Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:

- Отключение "ТВ-6" - взгляд из Саратова;
- Журналисты Ростова - против атаки на свободу слова;
- Гражданское согласие в Омской области на фоне черного экрана;
- Архангельская телекомпания "ТВ-6" - по-прежнему в эфире;
- Губернатор Красноярского края считает, что история с "ТВ-6" это продолжение истории с "НТВ";
- Кто и за что платит вологодским газетам;
- Краснодар: кто виновен в наводнении на Кубани;
- Благовещенск: семь тысяч железнодорожников готовятся к увольнению;
- Нижний Новгород: дом для чернобыльцев построен, но жить в нем нельзя;
- Псков: пограничники сидят без зарплаты;
- Оренбург: Бузулукскому бору вновь нужна защита;
- Самара: что делать, если лекарства подорожали;
- Пятигорск: беженка из Грозного Ольга Плыкина выучилась на юриста, чтобы защищать беженцев.


В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:

В ночь на 22-е января в Саратове погас экран канала "ТВ-6". Саратовские газеты скупо проинформировали горожан о событиях в Москве. Местное отделение Союза журналистов России поставило вопрос о закрытии "ТВ-6" на очередном заседании, но так и не вынесла по нему решение. Губернатор области Дмитрий Аяцков в информационной программе местного телевидения призвал власть и прессу искать точки соприкосновения. И все бы выглядело гладко, но опрос горожан, показанный в продолжение сюжета, продемонстрировал: равнодушных к событиям, происходящим вокруг "ТВ-6", нет, а свобода слова для самых обычных людей - не только статья декларации.

Прокомментировать правовой аспект ликвидации канала "ТВ-6" я попросила уполномоченного по правам человека в Саратовской области Александра Ландо.

"Я очень хорошо знаю российскую судебную систему. Ее недостаток - длительность рассмотрения дел, - сказал он. - Судебные решения часто не исполняются, и уж совершенно точно они не исполняются немедленно. Ускоренное производство рассмотрения дел "ТВ-6" свидетельствует о том, что был политический заказ". Александр Ландо - поклонник творческой группы журналистов "ТВ-6". "С ними можно соглашаться или нет, - говорит он, - но иная, отличная от официальной, точка зрения должна быть. Когда она представлена, у человека есть право выбора, меня этого права лишили. Свобода слова ограничена, и неважно, с чем это связано - с финансовым конфликтом или неприятием государством Березовского".

Считает уполномоченный по правам человека в Саратовской области Александр Ландо. Татьяна Артемова, редактор областной ежедневной газеты "Саратовские вести", полагает, что сегодня, из-за несовершенства законодательства и повального его несоблюдения, обвинить в неумелом хозяйствовании можно каждого руководителя. Это наиболее простой способ начать наступление на независимые средства массовой информации. "Не надо забывать о том, что учредителем газет в регионах зачастую являются властные структуры, - говорит Татьяна Артемова, - а, значит, оказывается серьезное влияние на формирование общественного сознания. Средства массовой информации не должны учреждаться представителями любых ветвей власти и существовать лишь по законам рынка при равной государственной поддержке в виде налоговых льгот. Только независимость газет, радио, телевидения от государства может служить гарантом свободы слова в стране". Считает Татьяна Артемова. Саратовская независимая газета "Богатей" вышла в свет через три дня после прекращения вещания на канале "ТВ-6". Статья ее редактора Владимира Горбачева, посвященная этой теме, заканчивается словами: "Как бы мы ни относились к этому, но в значительной мере именно твердая позиция Запада поддерживает наши свободы и удерживает новаторов из президентского окружения от разного рода экспериментов с конституцией. Достаточных гарантий свободы слова, демократии, прав собственников внутри страны пока нет".

В эфире Ростов-на-Дону, Сергей Слепцов:

Из 423-х региональных партнеров "ТВ-6" ростовская независимая телерадиокомпания "Южный регион" - пожалуй, самая солидная на юге России. В телекомпании работает около ста человек, и так как Южный регион имеет собственную лицензию на вещание, то с "ТВ-6" они делят эфирное время в пропорции 40 к 60-ти. При этом компания "Южный регион" вполне успешно реализовала проект под названием "Телевизионная деревня". Суть его - в том, что с помощью спутниковой связи компания обеспечила устойчивую трансляцию программ своих и "ТВ-6" в те районы Ростовской области, жители которых из-за технической отсталости местных телесетей лишены возможности смотреть программы "РТР" и "ОРТ". Именно за этот проект телерадиокомпания "Южный регион" удостоена диплома "Тэффи-2001". Как рассказала мне исполнительный директор компании Татьяна Вытегова, ситуация вокруг "ТВ-6" серьезно осложнила работу "Южного региона". Внезапное прекращение вещания в Москве вынудило ростовчан увеличить свое эфирное время более чем вдвое. Самое главное, как сказала Татьяна Вытегова, это избежать "черной дыры", так как, по единодушному мнению журналистов "Южного региона", это единственная возможность сохранить доверие телезрителей.

После отключения "ТВ-6" журналисты "Южного региона" решили воздержаться от акций протеста и сосредоточить свои усилия на восполнении эфирных потерь. Как сказал мне руководитель программы Владимир Добрицкий: "Мы испытали настоящий шок, когда был закрыт последний общероссийский независимый телеканал". Однако обозреватель Александр Свиридов считает, что эти события были вполне предсказуемы, так как свобода слова пока - единственное реализованное завоевание российской демократии. И хотя, по его мнению, об этом сейчас, наверное, поздно говорить, но к подобным вещам в России надо быть готовым всегда. Чего, по мнению Александра Свиридова, не учло бывшее руководство "ТВ-6", как и не учло того обстоятельства, что партнеры "ТВ-6" сотрудничали с центром не только из технических и коммерческих соображений. "ТВ-6" представлялось оплотом гласности и свободы слова. По мнению журналиста Юрия Беспалова, партнерство региональных и центральных средств массовой информации позволяет журналистам в субъектах федерации открыто высказывать свое мнение без оглядки на местную власть, от которой зависят местные же издания. Но при всех обидах на руководство "ТВ-6" в журналистских кругах Ростова, оценка происходящему однозначна - предпринята новая атака на свободу слова в России.

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская:

Омские политики неоднозначно оценивают ликвидацию "ТВ-6" и решение проведения конкурса по его частоте. Омичи обсуждают скандал с позиции стороннего наблюдателя. Дело в том, что в Омской области телекомпания "ТВ-6" прекратила вещание еще 31-го декабря. За несколько месяцев до этого руководство московской независимой вещательной компании расторгло договор с местной телекомпанией "Агава" о ретрансляции программ "ТВ-6" в Омской области, а место "ТВ-6" в эфире заняли фильмы питерской компании "ТВ-3". По словам журналистов "Агавы", зрители заметили уход "ТВ-6" и ежедневно звонят им с требованиями вернуть в эфир любимые программы. Зато один из самых известных омских политиков вице-губернатор Алексей Казанник считает, что для общества более важно не закрытие "ТВ-6", а появление канала "Культура". А "ТВ-6" и прежнее "НТВ" он называет "проамериканскими телекомпаниями".

"Для меня, допустим, что комментарии Доренко были, что комментарии Киселева - совершенно неудовлетворительные. Потому что явно - как то, так и другое - ангажированные передачи. А мне очень хотелось бы как простому зрителю объективную информацию. Раньше "НТВ", потом "ТВ-6" - чисто проамериканские передачи. А здесь, наверное, другие силы подталкивали. Невыносимо. Нам надо действительно гражданское согласие, нам надо умиротворение, а не разжигание страстей, не показ боевиков, не показ порнографии".

Политики либерального толка считают потерю "ТВ-6" большим ударом по свободе слова. Один из омских лидеров объединения "Отечества" и "Единства" Александр Левченко считает, что закрытие независимой телекомпании угрожает десятилетним демократическим достижениям и негативно скажется на общественном настроении и на политической ситуации.

"Чувствуется, что есть какой-то прижим свободы слова. Это наглядно видно. В принципе, мы не должны шарахаться из стороны в сторону. А с другой стороны, я думаю, суд определит. Конечно, это закрытие свободы слова, прикрытие четвертой власти, это сказывается однозначно. Я думаю, и наш президент, и Государственная Дума все-таки примут какое-то решение по этому вопросу".

Собравшийся на днях по инициативе местной власти областной форум "Гражданское согласие Омской области" ни словом не упомянул о далекой московской телекомпании. По мнению председателя общественной палаты Омской области Зинаиды Тикуновой, невозможно говорить о гражданском обществе и согласии в условиях ограничения свободы слова. А именно это, по ее мнению, происходит в случае с "ТВ-6".

"Если связать это, скажем, с названием сегодняшнего форума и заглянуть в словарь Ожегова, где одно из значений слова "согласие" - это единомыслие; единомыслие - оно всегда ведет к тоталитаризму. И если мы хотим, чтобы у нас этого не случилось, а действительно развивалось гражданское общество, то одним из институтов гражданского общества является независимость СМИ. Наряду с классом собственников, наряду с некоммерческим сектором должны быть, конечно же, независимые СМИ. И когда мы наблюдаем, что у нас с этим напряженно, говорить одновременно о том, что мы строим гражданское общество, с натяжкой".

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев:

Логотип телеканала "ТВ-6" не исчез с телевизионных экранов в Архангельской области. Естественно и здесь в основном транслируется спорт, но ежедневно телекомпания "ТВ-6 в Поморье" выходит в эфир с собственными передачами под знакомыми значками в углу экрана. По словам генерального директора "ТВ-6 в Поморье" Юрия Матвеева, компания продолжает работать, поскольку имеет лицензию на вещание на частоте федерального канала "ТВ-6". Однако, лишившись программного московского продукта, архангельские телевизионщики оказались в сложном финансовом положении, поскольку "неясность ситуации отпугивает рекламодателей". Тем не менее, руководитель "ТВ-6 в Поморье" уверен, что ему удастся сохранить коллектив компании, насчитывающий 30 сотрудников. "ТВ-6 в Поморье" имеет зрительскую аудиторию примерно в 700 тысяч человек, вещая на крупнейшие города области - Архангельск, Северодвинск, и Новодвинск. Помимо программ общенационального телеканала, замененного сейчас на передачи "НТВ-Плюс. Спорт", телекомпания транслирует сигнал "Муз-ТВ". Объем собственных передач на частоте "ТВ-6" составляет по будням два часа десять минут. Совладельцем лицензии является архангельская государственная телерадиокомпания "Поморье", которая также продолжает работать в обычном режиме, выдавая в эфир программный блок на 25 минут. Председатель этой телерадиокомпании Вениамин Тунгусов, комментируя ситуацию, заявил, что "имеющаяся у них лицензия на вещание дает право выбора. В Архангельске еще посмотрят, кто выиграет объявленный на 27-е марта конкурс на эфирные частоты "ТВ-6" и тогда решат - заключать ли договор о сотрудничестве с новыми партнерами или поискать других". Здесь считают, что на освободившейся кнопке должно вновь появиться интересное для зрителя общественно-политическое вещание. А что же сами телезрители, как они восприняли закрытие популярного телеканала? Мне довелось услышать различные мнения на этот счет. Не претендуя на социологическое исследование, сведу их к трем группам. Людям из первой, самой большой, просто жаль потери полюбившихся передач и телеведущих. Второе из самых распространенных мнений обобщенно звучит так - мол, поделом и Березовскому, и Киселеву. Первый разбогател за счет народа, а другой явно начал путать личные интересы с общественными. К третьей группе отнесу аудиторию, которую обрадовало появление вместо "ТВ-6" общедоступного спортивного канала, пусть и временно. Об угрозе же свободе слова почему-то собеседники поминали реже всего и, похоже, этим обеспокоились только коллеги-журналисты. Так наиболее авторитетная ежедневная газета Архангельской области "Правда Севера" опубликовала материал под заголовком-вопросом: "На "ТВ-6" Москва все-таки потушили свет. Кто следующий?" Приведу небольшую цитату: "Вроде бы совсем недавно казалось, что незыблемо уже затертое до дыр понятие свобода слова. Но кто-то просто нажал кнопочку - и все. Так потихоньку исчезнут другие средства массовой информации, несовпадающие с главной информационной линией, причем, исключительно обоснованно - согласно судебным решениям. Власть же только руками разведет, мол, ну, милые мои, не умеете хозяйствовать".

В эфире Красноярск, Александр Макаров:

В Красноярске к ликвидации телекомпании "ТВ-6" отнеслись, в общем-то, спокойно - ни митингов, ни пикетов. "Лично мне жалко только Хрюна со Степаном-Капустой", - сказал мужчина средних лет во время одного из экспресс-опросов на улицах города. "Команда же Киселева на "ТВ-6" решала свои проблемы, а в результате - пострадал весь канал. Да и сам Киселев хорош - такого откровенного самолюбования на телеэкране мы со времен Доренко не видели", - заявил он.

Другими словами, но примерно то же самое говорят и другие жители миллионного города, с которыми мне удалось побеседовать. Очевидно, красноярцы не чувствуют себя пострадавшими, хотя о некоторых передачах и сериалах все-таки сожалеют.

Не пострадали в результате ликвидации "ТВ-6" и красноярские телекомпании. Давний сетевой партнер, популярная в регионе компания "ТВК", уже три месяца работает самостоятельно, они расторгли договор с москвичами и все 24 часа эфира программами собственного производства и купленными по сходной цене сериалами, кинофильмами и другой телепродукцией. Не потерпел убытков и другой партнер "ТВ-6" в Красноярском крае - телекомпания "Афонтово". По словам Сергея Кима, первого заместителя генерального директора компании и депутата регионального законодательного собрания, они работают с "ТВ-6" с октября прошлого года. "Мы оказывали им услуги связи, - говорит он. - Грубо говоря, мы сидим рядом с кнопкой "вкл" и выкл" и следим за состоянием передатчика. Мы не используем продукт телекомпании "ТВ-6" для размещения собственных программ. Не успели наладить отношения и наши рекламные службы. На "ТВ-6" шла наша бегущая строка, мы пытались таким образом изучить перспективу рынка и планировали зарабатывать на этом", - сказал Сергий Ким. Однако, по его мнению, это не самое главное, гораздо хуже другое - наметилась нехорошая тенденция. "Ведь "ТВ-6" была не более оппозиционной по отношению к президенту и к власти, чем любая другая компания. То же "НТВ" после известных событий, пытаясь доказать, что ничего не изменилось, первое время было более резким и критичным, чем "ТВ-6". Сейчас же убивается сама возможность иметь оппозиционную точку зрения", - заявил Сергей Ким. Губернатор Александр Лебедь, комментируя по моей просьбе ситуацию, сложившуюся вокруг "ТВ-6", вначале попытался пошутить: "Вы кого хотите, чтобы я замочил?". Затем генерал стал очень серьезным: "Безусловно, это политическое решение. Команду, пришедшую на "ТВ-6" с "НТВ", просто добили. Если бы их там не было, канал бы и сейчас работал" - заявил Александр Лебедь.

В эфире Вологда, Людмила Мартова:

Какие средства массовой информации в Вологодской области получают финансовую поддержку от властей? Эта тема стала предметом серьезного обсуждения на страницах местных газет после подведения итогов работы в 2001-м году и принятия бюджета области на год 2002-й. Череповецкий независимый журналист Евгений Марков, являющийся по совместительству депутатом областного законодательного собрания, во всеуслышание заявил о том, что на финансирование могут рассчитывать только те средства массовой информации, учредителями которых являются государственные и местные органы власти. Согласно данным Маркова, расходы областного бюджета на поддержку средств массовой информации в прошлом году составили 49410 тысяч рублей, и эти цифры почти в два раза превышают общероссийский показатель. Интересно, что большая часть средств израсходована на областную газету "Красный Север", районные издания, а также на поддержку областного радио и телевидения, которые вообще-то числятся федеральными структурами. Конечно, у местных олигархов есть и свои газеты, и свои телеканалы, и свои радиостанции. В случае начала информационной войны против властей, а таковая вполне возможна, им смогут противостоять столь же мощные, прикормленные из казны издания. Вот только вологодские металлурги или лесники тратят на создание имиджа свои средства, а идеологическая поддержка политики областных властей довольно дорого обходится налогоплательщикам. При этом об экономии говорить не приходится. Сметы на производство газет, издаваемых за счет бюджета, как правило, завышаются и не могут вызвать ничего, кроме улыбки, у издателей частных и действительно независимых изданий. Номер областной газеты "Красный Север" по подписке стоит дешевле, чем бумага, на которой он напечатан, а в редакции районных газет закуплены компьютеры с мониторами в 21 дюйм, а также очень дорогое печатное оборудование, которое разваливается в течение первого года. Между тем, социологические исследования, проведенные независимые агентствами, показывают, что наиболее активная часть населения предпочитает абсолютно другие источники информации, в основном те, на которые в областном бюджете не выделяется ни рубля. А потому приходится согласиться с журналистом и депутатом Евгением Марковым, который считает, что финансовая поддержка "развращает средства массовой информации, вызывая у журналистов синдром ничегонеделания. Зачем пытаться сделать хорошую газету, зачем разрабатывать маркетинговые концепции ее продвижения на рынок, если за все уже заплачено". Это доказывают и штатные расписания государственных редакций. В них несколько десятков сотрудников выполняют тот же объем работы, что и пять-шесть журналистов в частном издании. О свободе слова говорить и вовсе не приходится. Большая часть печатной площади и эфирного времени в государственных средствах массовой информации отводятся на пресс-релизы областной администрации, на скучные интервью с чиновниками, в которых острые для жизни области вопросы представляются будничными и уже решенными. К проблеме своей независимости журналисты областных изданий относятся весьма болезненно, как и к тому, что купленным средствам массовой информации вологжане давно уже не верят. Но это ничего не меняет: в этом году цифра, выделенная на бюджетную поддержку прессы в Вологодской области, скорее всего снова превысит среднероссийский показатель.

В эфире Краснодар, Иван Петров:

Посреди улицы - вмерзшая в лед лодка, в затопленном дворе на дереве сидят куры, бегает по крыше сарая собака. "Живность было жалко больше всего, - говорит Игорь Торчун, морской пехотинец, которому в первые дни наводнения пришлось выводить людей из зоны бедствия на бронетранспортере. - Животные плакали, как дети, мы ничем не могли им помочь, тут дай Бог успеть людей вывезти". Вдоль забора медленно идет старушка. "Вот мой дом", - она указывает на хатку, по самые окна затопленную водой. На глазах у женщины слезы: "Ничего у меня не осталось, живу у чужих людей, и даже одежка на мне - чужая. Мои-то вещи все потонули. Приезжает начальство, успокаивает, скоро, говорят, домой вернетесь. Да в моей хатке разве можно будет жить, если там стены покосились?"

На Кубани - наводнение. Семь районов края оказались в зоне паводка, тысячи людей вынуждены покинуть свои дома. Кто виноват в случившемся, и можно ли было избежать трагического развития событий, - этот вопрос сейчас чаще других задают в Краснодаре. Губернатор Краснодарского края Александр Ткачев высказался по этому поводу недвусмысленно: "Стихия административным приказам неподвластна. Главных виновников случившегося - трое: снег, мороз и ветер с Азовского моря". Но есть этот счет и другие мнения. Например, директор всероссийского центра "Антистихия" Владислав Болов считает, что главная причина случившегося - крайне запущенное состояние всего мелиоративного комплекса Краснодарского края. Русло Кубани не очищалось много лет, река обмелела и не смогла принять талые воды. Так оценивает ситуацию директор центра "Анти-стихия". Многие пострадавшие уверены, что потерь от паводка было бы гораздо меньше, если бы власти вовремя приняли бы нужные решения. В хуторе Славинского района жители еще вечером заметили, что вода подошла к дамбе. "Мы попросили в сельсовете дать нам технику, чтобы укрепить дамбу, - рассказывает житель хутора Григорий Козленко, - нас никто слушать не стал. Сказали - попробуйте что-то сделать самовольно, под суд отдадим. А ночью хлынула вода. Утром они начали забивать промоины бетонными блоками, но уже - без толку, а люди это еще накануне предлагали сделать".

В Тимрюке очередной удар стихии, который пришелся на три часа ночи, застал жителей спящими. "Нас никто не предупреждал, никто не готовил к эвакуации, - говорит Николай Пономарев. - Я ночью проснулся и услышал шум воды. В тапочках выскочил, стал кричать соседям. Спасались сами, кто как мог. Власти только утром о нас вспомнили". Остается только поблагодарить судьбу, что в хаосе и неразберихе наводнения никто не погиб, хотя пострадавшие от холодной воды все же были. Сейчас в Краснодарском крае наступила временная передышка. Жители Кубани с тревогой слушают прогнозы синоптиков - только бы не было резкого потепления. Ведь в крае в опасной зоне проживает почти триста тысяч человек. Но даже если нового паводка удастся избежать, наводнение еще не раз напомнит о себе в самых неожиданных местах. Например, нефтяники не исключают возможности разлива нефти из затопленных скважин. Почти шестьсот скважин на территории края оказались в зоне бедствия, они были вовремя заглушены, но разлив все же не исключен. А это грозит Кубани экологической катастрофой. Не меньшую угрозу представляют и хранилища радиационных отходов на йодном заводе в станице Троицкой. До бетонного бункера вода не дошла буквально несколько сотен метров. В той же станице Троицкая находится и крупнейший водовод, который снабжает водой Новороссийск, Геленджик и Анапу. Если паводковые воды попадут в скважину водозаборов, в этих городах неминуема вспышка инфекционных заболеваний. Но все эти опасности сущий пустяк по сравнению с угрозой весеннего паводка. Ведь в горах лежит двухметровый слой снега, а что будет на Кубани, когда начнет таять - сегодня не может предсказать никто.

В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:

Число безработных Приамурья в одночасье возросло на семь тысяч человек. Именно столько людей было занято на строительстве железнодорожной ветки к угольному месторождению. Эту стройку называли малым БАМом, будущим Дальнего Востока. И это не было преувеличением. Запасы угля на давно разработанных участках уже на исходе, а эльгинского топлива хватило бы на целое столетие всему региону, включая экспортные поставки в Японию. Однако вновь назначенный министр путей сообщения Геннадий Фадеев заявил, что МПС будет жить по средствам, и в силу этого отказывается от нескольких крупных инвестиционных проектов, в том числе от строительства 300-километровой дороги Улаг-Эльга. По мнению министра, это дорога в никуда, хотя жители зоны БАМа с ним вряд ли согласятся. Реализация проекта Улаг-Эльга буквально живила север Приамурья, тысячи людей получили работу, у области появилась перспектива стабильного пополнения бюджета. С начала строительства ветки было уложено 60 километров железнодорожных путей, возведено 26 мостов, общая стоимость работ должна была составить 33 миллиарда рублей. Срок окупаемости - десять лет. В прошлом году строители освоили десять миллиардов, был создан коллектив профессионалов, завезено огромное количество современной и дорогостоящей техники. И вот теперь все, что уже сделано, подлежит консервации. По мнению строителей, дальнейшее будет происходить по сценарию десятилетней давности, когда "дорогой в никуда" объявили БАМ - попросту объект разворуют. Как заявил ветеран БАМовского движения Александр Бондарь, который на новом строительстве отвечал за укладку рельсов, ему лично поступали предложения от китайских предпринимателей продать рельсы по 80 долларов за тонну. Коллективы строительных компаний, работающих на ветке Улаг-Эльга, направили письма на адрес президента, правительства и Государственной Думы, где говорится: "Единственный выход - продолжить строительство линии, а не приступать к ее консервации, чем она заканчивается - всем известно. Неужели для государства выгодно оставить такую массу специалистов без работы, без средств к существованию, наконец, без надежды на будущее? Да и дальнейшее развитие Дальневосточного региона ставится под сомнение", - говорится в письме.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:

12-этажный дом № 19 по улице Зайцева в Нижнем Новгороде строился 12 лет, в среднем - по одному этажу за год, своего рода рекорд медлительности. Но поставлен еще один рекорд - второй год после окончания строительства хозяева новых квартир. Это, в основном - ликвидаторы и строители, работавшие в Чернобыле после аварии на атомной станции, и в Армении после катастрофического землетрясения, они не могут заселить, наконец-то, полностью построенный дом. Причина просто анекдотична - в доме нет электричества, при том, что даже плиты на кухнях электрические, то есть ни готовить еду нельзя, ни пользоваться другими благами цивилизации. Хозяева квартир не электрифицированного дома ютятся в старом или временном жилье, у родственников или как придется.

"Мы живем: три семьи - в трехкомнатной квартире. Свекровь, свекор - заслуженные люди-строители, и нас четверо, и брат у мужа, семья. Это ужас дикий. Дети у нас на гладильной доске делают уроки".

Некоторые, особо нетерпеливые, перевезли мебель, поднимая ее вручную даже на самые верхние этажи. Никто не ожидал, что подключение дома к энергоснабжению так затянется. И теперь счастливые владельцы новых квартир ходят в свой дом как на экскурсию - посещать квартиры можно, однако жить там без электричества не получается. За энергоснабжение многострадального дома, как выяснилось, борются между собой две конкурирующие организации - "Энергосбыт", и "Городские электросети", посредник по передаче электроэнергии - как объяснил Олег Седов, начальник городского отделения "Энергосбыт":

"Это лишний посредник на пути продажи нашего товара. А электроэнергия является именно нашим товаром, и именно мы должны продавать этот товар. Мы готовы заключить договор электроснабжения с непосредственным потребителем электроэнергии жителями, а с городскими электрическими сетями, как с предприятием, имеющим на своем балансе данные сети и обслуживающие их, мы готовы заключить договор на обслуживание этих сетей".

"Я не хочу обсуждать, потому что затрагиваются юридические вопросы, в которых я не совсем компетентен"

Это - высказывание второй стороны - главного энергетика "Городских электросетей" Льва Мельчинова. А пока дом без электричества и жильцов начинает разрушаться. Об этом говорит Алексей Зрячев, представитель строительной организации.

"Нам очень обидно будет за этот дом. Во-первых, он просто чисто конструктивно начинает разрушаться. Во-вторых, он постепенно расхищается".

Новый, только что отстроенный дом разрушается без землетрясения или катастрофы, вроде чернобыльской. Живите в доме - и не рухнет дом, - эту заповедь из-за распрей энергетиков реализовать уставшие от долгого ожидания хозяева нежилых квартир не могут.

"Мы-то причем? Причем моя семья, причем эти люди? Мы уже устали ждать".

Остается жаловаться в газеты, на телевидение, в администрацию. И вот, наконец, мэр Юрий Лебедев пообещал разобраться.

"Две организации, конкурирующих на рынке предоставления электроэнергии, не могли договориться. Я знаю эту проблему, поскольку ко мне люди приходили - на прием из этого дома. В ближайшее время будет заключен договор, эта проблема будет решена".

Хотелось бы верить.

В эфире Псков, Андрей Щеркин:

Задержки жалования псковским пограничникам не редкость, зато теперь они вместо денег зачастую получают справки. По словам помощника военного прокурора Вячеслава Цоя, денег за январь псковские офицеры-пограничники так пока и не получили. Долгое время одним из самых действенных способов борьбы военнослужащих за свои права являлось обращение в прокуратуру. Прокуратура успешно обеспечивала через суд выплату военнослужащим денежного и других видов довольствия. Процедура была предельно простой и удобной. Если в кассе или на расчетном счете воинской части были хоть какие-то деньги, то, согласно судебному решению, часть должна была произвести необходимую выплату в течение десяти дней. Но, очевидно, такой порядок совсем не устраивал финансистов Министерства обороны, иначе - чем можно объяснить выход постановления правительства "О порядке выплаты денежных средств по решению суда". Это постановление значительно усложнило ясную и понятную процедуру взыскания долгов. Теперь деньги можно взыскать только с той статьи расходов, на которую обращен судебный иск. И сейчас все происходит примерно следующим образом. Офицер, которому задолжали деньги, обращается в суд и, как правило, его выигрывает. Имея на руках судебное решение, он обращается в финансовую службу своей части. Но если на счетах части денег нет, а так в последнее время происходит все чаще, то начальник финансовой службы просто выдает ему справку. С этой справкой офицер теперь должен пойти в казначейство. Там чиновники еще раз проверяют наличие средств на счете части и дают очередную справку. Со справкой из казначейства военнослужащий вправе обращаться хоть в Министерство обороны, хоть напрямую - в Министерство финансов. Однако таких случаев в военной прокуратуре не припомнят. Псковские пограничники называют новые порядки просто издевательством над их законными правами. По словам заместителя прокурора Северо-Западного регионального управления федеральной пограничной службы, подполковника юстиции Игоря Иванова, сейчас количество обращений и жалоб со стороны военнослужащих значительно сократилось. Дело в том, что новое постановление попросту отбивает желание у псковских пограничников отстаивать свои права через суд. Видимо, такого положения дел и добивались военные финансисты, пробивая вышеупомянутое постановление в правительстве России.

В эфире Оренбург, Татьяна Морозова:

"25 лет назад я никак не мог подумать, что, спустя столько лет, в начале 21-го века, нам придется отстаивать права Бузулукского бора на достойное существование. И - отвечать на вопрос - добывать или не добывать там нефть, рубить или не рубить лес", - говорит член-корреспондент Российской Академии наук, директор Института степи профессор Александр Чибилев, в 60-е и 70-е годы вместе с общественностью Оренбургской области спасавший (и в те годы - спасший) зеленую жемчужину среди оренбургских степей - Бузулукский бор. В 1948-м году бор лишился заповедного статуса, и в нем начались плановые рубки леса и нефтедобыча. О том, как всем миром вместе с тогдашними властями отстаивали бор, вспоминает Георгий Мухунов:

"Жаркие споры начались тогда, когда стали полыхать пожары. А причина, как там ни крутились, ни вертелись - папироска в озерцо или в лужу нефтяную. И стали писать, стали воевать, стали гнать, а они не идут".

Кроме опасности пожара от неосторожного обращения с огнем нефтяников, была и до сих пор остается в бору и другая беда. Из-за загущенности посадок, вызванных плановыми рубками леса в 50-60-е годы, сосны вместо 120-ти живут 60 лет и сохнут, погибают корневые губки.

"Достаточно с этой опасностью бороться, но не с нефтяными потерями. Если вот эта опасность пожарная, которая от молнии, от окурков, от человека, от природы самой - существует такая опасность. А если мы присоединим нашу разболтанность с добычей нефти, то Бузулукскому бору, я думаю, это нанесет огромный ущерб. Под ним - 110 тысяч гектаров - под ним лежит песок до 200 метров, под бором. Где-то пять тысяч лет в историю, где-то есть. И то, что сейчас там нефтяники хотят взять нефть, я бы сказал, это не преступление, это будет огромная катастрофа. Случись что - вот эти пески никто тогда не восстановит".

Георгий Мухунов теперь на пенсии, как и многие из тех, кто 25 лет назад назад решал судьбу Бузулукского бора. Сегодня эту судьбу решают другие. Свою обеспокоенность высказывает член-корреспондент Российской Академии наук, директор Института степи профессор Александр Чибилев:

"К сожалению, последние годы особенно активно судьбу бора стали решать не экологи, не по инициативе администрации области, а сначала известная фирма "Оренбург-геология", а самые последние месяцы тюменско-московская компания. А наши депутаты Государственной Думы додумались до того, что обратились в правительство Российской Федерации с просьбой помочь тюменской нефтяной компании в решении проблем Бузулукского бора".

В прошлом году, уступив настойчивому требованию общественности, администрация Оренбургской области дала согласие на организацию на территории бора национального парка. Но сейчас, когда проект этот проходит согласование и экспертизу в Москве, попытки ТНК - тюменской нефтяной компании, проникнуть в бор не прекращаются. Мало того, нефтяники говорят, что, мол, на самарской территории бора нефтедобыча ведется, так что же мы отстаем. Разъяснения по этому поводу дает заместитель председателя самарского отделения Всероссийского Общества охраны природы Ольга Зуева:

"Здесь мы делали даже и запрос, и нам компетентные ответили органы и, в принципе, мы сами были на той территории: на самой территории Бузулукского бора Самарская область не добывает нефть".

Вопрос о Бузулукском боре был снят с повестки дня декабрьского заседания Законодательного собрания области. Депутаты должны вернуться к его обсуждению в феврале. На оренбургской территории бора не добывают нефть, пока не добывают.

В эфире Самара, Сергей Хазов:

С третьего января стоимость лекарств в самарских аптеках возросла на 15-20%. Подорожали не только импортные, но и российские препараты, а также смеси для детского питания. Самарцы, посещающие сейчас аптеки главным образом для покупки антибиотиков, поскольку в городе резко увеличилось число простудных заболеваний, были шокированы новыми ценами на лекарства.

"Это безобразие. Я не могу на свою зарплату приобрести нужные лекарства. "Глазолин" стоит 22 рубля, стоил 16. Мазь - 12 рублей, а стоила 6-8".

"Казалось бы, лекарства, препараты - они должны облегчать людям участь. Вынуждены последними копейками расплачиваться. Людей выжали, как лимон".

"Дорогое детское питание, буду, наверное, сама что-то делать, не сможем уже покупать".

Работники аптек объясняют подорожание лекарств тем, что с первого января вступил в силу новый налоговый кодекс, по которому фармацевтические предприятия оказались лишены налоговых льгот. Самые большие проблемы возникли у самарцев, покупающих лекарства по льготным рецептам. Самарские аптеки сейчас прекратили отпускать лекарства гражданам из категории льготников. По словам фармацевтов, до сих пор неясно, за чей счет будет компенсироваться выросшая стоимость льготных лекарств. По подсчетам чиновников, только в Самаре на подобную компенсацию в текущем году нужно будет затратить не менее 70-ти миллионов рублей. Областной Фонд медицинского страхования пока не готов взять на себя подобные обязательства, ссылаясь на нехватку средств. Все это сказывается на работе аптек, где с каждым днем покупателей становится все меньше. Рассказывает заместитель директора самарской аптеки № 254 Галина Тагобицкая:

"Был узкий круг этих аптек, занимающихся льготным отпуском, сейчас система будет меняться, но она еще не отработана, новая система еще не отработана. Вообще у нас увеличится количество пожилого населения, эти люди, эта группа, хотя она большая, но малообеспеченная, а здоровье самое плохое, в общем-то, у людей преклонного возраста. А в связи с ростом цен по льготному отпуску не все медикаменты можно получить. Поэтому ничего пока перспективного не могу сказать".

Не имея возможности после подорожания приобрести порой самые необходимые в домашней аптечке лекарства, самарцы вынуждены в случае болезни все чаще прибегать к услугам службы "скорой медицинской помощи", прося приехавших врачей сделать им укол аспирина или анальгина.

В эфире Пятигорск, Лада Леденева:

20-летней девушкой Ольга Плыкина бежала с семьей из Грозного в августе 96-го года. Тогда постановлением правительства был открыт коридор безвозвратного выезда беженцев с территории Чечни. Шли пешком, с сумками, в которых были только документы и предметы первой необходимости. Пришлось преодолеть порядка 15-ти километров по Старопромысловскому шоссе. В Грозном без вести пропали Олины дед и бабушка. Рассказывает Ольга Плыкина:

"У меня в 95-м году сестра родила ребенка, 29-го декабря. Это было как раз перед штурмом города, благо, тогда еще работал роддом. Она родила ребенка, и сразу мы спустились в подвал и месяц находились в подвале".

В Пятигорск приехали потому, что мама Ольги работала в детском саду, принадлежавшем грозненской ТЭЦ-2, а акционерное общество "Южэнерго" расселяло энергетиков из числа беженцев в пятигорском кемпинге "Гермес". Через три месяца в декабре в кемпинге отключили газ, электричество и воду. Местные власти объяснили это отсутствием денег на содержание переселенцев. И 30-ти семьям пришлось искать себе жилье. Ольге с семьей повезло, после долгих скитаний по разным квартирам их на три года прописали у себя добрые, совершенно посторонние люди. Постепенно обустраивались, получили компенсацию, купили жилье. Ольга окончила юридический институт. Для себя решила: после того, что пережила в Чечне, просто обязана защищать права таких же, как она людей, лишившихся в результате войны всего - родных, жилья, работы.

"Здесь была такая организация французская "Движение против голода", где Витицкий Григорий Юрьевич был руководителем. Они работали тогда, поставляли гуманитарную помощь в Чеченскую республику непосредственно. И он мне сказал, что можно организовать свою организацию, дал почитать закон об общественных объединениях. Мы дали название организации "Вера. Надежда. Любовь".

Сегодня на счету председателя общественной организации помощи беженцам и вынужденным переселенцам "Вера. Надежда. Любовь" юриста Ольги Плыкиной - несколько десятков выигранных судебных дел по проблемам беженцев. 150 женщин из числа беженцев получили за время существования организации профессию, десяткам беженцев "Вера. Надежда. Любовь" за время своего существования совместно со спонсорами помогла одеждой, обувью, предметами первой необходимости. Дети получали тетрадки и книжки к первому сентября, подарки к Новому году. Пытались создать для беженцев рабочие места, даже трудоустроили девять человек. Но оказалось, что согласно налоговому законодательству, в этом случае организации необходимо платить налог со всей гуманитарной помощи, полученной от спонсоров. Многое уже сделано, но проблем чеченских беженцев, которые еще предстоит решить, гораздо больше. На мой вопрос, что же более всего мешает работать организации по обустройству беженцев и вынужденных переселенцев с территории Чечни, Ольга ответила, что это, прежде всего, нетерпимость со стороны органов местного самоуправления, глав администраций, сельских советов, бюрократия и несовершенство российского законодательства. Помогают люди, неравнодушные к чужой судьбе.

XS
SM
MD
LG