Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час

  • Марина Ильющенко

В этом выпуске:
- Кто услышит свисток дальневосточной переписчицы;
- Забытые жители Барыша отказываются от переписи;
- Поморы - новая национальность в России;
- Екатеринбургские присяжные - кто они;
- Религиозный мир на берегах Байкала;
- Магадан: почему геологи больше не ищут золото;
- Брянск: маршрутные такси - "за" и "против";
- Астрахань: льготников поделили на первых и вторых;
- Нижний Новгород: заключенные учатся на юристов и психологов;
- Сыктывкар: бизнес за колючей проволокой;
- Саранск: Саша Жирноклеев ухаживает за пчелами не из-за денег, а для души.

В эфире Хабаровск, Марина Ильющенко: Досрочная перепись в отдаленных районах Дальневосточного региона началась в сентябре. О том, как прошла предварительная перепись, было сообщено на заседании окружной комиссии по подготовке к проведению Всероссийской переписи населения. Как выяснилось, якутским бродячим псам переписчики не понравились. По словам заместителя председателя территориального округа Государственного комитета статистики Якутии Туяры Торговкиной, именно они, то есть собаки, стали главными врагами переписчиков. Хабаровские псы оказались не лучше. Во время ознакомительного обхода, который переписчики начали 30-го сентября, пострадало двое человек. Об этом сообщил вице-мэр Хабаровска Валерий Казаченко:

"Наши домашние животные нападают на переписчиков. Это, к сожалению, уже случилось. Особенно касается это жителей частного сектора, двоих уже покусали".

Пожалуй, самый трагичный случай произошел с 20-летней переписчицей, которая в субботу 5-го октября, совершая ознакомительный обход, позвонила в одну из квартир дома, расположенного в Кировском районе Хабаровска, как полагается, представилась, показала удостоверение, - однако, открывший дверь 46-летний мужчина набросился на девушку, начал ее избивать и душить. Спас переписчицу не свисток, а звонок соседей, которые вовремя вызвали милицию. По этому факту возбуждено уголовное дело по статье 213, часть первая - "хулиганство". Оказалось, что хозяин квартиры был ранее судим, имеет инвалидность по психическому заболеванию. Однако, несмотря на риск, переписчики, которыми в основном стали студентки высших учебных заведений, начали заполнять специальные анкеты. Ольга Ильина, студентка третьего курса Дальневосточной академии госслужбы переписчицей решила стать ради интереса.

"Как люди воспринимают, как это все это будет происходить, и в патриотических целях, маленько есть такое".

- Какие патриотические цели?

"Принять активное участие в жизни страны, сделать что-то полезное, в этом плане".

За несколько дней Ольга переписала около 120-ти человек. За время своей работы она заметила:

"Воспринимают все по-разному, нормально, можно так сказать. Еще один парадокс: чем у людей больше денег, тем они неохотнее запускают тебя в дом и тем они неохотнее отвечают на твои вопросы. Также боятся переписчиков пенсионеры-бабушки".

Однако и переписчики тоже боятся. На участке, где работает Ольга, есть милиционер. Со студентками, пожелавшими работать переписчицами, по квартирам ходят юноши, тоже студенты. Но и это вряд ли может помочь.

"В чем парадокс еще один заключается? В том, что человек не может со мной заходить в квартиру. Как бы это правильно, с другой стороны, что он сделает, как он мне поможет, если он будет стоять за дверью, где 33 бронированных двери, - будет головой прошибать? Вот этого я тоже не понимаю. То есть могут сделать все что угодно, и никто тебе, ни милиционер, никто не поможет, он будет стоять с другой стороны двери, хоть ты там закричись".

- А свисток у тебя есть?

"Есть".

- Его будет слышно, если что?

"Мне кажется, нет. Посвистим, посмотрим, что получится. Но, надеюсь, свистеть не придется".

С начала переписи на Дальнем Востоке к своим обязанностям приступило около 28-ми тысяч переписчиков. Для того чтобы переписать население Хабаровского края, потребуется помощь четырех тысяч переписчиков. Первые итоги переписи в крае появятся в апреле 2003-го года, а фундаментальные будут обнародованы в 2004-м году. При условии стопроцентной переписи населения Дальнего Востока станут известны данные о семи миллионах дальневосточников.

В эфире Ульяновск, Сергей Гогин: Барыш - небольшой районный центр в трех часах езды от Ульяновска. Его население составляет около 26-ти тысяч человек. Приезжему может показаться, что люди здесь живут посреди свалки мусора. Из-за бедности городского бюджета бытовые отходы не вывозятся, и жители опорожняют мусорные ведра прямо возле домов. К такому положению привело банкротство фабрики "Шерсть-сукно", от которой всегда зависел город. Поддержки лишилась не только социальная сфера; когда фабрика остановилась, около трех тысяч человек остались без работы и без средств к существованию. В целом предприятие задолжало уволенным работникам шесть с половиной миллионов рубелей, которые они никак не могут получить, несмотря на решения суда - судебные приставы бессильны. В отчаянии более двух тысяч человек заявили об отказе Всероссийской переписи населения. Общее мнение участников акции выражает руководитель инициативной группы Зоя Головина:

"Если нас государство здесь бросило на произвол судьбы, если мы совершенно нужны, зачем нас тогда переписывать? Мы просто-напросто вымрем, хоть так, хоть так. А таким образом мы можем хотя бы обратить внимание на нашу проблему".

Некогда процветающая суконная фабрика, крупнейшая в области, начала приходить в упадок после приватизации в начале 90-х годов, тогда же начали копиться долги. С работниками расплачивались вениками, ведрами, мышеловками и галошами, которые предприятие получало по бартеру. Чтобы обналичить галоши, люди ездили в соседнюю Самарскую область, где на них есть спрос.

"Три часа на электричке, поскольку денег не было, они "зайцами" ездили, продавали галоши и с этими несчастными грошами возвращались сюда, чтобы купить кусок хлеба".

"Вот когда на пенсию уходила, вообще мне денег ни рубля не выписали. Мне тогда дали сорок пар галош, я поехала - продала".

Фабрика-банкрот задолжала отдельным работникам около 60-ти тысяч рублей. Зоя Головина и ее муж не могут получить заработанные 90 тысяч. Она усматривает в банкротстве предприятия злой умысел с целью ухода от задолженности.

"Они там сделали дочернее предприятие, каким-то образом все имущество перекачалось в это дочернее предприятие. Сейчас объявили основное предприятие банкротом, и нам внешний управляющий, конкурсный управляющий, Белочкин заявил: денег на предприятии не осталось, рассчитывать на погашение задолженности незачем. Просто-напросто нас кинули. С 99-го года у нас у судебных исполнителей лежат исполнительные листы. Имущество фабрики за это время разбазаривается, автомобили, весь парк автомобилей, там было 42 автомобиля, распроданы по таким смешным ценам, когда "девятка" за пять тысяч, "КАМАЗ" за 19-20 тысяч".

Видя, что имущество по дешевке скупает руководство предприятия, люди многократно обращались в прокуратуру с просьбой проверить, насколько законно реализуется имущество. Прокуратура отписалась, а областное управление юстиции подтвердило, что процедура банкротства идет по закону. Заявляя об отказе от переписи, люди понимают, что между их проблемой и важной государственной кампанией нет прямой связи, но не видят другого способа, чтобы выразить протест против бездействия государственных чиновников. Людей обижает то, что государство вспоминает о них во время выборов и переписи. Большинство жителей умирающего Барыша никому не верят, и любые протесты считают бессмысленными. Но меньшинство, несогласные становиться безмолвными объектами статистики, бойкотирует перепись.

В эфире Архангельск, Владимир Ануфриев: После проведения Всероссийской переписи в национальной структуре страны может стать одним народом больше. На статус такового претендуют русские поморы, живущие по берегам Белого моря в Архангельской области. Летом инициативная группа энтузиастов, объединившаяся вокруг Центра развития информационных технологий Поморья, обратилась к президенту России с письмом, в котором просила официально признать поморов как реально существующую коренную этническую общность и учесть ее численность во время переписи. Из Государственного комитета статистики пришел ответ, в котором сказано, что для опросных листов подготовлен перечень национальностей и этнических наименований, куда включены и поморы. Идеи объявить поморов отдельным этносом начали витать в Архангельске с приходом перестройки. Большинство наблюдателей считают это чудачеством и способом привлечь к себе внимание отдельных местных политиков. Несколько лет назад сессия Архангельского областного собрания депутатов уже отказалась признать коренных жителей Беломорья - русских поморов, малым народам Севера, имеющим по российскому закону особый статус и различные льготы. Предложение приравнять поморов к жителям тундры ненцам тогда вносила группа депутатов. Доводы противников можно свести к формуле: это же абсурд, так можно всю Россию приравнять к малым народам. По мнению профессора истории Поморского государственного университета Анатолия Куратова, поморы это всего лишь северная часть русского народа. Исстари на Беломорье селились новгородцы, поморского этноса по происхождению просто нет. Конечно, считает ученый, в Поморье выработался особый жизненный уклад. Веками здесь кормит людей море, лов рыбы, промысел морского зверя. Суровая природа наложила отпечаток и на характер людей. В истории вокруг поморского этноса существует и экономическая подоплека. Признание поморов малым народом сулит реальную выгоду. По российскому законодательству таким народам выделяются бесплатные квоты на вылов рыбы. По данным Комитета по рыбному хозяйству областной администрации, сейчас шесть поморских рыболовецких колхозов, дававших некогда примерно 10% областного вылова морской рыбы, не в состоянии купить на аукционах квоты на добычу морских биоресурсов. Старинные беломорские деревни, где около шести тысяч жителей, оказались обреченными на прозябание. Когда-то самый известный архангельский помор Михайло Ломоносов ушел из родной деревни учиться в Москву. Трудно сказать, с той ли поры, но уж последнее десятилетие точно молодежь бежит из неперспективных деревень, уезжают в город учиться, работать и редко кто возвращается назад. Поморские села стареют и умирают даже быстрее, чем это подмечает официальная статистика. Председатель областного Комитета статистики Любовь Григорьева подвела предварительный итог досрочной переписи, которая проводилась в августе-сентябре в труднодоступных районах Архангельской области. Основной итог работы - реальная численность населения оказалась на 10-15% меньше, чем значилась в хозяйственных книгах учета на местах.

В эфире Екатеринбург, Евгения Назарец: Редкие разоблачения и сенсации делали екатеринбургские газеты столь популярными, как публикации списков присяжных заседателей. Здесь тебе и светская хроника, и политическая интрига в одном. К тому же среди двух сотен имен любой екатеринбуржец обязательно обнаружит кого-нибудь из своих знакомых. Среди потенциальных присяжных оказались министр по управлению госимуществом Свердловской области Вениамин Голубицкий и областной министр экономики Галина Ковалева. В список попал депутат Госдумы, глава свердловского обкома КПРФ Владимир Кадочников. Министры и депутаты люди чрезвычайно занятые, это и готовый отрицательный ответ на вопрос, согласитесь ли быть присяжным. Но кроме них получили шанс стать заседателями, например, очень популярный в Екатеринбурге астролог и психоаналитик Анна Кирьянова, гитарист группы "Чайф" Владимир Бегунов, и директор Свердловской киностудии Георгий Негашев.

"Буду отказываться, потому что к любому делу надо относиться серьезно, если ты берешь на себя ответственность, то ее нужно нести. Это же непростая вещь - вынести приговор. Речь идет о людях, у которых есть семьи, родители есть, дети есть. Значит, этот приговор должен быть максимально справедливым. Понимаете, это должен быть человек с врожденным ощущением беспристрастности. Я - человек достаточно пристрастный, многие мои убеждения отличаются от убеждений других людей".

Еще одна екатеринбургская знаменитость, астролог Анна Кирьянова, наоборот, сочла, что не вправе отказаться от такого поручения судьбы.

"Мне кажется, есть вещи, которые мы не должны, может быть, решать, согласны мы или не согласны. Так же как мы не согласны были, может быть, прийти на этот свет, платить налоги, идти в армию. Мы же женщины, мы детей рожаем, то есть мы принимаем такое решение, по сравнению с которым все остальные решения - мелкое дело. Мне кажется, только женщина, только мать может действительно принять правильное и здравое решение, когда она видит перед собой даже судебный процесс. Мужчины иногда бывают более жестоки, с одной стороны, потому что они не думают о ценности жизни, а с другой стороны, они более внушаемые иногда".

Пока трудно сказать, появятся ли екатеринбургские звезды на процессах, даже несмотря на всю свою готовность. Возможно, адвокаты сочтут неуместным такое слияние правосудия и шоу-бизнеса. На рассмотрение судов присяжных в Свердловской области поступит только уголовные дела, возбужденные после 1-го января 2003-го года, поэтому заседания с их участием начнутся не раньше февраля, такой прогноз у председателя коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда Вячеслава Курченко.

"Судье, с одной стороны, легче, потому что вопросы о виновности решает, получается, общество в лице присяжных, и всю ответственность за ошибки оно берет на себя, а не судья. Часто судье по оценочным делам очень тяжело принимать решения, нужно выносить приговор, где излагать все доказательства, перечислять, чем вина подтверждается. А присяжные ничего не указывают, они вопрос доказанности не мотивируют. Отвечают на три вопроса: было ли это деяние, совершил это деяние конкретный человек и виновен ли он. И присяжные никому не обязаны давать отчет, а почему они признали лицо виновным. Для нас сложность только в одном - от нас требуется правильно вопросы поставить перед присяжными. Они не юристы, должны ответить на обыкновенные житейские вопросы. Вот это искусство от судьи требуется. Приговор проще простого судье вынести, раз присяжные сказали "а", судья говорит "б". А для того, чтобы присяжные сказали "а", нужно перед ними вопросы очень четко, понятно и доступно. И, кстати, показывает опыт других регионов, суды присяжных заставляют поднять уровень следствия, поскольку иные требования".

Тяжелее всех с введением суда присяжных придется следствию. В расследовании громких дел, а именно такие имеют больший шанс попасть суд присяжных, свердловским следователям случалось бывать не на высоте. Например, именно погрешности на этапе следствия дали повод Верховному суду отменить приговор Свердловского областного в отношении Сергей Терентьева, одного из лидеров банды, действовавшей в Екатеринбурге в середине 90-х годов. Хотя, может быть, именно присяжные спасли бы в этой ситуации правосудие от позора, ведь вердикт, вынесенный судом присяжных, обжалованию не подлежит.

В эфире Улан-Удэ, Александр Мальцев: Осенние шаманские молебны начались в Бурятии. Ритуал ежегодно проводится для того, чтобы все люди, населяющие регион, хорошо пережили зиму, молятся также за здоровье скота. Об этом сказала мне в интервью шаманка Надежда Степанова, руководитель общественной организации "Боо-Мургел", которая проводит этот праздник:

"Так как у нас буряты - скотоводческий народ, кочевники, всегда наблюдали погоду, природу, как все это замирает, уходит. И поэтому перед тем, как земля-мать будет отдыхать, пока она в силе, просили у нее защиты, любви, здоровья и также благополучия всему живому на земле. Духов земли просим, духов гор просим, всех-всех духов, которые есть. И также мы своих предков-покровителей угощаем и просим у них защиты".

Совершая камлания огню и земле, шаманы приносят в жертву пищу и водку. На этот ритуал добуддийской эпохи приглашаются все, независимо от вероисповедания. Любопытно, как веротерпимость отражается в языке шаманки:

"Осенний - перед Покровом всегда, потому что после Покрова молиться невозможно. Духи и змеи все уходят под землю".

Точкой отсчета времени для шаманки стал христианский праздник. В тейлеганах участвуют не только последователи языческих верований, но и буддисты, и часто - христиане. В сознании людей зачастую происходит смешение религий. Так Новый год по лунному буддийскому календарю, по-бурятски - сагалган, отмечают и православные. Говорит пенсионерка, руководитель одного из землячеств Елизавета Африкановна Атутова.

"В семье у нас сегодня непонятно, какой национальности. Кто-то в церковь ходит, кто-то ходит в дацан, кто-то к шаману. Хочется как-то каким-то образом облегчить свою жизнь, особенно нам, пожилым людям. Мы когда проводим сагалган, все и русские, и буряты, и татары пьем чай, поем. Так должно быть. У меня два маленьких татарчонка растут".

- А в Пасху яйца красите?

"Обязательно, внукам всем своим. Тоже какая-то радость".

В Бурятии усилился интерес к нетрадиционной медицине. Евгений Полянский, государственный служащий:

"Я не крещеный, жена крещеная, я скептически к этому. Но, допустим, если какие-то проблемы случаются в семье, болен я или ребенок, идем к шаману. Справляем и православные праздники, и буддистские. Но у нас, я считаю, что связано с тем, что встретились две миролюбивые конфессии, которые относятся друг к другу не просто лояльно, дружелюбно даже".

Возрастающий интерес к нетрадиционным формам врачевания, впрочем, привел к появлению множества желающих на этом заработать. Оказалось, что нетрадиционная медицина - неплохой бизнес. Между тем, имеют право называть себя шаманом, по мнению члена международного комитета ЮНЕСКО, координатора объединенной традиции шаманов мира Надежды Степановой, не более 60-ти человек. Чтобы быть посредником между богом и душами, человек должен обладать всеми четырьмя конечностями, причем совершенно здоровыми, сказала она. У шамана должна быть прекрасная дикция, чтобы он смог объяснить просьбу человека духам и самому Создателю. Шаманом может стать только тот, кто имеет предков с такими способностями. Чтобы быть принятым в круги и иметь возможность врачевать, а не калечить людей, он обязательно должен пройти обряд посвящения, отметила Степанова. Еще он должен быть непьющим и, самое главное, нравственно чистым, подчеркнула она. Чтобы возродить традиционную культуру бурят, шаманка выступила с инициативой создания на берегу Байкала пантеона богов. По идее Степановой, пантеон может быть не только религиозным и культурным центром, здесь будут работать врачи, практикующие методы лекарей Тибета. По предварительным подсчетам, возведение пантеона обойдется в 25 тысяч долларов. Деньги могут быть выделены ЮНЕСКО, которое, судя по всему, со вниманием относится к инициативам сторонницы буддистской культуры бурят.

В эфире Магадан, Михаил Горбунов: В Магаданской области закончен очередной сезон добычи россыпного золота. Закончен вполне успешно: к середине октября северные горняки добыли из россыпей более 13-ти тонн металла. А если считать рудное золото, которое добывается из шахт даже зимой, Колыма уже набрала почти 30 тонн и до конца года наверняка добавит к ним еще две-три. Заметен рост добычи в целом по России. Ожидается, по предварительным оценкам, добавка примерно в 20 тонн к показателям прошлого года. И все же специалисты не спешат ликовать по этому поводу. Они считают, что Россия быстро "проест" свои запасы золота, которые были открыты еще при Советском Союзе, а с тех времен пополняются ежегодно едва ли наполовину. Говорит председатель Союза золотопромышленников России Валерий Брайко:

"Если говорить про золото, то в настоящее время путем выдачи лицензий основные месторождения уже розданы в пользование за исключением Сухого Луга и одного, двух, трех месторождения на территории Российской Федерации. В этом году эти 20 тонн прибавки получим, на будущий год это будет половина, а дальше пойдет снижение добычи золота".

Основную причину истощения разведанных запасов российских недр специалисты видят в крушении системы геологоразведки, которая за последние пять лет, как минимум, не смогла открыть и подготовить к эксплуатации ни одного сколько-нибудь крупного месторождения золота - у нее денег нет. Нынешнее государство уже не в состоянии, как прежнее, выделять на поддержку геологов громадные средства из бюджета, да это и нелепо в рыночных условиях, ведь золото сегодня добывают сотни фирм и концернов частных в подавляющем своем большинстве. Вот что считает по этому поводу Валерий Брайко:

"У нас было предложение такое: в законе установить правило, если инвестор производит геолого-разведывательные работы за счет собственных средств, то он в дальнейшем, уплачивая налог на добычу полезного ископаемого, будет иметь какой-то понижающий коэффициент. По нашим расчетам, этот коэффициент должен быть примерно 0,5. Тогда интерес инвесторов к выполнению геолого-разведочных работ значительно повысится. Эти изменения должны быть внесены практически два закона - в закон "О недрах" и в Налоговый кодекс Российской Федерации. Но все это пока проекты, они даже не дошли до рассмотрения правительством".

Федеральные законодатели и чиновники уже несколько лет решают судьбу горняков и геологов российского Севера. Безусловно, процесс это непростой и длительный. А пока, как уже пять предыдущих лет подряд, на территории России, по официальным данным, и в этом году не открыто ни единого нового месторождения золота.

В эфире Брянск, Наталья Волкова: В Брянской области местные власти предприняли попытку ограничить доступ частника к рынку маршрутных перевозок. Прокуратуры областного и антимонопольного управления выразили протест. В Брянске живет около миллиона человек, пассажирскими перевозками занимаются около трехсот троллейбусов и автобусов, реальная потребность в полтора раза выше. По словам заместителя главы города Николая Шабанова, 70-80% техники морально и физически устарела. Скудный бюджет не позволяет закупать новые троллейбусы и автобусы. В конце 90-х годов реальной была угроза парализации работы общественного транспорта. Ситуацию тогда спасли частные маршрутные такси, рассчитанные на 15-20 пассажиров. Власти области с энтузиазмом восприняли появление частника на рынке пассажирских перевозок и всячески поддерживали его. Но при этом им удалось сохранить право устанавливать цены на проезд в маршрутках. В результате билеты никогда не были очень дорогими, так если сейчас проезд в автобусе и троллейбусе стоит три рубля, то в маршрутке пять-шесть рублей. У пассажиров появился выбор, маршрутных такси в Брянске много, как и желающих ездить на них. Это, как ни странно, создает проблемы. Говорит заместитель губернатора Вячеслав Гребенщиков:

"Под давлением антимонопольного комитета и прокуратуры отменены постановления, регулирующие допуск частника на маршруты. Хлынула волна этих пиратов, 484 машины вместо трехсот необходимых сегодня бегают по городу. Последствия для городского транспорта будут самые печальные. Ответственность за все это дело будут нести те, кто создал такую ситуацию. Я имею в виду, прежде всего, антимонопольный комитет. Мы кровью заплатим за эти ошибки".

Руководитель территориального управления госкомитета России по антимонопольной политике Валерий Рогачев обвинения в адрес своей службы не принимает:

"Мы живем в городе Брянске, мы абсолютно никому не враги, мы тоже стараемся находить компромисс, но - чтобы это было все на законных основаниях. Ведь у нас есть очень много служб, транспортная инспекция, есть ГИБДД, которые должны своим контролем обеспечить порядок использования маршрутных такси".

А что думают о работе частных маршрутных такси жители Брянска?

"Пожалуй, все нравится".

"Не устраивает, что они останавливаются только на остановках. Удобно сидишь".

"В общем-то, я считаю, более-менее нормально, они ходят часто. Если быстро куда-то добраться, выигрываешь, чем троллейбусом. Удобно, тепло".

"Сиденья сломанные, двери не закрываются, не открывают".

"Ужас! Я ехала, там невозможно, он всех обгоняет, думала, авария будет. И они делают аварии. Это ужас, как они гоняют".

"Хорошо работают ребята, молодцы".

Задала я вопрос, считают ли они, что маршрутных такси должно быть меньше?

"Мне кажется, наоборот мало".

"Никому не мешают".

"Пожалуйста, не сокращайте, только меньше скорость".

"Переполнены, действительно, иногда пешеходу нельзя перейти. Вы знаете, сокращение нельзя делать. Потому что действительно такая жизнь быстрая, везде надо успевать. Просто, может, упорядочить".

"Пускай часто ходят, чтобы пешком не ходить".

За 8 месяцев в Брянске было зарегистрировано более 50-ти дорожно-транспортных происшествий с участием маршрутных такси. Правда, сами работники государственной инспекции безопасности дорожного движения считают, что реальная цифра в три раза больше. В некоторых маршрутках можно увидеть плакаты: "Несколько минут страха - и вы дома". Из-за таких вот лихачей погибли пять человек, 65 получили ранения. Так что проблема безопасности проезда в маршрутных такси существует, но власть предпочитает решать ее привычным для нее способом - ограничением. Интересно, что применяется этот способ исключительно в прибыльных сферах. Чистые доходы только от одной маршрутки в день составляют более тысячи рублей.

В эфире Астрахань, Владимир Паньков: 280 тысяч жителей Астраханской области по федеральному и областному законодательству должны иметь льготы при оплате коммунальных услуг, проезде в общественном транспорте и в других местах. Но поскольку эти расходы не оплачиваются, большая часть льгот существует только на бумаге. Рассказывает Любовь Зазук, жена ветерана МВД:

"Мой муж, Ярослав Яковлевич, является ветераном труда, имеет соответствующие документы, пенсионер МВД, подполковник. В ноябре 93-го года он вышел на пенсию. Согласно указу президента, он и все члены семьи, проживающие вместе с ним, платят 50% за все коммунальные услуги. Пользовались этими льготами по июль месяц 2002-го года, и только лишь акционерное общество "Газсервис" с 2000-го года с нас самовольно сняли эту льготу, насчитали мне, что я с 2000-го года им должна 432 рубля с какими-то копейками за пользование газом".

Конечно, Любовь Ивановна была не согласна с таким решением и попыталась отстоять свое законное право на льготную оплату газоснабжения.

"Я не согласна с этим, я обратилась к депутату, за которого голосовала, к Олегу Шеину. Олег Шеин обратился, в свою очередь, в прокуратуру областную, и заместитель прокурора области Коровин дает ответ о том, что они должны мне сделать перерасчет и никакого долга, естественно, за мной числиться не будет, за нашей семьей. На сей день я плачу по своим расчетам, они мне предлагают, если я не согласна, подавать на них в суд. Это какие надо моральные силы, чтобы судиться?! Я не могу, пускай они подают на нас в суд".

Астраханские власти признают, что большая часть льгот фактически не выполняется. Причина этому одна - недостаток бюджетных средств. Не хватает денег в областном бюджете, недостаточно финансируются льготы из федерального бюджета: к примеру, для социальной защиты инвалидов необходимо 144 миллиона рублей, а Москва выделила только 39 миллионов. Найти недостающие средства в Астраханской области просто негде. Еще 83 миллиона необходимо для обеспечения льгот, предоставляемых областным законодательством. Поэтому в области создается банк данных, в котором будут учтены все льготники, и в дальнейшем помощь будет оказываться адресно, только тем, у кого положение действительно наиболее сложное. Остальные льготники будут платить за все в полном объеме.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: В Нижегородской области проводится очередной эксперимент. Несколько десятков заключенных из колонии Краснобаковского района теперь могут получить высшее образование в местах лишения свободы. Преподаватели московского вуза - Современного гуманитарного института, читают лекции и проводят в компьютерном классе занятия по психологии, юриспруденции, математике, иностранным языкам и прочим дисциплинам. В работе книги: "Теория государства и права", "Теория игр и поведения" Оскара Моргенштерна, аудиокассеты и различные пособия. Сейчас проходит установочная сессия, а успешно закончившие образование получат дипломы стандартного образца. Об этом говорит Николай Волков, один из начальников третий колонии:

"Такой же получат диплом, как и во всех институтах, государственного образца. Только разница, что здесь будет написан - "бакалавр юриспруденции, бакалавр экономики, бакалавр психологии"".

Николай Волков считает, что время в заключении будет проведено в этом случае с большей пользой для осужденных.

"Коль попали сюда, время здесь достаточно, чтобы повысить свой кругозор, свои знания, люди думают о будущем".

Вот что говорят заключенные из колонии Краснобаковского района:

"Хотя бы время не будет зря потрачено, которое здесь проводить. Для себя, конечно, работать буду, когда освобожусь по специальности. Сейчас жизнь меняется, высшее образование всегда пригодится".

"Юридическое образование, мне кажется, никогда не помешает".

"Скажем так, здесь больше практики, так как все осуждены".

"В первую очередь хочу знать больше о человеке, о душе человека. Меня всегда интересовали человеческие возможности, стороны поведения человека. Психолог нужен где угодно, в любой организации. У людей сейчас в наше время много стрессов, то есть людям даже в частных фирмах необходимо".

Любопытно, что оплату этого эксперимента в основном взял на себя фонд Иосифа Кобзона "Культура и образование в экстремальных условиях". Заключенным придется доплачивать всего по две с половиной тысячи рублей за семестр, причем, они использовали все возможные средства, чтобы оказаться в числе студентов.

"Обучение создает какую-то почву под ногами уже реальную, от которой уже можно будет отталкиваться в дальнейшем устройстве в жизни на свободе".

"Можно сказать, счастье само в руки влезло. Когда я узнал. Конечно, приложил максимум усилий, все возможное и невозможное".

Цели эксперимента совпадают с целями руководства колонии. Об этом говорит Владимир Фролов, начальник колонии № 17:

"Наша цель - основная, этого учреждения, задача основная, - вернуть обществу по возможности нормального человека. Который адаптирован к тем, что за заборам его ждут".

А московский преподаватели набирают тем временем богатый материал для новых диссертаций.

В эфире Сыктывкар, Николай Зюзев: Исправительно-трудовые учреждения в республике Коми страдают от безработицы. В старейшей в республике колонии в поселке Верхний Чов под Сыктывкаром на работе занято лишь половина осужденных. Работа дает не только деньги, они, конечно, небольшие, но на них можно отовариваться в здешнем магазине, а некоторые даже ухитряются делать сбережения, посылают их родным, есть нечто важнее денег. Сергей Кучер работает в мебельном цехе, говорит, что это помогает коротать срок.

"Время летит незаметно, неделя за неделей. В отряде скукотища страшная, а здесь с утра пришел - уже обед. За работой время очень быстро идет".

Лесопереработка нынче - основная форма производства. Когда-то в Коми все колонии поголовно занимались лесоповалом, сейчас лес не валит почти никто. В новых экономических условиях это стало невыгодным. На ближних делянках хорошая древесина уже вырублена, а возить осужденных куда-то вдаль накладно, в копеечку влетает охрана. Это не прежние дармовые конвойники срочной службы, а контрактники, которым надо платить. Руководству исправительных учреждений приходится экономить. Перестраиваться пришлось в начале 90-х, когда рухнула плановая система, прекратились государственные заказы и пришлось жить на то, что удавалось заработать. Главной в это время стала проблема качества. План в зоне всегда перевыполняли, но то, что годилось для советской системы, в условиях рынка стало разорительно. Александр Танасов как раз занимался экономикой в местной колонии в 90-е годы.

"92-94-е годы практически сокращали. В 95-м остановились, и с 96-го уже пошел конкретный рост в пределах сначала где-то 6%, потом 10, 15, 20, в целом по стране 3%".

Александр Васильевич признается, что в прежние времена доска, которую пилили в зоне, годилась только на забор, сейчас пиломатериалы отправляют на экспорт во многие европейские страны. Но своих средств на развитие производства мало, мешают накопившиеся за годы кризиса долги, ищут другие пути. К примеру, сотрудничают с местными предпринимателями, те закупают и устанавливают в колонии современное оборудование, а виде платы получают готовые пиломатериалы. У предпринимателей своей интерес: они знают точно, что из колонии у них никто ничего не украдет, что здесь всегда есть в достатке квалифицированные рабочие и что вдобавок они не уйдут не вовремя в запой. Удалось сохранить ив колонии и свои кадры. Олег Русских возглавляет государственное унитарное предприятие колонии. Он давно мог бы уйти в свободный бизнес, но в работе на зоне есть свои преимущества.

"Заработок был две-три тысячи, пять тысяч за последний месяц, даже на такой должности, как у меня, у ребят поменьше. Все-таки это стабильно, это какие-то социальные льготы как у военнослужащих. Конечно, были и предложения. Но там все временно, сегодня они есть, завтра тебя могут попросить. При желании устроился бы, но тут три раза подумаешь, а здесь все-таки государственное предприятия и гарантии есть".

Льгот никаких нет. Налог здесь платят наравне со всеми. Колония нуждается в партнерах, которые не прочь инвестировать в производство за колючей проволокой. Это было бы выгодно обеим сторонам. Для руководства колонии польза даже двойная, не только экономическая, но и воспитательная. Все-таки, когда человек на работе, ему реже лезут в голову, что называется, дурные мысли. Сейчас, чтобы прокормить всех, занятым в цехах приходится вкалывать вдвое. Сергей Кучер не жалуется, он коротает срок, приобретает еще полезный профессиональный опыт и строит планы на будущее. На волю ему через два года.

"План есть, но я не знаю, получится или нет. Сначала устроиться куда-нибудь в мебельную организацию, ну а потом - как пойдет; или заметят меня, или предложат что-то. Надо капитал какой-то свой, чтобы что-то открывать свое. Я хочу просто еще научиться, пока два года здесь сижу, в МИФИ поступить на курсы заочные, два года учиться, это Московский физико-математический институт, на менеджера".

Заключенные построили в республике Коми почти все. Воркута и Инта, Печора и Ухта - все в них, жилые кварталы и предприятия возведено руками. В Сыктывкаре они построили крупнейший в Европе лесопромышленный комплекс. Но время гигантских строек для колоний уже прошло. Верхнечовская колония считается в республике Коми образцовой, но не только в ней, но и в других исправительных учреждениях республики постепенно приучаются жить в рыночных условиях. Не до жиру, поэтому не брезгуют ни чем, выпускают все, что может принести прибыль. Сейчас, например, приступают к выпуску валенок, очень доходный товар. Кроме лесопильных везде работают швейные цеха, это традиция, ну и всякая мелочь - от разного рода поделок зоновских искусников до колючей проволоки. Проволоку, кстати, расхватывают моментально, особенно в дачный период. Надежность забора из "колючки" в республике Коми выверена десятилетиями.

В эфире Саранск, Игорь Телин: Бортничество - традиционный вид промысла древней мордвы. Местные жители находили в окрестных местах борти с медом лесных пчел, потом появились пасеки, и едва ли не каждая крестьянская семья имела свою. А мед - липовый, гречишный, цветочный - поставлялся в Москву и Петербург. Революция и коллективизация разрушили пасечное хозяйство, колхозы и совхозы, ориентированные на зерно, молоко и мясо, производством меда почти не занимались. Пасеки в личных подсобных хозяйствах, как и фруктовые сады, облагались таким налогом, что делали пчеловодство делом малорентабельным. Ситуация изменилась лишь в конце 80-х годов прошлого столетия - стало больше пасек, стало больше меда.

Мед - это не только вкусный продукт, это традиционное лекарство, он полезен всем, поэтому при любой цене он пользуется большим спросом.

"Приходится, хоть и дорогой, покупать и пить. Потому что вроде и сердечко чувствуется, что не так работает, и еще где-то что-то болит. Обязательно встаешь ночью, кипятишь чай с травкой и ложку меда".

Однако, прежде чем продать свой продукт на рынке, владельцу пасеки необходимо потратить не один день на то, чтобы соблюсти все бюрократические формальности и собрать различные справки. Говорит сотрудница Госторгинспекции Мордовии Людмила Поленова:

"Каждая партия меда должна сопровождаться определенным количеством документов. Во-первых, это должна быть справка от поселкового совета о наличии пасеки у продавца, то есть того, кто торгует этим медом. Второе - это должен быть ветеринарно-санитарный паспорт пасеки, то есть это документ, который говорит о состоянии пчелиных семей, что эти пчелиные семьи здоровы. Третье - ветеринарное свидетельство. И четвертое - анализы, которые проведены ветсанлабораторией".

Характерно, что вся эта бюрократия не вызывает недовольства у мордовских пасечников. Дело в том, что весьма серьезную конкуренцию на рынке им составляют продавцы-нелегалы, а попросту перекупщики, которые разводят мед водой, сахаром и другими добавками, в итоге такой продукт может оказаться не только бесполезным, даже и вредным для здоровья. Одна из самых крупных в Мордовии пасек в селе района, расположена она на территории бывшей царской усадьбы. Здесь 70 семей пчел или три с половиной миллиона крылатых тружеников, как сообщил помогающий местному пасечнику Александр Жирноклеев. Из своих 14-ти лет Саша уже три года работает в свободное от уроков в школе время на пасеке и знает о пчелах почти все.

"На пчел нельзя много дымить, это их нервирует. Нельзя шуметь, когда лазаешь к пчелам, надо вести себя спокойно. Они не любят различных запахов, запаха алкоголя".

Занятие пчеловодством стало сейчас делом экономически выгодным, говорит молодой пасечник.

"С пчел на крупных пчелофермах можно собирать яд пчелиный, очень дорогой, прополис тоже очень полезный и дорогой - и мед".

И в то же время Саша признает, что занимается пчеловодством совсем по другой причине.

"Я занимаюсь с пчелами не для денег, а для души".

XS
SM
MD
LG