Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:
- Будут или не будут судить ростовских офицеров-вымогателей;
- Екатеринбургские парни - между армией и наркотиками;
- Кто опустошил реки Колымы;
- На Светлинских озерах охотиться нельзя, но если очень хочется, то можно;
- Саранская молочная кухня еще работает;
- Молодые омские карьеристы трудятся и учатся за троих;
- Сочи: строить свой дом теперь не имеет смысла;
- Нижний Новгород: жизнь при лучине;
- Пятигорск: мытарства пожилых музыкантов;
- Саратов: православные традиции для чиновников - не указ;
- Улан-Удэ: компьютер делает незрячих счастливыми;
- Самара: японская балерина Юкки Анри мечтает станцевать в Самаре "Спящую красавицу".

В эфире Обнинск, Алексей Собачкин: Алексей Петухов, призванный в армию из Белоусова, городка неподалеку от Обнинска, покинул воинскую часть в Ростовской области еще год назад. Ему оставалось дослужить три месяца, но он бежал, потому что офицеры вымогали у него так называемые "боевые", которые ему были начислены за участие в войсковых операциях в Чечне. Мать солдата Мария Петухова съездила в районный военкомат и, как полагается, сообщила, что ее сын находится не в бегах, что он вынужденно оставил воинскую часть и живет сейчас дома. Реакция военных последовала только спустя несколько месяцев. В середине октября в Белоусово к Петуховым приехал следователь Ростовской военной прокуратуры.

"Он начал спрашивать, как я рожала его, роды как прошли. Я даже удивилась, почему такие вопросы".

Так вспоминает визит следователя Мария Петухова. Потом следователь явился снова, на этот раз - в сопровождении милиционеров и потребовал отдать ему паспорт беглого солдата и его письма из армии, угрожал при этом обыском. Паспорт и письма ему отдали и, видимо, эти документы сейчас находятся в Ростове. Вот так и живет сейчас Алексей Петухов без паспорта. Все это было сделано, наверное, для того, чтобы он сам явился в ту воинскую часть, которую оставил. Но Петухов туда ехать не собирается, слишком свежи воспоминания о том, как из него выбивали деньги.

"Они начали сначала "по-хорошему". Потом "по-хорошему" у них ничего не получилось, начали уже заниматься избиением. Заставляли становиться на колени в туалете, в унитаз хотели головой, всякое подобное. Я - что, такое терпеть буду? Больше не смог такого выдержать".

Следователь пригрозил, что если Петухов не явится в Ростов сам, то его рано или поздно арестуют и доставят туда силой, поэтому бывший солдат готов ко всему.

"Лично я в душе не боюсь, что со мной будет, Ничего плохого, я думаю, не должно быть, потому что я полностью прав здесь, я так считаю".

В отношении Петухова возбуждено уголовное дело, формально он совершил преступление. А что же ростовская военная прокуратура собирается делать в отношении офицеров, вымогавших деньги у Петухова? Поначалу в возбуждении уголовного дела за вымогательство было отказано, но теперь это отказное постановление отменено, наконец-то началось разбирательство. Петухов в принципе не против того, чтобы дослужить оставшиеся три месяца, но - на территории Калужской области, рядом с домом. А в Ростове ему, видимо, все-таки предстоит побывать: и показания на офицеров-вымогателей надо давать, и боевые деньги, лежащие в банке, не мешало бы получить. А номер счета Петухову неизвестен, его знают только офицеры той воинской части, из которой он убежал.

В эфире Екатеринбург, Олег Вахрушев: Статистика последних двух лет говорит о том, что призывников-наркоманов и призывников-алкоголиков стало больше в два с половиной раза. Военные чины пытаются препятствовать проникновению наркоманов в ряды военнослужащих, однако и нехватка квалифицированных врачей, и недостаток необходимого оборудования дают о себе знать. Все военные комиссариаты Свердловской области вместо должных специалистов и медицинских аппаратов оснащены сегодня лишь экспресс-тестами, обмануть которые, в принципе, можно, если призывник решится ради того, чтобы не служить, принять небольшую дозу наркотиков. Но пойти на этот шаг могут немногие.

"В общем-то, вплоть до того, чтобы не пойти в армию, я готов не то, чтобы что-то себе отрубить или пораниться как-то, но готов даже принять какие-то наркотики, чтобы пойти на призывную комиссию под кайфом и чтобы меня признали наркоманом. Я понимаю, что это отчаянный ход, что можно попасть в зависимость, но, мне кажется, из этой ситуации я выйду лучше, чем из той, которая может случиться в армии".

"Нет, я не буду принимать дозу наркотиков. Даже если у меня не будет выбора, идти в армию или еще что-то делать, я лучше пойду в армию, чем принимать наркотики".

"Я с ним согласен полностью".

"Если он пойдет служить в нормальные войска, то почему бы и нет, надо идти в армию. А если его пошлют куда-нибудь в зону конфликта, то стоит, наверное, подумать о том, как бы избежать участи служения в армии".

"Все равно можно другие пути найти, главное - не наркотики. Существуют другие. Можно по болезни, еще какие-нибудь, просто где-нибудь пропасть на несколько лет. Пока я учусь в институте, мне армия не грозит. В наше время главное - поступить в высшее учебное заведение, чтобы на какое-то время уйти от армии. Но, главное - не потреблять наркотики".

Из четырех с половиной тысяч человек, которых, по плану, должны призвать на службу в российскую армию этой осенью с территории Свердловской области, сотрудники военкоматов с трудом, но все-таки отберут "самых-самых", которые будут служить в президентском полку в Кремле. Но если поверить тому, что этих "самых-самых" с каждым годом становится все меньше, то думать о том, какой будет российская армия через пару лет, просто не хочется.

В эфире Магадан, Михаил Горбунов: Крайне плохо ловилась в этом году на Колыме красная рыба. Магаданским рыбакам не удалось справиться даже с выделенным федеральным лимитом на лов горбуши, кеты, кижуча и других лососевых. Из разрешенных 1700 тонн красной рыбы они добыли чуть более половины. Колымским аборигенам - эвенам, корякам и юкагирам - власти области разрешили ловить всего 50 килограммов лосося на человека; в прошлом году было по сто. Основной причиной снижения уловов в Магадане называют браконьерство. В этом году у браконьеров изъято около 30-ти тонн икры, а сколько просочилось сквозь заслоны и заставы рыбоохраны и милиции? Как считает начальник бассейнового управления "Охотскрыбвод" Виталий Самолейнко, в теневом обороте только красной икры на территории Магаданской области ежегодно прокручивается до 6-7ми миллионов долларов США.

"Икры, в среднем, килограмм стоит 500 рублей, это 155 миллионов рублей, делите на 30 рублей, сколько это долларов! Это только то, что прошло через наши руки. А то, что прошло мимо нас, мы прекрасно понимаем, это только за один год. Я этими цифрами просто хочу подчеркнуть масштабы браконьерства. Не зря в этом году у нас такая плохая рыбалка. Если бы нам еще два-три года не принимать никаких мер, то у нас бы реки были пустые".

Браконьерская добыча красной рыбы и икры поставлена на Колыме практически на промышленную основу. Это наглядно показала нынешняя путина, во время которой управление "Охотскрыбвод" впервые в практике своей работы нанесло удар по экономической базе незаконного промысла. Рассказывает Виталий Самойленко:

"Мы выявили, где располагаются некоторые базы. Мы постарались нанести превентивные удары по этим базам. То есть мы создали группу. У нас есть видеокассета, все снимали, мы это афишируем и предупреждаем, что и впредь будем это делать. И мы эти базы посетили, работники милиции с нами были. Мы оттуда изымали десятками этих бредней, сетей, которые подготовлены, марля тюками завезена, они по зимнику завезли это все, до начала путины. Далее, пластмассовая посуда для икры. Они рыбу не берут в тех местах, они берут только икру. Мы изъяли по 25-30 килограммов специальные пластмассовые упаковки для икры, по 60, по 40 штук там были. Вы представляете, какое количество - на тонну рассчитано, на полторы, на две и так далее".

Вполне возможно, что после нанесенного им удара колымские браконьеры на время притихнут. Но удастся ли рыбоохранникам полностью прекратить черный оборот красной икры и рыбы на Колыме? Вряд ли. Ведь для тысячи северян северный лосось и его икра являются не только чуть ли не единственной пищей во время долгой северной зимы, но и единственным источником заработка.

В эфире Оренбург, Татьяна Морозова: Шалкара-Желтыкольский Светлинский озерный район внесен в европейский каталог ключевых орнитологических территорий международного значения еще в середине 90-х годов прошлого века. Но здесь во время сезонных перелетов птиц до сих пор идет охота. Администрация района летом 2002-го года выступила с инициативой создания заповедника или заказника на четырех из 24-х озер района. Предполагалось закрыть охоту уже к осеннему перелету птиц. Но предложение не нашло поддержки на областном уровне. Исполняющий обязанности начальника управления природных ресурсов по Оренбургской области Григорий Комлев беспокоится о том, что местным охотникам будет негде охотиться. Начальник областного управления охотничьего хозяйства Иван Сметанин не хочет менять статус именно этих четырех озер. А вот администрация Светлинского района убеждена, что только статус заповедника или заказника на этих озерах поможет сохранить пернатых. У микрофона заместитель главы администрации района Василий Курганов.

"За последний год охота настолько получила широкое распространение, что практически водоплавающие птицы, особенно гусь, перестали гнездиться на наших озерах".

Егерь охотничьего хозяйства Каракольское Вячеслав Лысиков считает, что охотники здесь ни при чем.

"Вообще везде было больше дичи, от охотников мало зависит, что не стала гнездиться. Просто миграция меняет направление".

Егеря Вячеслава Лысикова я встретила на озере Караколь. Здесь висит табличка: "Каракольское охот-хозяйство Светлинского района. Охота запрещена". Но когда я подъехала туда, выстрелы на озере звучали. Выходит, охота запрещена не для всех? Почему? Ответ на этот вопрос я получила уже в Оренбурге, от начальника областного охотуправления Ивана Сметанина.

"Есть положение о выдаче лицензий в государственный резервный фонд, в котором четко сказано, что путевки или лицензии выдаются тем охотникам, которые участвуют в охранных мероприятиях, проведении технических мероприятий. Это устройство искусственных плотиков, искусственных гнезд. Вместе с охотоведом проводить рейды по охране охотничьих угодий".

Приоритета для местных охотников при выдаче таких лицензий нет. Выходит, активнее участвует в биотехнических мероприятиях, например, охотник, которого я встретила в домике возле озера Абылыколь. Он приехал из челябинского санатория, по его словам, отдохнуть. На перилах веранды, где отдыхал этот охотник, лежало с десяток окровавленных уток, две девушки готовили обед. По словам егеря Лысикова, с путевкой у челябинского гостя было все в порядке. Но у районной администрации много претензий, как к заезжим охотникам, так и к самом принципу выдачи лицензий. У микрофона Василий Курганов:

"Очень большая масса приезжает из городов охотников, и ведут себя так, я бы не сказал, как охотники. Много приезжает любителей отдохнуть, повеселиться и просто пострелять".

Местные охотники в Каракольском охотхозяйстве и на озерах рядом с ним не охотятся никогда, их туда просто не пускают. Об этом рассказал мне охотник из Светлова Александр. От объявления озер заповедными он явно не пострадает, и к самой идее создания заповедника относится положительно.

"Чтобы здесь спокойно гнездились, размножались другие виды. Пеликаны же пришли к нам, не было же пеликанов, фламинго были. Хоть сыну, показать, внуку, что есть такие птицы у нас".

В эфире Саранск, Игорь Телин: Столица Мордовии - один из немногих городов России, где сохранилась система раздачи бесплатного питания для новорожденных. Молочная кухня, где готовят смеси, каши, которые выписываются по рецептам врачей, находится в центре Саранска, а в каждом районе столицы работает по одному раздаточному пункту. Мини-заводик по производству питания обслуживает весь город и, производя более 700 тысяч порций в день, работает на пределе своих возможностей. Причин тому несколько. Все больше в городе мам, которые физиологически не могут дать своим детям полноценное питание. С другой стороны, причина чисто техническая. Как сказала главный врач Самарской пищевой станции Нелли Романова, установленное десятилетие назад оборудование уже выработало свой ресурс.

"Оборудование пока не обновлялось, а ведь за эти десять лет технологии, методы расфасовки - все шагнуло вперед. Тяжело, конечно, особенно в зимнее время".

К тому же у станции только один автомобиль, именно на нем развозят детские смеси по пунктам выдачи питания. Любая его поломка оборачивается большими проблемами для молодых мам. Впрочем, проблемы эти связаны не только с доставкой питания в пункты выдачи. Сами пункты - это небольшие помещения, где разместиться всем очень трудно, так что мамам с колясками с детьми приходится простаивать в очереди на улице. К тому же расположены пункты в очень неудобных местах, и добраться до них родителям из отдаленных микрорайонов города весьма проблематично. А потому некоторые родители пытаются решить проблему кормления детей самостоятельно. У кого-то есть деньги, чтобы приобретать дорогие питательные смеси в магазине, у кого-то нет, и тот использует купленное у бабушек из пригородных сел коровье молоко. Последний вариант, по словам главного врача республиканской туберкулезной больницы Валерия Гурьянова, чреват самыми печальными последствиями.

"Инфицированный скот выдает инфицированное молоко, инфицируются дети и в дальнейшем у них повышается риск заболевания туберкулезом".

Так что Саранская детская пищевая станция остается единственным источником получения полноценного питания при искусственном вскармливании. Тем более что с нового года, по словам Нелли Романовой, здесь даже на устаревшем оборудовании собираются производить лечебное питание.

"С 2003-го года мы планируем введение новых видов смеси. Потому что сейчас достаточно много детей с аллергическими заболеваниями, начиная с рождения страдают дизбактериозами".

Саранская детская пищевая станция - единственная в Мордовии. Медики не прогнозируют, что подобные станции появятся в районах республики, виной тому - пресловутая нехватка средств.

В эфире Омск, Татьяна Кондратовская: Омские студенты и школьники становятся карьеристами еще сидя за партами. Нынешних выпускников школ и студентов можно назвать "детьми реформ": на их глазах закрывались заводы, появлялись первые кооперативы, лопались банки, обваливался рубль. Их родители - инженеры, врачи, учителя, становились риэлтерами и продавцами, "челноками" и колдунами, банкирами и безработными. Выросшие дети еще в школе задумываются о будущей профессии, по их мнению, самыми престижными и нужными сейчас являются профессии юриста, экономиста и программиста. Именно этому они и хотят учиться.

"Юристом. Значимая профессия".
"Экономист. Везде нужны".
"Банкир, менеджер по рекламе".
"Дизайн рекламы".
"Мне кажется, юрист".
"Экономист, наверное".
"Врачом, мне нравится".
"Юристы, экономисты и программисты - вполне престижная работа".
"Менеджер какого-нибудь предприятия, чем крупнее, тем лучше".

Никто из опрошенных подростков не хочет стать учителем, инженером или военным. Однако омские вузы регулярно выпускают во взрослую жизнь педагогов и инженеров, которые пополняют очередь на бирже труда. Для окончивших институт специалистов по кадастру в Омске нет ни одной вакансии, психологический факультет университета ежегодно регистрирует рекордный конкурс, но такая армия психологов никому не нужна. Полина Тихоненко два года назад окончила педагогический университет, а сейчас занимается трудоустройством своих сверстников. По ее мнению, абитуриенты не должны обманываться, она помнит свои первые шаги в жизни и пытается помочь молодым специалистам.

"Мне кажется, надо все равно иметь мечту, надо иметь амбиции, но надо иметь еще и упорство, чтобы эти амбиции претворить. Как правило, человек заканчивает школу, он не думает, кем он потом будет. Те же специальности менеджер по связям с общественностью или психологи, те же менеджеры, которых сейчас массово готовят, - нет востребованности на рынке. Нужны люди, которые квалифицированно могут кадровой деятельностью заниматься или маркетингом. Сейчас время широких специалистов, людей, которые умеют делать разное и умеют устраиваться в разные системы".

В Омске прошел конкурс "Политики нового поколении". В нем участвовали студенты и недавние выпускники вузов. Практически все они совмещают работу с учебой, некоторые учатся даже в двух вузах. Они называют себя карьеристами и точно знают, чего хотят достичь в жизни. По мнению победителя конкурса маркетолога Ольги Матвеевой, таких молодых людей достаточно много.

"Карьерная вершина, безусловно, ее ставлю, несколько поэтапно разделена, пока сейчас идет наработка именно по ступенькам. Я могу судить по своему конкурсу, у нас таких было процентов 60-70".

Новое поколение, выросшее на переломе эпох, готово сменить старые кадры, но для этого образование должно услышать голос реальной жизни, а молодые должны расстаться с иллюзиями.

В эфире Сочи, Геннадий Шляхов: С недавнего времени тем гражданам, кто получил участок для строительства собственного дома, но построить его еще не успел, увеличили плату за землю в 33 раза - с 3-х до 100%. К тому же задним числом заставляют доплатить еще и за прошлый год; суммы - пятизначные.

"Это просто нереальные деньги, чтобы оплачивать землю. Я посчитал, что эта сумма у меня идет один этаж дома полностью построить. Если я эти деньги соберу, займу, отдам, как же я буду продолжать строить? Оплачивать такие счета просто невозможно. А еще надо и семью кормить и содержать".

Это говорит Олег Курин, врач с зарплатой в 1800 рублей. Его супруга - учитель в общеобразовательной школе, получает полторы тысячи, в семье растет маленький сын. Два года назад взяли землю, шесть соток, начали строить дом. Неделю назад Олегу Курину пришло уведомление - оплатить налог на землю за 2002-й год, сумма - 22 тысячи рублей, заработок семьи за 9 месяцев.

Строят собственное жилье не только учителя, врачи и пенсионеры, возводят дома и коттеджи люди состоятельные. Построив просторные виллы, они годами не оформляют их, говорят - строительство не завершено. Таким образом, уходят от налога на недвижимость, оплачивая лишь 3% земельного налога. Министерство Российской Федерации по налогам и сборам подготовило и разослало по регионам письмо, в котором рекомендует своим подразделениям на местах взимать налог на землю с тех граждан, кто не достроил свой дом, по полной ставке - 100%. Предполагается, что владельцы коттеджей и вилл быстро оформят бумаги на недвижимость, от чего налогооблагаемая база в стране резко возрастет. Говорит председатель Совета сочинского городского комитета защиты прав потребителей Дато Шавгулидзе:

"Письмом Министерства Российской Федерации по налогам и сборам были дано разъяснения, которые исказили суть и содержание федерального закона о земельном налоге. После этого налоговые органы на местах стали производить расчет земельного налога не по ставке 3%, как установлено федеральным законом, а по ставке 100%. То есть, фактически завышая сумму, подлежащую оплате, в 33,3 раза".

Граждане, не успевшие достроить свой дом, загнаны в угол, налог на этот год исчисляется в пятизначных цифрах, заплатить его многие не могут. Перспектива взыскания долгов через суд путем ареста имущества или возбуждения уголовного дела пугает их еще больше. Судебные органы в Сочи, как правило, удовлетворяют иски налоговиков. Хотя, например, в Пятигорске прокуратура вынесла предостережение местной налоговой инспекции, и та отозвала свои уведомления. В Сочи этого не происходит. Говорит Дато Шавгулидзе:

"Мы пошли по двум направлениям: это оказание судебной помощи конкретным потребителям и второй путь - это наши предложения, которые мы подготовили, будут отправлены в Городское собрание Сочи для принятия положения. Это положение позволит исключить те нарушения, которые сейчас в области земельного налога происходят в городе Сочи".

Органы местного самоуправления имеют право устанавливать льготы по земельному налогу, но кто же добровольно откажется от дополнительных поступлений в бюджет? Вот и не торопится Городское собрание Сочи рассмотреть предложение Комитета по защите прав потребителей. А тем временем граждане, решившие самостоятельно без помощи государства, разрешить свои жилищные проблемы, готовы отказаться от этой затеи. Таких только в Сочи насчитывается более двух тысяч человек.

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: Мероприятия по переписи населения в Нижегородской области выявили целый ряд деревень-призраков, существующих только на картах и в списках населенных пунктов, но фактически вымерших, поскольку коренных жителей там уже не осталось, только летом наезжают немногочисленные дачники. Впрочем, существуют и такие деревни, куда ни врач, ни почтальон почти не заглядывают, куда и хлеб привозят раз в неделю, где на десяток-полтора домов осталось всего трое-четверо жителей, никак не ожидавших, что их тоже будут переписывать.

"Думали, вообще к нам сюда не приедут, а вот видите - приехали".

"Хорошо, что правительство думает немножко о нас".

Это говорят двое из четырех жителей нижегородской деревни Старатели, что в Лысковском районе. Прошедшие летом лесные пожары принесли в сельскую глубинку еще и такую беду: сгоревшие заодно деревянные столбы местной линии электропередачи нужно восстанавливать, а денег на это не хватает, да и алюминиевый кабель кто-то успел прикарманить. Поэтому даже в некоторых еще жилых деревнях уже несколько месяцев нет электричества, и люди живут без радио и телевидения, без холодильников и даже без электрического освещения, при свечах и лучине, а иные счастливцы при керосиновой лампе, с остатками недоступного теперь керосина. Оставленные без присмотра лучины и свечи нередко могут быть причиной пожара.

"Чуть не сгорела. Вышла, две минуты постояла, смотрю - у меня пламя на столе. Свечка упала, бокал расплавился - и пожар. Еще бы немного - и сгорели".

В поселке Глубинный Борского района теперь проблема не только с электрическим освещением, но также и с водоснабжением, поскольку простаивают без электропитания насосы, подававшие воду местным жителям.

"Воды абсолютно нет, мы ждем, пока пройдет дождичек, чтобы нам немножко водички для стирки. Лето было жаркое, вы сами знаете".

В том же районе жителям поселка Старая Гора пообещали подвести газ, но провели трубу через поселок насквозь, не подключив жилые дома к "голубому топливу". Оказалось, что сквозь поселок проложили магистраль высокого давления, которую использовать для подключения бытовых плит и обогревательных котлов никак нельзя, да и прокладывать такой газопровод рядом с жилыми домами опасно. Жители, понадеявшись на обещанный газ, другим топливом не запаслись, а некоторые и печки сломали.

"Мы обрадовались, что - газ, мы это все переломали. Как хорошо было бы, если бы провели газ".

"Мы - люди честные, наивные, поверили. Роют, мы не возмущаемся. Вот уже дошли сюда, вырыли, слышим - о нас ни слова, о жильцах, мы копать здесь дальше не дадим".

"Мы живем без газа, отключают свет, не можем ни детей накормить, ни согреться, отопления нет, газа нет, света нет, приходится собирать детей и идти бомжевать".

В эфире Пятигорск, Лада Леденева: Уже больше года длится судебная тяжба между администрацией пятигорского Театра оперетты и семьей артистов, известных не только на Кавказских Минеральных Водах, но и за их пределами. Руководство театра пытается выселить супружескую чету преподавателей минераловодского музыкального училища, артистов филармонии, заслуженного деятеля искусств Льва Морозовского и его жену Ольгу Миронову из однокомнатной ведомственной квартиры. 14-го октября эта история получила продолжение. В 10 часов утра под предлогом проверки паспортного режима к Морозовским явился неизвестный, представившийся участковым инспектором милиции. Обманом он заставил хозяйку квартиры подписать согласие о выселении, а когда женщина заподозрила подвох, стал ее избивать. Рассказывает Ольга Миронова:

"Он только спросил паспорт. Он говорит: вот я принес. Вы знаете, я очки забыла в училище, прочитайте. Он говорит: я потом прочитаю, подпишите. И все-таки прочтите, что там было написано. Он говорит: сегодня в 11 часов к вам придут выселять. Я эту хватаю бумажку - так вы меня обманули! Вырываю у него эту бумажку и рву на четыре части и так держу в руке. Он мне заламывает руки и начинает просто выламывать руки. Потом он меня как-то руками за шею, чтобы мне стало страшно. Еще мгновение - и он меня убьет. Я тут же вызвала милицию, они тут же приехали. Сказали, что не должен участковый так поступать".

Через час после визита участкового в подъезде появились судебные приставы с инструментами для взлома двери.

"Они говорят: нам неважно, куда их переселят, мы их выбросим, а потом пусть решают сами. Виолончель сто тысяч стоит, попробуйте на улицу выбросить".

Со слов адвоката, судебные приставы действовали абсолютно незаконно, поскольку за два дня до случившегося решение суда было обжаловано в связи со вновь открывшимися обстоятельствами дела, неизвестными ранее суду. Все дело в том, что была проведена экспертиза состояния помещения, в которое администрация собирается переселить Морозовских. Предложенная им крошечная комната оказалась непригодной для жилья. Говорит адвокат Елизавета Борисова:

"Специалист осмотрел эту комнату и дал заключение о том, что эта комната не соответствует строительным нормам и правилам, предъявляемым к жилым помещениям, то есть туда переселять невозможно".

Со слов Ольги Мироновой, Лев Михайлович Морозовский, пожилой уважаемый человек, на сегодняшний день чувствует себя лицом без определенного места жительства, уже несколько лет у него нет прописки. По этой причине музыканта часто задерживают во время гастролей в Ингушетии и Чечне. Известное на Ставрополье трио "Арт-Классик", в котором работает Морозовский, по той же причине не может выехать в зарубежные гастроли. А теперь еще одна беда: артистов переселяют фактически в гримуборную театра. Говорит Ольга Миронова:

"И когда нам уже за 60 лет, за 16 лет работы на Кавминводах мы не заработали себе на эту коморку, обучив столько студентов, открыв вокальное отделение, став заведующим отделением? Морозовский какие чудеса тут творит - это не в счет, к званию представляет край - и это тоже не в счет. Что же мы такое сделали нашим властям в Пятигорске, чем мы провинились перед ними?"

А пока чета Морозовских ждет нового суда, который должен решить их судьбу.

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина: В селе Столыпино Саратовской области осквернен храм, богослужения в нем запрещены, а настоятель прихода священник Игорь Нилов отозван указом саратовского архиепископа Александра. Акт вандализма совершен при участии и по распоряжению местных чиновников. К очередному церковному празднику столыпинский священник отец Игорь приехал из Саратова на богослужении. Он обнаружен, что двери храма открыты, старый иконостас разобран, на священном престоле строительный мусор и беспорядок, а в алтаре, куда может входить только священнослужитель, рабочие собирают новый иконостас. Глава поселковой администрации Елена Бирюкова сообщила ему, что иконостас меняют спонсоры по указанию свыше. Обескураженный настоятель покинул приход, совершил богослужение на дому у одной из прихожанок. Жители Столыпино причину отъезда батюшкин не поняли и продолжают ходить в оскверненный храм.

"В воскресенье были, у нас женщины две служат. Здесь в прихожей читают две женщины, а мы молимся, обедню".

По воскресеньям молитвы в храме читает Анастасия Заварзина. Прихожанки относятся к храму трепетно и ведут себя в нем подобающим образом.

"Мы даже свет не включаем, его где-то включают в алтаре. Свечки поставим, свечек много ставим. Человек 20 ходит туда. Где священник, мы не поем, не читаем, Книжка есть в церкви у нас, а хор - это значит мы".

На стене столыпинской церкви мраморная табличка: "Храм Дмитрия Донского воздвигнут иждивением ктитора Дмитрия Аяцкого, губернатора Саратовской области. Освящен 11-го ноября 1995-го года". В этом году Аяцков стал губернатором. Храм построен в его родном селе, здесь и сегодня живет его мать, сюда, к губернаторским истокам, привозят высоких гостей. Летом в Столыпино приезжал отдыхавший под Саратовом Ельцин, побывал бывший президент России и в церкви.

"Интересно все-таки нам было - Ельцин приехал сюда - "Какая у вас церковь хорошая". А мы ему говорим: церковь-то хорошая, да батюшки нет у нас. Ну и после сразу к нам Игоря прислали".

Ожидали в Столыпино гостей и этой осенью.

"Вроде тут болтали тоже, что приедет Алексий Второй, тут все оборудовали, но не приехал".

Визита патриарха Алексия Второго ожидали в октябре, готовились всерьез, вложили средства в замену иконостаса. А вот епархиальные власти недовольны. Глава поселковой администрации Елена Бирюкова комментировать ситуацию отказалась, но при этом успела сообщить, что иконостас меняют по распоряжению губернатора, и вообще церковь построена на средства спонсоров, а епархия не вложила в нее ни копейки, так что нечего и командовать. Из чего можно сделать вывод, что храм воспринимается местным руководством как филиал сельского дома культуры. Каждое воскресенье двери поруганного храма открывает для прихожан Наталья Крючкова. При батюшке она продавала в церкви свечки и иконки.

"Давно уже иконостас хотели переделать. Дмитрий Федорович захотел другой. Это, конечно, с точки зрения верующего естественно, мне кажется, каждому верующему понятно, что осквернили храм. Просто надо было согласовывать. У епархии своя власть, здесь своя власть".

Эта простая истина почему-то недоступна чиновничьему уму.

В эфире Улан-Удэ, Александр Мальцев: Так под пальцами молодой женщины инвалида по зрению Циндымы Бойко звучит компьютер. Компьютер оснащен программой, который позволяет слушать все, что происходит на экране. Для Циндымы, первой среди невидящих людей в Бурятии, компьютер стал окном в мир - в Интернет, возможностью получить образование и вырваться из ограниченного круга профессий - музыкант, массажист, сборщик несложных приборов.

"Родилась я, конечно, тоже слабовидящей, но видела еще, писала и читала, в школе училась. И даже когда еще родила дочь, мы с ней очень много гуляли по улице вдвоем, где-то, наверное, дочери было года два, я перестала ходить самостоятельно. Я закончила школу-интернат для слепых и слабовидящих детей в городе Свердловске, где получила специальность медсестры по массажу. На протяжении 13-ти лет я работала именно по этой специальности. После операции мне было противопоказан тяжелый физический труд, я наконец-то нашла повод и оставила эту очень тяжелую работу, хотя она у меня довольно успешно продвигалась. Но вот уже третий год заочно учусь в нашей академии культуры, специальность моя будущая - менеджер социально-культурной деятельности".

Друзья Циндымы Бойко из других регионов России, которые поделились с ней компьютерной программой, знают, что слепые люди все же могут предъявить свой интеллект и знания во многих отраслях. В Бурятии, где около трех тысяч слепых граждан, пока такого опыта практически нет.

"В нашей республике ситуация одна из самых, наверное, трудных именно у инвалидов по зрению. В свое время Общество слепых трудоустраивало всех инвалидов по зрению, они имели возможность материально себя поддерживать на уровне, общаться, то есть организовывать досуг, а сейчас очень тяжелое положение, то есть - работы нет, практически. А люди интеллектуального труда, например, сейчас получили возможность через компьютер реализовывать свои способности, возможности. Существуют книги на дисках. Можно в Интернете найти необходимые материалы, готовиться нормально к курсовым, рефераты писать и так далее. Я знаю опыт уже других регионов, что они уже себя без компьютера просто не представляют. Много у нас специалистов, которые благодаря компьютеру сохраняют полную независимость. Это доктора и профессора различных наук, работают в Госдуме".

Циндыма решила, что помочь людям с ограниченными возможностями освоить новые технологии могут только они сами. Она передала программу Центру открытого доступа к Интернету при Министерстве образования республики. Здесь будут открыты бесплатные курсы пользователей для этой категории людей. За год научиться работать на компьютере смогут до трехсот человек. Впрочем, чтобы обеспечить не ознакомительное, а долгосрочное обучение, необходимы деньги для оплаты персонала центра. Бойко убедилась, что в республике особенно рассчитывать на финансовую помощь не приходится. Похоже, что единственный выход - написать в российскую или международную организацию. Сейчас она занялась этим делом. Женщина уверена, что перспектива в ее жизни есть, и счастлива этим.

"По жизни мне помогают мои родные, мои родители. Думаю, что жизнь моя складывается именно так, как должно быть или как хочется. И на судьбу я не жалуюсь".

В эфире Самара, Сергей Хазов: В хореографическом классе самарского Театра оперы и балета звучит музыка Петра Чайковского из балета "Лебединое озеро". Идет обычная репетиция перед спектаклем. Однако посмотреть на репетицию пришла половина театральной труппы. Причиной столь пристального внимания стали две новые балерины самарского театра Юкки Нанри и Аяко Онда. Рассказывает балетмейстер самарского оперного театра Надежда Малыгина:

"Две девушки-японки приехали в Россию для того, чтобы танцевать русскую классику. Это очень неожиданно и экзотично для Самары и самарских зрителей. Потому что две миниатюрные хрупкие девушки, которые научились говорить на русском языке и сейчас совершенно нормально общаются, хотят танцевать русскую классику, хотят быть одетые в белые пачки и танцевать наши шедевры".

Аяко - 18, а Юкке - 20 лет. Девушки занимаются изучением классического балета с детства. Рассказывает Аяко Ондо:

"Мы учились в Японии, приехали из Москвы. Мы хотели русским балетом заниматься и приехали в Пермь".

В пермской балетной школе Юкка поучилась четыре, а Аяко два года. Японские балерины решили продолжить карьеру в России и весной этого года на творческом конкурсе предложили свои кандидатуры самарскому Театру оперы и балета. Молодые балерины из Японии были приняты в самарский театр и органично вписались в его труппу. Сейчас девушки танцуют партию лебедей в балете "Лебединое озеро", занимаются подготовкой к участию в других спектаклях. Мама Юкки Нанри специально приезжала из Токио в Самару, чтобы посмотреть, как танцует ее дочь в составе русского классического балета.

"Мама была в Самаре. Она когда приехала летом, ей тоже понравилось".

Аяко Ондо рассказала, что тоже хочет похвалиться родителям успехами, достигнутыми в балете.

"Я хочу показать, чтобы мама приехала сюда, и мама посмотрела театр, как мы работаем, я хочу ей показать".

Юкки Нанри рассказала, что у нее, как и всякой балерины, есть своя мечта:

"Я хочу танцевать главные роли - "Спящая красавица" или "Щелкунчик" Маша".

В отличие от подруги, Аяко не раскрыла свою заветную мечту. Кроме занятия балетом девушки самостоятельно ведут домашнее хозяйство, проживая на квартире, которую для них снимает самарский оперный театр. Вам нравится в Самаре? - спросил я у Юкки и Аяко. Вместе ответа девушки попросили дать им возможность исполнить отрывок из песни "Лепестки роз".

XS
SM
MD
LG