Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:

- Саша Кудиров из Грозного живет в канализационном люке и мечтает стать летчиком;
- Почему замерзает город Дзержинск:
- За архангельских должников ответят соседи;
- Самарским врачам посоветовали торговать на рынке;
- Почему хабаровчане Ивановы говорят по-корейски;
- Магадан: рыбаки продают свои траулеры;
- Обнинск: последнего солдата Второй Мировой похоронят нескоро;
- Ростов-на-Дону: куда теперь пойдут "Идущие вместе";
- Киров: легко ли Герою социалистического труда жить при капитализме;
- Оренбург: рыбак становится правозащитником;
- Саратов: выставка театральных художников удалась.


В эфире Пятигорск, Лада Леденева:

С 20-летним Сашей Кудировым, уроженцем Грозного, я познакомилась в Пятигорске в офисе общественной организации по оказанию помощи беженцам и вынужденным переселенцам "Вера. Надежда. Любовь". Рассказывают, парень заходит сюда часто, порой за пожертвованной кем-то ношеной одеждой, порой за советом, а иногда просто погреться. Родителей Саша не видел давно. Мать пропала без вести еще в первую чеченскую войну, в 96-м. Средь белого дня вышла в магазин за хлебом и больше не вернулась. Через год пропала старшая сестра. Брата увезли на белой "восьмерке", по слухам, куда-то на заработки. Саша, в ту пору посещавший занятия в грозненском интернате, остался жить с бабушкой в многоквартирном двухэтажном доме в центре Грозного. В ту войну дом сильно пострадал, но жить в нем было все-таки можно. В 99-м их жилье было разрушено практически полностью, и пожилую женщину с внуком приютила ингушская семья, проживающая в частном доме неподалеку. Вскоре бабушки не стало, и парень остался один - ни жилья, ни работы, ни средств к существованию. Попутками добрался до чеченской станицы Червленая, оттуда - в Моздок. Случайные знакомые посоветовали попытать счастья в Пятигорске. Поначалу Саша жил на городском вокзале, работал грузчиком на Верхнем рынке. Познакомился с девушкой, в семье которой его приняли как родного. Хозяйка квартиры, пожилая женщина, даже дала согласие на его прописку. Однако в паспортно-визовой службе города Саше в регистрации отказали, сославшись на отсутствие каких-либо документов, удостоверяющих его личность. Паспорт он получить не успел, свидетельство о рождении осталось в Грозном. Сколько раз за минувший год парень попадал в изолятор предварительного содержания, проводя там от трех до десяти дней, признается, сосчитать сложно. Говорит Александр Кудиров:

"Если какой-то бумажки нет, тогда забирают, проверяют. Много раз забирали. Бывало трое суток, бывало пять суток. В Минводы еще отвозят отсюда. Где придется, там и живу. Сегодня в люке ночевал".

Несколько месяцев назад Саша обращался в пятигорский городской военкомат с просьбой призвать его в ряды российской армии. Оказалось, в армию без документов тоже не берут. Председатель общественной организации по защите прав беженцев и вынужденных переселенцев "Вера. Надежда. Любовь" Ольга Плыкина, пытаясь помочь Саше, стучалась, что называется, во все возможные двери. Однако пока безрезультатно. Говорит Ольга Плыкина:

"Нарушение его прав заключается в том, что его паспорт не документируют по месту его жительства. Он проживает в городе Пятигорске. В 99-м году он обращался в паспортно-визовую службу города Пятигорска с заявлением, с просьбой документировать его паспорт и зарегистрировать по месту жительства. Для этого тогда имелось согласие владельца жилья. Однако ему было отказано и было рекомендовано поехать в город Грозный для восстановления паспорта. Все мы знаем, что с 99-го года на территории Чеченской республики проводится антитеррористическая операция, и проблема заключается в том, что поехать туда - мало того, что это опасно, если он туда поедет, его просто не пропустят на территорию Чечни, потому что у него нет никаких документов, удостоверяющих личность. Ему отказывают, а потом сами же останавливают его на улице и забирают в милицию до выяснения обстоятельств. Когда молодой человек 80-го года рождения проживает в люке, то есть - когда это зима, все смотрят на это безразлично, вот в такой ситуации надо принимать какие-то действительно решительные меры. Вы спросили, сколько времени займет постановление - где-то полгода. Полгода жить на улице".

А пока 20-летний чеченский беженец Александр Кудиров живет неподалеку от пятигорского универсама в люке теплотрассы вместе с бомжами. Говорит, в его жизни - целых две мечты. Первая - получить паспорт и стать, наконец-то, как все. А вторая, заветная:

"Я хотел на летчика учиться, но война помешала".

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

Жители самого крупного в области города Дзержинска теперь называют его "нижегородским Приморьем". Уже четвертый месяц здесь продолжается кризис теплоснабжения жилых кварталов, хотя уже в разгаре зима. Как выживают жители города химиков в условиях недостатка или даже полного отсутствия тепла в их квартирах?

"Вот надела платье, два одеяла - так и сплю".

"У нас маленький ребенок, всего два месяца, поэтому отопление, как воздух, нужно".

"Три градуса, да пять градусов было, плюсовая температура, больше ничего не было".

Приемы согревания просты - дома находиться в пальто и валенках, отапливать жилье газом и нагретыми на плите кирпичами да кастрюльками с водой. Затеянная в конце лета реконструкция котельных и тепловых сетей должна была закончиться к середине октября, но затянулась до зимы: слишком изношенными оказались котельные и трубы - так объясняет ситуацию Николай Демин, заместитель генерального директора топливно-энергетической компании, производящей реконструкцию отопления города.

"Это просто проблема старого оборудования. К сожалению, мы сейчас не можем сказать, что эта проблема в рамках отопительного сезона будет решена, и что по старым котельным температурный режим и давление мы обеспечим в нормальном объеме".

Проблемы с теплом также - в Дзержинских больницах и школах. Рассказывает Софья Симонева, директор школы:

"Всю осень мы учились, у нас уроки были то по 30 минут, то по 40 минут. Температура в классах была минусовая. Котельная, к которой нас хотят подключить, пуск ее намечен на 25-е января".

Депутаты городской Думы предложили ввести в Дзержинске чрезвычайное положение, поскольку часть систем отопления обещано запустить лишь в феврале, а то и в марте. Говорит депутат Владимир Брикер:

"Победные реляции и обещания, что ситуация под контролем и все будет сделано по графику, - мы это слышим с лета. Результат этих победных реляций и отчетов виден сегодня - трехсоттысячный город остался без тепла".

По факту срыва отопительного сезона в Дзержинске возбуждено уголовное дело. Вот комментарий прокурора области Владимира Демидова:

"Всем должностным лицам, которые, так или иначе, причастны к последствиям, которые сегодня приходится расхлебывать, объявлено официальное предупреждение и прокурором возбуждено уголовное дело".

Возбужденное уголовное дело будет расследоваться несколько месяцев, то есть - до весны или даже до лета. У простых граждан одна забота - как бы не замерзнуть, не простудиться, не отравиться газом.

"Что делать, не знаю - пахнет газом. Это невозможно, до чего нас довели. Все батареи холодные, как лед".

В Дзержинске, по отчетам, заменены более ста километров тепловых сетей, из 64-х котельных отремонтирована четверть, остальные ждут своей очереди.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев:

Выборочное для острастки остальных отключение горячего водоснабжения в жилых домах из-за высоких долгов населения по оплате провели в Архангельске городские власти. По сообщению пресс-службы мэрии, горячую воду перекрыли в 60-ти многоквартирных домах, жильцы которых накопили наибольшую задолженность. В основном в "черный список" попали 5-ти и 9-этажные дома массовых серий, расположенные в различных административных округах города. Задолженность в них имеют от 20-ти до 30% жильцов. Таким образом мэрия Архангельска пыталась заставить людей платить по счетам, однако, технической возможности разделить должников и добросовестных плательщиков нет, поэтому пострадали и без вины виноватые. Так семья Казаковых из дома 80 по улице Логинова исправно оплачивает коммунальные услуги и недоумевает, за что ей пришлось терпеть неудобства. Всего без горячего водоснабжения в 20-градусный мороз оставили порядка двадцати тысяч горожан. На столь жесткие меры городские власти пошли под нажимом "Архэнерго". Энергетическая компания пригрозила отключить от горячего водоснабжения весь город, если ее услуги не будут оплачиваться в полном объеме. Население Архангельска задолжало энергетикам за тепло и электричество 44 миллиона рублей. Долги начали резко расти с началом отопительного сезона, когда тариф на тепло и горячую воду был повышен вдвое. Теперь средняя семья из четырех человек должна платить до 500 рублей в месяц только за отопление и горячее водоснабжение. По информации городского департамента жилищно-коммунального хозяйства, из 130-ти тысяч семей в Архангельске задолженность по оплате энергопотребления есть у каждой третьей. Причем, на городских окраинах процент должников выше, чем в центре. Поначалу мэр Архангельска Олег Нилов заявил, что горячая вода в отключенных домах появится только после того, как их жильцы полностью погасят задолженность. Но уже на четвертый день в городе началось массовое восстановление горячего водоснабжения, поскольку, как объявила мэрия, население активно гасит долги за жилищно-коммунальные услуги. Только за один день в кассы информационно-расчетного центра поступило 54 тысячи рублей от жильцов отключенных домов. Причем, максимальный долг, погашенный одной семьей, составил 7200 рублей. Быстро пойти на попятную городские власти заставила и резкая реакция прокуратуры, которая признала действия мэрии незаконными и обязала воздействовать на неплательщиков через суд. Антимонопольное управление начало готовить судебные иски к мэрии от горожан, пострадавших от ее самоуправства. Город, по словам мэра, платить по долгам населения не в состоянии, поскольку и так уже экономит на всем, чем может, к примеру, включая только треть уличного освещения. Более того, цены на жилищно-коммунальные услуги еще возрастут. Если сейчас горожане должны оплачивать 80% энергетических тарифов, то на ближайшей сессии городского совета эта планка будет поднята до 90%. Одновременно будут ужесточены меры к неплательщикам, вплоть до принудительного переселения в неблагоустроенное жилье и конфискации имущества в счет погашения долга. На первый показательный рейд судебных приставов пригласили прессу. Из по-нищенски пустой квартиры старого больного ветерана войны, задолжавшего четыре тысячи рублей, вооруженные люди вынесли единственную ценную вещь - телевизор.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

Самарский Дом ребенка, где находятся на воспитании ВИЧ-инфицированные дети, оказался в критической финансовой ситуации. В основном персонал Дома ребенка занимался уходом за детьми, оставшимися без попечения родителей. Однако в мае этого года приказом областного управления здравоохранения было принято решение открыть здесь специальное отделение для детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных родителей. Таким образом губернские власти проводили в жизнь программу по борьбе со СПИДом. Ведь, по данным статистики, Самарская область находится на третьем месте в России после Москвы и Санкт-Петербурга по заболеваемости ВИЧ-инфекцией. Сейчас в самарском Доме ребенка находятся на воспитании 75 детей, у 14 малышей родители ВИЧ-инфицированы. По санитарным требованиям, дети с диагнозом ВИЧ-инфекция, находясь в Доме ребенка, должны проживать в индивидуальных палатах. Их посуда и постельное белье должны подвергаться ежедневной стерилизации. Каждому больному ребенку полагается иметь не менее пяти комплектов постельного белья. Однако в самарском Доме ребенка все эти требования не выполняются. Больные и здоровые дети содержатся вместе, их обслуживает общая прачечная и пищеблок. Врачи прекрасно понимают, что в таких условиях не исключена возможность ВИЧ-инфицирования здоровых детей. Однако из-за плохого финансирования улучшить ситуацию не могут. "141-й тысячи рублей, которую администрация Самарской области выделила в минувшем году для содержания ВИЧ-инфицированных детей в нашем учреждении, недостаточно, чтобы компенсировать и десятую часть необходимых расходов", - считает врач-невропатолог дома ребенка Елена Щепетильникова.

"Просто приводят к нам детей, не подкрепляя никакими материальными средствами, не заботясь о технике безопасности и сотрудников, и детей, которые у нас находятся. Смешно решить проблему с ВИЧ-инфицированными детьми суммой в 141 тысячу рублей".

Медперсонал Дома ребенка лишен 70% надбавки к зарплате, положенной при работе с ВИЧ-инфицированными больными. По мнению Марии Антимоновой, одного из чиновников областного управления здравоохранения, врачи не должны заниматься жалобами.

"Задача медицинских работников - выполнять рекомендации и инструкции".

Как рассказала врач Елена Щепетильникова, когда она вместе с коллегами обратилась осенью к областным чиновникам с просьбой помочь в финансировании Дома ребенка, ответом были следующие слова:

"Кому не нравится, может искать себе работу на рынках города, что много торговых точек, где требуется труд специалистов с высшей, с первой, второй категорией медицинских работников".

С сентября по ноябрь с работы в Доме ребенка уволилась большая часть коллектива.

В эфире Хабаровск, Марина Ильющенко:

По данным миграционной службы, в Хабаровском крае более 800 человек являются беженцами и вынужденными переселенцами. Однако среди нынешних переселенцев есть люди, которые мечтали вернуться на Дальний Восток, потому что это - их родина. Среди них - Анатолий Иванов. Так сложилось, что русский мальчик жил в корейской семье, и когда в 1962-м году на Сахалине представителями Северной Кореи проводилась пропаганда, призывающая корейцев вернуться на историческую родину, семья, в которой жил Анатолий, решила воспользоваться этой возможностью. Живя в КНДР, он освоил язык и обычаи этой страны, получил среднее образование и даже отслужил в армии, но всю жизнь он мечтал вернуться на родину. Говорит его дочь Ольга:

"В Корее, во-первых, нет русских. И когда папа рос, он по улице идет, все маленькие детишки и взрослые смотрели на него косо, обижали его, потому что он - русский. Это тоже подействовало, подтолкнуло к тому, чтобы он приехал сюда. Но самое главное, что он скучал там. И там невозможно было вперед продвинуться - он русский. В Корее тоже много хороших людей, поэтому его особо не толкают, чтобы он развивался в карьере".

Выезжая из Северной Кореи, он и его двое детей получили российское гражданство, жена Соня осталась подданной Северной Кореи. Но она, как и полагается восточной женщине, поехала за мужем. Сегодня семья Ивановых живет в крохотном частном домике, где есть маленькая комнатка и кухня с большой печкой. По приезду на родину семья Ивановых, равно как и другие семьи, подпадающие под статус переселенцев, получила единовременное пособие в размере ста рублей на человека. Взять ссуду для того, чтобы купить квартиру, у семьи Ивановых нет возможности, во всяком случае - пока. Найти высокооплачиваемую работу человеку, который практически не говорит по-русски, тоже не представляется возможным. Сейчас Анатолий уехал на заработки, а дома его остались ждать жена и дети. Жена Анатолия говорит, что они испытывают трудности, однако, при этом она философски заметила, что у людей в России тоже наверняка немало проблем. Их семье, продолжает Соня, нужен хороший дом, а для того, чтобы его купить, потребуется работать всю жизнь. И все же, завершает она, самое главное - это то, что ее супруг смог вернуться в Россию спустя 38 лет. Соня смогла принять родину мужа, и все же она очень скучает по своей родине, где живут ее родители, друзья, где прошло сорок лет ее жизни.

"Мама не выходит из дома. Она, во-первых, не знает русский язык, она даже на рынок, в магазин - не ходит".

Для детей Сони и Анатолия русский язык стал родным, они свободно разговаривают, читают и пишут на нем. Мудрая Ольга считает, что в этом - большая заслуга ее учителей.

"У отца был план такой, что Сергей и я должны были в первый класс вместе поступить. В школу 59-ю пошли, там сказали, что мне 12, и так нельзя, и меня записали в третий класс, Сережу - в первый. Но поскольку я не знала ни слова, не могла писать, буквы не знала, и учительница моя Галина Алексеевна сказала, что давай ты пока в первый класс будешь ходить - русский проходить, а после обеда будешь в свой класс ходить. Я так ходила, понемножку начала изучать, потом в пятый класс перешла. У меня там классный руководитель хороший, Елена Анатольевна. Вначале - каждое второе слово непонятно, я поднимаю руку, Елена Анатольевна мне объясняет. Это их заслуга, моего ничего нет".

Сергея, который учится в третьем классе, учителя хвалят, говорят, что он очень умный и способный мальчик. За успехи в учебе Сереже поручили ответственную должность - в классе Сергей является старостой.

"Когда учителей нет, я навожу порядок в классе, чтобы они сидели тихо, делали то, что учительница задала. Я учусь хорошо, поведение не очень хорошее, если честно".

Дома Ольга и Сергей говорят по-корейски. Любимые блюда - рис и кимчи, острая капуста.

"Мы картошку не любим, это не наша еда, мы хлеб не едим, мы колбасу не едим, мы - вегетарианцы".

Как выяснилось, Новый год принято широко отмечать не только в России, но и в Северной Корее, но этого обычая в семье Ивановых не соблюдают. Новый год обычно они отмечают скромно, без елки.

"Куда мы елку поставим в таком доме? Нет, конечно. Может, когда-нибудь получим квартиру, тогда поставим. К тому же елка сейчас такая дорогая, лучше на эти деньги чего-нибудь другое купить".

В эфире Магадан, Михаил Горбунов:

Магаданские рыбаки продают свои траулеры. В конце декабря в Москве прошел последний прошлогодний аукцион по продаже права на добычу морских биоресурсов России. С торгов шли квоты на добычу краба в Западно-Камчатской подзоне и в зонах Приморья. Но от Магаданской области участие в аукционе смогли принять только четыре самых крупных рыбопромышленных компании региона - "Морской волк", "Ржан", "Магаданрыба" и "Дальрыбфлот". Почти пять десятков предприятий малого и среднего бизнеса, традиционно ведущих промысел краба в Охотском море и его прибрежном шельфе, остались за бортом, у них нет денег для покупки квот. Одним из самых неудачных звеньев в системе этих федеральных аукционов магаданские рыбаки считают именно необходимость предварительной платы за рыбу, краба и прочую морепродукцию, которой пока нет. Водные ресурсы упорно не хотят поддаваться государственному планированию и даже расчетам ученых. Да и отдавать государству и своему региону их долю прибыли в виде налогов и иных платежей, рассчитываться с долгами - даже по простой логике проще после продажи добытого. Иначе компании и судовладельцы неминуемо должны обращаться за кредитом в коммерческие банки, а это по силам только крупным предприятиям. Глава группы компаний "Морской волк" Михаил Котов сообщает, что даже его процветающей фирме для участия в прошлом крабовом аукционе пришлось брать банковский кредит в пять миллионов долларов. Не в лучшем положении оказались и другие магаданские компании. А процент по банковскому кредиту сегодня достигает 30-ти и более годовых. Среднее (а тем более - малое) предприятие, рискнувшее на такой заем, потерпевшее неудачу в море, реально рискует обанкротиться. Потому, как правило, на кредит ему рассчитывать не приходится - банки рисковать не хотят. Стоит упомянуть и о том, что северные рыбаки заведомо оказываются на аукционах в проигрышном положении по отношению к другим регионам. Ведь затраты, к примеру, на проходку ледовых полей, дополнительное отопление судов и прочие расходы во время зимнего лова тяжким грузом ложатся на себестоимость добычи, а условия аукциона одинаковы для всех. Так, предварительными итогами федерального эксперимента с аукционами в Магадане называют начавшуюся продажу судов за рубежи России мелкими рыбопромышленными компаниями и потери доходной части бюджета территории на сумму около ста миллионов рублей, при общем ее доходе около двух миллиардов. Продолжение подобной политики, считают местные экономисты, может привести к реальному уничтожению второй по значимости после золотодобычи отрасли Калымы. А в ней, считая сопутствующие производства, работает около двадцати тысяч человек, или - примерно каждый седьмой из взрослых жителей области. На бытовом уровне следствием московских аукционов стал безудержный рост розничных цен на морепродукцию на прилавках Магадана. Долгие годы краб, палтус, лосось были основными продуктами в рационе питания малоимущих жителей приморского города. Теперь не каждому пенсионеру по карману, например, краб по сто рублей за штуку, подкопченный палтус по 360 рублей за килограмм или небольшая кетина за 150. Впрочем, подпрыгнули цены и на привозную рыбу. Копченая скумбрия граммов на триста обойдется вам в сто рублей. Это уже, так сказать, "привет" с аукциона для других регионов России.

В эфире Обнинск, Алексей Собачкин:

Недалеко от деревни Меличкино в 15-ти километрах от Обнинска в лесу под поваленной елью стоят шесть мешков с человеческими костями. Это останки 26-ти немецких солдат, погибших при освобождении этой деревни Красной армией 30-го декабря 41-го года. Наступление советских войск было стремительным, части вермахта оставили деревню, побросав своих погибших на поле боя. Павших в этом бою советских и немецких солдат закопали рядом, в двух ямах в лесу. Со временем люди об этом забыли. В октябре 2001-го года захоронение было обнаружено отрядом "Обнинские следопыты", которым руководит Галина Слесарева. Когда была вскрыта одна из ям, оказалось, что в ней лежат останки немецких солдат, и все они были подняты на поверхность. Среди костей поисковикам удалось найти восемь идентификационных жетонов и это означает то, что солдаты до сих пор числятся пропавшими без вести.

За двадцать лет работы это - не первый случай, когда "Обнинские следопыты" находили немецкие жетоны. Информация о находке сообщалась в немецкое федеральное бюро захоронений солдат вермахта, а оно, в свою очередь, извещало родственников погибших. В этом году стало происходить что-то странное. Говорит командир отряда "Обнинские следопыты" Галина Слесарева:

"В этом году почему-то немецкое бюро захоронений не ответило, в посольство Германии посылали запросы, но пока до сих пор - тишина, и никаких ответов нет".

Информация о найденном захоронении и восьми идентификационных жетонах трижды отправлялась и в Берлин, и в германское посольство в Москве. Видимо, немецким чиновникам недосуг заниматься этими проблемами, а восемь немецких солдат, погибших в деревне Меличкино в декабре 41-го года, так и остаются пропавшими без вести, хотя установить их имена сейчас совсем не сложно. А что же будет с немецкими останками? Говорит Галина Слесарева:

"Шесть мешков с останками этих немецких солдат стоят в лесу. Что с ними делать - мы не знаем. Конечно, ни местные власти, ни сельсоветы, никто не вправе, потому что нет у нас таких законодательных актов, захоранивать солдат противника. Но чисто по человеческой традиции мы обязаны их похоронить. Как это сделать, я пока даже не представляю".

Поэтому, видимо, "Обнинским следопытам" придется весной закопать останки 26-ти немецких солдат в той же яме, хотя это не выход из положения. Неподалеку от этого места расположена деревня Потресово, сейчас на ее окраине прямо на земле лежат останки 12-ти немецких солдат. Кто-то из так называемых "черных следопытов" надругался над захоронением, разбросав кости. Всего на территории Калужской области известно около 50-ти немецких захоронений, разграбленных и оскверненных "черными следопытами". Отношение в обществе к перезахоронению немецких солдат неоднозначно, что показал известный конфликт во Ржеве, где местные власти решили устроить немецкое кладбище, но от этого под давлением общественности пришлось отказаться. Но как бы то ни было, каждый убитый на войне солдат, русский или немец, достоин быть похороненным не в лесной яме, а на кладбище. Сейчас в России в лесах, полях и болотах лежат непогребенными около миллиона советских солдат, немецких - не меньше.

В эфире Ростов-на-Дону, Сергей Слепцов:

Недавно в Ростове прошла молодежная акция протеста. Жители города были немало удивлены тем обстоятельством, что организаторами и участникам митинга, устроенного в центре города почти рядом со зданием областной администрации, были молодые люди, члены общественной организации "Идущие вместе". В Ростовской области эта организация объединяет, по словам ее лидеров, несколько тысяч человек, в основном - студентов ростовских и таганрогских вузов. На Дону за "Идущими вместе" прочно закрепилось прозвище "путинский комсомол". Во многом это определено активностью "Идущих вместе" в ходе президентской предвыборной кампании. Тем более странно выглядели лозунги, которые скандировали участники недавней акции протеста. Например: "Нам нужны перемены, а не беспредельные цены" или "Мы против отмены льгот, студенты тоже ведь народ". Мне удалось выяснить, что поводом для митинга в центре Ростова послужило повышение до 10-ти рублей стоимости проезда в городских маршрутных такси. "Мы будем протестовать против цен на проезд в маршрутных такси, потому что нам на них удобно ездить в институт", - заявила мне одна из участниц митинга. Председатель областной организации "Идущих вместе" студентка педагогического университета Ирина Усикова за две недели до акции протеста подала заявку на проведение митинга в городскую мэрию. Когда до намеченного времени акции оставалось несколько дней, Ирина Усикова, не получив официального ответа из администрации города, обратилась к мэру Михаилу Чернышеву. Как рассказала мне Ирина, мэр города на словах разрешил студентам провести митинг на Центральной улице, а за день до намеченного срока "Идущие вместе" получили официальный ответ. Студентам рекомендовали провести митинг на площади перед Дворцом спорта, то есть - на тихой, плохо освещенной окраине города. Рекомендациям студенты не вняли и устроили акцию протеста в сотне метров от городской администрации. Прибывший на место взвод милиционеров, к счастью, не стал применять специальные средства и физическую силу, однако, обычная милицейская тактика рассечения толпы (а в митинге участвовало около четырехсот человек) привела лишь к тому, что митингующие разделились на две большие группы и продолжали скандировать свои лозунги, размахивая российскими флагами. Пятеро лидеров "Идущих вместе" были задержаны и доставлены в отделение милиции, где милиционеры составили протоколы о нарушении статьи 166-й административного кодекса России. Так как все эти события разыгрались вечером, то студентов наутро обязали явиться в Ленинский отдел внутренних дел для доставки в суд. Утро в субботу Ирина Усикова, Павел и Александр Малородновы, Юрий Калашников предстали перед судом. Судья Ленинского районного суда Лариса Веремеенко наотрез отказалась пустить меня в зал судебного заседания. Ко всем студенческим лидерам судья не стала применять санкции в виде ареста или денежного штрафа. После предупреждения нарушителей отпустили, что называется, с миром. Ничуть не напуганные милицейскими протоколами и судейским предупреждением, студенты заявили мне, что намерены протестовать вновь. При этом круг протестных, так сказать, поводов значительно расширился. Ирина Усикова, в частности, считает, что уклончивый и неконкретный ответ из мэрии уже сам по себе повод для протеста, так как вполне мог спровоцировать серьезное столкновение между студентами и милицией. Но, пожалуй, больше всего лидеров ростовской организации "Идущих вместе" возмутило, что вице-мэр Ростова Валентина Леденева и председатель городской комиссии по делам молодежи Василий Лукьянов потребовали от руководителей организации список студентов с указанием учебных заведений, чтобы ректоры вузов приняли меры к молодежи. Кстати, отчислением из вузов грозили студентам и работники милиции. А итогом акции, пожалуй, можно считать заявление студентов о том, что, в конце концов, дело не в стоимости проезда: "Нам не дают права голоса, нас запугивают", - заявили участники митинга.

В эфире Киров, Андрей Полозов:

В Кировской области осталось в живых лишь тридцать Героев социалистического труда, а всего с 38-го года по конец 80-х золотыми звездами Серп и Молот здесь награждено пять тысяч человек, орденом Ленина - двадцать тысяч. В настоящее время эти когда-то самые уважаемые и знаменитые люди практически забыты и общественностью, и властями. А ведь раньше простой тракторист, в одночасье превратившийся в орденоносца, по указанию сверху, становился звездой районного масштаба. Это означало бесконечные интервью, участие во всех президиумах и почетных делегациях, избрание в депутаты, льготы, доплаты, а главное - неоспоримый авторитет в округе. Я побывал в глубинке в гостях у нескольких таких людей. В деревне Святица проживает некогда известный тракторист и картофелевод Кировской области Михаил Сунцов, бывший даже депутатом Верховного Совета СССР. Отыскал я крестьянина в огромном овощехранилище, где он с супругой и такими же, как они, пенсионерами - перебирал колхозный полугнилой картофель. Как оказалось, местный председатель уговорил пожилых людей помочь хозяйству. Отказать они не могли, ведь колхоз выделяет и технику для вспашки огородов, и зерно дает для скотины. За день очень нелегкой работы платят 25 рублей. Михаил Сунцов говорит, что это, конечно, рабский труд, но все же ощутимая прибавка к мизерной пенсии, едва дотягивающей до полутора тысяч рублей. Прожить на нее, по словам Сунцова, очень трудно, поэтому он, кроме такой работы, на колхоз откармливает свиней и завел пчел. Про прошлую жизнь Михаил Сунцов говорит, что хоть и трудно жилось, но было главное - какая-то особая дружба между людьми. Вспоминает, как ему, молодому парнишке, за успехи вручали значки, вымпелы, к празднику - рубашку, премию. Вспоминает, как бегом и с радостью бежал на работу, хотелось горы свернуть. А сейчас, по мнению орденоносца, стало намного хуже. Техника в колхозе стареет, топливо дорожает, с землей не стали работать. Вволю поговорить с героем прошедших дней мне не позволила его супруга, заставила таскать на свалку гнилые колхозные корнеплоды.

Герой социалистического труда бывшая доярка Нина Якимова живет в глухом вятском селе Верхосунье. Здесь она и проработала всю жизнь. Звание героя получила в 1971-м году, добившись немыслимых для провинции надоев, превышающих средние показатели в два с лишним раза. Героиня вспоминает, как она работала с трех утра до позднего вечера, годами - без выходных, все делали вручную. Зарплату до 70-х годов не платили, только учитывали трудодни, за них потом давали зерно. Якимова одна умудрялась кормить четырех детей, так как муж ее трагически погиб, упав на тракторе с моста. Нина Якимова, как и большинство пенсионеров, неоригинальна, сравнивая прошлое и настоящее. "Люди были другие, - говорит она. - Может, и тяжело жилось, но веселее, и между собой были дружнее. Сейчас один богатый, другой бедный, зависть появляется". И все же в целом, утверждает Нина Якимова, теперь живется неплохо. Пенсия, благодаря геройской надбавке, недавно перевалила за две тысячи рублей. Но внимания и интереса к ней она за последнее десятилетие почти не ощущала, в школу не особо приглашают, детям неинтересно слушать трудовые были, журналисты давно перестали приезжать. Поэтому настоящим шоком стало приглашение от губернских властей приехать в областной центр город Киров. Из тридцати Героев социалистического труда смогли добраться лишь десять человек, их накормили, поблагодарили за труд и вручили конверты с двумя тысячами рублей. Интересно, что когда я приехал в ее село, пенсионерка Нина Якимова сперва восприняла меня как авантюриста и долго не хотела показывать свою золотую звезду. Выяснилось, что в доме у нее, да и у других героев и орденоносцев, не раз появлялись проходимцы, интересующиеся наградами с целью их приобретения, а то и просто желающие ограбить пенсионеров. Ведь на черном рынке орден Ленина или золотая звезда стоят многие тысячи рублей. Так что опасение Героя соцтруда можно было понять - время сейчас такое, явно не героические будни.

В эфире Оренбург, Татьяна Морозова:

На берегу Ириклинского водохранилища, почти за четыреста километров от областного центра, в небольшом селе Новый Севастополь, который не найдешь на карте области, живет член международного общества по правам человека рыбак Олег Морозов. Пока мы добирались к нему, водитель из местных рассказывал, что пишет, мол, Морозов и губернатору, и в газеты, да газеты не печатают его письма, может быть, хоть от радио толк будет. Легко ли быть предпринимателем? - спросила я своего однофамильца-правозащитника, поскольку Олег работает не в рыбколхозе, а самостоятельно, по лицензии.

"Фермером был, но лицензиатом тяжело быть. Каждый год не бывает так, что рыба идет хорошо. В прошлом году, например, окуня много было, все руки буквально опухают от его колючек. В этом году - трудно, живем только поесть и на расходы - бензин, сеть. Это по поводу дороги - вы ехали, видели, какая у нас. Каждый год обещают нам дорогу построить. Как видите, заметет - и все. Бывает, даже рожают дома зимой, заболеешь - можно умереть. Телефон один есть в школе, работает сейчас, сделали, долго не работал".

Адрес московского отделения международного общества по правам человека Олегу Морозову дал председатель независимого профсоюза Челябинска. Олег написал письмо, и его приняли в члены этой организации, а защищать на Ириклинском водохранилище, по мнению рыбака-правозащитника, нужно как людей, так и рыбу. "Живу я на самом берегу, - говорит Морозов, - все вижу". И о том, что он видел, чем в нерестовый запрет занималась недавно созданная для борьбы с хищениями рыбы водная милиция, он и написал губернатору. Ответ был - все нормально, мы контролируем ситуацию. В письме губернатору области Алексею Чернышеву Олег Морозов писал и о представителе главы администрации области на Ириклинском водохранилище Владимире Баженове. В свое время Баженов был уволен из органов рыбоохраны, и все окрестные рыбаки прекрасно знают, за что.

"После этого письма Баженов ко мне приехал домой, разбираться: чего, мол, ты хочешь. Написано в письме, чего я хочу, он меня обозвал - ты такой-то, такой-то, куда не надо пишешь. Это тоже не представитель. Был когда инспектором, одним занимался, сейчас - другим. Здесь, когда запрет, они рыбу вылавливали сетями, переставляли наши затоны все".

Вскоре "гости" приехали. С 5-го ноября на водохранилище нерестовый запрет на вылов рыбы, 4-го Морозов снял свои сети, закупщик приехал за рыбой 5-го, на следующее утро, вслед за ним приехала и водная милиция.

"Или у них задание или что - раскрутить на уголовное дело, кого-то поймать. Тут ничего криминального нет, потому что на следующий день мы с утра рыбу реализовали, не с воды. Пытались, я понял из его разговора, что никакого порядка не будет вообще. Поинтересовался зарплатой - получает полторы тысячи. Я думал, в настоящее время не проживешь, тем более в городе. Он говорит: мы вынуждены просить какую-то помощь или бензином, или деньгами, ты поможешь. Если это действительно так, что они получают такую зарплату, дали десять литров бензина. Получиться с этого ничего не может".

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:

В канун Нового года в Саратовском художественном музее имени Радищева открылась и сразу обрела популярность у горожан уникальная выставка театральных художников Саратова. Мы привыкли аплодировать артистам, вызывать в конце спектакля режиссера, но мало кто может назвать имя художника, создавшего костюмы и декорации, сотворившего тот мир, в реальность которого мы готовы верить, пока не опустится занавес. Перенести это чудо в выставочный зал, не растерять это хрупкое очарование театральной тайны - было главной задачей организаторов выставки. Готовя эту выставку, Союз театральных деятелей Саратова и сотрудники художественного музея столкнулись с одной и той же проблемой - нищетой культурных учреждений. Костюмы, сохранившиеся в театрах, настолько обветшали, что их нельзя было экспонировать. Музею уже не хватало элементарного - стоек под шляпы, манекенов. Объединив усилия, отреставрировали костюмы, а необходимое для выставки оборудование сделали в театральных мастерских. "Выставка удивительна еще и тем, что часть ее экспонатов периодически будет покидать музей, чтобы появиться в действующих спектаклях", - рассказывает сотрудник музея Елена Слухаева. Так, лохматое чудище из поставленного ТЮЗом "Аленького цветочка", как в сказке, исчезает на некоторое время, чтобы снова вернуться в свой золотой павильон. "Отбирая экспонаты для выставки, мы придерживались художественно-исторической концепции, стремились передать атмосферу спектакля или целого театра", - продолжает рассказ Елена Слухаева. Поэтому один из залов посвящен театру "АТХ", академии театральных художеств, как образцу авангардного искусства. "Мне ближе эстетика бедного театра, - говорит главный режиссер "АТХ" Иван Верховых. - Декорации наших спектаклей универсальны и кочуют из спектакля в спектакль, создавая каждый раз новое сценическое пространство". На выставке представлены кинетические объекты и костюмы, сделанные из афиш театра. Хрупкая бумага рвется, и к каждому спектаклю актер Виталий Скородумов создает новый костюм. Совсем иначе смотрятся работы художников старшего поколения Евгения Шуйского, Николая Архангельского, Зиновия Аридакова, работавших в 40-60-е годы. Школа у них великолепная, эскизы декораций, занавесов, костюмов выполнены на уровне станковых работ - считают сотрудники музея. Главный режиссер, а в прошлом - актер театра юного зрителя, Юрий Аширов, говоря о выставке, не скрывает волнения: "Для меня это возвращение в молодость. Я знал этих художников, играл в спектаклях, макеты которых представлены в экспозиции. Такая выставка - большое счастье для человека, посвятившего актерству жизнь".

Не секрет, что в творческой среде отношения складывают непросто. Есть конкуренция между актерами и режиссерами и целыми театрами. Совместные работы над экспозицией объединила творческую интеллигенцию Саратова. Недаром на открытии выставки была высказана надежда на то, что она станет основой нового общетеатрального музея города.

XS
SM
MD
LG