Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:
- Екатеринбургские правозащитники знают, как установить мир между русским и чеченским народами;
- Неучтенные нижегородцы замерзают;
- Станет ли Обнинск Голливудом;
- Почему американские добровольцы отремонтировали школу в Благовещенске;
- В деревне Татищево больше не пьют водку;
- Тюмень: зарплата - только по решению суда;
- Липецк: россияне не могут получить российского гражданства;
- Самара: на берегах Волги звучит орган;
- Пенза: куда исчез бронзовый Лермонтов;
- Пятигорск: город, который нельзя не любить.

В эфире Екатеринбург, Евгения Назарец: Два дня провели в селе Знаменское Надтеречного района Чечни посланники из Екатеринбурга. Уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова, сотрудник аппарата Уполномоченного Владимир Попов и активистка Комитета солдатских матерей Мария Лебедева сопровождали груз гуманитарной помощи для учеников школы № 3 в поселке Знаменское. Собирались успеть к началу нового учебного года, но даже запоздавшие на полтора месяца учебные принадлежности и угощения все равно были кстати, из необходимого не хватало разве что несколько футбольных мячей. Владимир Попов говорит, что, по сути, единственным развлечением для чеченских парнишек остается нынче футбол на школьном дворе. "Пусть лучше играют в футбол", - добавляет он. Однако, прежде чем приступить к таким непринужденным наблюдениям, свердловским гостям пришлось поволноваться. Об их отбытии в Знаменское знала только принимающая сторона, в Екатеринбурге о сроках поездки не сообщили ни журналистам, ни властям. Чем меньше народу знает, тем безопаснее - объяснили знающие, что к чему люди с принимающей стороны.

"Разговаривая, общаясь, мы чувствовали, как постепенно снималось напряжение, мы все больше начинали доверять, что нас не свяжут и никуда не утащат. Видели, что это - нормальные, наши люди. В принципе, когда по-человечески к людям относишься, и тебе ответ будет такой же адекватный".

О сборе помощи для чеченских школьников к 1-му сентября объявили еще в июне. Активистка Комитета солдатских матерей Мария Лебедева до сих пор удивляется, как это вообще удалось сделать.

"Неоднозначные были отклики. Очень многие были удивлены, как может Комитет солдатских матерей помогать чеченским детям. Прямо говорили: у вас что, мало забот, вы не можете помочь нашим солдатам в частях? Были просто удивлены, особенно военные удивлялись. И не только военные. Просто стыдно. Пожалуй, отказывали по той причине, что если бы солдатам мы бы помогли, а тут - чеченским детям. Как будто чеченские дети не хотят сладостей, как будто чеченские дети не хотят учиться, не нужны им тетради. Хотя не исключено, что отцы этих детей стреляли в спину моему сыну, когда он там был. Но если мы не будем искать какие-то связи наладить мир, успокоить чеченский народ, русский народ и вообще какие-то подвижки к миру делать, это просто никогда не кончится".

Российские военнослужащие в Чечне - это отдельная проблема. Их права государство нарушает в той же мере, в какой и права мирных российских граждан, проживающих на территории Чечни, подчеркивают свердловские правозащитники. Сотрудник аппарата Уполномоченного по правам человека в Свердловской области Владимир Попов говорит, что ему до сих пор больно и стыдно вспоминать, что российские солдаты пачке простеньких сигарет радовались не меньше, чем чеченские школьники гостинцам с Урала. В Чечне нарушено право всех на нормальную жизнь, сказал Владимир Попов, - очевидно, чтобы не перечислять все статьи российской Конституции и международные нормы.

"Эмоционально все равно там надо пожить, за эти два дня, которые мы находились, этого не понять. Но вы знаете, вроде киоск работает, там сигареты, чипсы, все. Смотришь, поворачиваешься - и упираешься в Калашниковы, которые везде торчат, куда ни ткнись. Или школа, заходишь - висит доска "отличники", люди в школьных формах - и группа увешенных оружием людьми. Такое впечатление, что захвачен город, постоянно находишься под прицелом, ощущение нехорошее возникает. Я думаю, что на них это давит. Куда-либо поехать, буквально три-четыре километра - все, сопровождение. Без сопровождения - нельзя. В день переписи все пункты, всех счетчиков надо было сопровождать, а нам нужно было поехать до Моздока. Мы с нашими омскими гуиновцами договорились, те нарушили инструкцию, нас повезли".

Оказалось, что уральцев с Северным Кавказом связывает неожиданно много. Мария Лебедева выросла в Чечне, во время этой поездки Владимир Попов в одной из воинских частей неожиданно встретился с соседом по дому, а в передвижении по Чечне уральских правозащитников сопровождал омский СОБР. Выяснилось, что спецназовец Сергей - близкий родственник председателя свердловской избирательной комиссии Владимира Мостовщикова. Свердловские правозащитники говорят, что это не последняя их миссия в Чечню.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: Всероссийская перепись населения в Нижегородской области чуть не оказалась сорванной. По разным причинам в ней отказывались участвовать некоторые категории населения. Например, по религиозным убеждениям. Говорит переписчица Маргарита Лебедева.

"Отказываются переписываться все секты, баптисты, чисто по религиозным соображениям, с ними уже не договоришься".

Отказались переписываться пострадавшие вкладчики бывшего муниципального банка "Нижегородский кредит", которым не возмещают их денежные потери.

"И до сих пор нас водят за нос, местная власть, местная администрация должны нам выплатить те деньги, которые они присвоили".

"Столкнувшись на местном уровне с нашей властью муниципальной, мы узнали, что нас обманула власть, и поэтому доверие даже к государственной акции просто падает".

Но самые масштабные акции протеста отказа от участия в переписи были вызваны отсутствием отопления и горячей воды в Нижнем Новгороде и в городах области Дзержинске и Волохне, где жители в отчаянии были готовы даже перекрыть дороги.

"Дети учатся одетые, больные все, чихают. Мы спим на бутылках с горячей водой".

"Мы полгода не моемся в бане, при царе такого не было. Это что? Вши заведутся. Как не стыдно, до чего дошли".

"Во время войны были бани, во время войны было электричество".

"Мы все уже больные, дети, пенсионеры. Невозможно находиться в квартире".

Отопление и горячая вода в Волохне отсутствовали даже в родильном доме и больницах. Пациенты отказывались от участия в переписи.

"Надо настроиться на роды, что все нормально, чтобы ребенок здоровый родился. Это невозможно сделать, потому что просто трясет от холода. Больные находились во всей одежде в кровати, под одеялами ватными, вынуждены были принести. В штыки встречали".

Напуганные размахом протеста населения власти включили отопление, и перепись возобновилась. Некоторые, впрочем, опасались переписываться из-за опасения утечки информации. Говорит переписчица Маргарита Лебедева.

"Я ему стала объяснять, что каждый человек при переписи, при статобработке будет обезличен, он мне не поверил, потому как сказал, что на рынке можно купить даже полностью, с полными фамилиями, с полными данными - данные КГБ".

Кого-то успели переписать, кого-то нет, но руководство статуправления не огорчается, все равно запишут, сколько надо, хотя бы и с неполными данными.

В эфире Обнинск, Алексей Собачкин: Обнинску, маленькому научному стотысячному городу, конечно, далеко до Голливуда, но слава мировой столицы кино не дает покоя местному бизнесмену Сергею Варицкому, который решил на свои деньги снять полнометражный художественный фильм, выступив в роли режиссера-постановщика.

"Не могу я сидеть спокойно, а, тем более, любовь к кино, которая в мою душу запала давно, с детства даже, когда у меня в детстве в деревне купили мне маленькую кинокамеру. Это был нонсенс в деревне, моих родителей осуждали соседи. Это, наверное, оттуда. Все мы родом из детства. Я не представляю себе более благодарной профессии, чем занятие кино. Мучительный процесс. Я сравниваю это как рождение ребенка: женщины могут рожать, мы не можем. Рождение картины - это есть рождение ребенка, абсолютно точно могу сказать".

Сергей Варицкий, 44-летний владелец крупного магазина стройматериалов, знает, что говорит, кино ему уже снимать доводилось. В 97-м году он режиссировал документальную короткометражку о взаимоотношениях Лубянского ведомства и Константина Циолковского. Фильм взял один из призов всероссийского кинофестиваля "Правопорядок и общество". Потом предприниматель-режиссер взялся за документальную ленту о последних семи днях жизни Льва Толстого, был отснят весь рабочий материал, но денег на монтаж фильма не хватило. Год назад Сергей Варицкий прочитал киносценарий молодого петербургского автора Константина Сангаевского "Сырые и дрова" и загорелся, во что бы то ни стало, снять по нему фильм. О чем же он будет?

"О том состоянии души, которое испытывает человек в середине возраста, в сорок с небольшим лет. Когда вдруг становится понятно, что многое из того, что ты считал еще впереди, оказывается позади. И груз прошлого не дает тебе возможностей быть тем самым мечтателем, которым ты был до этого. Если говорить о жанре картины, то это - трагикомедия. Я хочу, чтобы эта картина была жесткой, и она цепляла зрителей. Нельзя же все время снимать про бандитов и ментов".

Для съемок приглашены актеры провинциальных театров, "звезд" не будет, потому что им надо много платить. Закончить работу над фильмом планируется летом следующего года. Будет ли его прокатная судьба счастливой - гадать трудно, но исполнительный продюсер "Сырых дров" Александр Финнов уже знает, как донести фильм до зрителя.

"Мы планируем сделать короткую телевизионную версию, которую будем прокатывать на региональных телестанциях".

В общем, все уже просчитано. Вот так в маленьком провинциальном городе рождается большое кино.

В эфире Псков, Анна Липина: Жители одной из деревень под Псковом решили бросить пить. Все началось с того момента, когда в деревне появились новенькие. Семья Лидии Панкевич переселилась на Псковщину из чернобыльской зоны. Приглянулась небольшая деревенька Татищево.

"Мы увидели, что это прекрасная деревня. Красивая. Видно, посажены были когда-то березки, целая аллея, очень красиво. Здесь было озеро. И в самом начале, как я сюда пришла, я увидела болото. Я давай спрашивать, почему это - болото посреди деревни. Мне рассказали люди, что здесь был когда-то уникальный пруд, выложен плиткой. И у меня все время теплилось в душе, как это сделать, денег нет. Как сделать, чтобы бросила деревня пить, и вот этот пруд, и деревню - возродить. Потому что, куда за границу поедешь, деревни не отличаются от города, все есть, красиво".

Собрала Лидия деревенский сход и рассказала о своих планах. Только, чтобы работа пошла, нужны трезвые головы и руки.

"Сначала не понимали, сначала не верили, что это можно. Как это без рюмки - вот это вопрос".

По мнению Лидии Панкевич, самый верный способ отучить людей, особенно деревенских, от пьянства - личный пример, а главное - обеспечить их занятость, их досуг.

"Медикаментозное вмешательство абсолютно не меняет человека. Человек должен быть духовно возрожден для жизни. Столько места, столько работы вокруг, люди не могут видеть этой работы, задачи никакие ставить себе не могут. Нужно людей убедить, что если только своими руками они это будут делать, только тогда можно поднять. А если будут смотреть со стороны, улыбаться, руки в карманы, - это ничего не изменит".

С Лидией Панкевич полностью согласен житель Татищево Александр.

"У нас в деревне вообще - ничего. Когда была работа, пили меньше люди, было возможностей больше, но пили куда меньше. А сейчас: чем хуже человек живет, тем больше пьет. Я курить уже бросил, можно сказать, попробовал справиться с этим - и справился. С алкоголем легче справиться, с курением тяжелее. Действительно, пруд - это общий пруд, это, может быть, наше достояние деревенское. Работать есть кому. Изначально пошел, заинтересованность была, есть кому работать здесь. Надо от чего-то оттолкнуться".

А вот как рассуждает молодой житель Татищева Алексей:

"Сейчас не пью, буду дом утеплять. Дальше буду продолжать, у нас в колхозе козочек держат, буду работать с козочками, эта работа в данный момент пока мне нравится".

В доме у Лидии Панкевич всегда открыты двери. К ней заходят за новостями, за советом, а то и просто на чай.

"Вообще я люблю людей, и каждый человек - он себя стоит, просто ему надо увидеть это, что он себя стоит. Они потеряли себя в нашем обществе, они не знают, как выйти, как себя найти. Я их сравниваю с теми копеечками, которые брошены сегодня на дороге, они вымазаны в грязи, но это же копейка, она делает рубль. Но мы проходим или наступим, но ее надо поднять. Если ты ее не поднимешь, ты ее не стоишь. Вот так и эти люди, увидеть их сначала надо, зауважать просто, что он является человек".

По мнению Лидии Панкевич, деревенские жители могут жить достойно и зарабатывать деньги.

"Всю жизнь я много картошки сажала, картошку продаю - плюс пенсия. А вообще молодым рукам у нас много вокруг оставленных сараев для животноводства, много того, что можно сделать на первое время. Естественно, нужны финансы, чтобы вложить сюда. Здесь нужна техника. У нас такая бесхозяйственность, целые ангары стоят, добротные, но там столько брошенных семян льна, зерна. Мы сейчас собрали это в мешки на будущее, что когда-то будет техника у нас, и будем сеять. Семена хорошие, но просто брошены".

Ныне непьющая деревня Татищево, расположенная в 60-ти километрах от Пскова, насчитывает около двух десятков дворов. По воскресеньям в доме Лидии Панкевич проходят деревенские сходы.

"Во-первых, мы здесь проводим воскресные школы, немножко воспитываем. Здесь дом пустует, можно сделать кафе, чтобы зарабатывали люди деньги. Сейчас сезон клюквы, и мы стали собирать клюкву. Слабые социально люди собирали клюкву и сдавали. Уже немножечко, кто-то день рождения справил, кто-то кусок хлеба купил и так далее".

Благодаря Лидии Панкевич, появился в деревне и свой бизнес-план.

"Я разговаривала с главой области нашей, сказала мои мысли, мои видения. И сказала ей, чтобы на всю область пример сделать. Рядом деревня - полтора километра, тем есть помещения для культурного досуга, там есть помещения для скота, можно держать и еще кое-что. Она согласилась. Мы планируем это все в проекте. Дальше будем подключать архитектора, другие службы, возрождать".

А еще в планах татищенцев - открыть придорожное кафе и возродить символ деревеньки - бывший пруд помещика Татищева.

В эфире Благовещенск, Антон Лузгин: Без помощи местных спонсоров и бюджетных средств отремонтирована школа для слабослышащих детей в Благовещенске. Все расходы взяла на себя церковь методистов США, которая уже с несколько лет сотрудничает с российским Фондом мира. 19 волонтеров из Америки перестилали полы, ремонтировали оконные блоки, благоустраивали школьный двор. С собой они захватили только инструменты, материалы для ремонта покупали на месте. Представители методистской церкви США с 94-го года приезжают в Россию, чтобы оказать помощь детским учреждениям. В Амурской области они во второй раз. Почти все волонтеры - люди пенсионного возраста, однако, годы не преграда, говорят они, если есть желание помочь людям.

"Поездки в Россию - это не только практическая помощь, но и возможность построить виртуальный мост дружбы между народами, - говорит 70-летний Бер Лемкен. - Но самый определяющий мотив - это вера. Нами правит Бог, и мы не должны оставлять в беде человека, где бы он ни был - в соседней квартире или в далекой стране. Поэтому география наших поездок не имеет принципиального значения".

Есть люди, которые видят в подобных акциях чуть ли не злой умысел, что все это политика и бесплатно ничего не бывает, - говорит председатель амурского отделения Фонда мира Василий Великонный. По мнению председателя, это неплохой способ оправдывать собственное бездействие.

"Они едут по велению души, это вера во Христа Спасителя, который завещал страждущим помогать, заботиться о ближних и тех, кто нуждается в помощи и так далее. Вот они именно этим руководствуются, это главный их девиз, который двигает их из Вашингтона через Сеул, из Сеула во Владивосток самолетом и только из Владивостока сюда поездом. Это же и средства огромнейшие надо, они их собирают по приходам, такие же их братья и сестры собирают деньги, и они на эти деньги приезжают. Они здесь покупают материалы, мы три тысячи долларов укладываем на это дело, линолеум покупали, ДСП, гвозди, кисти. Они на свои деньги питаются. На свои деньги в гостинице живут, все - за счет свои средств. Именно - по велению души. Я с ними второй год уже работаю, люди удивительно отзывчивые на горе людское, люди удивительно внимательные не только друг к другу, как действительно братья и сестры, как семья. Но они - и ко всем. Можно сказать, что сегодня, прожив в гостинице неделю, они влюбили в себя работников гостиницы, все работники гостиницы относятся к ним с великим уважением, что это действительно добрые хорошие люди".

Волонтеры из объединенной методистской церкви США рассматривают предложение вновь приехать в Благовещенск в следующем году. В планах постройка детских спортплощадок.

В эфире Тюмень, Алекс Немиров: Работница предприятия "Тюменьлифт" Лариса Падина 14-го октября выиграла процесс в мировом суде Калининского округа Тюмени. Она предъявила претензии к руководству предприятия в связи с систематическими задержками заработной платы. Ее выдают, как правило, один раз в квартал.

"Заработная плата ниже прожиточного минимума - 753 рубля у нас оклад, плюс ночные, праздничные. При такой низкой зарплате работодатель нам ее своевременно не выплачивает. Так что тут совсем нечего терять".

Выведенная из терпения тем, что в июле дали зарплату за апрель и май, мать двоих детей рискнула пойти на конфликт с начальством и обратилась в суд. Поддержку ей оказал тюменский областной профсоюзный центр и его руководитель Владимир Холодов. Суд счел законными требования лифтерши и обязал работодателя выплатить компенсацию в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центробанка за каждый день задержки денег; в сумме - 127 рублей с копейками. Кроме того, "Тюменьлифт" по решению суда обязан выплатить Ларисе Паниной 500 рублей в качестве возмещения морального вреда. Это - первый в Тюмени прецедент после того, как в новом Трудовом кодексе Российской Федерации появилась статья № 4, в которой задержка заработной платы приравнивается к ситуации с принудительным трудом, который в России, как известно, запрещен. Объясняя причины хронических задержек выплаты денег, заместитель генерального директора ООО "Тюменьлифт" Виктор Грошев объяснил мне, что предприятие вступило в процедуру реструктуризации. Это дает шанс экономической реабилитации, но накладывает жесткие требования по погашению долгов, которые составляют 28 миллионов рублей. Поэтому интересы рядовых лифтеров приносятся в жертву корпоративным интересам предприятия, которое пытается выбраться из долговой ямы. Таких как "Тюменьлифт" предприятий-должников на тюменском юге 295. По данным областного комитета статистики, на первое октября все вместе они обделили 43 443 тюменца. В целом долги по заработной плате в Тюменской области превышают один миллиард рублей.

В эфире Липецк, Андрей Юдин: Жена офицера Инна Складанюк и ее 14-летняя дочь Алина в одночасье стали иностранцами на своей родине. Родилась Инна Складанюк в городе Елец Липецкой области. Там она окончила педагогический институт, вышла замуж за военного и родила дочь. Мужа Владимира направили на службу в российскую военную часть, расположенную на территории республики Грузия. Там семья прожила четыре года - с 1988-го года по 1992-йс год. Наступили новые времена, военная миссия закончилась, и семья офицера вернулась на родину в Елец. Появился новый закон "О гражданстве". У мужа Инны Владимира, офицера российской армии, проблем с заменой старого советского паспорта на новый не возникло, как и не возникло вопроса о гражданстве, а вот его жене в офисе паспортно-визовой службы объяснили, что получить российский паспорт она сможет только тогда, когда получит вид на жительство. И начались хождения по мукам.

"Жила на территории военного городка, там были граждане СССР, пока СССР в 91-м году не распался. В 98-м году нам выдали вкладыш к паспорту. Где черным по белому написано, что я являюсь гражданской России. Когда я пошла менять паспорт, мне сообщили о том, что я не являюсь гражданкой России, что этот паспорт не имеет никакой силы. Показали мою прописку в паспорте, что до 92-го года я жила на территории Грузии".

Инну Складанюк беспокоит тот факт, почему она и ее дочь, рожденные в России, не могут быть гражданами своей страны.

"То, что я жила на территории военного городка, который относится к российской части, это не имеет никакого значения абсолютно. Муж, так как он военнослужащий, он сохраняет российское гражданство, а члены семей военнослужащих лишаются его. Паспортно-визовое начальство объясняет, что вышел закон, переступить через этот закон они не могут. Закон, конечно, я считаю, мои права ущемляет, потому что меня лишили гражданства".

Почему у людей возникают такие проблемы, поясняет директор липецкого Общества прав человека правозащитник Марк Гольдман.

"Эти вопросы не решены, без сомнения. Несовершенство наших законов еще усугубляется неквалифицированностью, злым умыслом и даже попыткой получить взятку - многих чиновников, которые специально запутывают проблему, чтобы человек махнул на все рукой, достал какое-то энное количество денег и сунул им, и они тогда эту проблему быстро решают. Если низовая структура государства по каким-либо причинам нарушает права человека, то надо немедленно обращаться в вышестоящую организацию".

В паспортно-визовой службе Липецкой области я попытался получить ответ на вопрос, как решается проблема получения гражданства людям, прибывшим из республик бывшего Советского Союза. Однако чиновники разного ранга отказались отвечать на этот вопрос, сославшись на запрет начальства.

В эфире Пенза, Наталья Ратанина: В этом году, когда исполнилось 110 лет со дня открытия в городском сквере памятника поэту Михаилу Лермонтову, среди жителей Пензы возникло предположение, что бронзовый поэт - это всего лишь подделка, а не подлинная работа известного скульптора из Петербурга Ильи Гинзбурга. Поводом для слухов явились публикации в местных газетах. Журналисты предположили, что бронзовый бюст поэта мог быть заменен на металл. Газеты ссылались на неких безымянных краеведов и свидетелей, заявляя о том, что подмена состоялась еще в 80-е годы прошлого столетия, когда группа подвыпивших подростков разбила памятник Михаилу Лермонтову. Говорит Валерий Сазонов, директор пензенской картинной галереи имени Савицкого.

"Разрушили постамент, на котором стоял памятник Лермонтову. Пока реставрировали и делали постамент, памятник сам где-то находился, где - я сказать не могу. Но после того, как постамент был, установили памятник, все было нормально, никаких вопросов не было, потому что он выглядел как бронзовый, собственно говоря, точно таким же он выглядел, как и стоял. Единственное, что в этом году в газете было сообщение о том, что это памятник якобы не бронзовый, а подмененный. Я пошел посмотреть: действительно, на этом памятнике есть ржавчина, которая не может быть на бронзе. Значит, этот памятник явно выполнен из чугуна".

Валерий Сазонов был крайне удивлен результатами своего исследования. Он обратился за разъяснениями в Министерство культуры Пензенской области и в общество охраны памятников. Заместитель министра культуры Кирилл Застрожный не стал создавать специальную комиссию по расследованию инцидента с памятником поэту, и вопросы Валерия Сазонова остались без ответа. Ему сказали лишь, что теперь, по истечении столь солидного срока, невозможно установить, кто изготовил подделку из чугуна, кто дал распоряжение о реставрационных работах, в результате которых в Пензе появилась чугунная "липа", изображающая бронзового Лермонтова. Но, мол, не стоит волноваться, памятник ведь где-то есть. Говорит Валерий Сазонов:

"Сам памятник, несомненно, не пропал, он наверняка находится в какой-то частной коллекции. Потому что нужно было снять с него слепок, нужно было сделать форму, нужно было где-то отлить, - значит, кто-то должен был сделать, за это должны заплатить. То, что он не находится в Пензе, это, на мой взгляд, однозначно, потому что слишком он известен, чтобы он хранился в каком-то частном доме, в какой-то частной коллекции, да и вряд ли человек будет так рисковать. Вероятнее всего, он ушел из Пензы, может быть, даже ушел и из России".

Памятник Михаилу Лермонтову был сооружен по инициативе кружка почитателей его таланта, на их собственные средства и на добровольные пожертвования жителей Пензы, которые отдавали деньги на благое дело от всей души. И, конечно же, они предположить не могли, что через 110 лет их детище попадет в детективную историю, распутать которую так и не удалось. Остается лишь с сожалением констатировать, что бронзовый Лермонтов был украден, и никто не знает, откуда теперь печально он глядит на наше поколение.

В эфире Самара, Сергей Хазов: 15-го октября в Самаре открылся международный фестиваль органной музыки "Королевские аудиенции". Название фестиваля неслучайно: Вольфганг Амадей Моцарт называл орган королем всех инструментов. В течение пяти дней фестиваля в здании самарской филармонии звучала органная музыка Баха, Генделя, Листа. Творчество современных композиторов было представлено сюитами для органа Микаэла Таривердиева и Софьи Губайдуллиной. Самарский орган, построенный в 2000-м году, один из самых молодых органов России, рассказала организатор фестиваля Вера Таривердиева.

"Можно придираться к органу, говорить о том, что у него есть проблемы и так далее. Но то, что в наше время был установлен такой большой дорогостоящий инструмент, это просто замечательно".

Необычность звучания самарского органа заметил и гость фестиваля из Нидерландов известный органист Жан-Пьер Стайверс.

"У самарского органа много возможностей. На нем одинаково хорошо можно исполнять и итальянскую классическую органную музыку и современные произведения. Удачная акустика зала усиливает звуковую индивидуальность органа, что радует и исполнителей, и слушателей".

Международный фестиваль органной музыки порадовал самарскую публику не только прекрасным исполнением классических произведений, но и низкой стоимость билетов. Минимальная цена абонемента на концерты составила сто рублей. Благодаря спонсорской помощи самарского филиала страховой группы "Спасские ворота", на фестивале побывали дети из малообеспеченных семей и школ-интернатов. Для любителя органной музыки Анны Светловой самарский фестиваль стал настоящим праздником.

"Я избалована органами, я их наслушалась в Европе, в Италии. В Чехии. Я считаю, что зал нашей филармонии еще можно усовершенствовать. Любая музыка всегда одухотворяет город, она его одушевляет. Пусть больше будет музыкантов их самых разных стран, я думаю, что они могут расшевелить ауру культурную города".

Впечатлениями профессионального музыканта от фестиваля органной музыки поделился главный дирижер симфонического оркестра самарской филармонии Михаил Щербаков:

"Такой фестиваль должен был возникнуть, для города это огромное событие в наше сложное время. Может быть, у меня субъективный взгляд. Я думаю, что музыка - это язык Бога, это самое уникальное из искусств. Все остальные искусства будят в людях чувства разные, эмоции, а музыка - она сама и является этой эмоцией".

В эфире Пятигорск, Лада Леденева: Аэропорт Кавказских Минеральных Вод. Каждый день здесь совершают посадку самолеты из самых разных уголков страны. Уже при выходе на трап на ум приходит лермонтовское: "Здесь воздух чист, как поцелуй ребенка". И вправду, от горного воздуха кружится голова. Четверть часа и пригородная электричка под стук колес и песни бродячих музыкантов везет меня в пункт назначения - курортный Пятигорск. Выхожу на станции Лермонтовская, по обе стороны горы: слева - седой Машук, справа - пятиглавый Бештау.

"Раньше была моложе и взоры мои, симпатии - привлекал Машук, его такие залысины, поляны без леса. С возрастом становлюсь то ли мудрее, то ли старше, потому все внимание - Бештау. Бештау - с его строгой холодностью. Таких гор, как в нашем Пятигорске, нет. На самом деле это так. Такие горы, которые выросли благодаря вулканическим извержениям, в таком количестве - во всем мире нет. Такие воды, которые есть у нас на Кавказских Минеральных Водах, в том числе в Пятигорске, - это аналог всех минеральных вод всего мира. Таких красот, таких легенд, связанных с горами, с Машуком, с Бештау, - таких легенд больше нет. Этот город, несмотря на его малый возраст - двести лет, мне кажется, ему не двести, ему намного больше, столько он в себе несет поэзии, столько много чувства. Это, конечно, город с большой историей, с подлинной красотой первозданной. То есть город, поцелованный Богом".

Делится со мной попутчица, пятигорчанка Галина Газарьянц. Рассказывает о своей семье, о том, что мечтала всю жизнь прожить в Пятигорске, а еще - что очень любит принимать гостей.

"У меня в Пятигорске нет какого-то своего любимого места, потому что я просто этот город люблю, как любишь близкого человека ни за что, просто потому, что он есть. Все мне очень дорого, все близко к сердцу, с этим городом связана вся моя жизнь. У меня есть любимые маршруты, когда приезжают мои гости, мы ходим в Цветник. Я стараюсь брать "Княжну Мэри" - "Мы въехали в Пятигорск, вошли в Цветник".

"Вера, я приехал в Пятигорск, - читаю Лермонтова, - нанял квартиру на краю города на самом высоком месте, у подошвы Машука. Вид с трех сторон у меня - чудесный. На запад - пятиглавый Бештау синеет, как последняя туча рассеянной бури. На север подымается Машук, как мохнатая персидская шапка. На восток смотреть веселее: внизу передо мной чистенький новенький городок, шумят целебные ключи, шумит разноязычная толпа. Солнце ярко, небо сине. Что бы, кажется, больше? Зачем тут страсти, желание, сожаление? Однако, пора. Пойду к елизаветинскому источнику, там, говорят, утром собирается все "водяное общество".

"Я пью источник № 2".

"Я красноармейскую пью. В прошлые годы я постоянно выполнял все рекомендации докторов. Сейчас я живу в Георгиевске, а в прошлые годы я жил в Грозном. Из Грозного 15 лет подряд я приезжал".

Грот Лермонтова, академическая галерея, скульптура орла. А вот, наконец, знаменитая ресторация, построенная братьями Бернардацци, чуть выше театр - Музкомедии. Говорит Галина Газарьянц:

"Этот город помогал строить мой дедушка. Приятно очень, приятно проходить мимо театра, потому что знаешь, что - моего дедушки бригада, он был известным каменщиком, и его имя в историю города вписано в архивах. И бабушка рассказывала, что в благодарность администрация города на новогодние праздники прислала за ней и детьми фаэтон, а ей самой подарили отрезы на платье. И меня это тоже очень трогает. Меня трогает Лермонтовская галерея, красный песок перед ней. Это вообще волшебные места. На днях проходила "Золотая осень", концерт проходил в Лермонтовской галерее, и вдруг луч солнца прошел через витражи, и вся сцена и весь зал каким-то красным цветом окрасился. Это был такой момент восторга. Восторга и наслаждения".

Попутками добираюсь до подножья Машука. Попадаю прямо ко входу в глубокую карстовую пещеру на южном склоне горы с тоннелем, ведущим к небольшому озеру на дне. Это место называется "Провалом". В лермонтовское время тоннеля к сероводородному озеру на дне Провала не было, поэтому приходилось взбираться в гору к воронке, чтобы заглянуть в таинственную глубину. Сейчас эта воронка закрыта металлической сеткой, чтобы не провалился кто-нибудь из случайных путешественников. Рассказывают, что в свое время сам Михаил Юрьевич Лермонтов, угостив друзей шампанским, невзирая на 20-метровую высоту, лихо отплясывал на дощатом настиле, уложенном поперек отверстия в горе. В небезызвестном фильме у входа в Провал великий комбинатор Остап Бендер торговал билетами со скидкой милиционерам и студентам. Во времена Лермонтова не было и так называемых "срамных ванн" у Провала, где сегодня пятигорчане и гости курорта купаются нагишом прямо под открытым небом в воде, богатой целебным сероводородом. Чуть выше, на отроге Машука в горе Горячей - знаменитая китайская беседка и Эолова арфа.

"Эолова арфа была построена братьями Бернардацци в 1831-м году. Это было так давно. Тогда арфа звучала, за это время она пережила несколько реставраций и, по всей видимости, в конце концов, не смогли восстановить звучание это. Были туго натянуты струны, музыкальный инструмент, и при сильном порыве ветра было мелодичное звучание. Очень люблю нашу Горячую гору: здесь Эолова арфа, китайская беседка, академическая галерея. С Горячей горы прекрасно видится изумительная Горячеводская долина. Просто создано природой такое сказочное уникальное явление. Я очень люблю подниматься на канатке на Машук и с Машука смотреть вечерний Пятигорск. Панорама изумительная. На закате, особенно в ясный день, вплоть до цепи Кавказских гор, очень красиво - в лиловом цвете".

Рассказала пятигорчанка Лидия Краснокутская. Пройдя мимо центрального парка под названием "Цветник", поднимаюсь к верхнему рынку. Кто-то известный сказал: чем богаче в городе рынок, тем ниже уровень культуры. Не соглашаюсь - люди здесь воспитанные и добрые. Еще бы: угостили медом, а в подарок вручили лаваш.

"Хлеб - это чудо у нас. Хлеб - всему голова, как говорят, у нас он очень вкусный. Самый лучший, где бы я ни была, но в Пятигорске самый лучший".

"Понимаете, в каждом регионе - своя флора, у нас свои растения, значит и мед чем-то отличается от других. Ароматный и душистый, самый лучший".

От рынка спускаюсь чуть ниже - в сторону санатория "Тарханы". Передо мной гордость города - старинная усадьба, где провел последние дни жизни перед дуэлью с Мартыновым великий поэт. На экскурсии в усадьбе - сразу несколько туристических групп.

"Судьба Лермонтова сложилась так, что за свою очень короткую жизнь (это неполные 27 лет) поэт побывал в нашем городе несколько раз. Свои самые первые строки и свои первые юношеские поэмы он посвятит нашему краю, Кавказу. И у Лермонтова в юношеских поэмах есть прекрасное описание нашего города и мест, которые окружали Пятигорск".

Со дня основания дома-музея эти слова здесь звучали ни одну сотню раз. Внимательно слушаю экскурсовода:

"В маленьком домике под камышовой крышей прошли два последних месяца жизни Лермонтова. В этом домике Лермонтов поселился со своим родственником и другом Алексеем Аркадьевичем Столыпиным. Они приехали в Пятигорск и, естественно, сразу встал вопрос о жилье, и вот хозяин усадьбы, на которой этот домик находится, это был майор в отставке Василий Иванович Чалаев, привел их к себе и предложил осмотреть маленький флигель. Они его посмотрели, он им очень понравился, и они решили в нем остаться. Заплатили за него хозяину сто рублей серебром, по тем временам - очень большие деньги, и предполагали прожить там четыре летних месяца, но успели прожить только два, потому что 15-го июля Лермонтов погиб на дуэли".

Прохаживаясь по тропинкам усадьбы, попадаю в постройку, по выходе из которой Лермонтов получил вызов на дуэль. Здесь, в уютном зале, Михаил Юрьевич с падчерицей графа Верзинева Эмилей Клинкеберг танцевал последний в своей жизни вальс. Оглядываюсь - в углу рояль-миньон, старенький, расстроенный "немец". Это и немудрено. Как никак, начало 19-го века. Беру несколько аккордов. Сердце замирает от мысли, что возможно когда-то под те же звуки рояля здесь вальсировал великий поэт. Выйдя за ворота усадьбы, попадаю в другое измерение: вместо шелковых платьев - короткие юбки, вместо фраков - куртки-ветровки и джинсы. Спускаясь к трамваю, не замечаю, как оказываюсь у главного места в городе - каждый день здесь появляются на свет по 8-12 пятигорчан. Как оказалось, буквально только что здесь родился еще один мальчик.

"Мальчик родился, крепенький, хороший. Мы об этом сейчас не задумываемся, какими они будут через 30 лет. Как бы там ни было, совсем по-другому все будет. Дети, наверное, сами будут за себя решать и сами делать свою политику и свою жизнь".

XS
SM
MD
LG