Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:
- Писатель Алексей Маслов из Пскова не хочет просить деньги у власти;
- Владимир Темин из Сыктывкара хранит язык коми;
- Незрячие поэты Саранска никогда не жалуются на судьбу;
- Как свести вместе пензенских писателей и читателей;
- Светлана Рогулина из Климовска хочет вернуть людям сказку;
- Пятигорск: дети народов Кавказа поют о мире;
- Краснодар: тележурналист - опасная профессия;
- Невельск: экраны телевизоров ослепли;
- Ростов-на-Дону: казаки требуют вернуть им землю предков;
- Уфа: гибель Белого ключа;
- Урюпинск: электричество по карточкам;
- Магадан: колымский фермер Григорий Безуглый знает, как вырастить большой урожай на Крайнем Севере.


В эфире Псков, Анна Липина: Некоммерческая литература, поэзия, малая проза, издаваемая в провинции, - это убыточное предприятие. Такое мнение высказал один из молодых псковских писателей Алексей Маслов.

"А что сейчас наиболее продаваемо? Как мне сказал директор книжного магазина "Сказ": опять, говорит, книгу стихов принес. Ты бы написал мне про ауру, из жизни мануального терапевта что-нибудь закрутил, я бы у тебя сто взял экземпляров, продал. Потому что был вал, все читали про ауры, и сейчас это одна из самых продаваемых, не столько любовные романы или детектив какой-то, боевик. Я брал у них рейтинги псковских продаж - "аура" забивает все. Не хочу я про ауру писать, неинтересно мне. Будучи вынужден работать где-то, не имея наследства от бабушки из Чикаго, еще и литературу превращать в это, это бы не хотелось".

Жанр, в котором работает Алексей Маслов, это малая проза, миниатюра и верлибр. Как рассказал Алексей, первое свое произведение он написал еще в 7-м классе. Увлечение писателями-фантастами вдохновило его на создание своего фантастического романа. Совершенно случайно Алексей Маслов попал на работу в редакцию газеты. С этого момента и начался у него активный издательский период.

"Я сделал свою первую книгу "Отдельно стоящее дерево". Я уже работал в редакции, я ее сам сверстал".

В книгу вошло около 70-ти произведений.

"Буквально сразу же я выпустил книгу - вот, зелененькая лежит, "Пушкин и Ленин". Это такой стёб над псковской действительностью, историей, в какой-то мере. Это ироничный взгляд на историю Пскова, на события".

У этой книги получилась интересная судьба. В силу того, что Алексей затронул очень многих известных в городе людей, половину второй полосы официальная газета областных властей "Псковская правда" посвятила разгрому этой книги.

"Как бы не касаясь литературных достоинств, это не оценивалось, а главное было - сказать, какая сволочь автор. Я как бы улыбнулся, я бы не сказал, что я издевался над ними. После этой разгромной статьи раскупили все. Я пошел к автору этой разгромной статьи в "Псковской правде" за свои деньги высказал благодарность за успешное проведение рекламной кампании".

Свое отношение к псковскому отделению Союза писателей Алексей комментирует так:

"Это какой-то другой мир. Я как-то не успел в него попасть - может, и без него можно обойтись, без этого Союза. Сейчас я не вижу вообще необходимости существования этой организации, по большому счету, с тех позиций, которых придерживается она. То есть, как: есть писатели, а есть не писатели. Потому что раньше все шло через них, сейчас точно так же, как и я, каждый раз идут куда-то просить деньги. Только они считают, что им должны давать, а я так в принципе не считаю. То есть издательство, покупающее у меня рукописи, это правильно, но идти просить в областную администрацию, допустим, денег на книгу.... Мне надо придумать какую-то идиотскую фразу - "социально значима". Это я не считаю возможным. Они считают возможным сидеть на шее у государства, их так приучили".

Сейчас Алексей Маслов в соавторстве с коллегой-журналистом Юрием Моисеенко заканчивает работу над новым произведением.

"Пишем на основе реальных событий, как жанр - "роман-репортаж", это "хвосты" нашей газетной работы. Столько всего происходит, что жалко, что все пропадает. Типажи же кругом лежат, жалко, пропадают такие колоритные".

Вместе с тем Алексей продолжает по-прежнему писать стихи и прозаические миниатюры.

"Мечта каждого поэта - "стоячая" книга. Потому что мягкий переплет поставишь на стол, и он не будет стоять. В твердом переплете, с цветной обложкой".

Недавно эта мечта сбылась - вышел в свет сборник произведений Алексея Маслова в твердом переплете.

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев: Талантливые люди в республике Коми не нужны. К такому выводу пришел однажды писатель Владимир Темин.

"Здесь приехал, работал в Москве, очень уважаемый человек, это - Худяев Сергей Иванович. Приехал сюда. Его никто не выгонял, его оставляли, но он рвался на родину, чтобы приложить свои силы здесь. Теперь он мне говорит: Володя, я никому не нужен здесь, я в республике не нужен. Доктор наук, профессор. В Москве и в пригородах работает около трех тысяч по национальности коми - доктора наук, кандидаты, крупнейшие специалисты. Если бы три тысячи работали здесь, какой бы был эффект".

Почему так происходит? Ведь не из-за одной только полной возможностей столичной жизни уезжают люди. Как-то так получается, что одаренные люди, как правило, трудные, своенравные - приходятся провинциальным властям не ко двору. Потому и уезжают искать счастья и точки для приложения сил где-нибудь на стороне. Ученому в этом смысле все же легче, он где-нибудь да будет востребован, а что делать автору, пишущему по-коми? Его читатель только здесь. Правда, этих читателей с годами все меньше. Владимир Темин только что вернулся из Ижевска с международного Конгресса финно-угорских писателей. Оказалось, что проблемы у всех общие. Участники Конгресса в своей резолюции заявили, что в условиях глобализации надо сохранять самобытные нации, языки и литературу, вплоть до самых маленьких.

"Я бы не хотел, чтобы судьба коми, была такая же как у уйливов; где они сейчас, где Ижора, а где Муром, а где другие? Они растворились постепенно. Я бы хотел, чтобы коми сохранились".

Владимир Васильевич вырос в коми-деревне, где постоянно бывает и с грустью наблюдает перемены в нравах. Когда-то коми славились тем, что у них не было дверных замков, потому что не было воровства.

"Как говорят, бытие определяет сознание. Безысходность, из-за этого люди пьют. Раз пьют, значит, нужны деньги, отсюда - один шаг до воровства. Раз воровство, деградирует, изменяется национальная физиономия нации. Раньше же если что-то где-то пропало, то вся деревня взбудоражена. К сожалению, не только у нас в республике, а везде. Я в поезде ехал, из Воронежа один товарищ, я говорю: у вас, наверное, не воруют? У нас, говорит, нет. Ну вот видишь, как повезло. "У нас - нет, потому что все уже проворовали". И здесь я пока не вижу какого-то выхода. Жить, терпеть, ждать".

Писатель Владимир Темин учился в школе, где все предметы преподавались на коми-языке. Сейчас таких школ в Коми не осталось. Есть сам коми-язык - как предмет, но все остальное, даже в деревнях, преподается на русском. Естественно, что в таких условиях приток новых имен в коми-литературу сокращается. Правда, уже второй год в Сыктывкаре проводится летний университет для юных авторов. В прошлом году их работы собрали в книжку. В этом году тоже подготовили сборник, но денег на издание пока нет. Возможно, помощь вновь придет из-за границы.

"Спасибо надо сказать финскому правительству и обществу "Кастрин", они во многом помогли средствами, финансами организовать учебу. Конечно, мы бы и сами могли это ассигновать, но, говорят, денег не хватает на это, нужно на что-то другое. На то, чтобы учить молодежь, немножко не хватает денег".

Коми-писателю Владимиру Темину 65 лет. Он автор хорошо известных здесь книг поэзии и прозы, лауреат Государственной премии республики Коми. Он ведет обычную жизнь провинциального литератора с редкими публикациями и грошовыми гонорарами. Он верит в неисчерпаемые богатства родного языка и хочет, чтобы и спустя столетия на нем писались книги и у тех книг не переводились бы читатели. И еще, чтобы уроженцы этой земли не были бы вынуждены покидать ее, а находили свое счастье здесь.

В эфире Пенза, Наталья Ратанина: Жители Пензы не очень охотно читают местных авторов и с большим трудом называют тройку-четверку имен земляков-беллетристов. Конечно, все без исключения помнят о Куприне, Лермонтове, но вот вопрос о писателе Малышкине вызывает недоумение, не говоря уже о более современных авторах, которые печатают свои повести, рассказы и стихи в ежемесячном литературном журнале под называнием "Сура". По словам учителя русского языка и литературы одной из пензенских школ Натальи Авраменко, ей неоднократно приходится сталкиваться с тем, как неохотно ее ученики-восьмиклассники готовят сообщения о местной литературе к урокам внеклассного чтения и постоянно спрашивают - зачем это? Учителю приходится объяснять, что в целях расширения кругозора, устойчивости мировоззрения и просто ради эстетического образования следует все-таки изучать местных авторов. Ничем не лучше ситуация в пензенских библиотеках, например, в центральной городской библиотеке имени Белинского. По словам Людмилы Филимоновой, заведующего информационно-библиографическим отделом библиотеки, журнал "Сура" читается книголюбами крайне редко, а уж о журнале молодых авторов Сурского края под названием "Читарь" вообще мало кто знает, да и в фонде библиотеки его пока нет. Но иногда бывают неожиданные наплывы учеников школ, которые в один голос требуют журнал "Сура". Объяснение внезапной популярности простое: они получили школьное задание или по краеведению, или по литературе на урок внеклассного чтения. Правда, не все так безнадежно. Людмила Филимонова не скрыла удовлетворение по поводу постоянной востребованности пензенских авторов Николая Буянова и Геннадия Штурмина. Ежемесячный литературный журнал "Сура" буквально нарасхват, если на его страницах произведения этих земляков. Библиотекарь Наталья Сергеева, обслуживающая абонементный отдел, рассказала, что у читателей пенсионного возраста пользуется популярностью писатель-пензенец Николай Почивалин, а вот местная писательская молодежь им неинтересна. Почивалин, по ее словам, это их прошлая жизнь, и пожилые жители Пензы с помощью его книг возвращаются в свою молодость.

В эфире Саранск, Игорь Телин: В литературном сообществе столицы Мордовии выделяются люди, которые пишут стихи не о том, что они видят, а о том, что и как они чувствуют. Эти люди лишены зрения. Жительница Саранска Раиса Белова пишет стихи с детских лет, это увлечение она пронесла через всю жизнь. Свои стихи она официально нигде не публиковала, и свидетелями ее поэтического творчества являются только близкие родственники и члены Общества слепых, для которых Раиса Белова более 25-ти лет готовила устные выпуски стенгазеты. Здесь она давала своей фантазии простор, в стихотворной форме одушевляя окружающие предметы. Впрочем, сама Раиса Белова свое увлечение поэзией не считает, она говорит, что удел ее стихов - лишь сделать приятное людям.

"Я просто по ходу дела, нужно, например, какое-то стихотворение, кого-то поздравить или к какому-то празднику соберется компания; прежде, чем начинать, я начинаю стихотворение говорить".

Сейчас совсем ослабевшее зрение не позволяет Раисе Беловой писать, а потому все стихи ей приходится просто запоминать.

"Ложатся в строчки лучше слова, и этим строчкам нет конца и края. Заполнена стихами голова, она всегда как книжка записная".

В отличие от Раисы Беловой, Василий Онашкин - профессиональный литератор, автор более 700 опубликованных стихотворений, выпустил четыре поэтических сборника. Он постоянный участник различных литературных вечеров, проводимых в Саранске. Но так же как Раиса Белова Владимир Онашкин лишен зрения вот уже 25 лет. Первые свои стихи Владимир Онашкин написал также в детстве. И, возможно, поэзия так бы и осталась простым увлечением, неким отдыхом после работы, но тяжелая авария разделила на две части его жизнь, уклад этой жизни, сделав поэзию основой существования.

"У человека есть зрение обычное - глазами, а нужно еще сердцем видеть. По ночам мне снятся сны, зрячие сны, сопоставляю свою жизнь зрячего с таким положением незрячего. И вот, на основании этих контрастов у меня появляются стихи и песни".

Владимир Онашкин самостоятельно научился играть на гитаре. Читая стихи, стал сам себе аккомпанировать. И хотя такое исполнение назвать пением трудно, но он читает, что музыка придает особый смысл его стихам.

Характерная особенность - ни в одном стихотворении слепых мордовских поэтов нет ни строчки жалобы на судьбу, лишившую их зрения. Пишут они о чем угодно, но только не об этом.

В эфире Подмосковье, Вера Володина: Когда человек не верит в сказку, ему очень трудно жить на свете. В эту мудрость верит Света Рогулина. Даша и Леня первыми читают ее сказки, это дети Светы, вторыми их слышат молодые климовчане литературного клуба, который Света создала, когда увидела в городе много юных, пишущих, порой, в тайне от родителей и друзей, но желающих быть услышанными. Света для многих из них стала первым читателем, первым редактором, первым издателем, но, самое главное - другом. О клубе она всегда рассказывает, прежде всего. Я прошу вспомнить о том, как она сама, оставаясь благодарной читательницей, превратилась в писательницу.

"Помните, дефицит какой был книг. Я, помню, стояла в очереди сама в детской библиотеке, чтобы прочитать сказки Баума, Волкова, чтобы Астрид Лингренд прочитать. И какая радость была, когда мы Заходера доставали, когда мы читали Даниила Хармса. И когда я сейчас стала своим детям читать стихотворения, прочитав всю нашу классику детскую, я поняла, что мне хочется чего-то иного. Вдруг я сала видеть какие-то сюжеты в жизни, которые окружали моих детей, я поняла, что я хочу написать об этом, но - по-своему".

Свои сказки Светлана почитала в школах, и там все удивились - почему ты не печатаешь? Она стала ездить в издательства, в редакции. В одной из московских газет ей предложили написать сказку про Того, кто прилетает с планеты Исполнения добрых детских деланий.

"Получилось. И мне стало так радостно, когда стала писать истории про такого доброго мальчика, который прилетел с планеты Исполнения добрых желаний. Конечно, он наделен необыкновенной волшебной силой, которая помогает ребятам очень. Он немножко другой, он не похож ни на Карлсона, он не похож ни на Пеппи Длинныйчулок, он не похож на Колобка. Те ребята, которые сейчас растут, они больше общаются с компьютером. Он должен быть им близок. Читая о героях классических, они их уже воспринимают как сказку, которая когда-то была, а я пытаюсь создать сказку, которая сейчас в нашей жизни. Сказка - это игра. Почему мы даже, взрослые, когда начинаем собираться вместе, мы начинаем вспоминать что-то приятное, что-то хорошее. Вдруг, когда возникает какая-то смешная игровая ситуация, мы начинаем чувствовать себя замечательно. Так как я писала о герое, который прилетел с планеты Исполнения добрых детских желаний, именно добрых детских желаний, потому что желания могут быть разные - даже у ребенка. Сейчас у меня родился герой, я немножко описываю, скажем, так, своего сына, чуть-чуть какие-то черты его характера. Действительно, этот герой он родился из детской веснушки. Я пока предварительно назвала его "Веснушка", он сейчас у меня живет вместе с мальчиком, земным хорошим мальчиком, и вместе с ним он оказывается и в детском саду, и на игровой площадке, то есть он - рядом с ним. Если Карлсон он скрывался, он не хотел, чтобы эту "чудесатинку" знали взрослые, то здесь этот ребенок присутствует, и мама кормит его вместе завтраком, вместе они путешествуют по разным планетам. Действительно, что из него дальше получится, я посмотрю, сейчас пока я с ним играю. Но мне, конечно, очень хочется, чтобы вышла книга, где были детские стихи, где были уже свои сказки. Потому что, наверное, это хорошее нормальное желание, чтобы ребята это узнали. Для меня самое главное, чтобы ребята видели, что наряду с чем-то не очень хорошим, не очень радостным, со всеми теми проблемами, которые перегружают, я считаю, детей, и школа перегружена этими проблемами, и взрослые, ребята и родители. Чтобы мир сказки, мир детства, мир игры, причем мир игры доброй, хорошей, светлой, мир той игры, который мы получили в детстве, и который, мне кажется, ребята недополучают сейчас, чтобы они взяли его. Потому что, когда окунаешься в этот мир, жить легче. Что-то плохое - оно куда-то отходит подальше".

На пути к читателям молодая сказочница из Климова стоит пока перед издательствами, где ей говорят: у вас замечательные сказки, но вас никто не знает, нам проще издавать известных авторов. Светлана Рогулина все равно верит, что ее сказки увидят свет.

"Если человек не верит в сказку, ему очень трудно жить на свете. Сказка - она в жизни рядом, и не надо закрывать глаза на нее, пусть она будет и у детей, пусть она будет и у взрослых".

В эфире Пятигорск, Лада Леденева: Восьмилетняя чеченская девочка Замиля, с которой я познакомилась в Пятигорске, где на прошлой неделе прошел 4-й Северокавказский форум "Дети Кавказа за мир на Кавказе", спела мне песенку. "Дорогие учителя, остановите войну. Я даже обещаю примерно вести себя на уроках, только остановите войну", - поется в песне. На этот раз город-курорт принял более 800 мальчишек и девчонок из 13-ти республик, районов и областей Южного федерального округа. Три дня в гостиницах "Пятигорск" и "Интурист", где разместились участники форума, царила веселая суматоха, завязывались знакомства, звучали песни и стихи. Дети говорили о мире. Вернее - о том, как избежать разрушительных ужасов войны в горячем Северокавказском регионе. Облачившись в белые с голубой символикой футболки от генерального спонсора форума - Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, ребята обсуждали международную конвенцию о правах ребенка, говорили о проблемах беженцев и вынужденных переселенцев, об утратах, причиненных войной.

"Война - это ужас того, что может случиться с тобой в любую минуту. Бояться за родственников, когда идет война где-то в другом месте, бояться, что кто-то из знакомых может попасть в нее. Не раз сталкивались с этим под бомбежками".

Поделилась со мной 14-летняя Заира из Гудермеса. По мнению организаторов форума, самой запоминающейся станет поездка в Пятигорск для детской делегации из Чечни, состоящей на этот раз всего из семи человек; на большее у администрации Гудермесского района не хватило средств. Говорит руководитель делегации Рамзан Хасулханов:

"Один мальчик, который принимал участие в прошлом году, целый год ожидал подобного выезда. У них очень сильные впечатления остаются, все видят впервые в своей жизни. Они первый раз в жизни видят высотные дома, красивый город Пятигорск, Вечный огонь, телефон. В данный момент они занимаются тем, что звонят друг другу по телефону и говорят первый раз в жизни по телефону. Самые яркие впечатления у них остаются на всю жизнь".

"Они всю дорогу пели песни. Они больше знают на чеченском, если мы все на русском знали, все песни комсомольские и пионерские до сих пор знаем. Они все дети одинаковые, просто наши повидали больше и знают больше о том, что происходит. Единственная боль наша, что они не умеют говорить. У них речь не развита, потому что у нас школы зачастую не работают, нет специалистов. Только в этом их беда. А так наши дети очаровательные, умницы, они любознательные, очень талантливые. Хотелось бы, чтобы такие условия были, где бы они могли развиваться. Для наших детей - война, подрываются на минах, каждый день в чью-то семью горе приходит, это для нас - явь, это сегодняшний день".

Добавила заместитель руководителя делегации, помощник главы Курчалоевского района Чеченской республики Зара Худаева. Дети Северного Кавказа хотят мира, они рисуют свой край солнечным, богатым, щедрым и гостеприимным. Посвящают Кавказу стихи, которые насквозь прожигают душу. "Я мир воспринимаю без прикрас и жизнь не в розовом я вижу свете, и все-таки кричу в сто первый раз - пусть никогда не умирают дети!" - написал в стихотворении 10-летний Шамиль Архестов.

В эфире Краснодар, Иван Петров: Трое умерших от рака и пятеро больных онкологическими болезнями за два года - такова статистика заболеваний в коллективе краснодарской государственной телерадиокомпании "Кубань". Для относительно небольшого штата сотрудников в триста человек уровень заболеваемости значительно превышает средние показатели по Краснодарскому краю. Несмотря на рост числа больных, руководство компании отказывается признать онкологические заболевания профессиональными. Независимые эксперты утверждают, что ухудшение здоровья сотрудников связано с халатностью руководства. Телевизионный центр в Краснодаре, построенный 40 лет назад, расположен у подножья телевизионной вышки. Лариса Якимова, в прошлом - главный инженер телецентра, считает, что строительство в начале 60-х годов велось без учета влияния электромагнитных полей на здоровье человека. По мнению Якимовой, телецентр вообще нельзя было размещать в окружении жилых домов. Несколько пятиэтажек, примыкающих к телецентру, находятся в зоне высокой концентрации излучения. По современным санитарным нормам, в таких домах жить вообще нельзя; однако, никакого учета заболеваемости жителей не ведется. Многие даже не догадываются, что соседство с телецентром опасно для здоровья. В 80-е годы, когда появились сведения о взаимосвязи электромагнитного излучения и онкологических заболеваний, людям, работающим непосредственно на передающем центре, были предоставлены льготы в связи с вредным производством. Сотрудники передающего центра начали получать молоко, для них было предусмотрено досрочное оформление пенсии. Все остальные сотрудники компании, журналисты, технический персонал, не относились, по мнению руководства, к группе риска. Ухудшению ситуации способствовало размещение новых передатчиков и антенн на крыше телестудии, а также на вышке. Если раньше это оборудование оснащалось защитными экранами, то в последнее время оно монтируется без соблюдения санитарных норм. В середине 90-х годов среди сотрудников телерадиокомпании начался рост онкологических заболеваний. Когда встревоженные журналисты вызвали на студию экспертов из независимой организации "Радиационный контроль", результаты исследования электромагнитных полей оказались шокирующими. В некоторых помещениях уровень излучения превышал предельно допустимую норму в сотни раз. Группа журналистов потребовала от председателя компании Владимира Рунова признать онкозаболевания профессиональными и полностью оплатить лечение. Однако председатель припугнул зачинщиков увольнением, не признал проблему в целом, ограничился полумерами. За счет администрации было проведено медицинское обследование персонала, а наиболее опасные помещения были закрыты. Прошло несколько лет, здоровье сотрудников телерадиокомпании ухудшилось. Коллектив журналистов собирается отстаивать свои права на охрану здоровья в суде.

В эфире Южно-Сахалинск, Наталья Сердюк: Вот уже несколько дней на 9-ти телевизионных каналах в Невельске вместо программ - белые полосы. Кабельное телевидение в Невельске появилось шесть лет назад, жители города, помимо двух каналов российского телевидения, стали смотреть еще девять. Хозяин канала Олег Хлоденев имел на тот момент все разрешительные документы. Но сейчас потребовался еще один - согласование. Его должны дать местные власти, однако, на запросы директора кабельной телевизионной сети в мэрии не отвечают. А все началось после того, как Олег Хлоденев отказался транслировать по кабельному телевидению программы пресс-центра администрации города. По приказу мэра спутниковые антенны частной телекомпании демонтировали под предлогом того, что здание, где установлены антенны, будут сносить. На запрос предпринимателя выделить ему новый участок земли в мэрии ответили отказом. Теперь незарегистрированная муниципальная телекомпания вещает новости района по второму российскому каналу два раза в неделю, перекрывая московские программы. Больше других действиями властей возмущены жители города. Сегодня без кабельного телевидения остались больше тысячи абонентов. Мэр Невельского района Василий Роточев, сославшись на свою занятость, доверил прокомментировать ситуацию своему заместителю Виктору Мясникову, который сказал: "Не были приведены в соответствие обычные требования для любого предпринимателя, нет документа-согласования". Но именно это согласование директор кабельной телевизионной сети и не может получить: власти не отвечают ни на устные, ни на письменные обращения.

В эфире Уфа, Артур Асафьев: В последние месяцы Уфу заполонила реклама минеральной воды под названием "Красный ключ". В рекламных публикациях наперебой описываются целебные свойства воды и красота Нуримановского района Башкирии, в котором она добывается. На бутылочных этикетках изображена просто волшебная картина бьющего из скалы ключа. Но до сих пор мало кто из жителей Башкирии знает, что картинка эта фальшивая, что уникальный, второй по величине в Европе карцевый источник был фактически уничтожен еще в прошлом году. До этого Красный ключ был одним из красивейших мест в Башкирии, он образовался в результате выхода на поверхность подземной реки Яман-Ялга. Первооткрыватели дали ему название "Белый ключ", позднее возле него возник поселок с таким же названием. До революции один предприимчивый заводчик построил здесь бумажную фабрику и малую электростанцию. При советской власти "Белый ключ" переименовали в "Красный ключ". Бумажная фабрика с горем пополам доработала до конца 70-х годов, электростанция прекратила свое существование еще раньше. Красный ключ был объявлен природным памятником и стал любимым местом отдыха для жителей и гостей поселка. Ежегодно красота берегов ключа привлекала людей в поселок и туристов. Составлялись различные проекты облагораживания ключа. В принципе, достаточно было бы расчистить его русло от остатков старой бумажной фабрики и объявить это место охраняемой зоной отдыха. Но в 2000-м году акционерное общество "Баштрансгаз" и закрытое акционерное общество "БашУрал монолит" неожиданно выступили с идеей построить на источнике малую гидроэлектростанцию. Идея была обсуждена только с президентом Башкирии Муртазой Рахимовым и больше ни с кем - ни с местным населением, ни с природоохранными ведомствами республики, ни с общественными экологическими организациями. Последние, кстати, так ничего и не узнали вплоть до самого окончания строительства. В течение 2001-го года строители соорудили дамбу, плотину, а чтобы окрестная природа не мешалась под ногами, ее попросту уничтожили. Деревья вокруг ключа нещадно вырубили, слой земли и тот снесли, а ровное пространство вокруг ключа усыпали галькой. От былой красоты не осталось и следа, ландшафт изменился до неузнаваемости и стал походить на лунный пейзаж. Строители работали быстро, и их работа не особенно афишировалась республиканской печатью. Все протесты местного населения против варварского обращения с природой игнорировались. К зиме 2001-го года станция была уже построена, 7-го ноября на ее открытие приехал президент Муртаза Рахимов. Как рассказывали очевидцы, к открытию ГЭС почти все было готово - красная ленточка, импровизированный митинг, банкет, не хватало лишь самой малости - смонтированная турбина не работала, не давала ток. Однако чудо все-таки произошло: президент нажал кнопку на пульте и фонарь над плотиной загорелся. Добрыми волшебниками, не позволившими сорвать торжество, оказались местные электрики. По срочному заданию строителей они провели временную линию к турбине от поселковой подстанции. Как рассказывают жители поселка Красный ключ, им почти сразу же стало ясно, что никакой необходимости в строительстве малой ГЭС нет. Наоборот, в районе сейчас излишки электроэнергии, образовавшиеся из-за того, что потребление электроэнергии в последние годы постоянно снижается. Местное лесопромышленное хозяйство почти не работает, многие производства вообще остановились. Фактически электричество потребляется лишь для нужд освещения и водоснабжения. По мнению жителей, вся затея с постройкой мини-ГЭС - ни что иное, как простое отмывание денег. Со времени торжественного открытия станции прошел почти год, турбина на Красном ключе по-прежнему так и не работает. Сделанная наспех плотина уже начала разрушаться. Рано или поздно ключ окончательно ее размоет, но разрушенную красоту берегов уже не вернуть.

В эфире Ростов-на-Дону, Сергей Слепцов: Российский закон "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" породил новый всплеск активности казачьего движения - и не только на Дону. Российский закон "О земле" никак не согласуется, по мнению казачества, с законом "О реабилитации репрессированных народов". Недавно в донской казачьей станице в городе Новочеркасске прошел съезд казаков Всевеликого войска Донского. У казаков принято собирать так называемый "круг" - хуторской, станичный или войсковой. Однако, как заявил один из донских казачьих лидеров есаул Валерий Олейников, к казачьим требованиям, выдвигаемым на кругах, власти относятся как к сугубо корпоративным и мало обращают на них внимания. А на повестке дня съезда, в общем-то, встал один самый главный для казачества вопрос - о земле. Советская власть не только подвергла жесточайшим репрессиям казачье сословье по всей России, но и уничтожила сам принцип казачьего землепользования и землевладения. Хотя эти экономические формы сами по себе достаточны уникальны. Пахотные земли и сельхозугодья выделялись донским и другим казакам за их службу в русской армии, а вот дальше земля каждого округа распределялась войсковым правлением атамана казачьей области между округами станицами и хуторами, и каждый казак получал так называемый войсковой пай пахотной земли, а кроме того, по жребию распределялись угодья для покоса, порубки леса, ловли рыбы, под огород, выпас скота. Получалось, что собственность на землю была коллективной, а хозяйствование на ней - сугубо индивидуальным. Причем, уже в 18-м и 19-м веках обычной практикой у казаков стали кооперативные формы работы на земле. Немудрено, что нынешний российский закон об обороте земель сельскохозяйственного назначения, разработанный для всей страны, по мнению казаков, лишает их экономической основы существования. Делегат съезда, войсковой старшина Юрий Колобродов заявил, что на сегодня, когда земля стала товаром, на Дону она уже практически поделена, скуплены земли совхозов и колхозов. А другой казачий лидер Александр Фалалеев призвал казаков выразить свою волю и встать на защиту казачьих земель, дарованных казакам российскими самодержцами. Отметив при этом, что ни один из пунктов российского закона "О реабилитации репрессированных народов" в отношении казачества так и не выполнен, а земля на Дону должна стать собственностью войсковых казачьих общин. При этом на съезде прямо говорилось о необходимости заставить российскую власть принять необходимые меры и нормативные акты. Ну, а своеобразным резюме казачьего съезда стало мнение его гостя, атамана Кубанского казачества генерала Громова: "Земельный вопрос нельзя отдать на откуп Государственной Думе. Сейчас у российского казачества последний шанс вернуть себе земли своих предков".

В эфире Урюпинск, Ольга Шушлебина: В Волгоградской области установлены лимиты на потребление электроэнергии. Их ввели одновременно с очередным повышением тарифов. Теперь за киловатт-час надо приходится платить не 60 копеек, как было раньше, а 88. Более того, установлена норма потребления, превышение которых повлечет за собой еще более высокую оплату. Сверхлимитный киловатт-час будет стоить теперь уже рубль 44 копейки. Урюпинцы известие об очередном повышении тарифов пережили молча, а вот установление лимитов потребления электроэнергии вызвало целую бурю негодования и возмущения. Свет по карточкам, что может быть более нелепым? Люди до крайности возмущены тем, что они и без того безропотно отдают свои деньги, а им еще устанавливают лимиты. Но самое удивительное другое: для того, чтобы их оплатить, народ вынуждают стоять в долгих очередях. Особенно тяжело приходится сельским жителями. По утрам у абонентской службы урюпинских электросетей скапливаются очереди, везет народ справки о составе семьи, выданные сельсоветом, ведь от того, сколько человек проживает в доме, зависит лимит, а значит и то, какую сумму приходится выкладывать из кармана. Вот и едут люди из дальних хуторов, хотя сейчас - уборка, и у крестьян по горло других забот, чем мотаться в город с бумажками. Кажется, это единственный случай, когда в одной лодке потерпевших оказались и энергетики - во всяком случае местного уровня, - и их клиенты. У энергетиков подтверждаются самые плохие прогнозы. Первое - то, что платить люди больше не станут, станут больше воровать, а второе - что кампанию по установлению лимитов они провалят. Объехать весь район, сделать расчеты, да еще и проконтролировать, кто сколько сжег света, это нереально. Вызывать всех поголовно потребителей в электросети и вовсе невозможно. Кто привезет бабушку из дальнего хутора, кто произведет расчеты в других, богом забытых хуторах? Так что, выходит, энергетики тоже иногда плачут. А народ потихонечку начинает саботировать нововведение. Первый вопрос о незаконности лимитов поставила, как это ни странно, директор урюпинской городской бани Валентина Кривошеева. Она дозвонилась до приемной РАО ЕЭС России и напрямую спросила там о лимитах. Очень удивились в приемной, но узнав, что звонят из Урюпинска, успокоились, Урюпинск он и есть Урюпинск, шутка, мол, такая. Людям, признаться, не до смеха, живем мы не богаче других, и киловатт-час у нас не дешевле прочих регионов. Так что впору выяснять, не является эта идея противоречащей законодательству. Но пока местная прокуратура и правозащитники безмолвствуют, народ сопротивляется как может. Люди отказываются делать перерасчет и вообще перестают платить за свет. Поэтому совсем скоро, видимо, около окошечек абонентских служб станет тихо и спокойно.

В эфире Магадан, Михаил Горбунов: "Дары земли и моря Севера 2002" - так называлась осенняя сельская ярмарка, прошедшая на днях в Магадане. Жителю центральных районов России, который никогда не был на Колыме, трудно поверить в это изобилие: кочаны капусты по 15 и более килограмм каждый, таежные помидоры южного сорта "Бычье сердце", морковь, огурцы. Два колымчанина привезли просто на показ выращенные в теплицах арбузы и дыни. А я встретил здесь старого знакомого, фермера Григория Безуглова. Мы с ним познакомились давно, лет 20 назад. Было тогда у фермера с десяток грядок редиски, да один старенький трактор. Сейчас он владелец почти сотни гектаров земли и кроме огурцов с помидорами привез на ярмарку зрелый овес в снопах. Тот самый овес, вероятность вызревания которого на российском Севере десятки лет авторитетно и до сих пор отрицают маститые московские ученые. Фермерское хозяйство Григория Безуглова не просто, как говорится, любительский набор грядок и теплиц. Свое дело он давно поставил на научную основу и на этой основе делает далеко идущие выводы.

"Я все-таки пытаюсь его сделать образцово-показательным. Массу посылал телеграмм в Москву в академию, чтобы они придумали модель, то, что Столыпин хотел придумать, как должен жить сам фермер, от чего должен оттолкнуться. Утром встать и первое, что он должен делать, второе, третье, и солнце зашло, чем он должен закончить. У нас этой модели не только на Крайнем Севере, а по всей России нет. Если бы она была, модель, мы бы жили нормально, никаких проблем бы не было".

Многие московские теоретики упорно пытаются доказать, что на Крайнем Севере России в экстремальнейших погодных условиях сельское хозяйство вести нелепо и бессмысленно. Иной точки зрения придерживается практик - фермер Безуглый.

"Наш климат, где температура в среднем 15-16 градусов, он самый благоприятный для капусты, редиски, укропа, петрушки, лучше не бывает. Но дело в том, что у нас два-три дня срок действия, как с грибами".

Григорий Безуглый имел в виду жесткие сроки, когда надо успеть на Севере посадить и собрать урожай. Как правило, это действительно всего по несколько дней. И лукавил хитрый магаданский фермер, уж он-то за свои четверть века давно и эти сроки наизусть знает и обкатал не столыпинскую, собственную стратегию - ежедневное расписание занятий. В эти занятия, кстати, входит и постоянный обмен опытом и семенами с фермерами Америки и Канады, и переписка с дочерью, которая недавно так успешно закончила университет в японском городе Токио, что Япония выделила ей государственную стипендию для обучения там же в аспирантуре. 25 лет магаданец Григорий Безуглый доказывает своим трудом - даже на Крайнем Севере России земля на дары щедра.

XS
SM
MD
LG