Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:

- Почему шахтеры Инты поднимают за своих жен бокалы с чистой водой;
- Елена Манохина из Славинска-на-Кубани одна растит семерых детей;
- В Оренбурге мать-героиня заслуженным человеком не считается;
- Майя Петрова из Пскова лучше всех знает, какие в России времена; - 80% безработных в Мордовии - женщины;
- Кулинарные секреты бурятской шаманки Надежды Степановой;
- Архангельск: Север - не самое лучшее место для жизни;
- Саратов: забастовка как подарок к 8-му марта;
- Вологда: тревоги больных диабетом;
- Самара: где учителю лучше - в государственной школе или в частной;
- Иваново: педагогу Светлане Мартыновой государство должно четыре с половиной миллиона рублей;
- Томск: восстановление исторической справедливости;
- Кызыл: над Тувой звучит песня свободы.


В эфире Инта, Николай Зюзев:

Три шахтера из города Инты в республике Коми 8-го марта подняли за своих жен по стакану воды. Дело в том, что накануне они объявили голодовку. Проходчики шахты "Западная" требуют выплатить заработанные ими деньги. Невозможность содержать семью и чувство мужской ответственности за своих жен и детей заставило их прибегнуть к этому крайнему шагу. Говорит Игорь Яркачев:

"Сама она нигде не получает, и плюс к тому - у нас еще дети ведь растут. Сейчас авитаминоз, тем более - на Севере живем, ногти ломаться, крошиться начали. Никаких слов нет передать ощущение, не только свое, но и всех остальных, кто здесь живет. Шахтеры у нас все - такие же простые люди, как и я, и мы никто ничего не имеем".

Участь жены шахтера - это вечное ожидание мужа из забоя. Виталий Четырин, один из трех голодающих, и Ирина - женаты уже более десяти лет.

"Страшно было, когда задерживался, когда приходил с травмами, у него были травмы. Страшно, когда передавали о том, что в его звене травмировался человек, у него были переломы ног, когда погибали люди в шахтах. Страшно, конечно - ведь, в конце концов, я такая же женщина, как и многие другие, поэтому я боюсь и переживаю за него. Он уходил вчера, предупредив меня, что не придет; он будет голодать, до последнего, пока не выплатят его заработанные деньги. Конечно, я плакала. Мне было очень обидно, мне было очень больно, что нас не услышали, не поняли нас. Вот именно до последнего, до такой крайней ситуации - довели".

Когда-то шахтеры в Инте неплохо зарабатывали. Их семьи не знали, по крайней мере, материальных проблем. Сейчас все наоборот: и денег нет, и опасностей на шахтах все больше. Впору уже, наверное, пожалеть женщине, что связала свою жизнь с горняком.

"Вы знаете, на сегодняшний день - нет, потому что для меня главное - это человек, а остальное... Это - трудности, это трудности сегодняшнего дня. Но ни в коем случае это не отразится на том, что я жалею или не жалею, выйдя за него замуж, прожив с ним 12 лет".

Чем закончится голодовка горняков - пока неизвестно. Но если бы они даже захотели встретить праздник за богатым праздничным столом, это бы им сделать не удалось - денег у них только и есть что на воду, которую пьют голодающие.

В эфире Краснодар, Иван Петров:

Елена Манохина живет в городе Славинске-на-Кубани Краснодарского края. У нее семь детей и 30 метров общей площади в бараке без фундамента. На все ее просьбы к властям помочь в решении жилищной проблемы ответ один - никто не заставлял вас рожать семерых, да еще без мужа. Елена уже устала доказывать чиновникам, что ее многодетность не от безразличия к своей судьбе, как бывает в неблагополучных семьях. Семья Манохиных - вполне благополучная, хотя и неполная. Так уж получилось, что в 32 года Лена трижды оставалась вдовой. Первый ее муж, военный летчик, погиб при выполнении полета, второй попал в автокатастрофу, третий утонул. От трех браков у Елены пять сыновей и две дочери, старшему сыну 15, младшему исполнилось два года. Лена Манохина трудится на хлебозаводе экспедитором и мечтает о работе без командировок, чтобы больше времени проводить с детьми. Однако руководство комбината отказывается предоставить многодетной матери работу с удобным графиком. Более того, ей постоянно дают понять, что при первом же сокращении ее уволят, так как Елена слишком часто, по мнению руководства, уходит на больничный. При этом зарплата многодетной матери - всего 350 рублей. Старшие дети в семье Манохиных подрабатывают - моют машины, нанимаются разнорабочими на стройку. Собственный огород, домашняя живность - все это помогает многодетной семье поддерживать более или менее приемлемый уровень жизни. В школе, где учатся дети Елены Манохиной, эта семья - на самом лучшем счету. Дети учатся хорошо, старшие занимаются в городском Клубе юных моряков. В общем, семья считается вполне нормальной, несмотря на то, что доход на одного человека, включая пенсии и пособия, не превышает 120-ти рублей в месяц. Елена Манохина считает, что способна зарабатывать достаточно, чтобы дети не чувствовали себя ущемленными. Но покупку жилья многодетной матери, конечно, не осилить. В очереди на муниципальное жилье семья стоит под номером 1172. По льготной очереди семья - 41-я, а в городе Славинске-на-Кубани льготникам выделяют максимум по две квартиры в год. Два года назад несколько многодетных семей самовольно вселились в новый дом, где должны были получить квартиры чиновники районной администрации. Семья Манохиных в самозахвате не участвовала. Теперь Елена об этом жалеет - все захваченные квартиры достались многодетным семьям. Остальным льготникам, в том числе и Елене, власти, чтобы замять скандал, выделили участки под строительство. На участке Манохиной сейчас растет картошка и кукуруза. Денег нет даже, чтобы выкопать фундамент. А Елена с семью детьми живет в бараке, где в подвале вода, а в стенах щели, и кровати стоят в два яруса. Что будет, когда дети подрастут? Елена Манохина старается об этом не думать.

В эфире Оренбург, Татьяна Морозова:

300 рублей - вот такую материальную помощь может оказать управление социальной защиты населения Ленинского района Оренбурга ветерану труда Раисе Кунафиной, матери-героине, воспитавшей десятерых детей. Ее пенсия не дотягивает даже до прожиточного минимума, который на сегодня составляет в Оренбурге 1114 рублей 36 копеек. Об этом рассказала сама мать-героиня:

"Никакой заботы нет. Когда-то копейки платили, а сейчас - никакого внимания. Я никому не нужна. Пенсия маленькая, хлопочу-хлопочу и толку нет. 47 стаж, в войну работала. Сейчас 1070 получаю. Сегодня ходила в архив, ничего там не сделали. Лекарства - у меня вторая группа инвалидности - до нового года давали что-нибудь, сейчас вообще ничего не дают бесплатно".

Начальник управления соцзащиты населения Ленинского района Оренбурга Неонила Цись многого пообещать не смогла. По ее словам, с выходом нового пенсионного законодательства пенсионеры ничего не выигрывают, особенно те, у кого даже при очень большом стаже была маленькая зарплата. Они будут получать минимальную пенсию 702 рубля. У Раисы Кунафиной, работавшей в тылу во время войны, пенсия побольше, но то, что она воспитала десятерых детей и поэтому вряд ли могла в свое время найти высокооплачиваемую работу, государство теперь не учитывает.

"К сожалению, пенсия назначается не от того, сколько детей, а по закону от стажа и заработка. Только стаж и заработок влияют на размер пенсии, еще - участие в годы войны".

Материальная помощь, которую центр социального обслуживания населения, подразделения районного управления соцзащиты, имеет возможность оказать малоимущему пенсионеру, невелика, как я уже говорила, всего 300 рублей единовременно, то есть один раз в год, это даже по рублю в день не получается. О случаях, когда врачи просто отказываются выписывать бесплатные лекарства, рассказывают многие пенсионеры. И если по просьбе управления соцзащиты выпишут лекарство Раисе Кунафиной, то общая картина от этого не изменится. Иногда пенсионеров выручают предприятия, на которых они прежде работали. Но Раисе Кунафиной и тут не повезло.

"Последние годы я работала в госпитале, где - инвалиды войны, а до этого я лет 18 проработала в 12-й столовой. Трест развалился, кому мы нужны? Мы - как беспризорные. Посмотришь, осенью пайки пенсионерам, а я никуда".

Из десяти детей Раисы Кунафиной живут и здравствуют сейчас восемь, но помощь своей матери они оказать могут не всегда. 20-ю внуками и 9-ю правнуками можно было бы гордиться, но:

"Нечем похвалиться. Дети тоже, у меня их восемь, только у троих квартиры. Мучаются, одна дочка в Орске, один на Севере, один в деревне, а пятеро здесь. И только у одной дочки квартира, эти все без квартир. Мучаемся, как попало".

В наступившем году в Оренбуржье вступил в силу областной закон, по которому заслуженные люди, герои социалистического труда, обладатели ордена Трудового Красного Знамени, руководители органов местной власти и управления и некоторые другие категории теперь получают надбавки к пенсии. Матери-героини в этот список знатных заслуженных людей Оренбургской области не входят.

В эфире Саранск, Игорь Телин:

Существует множество женских профессий, обладатели которых в Мордовии работают от зари до зари, получая за это жалкие крохи. В первую очередь, это - дворники, уборщицы, вахтеры и гардеробщицы. Женщины получают самые грошовые, в несколько сотен рублей, зарплаты, при том, что выполняют самую грязную, тяжелую и трудоемкую работу. 36-летняя Фаина Халикова должна три-четыре раза в день вымыть более 500 квадратных метров полов в одном из культурно-досуговых центров Саранска, чтобы пополнить своей зарплатой семейный бюджет.

"Получаю 750 рублей. Просто у меня судьба такая получилась, я сама из Казахстана сюда приехала. Трудно было вначале, вот нашла здесь и осталась. Все-таки было вообще 120, сейчас - 750. Конечно, мало, требуют много, а зарплата маленькая. Можно было бы и побольше. Так дают - и то хорошо, за это спасибо".

Однако ее зарплата - не самая маленькая. Работающая гардеробщицей Валентина Ломакина за свой рабочий день перетаскивает сотни килограммов пальто, курток и плащей, получая еще меньше.

"Меньше не бывает, самая маленькая, кто здесь работает. Вот только один раз получила 675 рублей, а в начале было 110 рублей. Это что за зарплата? Вот вы знаете, сегодня к празднику купила - и все деньги. Полкило колбасы, рыбки, курицу, песок, конфет полкило и у меня осталось 50 рублей. Мясо дорогое, рыба дорогая. К столу все деньги".

Еще меньше получают в Саранске женщины-дворники. Их оклад 600 рублей, но эти деньги они получали в последний раз в ноябре прошлого года. Их рабочий день начинается в шесть утра и продолжается с некоторым перерывом до четырех часов пополудни. За это время они должны дважды убрать свой участок размером почти с гектар. Зимой дворники целыми днями работают лопатой, перекидывая тонны снега, или часами ломами разбивают лед на тротуарах. И, тем не менее, женщины соглашаются на эту низкооплачиваемую работу. Причем, соглашаются не из-за того, что лишь бы работать, быть в коллективе, а финансовое положение обеспечит муж. Причина в другом - женщинам трудно найти работу вообще. Вот что говорит жительница Саранска Вера Базаева:

"Женщинам вообще очень сложно найти работу. В молодости - это проблема с детьми. Когда принимают тебя на работу, спрашивают, есть ли дети, сколько лет. Сейчас в моем возрасте, где-то за сорок лет, опять сложно, потому что у нас уже предпенсионный возраст. Опять же - с небольшой охотой берут".

При потере работы остается один - и не самый лучший - выход:

"Рынок. Несмотря на образование, несмотря на практику, на возраст. Я не открою Америку, если я вам скажу, что я не вижу выхода, если сейчас я попадаю под сокращение, в моем возрасте выход такой - рынок".

В Мордовии существует дискриминация в плане трудоустройства как по полу, так и по возрасту, - считает депутат Саранского городского совета Валентина Люгзаева, которая так оценивает ситуацию:

"Сейчас в Мордовии очень тяжело устроиться женщине на работу, даже на любое предприятие, будь то механический завод, будь то акционерное общество и электроламповый. Женщина принимается при определенных условиях. И даже в рабочие сейчас берутся женщины только до 30-35-ти лет. Тот, кто проходит через 35-летний рубеж, вообще очень трудно находит работу".

По официальной статистике, в республике из общего числа безработных 80% составляют именно женщины.

В эфире Псков, Анна Липина:

Имя доктора Майи Петровой знакомо многим псковичам. Детский врач Майя Ивановна около сорока лет лечила и выхаживала новорожденных младенцев, родившихся раньше срока. Она занимала единственную в области должность врача микропедиатра-неонатолога Псковской областной больницы. Число спасенных ею маленьких пациентов измеряется тысячами, многие из них сейчас имеют своих детей и даже внуков, но до сих пор поддерживают с доктором теплые отношения. Судьба Майи Петровой складывалась непросто. В 9-летнем возрасте она осталась одна в осажденном Ленинграде, потерявшись в толпе на вокзале перед отправкой эвакуационного поезда, в котором уехала ее мать. Маленькую девочку тогда приютила пожилая женщина, вместе с которой всего на одну продовольственную карточку неработающего они сумели пережить блокаду. Вспоминает об этом страшном времени Майя с трудом. Много лет пытается разыскать еврейского мальчика, с которым дружила в блокадном Ленинграде. Сосед Сенечка делился с Майей тогда самым дорогим - крохотными комочками серой манной каши, которую ему отдавали сердобольные люди в столовой, куда мальчик приходил и танцевал "цыганочку". После прорыва блокады Майю чудом сумела найти ее мать, поскольку в документах Майя значилась как Маша Петрова, и они попали в Пермь. Там Майя продолжила учебу в школе, а ее увлечение вышиванием даже помогло найти работу. В 12 лет она зарабатывала на кусок белого хлеба и крынку молока, вышивая мережку на костюмах известной балерины Дудинской. Но пережитая блокада сказалась на здоровье, и Майя вскоре серьезно заболела менингоэнцефалитом и больше года была парализована. Именно тогда Майя Петрова решила стать врачом, непременно - детским. И после тяжелого этапа лечения и восстановления, закончив экстерном среднюю школу, поступила в ленинградский педиатрический институт. Закончив его и две ординатуры, Майя Петрова приехала в Псков, где более трех десятков лет лечила детей, сначала занимая должность детского кардиолога, а потом стала единственной на всю область врачом микропедиатром-неонатологом. В то время ей удавалось спасать новорожденных весом в 700, даже 500 граммов.

Сейчас Майе Ивановне Петровой 70 лет. Она живет в крохотной квартире в центре Пскова. Маленькой пенсии в 1300 рублей хватает на то, чтобы купить лекарства и заплатить за квартиру. Льгот, как блокадница, не имеет. Выбивать себе льготы и прибавку к пенсии Майя Ивановна не хочет, говорит, что не может унижаться и просить.

А еще Майя Ивановна - прекрасный кулинар. Фирменные пирожки с капустой к каждому празднику - неизменное блюдо в ее доме. Жаль только, что забыли о ветеране труда в родной больнице. Не так давно для необходимого медицинского обследования из-за отсутствия мест ей была предложена койка в коридоре. Но Майя Ивановна не обижается, говорит, что времена такие.

В эфире Улан-Удэ, Александр Мальцев:

В Бурятии нынче международный женский день пришелся на окончание национального праздника - нового года по лунному календарю. Новый год празднуется в течение всего месяца. На почетном месте семейного стола белая пища - молочная или мясная. Я спросил у Надежды Степановой, шаманки, президента Ассоциации шаманов Азии, чем она потчует родных и друзей?

"Я дома обычно стараюсь готовить, чисто свое, национальное. Потому что наша национальная пища проверена веками и имеет нагрузку очистительную. У нас буряты никогда склерозом не страдали. Исходное блюдо, конечно, молочные блюда. Поэтому люди не страдали гастритом, язвой желудка. И также - молочная водка. Молочная водка - голова остается трезвой, но ноги уже ослабляются".

- А главное блюдо сегодня - "бузы"?

"Бузы" - это берется фарш, мясо говядины, свинины, и чисто из баранины, из жирной баранины очень хорошо, с чесночком, с лучком. Я обычно кладу лавровый лист, мелко крошу и растворяю в воде и эту воду добавляю в фарш. Такой вкус очень хороший бывает. Многим людям нравится и мне самой нравится. Тонкое тесто накатывается и потом заворачивается. 33 зажима должно быть. Отваривается на пару 15-20 минут".

- А что вы делаете для детей?

"Шаньги были раньше. Это - как пирог. Туда я кладу рыбу, брусничный и черемуховый. Это очень вкусно бывает. Моя семья любит. Конечно, сейчас очень много продуктов заграничных, которых мы даже в глаза не видели, но то, что мы привыкли сами с детства - для нашего организма это очень хорошо. Саламату можно с утра до вечера есть. Сметана варится и туда добавляется мука грубого помола. Это очень вкусно. Она очень жирная, вкусная и это, что характерно, для желудка без вреда".

А самое вкусная приправа к блюдам, считает шаманка, аппетит гостей, которые во время "белого" месяца могут приходить без предупреждения.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев:

Жить на Севере вредно для здоровья, а для женщин особенно, здесь период возможного материнства сокращается на десять лет - в сравнении со средней полосой России. К такому выводу по результатам многолетних исследований пришли архангельские ученые-физиологи. Как сообщил директор института физиологии природных адаптаций уральского отделения Российской Академии наук профессор Анатолий Ткачев, человек на Севере испытывает повышенную нагрузку неблагоприятных природных факторов. Это низкие температуры в течение длительного времени, короткое лето и резкие изменения продолжительности светового дня - от более чем 18-ти часов летом до менее 6-ти зимой. За адаптацию к столь суровым условиям организм платит высокую цену, его потенциал истощается.

"В реальной жизни это выражается ускоренным старением, сокращением примерно на десять лет возраста возможного материнства, более высоким уровнем заболеваемости и ухудшением качества здоровья", - сказал ученый.

По его словам, Север далеко не всем показан, поэтому прежде, чем отправиться жить или работать за медико-биологическую границу Севера, проходящую по 63-му градусу серверной широты, нужно проконсультироваться у врача. Дома лучше остаться всем, кто уже старше 45-ти лет, а также имеющим проблемы со здоровьем. На неблагоприятные природные условия на архангельском Севере еще наслаивается и загрязнение окружающей среды. По данным того же профессора Ткачева, ученые наблюдали кормящих матерей в Архангельской области, на Кольском полуострове и на севере Норвегии. Исследования велись в рамках научного сотрудничества стран Баренцева евроарктического региона с применением самых современных методик и оборудования. Оказалось, что в Норвегии материнское молоко (а, значит, и экология) по многим показателям в пять, а то и в десять раз чище, чем на русском Севере. В нем меньше хлорорганических соединений, которые образуются в качестве побочных продуктов промышленного производства и из химических препаратов, применяемых в сельском хозяйстве для борьбы с сорняками и вредителями растений. Эта хлорорганика может вызывать мутации, то есть рождение детей-инвалидов. Любопытно, что в заполярном Нарьян-Маре, где нет поблизости никакой промышленности и аграрного производства, уровень загрязнения столь же высок, как и в промышленном Архангельске. Ученый полагает, что Арктика, подобно гигантскому пылесосу, собирает на своих просторах промышленные выбросы планеты.

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:

Подарком к женскому дню для саратовцев стала забастовка жилищно-коммунального хозяйства крупнейшего промышленного района города - Ленинского. С первого марта прекращены все работы по эксплуатации и техническому обслуживанию и ремонту жилья. Слесари, сантехники, электрики, дворники, водители мусороуборочных машин дисциплинированно выходят на работу, но не покидают жилищно-эксплуатационных участков даже по экстренный необходимости. Жительница улицы Буровой Татьяна Карпенко вызвала бригаду слесарей в последний день февраля, потекла батарея парового отопления. Неисправную батарею срезали, воду перекрыли, а на следующий день началась забастовка. В отчаянии Татьяна Карпенко обращалась за помощью в разные инстанции, но ответ один - все работы приостановлены. Горы мусора образовались во дворах по улицам Саперная, Тверская, Гвардейская.

И это - только вершина айсберга проблем, с которыми могут столкнуться горожане, если коммунальное хозяйство останется без присмотра еще на две-три недели. Но работники коммунальных служб не намерены приступать к делу, пока не будут выполнены их требования - погашена задолженность по заработной плате и вчетверо увеличены тарифы за обслуживание одного квадратного метра жилья. "С ноября не видели и без того нищенскую зарплату, - говорит Сергей Трофимов, начальник ЖЭУ-74 Ленинского района. - На содержание жилья дают гроши. Пока не увеличат тарифы, работать не будем". Гроши - это 98 копеек, которые платят горожане за содержание одного квадратного метра жилья. С первого октября прошлого года тариф был удвоен решением городской Думы, но резкое увеличение суммы квартплаты вызвало протест жителей Саратова, начинались массовые митинги, пикеты у здания Думы. Областная прокуратура обжаловала решение депутатов в суде, и оно было признано необоснованным сначала в районной, а затем в областной инстанции. Новые тарифы отменили 26-го декабря, но городской бюджет уже был утвержден с учетом повышенной ставки оплаты жилья. Недофинансирование отрасли сказалось уже в первые месяцы текущего года. И работники коммунальных служб пошли в наступление, требуя уже не вдвое, а вчетверо увеличить тарифы. Министр жилищно-коммунального хозяйства области Виктор Цопин считает, что ничего страшного в росте стоимости жилья нет, просто надо оформить субсидию, если квартплата составляет 22% совокупного дохода семьи.

"Я такой же житель Саратова, и рост цен также негативно влияет на мой семейный бюджет, - сказал на пресс-конференции Виктор Цопин, - Может быть придет время, когда и я вынужден буду обратиться за субсидиями".

Вероятно министр, стоящий в очереди за пособием - зрелище любопытное. Вот только вряд ли областной бюджет выдержит натиск неплатежеспособных чиновников раздутого правительственного аппарата. Рост стоимости жилья, скорее всего, неизбежен, и разумный горожанин готов платить, но за реальные услуги, за качество жизни. Пока же год от года растущая квартплата никак не отражается на состоянии коммуникаций, крыш и подъездов домов.

В эфире Вологда, Людмила Мартова:

На 12 миллионов рублей сократили финансирование областной целевой программы "Сахарный диабет" депутаты Законодательного собрания Вологодской области в феврале этого года. Известие об этом всерьез обеспокоило больных, получающих бесплатные медикаменты. Вологжанину Николаю Петровичу 42 года, он водитель-дальнобойщик. Диагноз "диабет" ему поставили около пяти лет назад. Инъекции инсулина Николай Петрович делает себе сам два раза в день, даже в дальних рейсах это несложно, ведь вместо обычного шприца он использует шприц-ручку, всегда готовую к употреблению - и просто, и безопасно. О том, что их перестанут выдавать, Николай боится даже думать. И не потому, что не может себе позволить покупать лекарства за свой счет.

"Я не уверен, что шприц-ручки появятся в аптеках, - говорит он, - а делать обычные уколы в рейсе практически невозможно. Я слышал, что сокращение финансирования как раз коснется закупки шприц-ручек. Естественно, меня это очень беспокоит".

В Вологодской области диагноз "сахарный диабет" имеют 18 тысяч человек, 386 из них - дети. Согласно целевой программе, все они имеют право на бесплатные лекарства за счет областного бюджета. В 2002-м году на это в бюджет было заложено более 47-ми миллионов рублей. Однако на последней сессии областного парламента депутатам предложили сократить программу на 12 миллионов из-за острого дефицита бюджетных средств. В первую очередь сокращение коснулось шприц-ручек, тест-полосок для определения уровня сахара в моче и таблетированных лекарств от диабета. Оставшихся средств, по оценкам специалистов, должно хватить только на закупку инсулина и только до октября этого года. По словам председателя постоянного комитета Законодательного собрания по образованию, культуре и здравоохранению Марии Оглуздиной, депутаты выступали против сокращение финансирования программы "Сахарный диабет". Однако начальник департамента здравоохранения обладминистрации Александр Калинько заверил, что больные не пострадают. По его словам, в область должны прийти 14 миллионов рублей из федерального бюджета, которые будут направлены на реализацию программы. Кроме того, сейчас в Вологодской области есть большой запас шприц-ручек, а потому их хватит на всех нуждающихся. Что же касается таблеток, то они включены в другую целевую программу "Льготные лекарства", а потому будут финансироваться из другого источника. Поэтому депутаты согласились с уменьшением финансирования программы "Сахарный диабет", но намерены вернуться к рассмотрению этого вопроса в июне. Если выяснится, что помощь из центра не пришла или лекарства не хватает, то они поднимут вопрос об увеличении финансирования. Пожалуй, сложности могут возникнуть только с тест-полосками, которые сегодня используют больные для самостоятельного определения уровня сахара. Жить без них, конечно, можно, однако отсутствие тест-контроля, к примеру, сильно волнует 70-летнюю Анну Николаеву из Кадыского района.

"Когда запас полосок кончится, - говорит она, - мне, чтобы узнать уровень сахара, придется регулярно ездить в ближайшую поликлинику, а до нее около 80-ти километров. Беспокоюсь, конечно, ведь совсем без контроля нельзя. Придется, наверное, как в старину мочу на вкус пробовать".

В эфире Самара, Сергей Хазов:

27-го февраля самарские учителя пикетировали здание городской администрации. В акции протеста участвовало более двухсот человек. Педагоги потребовали от властей повышения оплаты труда и регулярной выплаты зарплаты. Одна из участниц акции протеста, учитель начальных классов самарской школы № 138 Наталья Чистякова рассказала, что бедственное финансовое положение для педагогов самарских школ уже давно стало вещью обыденной.

"Чувствуешь, что совсем мало получаешь. Молодые, естественно, хотим одеться, и обуться, и детей по-хорошему покормить, куда-либо свозить, что действительно нам не позволяет наша жизнь. Учитель голоден, он позволяет себе побольше поработать, а не позволить себе лишний раз как-то вкусно покушать".

Наталья Чистякова при 12-летнем педагогическом стаже зарабатывает сегодня одну тысячу рублей в месяц. Однако перейти на работу в частную школу, где, как известно, сумма заработка выше, не спешит, заявляя, что она патриот государственного образования и не завидует своим коллегам, ушедшим в частный преподавательский бизнес.

"Школу на школу менять практически шило на мыло. Может быть слишком большая разница, но, я думаю, после маленькой зарплаты чуть побольше, это тоже сути дела не меняет. Если менять, то, наверное, вообще профессию, что ли".

По словам Натальи Чистяковой, чиновники после нескольких акций протеста обязательно обратят внимание на проблемы учителей муниципальных школ. Пока этого не случилось, работать в государственной школе ее заставляет лишь одно обстоятельство:

"Наверное, призвание, по-другому не скажешь".

Это - одна точка зрения, существует и другая. Алиса Краузе семь лет преподает биологию в частной самарской школе "Перспектива", и заявляет, что в государственное образовательное учреждение работать не пойдет ни при каких условиях.

"Я категорически не пошла бы работать в государственную школу. Потому что там нельзя сделать того, что можно сделать в частной школе, нет ни материальной базы, ни какой-то относительной свободы действий. Я вообще приверженец интеллектуального труда и я бы очень не хотела работать именно за мизерную зарплату, потому что любой труд почетен, должен хорошо оплачиваться. А труд с детьми, тем более - должен быть почетен, тем более - должен хорошо оплачиваться, хотя бы потому, что это очень тяжелый труд".

По мнению Алисы, получающий низкую зарплату учитель муниципальной школы не испытывает радости от работы с учениками.

"Человек идет на работу, зная, что его не оценят, не оплатят, конечно, ему и не хочется на этой работе работать".

Учителя продолжают работать в муниципальных школах, веря, что государство рано или поздно улучшит их материальное положение. Считает преподаватель частной школы Алиса Краузе:

"В образовании столько фанатов, но это, как правило, люди среднего и старшего поколения".

В эфире Иваново, Елена Смагина:

Светлана Мартынова - музыкальный работник детского сада № 24 горда Иваново. По самым скромным подсчетам государство задолжало ей около четырех с половиной миллионов рублей, и эти деньги Светлана собирается получить через суд. В 92-м году был принят закон Российской Федерации "Об образовании". Пункт второй статьи 54-й этого закона гласит: "Педагогическим работникам общеобразовательных учреждений минимальные ставки заработной платы и должностные оклады устанавливаются в размере, превышающем уровень средней заработной платы в Российской Федерации". Согласно же пункта три этой статьи, зарплаты для учителей устанавливаются не ниже среднего заработка работников промышленности. На сегодняшний день эта цифра перевалила за четыре с половиной тысячи рублей. Зарплата же учителя, даже после повышения на 89%, едва дотягивает до полутора тысяч. Такое соотношение сохранялось на протяжении всех последних десяти лет. В 2001-м году была принята поправка к закону "Об образовании", которая приостановила действие 54-й статьи. Но с 92-го по 2001-й год эта статья действовала. Первый иск о выплате зарплаты в соответствии с законом "Об образовании" ивановские учителя подали еще в 96-м году. Тогда только на то, чтобы иск был принят судом, ушло 8 месяцев. В 97-м году в удовлетворении иска в первой инстанции было отказано. Но 15-го октября 98-го года областной суд направил дело на новое рассмотрение. Судебная коллегия определила: закон "Об образовании" является законом прямого действия, и отсутствие разработанной методики по начислению заработной платы не говорит о том, что статья 54 не должна выполняться. В конце концов, Ленинский районный суд вынес решение в пользу учителей, однако не указал конкретной суммы, которую должно было выплатить областное управление образования. Поэтому кроме морального удовлетворения 20 учителей-истцов так ничего и не получили. Но на попятную ивановские педагоги не пошли, они решили, что судиться должен кто-то один. Новый иск о взыскании недополученной зарплаты за период с 98-го по 2001-й год подал учитель черчения школы № 3 Феликс Павловский. С учетом индексации недополученная им зарплата за эти годы составила более 470-ти тысяч рублей. После подачи этого искового заявления Феликса Павловского неоднократно вызывали в городской отдел образования. Там ему предлагали новый телевизор, должность директора школы и даже поддержку на выборах в городскую Думу, лишь бы он отказался от судебного иска. Но Феликс упрямо стоит на своем.

"Все, чего я хочу, - говорит Феликс Павловский, - это чтобы уважали меня и мой труд. Все эти годы мои дети голодали, и теперь правительство кинуло нам жалкую подачку в виде 89% надбавки. Но даже с ней моя зарплата не дотягивает до прожиточного минимума. Нам десять лет объясняли, что у государства нет денег, и мы десять лет терпели. Но теперь мы поняли, что ничего не дождемся".

Так объяснил свою позицию Феликс Павловский, он уверен в своей правоте. На заседании суда, которое прошло шестого марта, поддержать Феликса Павловского пришли его друзья-педагоги. Теперь они сами стали учениками, которые прилежно постигают науку отстаивания своих прав.

В эфире Томск, Сергей Скворцов:

Наиболее заметной частью исторической застройки Томска всегда были церкви. Из многих десятков храмов к концу 20-го века уцелели только три, остальные были разрушены в годы воинствующего атеизма. Ряд православных храмов и мусульманских мечетей были использованы под производственные помещения томских предприятий. Сегодня идет возрождение утраченного. На краю бывшей Базарной, а ныне площади Ленина, из руин возрождается Богоявленский кафедральный собор, в котором при коммунистах размещались цеха завода резиновой обуви. Происходит то, что еще 15 лет назад казалось совершенно невозможным. В воскресенье 17-го февраля на площади Ленина буквально в десяти метрах от фигуры вождя епископ Томский и Асиновский Ростислав провел торжественную службу по случаю закладки часовни в честь Иверской иконы Пресвятой Богородицы. На небольшой строительной площадке, окруженной забором, кроме служителей церкви собрались те, кто будет непосредственно заниматься строительством, и те, кто неравнодушен к историческому наследию Томска. О месте часовни в истории города говорит один из томских священников:

"Она имеет такое духовное значение, как духовные врата Томска, так же как и московская Иверская часовня. До революции всякий, кто прибывал в Москву и хотел, чтобы его дела в столице решались успешно, он шел в Иверскую часовню и молился перед этой иконой. Точно так же Иверская часовня в Томске, она до революции играла такую же роль не только для Томска, но и для всей Сибири".

История часовни уходит корнями в 17-й век. Когда-то на этом месте была одна из первых томских церквей - Богоявленская, выстроенная из дерева. Вокруг нее, как раз на месте нынешней площади Ленина, было кладбище, где покоятся многие томские первопроходцы. В начале 19-го века, после того, как пережившая несколько пожаров деревянная церковь вконец обветшала, тогдашние власти решили строить новое здание каменного Богоявленского собора в метрах ста ближе к Томи, а на месте прежнего храма в центре старинного кладбища возвести часовню в честь Иверской иконы Пресвятой Богородицы. Список с оригинала тогда делали монахи Иверского монастыря на Афоне. Более ста лет часовня была духовными вратами Томска и всей огромной тогда Томской губернии, простиравшейся вплоть до Северного Казахстана. В 30-е годы, когда часовня была уничтожена, икона пропала. В России, видимо, постепенно проходит время, когда вчерашние секретари обкомов нарочито крестились на торжественных церковных службах. В Томске на освящении закладке часовни никого из официальных лиц не было. Те, кто в непогожее утро 17-го февраля пришли на освящение закладки часовни, так говорили о том, что происходит, о своем понимании жизни, о нашей истории:

"Разрушено было много, и столько народа погибло. Вот этот весь квартал разрушен и за 70 лет не могли восстановить. Я иду и плачу".

"А деревни как разрушили, раскулачили, а потом расстреляли. Моего деда, там хорошие места были, хлебные, раскулачили, а потом забрали и в Томске через месяц расстреляли".

"Моя мама, бабушки, дедушки всегда верили, и я с детства верю. С детства я знаю, что Господь есть".

Накануне освящения закладки часовни высказывались предположения, что на площадь Ленина могут прийти томские коммунисты, дабы выразить протест по поводу восстановления культового сооружения рядом с символом их веры. Но ничего подобного не произошло. А, по мнению томского священника:

"Всегда была такая традиция на Руси, что на кладбищах именно стояли часовни. Здесь вся площадь Ленина - это кладбище, и для покойных людей, которые здесь, поверьте, для их душ больше будет радости, когда над их останками будет стоять часовня, чем по ним будут ездить машины".

Так в Томске постепенно не только на словах, но и на деле меняется отношение к религии, к истории, к миру.

В эфире Кызыл, Александр Филатенко:

Туву называют прародиной горлового пения, но испокон веков среди его мастеров были исключительно мужчины. Начиная с завоевательных походов Чингисхана, здесь существовал строгий запрет на то, чтобы горловым пением занимались женщины, по шаманским поверьям это могло отразиться на потомстве. До сего дня многие мужчины в Туве считают, что женщины, занимающиеся горловым пением, будут рожать неполноценных детей. На протяжение многие веков тувинские женщины не нарушали этот запрет. И лишь три года назад накануне 8-го марта в Туве был создан первый в мире женский коллектив исполнителей горлового пения "Тыва-Кызы". Так как никаких конкретных фактов, подтверждающих поверье, не было, то четверо выпускниц кызыльского училища искусств рискнули - а почему бы не попробовать, и создали женский коллектив. Все четверо из кожуунов, учились на отделении тувинских национальных инструментов, сейчас преподают в вузах Кызыла. Девушек признали и поддержали самые именитые горловики Тувы. Но табу на исполнение горлового пения было настолько сильно, что девушки в течение трех лет не осмеливались выступать на своей родине в Кызыле. Они объездили почти все страны Европы, дважды побывали с концертами в Японии, но в Туве впервые рискнули выступить лишь в нынешнем году. Сегодня группа "Тыва-Кызы" одна из самых популярных в Туве. Люди восхищаются не столько мастерством, сколько смелым поступком девушек. Сами тувинские мужчины сравнивают их с женщинами Востока, которые сняли с себя чадру.

XS
SM
MD
LG