Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондентский час


В этом выпуске:
- Ивановские крестьяне свою землю никому не отдадут;
- Ректоры пензенских вузов не торопятся выполнять пожелания военкомов;
- Почему нижегородские дворники ходят в белых халатах;
- Успеют ли пострадавшие от наводнения на Ставрополье купить новые дома;
- Самарские зрители против бандитского кино;
- Тюменская область: почему Шобосхон Давлятмамадов ушел из дома;
- Саранск: все школьники знают, где купить наркотики;
- Оренбург: на чистую воду денег всегда почему-то не хватает;
- Чебоксары: как разбогатеть за счет друзей и знакомых;
- Новосибирск: предвыборный отстрел журналистов начался;
- Саратов: возродится или нет толстый журнал "Волга";
- Астрахань: Борис Свердлов - поэт и книготорговец в одном лице.


В эфире Иваново, Елена Смагина: На границе города стоит деревня Бухарово; 90-е годы разделили ее на две части - в одной остались коренные жители, а другую заняли коттеджи неожиданно разбогатевших генералов и чиновников. Новое Бухарово коренные жители называют "Царским Селом". Настоящая беда нависла над ними после вступления в силу Земельного кодекса Российской Федерации. Хотя сначала жители Бухарово очень обрадовались его принятию, ведь теперь они могли стать собственниками земли, на которой прожили столько лет. Рассказывает жительница деревни Бухарово Лидия Подгорнова:

"Ходили в сельсовет, написали заявление насчет земли, там заявление наше взяли - с трудом, но взяли. Через некоторое время мы пришли, а они отказали. Мы пошли в прокуратуру. Прокуратура говорит - нет, не наше дело, идите в юстицию. Мы ходили на Велижскую, 85. Там разговаривали с женщиной, а она говорит: нет, нам дано указание не приватизировать. Так мы остались ни с чем".

Староста села Бухарово Валерий Иовлев тоже пытался оформить собственность на землю.

"В марте этого года я пригласил землеустроителей, которые произвели замеры. Оформил в ивановской администрации кадастровые номера, полный комплект документов, отдал и в учреждение юстиции по Ивановской области. Через месяц я получил отказ. Мотивируют тем, что не хватает каких-то документов. Конкретно каких документов - мне не сказали. Я обращался к регистратору, он мне сказал, что мы справок не даем - "или вы забирайте документы, или мы проведем экспертизы". Я сказал, что дождусь экспертизы. Второго августа этого года я пришел опять в юстицию, мне дали отказ, результатов экспертизы я там не увидел".

15 жителей Бухарово написали заявления на получение в собственность земли, на которой их семьи живут уже не одно столетье, и все 15 получили отказ. В управлении юстиции отказ в регистрации собственности на землю объяснили отсутствием закона Ивановской области, который ввел бы в действие на ее территории новый Земельный кодекс. Вот как комментирует это заявление депутат Законодательного собрания области правозащитник Сергей Вальков.

"Безусловно, это ложь. Если нет закона субъекта, действует федеральный закон, ограничивать это право на собственность субъектом или муниципальным образованием - не дано. Ограничения могут быть только в соответствии с данным кодексом и с федеральными законами".

Говорит староста деревни Валерий Иовлев:

"Ребята стоят дружно. Или уже нас запродали, и назад пути нет, деньги уже ушли, может, хотят запродать и за хорошие "бабки". Просто так с нами связываться никто бы не стал, значит - хорошо заплачено. Потому что даже суд и то против пошел".

При этом, что интересно, замечает Валерий, кодекс вроде бы не действует, а в аренду землю взять навязывают.

"Арендодатель может смениться, землю эту могут купить, кто угодно, назначить любую сумму арендной платы, с которой я могу просто не справиться, и потом придется эту землю отдать. Либо могут приехать крутые ребята и сказать: забирай свои деревяшки, землю мы будем использовать по другому назначению. И за меня никто не встанет. Я был в суде, и я понял, что суд - не на стороне граждан. И ждать нам, по-моему, от суда нечего. Сегодня закон нарушается, внаглую нарушается закон".

Опасения жителей Бухарово оказались не напрасны. Рассказывает Лидия Подгорнова:

"Приезжают все какие-то машины, чужие номера, обмеряют, около наших домов ходят, говорить с нами не хотят. Мы на них бросились с палками. Говорим: да что это такое?! Не знаем, что делать?".

Говорит жительница села Бухарово Алевтина Кириллова:

"Наша земля - это моих родителей, и их родители обрабатывали землю, мои родители в 75 лет умерли. Дети - это уже третье поколение трудится. И мои дети трудятся - четвертое поколение. И все - не наше. Уже нам веры нет теперь в эту власть".

Оснований не верить у бухаровцев - более чем достаточно. О первой сечи 1953-го года рассказывает Лидия Подгорнова:

"У наших родителей были участки по 40 соток - и все отрезали, оставили по 15 соток".

Самое страшное в этой истории то, что люди поняли, что им негде искать защиты. Свою землю они собираются отстаивать с оружием в руках.

"Мы чужого не хотим; наше не трогайте. Мы свое не отдадим, и никого сюда не пустим. Выйдут, кто с вилами старики, пусть давят. Не хотим мы крови, мы хотим мирным путем решить".

В эфире Пенза, Наталья Ратанина: В Пензенской области власти решили, что поставлять новобранцев в армию должны ректоры вузов. Об этом заявил федеральный инспектор по Пензенской области Владимир Фомин. Инспектор попенял университетскому начальству на то, что оно "самоустранилось от военно-патриотического воспитания молодежи и делает все, чтобы лицам призывного возраста было легко "закосить" от армии". Именно так выразился Владимир Фомин. В итоге Пензенская область никак не может собрать две тысячи новобранцев, потому что одна часть призывников больна, другая учится. Федеральный инспектор Владимир Фомин и областной военком Александр Кильгянкин настойчиво посоветовали руководителям местных вузов поспособствовать отправке на срочную воинскую службу слушателей подготовительных отделений, нерадивых студентов, имеющих задолженности по зачетам и экзаменам, а также тех, кто учится в пензенских филиалах столичных высших учебных заведений. Чтобы задача была более ясной, облвоенком Кильгянкин разослал по ректоратам некое конфиденциальное письмо, которое мне все-таки показали в одном из университетов Пензы - начальственная бумага действительно рекомендует не препятствовать призыву. Но руководство пензенских университетов отнеслось к документу как-то "по-штатски" и не побежало выполнять настойчивые советы военных. Вот что говорит первый проректор Пензенского Государственного университета Виктор Мещеряков:

"Подготовительное отделение социальную функцию несет, через эти отделения оказываем помощь для подготовки к поступлению в вуз семьям малоимущих. То есть - слушатели, не имея средств в семейном бюджете, за счет государства осуществляют довузовскую подготовку. В наших инструктивных письмах Министерства, в законе вряд ли это прописано, отмечено, что они обладают правами студентов".

По словам Виктора Мещерякова, вряд ли что получится с призывом в армию так называемых нерадивых студентов. Если их припугнуть перспективой перловой каши, унижений, возможной потерей здоровья, а то и жизни, они сразу ликвидируют все свои хвосты. Есть, конечно, студенты, которых действительно приходится отчислять, но процент таковых очень мал. Что же касается призыва в армию студентов столичных филиалов, то здесь грозное письмо товарища Кильгянкина также не нашло понимания. По словам директоров пензенских филиалов московских институтов, никакому призыву, тем более - незаконному, они помогать не будут. У филиалов есть законные лицензии, а у студентов - не менее законные отсрочки.

Видимо, такое развитие событий было просчитано местными военными. По городу ходят упорные слухи, что военком рекомендовал отменить выдачу студентам справок по форме 26, которую они предоставляют военкоматы для получения отсрочки. Это повергло молодых людей в ужас.

"Отмена 26-й формы, которая позволяет молодым людям учиться в институте и в это время не служить в войсках Российской Федерации, - к этому я отношусь очень отрицательно. Потому что, во-первых, я понял, что если после армии прийти, то в институт будет очень трудно поступить, а мне очень хочется получить высшее образование. Поэтому я - за то, чтобы во время института нас не забирали на военную службу в армию".

"К отмене 26-й справки я отношусь, конечно, отрицательно, в том плане, что это, в первую очередь, незаконно. Во вторую очередь, например, во время учебы в институте тебя забирают в армию, получается, что ты годы впустую потратил".

В эфире Нижний Новгород, Олег Родин: Нижегородские учителя требуют повышения зарплаты не с октября следующего года, а уже с января, и не на 30%, а хотя бы на 50. Из-за хронической нищеты многие уходят из системы образования в торговлю или иной бизнес, школа может остаться без учителей. Говорит Нина Вахрушева, лидер учительского профсоюза:

"Через три-четыре года в школе вообще никого не останется, кроме ветеранов, которые сегодня вынуждены работать".

И учителя на собраниях и акциях протеста подтверждают, что они нищенствуют, а не живут.

"Учитель вынужден работать на полутора, на двух ставках, чтобы хоть как-то свести концы с концами".

"Зарплаты не хватает, не хватает на самое элементарное".

"На нашу зарплату - дай Бог прокормить себя".

"Нищенствуем сейчас, а не живем. Кто-то замки за границей покупает, а мы - существуем".

Из 60 учеников педагогического университета только двое собираются работать в школе, а остальные:

"Остальные - менеджер по рекламе, менеджер по продаже и так далее".

Не лучше ситуация и в медицине. Из больниц и поликлиник увольняются квалифицированные специалисты. Жить на одну зарплату невозможно, говорят врачи.

"Текучесть кадров очень большая идет. Участковых врачей остается в поликлинике мало, некому работать".

"У нас очень острая проблема, когда специалист работает за двоих, за троих, некоторые наши доктора работают за четырех специалистов. Работая за троих, наш специалист получает столько, сколько в средней торговой точке. Плохо ценится наш труд - и это главное".

"По тарифам - наши врачи получают 1500 рублей. Две тысячи рублей - это со всеми подработками, это вообще катастрофа. Потому что врачи имеют подработку - ночное дежурство, увеличенный объем работы. Какую работу можно требовать от врача, который, проработав день, отдежурив сутки, работает еще день?".

"Уходят куда угодно, только не в медицину. Молодой доктор ушел работать в страховую компанию. Причина - невозможность прокормить семью на свою заработную плату. У нас уходят сторожами. Я знаю, что даже дворниками у нас некоторые врачи подрабатывают с утра, чтобы только иметь дополнительную заработную плату".

А в работе дворников свои проблемы - физические перегрузки, мизерная зарплата, брать нужно несколько участков, чтобы заработать на жизнь. Говорят нижегородские дворники:

"Бегут у нас рабочие, некому работать. Вместо положенных 90 дворников у нас осталось около 30 человек. При таких условиях работы и эти разбегутся".

"Тонны снега, перекидать тонны снега - 6-7 рублей. Представьте, в каком состоянии мы сейчас находимся".

"Когда людей не хватает, руки ноют. Из спецодежды нам дают только одни рукавицы и это одна пара на троих на два месяца".

"Ни обуви, ни одежды. В подъездах мы убираем, у нас нет тряпок, стирального порошка, резиновых перчаток. Работаем в абсолютнейших антисанитарных условиях".

Из-за постоянных задержек зарплаты дворники уже не раз грозили забастовкой.

В эфире Ставропольский край, Лада Леденева: "Спасение утопающих - дело рук самих утопающих" - такую позицию к концу ноября заняли краевые власти по отношению к тем пострадавшим от июньского наводнения ставропольцам, кто получил правительственные сертификаты на жилье, но до сих пор не определился с формой его приобретения. Поводом для решительных выступлений местных властей послужил недавний визит на Ставрополье нового руководителя Госстроя России Николая Кошмана. Качество восстановительных работ после июньского паводка вывело бывшего генерала из себя. Он срывал со стен недостроенных домов косо наклеенные обои и прилюдно ругал местных чиновников. Очередная высокая проверка показала: в бедах людей, безусловно, виноваты бездействующие местные власти и недобросовестные строители. Однако брать всю вину на себя ни те, ни другие не пожелали. А краевая комиссия по чрезвычайным ситуациям тут же вынесла ультиматум: тот, кто не определился до сих пор с формой приобретения жилья, на помощь государства может не рассчитывать, и срок установили - 1-е декабря. Как заявил в ходе очередного заседания краевой комиссии по чрезвычайным ситуациям ее глава министр ЖКХ Ставропольского края Юрий Тартышов, для успешного решения проблемы будет создана еще одна комиссия; теперь безответственных ставропольцев будут искать совместно с милицией. Самыми недобросовестными комиссия признала жителей Кочубеевского района края, больше других пострадавшего от наводнения. На подмогу местной милиции пообещали прислать оперативников из краевого центра. Однако, как оказалось, данные о количестве провинившихся пострадавших разнятся, и счет идет не на десятки, а на сотни человек. Телевидение в начале ноября, со ссылкой на официальные источники, обнародовало число 300, которое к концу месяца превратилось в 600 человек. Чтобы разобраться в происходящем, я побеседовала со Светланой Савостиной, жительницей ессентукского поселка Белый Уголь, в дни паводка наполовину ушедшего под воду:

"Нас разделили, как две семьи - судом. Сейчас решается вопрос о выдаче двух свидетельств. Я была у него на приеме, когда он приезжал сюда. Я никогда не думала, что люди такого ранга, как Тартышов, могут вообще так себя вести. "Что вы хотели?" Вот так и так - суд. "Ну и что, суд?". Я говорю: а тогда зачем я в суд ходила, зачем ходила на конфликтную комиссию? Меня направили в суд. "Дом застрахован был?" Да. Мать получила 17 тысяч. И все засмеялись. Что, я на клоуна похожа, или что? Я хожу сюда столько времени, у меня все на нервах, я заплакала и ушла".

По мнению Светланы Андреевны, в бесконечных проволочках в приобретении квартир виноваты вовсе не люди, пострадавшие от наводнения, а местные власти.

"Вот как вы считаете, кто волокитит? До суда на имя Стоянова я написала письмо, чтобы рассмотрели мой вопрос, целый месяц ничего не было. Я посылаю письмо по почте, мне приходит уведомление, что мэр города получил мое письмо. Мне никакого ни ответа, ни привета. Я иду в конфликтную комиссию. Конфликтная комиссия говорит - у нас ничего нет. Как - нет? Я посылала вам письмо. И опять я хожу в край, опять в край посылают, чтобы нам дали свидетельство отдельное".

Как заявил глава Госстроя Россия Николай Кошман, после 31-го декабря федеральное финансирование противопаводковой программы будет закрыто, и владельцы именных свидетельств на жилье смогут оставить их себе на память. А пострадавшие от наводнения ставропольцы опасаются, что при этом вопрос - кто виноват? - так и останется без ответа.

В эфире Самара, Сергей Хазов: С 22-го по 29-е ноября Самара стала центром кинематографической жизни России. В городе проходил кинофестиваль "Синемания. Новое кино России". За неделю фестиваля самарцы смогли увидеть более 20-ти российских художественных фильмов, среди которых были наиболее известные премьеры этого года: антивоенный гротеск Андрея Кончаловского "Дом дураков", мелодрама Валерия Тодоровского "Любовник", комедия Ивана Дыховичного "Копейка". Билеты в самарский кинотеатр "Художественный", где проходил кинофестиваль, были раскуплены самарцами за две недели до его начала. Фестиваль привлек людей в первую очередь возможностью увидеть хорошее кино. Делясь впечатлениями от фестивальных просмотров, самарские зрители не скрывали, что интересных содержательных фильмов на теле- и киноэкране с каждым годом становится все меньше. Рассказывает Людмила Бородулина:

"Смысл жизни потерян и, видимо, от этого на экранах - убийства, насилие. Конечно, этого не должно быть, потому что злоба порождает злобу и, естественно, положительные эмоции глушатся, они становятся невостребованными".

Учительница Валентина Семенова, говоря о современном российском кино, высказала возмущение сериалами, рассказывающими о жизни преступного мира, которые сегодня можно в великом множестве увидеть на любом российском телеканале.

"Очень отрицательно к этому отношусь. Молодежь смотрит только такие фильмы, им это кажется сейчас так просто - убить человека. Моральное качество падает у человека после просмотра таких фильмов. Это плохо, потому что подрастающее поколение, к сожалению, воспитывается именно на этих фильмах".

По мнению студентки Натальи Беловой, господство на экране фильмов, снятых на бандитские сюжеты, просто примета времени, и настоящий зритель разберется, какой фильм ему смотреть.

"То, что фильмы про бандитов, я отношусь как к данности, которые у нас по телевизору это показывают. Показывают много про бандитов, потому что народ это смотрит. Конечно, хотелось бы, чтобы кино было разнообразнее. Иногда показывают фильмы и другого плана. Если внимательно смотреть, можно найти много интересного. Если у человека есть какой-то закон внутри себя, что бы показывают по телевизору, сколько бы там ни стреляли, - он не пойдет стрелять".

Как считает кинокритик Валерий Бондаренко, насыщенность современных российских фильмов сценами жестокости и героями с богатым криминальным прошлым действительно знаковое явление.

"Понятно, что образы нарушителей закона, тех, кто шагает через границы, они во всех национальных кинематографиях были мифологичны, они держат драматургию фильма. К сожалению, становится нормой, все школьники играют в "Бригаду". Ощущение заколдованного царства, есть какие-то путы, где надо молодильной живой водой протереть глаза и увидеть, что кругом другой мир и есть вопросы, которые встают перед человеком, что все наши пляска вокруг криминала становятся мало уместными".

Чтобы на экран пришли настоящие герои и настоящие ценности, российское кино, по мнению Валерия Бондаренко, должно отображать в своих сюжетах светлые истории. Каким же должен быть в идеале современный российский фильм? Говорит Ирина Бородулина:

"Идеальный фильм - это фильм, показывающий сложности жизни и способы их преодоления. Главное - идеалы все-таки, для чего мы живем, смысл жизни".

В эфире Тюмень, Алекс Немиров: Шобосхон Давлятмамадов - старик, живший в городе Лянтор Сургутского района, 25-го ноября попрощался с семьей и уехал в неизвестном направлении. Не стал мириться с психологическим давлением, оказываемым сотрудниками милиции, и не смог смотреть, как семья будет продавать мебель, чтобы как-то прокормиться. Его сын - 35-летинй Игорь Давлятмамадов в начале ноября объявил голодовку в знак протеста против действий сотрудников правоохранительных органов Лянтора. Дело в том, что всей семье Давлятмамадовых, членами которой (кроме уже упомянутых отца и сына) являются мать, жена и дочь, стали угрожать депортацией за переделы Российской Федерации как незаконным мигрантам. В 1993-м году они были вывезены миссией Красного Креста из Душанбе, гражданская война в Таджикистане сделала их беженцами. В 94-м году взрослые члены семьи получили российское гражданство и работали в Лянторской городской больнице. А недавно во время очередного обращения в паспортно-визовую службу Лянторского ГУВД выяснилось, что отсутствуют заявления на получение российского гражданства, на основании которых были выданы вкладыши к паспортам. Давлятмамадовы считают, что документы утеряны, хотя, возможно, в милиции допустили оплошность. Это выяснит прокуратура. Паспортистка предложила оформить гражданство с нуля, как того требует новый закон. Давлятмамадовы, 9 лет считавшие себя гражданами России, естественно, отказались. Но поскольку "без бумажки человек - букашка", у семьи возникла масса проблем: отец не может оформить инвалидность, мать получить положенную добавку к пенсии, Игорь Давлятмамадов, работавший кардиологом, не может продлить лицензию на врачебную практику. Отношения накаляются день ото дня.

"Позвонил неизвестный и сказал, если я не прекращу морочить голову Худорожковой, начальнице паспортно-визовой службы, то у меня будут неприятности. И этот голос говорит: если ты поедешь в суд, то когда вернешься, ни твоей семьи, ничего не будет, а тебе вообще будет плохо. Но это я вам в цензурной форме рассказываю. Вообще, говорит, лучший выход для тебя - уехать отсюда".

Ночной шантаж приобрел вполне "цивилизованные" формы в кабинете начальника Лянторской милиции Сергея Чепака. Он пообещал Игорю Давлятмамадову "разрулить" ситуацию, если семья подаст документы на оформление российского гражданства, и дал полчаса на размышления. Мэр города Лянтор Владимир Шнайдер считает, что процедуры повторного документального получения российского гражданства не избежать, но в какой форме это произойдет - неизвестно. Семья и власти ждут ответа из Москвы от уполномоченного по правам человека при президенте Российской Федерации.

"Увэдешники признали свою ошибку - да, действительно мы виноваты, но сделать они по-другому не могут. То есть взять и каким-то образом сегодня выписать паспорта и сказать: вы - граждане, - они не могут. А на данный случай новый закон, вошедший в силу, гласит: паспорта должны быть изъяты, вкладыши уничтожены, люди депортированы".

После двух недель голодовки самочувствие Игоря Давлятмамадова резко ухудшилось, и он поддался уговорам матери, которая пообещала присоединиться, если сын не прекратит голодать. Но в отношении милиции и оформления гражданства его позиция осталась твердой. На всех комиссиях по урегулированию проблемы он заявлял о том, что на основании выданных документов является гражданином России.

"У меня есть убеждение (и, по Конституции, любой свое убеждение может иметь) - я гражданин, они - нет, и все. Я им начал читать главы Конституции, которые в отношении меня нарушены, не как гражданина, а как человека просто, реакция была страшнейшая: они улыбались, смеялись".

Согласно постановлению правительства России о квотировании количества иностранцев, получающих вид на российское гражданство, в 2003-м году в Тюменской области разрешение на временное проживание получат 8 тысяч человек. В Ханты-Мансийском округе, где расположен Лянтор, таких будет только тысяча. Вычтут ли из этой цифры пятерых Давлятмамадовых, или прибавят?

В эфире Саранск, Игорь Телин: Проблема наркомании стала одной из самых актуальных в молодежной среде Мордовии. По данным специалистов наркологического диспансера, количество потребляющих наркотики молодых в возрасте до 30-ти лет людей за весьма короткое время выросло в 17 раз. Динамика роста количества наркоманов Мордовии едва ли не самая высокая в России, и это не осталось без внимания даже в других регионах страны.

"Я отдыхал в "Орленке", есть такой международный лагерь, и спросил у моего вожатого, который был с Дальнего Востока, из Владивостока: ты знаешь нашу республику? Он ответил - это республика наркоманов, там даже студенты подрабатывают торговлей наркотиков. Не знаю, откуда слава такая у Мордовии, но этот факт меня очень удивил".

11-классник Антон - участник опроса, который провели в Саранске сотрудники республиканского молодежного центра. Результаты этого опроса удивили даже тех, кто его проводил. Как оказалось, 7% учащихся средних школ и профтехучилищ столицы Мордовии время от времени принимают наркотики, 30% имеют знакомых наркоманов, а 40% при желании могут свободно достать наркотики; по крайней мере, знают, где и к кому обратиться по поводу их приобретения. Еще год назад основные цифры аналогичного опроса были ровно в два раза меньше. Можно посчитать, что это, в первую очередь, обусловлено тем, что молодежь Саранска стала более откровенна в своих ответах. Отчасти. По заявлению начальника управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД Мордовии Евгения Гусева, все больше наркотиков поступает в республику. Причем из каждых десяти наркоманов восемь потребляют героин.

"Вдумайтесь в цифры: нашим управлением за этот год изъят 61 килограмм наркотических средств. Если в прошлых годах те наркоманы, которые задерживались нами, были определенного возраста - ранее судимые, пришедшие из мест лишения свободы, либо каким-то образом севшие на иглу и возраст их был в переделах 25-ти лет, то сейчас есть факты, когда задерживаются лица, подростки, возраст которых 15-16 лет и меньше".

Проблема наркомании в молодежной среде стоит весьма остро. Об этом часто и многословно говорят на различных совещаниях представители милиции, инспекции по делам несовершеннолетних, врачи и чиновники. Но, как это часто бывает, каждый решает при этом свои собственные задачи. Подростковый врач-нарколог из Саранска Людмила Спирина:

"Такое впечатление, что сложнее становится наркологическая ситуация в подростковой среде, тем менее мы становимся востребованными друг для друга. То есть вопросы взаимодействия очень сложно решаются".

При этом в Мордовии отсутствует какой-либо координационный центр по организации профилактики наркомании в молодежной среде. Нет и реальной программы по работе в этой направлении, признает сотрудник государственного комитета по делам молодежи в Мордовии Алексей Ратников:

"Сейчас работают практически те программы, где минимум финансовых средств. Года три-четыре назад, проводя проблемные игры среди учащихся профтехцикла, среди учащихся школ, что есть, что волнует в первую очередь, там были такие проблемы как трудоустройство дальнейшее, получение высшего образования, взаимоотношения учащихся с преподавателями и только потом выходили на преступность несовершеннолетнюю. Сейчас обязательно идет наркомания".

Пока чиновники говорят о проблеме наркомании и фиксируют данные опросов, продажи наркотиков в Мордовии увеличивается. Недавно милицией был задержан учитель физкультуры одной из средних школ Отяшевского района. Как выяснилось, физрук сам выращивал мак и продавал наркотик всем желающим, в том числе и ученикам.

В эфире Оренбург, Татьяна Морозова: В сентябре нынешнего года в трех скважинах Старосакмарского водозабора был обнаружен четыреххлористый углерод, канцерогенное вещество второго класса опасности. Скважины отключили, в октябре по той же причине отключили еще две и в ноябре еще три скважины, жителям дали воду с других водозаборов. С сентября и до сего дна виновник загрязнения не найден. Правда, пока по данным областного центра Госсанэпиднадзора в Оренбурге плохой водой никто не отравился. А вот в городе Орске, промышленном центре востока Оренбургской области без пострадавших не обошлось - в водопровод поселка Степной просочилась канализация. Водопроводные трубы пролежали в земле без замены более 20-ти лет, а над ними, как оказалось, несколько лет стояли сточные воды. Вот что рассказали журналисту Светлане Цветковой Ольга Громова, Лидия Таран и другие жители поселка, где в сентябре была вспышка кишечной инфекции:

"У меня болели дети, я сама болела. Мало того, что воды не было. Так потом нам еще предъявляют счет за оплату, не снимается это".

"У меня сын болел, рези в животе сильные были. Он сырую воду постоянно пьет. Я ругала его, но он пил сырую воду и вот болел".

"Трое суток внука рвало ужасно. Вот женщина стоит - вызывала "скорую помощь".

"Два дня подряд температура очень высокая была до сорока доходила. Очень много детей и в детской поликлинике, врачи ходили по домам, по квартирам, расспрашивали людей, кто как лечился. Все до одного почти, весь район, весь поселок все заболевали".

Жители поселка считают, что болели очень многие, но официальной статистики в Орске получить не удалось. Областной центр Госсанэпиднадзора в информации не отказал. По данным сотрудницы центра Ирины Якубович, диагноз "дизентерия" и "кишечная инфекция" был поставлен 17-ти жителям поселка Степной в Орске. После случившегося власти города как-то нашли три миллиона рублей и заменили 1100 метров водопроводных труб. Но средства эти были взяты из тех, что поступили из областного бюджета на покрытие льгот орским ветеранам, а не из целевого финансирования областной программы "Вода питьевая", как положено. Программа эта была разработана еще в 1995-м году, о необходимости ее введения и финансирования говорили много, долго и безрезультатно. В 99-м году программа была принята частично, для 13-ти городов и одного районного центра Оренбургской области. Но целевого финансирования не было ни рубля. В октябре 2002-го года уже областную программу "Вода питьевая" с учетом и сельскохозяйственного водоснабжения приняли депутаты областного Законодательного собрания, но как она будет реализовываться - опять неясно, поскольку финансирование программы в бюджете 2003-го года не предусмотрено. Так что ситуации, о которых мы рассказали, могут повториться в Оренбургской области, где угодно и когда угодно.

В эфире Чебоксары, Дмитрий Лишнев: Три года назад в Чебоксарах развернула деятельность дотоле мало кому знакомая фирма "Энерджен". Занималась широко известная и солидная, если верить рекламе, фирма многоуровневым сетевым маркетингом, суть которого сводилась к собиранию вступительных взносов со вновь принимаемых работников и распределение этих денег так, что часть из них доставалась тем работникам фирмы, которым удалось привлечь новичков. От имени и по договору с фирмой "Энерджен" в Чувашии работала некая, незадолго до того зарегистрированная организация Потребительское общество "Лидер плюс", руководил же всем делом некий Василий Немцов из Нижнего Новгорода. Татьяна Кирьянова - одна из тех двух с лишним тысяч человек, которые согласились, как это было названо, "работать" в фирме "Энерджен". Вот ее рассказ.

"Пригласили меня, так как я не работала, знакомые решили помочь. Когда я задавала вопросы - а что конкретно делать, мне говорили: вот придешь, тебе там все расскажут. Пришли мы туда, меня стали обрабатывать со всех сторон и мои знакомые, и которые непосредственно представители, они в черных костюмах. Когда я сказала, что мне одного часа не хватит, чтобы принести деньги, они сказали: ничего, мы машину вам дадим, мы вас туда свозим и обратно. Был такой момент - отказаться, я не могла, руки отдавали мои деньги, переписывали номера. Я не могла сказать, мозги говорили: что ты делаешь, ведь это последние твои деньги. Я не могла сказать, как в замедленном кино это было".

"Кто сказал, что все ваши вложения должны вам вернуться с прибылью?" - задала мне в разговоре вопрос Ирина Андреева, та женщина, что была одним из самых успешных маркетинг-консультантов фирмы "Энерджен" в Чебоксарах. По ее словам, она не хочет вспоминать о прошлой работе на эту фирму. Однако Ирина не отрицает, что занимаясь во имя и на благо фирмы "Энерджен" многоуровневым сетевым маркетингом, а именно так работники потребительского общества "Лидер плюс" постоянно называли свою деятельность, она, Ирина Андреева, многое приобрела. Во всяком случае, раньше она никогда не держала в руках таких больших денег. Сотрудники управления по борьбе с организованной преступностью, расследующие дело, возбужденное по заявлениям бывших работников фирма "Энерджен", которые в отличие от Ирины Андреевой ничего не приобрели, а только лишь потеряли, предполагают, что совокупность деяний организаторов деятельности по сбору взносов будет, в конце концов, названо по суду мошенничеством. Вот только станет ли это уроком для других граждан? Очевидно, отсутствие у других граждан специфического иммунитета и умения распознавать жуликов играет решающую роль в реализации все более и более изощренных способов сравнительно честного отъема денег.

"Народ в Чувашии небогатый, просто из-за того, что нет возможности зарабатывать обыкновенным путем, люди идут на другие крайности. Лишь бы как-то зарабатывать деньги на жизнь. И они идут, можно сказать, по головам своих же друзей".

В эфире Новосибирск, Андрей Касьянов: В преддверии губернаторских выборов, которые должны состояться в городе через год, политтехнологи уже сегодня начали отработку будущих акций. На страницах газеты "Версия в Новосибирске" была опубликована совсем небольшая, но многоговорящая заметка под заголовком "Новосибирские геи дружат с чеченцами". Смысл ее, если в данном случае вообще можно говорить о каком-то смысле, сводится к тому, что журналиста газеты "Коммерсант Сибирь" Дмитрия Виноградова представили как гомосексуалиста, предпочитающего "властных и горячих кавказцев". Вдобавок ко всему, чтобы привлечь внимание читателя, после приманки авторы не постеснялись поэксплуатировать трагедию "Норд-Оста", дескать, факт этот стал гласностью после обыска в том самом соседнем контролируемом чеченцами гей-клубе. Словом, несмотря на скромный объем заметки, собрали в ней все, что могли. Привязали по трем пунктам: и незажившая еще боль трагедии, и национальная неприязнь, и традиционная нелюбовь населения к сексуальным меньшинствам. На большее, видимо, фантазии уже не хватило. Это - не первое абсурдное обвинение, звучавшее со страниц "Новосибирской версии", досталось многим, но чтобы так открыто оплевали не политического деятеля, не чиновника, к чему уже, впрочем, все привыкли, а своего брата-журналиста, это, пожалуй, случилось впервые. Игорь Патрушев, независимый политический обозреватель:

"Это просто элемент грязной пиар-технологии, примененный уже к журналисту. А поскольку до выборов остался один год, то, понятно, что идет "отстрел" значимых и неугодных журналистов, о которых уже есть определенная оценка, какую роль он может сыграть в будущих избирательных процессах".

И дело не в том, что журналисты относятся к особой касте, которую трогать ни в коем случае нельзя, вовсе нет, просто из всех упомянутых персонажей они относятся к самым незащищенным. Даже собственное руководство предпочитает в таких случаях отмалчиваться. Не вступаясь за честь своих работников, мало ли, вдруг потеряешь выгодного политзаказчика. Да и отношение к журналисту скорее как к расходному материалу - уйдет этот, придет на его место другой. Жанна Костина, еженедельник "Честное слово":

"У нас очень сильный разрыв между руководством, учредителем и журналистским коллективом. Журналисты уходят из одного издания, переходят в другое. Если бы они работали лет по десть в одном месте, тогда, может быть, и отношение было бы другое".

Несмотря на то, что под открытым письмом Дмитрия Виноградова в редакцию "Версии" подписалось свыше 50-ти коллег, более открыто выступить решились лишь единицы. Дмитрий Виноградов:

"Сложившаяся политика двойной морали, она позволяет в кулуарах внутри журналистского сообщества это обсуждать, выражать свою точку зрения и подписываться под ней, но вот выносить на суд общественности через газетные полосы, через эфир, с этим уже сложнее, потому что тогда нарушается грань между официальной позицией и неофициальной".

Дмитрий не обвиняет собратьев по перу:

"Естественно, что большинство журналистов на это не пойдет никогда. Понятно, что человек, который давно в журналистике работает и собирается дальше в ней работать, который хочет, приходя на местные мероприятия, быть в состоянии смотреть в глаза своим коллегам и понимать, что о нем будут за глаза говорить, что он замешан в таких вещах, нормальный человек, нормальный журналист, профессионал он на такое не пойдет никогда".

Свое обращение он рассматривает скорее как предупреждение, подчеркивая тем самым, что завтра на его месте может оказаться любой из них. Вот только чем ближе к выборам, тем грязнее и грязнее будут методы.

В эфире Саратов, Ольга Бакуткина: Литературный журнал "Волга", прекративший свое существование два года назад, вновь будет печататься в Саратове. Средства для этого выделяются областным правительством по рекомендации вице-премьера Валентины Матвиенко. Трудно с точки зрения логики объяснить, почему эти деньги не нашлись для поддержки авторитетного издания, лауреата Букеровской премии в 2000-м году, когда редакция "Волги" обращалась за помощью во все инстанции. Так или иначе, финансовый вопрос решен. Говорит министр информации и печати областного правительства Игорь Никифоров:

"Как это ни странно прозвучит, но вопрос денег здесь оказался не первым. Мы готовы выпустить журнал в течение трех недель, вопрос в содержании журнала".

Концепция журнала разрабатывается на заседании оргкомитета, в который вошли саратовские писатели, журналисты и представители власти. Мнения о содержании будущего журнала разошлись сразу. Редактор областной газеты "Саратовские вести" Татьяна Артемова заняла жесткую позицию:

"Журнал, наверное, нужен, но он нужен как стартовая площадка для молодых талантов, которые не имеют денег, чтобы напечататься в московских изданиях. Но никак не для тех, кто уже по 30, 40 и 50 лет пишет. Это самовыражение уже никому не нужно. Мне, например, это очевидно, я такой журнал читать не буду".

Редактор общественно-политического журнала Алексей Колобродов скептически относится к самой идее существования сегодня толстого литературного журнала.

"То, что пытаются сделать сейчас, это все явно насильственно. В последние годы у меня мысль такая появилась, что молодежи и нечего тешить себя иллюзиями по поводу написания стихов, по прозы и так далее. Потому что людей, стихи, которые чего-то достойны и рождаются два-три в столетие, для России можно повысить - 5-6, все остальное сублитературная жизнь, которая мало кого кроме специалистов интересует. И оттого что ее в одном месте убывает, а в другом, возможно, прибудет, я не думаю, что литература существенно выиграет".

Не верит в будущее новой "Волги" и редактор прежнего издания Сергей Боровиков.

"Тираж "Знамени" пять с половиной тысяч, а был 900. Это о чем-то говорит. Причины очень глубокие, неоднозначные. Это закон маятника. Было время, когда незаслуженно толстые журналы всем на свете были, оттуда все узнавали, верили, а потом они стали никому вообще не нужны".

Так нужен или нет литературный журнал сегодня? Ответ на этот вопрос дает читатель со стажем Евгения Михайлова:

"Я, например, изначально очень по толстым журналам скучаю, и я их выписывала до самого последнего момента, пока они хоть как-то выходили. Если говорить конкретно о журнале "Волга", мне был бы нужен журнал "Волга", но в том виде, как он начала выходить с года 87-го, когда его выписывала вся страна, когда это стал действительно литературный журнал, а не рупор ЦК КПСС. Если он может сегодня реанимироваться в таком виде, то он нужен".

Литературные журналы для поколения 70-х были глотком свободы, в 80-е годы та же "Волга" подарила читателям прозу Платонова и Булгакова. Сегодня книжный рынок перенасыщен, но по-прежнему не хватает хорошей литературы. А для непосвященного читателя она теряется в залежах глянцевой макулатуры. Возможно, возрожденный журнал "Волга" станет путеводителем по литературному миру, откроет новые имена поэтов и прозаиков. А, может быть, исчезнет с прилавков книжных магазинов и киосков, как только властные структуры потеряют к нему интерес, отчитавшись о проделанной работе перед вышестоящим начальством.

В эфире Астрахань, Владимир Паньков: Астраханский поэт Борис Свердлов торгует книгами и учебниками, а на заработанные деньги издает классику, молодых писателей и привозит литературу для детских домов. Уже 11 лет Борис Свердлов возглавляет астраханское издательство "Форзац". Впрочем, продавать его фирме приходится в основном привозную литературу из Москвы, и, прежде всего, учебники. Но и торгуя литературой, Борис Свердлов старается воздействовать на покупателей, привить им любовь к поэзии. На книжных полках магазина "Форзац" среди детективов и женских романов всегда можно найти поэзию, классику, а чтобы расширить число почитателей поэзии и настоящей литературы, Борис Свердлов устраивает литературные чтения, как в Астрахани, так и в селах области.

"Лет, наверное, 9-10 мы молчали, сейчас связываемся с районами, договариваемся и устраиваем не недели литературы, но, по крайней мере, дни литературы, два дня, например. Едем по школам, по училищам, заодно смотрим молодых, ищем таланты".

И, конечно, главным своим делом Борис Свердлов считает книгоиздательство. Его издательство публикует в основном некоммерческую литературу - классику, неизвестных начинающих авторов, прежде всего астраханцев. И хотя тиражи этих книг небольшие, иногда всего по тысяче экземпляров, Борис Свердлов верит, что русская литература жива.

"Пока провинция жива, жива литература провинциальная, она не провинциальная, она российская литература, она является основой основ. Пока она жива, пока пишут настоящие писатели, литература будет, будет и классика".

Борис Свердлов написал шесть сборников стихов. Он пишет о любви и о родном городе.
"Всю как есть, мою святую Русь
Вобрало единственное слово,
Если в этом мире повторюсь,
Повторюсь я в Астрахани снова".

XS
SM
MD
LG