Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час

  • Инна Кабанова

В этом выпуске:
- Кому достанется тамбовский чернозем;
- Католики живут в Сибири уже больше ста лет;
- Ростовские особенности призыва в армию;
- Почему жители Кызыла больше не любуются ледоходом на Енисее;
- Архангельский трамвай может остановиться;
- Астрахань: почему подростки становятся убийцами;
- Орел: переселенцы из Ленска собираются в обратный путь;
- Сыктывкар: будут ли Хисамутдиновы жить в новой квартире;
- Казань: долой трущобы;
- Омск: почему инвалиды предпочитают сидеть дома;
- Обнинск: театр будет жить, несмотря ни на что;
- Вологда: свобода слова начинается с собственной типографии.

В эфире Тамбов, Инна Кабанова: В преддверии принятия закона об обороте сельскохозяйственных земель в Тамбовской области кипят нешуточные страсти. Причем, пожалуй, впервые за последние годы сами работники сельхозкооперативов не довольствуются ролью исполнителей решений, принимаемых властями. С явлением, называемым сегодня - "теневым оборотом земель", тамбовские крестьяне пытаются бороться всеми доступными способами: от открытых писем к губернатору и обращения к президенту - до отстаивания своих прав в судебном порядке. Прецедентом стало дело кооператива "Измайловский" Знаменского района области. Минувшей осенью председатель этого хозяйства Алексей Степанников поставил односельчан перед фактом, предложив односельчанам продажу техники хозяйства московскому торговому дому "Сахарторг" за перекупленные долги кооператива, а затем войти в контролируемую этой фирмой структуру с утратой имущественных и земельных паев за 25% акций. Сочтя сделку неприемлемой, а председателя виновным в преднамеренном банкротстве, "измайловцы" его переизбрали, но уже через несколько недель он был восстановлен в должности - по решению суда. А далее последовала настоящая оппозиционная война с переизбраниями, восстановлениями, и точка в этой истории не поставлена до сих пор. Только что областной суд отклонил кассационную жалобу "измайловцев", но они уже готовы обращаться дальше, вплоть до Генеральной прокуратуры, пишут письма губернатору, президенту. Вот цитата из одного из них: "Под угрозой отключения электроэнергии; отсюда - неминуемый массовый падеж скота, продолжают насильственным путем загонять в структуру, контролируемую торговым домом "Сахарторг". И далее - чуть ли не угроза новой антоновщины в адрес областных властей, если те не примут мер. "Мы будем вынуждены кооператив, поделить имущество и землю, приступим к самодеятельному введению индивидуальных хозяйств и будем проводить акции гражданского неповиновения".

Разумеется, подобные битвы отнюдь не разгораются повсеместно, чаще всего сделки совершаются "полюбовно". Да и вообще измайловскую историю можно было бы считать частным случаем. Но сегодня в области насчитывается около полутора десятков местных и пришлых структур, заинтересованных в приобретении земельных паев тамбовских крестьян. Самая крупная из них - белгородская агропромышленная корпорация "Сторинская нива", созданная Федором Клюкой, бывшим руководителем сторинского горнообогатительного комбината. Аргументы сторонников сотрудничества с белгородской корпорацией таковы: в обмен на свои земельные паи селяне получают зарплату, сельхозтехнику, а, самое главное, акции, и в качестве дивидендов бесплатную вспашку огородов и шесть центнеров зерна пожизненно. Противники же утверждают, что радоваться нечему: техника остается в собственности белгородцев; акции, в случае банкротства корпорации, например, станут пустыми бумажками, да и прокуратура нашла, что подобные сделки сопровождаются многочисленными нарушениями закона. Да и вообще - стоимость шести центнеров зерна несоизмерима с реальной отдачей земельного надела, пяти-семи гектаров чернозема, но этой отдачи еще неизвестно сколько ждать, да и вложить прежде надо немало. Может быть, этим можно объяснить, что лишь треть собственников наделов их обрабатывает, а половину тамбовских землевладельцев просто не удается найти. Согласно протоколу о сотрудничестве между корпорацией и администрацией области, "Сторинской ниве" уже передано более 110-ти тысяч гектаров тамбовских черноземов, более половины этих земель - так называемые "залежные", то есть - превратившиеся в пустыри, на которых уже растут деревья. Да и что может тамбовский мужик со своим паем сделать? Ведь сегодня в области нет ни соответствующих финансовых институтов, ни земельных банков, ни ипотеки. Можно, конечно, сдать землю в аренду, только вот бизнесмены предпочитают вкладывать деньги в свою собственность, которую к тому же потом можно будет перепродать, а, по некоторым оценкам, доход от перепродажи ста гектаров чернозема составит примерно 150 миллионов рублей. Конечно, можно радоваться тому, что брошенные земли обретают хозяина. Сам руководитель "Сторинской нивы" Федор Клюка на недавнем совещании Центрального федерального округа, проходившем в Тамбове, говорил именно об этом: после десятилетия застоя, когда земля не знала плуга, крестьяне, наконец, начали работать, получать живые деньги. Диссонировал с выступлением руководителя корпорации "Сторинская нива" довольно малочисленный, правда, пикет под красными знаменами у стен драмтеатра, где проходило совещание. Делегатов из сельхозкооператива "Измайловский" среди пикетчиков не было - им некогда, сеять надо. А, кроме того, после череды судов многие из них не верят, что им разрешат распоряжаться своей землей самостоятельно.

В эфире Томск, Сергей Скворцов: Иерархи Русской православной церкви крайне негативно отзываются об утверждении в России церковной провинции римской католической церкви. Одна из ее епархий с центром в Новосибирске охватывает и Западную Сибирь. Не касаясь этого межконфессионального спора, вспомним о том, когда и в связи с чем появились католики в Сибири, те самые католики, потомки которых сегодня являются частью сибиряков, частью россиян. Мой собеседник - томский краевед Василий Ханевич, много лет изучающий исторические корни польской диаспоры в Сибири, потомок тех, кто попал в Сибирь пару столетий тому назад. Томская католическая община, говорит он, является одной из старейших в Сибири и самая старая в Западной Сибири. Возникла она еще в начале 19-го века.

"В Сибирь приехали четыре иезуита и в 1816-м эта миссия основалась в Томске, и с этого момента община существует. Причем, она существовала даже в те самые страшные годы репрессий, которые были в нашей стране - и в Томске, в частности. То есть община была катакомбная, полулегальная. И хотя не было священников.... Священник последний был Антоний Жуковский, в 37-м году в Томске арестован и в последующем - в Новосибирске расстрелян. Если говорить о сегодняшней жизни католической общины, то она довольно разнообразна и очень интенсивна. Существует два католических храма на территории Томской области, это томский костел, самое старое каменное здание, католический храм в Сибири, и деревянный костел в селе Белосток Кривошенского района. В Томске уже девятый год существует и работает католическая гимназия, первая и единственная пока в России католическая гимназия".

Василий Ханевич рассказал нам об истории католиков в Томске. А что у соседей в Новосибирске, например? Об этом рассказывает Нина Торновская, одна из руководителей Дома польского в Новосибирске. Начало истории поляков там - то же, что и в Томске, а потом уже начали сказываться особенности географического положения Ново-Николаевска. Известно, что большой поток переселенцев туда был связан со строительством железной дороги.

"Среди них много инженеров-строителей было поляков, а, стало быть, католиков. А потом железнодорожный мост через Обь, тут проектировал тоже поляк. С 1900-й по 1914-й год переселилось в Сибирь вообще 463 тысячи человек - это, в основном, католики были. Они-то как раз и заложили этот фундамент создания сибирского католичества, именно сибирского. В 30-е годы, когда посыпались доносы на священников, тут начались репрессии, аресты, расстрелы, и в 31-м году новосибирский костел был ликвидирован. Ну и, соответственно, школа, культурно-просветительская жизнь общины католической замерла лет на 60. Под Новосибирском взять, например, поселок Сузул. В 1940-м году туда была депортирована тысяча поляков. Даже в 43-м году открыли польскую школу - вот сколько их там было. А теперь уже потомки депортированных могут в отстроенных новых католических храмах в Новосибирске собираться на молитвы. Можно сказать, что они вернули то, что у них было".

Приток католиков идет сегодня в Сибирь из Казахстана, куда когда-то тоже были сосланы они сами или их предки. Причины переселения объяснять вряд ли надо.

В эфире Ростов-на-Дону, Сергей Слепцов: В Ростовской области, как и во всей стране, набирает обороты весенний призыв молодых людей в Вооруженные силы России. О проблемах со здоровьем призывники и их родители всерьез начинают задумываться, когда молодой человек оказывается уже на призывном пункте. В таких ситуациях чаще всего обращаются в областной Комитет солдатских матерей, а там зачастую приходится разъяснять призывникам и их родителям прописные истины о необходимости предоставления в военный комиссариат полной медицинской документации, заявлять о недугах врачам медицинской комиссии и в случае необходимости требовать дополнительного обследования. Кстати, как сообщила мне председатель Комитета солдатских матерей Елена Зюбровская, эта общественная организация, некогда бывшая в жесткой оппозиции к Министерству обороны, сегодня практически узаконена, сам Комитет располагается в помещении областного военного комиссариата, где и ведет прием. По мнению Елены Зюбровской, большинство призывников искренне хотят служить, однако, попав в воинскую часть, зачастую испытывают разочарование, так как, по мнению Зюбровской, жестокости в армии меньше не стало.

Несколько иначе картину весеннего призыва нынешнего года видит начальник второго отдела военного комиссариата Ростовской области полковник Лихачев. Уже этой весной несколько десятков призывников потребовали предоставить им возможность проходить альтернативную воинскую службу. Однако, как заявил полковник, им всем было отказано в виду отсутствия соответствующих законов. Александр Лихачев считает, что так называемый наряд на призыв, проще говоря, план, определенный Генеральным штабом российской армии, будет выполнен. В истории современной российской армии наряд на призыв не был выполнен только один раз в 1993-м году. Количество жителей Ростовской области, призываемых сейчас на военную службу, полковник Лихачев мне не назвал, сославшись на секретность данных. При этом у военкоматов возникли серьезные проблемы с распределением новобранцев. И связано это, прежде всего, с изменениями в самой российской армии. Значительно сокращены в вооруженных силах тыловые части и пресловутые строительные батальоны, куда раньше направлялись призывники с небезупречным прошлым. А усиление частей учебных, режимных и подразделений постоянной боеготовности естественно предъявляет высокие требования к физическому и интеллектуальному уровню и моральным качествам солдат. По-прежнему остается проблема так называемых "уклонистов". Осенью минувшего года районные военные комиссариаты направили в органы прокуратуры материалы на двухсот молодых людей, уклонившихся от призыва. В 96-ти случаях прокуратуры отказали в возбуждении уголовных дел, 94 материала рассматриваются до их пор, а всего из двухсот было возбуждено 11 уголовных дел, и судом осужден один человек. Во время нынешнего военного призыва борьба с уклонистами развернулась, выражаясь военным языком, на всех фронтах: от оперативного розыска уклоняющихся от военной службы до военно-патриотической агитации. На эти цели из областного бюджета выделено 30 миллионов рублей.

В эфире Кызыл, Александр Филатенко: В середине апреля сотрудники Министерства по чрезвычайным ситуациям Тувы провели учения, как будто началась война, и спасатели отрабатывали действия по защите особо важных объектов, таких как Кызыльская ТЭЦ, дом правительства и других. В это же время на реке Енисей крупные льдины, пришедшие с верховий, сталкиваясь друг с другом, создавали шум, напоминающий грохот разрывающихся снарядов. Переполошились горожане не на шутку, а когда учения, наконец, закончились и страсти улеглись, в адрес спасателей посыпались упреки, мол, на такие вот игры "в войнушку", которые по мнению многих кызылчан, никому не нужны, средства находятся, а, например, на учения по спасению людей при наводнениях почему-то их нет. Еще несколько лет назад, когда вскрывался Енисей, на берегах которого расположен Кызыл, это было одно из самых впечатляющих зрелищ. Кызылчане выходили на берег, чтобы посмотреть на это чудо. С прошлого же года, кроме волнений и страха, это явление уже никаких чувств не вызывает. 18-го мая прошлого года Енисей неожиданно вышел из берегов, разрушив не укрепляемую годами дамбу, и затопил часть Кызыла и еще 18 населенных пунктов. У кызылчанки Татьяны Оржик полностью снесло течением дачу, которую она до сих пор восстанавливает своими силами, не получив от государства никакой помощи. Не только Татьяна Оржик, но и многие другие пострадавшие - не получили компенсации. По официальным данным, от наводнения пострадали владельцы 700 частных домов и шести тысяч дачных участков. Как рассказал министр МЧС Тувы Владимир Сирин, общий ущерб был оценен в 84 миллиона рублей. После экспертизы, проведенной в центральном аппарате МЧС в Москве, осталось 22 миллиона. В Министерстве финансов России, куда документы поступили на утверждение, эту сумму еще уменьшили, и в результате на выплату компенсаций Тува получила лишь 2700 тысяч рублей или по одной тысяче рублей в расчете на пострадавшего. Среди тех, кто до сих пор не получил причитающуюся сумму, и кызылчанин Владимир Караол, который не может восстановить разрушенный наводнением домик. Он говорит, что ему пришлось по несколько раз побывать в МЧС, в администрации города, но он так и не нашел ответа на вопрос, где он должен был получить эту компенсацию. Положенную ему тысячу рублей он наверняка уже не получит. Нет у него уверенности и в том, что эта страшная трагедия не повторится и нынче. Ни у спасателей, ни у метеорологов нет средств даже на то, чтобы совершить облет верховий Енисея на вертолете и определить минимальные запасы снега. И спасатели, и метеорологи свои прогнозы строят на рассказах охотников, утверждающих, что снега нынче в горах выпало мало, но сами же и признают, что если будет резкое потепление, то и этого снега хватит, чтобы начался паводок. Не восстановлена разрушенная во многих местах дамба в Кызыле. Как рассказал мне председатель Комитета природных ресурсов республики Кужегед, родной дядя министра МЧС Сергея Шойгу, на ликвидацию последствия стихийных бедствий выделено только один миллион рублей, их едва хватит на укрепление опасного водоема в городе Туране, на Кызыл средств снова нет, а вот на учения и игры в войну деньги находятся.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев: Троллейбус на улицах Архангельска теперь - редкость. На городские маршруты ежедневно выходит всего пять-шесть машин из 39-ти. Около ста работников муниципального трамвайно-троллейбусного предприятия - водители, кондуктора, слесари-ремонтники, отказываются работать, пока им не выплатят долги по заработной плате. По словам председателя профкома Людмилы Черноусовой, задержка зарплаты составляет четыре месяца, общий долг превышает девять миллионов рублей. Поэтому работники пошли на акцию протеста, и каждый написал заявление о приостановке работы до полного погашения задолженности в соответствии с новым трудовым кодексом. Бедственное финансовое положение троллейбусного парка здесь объясняют тем, что 60% пассажиров в городе пользуются льготами и не платят за проезд, а государство компенсирует не более трети выпадающих при этом доходов. Всего троллейбусы зарабатывают в месяц четыре миллиона рублей, а только на заработную плату нужно три с половиной, а еще необходимо платить налоги, рассчитываться за электроэнергию, покупать запасные части для троллейбусов, изношенных на 70%. В итоге - не хватает денег на зарплату, которая в среднем по предприятию не превышает трех с половиной тысяч рублей. Две недели назад здесь выдали аванс еще за декабрь прошлого года. Ситуация тупиковая: троллейбусы стоят в парке, а, значит, не приносят денег в кассу предприятия; пуста касса - нечем выплачивать зарплату людям. Мэр города Олег Нилов встретился с представителями коллектива и честно признался, что не знает, как выйти из положения. Предприятие, по сути - банкрот, его задолженность по налогам, за энергопотребление превышает сто миллионов рублей. Но делать что-то надо, и мэр уволил начальника предприятия и распорядился составить график погашения городских долгов.

"Мы требуем не только возврата долга, - говорит водитель троллейбуса, мать троих детей Юлия Шапкова, - но и предлагаем свои решения проблемы. В частности, пустить несколько коммерческих троллейбусов. Нельзя - отвечают".

По словам профсоюзного лидера Ларисы Черноусовой, самый экологичный транспорт - электрический, почему-то оказался в немилости у городских властей. С мая по октябрь в центре Архангельска решили закрыть движение трамваев для ремонта дорожного покрытия, что в это время будут делать сотни работников трамвайного парка - неизвестно. Скорее всего - отправятся в отпуск без содержания, а, возможно, что и возвращаться им будет некуда. Мэрия хочет вообще отказаться от трамваев, поскольку они разбивают дороги, проложенные на зыбком болотистом грунте. Специалисты трамвайно-троллейбусного предприятия предлагают пустить вместо трамваев троллейбусы, но на реконструкцию контактной электросети потребуется 38 миллионов рублей, которых в городском бюджете нет. Пока в выигрыше оказались владельцы частных автобусов, они увеличили число рейсов своих машин по троллейбусным маршрутам и подсчитывают будущую прибыль, когда заменят городской трамвай, исправно перевозивший пассажиров с 1916-го года.

В эфире Астрахань, Владимир Паньков: В Астрахани уже не первый год вполне открыто существует организация русских националистов. Астраханское отделение "Русского национального единства" возглавляет Валерий Морозов. Сказать, сколько постоянных участников входит в организацию националистов, - нельзя; своих сторонников они вербуют среди молодежи через бесплатные секции рукопашного боя. Подобные секции рукопашного боя или каратэ работают почти в каждой школе Астрахани, никакого контроля за их деятельностью нет. И преподают в них часто случайные люди, не имеющие педагогического или тренерского образования. Не меньшее значение имеет и то, что астраханские националисты имеют возможность свободно высказывать свои взгляды и идеи через некоторые астраханские газеты. Независимая газета "Миг" опубликовала большое интервью с лидером националистов Валерием Морозовым. Какие поступки совершают под влиянием подобных идей астраханские подростки, свидетельствуют милицейские сводки и приговоры судов. В прошлом году была раскрыта банда астраханских подростков, которые убивали бомжей. Задержанные участники банды из обычных семей, учащиеся школ и ПТУ. Самому младшему на момент совершения преступления не было и 14-ти лет, самому старшему - 16. Следствием были установлены три совершенных убийства и еще одна попытка убийства. Малолетние преступники выслеживали нищих, избивали их до смерти. Единственное объяснение, которое дали убийцы: они сделали это потому, что бомжи не имеют право на жизнь, потому что надо очистить Астрахань от нищих. И еще малолетние убийцы хотели применить на практике приемы и удары, которым они научились в секции рукопашного боя.

Другое подобное преступление совершили четыре подростка, которые до смерти избили 61-летнего мужчину, также - бомжа. Никаких мотивов убийства следствие не установило. Сколько еще подобных немотивированных убийств было совершено в Астрахани, сказать трудно. А всего за прошлый год в Астраханской области зарегистрировано 890 преступлений, в которых участвовали несовершеннолетние, что на 50 больше, чем в 2000-м году. Число малолетних преступников также выросло и достигло 810-ти человек. Прямой связи между убийствами бомжей и деятельностью организации русских националистов не установлено. Как считают представители правоохранительных органов и власти, националисты не представляют никакой опасности.

В эфире Орел, Елена Годлевская: После наводнения в городе Ленске около 150-ти семей ленчан переехали на новое место жительства в город Орел по приглашению администрации Орловской области. От алмазообрабатывающей компании "Алросса", в которой работали многие жители Ленска, они получили новые квартиры в обмен на отказ от жилья в разрушенном стихией городе. И тут же столкнулись с рядом проблем, которые оказались настолько серьезными, что сегодня многие ленчане принимают решение покинут оказавшийся не очень-то гостеприимным город.

"Нас просто обманули, - считает бывшая жительница Ленска Татьяна Соколова 33-х лет. - Говорили - красивый город, развивающаяся промышленность, много вузов, много работы. Мы радовались - значит, сможем обеспечить будущее своих детей на новом месте. А на деле оказалось, что мы не сможем этого сделать, так как на все нужны деньги, а их в Орле заработать невозможно. Заводы еле дышат, идут сокращения, вакансии только на низкоквалифицированную работу, которая оплачивается просто ничтожно - 1200, 1300, полторы тысячи рублей. Деньги, на которые просто невозможно жить. Мы чувствуем себя эмигрантами, которые никому не нужны. В общем, из всех обещаний правдой оказалось только одно - это действительно красивый город, но для нас нет работы".

"Конечно, если сравнить цены в Сибири и в Орле, здесь они гораздо ниже, раза в два, - вступает в разговор Оксана Николаева, на сегодняшний день безработная. - Но зарплаты в Орле ниже не в два, а в четыре, в пять раз. Мы с мужем пытались как-то наладить здесь жизнь, я устроилась продавцом на 1400 рублей в месяц, он - менеджером на две тысячи рублей, дочь отдали в детский сад. Но вскоре закончились деньги, которые мы привезли с Севера, и мы вынуждены были перейти на картошку и субпродукты. А когда сели и подсчитали почему, оказалось, что из нашей общей зарплаты отнять стоимость проезда, коммунальных услуг, обедов и оплаты за детсад, у нас остается 800 рублей. Это невыносимое состояние - чувствовать себя нищими. А что же тогда будет с нашими детьми, какое у них тут будущее? И мы решили последовать примеру своих соседей, многие из которых уже решили отсюда уехать. Мы понимаем, что так здесь живут не только ленчане, но и большинство коренных жителей, но так жить нельзя".

Нужда гонит переселенцев из Ленска назад в город, где они пережили самые страшные дни в своей жизни и куда они просто физически боятся возвращаться. Поэтому пока в Ленск едут только мужчины искать работу и достойный заработок.

"На наш дом, - говорит моя третья собеседница Лидия Калеушка, - уже можно вешать табличку - "женское общежитие". Но жить вечно врозь нельзя, даже за деньги. Дети должны расти в полной семье, а не с мамами. Так что, думаю, многие отсюда просто уедут". Директор представительства акционерной компании "Алросса" в городе Орле Михаил Жаркой разводит руками:

"Я и сам здесь научился считать деньги. Это проблема региона. Пока здесь не начнет развиваться промышленность, уровень жизни выше не станет. Здесь хорошо жить только нашим пенсионерам, получающим практически двойную пенсию. Сегодня ленчан удерживает от отъезда отсутствие ордеров на их квартиры, пока они проживают здесь по договору найма. Но как только мы им их выдадим, люди начнут уезжать".

"Мы не знаем, зачем нас сюда пригласили, - сказала в заключении Оксана Николаева, - похоже, просто хотели решить с помощью нас какие-то свои проблемы. Это нечестно. Жизнь-то у всех одна, и чувствовать себя никчемными из-за того, что кто-то что-то недосказал или не додумал, мы не хотим. Лучше опасный Ленск, чем псевдо-благополучный нищий Орел".

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев: В республике Коми провалилась попытка строить квартиры по государственным кредитам. Через фонд "Жилье Север-инвест" квартиры получили более тысячи семей, но сейчас все стройки заморожены, работа идет только на одном объекте, да и строителей там - раз-два и обчелся. В основном - это сами будущие жильцы своими силами на свои деньги завершают отделку. Ренат Хисамутдинов надеялся сюда вселиться еще в начале 2000-го года.

"Сказали, шампанское уже можете покупать, к Новому году пить будете, отмечать. Уже 2002-й год, финансирования нет, да и денег нет у фонда. Мы за свой счет отделываем, у нас идет, движется".

Ренат работает монтажником, жена - продавщица. Их семья как раз из тех, на кого и рассчитана деятельность фонда "Жилье Север-инвест" - на людей с небольшими и средними доходами. Формула деятельности фонда успешно испытана во многих регионах России. Половину стоимости своей квартиры клиент вносит сам в течение двух-двух с половиной лет, к концу этого срока он уже вселяется в новый дом, на остальную половину под незначительный процент выделяются кредиты из республиканского бюджета. Эта сумма тоже возвращается, но уже в течение 15-ти лет. Все, что могла позволить себе семья Хисамутдиновых, это однокомнатная квартира, но без помощи фонда, говорят они, нечего было бы рассчитывать даже на это.

"Посчитайте, сколько здесь - 60 квадратов где-то и восемь тысяч квадратный метр, какую сумму надо брать. Мне кажется, с нашими зарплатами никак не скопить, даже ссуду нельзя взять".

Скорее всего, что дом, в который вселяются Хисамутдиновы, будет последним из построенных фондом. Государство уже долгое время не выдает очередного кредита, поэтому строители с января не получают зарплату, а сами сотрудники с мая уходят в бессрочный неоплачиваемый отпуск. Помещение фонда было продано, вырученные деньги пойдут на завершение последней стройки. Клиенты тем временем расторгают договоры, проще говоря - бегут, забирая свои деньги. Отношение людей ко всякого рода фондам в Коми скептическое, большинство видят в них еще одну финансовую пирамиду, а в этом случае масла в огонь подлили политики. Председателем попечительского совета является бывший глава Коми Юрий Спиридонов. Здесь давно уже подозрительно относятся к любым финансовым затеям, связанным с его именем. Во время прошлогодних выборов главы оппозиция прямо обвиняла фонд и его председателя Сергея Шалыгина в отмывании денег. Шалыгин категорически отрицал и отрицает это. После поражения Юрий Спиридонов помочь фонду больше не может, все в руках новой власти, а она сейчас в крайне сложном финансовом положении, чему во многом обязана своим предшественникам. Между тем, на носу новые выборы, на этот раз в Госсовет республики. Никто не сомневается, что Юрий Спиридонов со своими людьми хотят там получить большинство. В этом смысле тысячи недовольных новой властью людей - это неплохой политический козырь. Из фонда уже ушло около шестисот семей, осталось триста. Они, отчаявшись после долгих и бесплодных жалоб и обращений, вышли на митинг в центре Сыктывкара, где говорили о том, что они-то сами ни в чем не виноваты, они заплатили деньги и хотят получить свое жилье, другой надежды у них все равно нет. Единственным вариантом для них было строительство с помощью фонда "Жилье Север-инвест", но он сворачивает свою деятельность. Еще в январе вышел запрет правительства заключать фонду новые договоры.

В эфире Казань, Ольга Юхновская: "Долой трущобы" - такие надписи, написанные масляной краской от руки, можно видеть на десятках домов в центре Казани. Эти лозунги в течение нескольких лет писали люди, отчаявшиеся получить нормальное жилье. Из поколения в поколение им по наследству переходили деревянные развалюхи и каменные сарайчики с удобствами во дворе. Целые кварталы полуразрушенных зданий в самом центре столицы Татарстана жители не зря обходили стороной и называли их казанскими гетто. Не только бомжи населяли некогда крепкие особнячки постройки 19-го века, но и люди вполне определенного социального положения - врачи, рабочие, журналисты, педагоги. Например, в трущобе до их пор живет семья известного казанского джазового саксофониста Александра Зыкова. Он ютится на площади 30 квадратных метров вместе с матерью-пенсионеркой, женой и дочерью-первоклассницей. Пищу готовят в коридорчике вместе с соседями, а туалет у них общий, за занавеской. Ждут, не дождутся - новой квартиры, которую, возможно, получат уже в этом году. Несколько лет назад в Татарстане началось масштабное строительство жилья в рамках программы ликвидации ветхого жилья. По статистическим данным, в республике к началу реализации этой программы в благоустроенном жилье остро нуждались 48 тысяч семей, из них в Казани 32 тысячи. К началу 2002-го года справили новоселье 80% обитателей трущоб, сейчас их осталось шесть тысяч. Деньги на строительство бесплатного социального жилья выделяет внебюджетный жилищный фонд при президенте республики Татарстан. Источником финансирования стал введенный на территории республики так называемый налог на ветхое жилье. Не менее 1% от доходов бизнесмены всех уровней и предприятия отчисляли на счета фонда. Правда, появились и несогласные, которые в судебном порядке доказали, что этот налог незаконен. Правительство республики было вынуждено это признать и налог отменило, и теперь средства на строительство собирают как бы в добровольном порядке. Главными донорами программы ликвидации трущоб остались государственные бюджетообразующие предприятия - "Камаз", "Нижнекамск-шина", а вот представители среднего и малого бизнеса вздохнули с облегчением - заставить их платить никто не может. Тем временем центр столицы Татарстана сейчас представляет собой не лучшее зрелище. Жители шутят, что на городских развалинах можно снимать кинофильмы о Сталинградской битве или продолжение фильма "Сталкер".

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская: Омичи, лишенные зрения и слуха, считают родной город недружелюбным. В последнее время на улицах Омска стало как будто меньше слепых людей, на самом деле они никуда не делись, просто выход в город становится для них проблемой. На весь город остался один звуковой светофор, дороги и тротуары разбиты, по ним и зрячему сложно ходить. Особенно это заметно на окраине, где размещается общество слепых и его предприятие. По словам председателя общества Николая Каноникова, проблем у незрячих людей чрезвычайно много, начиная от перехода через дорогу и заканчивая устройством быта. Они не могут найти работу, получают мизерную пенсию, а содержание собаки-поводыря становится неразрешимой задачей.

"Сложностей очень много, и проблемы перехода проезжей части. Есть места, где нет ограждений, буквально в нашей зоне, где наибольшее количество инвалидов по зрению, пешеходные дорожки не ограждены. Содержание собак обходится очень дорого, вынуждены некоторые даже отказываться. У нас есть женщина, она уже с этой собакой более десяти лет, но из-за дороговизны содержания животных, они отказывают себе в этом".

В библиотеке общества слепых недавно был праздник - ей вернули старые книги, напечатанные шрифтом Брайля. Для покупки новых изданий и магнитофонов для прослушивания звуковых книг у инвалидов нет денег. Ветераны вообще остаются наедине с собой в четырех стенах.

"В нашей организации средний возраст 65 лет. Очень много инвалидов, которые получают минимальную пенсию. Многие уже прикованы, по существу - или к квартире, или к постели".

Считается, что инвалиды по слуху имеют больше возможностей, чем слепые, но у них те же проблемы - безработица, маленькая пенсия, недружелюбная окружающая среда. Клуб и предприятие общества глухих расположены в самом центре Омска. По правилам дорожного движения в таких местах должен стоять знак "Переход глухих", но даже около клуба такого знака нет. По мнению сотрудника предприятия Общества глухих Елены Артеменко, слабослышащие и глухонемые люди иногда раздражаются на окружающих, но их можно понять.

"Конечно, им приходится тяжело. И глухим, и инвалидам по слуху, по зрению и всем остальным инвалидам, вообще даже просто людям. Им не хватает работы, из-за этого у них маленькая заработная плата, отсюда происходят и конфликты между ними, озлобленность на общество, друг на друга. Пенсия 700 рублей, зарплата 500 рублей - как им не жаловаться?"

Омичи не согласны с тем, что их считают равнодушными к проблемам слепых и глухих людей. Но почему-то среди обычных горожан инвалиды ощущают себя чужими и стремятся в круг подобных себе.

"Конечно, трудно - труднее, чем нам. Сейчас как-то люди немножко стали раздраженнее, друг к другу стали более равнодушнее. Конечно, они тоже ощущают".

"Насколько я видела, отношение к ним людей со стороны на улице просто обычное любопытство, но в целом - доброжелательность и помощь. Понимание такие люди находят все-таки больше в своем кругу, чем со стороны окружающих".

Инвалиды хотят, чтобы город стал дружелюбным для них, только тогда он станет уютнее и добрее ко всем жителям.

В эфире Обнинск, Алексей Собачкин: Обнинский молодежный театр находится под угрозой закрытия. Этот любительский коллектив на последнем областном фестивале со спектаклем "Тиль Уленшпигель" стал лауреатом в шести номинациях. Театр пользуется в городе огромной популярностью, его спектакли всегда собирают полный зал зрителей. Что же, собственно, произошло? Режиссер Надежда Чиркова вступила в острый конфликт с руководством Дома офицеров, к которому приписан театр. Как говорит Надежда Чиркова, когда она начинала интересоваться, куда деваются деньги от продажи билетов, так ей тут же предлагали уволиться. Ни подтвердить, ни опровергнуть эту информацию директор Дома офицеров капитан второго ранга Сергей Павлов не смог, так как воинское начальство не рекомендовало ему общаться с корреспондентом Радио Свобода. А конфликт дошел до того, что ставку режиссера попросту сократили, и это практически означает гибель лучшего любительского театрального коллектива Калужской области. В труппе молодежного театра 50 актеров, в основном это студенты и аспиранты обнинских вузов, они шокированы решением директора Дома офицеров сократить ставку режиссера театра.

"Очень обидно, что наши люди в погонах, имеющие еще достаточную власть в городе, перекрывают лучшей молодежи в этом городе кислород".

"Я сама - мать, и как мать хочу с очень большим сожалением отметить, что молодежи действительно перекрывают путь в это прекрасное место, в этот храм. Казалось бы: театр - вот он, берите чувства, берите переживания, думайте, а не берут. А зачем тогда жить - непонятно".

"Такое впечатление, что администрации города просто плевать на молодежь. Нам перестали уделять внимание".

Обнинская власть никак в этот конфликт не вмешалась и за театр не заступилась. Заведующая городским отделом культуры Любовь Пермякова сказала мне в телефонном разговоре, что режиссер молодежного театра Надежда Чиркова должна сама урегулировать конфликт. Чиркова же пока верит, что ее в беде не оставят.

"Я надеюсь, что театр не погибнет, я надеюсь, что я все равно найду какой-то выход. Я, конечно, буду бороться, еще повоюю, но что из этого выйдет без помощи власть имущих?" 23-го апреля при полном аншлаге в Доме офицеров был сыгран прощальный спектакль молодежного театра "Тиль Уленшпигель". Но театр все равно будет жить - говорит режиссер Надежда Чиркова.

"Дальше будет "Фигаро", спектакль. Не будет денег, значит - будем играть в джинсах, будем репетировать на природе, дальше покажет время".

Никто из актеров в сложившейся ситуации не собирается покидать театр. Говорит Ксения Медведева:

"Я никогда не покину, не брошу даже в трудную минуту этот театр. Я думаю, когда я выращу своего ребенка, я буду ставить спектакли вместе с Надеждой Сергеевной".

В эфире Вологда, Людмила Мартова: Вологодская независимая общественно-политическая газета "Премьер. Новости за неделю" отныне печатается в собственной типографии. Приобретение полиграфического оборудования стало возможным благодаря сотрудничеству с фондом поддержки независимых СМИ - МДЛФ. В августе представители "Премьер-информ" из Вологды защитили свой бизнес-проект по открытию типографии на кредитном комитете и в октябре подписали договор о поставке печатного оборудования по лизингу. Печатная машина произведена в Швеции. По словам директора типографии Сергея Замуруева, машина обеспечивает высокое качество печати и по целому ряду показателей на сегодня это лучшая машина в регионах северо-запада. Вологодский проект МДЛФ третий в России, ему предшествовала весьма серьезная работа. В первую очередь, подписание контракта стало возможным благодаря абсолютной независимости медиа-группы "Премьер" от властных структур или местных олигархов. На страницах газеты "Премьер" публикуются материалы, не раз вызывавшие гнев чиновников разного уровня, а потому чужая полиграфическая база вполне могла бы стать рычагом воздействия на неугодную газету. До недавнего времени в Вологде была только одна типография - объединение "Полиграфист". Несмотря на частную форму собственности, оно довольно сильно зависит от местного Белого дома. Во-первых, областные издания, издаваемые за счет бюджета, составляют большую часть пакета заказов "Полиграфиста", во-вторых, областная администрация не раз выступала поручителем при получении типографией весьма выгодных кредитов. Именно поэтому существовала вполне реальная возможность, что когда чаша терпения властей переполнится, у "Премьера" начнутся трудности с печатью. Использование типографии в соседних областях, рассматриваемое руководством "Премьер-информа" как запасной вариант, из-за транспортировки готовой продукции сразу делало газету нерентабельной. С открытием собственной типографии эти проблемы исчезли. Отныне весь процесс издания газеты "Премьер" не зависит абсолютно ни от кого, кроме ее коллектива. У газеты "Премьер" есть настоящая независимость, а у остальных вологодских газет появилось право выбора, ведь в Вологде закончилась эпоха полиграфического монополизма.

XS
SM
MD
LG