Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час

  • Олег Семякин

В этом выпуске: Почему противникам создания Пермского края не дают слова; Нижегородские учителя голодают; Какой должна быть платная школа в Магнитогорске; Строительный бизнес в Кемерове как уголовное преступление; Автостоп от Самары до Африки доведет; Воркута: почему переселенцы возвращаются на Север?; Белгород: школьные завтраки как фактор риска; Омск: за долги колхозов вновь рассчитываются налогоплательщики; Екатеринбург: работа за границей - успех или рабство?; Саратов: художники не хотят жить по законам оврага.

В эфире Пермь, Олег Семякин: Через две недели в России выборы в Госдуму, а в Пермской области событие для региона еще более значимое - 7 декабря пройдет референдум об объединении Пермской области и Коми-Пермяцкого округа. В Перми, да и в Коми-округе практически никто не сомневается в положительном исходе референдума. Социологические исследования показывают, что более половины избирателей готовы проголосовать за объединение, в том случае, конечно, если они вообще придут на референдум. Статистика последних лет показывают, что в относительно благополучной Пермской области люди ходят на выборы крайне неохотно, обычно в них принимают участие 20-30% избирателей. Для того, чтобы референдум состоялся, к урнам должны придти более половины от общего числа избирателей. В сентябре в Перми миллионным тиражом стала выходить газета "Пермский край", практически все автобусы, троллейбусы и трамваи, магазины и прочие публичные места заклеены агитационными листовками. В крупных городах Прикамья практически повсеместно развешаны растяжки "Пермский край". Даже в школах учителя рассказывают детям о том, почему надо придти на референдум.

Далеко не все в Перми и в Коми-округе в восторге от того, с каким энтузиазмом власти раскручивают бренд "Пермский край". На фоне этой агитации совсем не слышно оппозиции, а она есть и Перми и в Коми-округе. Пермский журналист, обозреватель электронного издания "Новости. Перм.Ру" Константин Духонин считает, что все это заставляет задуматься о демократичности проведения референдума.

"Есть люди за объединение, их слышно, видно, они выступают, светятся, и есть люди, которые против объединения, не только в Коми-округе, но в Перми есть. Но в Коми-округе они более-менее организованно действуют, а в Перми это какие-то разрозненные мнения. То есть говорят, что все за объединение, противоположной точки зрения нет. То есть не представлена абсолютно точка зрения альтернативная, в первую очередь Коми-Пермяцкой оппозиции".

Противников объединения Пермской области и Коми-округа в том виде, в каком это происходит сейчас, немного. По данным социологов, против объединения двух субъектов федерации будут голосовать примерно 13% избирателей. Оплотом оппозиции является столица Коми-округа Кудымкар. Здесь действует координационный совет "За будущность округа". Его возглавляет бывший председатель Окружного парламента Иван Тщетин. Как утверждает господин Тщетин, он и его сторонники не против объединения в принципе, однако в договоре между нынешними властями округа и области ничего не говорится о том, как будет развиваться экономика Коми-округа после утери им самостоятельности и как это в конечном итоге отразится на уровне жизни коми-пермяков. Однако донести свои опасения до населения округа Тщетин и его сторонники не могут.

"Средства массовой информации получили задание работать только на объединение, другая точка зрения не пропускается. Много раз мы пытались, но даже прямая установка Президента по приезде сюда не выполняется. Президент четко сказал: граждане, идя на референдум, должны осознанный выбор сделать, а для этого должна быть всесторонняя объективная информация. К сожалению, пропускается только все, что говорит за объединение. Если говоришь "за", пожалуйста, тебе "зеленую улицу" во всех газетах, на телевидении окружном, на радио, если же "против" - нет".

Сторонники же объединения в Перми считают, что мнения оппозиции не слышно просто потому, что та не может привести внятные аргументы против. Главный редактор газеты "Пермский край" Олег Андрияшкин даже сожалеет, что в прессе не ведется дискуссии по этому поводу.

"Нет предмета дискуссии. Было бы интересно с той же газетой "Пермский край" вступить в дискуссию с внятным противником объединения. Но этого нет, этого не существует. Я в этом усматриваю даже отрицательную сторону, поскольку отсутствует какой-то спор, соответственно, снижается интерес к выборам и, соответственно, явка будет ниже, чем она могла быть, если бы такой интерес был".

Куратором объединения Пермской области и Коми-округа является Николай Яшин, еще недавно он был заместителем губернатора Пермской области, сейчас Яшин возглавляет Фонд развития федеративных отношений "Пермский край". Именно он дирижирует процессом объединения и всей рекламной кампанией вокруг него. Но даже этот чиновник признает, что пока до полной поддержки населением идеи объединения еще далеко.

"Сказать, что сегодня все обладают полным, необходимым набором информации, конечно, сказать это не могу. Поэтому сегодня инициативные группы переместили центр тяжести своей работы в трудовые коллективы, где идут встречи, обсуждения вопросов объединения. Достаточно активную позицию теперь занимают наши руководители предприятий и организаций. Мне кажется, что за оставшееся время у нас есть возможность, чтобы большая часть населения все-таки реально представляла, что такое референдум, какие вопросы вынесены, и какие последствия референдума будут для каждого жителя".

Тем временем, агитация за объединение Пермской области и Коми-Пермяцкого края пришла уже в школы. Преподаватели истории, обществоведения, русского языка и литературы во всем Прикамье получили распоряжение рассказывать детям на уроках и классных часах про общность традиций и образа жизни коми-пермяков и жителей Пермской области. По мнению учителя истории пермской школы № 28 Риты Асташевой, несмотря на то, что дети голосовать не пойдут, они обязательно напомнят родителям о референдуме.

"Если на классных часах или на уроках обществознания этого вопроса коснуться о референдуме, дети ведь все равно придут домой, возможно, будет какое-то обсуждение. Мы не можем заставить родителей, взрослых придти на избирательные участки, но попытаться еще раз им объяснить об их праве, о необходимости надо попробовать".

Удастся ли школьникам убедить своих родителей придти на референдум, станет ясно уже совсем скоро.

В эфире Магнитогорск, Ксения Харламова: Платное образование в новой России ведет свой отсчет с декабря 95-го года, когда Госдума приняла закон, разрешающий обучение за деньги. С той поры этот рынок активно осваивали все образовательные ступени, бесспорным лидером среди которых была и остается высшая школа. Обыкновенные средние школы долгое время оставались в стороне, видя воочию, что не всем родителям такие услуги по карману.

"Я одна, у меня ребенок в 9 классе, старший еще не работает после училища. Мне тяжело колотиться за все это".

Но мысль о необходимости качественного образования, пусть даже и платного, все прочнее входит в структуру семейных расходов.

"У меня не так вопрос стоит, у меня, сколько нужно, столько я и плачу. У меня дети в секции ходят, в художественную школу, сын на подготовительный в техникум ездит. Так что, куда надо, туда и плачу".

В сентябре этого года Минобразование сделало решительный шаг по развитию платных образовательных услуг именно в школах, выпустив документ, существенно упрощающий порядок оформления необходимых документов, и школы принялись наверстывать упущенное. Три года назад из 70 городских школ платные образовательные услуги оказывали всего две, сейчас их более двадцати. Как считает начальник управления образования администрации Михаил Эленбоген, этот процесс формирует новую среду в школьном образовании.

"По большому счету это стремление начинает формировать в образовательном пространстве конкурентную среду. Далеко не каждой школе удастся работать за хорошие деньги. Заработает только та школа, которая предложит хорошее качество образования. Это сегодня может не большинство, а только меньшинство учреждений".

Большинство школ, свидетельствует управление образования, пока просто выжидают, уповая в основном на благотворительность родительских комитетов. Да и директора школ не всегда видят в платном образовании спасение от бед.

"Я против этих вещей в душе, против вообще платных образовательных услуг. Понимаете, здесь мы несколько нарушаем единение души ребенка и учителя. Я считаю, что зарплата учителя должна быть такой, чтобы он работал непосредственно с точки зрения душевного порыва, тогда можно контакт найти с ребенком более действенный".

Говорит директор 28 средней школы Анатолий Буданов. Его школа оказывает платные услуги совсем недавно, зарабатывая в месяц три тысячи рублей. По словам Анатолия Буданова, труднее всего убедить в необходимости платных образовательных услуг самих учителей.

"Учитель не всякий берется, потому что он чувствует ответственность, которую на себя он берет. Трудности связаны с несвоевременной курсовой переподготовкой, нестабильность программ и, наверное, в определенный момент времени расхоложенность была, потому что с такой минимальной заработной платой человек не отдавал себя полностью так, как это положено".

Недостаточная квалификация таких педагогов вызывает справедливые нарекания родителей.

"Хотелось бы видеть сначала программу, как программа выполняется преподавателем. Хорошо было то, что уроки можно было посещать, посмотреть. Но программу мы так и не видели, не велись словари, учебники, которыми пользовались, они были растянуты во времени".

Соглашаясь на платные услуги в школах, родители предъявляют жесткие требования к их качеству.

"Все страна медленно переходит на платные услуги, это видно. Сейчас выбирают какое-то направление. Допустим. Как Великобритания, технические классы - это с пятого класса шуруем, как обслуживать машины. Знания должны быть глубокие хотя бы в одной сфере. Поэтому я готова платить за платные уроки, но какие мы выберем, которые нам пригодятся в будущем".

Родители солидарны в одном - вложения в образование ребенка необходимы. Но пока средние школы проигрывают тем, кто раньше вышел на рынок. Но есть и другой пример. С начала года на базе 19 городских школ работают курсы по подготовке в вузы. В первой четверти здесь занимались 250 человек, а после нового года ожидается, что число слушателей таких курсов вырастет до 400 человек. Это самый масштабный и финансово успешный проект по предоставлению платных образовательных услуг. Как говорят в управлении образования, скоро вузам придется поделиться со школой популярностью подготовительных курсов.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: Повышение зарплаты бюджетникам на 30% мало что добавило учителям и врачам. Особенно это заметно в сельской местности, где школы финансируются настолько скудно, что питание для детей организовано по самым минимальным стандартам. Капустный салат, макароны с сыром, хлеб и компот - это типичный обед в некоторых сельских школах. Но и такой не всякому доступен, 180 рублей на питание ребенка в школе выделить может не каждая сельская семья. Альбина Мазурова из деревни Костино в Нижегородской области на свою дюжину детей получает пособие всего в 560 рублей.

"Я на 12 детей получаю 560 рублей, я больше никакой помощи не получаю".

Школа может обеспечить для этой семьи бесплатное питание только двоим первоклассницам, мальчики в школе не обедают. От голода у детей болит голова, случаются обмороки, рассказал директор сельской школы Лев Штурмин:

"Были случаи, что ребята у нас падали, синие уходят с урока. Стоят у столовой, хотят есть, а денег у родителей нет".

Алеша Мазуров из многодетной семьи в школе не питается, он говорит, что часто болит голова, бывают обмороки, подорвано здоровье, а более обеспеченные дети еще и дразнят. Бесплатных обедов хватает лишь на 7% из 300 детей, которые учатся в той же школе. Но количество получающих питание школьников сокращается, не всегда хватает и на нищенские зарплаты учителей. Говорит Нина Вахрушева, лидер нижегородского профсоюза системы образования:

"Ставка молодого учителя с высшим образованием была 910 рублей, сейчас она в соответствии с этим документом будет составлять 1220 рублей. Прожиточный уровень в нашей Нижегородской области составляет сегодня 2470 рублей. То есть даже половины уровня прожиточного у нас нет ставки".

Учителя просто в отчаянии. Жить на такую зарплату больше невозможно. Говорят нижегородские учителя:

"Получаешь деньги, которых хватает только на хлеб и на проезд".

"Мы не можем уже работать за нищенскую зарплату. Нам очень сложно, на нас смотрят дети, а мы не можем достойно жить".

"Сегодняшний учитель низведен самого низкого материального положения, на самом низком материальном уровне. Это стыдно. Стыдно не только нам, стыдно должно быть государству. Учитель не должен вызывать жалость ни у родителей, ни у детей".

"Учителю сейчас только прямой путь - на рынок".

В бюджете следующего года повышение зарплаты учителям не предусмотрено, хотя чиновники будут получать вдвое-втрое больше.

В эфире Кемерово, Наталья Гузева: Уже третий год длится суд над предпринимателем из города Белово Кемеровской области. Человека судят за преступление, которого он не совершал. В 1998-м году Виктор Курносов занимал должность генерального директора фирмы Торговый дом "Строитель". Качество работ, выполненных Курносовым, многих устраивало, заказы на ремонт помещений, школ, детских садов и так далее ему поручало и руководство города. Была у Курносова и лицензия на этот вид деятельности. 22-го июля 1998-го года срок действия лицензии заканчивался, потому 14 июля Виктор Валентинович обратился в Департамент лицензирования областной администрации с просьбой о продлении лицензии. Но денег на оплату сразу не нашлось, и новую лицензию Торговый дом "Строитель" получил лишь в начале следующего года. Вот и получилось, что несколько месяцев фирма Курносова работала как бы нелегально. Через некоторое время как бы безлицензионным периодом в жизни Курносова заинтересовались работники налоговой полиции. Изъяли документацию фирмы, проверили и предложили Курносову такой вариант: ты, мол, работал незаконно, лицензию своевременно не выправил, поэтому сознавайся в преступлении. Заплатишь штраф, может быть, две-три тысячи рублей и на этом дело закончится. Курносову ничего не оставалось, как принять условия. Но все оказалось значительно сложнее. Выяснилось, что действия предпринимателя подпадают и под статью 171 часть вторую Уголовного кодекса Российской Федерации, и речь здесь идет не о банальном штрафе в пару тысяч рублей, а о тюремном заключении.

"Я и не помышлял о том, что за то, что я работаю и отчитываюсь за мою работу перед налоговой инспекцией за каждый рубль, за каждую копейку и какое-то уголовное дело могут на меня завести. Я даже не подозревал этого. Тем более, что все следователи, которые со мной работали в налоговой полиции, они мне однозначно говорили - оштрафуют тебя на какую-то сумму, вот и все. А уголовное дело я увидел только тогда, когда оно было сверстано".

Судебная тяжба длится уже третий год. Виктор Курносов ходит по судам, и когда все закончится - неизвестно. По требованию прокуратуры, которая сейчас поддерживает обвинение, дело постоянно откладывается. Курносова обвиняют в незаконном предпринимательстве и извлечении доходов в 61 тысячу рублей, хотя свидетели - заказчики, с которыми работала фирма Курносова, утверждают, что расчет за работу с Торговым домом "Строитель" в этот период производился по взаимозачетам или не производился вовсе.

"Хотя и говорят, что как это так, фирма работает себе в убыток, а на тот период, мы знаем прекрасно, что получить какой-то объект было очень сложно для того, чтобы просто где-то работать, для того, чтобы прокормить детей".

Адвокат Иван Морохин, который взялся отстаивать интересы обвиняемого, считает, что случай Курносова типичный и абсурдный одновременно, ведь на этот вид деятельности лицензии вообще не требуется.

"Лицензия по закону положена на строительство социальных сооружений первого и второго уровней ответственности. А Виктор Валентинович не проектировал ничего и не строил с нуля ничего. Поэтому нельзя наказывать за отсутствие лицензии, которая была не нужна".

Иван Морохин также считает, что дело затягивается сознательно, и существенную роль здесь играет устройство российской судебной системы: если дело попало в суд, практически невозможно вынести оправдательный приговор. И даже сейчас, при всех признаках невиновности Курносова, нельзя сказать, когда окончится эта история.

В эфире Самара, Сергей Хазов: "Я путешествую пять лет, и за это время я проехал автостопом от Смоленска до озера Байкал, это по долготе, и был почти во всех крупных городах".

Самарский студент Григорий Глухов недавно отметил свое 20-летие, среди подарков немало было географических карт, атласов, даже компас и карманная астролябия. Григорий уже пять лет увлекается путешествиями автостопом. Если сложить вместе все дни, проведенные молодым путешественником в пути, получится ни много, ни мало 715 дней. Григорий рассказал, что впервые решился отправиться в путешествие пять лет назад, еще учась в школе.

"Поехал в Крым. Хотелось увидеть море и хотелось поехать автостопом. Я перед этим очень много читал про автостоп, и решил сам себя испытать".

Автостоп как средство передвижения во время путешествий, был выбран неслучайно.

"Автостоп - это попытка путешествия без ограничений ваших возможностей. Потому что вы можете путешествовать любым способом: можете сесть на поезд, ехать в товарном вагон, можете ехать на попутках или даже подсесть на какой-нибудь корабль, можете идти пешком, все в ваших руках. Можете менять способ передвижения, вас ничто не стесняет, нет никаких билетов и, тем более, вы можете менять цель и конечный пункт назначения своей поездки в зависимости от того, что вам придет в голову. Поездка автостопом - акт аскетизма, потому что человек выбирается в какую-то поездку, но он заранее представляет, что ехать он будет не на подготовленном транспорте, он не будет иметь постоянного жилья и еды".

Сегодня, когда любители автостопа выбирают маршруты, ведущие в ближнее и дальнее зарубежье, Григорий предпочитает путешествовать по России.

"Автостоп - прежде всего попытка преодолевать расстояния по России с целью изучить эту страну как можно лучше. Потому что страна большая, узнать о ней из литературы, еще как-то, фактически, мне кажется, невозможно, тем более, пытаться осмыслить суть всех социальных взаимоотношений у нас сложных".

Поставив себе цель побывать во всех российских городах, Гриша постепенно воплощает эту задумку в реальность, привозя из каждого путешествия новые впечатления.

"Когда я начал ездить по тем областям, где я никогда не был, в частности, в Сибири. Красноярск очень милый город, там очень хорошо обустроены улицы открыт один из лучших музеев Европы - краеведческий музей Красноярска. Мне было очень интересно посмотреть его экспозицию. Вообще город оставляет очень приятное впечатление".

"Путешествуют автостопом чаще всего в одиночку, из-за этого с любителями экстремального отдыха, к которому относится автостоп, нередко происходят экстремальные ситуации.

"Однажды я спал под проливным дождем. Я пытался укрыться сеном, на мне был полиэтилен, но полиэтилен все время срывало ветром, который поднялся вместе с дождем. Мне пришлось спать под ливнем. Трудности, с которыми сталкивается человек в автостопе, они неминуемо связаны с отсутствием подготовленной еды и жилья, которые приходится находить, ориентируясь по обстановке. Очень важный момент, что психологически человек очень сильно устает в автостопе. Уже на пятый-шестой день человек выматывается и у него начинается апатия. Ее нужно преодолевать и это, наверное, самая большая трудность, особенно в длинных поездках".

В будущем, объехав автостопом всю Россию, Григорий Глухов мечтает побывать в Европе и Центральной Африке.

В эфире Воркута, Николай Зюзев: Из Воркуты в ближайшие годы должны выехать на жительство в другие регионы страны около 50 тысяч человек, половина города. Стоит это, естественно, очень дорого, и власти республики Коми активно ищут деньги. Но деньги это еще не все, важно, как они распределяются. Бывший горняк Валерий Бородуля ранее состоял в комиссии по переселению.

"Простая истина, мы еще в 96-м году предлагали: ребята, ничего не надо придумывать, если вы о рынке говорите, то нужно только паспорт и деньги на руки".

Но по федеральной программе переселения воркутинцам стали выдавать не деньги, а квартиры, зато напрямую из Москвы. Местные власти это не устраивало. И вскоре нашли основание этот порядок изменить: якобы было плохо, что эта программа предназначалась лишь для работников ликвидированных шахт. Тогда Валерий Бородуля и вышел из комиссии по переселению.

"Потом в голову пришло местным региональным правителям, что, мол, это несправедливо. Начали доказывать, что одни горняки получают, больше никто не получает. Мы им сказали: ребята, возьмите семейный коэффициент. У горняка жена бюджетница, о чем еще можно говорить? Ни одного горняка нет, чтобы не было жены-бюджетницы. Нет. Раскрутили этот маховик у нас, давайте сделаем региональную программу. Это в 99-м году. Сделали региональную программу, ею уже руководили местные региональные чиновники, начиная от мэра города Воркуты и кончая главой администрации республики Коми. Вот тут и поехала кухня. Закупку и строительство жилья ведут через посреднические фирмы, без этого никак. Так получалось, что воркутинцев в Сыктывкар, а сыктывкарцев в Саратов. Темнили, кто как хотел".

Нагитула Хайдаров с женой пенсионеры, в прошлом геологи. Они получили квартиру в Подмосковье.

"Голый бетон, там жить нельзя. Температура зимой 12-14 градусов, выше не поднимается. Газа нет. Если там нужно жить, то надо начинать с капитального ремонта. Есть у меня справка с БТИ, там стоимость этого жилья сто тысяч, а фактически субсидию оформляли 390 тысяч. 290 тысяч - нет их. Куда девались?"

Валерий Бородуля подтверждает, что подобных случаев пруд пруди.

"Были случаи, что даже улицы такой в городе нет. Человеку дали документ, он приезжает, а там говорят - у нас и улицы такой нет. Это был такой здесь анекдот. Назад вернулся. Здесь многие сидят на контейнерах".

Александр Ильин один из таких переселенцев. Он приехал в Воркуту подростком в 47-м году к отцу, отец был репрессирован, на следующий год он умер, а семья так и осталась жить в Воркуте. Теперь у Александра Петровича уже внуки, квартиру они получили в Старой Руссе стоимостью, по бумагам, 450 тысяч, по оценке бюро технической инвентаризации вдвое дешевле.

"До сих пор не сдан дом. Шесть комиссий было, потому что колоссальные недоделки. Я на пятом этаже, плоская крыша, подъезд заливает с пятого по третий этаж. Семья вернулась сюда. Потому что отклеены обои, не работает сантехника, нет ни лампочек, ни дверей".

Александр Ильин, как и все выезжающие, был обязан в двухмесячный срок сдать квартиру.

"Я вернулся сюда, чтобы решить этот вопрос, мне отказали в прописке. Меня лишили пенсии с января месяца, у меня сейчас высчитывают квартплату в пятикратном размере здесь. У меня пенсия 2850, а квартплата 3100. Я сейчас типа бомжа".

Александр Петрович еще с 1972-го года на учете у медиков - больное сердце.

"С декабря по март месяц у меня было шесть вызовов "скорой помощи", последний вызов был, меня привезли в кардиологию, зав отделения кардиологической клиники Тюлькин отказался меня принять".

Причина оказалась проста - без регистрации в больнице не обслуживают. Потерпевшие от подобного переселения люди уже обращались за помощью во все инстанции, в том числе и правоохранительные. Реакции, как говорит Нагитула Хайдаров, везде одна:

"Абсолютно никого это не волнует".

Во всей Воркуте лишь одна программа переселения обходится без скандалов, она проводится по линии Всемирного банка. Там делают просто: на семью высчитывается требуемая сумма, затем люди сами ищут себе подходящее жилье, а банк за него рассчитывается и без всяких посредников.

В эфире Белгород, Оксана Быкова: В школе № 27 Старого Оскола 55 учеников начальных классов отравились в школьной столовой во время завтрака, который им приготовили работники городского комбината школьного питания. Причина - бисквитный рулет, который хранился здесь трое суток при температуре 25 градусов. Холодильник в школе не работал уже целый месяц. Через два часа после завтрака у детей началось недомогание. Школьники поступили в старооскольскую городскую больницу №1. Четыре ребенка находились в реанимации. Прокуратура возбудила уголовное дело. Проблема безопасности школьного питания взволновала родителей, чьи дети учатся сегодня в школах.

"Школьное питание, поскольку оно дешевое должно быть, поэтому им предлагают чай, булочку, бутерброд вкусный, но обязательно чай горячий".

"Конечно, за этим должен быть контроль санитарный очень большой, потому что дети - наше будущее. Если будут их кормить чем попало, на пережаренном масле, комбижире, то ничего хорошего мы не добьемся. Строгий контроль, тем более за детским питанием".

В гимназии № 3 Белгорода контроль за школьным питанием ведется постоянно. Три года назад директор гимназии Галина Заморозова заключила договор с частным кафе "Донец", потому что пришла к выводу, что с комбинатом школьного питания лучше дел вообще не иметь.

"Мы отказались от услуг комбината школьного питания только по одной причине, что не вовремя поставлялись продукты. Мы понимаем все трудности. Но дети есть дети, продукты все должны поставляться вовремя. И должны поставляться полуфабрикаты для того, чтобы здесь их быстро разогреть, так как у нас кухня небольшая, и в горячем виде подать детям. Когда нет сахара вовремя или когда нет соли вовремя, я считаю, что это безобразие. Поэтому нам три года назад выдалась такая возможность перейти от комбината школьного питания под руководство ООО "Донец", и я думаю, что мы не проиграли, ничего не потеряли, а только приобрели. Каждый день, например, бывает у нас либо капуста, либо морковка, либо свекла, каши разные, картошка, мясные блюда, сосиски. К тому же мы еще по Постановлению Правительства кормим детей 5-11 классов, суммируем дотацию и кормим один раз в неделю горячим питанием. Часть детей у нас бесплатно питается. Начальная школа вся у нас питается с доплатой, дотация и доплата, поэтому они получают горячее питание каждый. А часть детей, которые не наедаются, они питаются через буфет. В буфете тоже продукция вся свежая. Мы не оставляем вообще в холодильнике ничего".

В Белгороде, так же, как и в Старом Осколе, комбинаты школьного питания являются монополистами в приготовлении ученических завтраков и обедов, и как любые монополисты, они диктуют свои правила. Например, медиков 27 школы старого Оскола, где произошло массовое отравление детей, работники комбината школьного питания не подпускали к контролю за качеством пищи и соблюдением ее сроков реализации. Они требовали, чтобы за контрольные порции платились деньги. Оформить "развод" с комбинатом школьного питания не так-то просто. Всего три белгородские школы из 48 отказались от услуг этого комбината. И сделать это было сложно. По словам директора гимназии № 3 Галины Заморозовой, пришлось оформлять много бумаг и долго доказывать преимущества работы с другой фирмой. Сегодня комбинаты школьного питания - коммерческие предприятия. Они имеют монополию вне всяких конкурсов на использование дотаций из местных бюджетов на школьное питание. У этих комбинатов всегда есть кому продать свою продукцию, есть и деньги из местных бюджетов и доплата за школьное питание от родителей учащихся. Конкуренты в затылок не дышит, а дети в "книгу жалоб" свои претензии ни пишут, они только расплачиваются своим здоровьем, как это случилось с учащимися младших классов 27 школы Старого Оскола.

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская: Очередное списание долгов омским сельским предприятиям вряд ли сможет заметно улучшить их экономическое положение. К такому выводу склоняется большинство специалистов и наблюдателей. По данным экономического обозревателя Андрея Коломийца, налоговые долги сельхозпроизводителей области приближаются к миллиарду рублей. Правительственное постановление и указ губернатора Леонида Полежаева определяют правила рассрочки долга и списания части штрафов по давним долгам. Подобные меры уже применялись к сельским должникам, однако долги очень быстро накапливались снова. Говорит Андрей Коломиец:

"Третье списание налогов происходит уже за последнее десятилетие. Сумма долгов порядка 800 миллионов рублей по всем сельскохозяйственным и перерабатывающим предприятиям. Понятно, что эту сумму никогда не вернуть, потом что, даже если продать имущество, которым обладают предприятия, то не выручишь ее. Поэтому, с одной стороны, можно их всех обанкротить и закрыть, перераспределить их собственность, что, собственно, сейчас и делается. Но, с другой стороны, чистое списание долгов не совсем справедливо, потому что это та же самая советская уравниловка. Тот, у кого мало долгов, старался их не делать, он оказывается в том же положении, что тот, который ничего не делал".

По мнению одного из самых авторитетных сельских руководителей области Анатолия Беззубцева, воспользоваться возможностью уменьшить долговое бремя смогут немногие. Для списания пеней и штрафов нужно регулярно выплачивать основную сумму долга. Это условие могут выполнить только достаточно устойчивые предприятия. Долги по налогам и обязательным платежам имеют почти 500 предприятий. Пока на списание долга претендует только треть из них, 150 сельхозкооперативов и акционерных обществ. К концу осени надежду на прощение долгов получили только 32 предприятия, зато в список безнадежных должников попали 130. Как считает Анатолий Беззубцев, если к ним еще не пришли судебные приставы, должникам стоит готовиться к описанию и изъятию имущества и урожая. Можно попробовать работать еще больше или искать инвестора, но это, по мнению Анатолия Беззубцева, одинаково маловероятно. Впрочем, списание штрафов двухлетней давности ненамного улучшит положение, ситуация в сельском хозяйстве требует других экономических подходов. Между тем, для большинства селян банкротство однозначно ассоциируется с голодной смертью, а инвестор, если не с грабителем, то с помещиком. В этом с директором предприятия согласен и обозреватель Андрей Коломиец.

"Те же самые экономические проблемы сохраняются, поэтому большинство хозяйств, которым спишут эти долги, они нарастят их очень быстро, толку от этого списания не будет. То есть это явно популистский жест в преддверии думских и президентских выборов для того, чтобы сказать, какие мы хорошие и как заботимся о сельском хозяйстве. Польза? Единственное, для хозяйств, которые не по своей вине, старались хорошо работать и стремились наладить нормальный труд, до какого-то процента она будет, потому что перестанут ходить судебные приставы, арестовывать имущество продавать кому-то за бесценок".

Как считают мои собеседники, все последние годы государство говорило крестьянам: подождите, нам не до вас, у нас оборона, госбезопасность, антитеррористическая операция, ВТО. На все это находятся ресурсы и политическая воля, а на изменение жизни крестьян - нет. Поэтому, наверное, очередное списание долгов многим кажется банальным предвыборным ходом.

В эфире Екатеринбург, Светлана Толмачева: От ста тысяч до 150 тысяч российских женщин ежегодно становятся жертвами работорговли. Речь идет о выезде за рубеж через брачные бюро и через туристические фирмы, когда женщин преднамеренно вводят в заблуждение. В антикризисных центрах, куда обращаются пострадавшие и их родственники, а также по телефонам доверия общественные организации собирают сведения о компаниях, которые связаны с работорговлей. Представитель американской некоммерческой организации "Айрекс" Екатерина Устинова считает:

"Это небезопасно. Не имея поддержки правоохранительных органов, ни одна организация общественная за такую работу не возьмется. Потому что у всех свои семьи, дети, родственники, всем своя жизнь дорога. И поэтому систематизированной работы в этом направлении одними только усилиями общественных организаций не может".

Начальник милиции общественной безопасности Екатеринбурга Сергей Мочалин припомнил всего лишь один случай, когда удалось спасти жительницу Свердловской области, которая стала жертвой работорговли в Турции. Сотрудники милиции не ведут работу по отслеживанию неблагонадежных фирм и возлагают все надежды на общественность.

"Самая главная задача, которую мы видим перед общественной организацией - это предоставление той информации, которая у них есть о возможных правонарушениях. То есть мы готовы ее принимать, обрабатывать, проверять".

По словам заместителя начальника областного управления по делам миграции Татьяны Клюшиной, граждане сами виноваты в том, что становятся жертвами преступного бизнеса.

"Управление по делам миграции ведет работу по выявлению фирм, которые нелегально занимаются трудоустройством. Но если не заключен договор на бумаге, если граждане добровольно отдают деньги, не требуя взамен никаких гарантий, фирму установить эту очень сложно, и граждане сами напрашиваются на обман. Невозможно установить, кто, за что обманул их".

Газеты бесплатных объявлений в Екатеринбурге пестрят рекламой, всем желающим предлагается высокооплачиваемая работа за рубежом. Но Татьяна Клюшина сомневается в том, что большинство из этих рекламодателей работают легально. В Свердловской области только одна фирма имеет право предоставлять подобный вид услуг.

"В настоящий момент одна фирма - это общество с ограниченной ответственностью "Ворклайн" имеет лицензию на право трудоустройства граждан Российской Федерации за границей. Лицензия выдана Управлением оп делам миграции в 2002-м году. В настоящий момент эта фирма не производит этой деятельности, не работает".

Дочь Елены Вотиновой, жительницы Екатеринбурга, решила отправиться в Америку на заработки по международной студенческой программе обмена. Елена была уверена, что накладок не будет, это была вторая поездка ее дочери, первая прошла хорошо. По мнению Вотиновой, агент, оформлявший поездку в Екатеринбурге, просто обманывал доверчивых студентов, когда обещал им работу, заработок и приличное жилье.

"Студенты наших вузов столкнулись с мошенничеством за рубежом. Выехали в США и не были обеспечены работой, хотя были должны быть обеспечены ею в течение одного-двух дней. В дальнейшем они эту работу нашли сами, и все проблемы решали сами. Потому что здешнее агентство, его представитель Шайкин Антон Валерьевич отказался от помощи".

К счастью, дочь Елены благополучно вернулась домой, но доверия к программам обмена у семьи Вотиновых теперь гораздо меньше. Впрочем, нельзя сказать, что все граждане России, выезжающие за рубеж в поисках работы, становятся жертвами мошенников или работорговцев. Примеров благополучных поездок сколько угодно. По той же программе обмена, что и дочь Елены Вотиновой, в Америку съездил другой екатеринбургский студент Алексей Пеша. Обладая хорошим знанием английского языка, он через Интернет нашел несколько выгодных предложений по работе. Алексей решил, что будет спасателем на пляже. Отправил резюме, получил ответ и поехал в Соединенные Штаты, уже имея подтверждение от будущих работодателей о том, что его ждут. Вот как рассказывает Алексей Пеша о трех месяцах работы в штате Южная Каролина на побережье Атлантического океана.

"Работал я спасателем на океане, работа достаточно тяжелая и физически, и морально, потому что надо проводить десять часов в день на пляже. Но в тоже время, это работа, которая хорошо оплачивается. В среднем зарплата спасателя колеблется от 350 до тысячи долларов в неделю. Спустя буквально два месяца, поскольку я проявил себя достаточно хорошо, они предложили мне не только более выгодные условия работы, но и еще получить сертификат инструктора, что является достаточно большой честью. Как мне сказали в американском Красном кресте, я был первый русский, который получил такой сертификат. То есть возможности, которые предоставляются там, они действительно безграничные".

Очевидно, пока в государстве не разработано механизма, пресекающего мошенничество и работорговлю при выезде за рубеж, каждый отъезжающий должен сам позаботиться о своей безопасности. По словам психолога из екатеринбургского антикризисного центра Надежды Кузиной, необходимо проверить у квалифицированных юристов все документы, выданные отправляющей фирмой и предусмотреть любой поворот событий, а еще лучше - прислушиваться к своей интуиции.

"Самое главное - никогда и никому не доверять свой паспорт. Пересекать границу необходимо только с легальными документами и соблюдать визовый режим. Есть такой момент, как мне кажется, - это интуиция, бывает "сердечко екнуло". Иногда интуиция говорит - в эту авантюру лучше не прыгать".

Правозащитники надеются, что после того, как будут приняты поправки в Уголовный кодекс, предусматривающие наказание за торговлю людьми, мошенничества и криминальных случаев при отправке российских граждан за рубеж станет меньше.

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина: В Саратове празднуют 125-летие Павла Кузнецова, Кузьмы Петрова-Водкина и Александра Матвеева, удивительной плеяды художников, родившихся на саратовской земле. В доме Павла Кузнецова, в филиале художественного музея имени Радищева, экспонируются три выставки, объединенные названием "Друзья". Здесь представлены не только работы и фотографии художников, но и сохранившиеся среди листов старой хрестоматии хрупкие букетики засушенных крымских цветов, посланных в Саратов Петром Уткиным в далеком 1909-м году. В зале Кузьмы Петрова-Водкина инсталляция живописи яблоками. На камни, привезенные с меловых гор Хвалынска, родного города художника, проецируется изображение сада, качаются ветки яблонь, спелые яблоки окрашивают белые камни в цвета осени. Вечность, поднявшая меловые породы на вершины приволжских холмов со дна древнего океана и сиюминутная красота цветка и плода - символы времени и искусства. Найти точный образ, позволяющий вызвать у зрителя эмоциональный отклик, особенность работы творческого коллектива дома-музея Павла Кузнецова, возглавляемого уже 15 лет Игорем Сорокиным. Впрочем, 15 лет назад музей существовал лишь на бумаге, а выпускник филологического факультета Игорь Сорокин в 24 года совершенно не представлял, что делать с руинами дома, расположенного в забытом богом Глебочевом овраге.

"Такое чувство было, очень похоже в фильме "Андрей Рублев", в той его части, где этот парнишка льет колокола, когда он говорит: "Отец жил, секрет колокольный с собой в могилу унес", вот это ощущение меня не оставляло. Потому что филологическое образование, а тут стройка".

Говорят, что открытия часто совершают дилетанты. Игоря Сорокина выручило полное незнание правил игры. Поэтому, когда на участке у дома Павла Кузнецова предприимчивые люди решили построить гаражи, он поступил нестандартно.

"Я подумал, если мы посадим сад на этом участке, участок был брошенный, участок был свалкой натуральной, прежде надо участок очистить. Для этого мне пришлось блефовать. Я тогда пригласил на посадку сада мэра и губернатора, они, естественно не пришли. Но зато на уровне районной власти произошли тектонические сдвиги за три дня буквально".

Через год жители окрестных домов выкопали и унесли прижившиеся саженцы. Но остался забор. Его сбили собственными руками из купленных на спонсорские деньги досок. А, закончив работу, залюбовались - красота, хоть картины вешай. И повесили. Выставки картин саратовских художников на заборе с последующим чаепитием во дворе стали необыкновенно популярны. Поводов выставить свои работы у художников немного, приходится ждать юбилея, а здесь написал картину и в ближайшее летнее воскресенье выставил.

"Ходили много лет, писали письма, обивали пороги, а тут вдруг стали действовать совершенно неординарным образом для чиновника - жить как музей. Мерзость запустения и красота живописи, она поражала. К тому же были какие-то действия очень символичные. С Алексеем Трубецковым мы сделали акцию "Молчание цветов", напомнили, что в этом доме росли цветы. Мы выставили в пустых глазницах этих окон живые цветы, и это сильное впечатление произвело. Власть откликнулась на эти художественные жесты".

Вот уже шестой раз 17 ноября в день рождения Павла Кузнецова прошла в его доме традиционная выставка "Самое короткое в истории искусство", ее придумал Игорь Сорокин.

"Придумалась такая вещь: все художники пусть принесут по одной картине в день рождения Павла Кузнецова. Спонтанно совершено была сделана фотография на фоне разрушенного дома. В шутку мы назвали проект "Сто дней рождения Павла Кузнецова". В 2098-м году, когда будет сделано сто фотографий, их можно будет выставить и посмотреть, как идет художественный процесс. Сначала на фоне дома разрушенного, потом строящегося, потом построенного, потом стареющего. При этом видно, кто первый раз пришел отдать дань большому художнику, кто уже не пришел, его не стало. Весь этот художественный процесс, целое столетие отследить. Так что надо дождаться 2098 года и посмотреть, как это все происходит".

То, что облик дома-музея Павла Кузнецова изменится в ближайшие годы, уже не возникает сомнений. Примыкающий к нему двухэтажный жилой дом должен стать картинной галереей. В Саратове самая крупная коллекция живописи Кузнецова - 340 работ, в том числе переданные наследниками художника, хранятся в музее Радищева. Экспонировать удается лишь малую часть картин - нет выставочных площадей. Собственная картинная галерея дому-музею просто необходима, считает Игорь Сорокин. Поэтому начата новая художественная акция. Соседний дом выделен из контекста улицы и превращен в текст. Его стены оклеены детскими рисунками и плакатами художников, а еще копиями обращений к чиновникам и их ответами.

"Художник Игорь Корчагин сделал акцию "Здание эпохи стального неба", и три окна в этом двухэтажном кирпичном доме закрыл своими произведениями. Произведения были сделаны на хорошем качественном материале - на ДВП. Они провисели одну ночь, жители Глебоврага пустили ДВП явно по назначению. Произведение искусства пошло в массы. И пространство вокруг оживает. Роман Кирин сделал большой трафарет: зебра, настоящая зебра с ногами, с хвостом, и через дорогу, которая ведет к этой картиной галерее, сделал отпечаток этой зебры. Она является художественным переходом в картинную галерею. Это воздействует на жителей оврага".

И хотя зебра на асфальте скрыта осеней грязью, а картины художника пошли на починку чьих-то сараев, новых идей и оптимизма директору музея не занимать. Поэтому веришь, что весенние дожди смоют грязь с белой зебры, откроется картинная галерея, а увидевшие картины Павла Кузнецова жители города захотят жить в таком же прекрасном и светлом мире, каким видел его великий художник.

XS
SM
MD
LG