенсионного свидетельства, а, значит, существования единого лицевого счета, на который стекаются сведения со всех мест работы, даже если они находятся в разных городах, Пенсионный фонд указывает далеко не все взносы с мест работы по совместительству. За разъяснениями я обратилась к заместителю начальника пятигорского управления Пенсионного фонда Алевтине Фомичевой.

"Это первый год. Не сработало. И проблемы с почтовой связью были. Что-то сработало, что-то не сработало. И когда при мизерных отчислениях мы должны все нюансы убрать. Вы понимаете, такого не бывает. Люди разрабатывали программу, возможно, где-то какие-то сбои есть, мы должны с вами и проверить".

Как оказалось, несмотря на активную работу сотрудников пенсионного фонда, многие из жителей Пятигорска пока не могут разобраться в тонкостях пенсионной реформы.

"Мне прислали конверт, там ни одной частной компании не было написано, просто заполнить бланк, а куда, кому, дяде, тете или в какой-то банк или в какую-то компанию частную".

"Разъяснений никто нигде никаких не давал, ни на работе, ни в Пенсионном фонде. Может быть, в газете было, в "Пятигорской правде", несколько статьей. Но, в принципе, чтобы что-то понять, какой-то вывод сделать, ничего это невозможно. Там, видимо, они делали для себя, какие-то статьи писали. То, что они понимают для них, но не для людей, для нас, допустим, простых смертных, я ничего не поняла".

Алевтина Фомичева возражает:

"Об этом говорят все СМИ, начиная от российского телевидения".

Кроме того сегодня Пенсионный фонд занимается конвертацией пенсий, то есть подсчетом пенсионного капитала, накопленного до 2002-го года. Судя по реакции первого попавшегося в телефонном справочнике работодателя, конвертацией пенсии занимаются далеко не все руководители пятигорских предприятий.

"Я этим еще не занимался. Я слышал краем уха, что теперь пенсию нам выплачивать коммерческая структура, в которую мы сейчас вложим свои деньги. Я не знаю".

А будущие пенсионеры и вовсе впервые слышат это слово.

Вы участвуете в конвертации своей пенсии?

"Первый раз вообще слышу такое слово".

"Я, честно говоря, в такие дела не вникаю".

"Даже не знаю. А что это?".

По словам Алевтины Фомичевой, новый продленный срок доставки писем из пенсионного фонда истекает 1 ноября.

В эфире Саранск, Игорь Телин: Жители населенных пунктов Мордовии, получивших в последние годы статус поселков, требуют возвращения себе статуса сельских жителей. Только за этот год в различные инстанции поступили обращения от жителей трех селений в пригородах Саранска. Сейчас возвращения статуса села потребовали и жители крупного районного центра Мордовии - поселка Кемля. Директор местного краеведческого музея Маргарита Тарасова рассказала, что ранее поселок относился к Нижегородской области, в начале 30х годов вошел в состав Мчалковского района Мордовии. А так как по количеству жителей он больше, чем расположенное через речку село Ичалки, то решили именно Кемлю сделать районным центром, оставив, правда, старое название района Ичалковский.

"Просто у нас район остался Ичалковский, здесь разница только речка наша Кемлятка и все".

Но, как оказалось, есть разница и посущественнее, связана она с земельным налогом, который платят жители обоих населенных пунктов. С недавних пор его ставка напрямую увязана со статусом селения. Жители поселка платят за сотку земли в сто раз больше, чем жители села, а потому, как рассказала глава местной администрации Клавдия Носкова, кемлянцы стали отказываться от ведения приусадебного хозяйства.

"Если раньше мы выдавали до 60 гектар, то сейчас у нас буквально до 11-12 гектар. Это последствия того, что очень много платить земельного налога".

Сейчас в Мордовии в городах и приравненных к ним рабочих поселках с одного квадратного метра личного подсобного хозяйства взимается земельный налог в размере 26 копеек. В селе фактически та же сумма, но уже со ста квадратных метров. Дешевле в селе стоит и электроэнергия.

"Земельный налог очень волнует, очень высокий у нас земельный налог. За домом у меня земли нет, приходится брать ее в поле, а земля там очень дорогая. Мне приходится платить очень большой налог. Лично меня, я не знаю, как остальных, но лично меня это не устраивает. Потому, что живем в селе, в деревне, без земли нам здесь не прожить".

Поселок непосредственно граничит с селом Ичалки. Жители обоих населенных пунктов работают в одних и тех же сельхозпредприятиях, однако различный официальный статус села и поселка ставит их в неравное положение. Жители Ичалок налогов платят меньше, чем жители Кемли. Именно это и вынудило жителей Кемли требовать пересмотра статуса райцентра. Для решения проблемы провели референдум. В отличие от выборов с характерной для них низкой явкой, в голосовании по вопросу "отнесения поселка Кемля к категории сельского населенного пункта и преобразования местной администрации в сельский совет" приняло участие более 90% кемлянцев, занесенных в списки, что говорит о большой значимости для них этого вопроса. Даже дождь не помешал придти на участок.

"Очень активно. Такой дождь, ливень, можно сказать, и все равно они приходили и голосовали за село".

За то, чтобы вернуть Кемле статус села высказались 3074 жителей райцентра, это 99% населения. И лишь 35 человек проголосовали против, в основном это молодежь, желающая числиться в горожанах, а не в сельчанах. Но, как бы то ни было, референдум состоялся и теперь все материалы переданы в Госсобрание Мордовии, которое и вынесет свое решение по этому вопросу.

В эфире Йошкар-Ола, Елена Рогачева: Первый всероссийский фестиваль финно-угорской прессы, прошедший в Йошкар-Оле, продемонстрировал, что финно-угорский мир России разрознен. Это почувствовалось в том, что на мероприятия съехались только те издания, учредителями которых являются органы исполнительной и законодательной власти регионов. Организовали фестиваль государственный Комитет по делам печати, Министерство культуры Марий-Эл и региональное отделение "Медиасоюза" на деньги республиканского бюджета. В марийскую столицу приехали 28 человек из 9 регионов страны. Официальную версию того, почему в этой встрече не участвуют независимые издания, изложил пресс-секретарь Комитета по делам печати Иван Земцов.

"В основном на фестивале присутствуют редактора или корреспонденты республиканских изданий, которые мы привычно называем государственные. В ходе подготовки фестиваля возникли некоторые проблемы, связанные с техническим оповещением отдельных изданий. Поэтому мы работали по линии исполнительных органов власти. Все делегации, которые прибыли на этот фестиваль, сформированы либо министерствами печати, либо комитетами по печати финно-угорских регионов".

Возможно, не только плохая связь стала причиной ограниченного числа делегаций. Накануне фестиваля Всемарийский совет пытался обратиться к средствам массовой информации и общественным организациям с просьбой проигнорировать мероприятие. О том, что подтолкнуло Всемарийский совет к бойкоту, говорит член его президиума Георгий Пирогов.

"В республике Марий-Эл на сегодняшний день беспрецедентное ограничение свободы слова. Об этом известно давно общественности России. И нас несколько удивляет инициатива государственных органов республики Марий-Эл о проведении здесь фестиваля финно-угорской прессы. Причем она вначале была объявлена громко как международная, затем стали говорить как о фестивале всероссийской финно-угорской прессы, затем стали даже заговаривать о региональной. Вначале ожидалось очень большое представительство, затем объявили в средствах массовой информации о том, что это будет день открытых дверей, куда могут придти все желающие. Постепенно статус этого фестиваля падал, падал, падал. Мы считаем, что это неслучайно. Потому что, по нашим сведениям, правозащитные организации России, в особенности Фонд защиты гласности Симонова выступили с просьбой бойкотировать это мероприятие. Потому что странно было бы проведение такого фестиваля в регионе, который один из самых неблагополучных, может быть, самое неблагополучный в Российской Федерации сегодня по свободе слова. 18 газет в республике Марий-Эл печатаются в соседней Кировской области".

В эфире Самара, Сергей Хазов: "Самое незабываемое впечатление от подземелья осталось после того, как я поставил над собой эксперимент - почти две недели жил в полной темноте в штольнях".

Исследование подземелий или, как чаще говорят, диггерство увлекало Бориса Кельменева с детских лет. Школьником он любил изучать заброшенные штольни и гроты в окрестностях Самары. Увлечение не забыл и в студенческие годы, и позднее, когда Борис работал в местной службе Министерства по чрезвычайным ситуациям. Сейчас Борис Кельменев - единственный самарский профессиональный диггер, член краеведческой исторической ассоциации "Авеста". Самые необычные подземелья созданы природой, поделился Борис.

"С потоком воды мы сталкивались весной. Мы ездили изучать так называемую Золотую пещеру в районе села Свирейка. Весной мы наблюдали, как большое количество талых вод просто уходило под землю мощным потоком".

Как и в любой другой профессии, у диггеров существует свои правила. "Самое главное - осмотреться, а уже потом лезть в неизведанные дебри. Кое-где и свет опасно включать, поэтому фонарик зажигается при входе, а не внутри. Обычно набор диггера: фонарь хороший, причем не один, а желательно иметь два или три, комплект батареек, комплект аварийной аптечки, комплект питания, термос с чаем, хороший комбинезон, каска, естественно, перчатки. Чтобы стать диггером, нужно желание открыть какую-то тайну. Идя под землю, нужен дух исследователя. Диггерство - это изучение родного края, родного города, его истории. Надо проявлять любознательность, рвение. Но нужно пользоваться главным девизом - не навреди. Пришел, увидел, изучил - это хорошо, но, самое главное, не навредить.

Любое подземное сооружение диггеры называют объектом. И если природные объекты в окрестностях города более или менее изучены, то подземная Самара хранит немало тайн.

"В Самарском и Ленинском районах у нас находятся очень серьезные объекты, проникнуть туда достаточно сложно, очень многие объекты просто завалены и заложены таким образом, что просто технологическая сложность туда проникновения. Для того, чтобы сначала куда-то залезть, надо посидеть за книгами. Под городом происходят усадки, утряски, различные воды подтачивают, дома оседают, троллейбусы, автобусы проваливаются".

Последний подобный случай произошел в сентябре, когда на набережной под асфальт провалился пассажирский автобус. ЧП обошлось без жертв. Пытаясь составить карту подземной Самары, диггеры не раз обращались в мэрию, прося помощи в уточнении плана подземных коммуникаций. Однако на все запросы чиновники отвечали молчанием, рассказал Борис Кельменев.

"Власти скрывают всю подземную структуру города, исследования не ведутся из-за того, что нет финансирования. Положение достаточно печальное и сложное".

Кроме создания карт подземной Самара есть у Бориса Кельменева еще одна диггерская мечта:

"Каждый раз, идя в новый объект, ожидаешь увидеть что-нибудь такое, чего до тебя не видел никто или то, что уже давным-давно забыто".

В эфире Пенза, Наталья Ратанина: Скоро 15 лет как прекратила свою работу фабрика по производству ворсовых шерстяных ковров в селе Соломинка Пензенской области. Без работы остались более 50 высококлассных ткачих, две из которых Любовь Прокофьевна и Мария Кузьминична согласились поговорить, попросив не называть их фамилии. По их словам, ковровая фабрика давала возможность работать жителям села, разрушилась на их глазах. Исчезло уникальное ремесло, которому более ста лет. Ковры, произведенные в Соломинке, стоили недешево, и были зачастую произведениями искусства. До сих пор ходят легенды о ворсовом, чисто шерстяном ковре ручной работы с лермонтовской тематикой, он так и называется - "Тарханы". Но это все в прошлом. Сейчас наступили нелегкие времена и о знаменитых коврах Соломинки предпочитают не вспоминать, тем более, что очень много бытовых и социальных проблем. Основная из них - безработица. Говорит Мария Кузьминична:

"Даже в другой раз и не знаешь, как выжить. Зарплату не платят. Единственное, выживаем своей скотиной. Есть скотина, есть силы, значит выживешь. Уезжает на заработки молодежь, а мы, старики, остаемся существовать. Прожили день, и слава богу".

С бывшей подругой по работе соглашается и Любовь Прокофьевна, которая тяжело переживает отсутствие самого необходимого в селе:

"Газа нет, вода есть, но колодцы. Дороги такие грязные, что не подъедешь, не подойдешь, и никакого транспорта не ходит, люди бедные живут, пенсионеры, и никаких условий нет. Телефона даже нет. Есть телефон у почтальонши, она не разрешает ни позвонить, ничего. Сломаешь ногу или какое горе, как хочешь, так и добирайся. Вот в таких условиях люди живут".

Руководство пензенского профессионального училища № 4 пытается возродить, конечно, не село, пришедшее в упадок с сокращением работы фабрики, а былую славу соломинских ковров. Но группа учениц создает лишь гобелены, потому что техника ткачества ворсовых ковров просто-напросто забыта. Жители Пензы были немало удивлены, когда я задавала им вопросы о местных коврах, никто ничего не знает. Только пенсионерка Мария Лепницкая призналась мне в том, что в ее доме есть соломинский ковер.

"Ковер, действительно, очень хорошего качества, причем использован русский колорит. В свое время мне совершено не нравился, я даже осуждала, говорила: "Мама, у тебя вкус необыкновенный". Только по прошествии времени я поняла, что ему просто нет цены".

В эфире Якутск, Сергей Суранов: В авторской школе Нины Алексеевой на всю школьную программу отводится шесть лет. Здесь в первом классе детишки успевают освоить программу трех учебных лет и так далее. 12-13 лет - стандартный возраст ее выпускников. Феноменальная скорость обучения при изумительном качестве. Два этих, казалось бы, взаимоисключающих результата стали очевидны уже в 1999-м году при первом выпуске новой школы. Тогда 24% выпускников стали золотыми и еще 27% серебряными медалистами, и все выпускники сразу поступили в вузы. В школу Алексеевой не отбирают явно одаренных детей. В тот самый первый набор брали даже детей из числа потенциальных двоечников, по приметам обычных учителей, не эксперимента ради, просто детей стали набирать очень поздно - 28 августа, к тому времени мало-мальски заботливые родители уже давно успели пристроить своих детишек в престижные школы. Нина Алексеева:

"Я очень уверена, что любого ребенка можно очень сильно интеллектуально развивать".

В чем же секрет школы Алексеевой? Наталья Алексеева, директор фонда по реализации концепции учителя-новатора из Якутска:

"Раньше про нас говорили, что мы используем гипноз. Просто никто не понимал, как можно взять двоечника-троечника, а мы раньше именно таких и набирали, через год он два класса осваивал, он писал сочинения так, что ему давали либо золотую медаль, либо серебряную медаль. И как мне про одного мальчика сказали, что "я лично его учила, я знаю этого ребенка. Я когда узнала, что он закончил вашу школу с золотой медалью, что поступил в Российский государственный университет нефти и газа Губкина, я в это поверить не могу, как он туда поступил".

Новая школа успевает дать знания ребенку еще до того, как у него пропадет интерес к ней. Выпускник получает диплом о среднем образовании в 12-13 лет. В обычной школе 16-летнего подростка начинают мучить совсем даже не школьные проблемы и желания. Впрочем, это мое предположение, наверняка, только незначительная часть правды. А вот раскрыть все карты своей методической системы Нина Алексеева будет готова только после того, как получит патент на свое изобретение. Но пока в России это невозможно.

"Технология интеллектуальности - это первый этап только реализован. И такие большие успехи. Дальше много есть у меня - технология одаренности и технология гениальности".

А какие перспективы на то, чтобы реализовать в полной степени вашу концепцию?

"Вряд ли в России получится. Непонимание, они даже не информируют Россию, что есть такая школа, есть такие успехи. Отношение очень плохое. А ведь в 99-м году 12-летние дети поступили в Якутский государственный университет. Умалчивают, постоянно умалчивают".

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев: Предприниматель из республики Коми Валериан Болотов ведет судебный процесс, который ему, наверное, никогда не закончить. Началось это в 94-м году, когда он, опытный инженер, и его жена решили попробовать себя в бизнесе. Они организовали коллектив, который занялся установкой охранной аппаратуры. Дела пошли успешно. Спустя полтора года удалось заключить выгодный, как поначалу казалось, контракт на установку противопожарного и сигнального оборудования в новом торговом комплексе, которым владело предприятие "Севергазторг". Работали более полугода, но за проделанную работу заказчики отказались платить. Им показалось, что с них запросили слишком дорого. Представитель "Севергазторга" заявил, что договор был Болотовыми подделан.

"Они послали сразу же в разные органы заявления, в прокуратуру, возбуждение уголовного дела, в отдел внутренних дел, в управление по борьбе с организованной преступностью, в федеральный арбитражный суд, назвав нас аферистами. Обвиняли в мошенничестве".

Более того, затем на свет появился якобы настоящий договор, уже с совсем другими, удовлетворяющими "Севергазторг" суммами. В ходе следствия выяснилось, что он-то как раз и был поддельным. А того, чтобы рассчитался за работу пришлось ждать три года. За это время много воды утекло. Произошел, например, злосчастный дефолт, деньги же выплатили без индексации. В строительных работах существует специальная методика, по которой рассчитывается конечная стоимость работы, с ее помощью компенсируется то изменение в ценах, что произошло от начала работы над проектом до его завершения и часа окончательного платежа.

"Первая оплата пошла по суду через три года, индекс за это время изменился примерно в два раза".

То есть вместо полной суммы, которая полагалась по индексации, деньги выплатили в номинале трехлетней давности. Валериан Михайлович подсчитал, что он и его работники потеряли в нынешних деньгах примерно двести тысяч рублей. На эту оставшуюся половину Болотов подал в суд, и вновь суд удовлетворил его требования, но опять с опозданием по индексации. Болотов подал новый иск.

"Каждый раз, добиваясь доплаты через суд, мы отстаем по доплате на два года, на три года. В мае 2002-го года последний раз заплатили 16 тысяч, тогда уже индекс был 21, а договор был заключен на индекс 4. Получается, за эти годы индекс изменился в пять раз, то есть подорожание за эти годы с 95-го по 2002-й в пять раз".

При этом каждый раз сумма становилась все меньше и меньше. Но для Болотова дело уже стало принципиальным, Сыктывкар город маленький, здесь все хорошо знают друг друга, поэтому репутация честного человека стоит дорого. Для Валериана Михайловича было важно рассчитаться до копейки со всеми своими сотрудниками и доказать, что задержка случилась не по его вине. О том, что возобновить свое дело, он уже не думает, тот случай фактически его начинания похоронил.

"Желание потерялось совершенно. И потом, когда мы начинали, конкуренция была не такая острая. Мы шли впереди. А за это время очень много фирм организовалось, которые занимаются в этой сфере деятельность. Все люди ушли в другие организации".

Вообще Болотов считает, что у мелкого бизнеса в строительстве нет перспектив. Это большие фирмы могут держать юристов, вести долгие тяжбы, у них всегда есть деньги, чтобы покрыть незапланированные затраты. А такие, как Болотовы, в подобных инцидентах разоряются моментально. Поэтому сейчас цель Валериана Михайловича - создать судебный прецедент, чтобы другому предпринимателю на его месте уже было легче.

"Мы хотим добиться, чтобы ответчик осознал, что Болотовы правы, и добровольно заплатил оставшуюся сумму и тем самым исключил повод судебного разбирательства. Или же арбитражный суд осознал, что Болотовы правы и давайте примем решение, и у Блотовых потом не будет повода подавать в суд. То есть доплата закончена и история закончена. К сожалению, нет никакой уверенности в том, что такой момент осознания когда-нибудь наступит".

Последний иск Болотова всего на 20 тысяч рублей. Он уверен, что полностью его требование удовлетворено не будет. Ну что ж, тогда он подаст новый иск - справедливость того стоит.

XS
SM
MD
LG